авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РЕКОНСТРУКТИВНОЙ И ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЙ ХИРУРГИИ» СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ МЕДИЦИНСКИХ ...»

-- [ Страница 3 ] --

101  В 1 год после операции уровень объема сгибания в области оперированного плечевого сустава в ОГ статистически незначимо улучшился, по сравнению с 6 месяцами после операции (таблица 13), однако в ГКС отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,000293) увеличение объема сгибания в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком (6 месяцев) после опера ции, который составил в среднем 114,41 ± 3,11° (медиана – 115°, квартили – 100° и 115° соответственно), при этом различия в объеме сгибания в 1 год после опе рации в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязан ных групп р = 0,00434).

Таблица 13 – Определение различий в исследуемых группах пациентов по критерию «Сгибание», ° (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 93,97 ± 7,15 94,70 ± 8,65 0, 3 месяца после операции 110,29 ± 5,64* 90,29 ± 4,11* 0, 6 месяцев после операции 117,94 ± 3,14* 99,41 ± 5,98* 0, 1 год после операции 120* 114,41 ± 3,11* 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Таким образом, использование в технике операции перемещения несвобод ного аутотрансплантата (техника Бристоу) приводит хоть и к минимальным, но к необратимым изменениям биомеханики плечевого сустава и находит отражение в статистически значимом ограничении сгибания в плечевом суставе в срок 3 меся ца после операции. В то же время в последующие сроки наблюдения очевидно увеличение объема движений, но оно статистически значимо менее динамично, в сравнении с авторской методикой операции. В свою очередь использование в ОГ свободного аутотрансплантата позволяет совершать полный объем сгибания в плечевом суставе (норма – 120°, с участием лопатки) за счет восстановления кон груэнтности суставной поверхности лопатки, что наглядно подтверждается уже с 3 месяцев после операции.

102  Разгибание плеча В 3 месяца после операции как в ОГ, так и в ГКС (рисунок 43) отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,002611 и р = 0,000352 соот ветственно) уменьшение объема разгибания в плечевом суставе, в сравнении с исходным уровнем. При этом различия в объеме разгибания в 3 месяца после опе рации в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни, р = 0,025168).

В срок наблюдения 6 месяцев после операции как в ОГ, так и в ГКС отмеча ется увеличение объема разгибания в плечевом суставе, по сравнению со сроком 3 месяца после операции (таблица 14). В ОГ среднее значение составило 50,88 ± 3,49° (медиана – 50°, квартили – 50° и 55° соответственно). В свою оче редь в ГКС среднее значение составило 40,58 ± 4,87° (медиана – 40°, квартили – 35° и 45° соответственно). Различия в объеме разгибания в срок наблюдения 6 ме сяцев после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп р = 0,000069).





В срок наблюдения 1 год после операции сохранялась статистически значи мая положительная динамика в объеме разгибания как в ОГ, так и в ГКС, по срав нению с предыдущим сроком (6 месяцев) (критерий Вилкоксона, р = 0,000655 и р = 0,000293 соответственно). В ОГ среднее значение составило 56,76 ± 3,04° (ме диана – 55°, квартили – 55° и 60° соответственно), в ГКС среднее значение соста вило 51,17 ± 4,77° (медиана – 50°, квартили – 45° и 55° соответственно). При этом следует отметить, что различия в объеме разгибания в срок наблюдения 1 год по сле операции в обеих исследуемых группах статистически достоверны (критерий Манна – Уитни, р = 0,004999).

103  Диаграмма объема движ ения в плечевом суставе (разгибание) Таблица данных156 8v*34c Median;

Box: 25%-75%;

Whisker: Non-Outlier Range Объем движения, градусы разгибание до операции (ОГ) разгибание до операции (ГКС) разгибание 3 месяца (ОГ) разгибание3 месяца (ГКС) разгибание 6 месяцев (ОГ) разгибание 6 месяцев (ГКС) разгибание 1 год (ОГ) разгибание 1 год (ГКС) Median 25%-75% Non-Outlier Range Outliers Extremes Рисунок 43 – Диаграмма объема движения в оперированном плечевом суставе (разги бание) в ОГ и ГКС после операции.

Таблица 14 – Определение различий в исследуемых группах пациентов по критерию «Разгибание», ° (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 47,35 ± 5,12 48,82 ± 5,22 0, 3 месяца после операции 38,52 ± 7,45* 27,05 ± 7,3* 0, 6 месяцев после операции 50,88 ± 3,49* 40,58 ± 4,87* 0, 1 год после операции 56,76 ± 3,04* 51,17 ± 4,77* 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Приведенная количественная динамика данного вида движений в плечевом суставе говорит о том, что оперативное вмешательство на плечевом суставе в ОГ 104  и ГКС приводит к похожим ограничениям за счет наличия послеоперационного рубца по передней поверхности сустава. Но статистически достоверные различия не в пользу методики Бристоу возможно объяснить тем, что естественное пере растяжение перемещенного несвободного аутотрансплантата при разгибании вы зывает усиленную болевую афферентацию с него и вынужденное щажение верх ней конечности.

Отведение плеча В 3 месяца после операции в ОГ, как видно из рисунка 44, отмечается ста тистически значимое (критерий Вилкоксона для связанных групп, р = 0,007170) увеличение отведения в плечевом суставе, по сравнению с исходным уровнем (в среднем – 103,23 ± 5,98°, медиана – 105°, квартили – 100° и 110° соответственно).

В ГКС отмечается статистически значимое (р = 0,002648) уменьшение отведения, по сравнению с исходным уровнем (в среднем – 85,88 ± 5,74°, медиана – 85°, квартили – 80° и 90° соответственно). Различия объема отведения в срок 3 месяца после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп р = 0,007210).





Как видно из приведенной диаграммы, в срок 6 месяцев после операции в ОГ отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона для связанных групп, р = 0,000599) увеличение объема отведения в плечевом суставе, по сравне нию с предыдущим сроком (3 месяца) при среднем значении 113,82 ± 4,32° (меди ана – 115°, квартили – 110° и 120° соответственно). В ГКС отмечается статистиче ски значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,000293) увеличение объема отведения в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком обследования (3 месяца) (в среднем – 95,00 ± 4,11°, медиана – 95°, квартили – 90° и 100° соответственно).

Различия в показателях объема отведения в срок 6 месяцев после операции в ис следуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,003977).

105  Диаграмма объема движ ений в плечевом суставе (отведение) Таблица данных63 8v*34c Median;

Box: 25%-75%;

Whisker: Non-Outlier Range Объем движения, градусы отведение до операции (ОГ) отведение до операции (ГКС) отведение 3 месяца (ОГ) отведение 3 месяца (ГКС) отведение 6 месяцев (ОГ) отведение 6 месяцев (ГКС) отведение 1 год (ОГ) отведение 1 год (ГКС) Median 25%-75% Non-Outlier Range Outliers Extremes Рисунок 44 – Диаграмма объема движения в оперированном плечевом суставе (отве дения) в ОГ и ГКС после операции.

Через 1 год после операции уровень объема отведения в области опериро ванного плечевого сустава в ОГ статистически значимо (критерий Вилкоксона, р = 0,002218) улучшился, по сравнению с аналогичным показателем через 6 меся цев после операции (таблица 15) и составил в среднем 118,82 ± 2,07° (медиана – 120°, квартили – 120° и 120° соответственно). В ГКС также отмечается статисти чески значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,000293) увеличение объема отведе ния в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком (6 месяцев) после операции (в среднем – 112,05 ± 6,05°, медиана – 115°, квартили – 110° и 120° со ответственно), при этом различия в объеме отведения через 1 год после операции в исследуемых группах незначимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,070587).

106  Таблица 15 – Определения различия в исследуемых группах пациентов по критерию «Отведение», ° (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 94,41 ± 8,85 96,47 ± 10,20 0, 3 месяца после операции 103,23 ± 5,98* 85,88 ± 5,74* 0, 6 месяцев после операции 113,82 ± 4,32* 95,00 ± 4,11* 0, 1 год после операции 118,82 ± 2,07 112,05 ± 6,05 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Таким образом, использование в технике операции перемещение свободно го аутотрансплантата (ОГ) не приводит к нарушению отведения в плечевом су ставе, в то время как использование несвободной костной пластики (ГКС) приво дит к изменению биомеханики в плечевом суставе, однако к 1-му году после опе рации мы наблюдаем адаптацию сухожильно-мышечного окружения, которое приводит к восстановлению объема движения.

Приведение плеча При оценке объема приведения оперированной верхней конечности в обеих группах во все сроки контрольного осмотра медиана составляла 10° (норма – 10°).

Статистических отличий в связанных и несвязанных группах мы не получили (р 0,05).

Наружная ротация плеча Через 3 месяца после операции в ОГ, как видно из рисунка 45, нет досто верных различий (критерий Вилкоксона для связанных групп, р = 0,937473) в уве личении наружной ротации в плечевом суставе, по сравнению с исходным уров нем (в среднем – 13,52 ± 4,49°, медиана – 15°, квартили – 10° и 15° соответствен но). В ГКС отмечается статистически значимое (р = 0,000438) увеличение наруж ной ротации, по сравнению с исходным уровнем (в среднем – 32,94 ± 4,53°, меди ана – 35°, квартили – 30° и 35° соответственно). Различия объема наружной рота 107  ции через 3 месяца после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000001).

Диаграмма объема движ ений в плечевом суставе (наруж ная ротация) Таблица данных31 8v*34c Median;

Box: 25%-75%;

Whisker: Non-Outlier Range Объем движения, градусы наружняя ротация 3 месяца (ОГ) наружняя ротация 3 месяца (ГКС) наружняя ротация 6 месяцев (ОГ) наружняя ротация 6 месяцев (ГКС) наружняя ротация 1 год (ОГ) наружняя ротация 1 год (ГКС) основная группа группа клинического сравнения Median 25%-75% Non-Outlier Range Outliers Extremes Рисунок 45 – Диаграмма объема движения в оперированном плечевом суставе (наружная ротация) в ОГ и ГКС после операции.

Как видно из приведенной выше диаграммы, через 6 месяцев после опера ции в ОГ отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона для связан ных групп, р = 0,000293) увеличение объема наружной ротации в плечевом суста ве, по сравнению с предыдущим сроком (3 месяца) при среднем значении 27,64 ± 6,02° (медиана – 30°, квартили – 20° и 35° соответственно). В ГКС отмеча ется статистически значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,000655) увеличение объема наружной ротации в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сро ком обследования (3 месяца) (в среднем – 46,76 ± 5,60°, медиана – 45°, квартили – 45° и 55° соответственно). Различия в показателях объема наружной ротации че 108  рез 6 месяцев после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000002).

Через 1 год после операции уровень объема наружной ротации в области оперированного плечевого сустава в ОГ статистически значимо (критерий Вил коксона, р = 0,000293) улучшился, по сравнению с аналогичным показателем че рез 6 месяцев после операции (таблица 16) и составил в среднем 38,82 ± 6,67° (медиана – 40°, квартили – 35° и 45° соответственно). В ГКС также отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,000293) увеличение объема наружной ротации в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком ( месяцев) после операции (в среднем – 56,47 ± 3,32°, медиана – 55°, квартили – 55° и 60° соответственно), при этом различия в объеме наружной ротации в 1 год по сле операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для не связанных групп, р = 0,000002).

Таблица 16 – Определения различия в исследуемых группах пациентов по критерию «Наружная ротация», ° (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 13,52 ± 5,50 12,35 ± 5,70 0, 3 месяца после операции 13,52 ± 4,49* 32,94 ± 4,53* 0, 6 месяцев после операции 27,64 ± 6,02* 46,76 ± 5,60* 0, 1 год после операции 38,82 ± 6,67* 56,47 ± 3,32* 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Ограничение исходной наружной ротации в плечевом суставе в обеих груп пах можно объяснить «чувством страха» и «ощущением подвывиха» в плечевом суставе. В послеоперационном периоде в ОГ, где применялся способ костной пла стики с использованием свободного аутотрансплантата, наблюдается сохранение ограничения наружной ротации, при движении оперированной верхней конечно сти подлопаточная мышца плотно соприкасается с костным блоком, что за счет афферентной защиты ограничивает движение.

109  Внутренняя ротация плеча Через 3 месяца после операции в ОГ, как видно из рисунка 46, отмечается статистически незначимое Вилкоксона для связанных групп, (критерий р = 0,518047) снижение внутренней ротации в плечевом суставе, по сравнению с исходным уровнем (в среднем – 76,17 ± 6,96°, медиана – 75°, квартили – 75° и 80° соответственно). В ГКС также отмечается статистически незначимое (р = 0,534926) уменьшение внутренней ротации, по сравнению с исходным уров нем (в среднем – 75,29 ± 6,95°, медиана – 75°, квартили – 70° и 80° соответствен но). Различия объема сгибания через 3 месяца после операции в исследуемых группах незначимы Манна – Уитни для несвязанных групп, (критерий р = 0,535269).

Диаграмма объема движ ений в плечевом суставе (внутренняя ротация) Таблица данных3 8v*34c Median;

Box: 25%-75%;

Whisker: Non-Outlier Range Объем движения, градусы внутренняя ротация (ОГ) внутренняя ротация (ГКС) внутренняя ротация 3 месяца(ОГ) внутренняя ротация 3 месяца (ГКС) внутренняя ротация 6 месяцев (ОГ) внутренняя ротация 6 месяцев (ГКС) внутренняя ротация 1 год (ОГ) внутренняя ротация 1 год (ГКС) Median 25%-75% Non-Outlier Range Outliers Extremes Рисунок 46 – Диаграмма объема движения в оперированном плечевом суставе (внут ренняя ротация плеча) в ОГ и ГКС после операции.

110  Как видно из приведенной выше диаграммы, через 6 месяцев после опера ции в ОГ отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона для связан ных групп, р = 0,000655) увеличение объема внутренней ротации верхней конеч ности в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком (3 месяца) при среднем значении 81,76 ± 6,10° (медиана – 80°, квартили – 80° и 85° соответ ственно). В ГКС отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона, р = 0,001474) увеличение объема внутренней ротации верхней конечности в пле чевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком обследования (3 месяца) (в среднем – 80,29 ± 6,72°, медиана – 80°, квартили – 80° и 80° соответственно), при этом различия в показателях объема внутренней ротации верхней конечности че рез 6 месяцев после операции в исследуемых группах незначимы (критерий Ман на – Уитни для несвязанных групп, р = 0,480131).

Через 1 год после операции уровень объема внутренней ротации верхней конечности в области оперированного плечевого сустава в ОГ и в ГКС статисти чески значимо улучшился (таблица 17), по сравнению с аналогичным показателем через 6 месяцев после операции (критерий Вилкоксона, р = 0,000982 и р = 0,000655 соответственно). В ОГ средний показатель составил 86,17 ± 4,51° (медиана – 85°, квартили – 85° и 90° соответственно), в ГКС – 86,17 ± 4,51° (ме диана – 85°, квартили – 85° и 90° соответственно), различия в исследуемых груп пах незначимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,876825).

Таблица 17 – Определения различия в исследуемых группах пациентов по критерию «Внутренняя ротация», ° (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 77,35 ± 7,09 76,76 ± 10,29 0, 3 месяца после операции 76,17 ± 6,96 75,29 ± 6,95 0, 6 месяцев после операции 81,76 ± 6,10 80,29 ± 6,72 0, 1 год после операции 86,17 ± 4,51 86,17 ± 4,51 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Таким образом, мы вынуждены констатировать, что по объему внутренней ротации верхней конечности в плечевом суставе статистически значимых разли 111  чий не обнаружено. В связи с этим результаты применения свободной костной пластики дефекта суставной поверхности лопатки из гребня подвздошной кости по отношению «риск / польза» аналогичны известному методу Бристоу.

Анализ функционального результата лечения пациентов по шкале DASH Через 3 месяца после операции в обеих группах, как видно из рисунка 47, отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона для связанных групп, р = 0,000293 в обеих группах) улучшение функциональных результатов в опери рованной верхней конечности, по сравнению с исходным уровнем (ОГ: в сред нем – 12,41 ± 3,67 баллов, медиана – 12 баллов, квартили – 11 и 15 баллов соот ветственно;

ГКС: в среднем – 31,0 ± 6,08 баллов, медиана – 31 баллов, квартили – 27 и 35 баллов соответственно). Различия по функциональному результату по шкале DASH через 3 месяца после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000001).

Диаграмма функциональных результатов по шкале DASH Таблица данных16 8v*34c Median;

Box: 25%-75%;

Whisker: Non-Outlier Range результаты, баллы Функциональные DASH (ГКС) DASH 3 месяца (ОГ) DASH 3 месяца (ГКС) DASH 6 месяцев (ОГ) DASH 6 месяцев (ГКС) DASH 1 год (ОГ) DASH 1 год (ГКС) DASH (ОГ) Median 25%-75% Non-Outlier Range Outliers Extremes Рисунок 47 – Диаграмма функциональных результатов по шкале DASH в ОГ и ГКС по сле операции.

112  Как видно из приведенной выше диаграммы, через 6 месяцев в обеих груп пах отмечается статистически значимое (критерий Вилкоксона для связанных групп, р = 0,000293 в двух группах) улучшение функциональных результатов верхней конечности в плечевом суставе, по сравнению с предыдущим сроком (3 месяца) при среднем значении в ОГ 7,88 ± 3,55 баллов (медиана – 8 баллов, квартили – 5 и 10 баллов соответственно), в ГКС – 18,0 ± 3,79 баллов (медиана – 18 баллов, квартили – 15 и 21 балл соответственно). Различия в показателях функциональные результаты через 6 месяцев после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000001).

Через 1 год после операции функциональный результат оперированной верхней конечности в обеих группах статистически значимо (критерий Вилкоксо на, р = 0,000293 и р = 0,004854 в ОГ и ГКС соответственно) улучшился, по срав нению с аналогичным показателем через 6 месяцев после операции (таблица 18), и составил в среднем в ОГ 3,29 ± 3,29 баллов (медиана – 2 балла, квартили – 1 и 4 балла соответственно), в ГКС – 12,7 ± 11,75 баллов (медиана – 10 баллов, квар тили – 8 и 12 баллов соответственно), при этом различия в функциональных ре зультатах через 1 год после операции в исследуемых группах значимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000065).

Таблица 18 – Определение различий в исследуемых группах пациентов по функцио нальной оценке DASH, баллы (M ± m) Критерии ОГ (n = 17) ГКС (n = 17) р До операции 71,35 ± 10,06 73,58 ± 10,19 0, 3 месяца после операции 12,41 ± 3,67* 31,0 ± 6,08* 0, 6 месяцев после операции 7,88 ± 3,55* 18,0 ± 3,79* 0, 1 год после операции 3,29 ± 3,29* 12,7 ± 11,75* 0, Примечание: p – достоверность различий между группами;

* – достоверность различий ОГ и ГКС (р 0,05).

Таким образом, шкала DASH позволяет оценить социальную интеграцию пациентов к повседневной жизни в послеоперационном периоде. Так, в ОГ во все сроки наблюдения прослеживаются лучшие результаты (при р 0,05): по сравне 113  нию с аналогичным показателем через 3 месяца – на 18,59 баллов, через 6 меся цев – на 10,12 баллов, через 1 год – на 9,41 баллов. На наш взгляд, адаптация па циентов к повседневной жизни включает не только восстановление объема дви жения в плечевом суставе, но и функциональной возможности всей верхней ко нечности, и уровень дискомфорта в области оперативного вмешательства. Как по казала оценка результатов шкалы, пациенты, оперированные предлагаемым но вым хирургическим методом, более адаптированы к повседневной жизни.

6.3. Рентгенологические результаты хирургического лечения Результаты хирургического лечения оценивали по стандартным рентгено граммам в двух проекциях через 3 месяца после операции и МСКТ с 3D реконструкцией через 6 месяцев после операции. Все снимки были оценены вра чом-рентгенологом, и была констатирована консолидация аутотрансплантата (ри сунок 48).

А Б Рисунок 48 – Мультиспиральная компьютерная томография с 3D-реконструкцией су ставной поверхности лопатки на примере пациента К. основной группы:

А – до операции;

Б – после операции.

В случае применения предлагаемого хирургического метода лечения консо лидированный аутотрансплантат, по данным МСКТ, позволил восстановить кон 114  груэнтность суставной поверхности лопатки на месте костного дефекта (рису нок 49) в среднем с 18,24 ± 4,24 % до 0,37 ± 0,59 % (медиана – 0 %, квартили – 0 % и 1,8 % соответственно) после операции. В случае применения в ГКС несво бодной костной пластики дефекта суставной поверхности лопатки в среднем с 18,26 ± 3,66 % до 9,91 ± 4,72 % (медиана – 9,1 %, квартили – 2,5 % и 22,8 % соот ветственно) после операции. Различия по восстановлению костного дефекта зна чимы (критерий Манна – Уитни для несвязанных групп, р = 0,000065).

Рисунок 49 – Медиана, интерквантильный размах и диапазон распределения процента костного дефекта суставной поверхности лопатки у пациентов в сравни ваемых группах до и после операции.

Таким образом, применение свободной костной пластики из гребня под вздошной кости позволяет восстановить утраченную площадь впадины лопатки более чем 15 % от общей площади.

115  6.4. Ошибки и осложнения хирургического лечения 1 пациент (2,9 %) из группы клинического сравнения спустя 6 месяцев по сле операции во время балансирования грузового колеса (основная работа) при резком сгибании в локтевом суставе в оперированной верхней конечности почув ствовал резкую боль в области плечевого сустава. На следующий день обратился в поликлинику ФГБУ «НЦРВХ» СО РАМН на консультацию. Выполнена рентге нография плечевого сустава, обнаружен перелом аутотрансплантата из зоны де фекта суставной поверхности лопатки. Пациент был исключен из дальнейшего клинического исследования и был оперирован в клинике ФГБУ «НЦРВХ» СО РАМН в плановом порядке.

У 1 пациента (2,9 %) в группе клинического сравнения на 1-е сутки после операции наблюдалось кровотечение из послеоперационной раны. Взят по экс тренным показаниям в операционную, где выполнена операция: ревизия после операционной раны, гемостаз. Интраоперационно обнаружено продолжающееся кровотечение из веточки дельтовидной мышцы, выполнен гемостаз. В дальней шем послеоперационная рана зажила первичным натяжением, без признаков вос паления. Пациент выписан из стационара на 9-е сутки с рекомендациями. На дальнейший исход лечения этот эпизод не повлиял.

Заключение В данной главе представлены результаты исследования хирургического ле чения предлагаемым методом, в сравнении с традиционным методом лечения.

При оценке соотношения пары показателей «длительность вмешательства – объем интра- и послеоперационной кровопотери» следует отметить, что увеличение длительности вмешательства и объема кровопотери статистически незначимо от личается от аналогичного при традиционном методе лечения и, кроме того, оно нашло свое отражение в уровне болевого синдрома в области оперативного вме шательства. Данные свидетельствуют о том, что в ГКС уровень послеоперацион 116  ного болевого синдрома в области оперативного вмешательства статистически значимо выше, чем в ОГ в 1-е сутки после операции. По мере отдаления сроков наблюдения нами выявлены следующие закономерности: уровень боли, по дан ным ВАШ, в обеих группах снижается, но в ОГ наблюдается более ранняя благо приятная динамика при статистической достоверности различий, а финальная оценка в срок 1 год после операции показала преимущество авторского метода над контрольным без достоверных различий. Кроме того, длительность болевого синдрома в области забора аутотрансплантата в ОГ составила в среднем 3,76 ± 1,34 дня и могла повлиять на показатель длительности нахождения в ста ционаре. Несмотря на это, мы не нашли достоверных различий в сроках пребыва ния пациентов на стационарном лечении, которые составили в обеих группах от до 9 дней.

Динамика объема отдельных видов движений в плечевом суставе также имела некоторые закономерности: так, использование в технике операции пере мещения несвободного аутотрансплантата (техника Бристоу) приводит хоть и к минимальным, но к необратимым изменениям биомеханики плечевого сустава и находит отражение в статистически значимом ограничении сгибания в плечевом суставе в срок 3 месяца после операции. В то же время в последующие сроки наблюдения очевидно увеличение объема движений, которое, однако, является статистически значимо менее динамичным, в сравнении таковым при использова нии авторской методики операции. В свою очередь использование в ОГ свободно го аутотрансплантата позволяет совершать полный объем сгибания в плечевом суставе за счет восстановления конгруэнтности суставной поверхности лопатки, что наглядно подтверждается уже с 3 месяцев после операции.

Субъективную картину процесса послеоперационного восстановления мы отразили в анализе данных опросников DASH. Функциональные результаты по шкале DASH через 3 месяца составили 18,59 баллов, через 6 месяцев – 10,12 бал лов, через год – 9,41 баллов, что позволяет пациентам в основной группе значи тельно раньше вернуться к трудовой деятельности и занятиям спортом.

117  При оценке рентгенологических данных констатирована консолидация сво бодного аутотрансплантата к зоне костного дефекта суставной поверхности ло патки с минимальным лизисом костной ткани. Кроме этого, свободный ауто трансплантат позволяет восстановить утраченную площадь впадины лопатки Таким образом, предлагаемый новый хирургический метод лечения пациен тов с хронической посттравматической передней нестабильностью плечевого су става при костном дефекте суставной поверхности лопатки наглядно показал кли ническую эффективность.

118  ЗАКЛЮЧЕНИЕ Непосредственный анализ литературы выявил следующие закономерности.

Основной причиной формирования рецидивирующей нестабильности плечевого сустава является травма. Совершенно очевидно, что алгоритм оказания помощи пациентам с первичным вывихом плеча общеизвестен и отработан до мелочей. В то же время отсутствие единого подхода к оказанию помощи при первом рециди ве вывиха плеча закладывает фундамент для формирования как анатомо функциональных, так и психосоматических изменений, легших в основу частого рецидивирования плечевого сустава. Немало этому способствует отсутствие чёт ких критериев диагностики их (изменений) тяжести, несмотря на повсеместное внедрение дорогостоящих видов визуализации (УЗИ, МРТ, КТ, МСКТ-3D).

Сталкиваясь ежедневно с теми же проблемами и имея в своем арсенале МСКТ-3D, мы посчитали целесообразным углубить собственные исследования в этой области с целью получения более полной диагностической информации о тонких структурных изменениях костной основы плечевого сустава при его ча стом рецидивировании, для того чтобы сопоставить их с имеющимися литератур ным данными. То есть, несмотря на частую встречаемость подобных публикаций на протяжении последних 5 лет, нам не удалось выявить какой-либо ведущей причины, способной стать основой для формирования четкой патогенетической концепции изучаемой патологии.

Нам удалось не только объективизировать костные изменения, формирую щиеся в результате частой дислокации головки плечевой кости, но и на основании квалитативной оценки определить изменения, способные с наибольшей долей ве роятности привести к необратимым изменениям в анатомии изучаемого сустава.

Такими изменениями, на наш взгляд, стали: дефект суставной поверхности лопат ки, импрессионный дефект головки плечевой кости, подвывих плечевой кости, оссификаты лопатки. Подтверждением тому, что указанные изменения носят ве дущий характер в развитии исследуемой патологии, явился проведенный нами корреляционный анализ частоты рецидивов вывиха плеча с наиболее часто встре 119  чающимися изменениями костной основы плечевого сустава, выявленными при МКСТ-3D. На его (анализа) основании мы считаем необходимым утверждать, что в общей совокупности анатомических изменений наиболее вероятной причиной частого рецидивирования является потеря костной массы переднего или передне нижнего края суставной поверхности лопатки. С этого момента все наши усилия были сосредоточены не сколько на выявлении самого факта наличия вышеупомя нутого дефекта, столько на том, чтобы максимально объективизировать и создать практический способ определения его абсолютного размера. Таким образом, ис пользуя ранее невостребованные возможности программного обеспечения МСКТ 3D-томографа, мы провели серию абсолютных измерений параметров суставной поверхности лопатки в сравнении с интактной стороной того же пациента. Нами предложены несколько параметров суставной поверхности лопатки и последова тельность их измерений (высота суставной поверхности, проксимальная ширина впадины, дистальная ширина впадины, площадь суставного отростка лопатки со стороны поражения, площадь суставного отростка лопатки с интактной стороны, площадь дефекта суставной поверхности), которые легли в основу вновь предло женной схемы.

Нами предложен новый хирургический метод замещения костного дефекта суставной поверхности лопатки, который в пилотном исследовании зарекомендо вал себя как эффективный и безопасный способ стабилизации плечевого сустава при часто рецидивирующей нестабильности.

Кроме того, по результатам этого исследования нам удалось не только сформировать показания к использованию данного способа вмешательства с учетом нового диагностического подхода к оценке размеров и типа костного дефекта суставной поверхности лопатки, но и изучить эргономические особенности новой техники и предложить к использова нию в практике направитель для внутрисуставного остеосинтеза. Уточнение ха рактера дефекта отразилось на оптимизации техники забора аутотрансплантата и его подготовке к пересадке в область дефекта. Использование эргономичного ин струмента, в свою очередь, позволяет хирургу отказаться от травматичного до ступа мягких тканей. Совокупность вышеуказанных преимуществ создает пред 120  посылки для получения хорошего функционального результата на фоне длитель ного безрецидивного периода.

Учитывая, что используемые нами в обзоре литературные данные носили высокий уровень доказательности, мы встали перед фактом необходимости про ведения хорошо спланированного рандомизированного контролируемого иссле дования.

На основании выводов, полученных от пилотного исследования, а также на основании новых данных МСКТ-3D-диагностики сформирован дизайн исследо вания с соответствующими критериям включения и исключения. Последователь но определили мощность предполагаемого исследования с доверительным интер валом в 90 %, потребовавшим набора в контролируемом исследовании 34–35 па циентов.

После прохождения процедуры рандомизации пациенты распределились на две группы по 17 пациентов. В ОГ пациенты были пролечены авторским «Спосо бом оперативного лечения привычного вывиха плеча» (патент на изобретение РФ № 2405482 от 10.12.2010 г.). В ГКС из 17 человек использовался способ костной пластики несвободным аутотрансплантатом по методике Бристоу. По мере окон чания набора пациентов оценена репрезентативность исследуемых групп и сделан вывод о сопоставимости их по основных параметрам.

Через 1 год с момента операции произведено расслепление данных индиви дуальных карт и выполнен всесторонний анализ данных по основным перемен ным исхода (длительность оперативного вмешательства, объем интра- и после операционной кровопотери, суммарная кровопотеря, уровень до- и послеопераци онного болевого синдрома в области оперативного вмешательства, уровень и дли тельность болевого синдрома в области забора аутотрансплантата в ОГ, сроки нахождения на стационарном лечении, объем движений оперированной верхний конечности, функциональный исход лечения, интра- и послеоперационные осложнения).

Исходя из данных, полученных в процессе послеоперационного наблюде ния за 34 пациентами в течение 1 года, нами констатированы следующие факты.

121  Длительность оперативного вмешательства при использовании авторского метода увеличивается, в сравнении с известным методом Бристоу, и составляет 89,41 ± 4,29 против 70,29 ± 5,67 минут соответственно, но различия статистически не достоверны. Объем интраоперационной кровопотери в контрольной группе оказался меньше и составил 107,64 ± 41,66 против 129,41 ± 37,02 мл в ОГ, а раз личия оказались статистически не значимыми. Объем послеоперационной крово потери составил в ОГ и ГКС 70 ± 14,11 и 63,23 ± 14,80 мл соответственно, а раз личия являлись недостоверными. Давая комплексную оценку соотношению пары показателей «длительность вмешательства – объем интра- и послеоперационной кровопотери», следует отметить, что увеличение длительности вмешательства и объема кровопотери имело место на начальном этапе освоения нового способа и практически полностью нивелировалось в процессе как оптимизации хирургиче ского доступа, так и улучшения эргономических показателей при использовании инструментов, подобных предложенному нами направителю для остеосинтеза, что отражено в объективной статистической оценке. А недостаток использования второго хирургического доступа в ОГ компенсировался негативным эффектом за бора и перемещения несвободного трансплантата в способе Бристоу, что нашло свое отражение как в оценке уровня болевого синдрома, так и в оценке объема от дельных видом движений. Данные свидетельствуют о том, что в ГКС уровень по слеоперационного болевого синдрома в области оперативного вмешательства ста тистически значимо выше, чем в ОГ в первые сутки после операции. По мере от даления сроков наблюдения нами выявлены следующие закономерности: уровень боли, по данным ВАШ, в обеих группах снижается, но ОГ показывает более ран нюю благоприятную динамику при статистической достоверности различий, а финальная оценка в срок 1 год после операции показала преимущество авторского способа над контрольным без достоверных различий. Кроме того, мы посчитали необходимым отразить длительность болевого синдрома в области забора ауто трансплантата в ОГ, которая составила в среднем 3,76 ± 1,34 дня и могла повлиять на показатель длительности нахождения в стационаре. Несмотря на это, мы не 122  нашли достоверных различий в сроках пребывания пациентов на стационарном лечении, которые составили в обеих группах от 5 до 9 дней.

Динамика объема отдельных видов движений в плечевом суставе также имела некоторые закономерности, которые привели к констатации того, что ис пользование в технике операции перемещение несвободного аутотрансплантата (методика Бристоу) приводит хоть и к минимальным, но необратимым изменени ям биомеханики плечевого сустава и находит отражение в статистически значи мом ограничении сгибания в плечевом суставе через 3 месяца после операции. В то же время в последующие сроки наблюдения очевидно увеличение объема дви жений, но оно является статистически значимо менее динамичным, в сравнении с авторской методикой операции. В свою очередь использование в ОГ свободного аутотрансплантата позволяет совершать полный объем сгибания в плечевом су ставе за счет восстановления конгруэнтности суставной поверхности лопатки, что наглядно подтверждается уже с 3 месяцев после операции.

Приведенная количественная динамика показателя «Разгибание» показыва ет, что оперативное вмешательство на плечевом суставе в ОГ и ГКС приводит к похожим ограничениям за счет наличия послеоперационного рубца по передней поверхности сустава. Но статистически достоверные различия не в пользу мето дики Бристоу возможно объяснить тем, что естественное циклическое натяжение перемещенного несвободного аутотрансплантата при разгибании вызывает уси ленную болевую афферентацию с него и вынужденное щажение верхней конеч ности.

Анализ показателя «Отведение» демонстрирует, что через 3 месяца после операции в ОГ отмечается статистически значимое увеличение отведения верхней конечности в плечевом суставе, по сравнению с ГКС, на 17,3°, через 6 месяцев – на 18,8°. Этот факт можно объяснить тем, что применение свободного аутотранс планта не приводит к натяжению сухожильно-мышечного окружения плечевого сустава.

В свою очередь, следует отметить, что объем наружной ротации в ОГ зна чительно меньше, по сравнению с ГКС, во все сроки наблюдения. Это объясняет 123  ся тем, что при движении оперированной верхней конечности подлопаточная мышца плотно соприкасается с костным блоком и приводит к афферентной защи те. Однако, как показала оценка функциональных результатов по адаптированной шкале, ограничение наружной ротации на исход не повлияло.

Субъективную картину процесса послеоперационного восстановления мы отразили в анализе данных опросника DASH. Оценка функциональных результа тов по шкале DASH через 3 месяца после операции на 18,59 баллов, через 6 меся цев – на 10,12 баллов, через 1 год – на 9,41 баллов лучше, по сравнению с тради ционным хирургическим методом, что позволяет пациентам в ОГ значительно раньше вернуться к трудовой деятельности и занятиям спортом.

В заключение мы пришли к выводу, что предлагаемый нами авторский ме тод хирургического вмешательства позволяет восстановить анатомическую фор му и структуру костного дефекта суставной поверхности лопатки у пациентов с хронической посттравматической нестабильностью плечевого сустава от ранее известного способа, что подтверждено статистическими расчетами, даже несмот ря на видимое различие в травматичности, связанное с необходимостью забора аутотрансплантата из гребня подвздошной кости. Общий уровень доказательно сти исследования можно классифицировать как уровень B, а эффект лечения – как класс I, т. е. предлагаемый новый хирургический метод лечения является эффек тивным при наличии костного дефекта суставного поверхности лопатки 15 % и более от общей площади впадины.

124  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ – трехмерная визуализация 3D ВАШ – визуально-аналоговая шкала ГКС – группа клинического сравнения МСКТ – мультиспиральная компьютерная томография ОГ – основная группа 125  ВЫВОДЫ 1. Ретроспективный анализ результатов хирургического лечения пациентов с хронической посттравматической передней нестабильностью плечевого сустава в клинике ФГБУ «НЦРВХ» СО РАМН в период с 2003 по 2008 гг. позволил опре делить недостатки, связанные с ограниченной визуализацией поврежденных структур плечевого сустава в предоперационном обследовании пациентов, после операционной контрактурой плечевого сустава в отдаленные сроки наблюдения и послеоперационным рецидивом вывиха.

2. Предлагаемый хирургический метод лечения пациентов с хронической по сттравматической передней нестабильностью плечевого сустава при костном де фекте суставной поверхности лопатки позволяет с помощью костного аутотранс плантата из гребня подвздошной кости восстановить утраченную площадь сустав ной поверхности лопатки. Благодаря анатомической особенности (кривизне), ауто трансплантат, адаптированный вогнутой стороной в сустав, является анатомиче ским продолжением суставного отростка лопатки, что позволяет сохранить конгру энтность плечевого сустава. Использование свободного аутотрансплантата позво ляет сохранить точки крепления сухожилий и мышц области плечевого сустава, что позволяет значительно уменьшить болевой синдром в области оперативного вмешательства и не приводит к изменению биомеханики в плечевом суставе.

3. Разработанный инструмент-направитель для внутрисуставного остеосин теза позволяет повысить точность адаптации, уменьшить травматичность уста новки трансплантата, увеличить надёжность фиксации свободного костного ауто или гомотрансплантата к реконструируемому дефекту сустава.

4. Применение новой медицинской технологии лечения пациентов с хрониче ской посттравматической передней нестабильностью плечевого сустава при костном дефекте суставной поверхности лопатки, по сравнению с традиционным хирургиче ским методом, более эффективно в ранние и отдаленные периоды наблюдения по основным критериям: уровни боли по ВАШ, объем движений в плечевом суставе, оценка по функциональной шкале DASH и рентгенологические данные.

126  ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Пациентам с хронической посттравматической передней нестабильно стью в комплексе диагностических мероприятий показано выполнение МСКТ с 3D-реконструкцией плечевого сустава с последующим абсолютным измерением обнаруженных поврежденных структур, в сравнении с интактной стороной.

2. В случае обнаружения костного дефекта переднего края суставной по верхности лопатки более 15 % от общей площади рекомендовано применение разработанной новой медицинской технологии, позволяющей восстановить утра ченную площадь впадины лопатки.

3. Предлагаемый новый хирургический метод лечения пациентов с хрони ческой посттравматической передней нестабильностью плечевого сустава при костном дефекте суставной поверхности лопатки позволяет адаптировать ауто трансплантат из гребня подвздошной кости с учетом анатомической кривизны впадины лопатки и с сохранением точек крепления сухожилий и мышц области плечевого сустава.

4. Использование предлагаемого инструмента «Направитель для внутрису ставного остеосинтеза» позволяет облегчить и сократить время для адаптации аутотрансплантата к зоне костного дефекта и с помощью направительных отвер стий обеспечивает параллельное введение фиксирующих винтов, что позволяет осуществить жесткую первичную фиксацию и благоприятно влияет на консоли дацию трансплантата.

5. Новая медицинская технология позволяет стабилизировать плечевой су став с восстановлением объема движений при меньшем уровни боли в области оперативного вмешательства, в сравнении с традиционным методом.

127  СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Архипов, С. В. Артроскопическое лечение посттравматической неста бильности плечевого сустава / С. В. Архипов // Матер. VII съезда травматологов ортопедов России. – Новосибирск, 2002. – С. 386–387.

2. Архипов, С. В. Артроскопическая классификация изменений, возникаю щих при рецидивирующей передненижней нестабильности плечевого сустава / С. В. Архипов // Травматология и ортопедия России. – 2005. – Спец. выпуск. – С. 21.

3. Архипов, С. В. Облационное сокращение капсулы как метод артроскопи ческого лечения рецидивирующей и послеоперационной нестабильности плечево го сустава / С. В. Архипов, М. А. Макаров // Травматология и ортопедия России. – 2005. – Спец. выпуск. – С. 22.

4. Архипов, С. В. Плечо: современные хирургические технологии / С. В. Архипов, Г. М. Ковалерский. – М. : Медицина, 2009. – 192 с.

5. Белоенко, Е. Д. Артроскопия в диагностике и хирургическом лечении привычного вывиха плеча: инструкция по применению / Е. Д. Белоенко, П. Г. Скакун. – Минск : БелНИИ травматологии и ортопедии, 2002. – 19 с.

6. Бойчев, Б. Оперативная ортопедия и травматология / Б. Бойчев, Б. Кон форти, К. Чоканов. – М. : Медицина и физкультура, 1961. – 832 с.

7. Брусенская, Е. Н. Рентгенометрическая диагностика повреждений плече вого сустава / Е. Н. Брусенская // Актуальные проблемы травматологии и ортопе дии: материалы науч.-практ. конф. – Н. Новгород, 2001. – Ч. 1. – С. 230–231.

8. Верещагин, Н. А. Новые подходы к хирургическому лечению привычного вывиха плеча / Н. А. Верещагин // Нижегородский медицинский журнал. – 2005. – № 3. – С. 118–120.

9. Верещагин, Н. А. Ортопедо-хирургическая тактика при сочетании при вычного вывиха плеча и застарелого вывиха акромиального конца ключицы / Н. А. Верещагин // Нижегородский медицинский журнал. – 2005. – № 3. – С. 181–182.

128  10. Возгорьков, П. В. Клинико-экспериментальное обоснование нового спо соба теномиопластики при привычном вывихе плеча : автореф. дис.... канд. мед.

наук : 14.01.15 / Возгорьков Павел Владимирович. – Самара, 1995. – 22 с.

11. Выдающиеся имена в мировой медицине (Great Names in the World History) / под ред. проф. А. А. Гракдо / Г. Е. Аронов, А. А. Грандо, М. Б. Мирский и др. – Киев : РИА «Триумф», 2002. – 495 с. (на русск. и англ. языках).

12. Гайворонский, И. В. Основы рентгеноанатомии, компьютерной томо графии, эхолокации и магнитно-резонансной томографии: пособие по нормальной анатомии и рентгенологии / И. В. Гайворонский, В. М. Черемисин. – СПб. : ВМА, 1993. – 177 с.

13. Геворкян, А. Д. Рентгенологические аспекты некоторых повреждений при привычном вывихе плечевого сустава / А. Д. Геворкян // Некоторые вопросы травматологии : сб. науч. тр. Ерев. мед. ин-та им. М. Гераци. – Ереван, 1989. – С. 84–88.

14. Голоденко, А. И. Лигаментокапсулотенодез в оперативном лечении при вычного вывиха плеча / А. И. Голоденко, А. А. Коломиец, А. В. Брюханов // Ге ний ортопедии. – 2004. – № 1. – С. 126–137.

15. Голяховский, В. Ю. Клиническая симптоматология и рентгенологиче ская картина привычного вывиха плеча / В. Ю. Голяховский // Ортопедия, трав матология и протезирование. – 1962. – № 6. – С. 17.

16. Горбатенко, С. А. Ультразвуковая диагностика повреждений и заболева ний мягких тканей опорно-двигательного аппарата: метод. рек. / С. А. Горбатен ко. – М., 1991. – 25 с.

17. Григорьева, Е. В. Магнитно-резонансная томография плечевого сустава:

атлас / Е. В. Григорьева, Ф. М. Ахмеджанов. – М. : Аз., 2009 – 104 с.

18. Данн, К. Артроскопическое лечение повреждения Банкарта с использо ванием рассасывающихся якорных фиксаторов Panalok/Panalok Loop (с петлей) и применением ретроградной техники / К. Данн // Травматология и ортопедия Рос сии. – 2005. – Спец. выпуск. – С. 127.

129  19. Декан, В. С. Возможности ультразвукового исследования в комплексной лучевой диагностике повреждений мягкотканных структур плечевого сустава :

автореф. дис.... канд. мед. наук : 14.01.15 / Декан Вячеслав Станиславович. – М., 2005. – 25 с.

20. Длясин, Н. Г. Модифицированные способы Bristow – Latarjet при лече нии переднего привычного вывиха плеча / Н. Г. Длясин // Травматология и орто педия России. – 2008. – № 4. – С. 35–40.

21. Доколин С. Ю. Хирургическое лечение больных с передними вывихами плеча с использованием артроскопии : автореф. дис.... канд. мед. наук : 14.01. / Доколин Сергей Юрьевич. – СПб., 2002. – 24 с.

22. Доколин, С. Ю. Артроскопическая техника выполнения костной ауто пластики дефекта суставной впадины лопатки у пациентов с передней рецидиви рующей нестабильностью плечевого сустава / С. Ю. Доколин, М. А. Кислицын, И. С. Базаров // Травматология и ортопедия России. – 2012. – № 3 (65). – С. 77–82.

23. Езеев, А. Р. Использование высокочастотной аблации и холодноплаз менной коблации при артроскопическом лечении патологии крупных суставов у спортсменов и артистов балета : автореф. дис.... канд. мед. наук : 14.01.15 / Езеев Алан Рустемович. – М., 2009. – 15 с.

24. Еськин, Н. А. Ультразвуковые методы исследования в травматологии, и ортопедии / Н. А. Еськин, А. И. Крупаткин, С. А. Горбатенко // Вестн. травматол.

и ортопедии им. Н. Н. Приорова. – 1996. – № 4. – С. 52–58.

25. Зубарев, А. В. Диагностический ультразвук. Костно-мышечная система:

1-е изд. / А. В. Зубарев. – М. : ООО «Фирма Стром», 2002. – 136 с.

26. Зубарев, А. В. Современная ультразвуковая диагностика в травматоло гии / А. В. Зубарев, А. П. Николаев, И. В. Долгова // Медицинская визуализация. – 1999. – № 1. – С. 11–20.

27. Зубарев, А. В. Современная ультразвуковая диагностика заболеваний и повреждений плечевого сустава / А. В. Зубарев, И. В. Долгова, С. В. Архипов // Эхография. – 2000. – Т. 1, № 4. – С. 414–423.

130  28. Каплан, А. В. Повреждение костей и суставов: изд. 3-е / А. В. Каплан. – М. : Медицина, 1979. – 568 с.

29. Кветной, И. М. От Гиппократа до Хьюмтрена / И. М. Кветной. – М. : Ву зовская книга, 2001. – 156 с.

30. Ковтун, В. В. О лечении привычного вывиха плеча / В. В. Ковтун, М. М. Гаджиев // Военно-медицинский журнал. – 2000. – № 7. – С. 68–69.

31. Коломиец, А. А. Направленный лигаменто-капсуло-тенодез в оператив ном лечении привычного вывиха плеча / А. А. Коломиец, А. И. Голоденко, В. Д. Вигель // Гений ортопедии. – 2009. – № 2. – С. 113–116.

32. Корнилов, Н. В. Травматология и ортопедия: рук. для врачей / Под ред.

Н. В. Корнилова: в 4-х т. / Н. В. Корнилов. – СПб. : Гиппократ, 2004. – Т. 2: Трав мы и заболевания плечевого пояса и верхней конечности / под ред.

Н. В. Корнилова и Э. Г. Грязнухина. – СПб. : Гиппократ, 2005. – С. 108–110.

33. Литвин, Ю. П. Клиническая диагностика нестабильности плечевого су става у лиц перенесших травматический вывих плеча / Ю. П. Литвин, И. П. Чаба ненко // Травма. – 2008. – Т. 9, № 3. – С. 339–341.

34. Литвин, Ю. П. Методы лучевой диагностики при повреждениях плече вого сустава / Ю. П. Литвин, В. В. Логвиненко, А. Г. Кушниренко // Ортопедия, травматология и протезирование. – 2010. – № 1. – С. 86–90.

35. Ломтатидзе, Е. Ш. Нестабильность плечевого сустава: патобиомеханика, клиника, диагностика, лечение: метод. рек. / Е. Ш. Ломтатидзе, С. В. Поцелуйко. – Волгоград, 1994. – 16 с.

36. Магнитно-резонансная томография в диагностике повреждений мягкот каных структур плечевого сустава / Е. Н. Гончаров, А. М. Акимкина, И. А. Зна менский и др. // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 7. – С. 76–79.

37. Маркс, В. О. Ортопедическая диагностика (руководство-справочник) / В. О. Маркс. – Минск : Изд-во «Наука и техника», 1978. – 510 с.

38. Матвеев, Р. П. Анализ результатов лечения первичного травматического вывиха плеча / Р. П. Матвеев, В. А. Асланов // Травматология и ортопедия Рос сии. – 2011 – № 1 (59). – С. 96–100.

131  39. Миронов, С. П. Атлас артроскопической хирургии плечевого сустава / С. П. Миронов, С. В. Архипов. – М. : ЛЕСАРарт, 2002. – 176 с.

40. Мирский, М. Б. Хирургия от древности до современности: очерки исто рии / М. Б. Мирский. – М. : Наука, 2000. – 797 с.

41. Морозов, С. П. Многоцентровой анализ диагностической точности маг нитно-резонансной томографии коленного сустава / С. П. Морозов, С. К. Терно вой // Вестник РГМУ. – 2009. – № 5. – С. 20–25.

42. МР-томографическая диагностика посттравматических привычных вы вихов плеча / А. И. Голоденко, А. А. Коломиец, А. В. Брюханов и др. // Гений ор топедии. – 2009. – № 2. – С. 110–112.

43. Неверов, В. А. Современный взгляд на лечение больных с травматиче ским вывихом плеча / В. А. Неверов, Ф. Джиеле // Вестник хирургии им. И. И. Грекова. – 2006. – Т. 165, № 6. – С. 114–115.

44. Оперативное лечение привычного вывиха плеча / Н. А. Верещагин, Н. В. Загородний, Ф. Л. Лазко и др. // Травматология и ортопедия России. – 2005. – № 3 (37). – С. 45–47.

45. Отдаленные результаты артроскопического лечения рецидивирующей нестабильности плечевого сустава, причины неудачных исходов / Р. М. Тихилов, С. Ю. Доколин, И. А. Кузнецов и др. // Травматология и ортопедия России. – 2011. – № 1 (59). – С. 5–13.

46. Плечелопаточный болевой синдром / С. П. Миронов, Е. Ш. Ломтатидзе, М. Б. Цыкунов и др. – Волгоград : Изд-во ВОЛГМУ, 2006. – 290 с.

47. Повелихин, А. К. Новые подходы к проблеме диагностики и реабилита ции больных с привычным вывихом плеча : автореф. дис. … д-ра мед. наук :

14.01.15 / Повелихин Александр Кузьмич. – Самара, 1996. – 40 с.

48. Пузин, С. Н. Медико-социальная экспертиза / С. Н. Пузин, Д. И. Лавро ва. – М. : Медицинское информационное агентство, 2008. – 408 с.

49. Райнберг, С. А. Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов:

в 2-х т. / С. А. Райнберг. – М., 1955. – 622 с.

132  50. Рахимов, С. К. К патогенезу привычного вывиха плеча / С. К. Рахимов // Вестник травматологии и ортопедии им. Н. Н. Приорова. – 1995. – № 1–2. – С. 41–44.

51. Роль костных дефектов суставной впадины лопатки в возникновении передней нестабильности плечевого сустава / В. А. Ярмолович, О. П. Кезля, А. В. Руцкий и др. // Матер. республ. (междун.) науч.-практ. конф. «Современные аспекты оказания специализированной травматолого-ортопедической помощи». – 2010. – С. 157–158.

52. Скакун, П. Г. Хирургическое лечение привычного вывиха плеча / П. Г. Скакун // Белорусский медицинский журнал. – 2004. – № 2. – С. 87–89.

53. Современные методы лечения привычного вывиха плеча (обзор литера туры) / Н. Г. Длясин, А. И. Норкин, С. А. Грамма и др. // Саратовский научно медицинский журнал. – 2010. – Т. 6, № 3. – С. 687–692.

54. Способ лечения привычного вывиха плеча: пат. 2150908 Рос. Федера ция: МПК A61B17/56 / Каралин А. Н.;

заявитель и патентообладатель Республи канский центр вертебрологии РФ. – № 96123019/14;

заявл. 04.12.96;

опубл.

20.06.2000. Бюл. № 17. 6 с.

55. Способ хирургического лечения привычного вывиха плеча: пат.

2168316 Рос. Федерация: МКИ А 61 В 17/56 / Семенов В. И., Длясин Н. Г.;

заяви тель и патентообладатель Саратовский НИИТО. – № 97109144/14;

заявл.

27.05.1997;

опубл. 10.06.2001, Бюл. № 16.

56. Способ хирургического лечения привычного вывиха плеча: пат. Рос. Федерация: МПК A61B17/56 / Котельников Г. П., Чернов А. П., Повели хин А. К., Мельченко С. С., Котельников М. Г.;

заявитель и патентообладатель Самарский государственный медицинский университет. – № 2002102328/14;

за явл. 25.01.2002;

опубл. 10.02.2004. Бюл. № 4. 7 с.

57. Травматологическое отделение Харьковского военно-медицинского клинического центра [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://travmanet.ru.

58. Тяжелов, О. А. Диагностика нестабильности плечевого сустава: метод.

рек. / О. А. Тяжелов, Л. Д. Горидова, М. М. Василевский. – Харьков, 2000. – 24 с.

133  59. Функциональное состояние нервно-мышечной системы верхних конеч ностей при привычном вывихе плеча / Е. Д. Белоенко, П. Г. Скакун, Е. В. Сошни кова и др. // Медицинские новости. – 2003. – № 11. – С. 89–91.

60. Храпов, Ю. В. Результаты консервативного лечения первичных травма тических вывихов плеча у молодых пациентов / Ю. В. Храпов, Д. А. Маланин, О. Г. Тетерин // Бюл. Волгоградского научного центра РАМН. – 2008. – № 1. – С. 30–32.

61. Храпов, Ю. В. Современное лечение больных с первичными травмати ческими вывихами плеча (обзор литературы) / Ю. В. Храпов, Д. А. Маланин, О. Г. Тетерин // Бюл. Волгоградского научного центра РАМН. – 2008. – № 1. – С. 10–13.

62. Цинцадзе, Р. Т. Использование высокочастотного коагулятора в опера тивном лечении больных со смешанным типом нестабильности плечевого сустава / Р. Т. Цинцадзе, Л. Л. Буткова, Д. О. Тимченко // Травматология и ортопедия Рос сии. – 2005. – Спец. выпуск. – С. 121.

63. Чабаненко, И. П. Возрастные аспекты повреждений стабилизирующих структур при травматической нестабильности плечевого сустава / И. П. Чабанен ко // Травма. – 2008. – Т. 9, № 4. – С. 434–437.

64. Чирков, Н. Н. Реконструктивно-восстановительное лечение больных с привычным вывихом плеча : автореф. дис. … канд. мед. наук : 14.01.15 / Чирков Николай Николаевич. – Курган, 2009. – 24 с.

65. Чирков, Н. Н. Современный взгляд на патогенез и тактику лечения при вычного вывиха плеча (обзор литературы) / Н. Н. Чирков, Ю. П. Солдатов // Ге ний ортопедии. – 2008. – № 1. – С. 93–99.

66. Чирков, Н. Н. Хирургическое лечение больных с привычным вывихом плеча / Н. Н. Чирков, Ю. П. Солдатов // Гений ортопедии. – 2009. – № 2. – С. 117–121.

67. 3D CT is the most reliable imaging modality when quantifying glenoid bone loss / J. Y. Bishop, G. L. Jones, M. A. Rerko et al. // Clin Orthop Relat Res. – 2013. – Apr;

Vol. 471 (4). – P. 1251–1256.

134  68. A history of shoulder surgery / S. Iqbal, U. Jacobs, A. Akhtar et al. // Open Orthop. J. – 2013. – Sep;

Vol. 6. – Р. 305 – 309.

69. A modified Bristow – Helfet – May procedure for recurrent dislocations and subluxation of the shoulder: Report of 212 cases / J. S. Torg, F. C. Balduini, C. Bonci et al. // J. Bone and Joint Surg. – 1987. – Vol. 69 (6). – P. 904–913.

70. A multi-centre randomized controlled trial comparing electrothermal arthro scopic capsulorrhaphy versus open inferior capsular shift for patients with shoulder in stability: Protocol implementation and interim performance: Lessons learned from con ducting a multi-centre / N. G. Mohtadi, R. M. Hollinshead, P. L. Ceponis et al.

// Trials. – 2006. – Vol. 7. – P. 4.

71. A prospective, randomized evaluation of arthroscopic stabilization versus nonoperative treatment in patients with acute, traumatic, first-time shoulder dislocations / C. R. Bottoni, J. H. Wilckens, T. M. De Berardino et al. // Am. J. Sports Med. – 2002. – Vol. 30. – P. 576–580.

72. A review of shoulder replacement surgery / R. J. Wand, K. E. Dear, E. Bigsby et al. // J. Perioper. Pract. – 2012. – Nov;

Vol. 22 (11). – P. 354–359.

73. Accuracy of diagnostic ultrasound in patients with suspected subacromial dis orders: a systematic review and meta-analysis / R. P. Ottenheijm, M. J. Jansen, J. B. Staal et al. // Arch. Phys. Med. Rehabil. – 2010. – Oct;

Vol. 91 (10). – P. 1616–1625.

74. Ahmed, I. Arthroscopic Bankart repair and capsular shift for recurrent anteri or shoulder instability: functional outcomes and identification of risk factors for recur rence / I. Ahmed, F. Ashton, C. M. Robinson // J. Bone Joint Surg. Am. – 2012. – Jul, Vol. 94 (14), N 18. – P. 1308–1315.

75. An alternative technique for the exact sizing of glenoid bone defects / A. Auffarth, N. Matis, H. Koller et al. // Clin. Imaging. – 2012. – Sep–Oct;

Vol. 36 (5). – P. 574–576.

76. An evaluation of the responsiveness and discriminant validity of shoulder questionnaires among patients receiving surgical correction of shoulder instability / K. A. Kemp, D. M. Sheps, L. A. Beaupre et al. // Scientific World J. – 2012. – May. – P. 1–7.

135  77. An overview of shoulder instability and its management / N. G. Farrar, J. J. Malal, J. Fischer et al. // The Open Orthopaedics J. – 2013. – Vol. 7. – Р. 338–346.

78. Analysis of risk factors for glenoid bone defect in anterior shoulder instability / G. Milano, A. Grasso, A. Russo et al. // The Am. J. Sports Medicine. – 2011. – Vol. 39. – Р. 1870–1876.

79. Anatomic osteochondral glenoid reconstruction for recurrent glenohumeral instability with glenoid deficiency using a distal tibia allograft / M. T. Provencher, N. Ghodadra, L. LeClere et al. // Arthroscopy: The J. of Arthroscopic and Related Sur gery. – 2009. – Vol. 25, N 4 (April). – P. 446–452.

80. Andina, F. On the surgical treatment of habitual shoulder joint luxatio / F. Andina // Monatsschr Unfallheilkd Versicher Versorg Verkehrsmed. – 1968. – Feb, Vol. 71 (2). – P. 73–77.

81. Andrews, J. R. Arthroscopy of the shoulder: technique and normal anatomy / J. R. Andrews, W. G. Carson Jr., K. Ortega // Am. J. Sports Med. – 1984. – Jan–Feb, N 12 (1). – P. 1–7.

82. Anterior shoulder instability: correlation between magnetic resonance ar thrography, ultrasound arthrography and intraoperative findings / M. N. Simo, M. H. Nogueira-Barbosa, V. F. Muglia et al. // Ultrasound Med. Biol. – 2012. – Apr;

Vol. 38 (4). – P. 551–560.

83. Arthroscopic anterior shoulder stabilization of collision and contact athletes / A. D. Mazzocca, F. M. Brown Jr., D. S. Carreira et al. // Am. J. Sports Med. – 2005. – Vol. 33. – P. 52–60.

84. Arthroscopic anterior stabilization of the shoulder: two to six-year follow-up / S. H. Kim, K. I. Ha, Y. B. Cho et al. // J Bone Joint Surg Am. – 2003. – Vol. 85. – P. 1511–1518.

85. Arthroscopic Bankart repair using a degradable tack: a follow-up study using optimized indications / C. T. Laurencin, S. Stephens, R. F. Warren et al. // Clin.

Orthop. – 1996. – Vol. 332. – P. 132–137.

136  86. Arthroscopic Bankart repair versus nonoperative treatment for acute, initial anterior shoulder dislocations / R. A. Arciero, J. H. Wheeler, J. B. Ryan et al. // Am. J.

Sports Med. – 1994. – Vol. 22. – P. 589–594.

87. Arthroscopic capsular shift technique and volume reduction / P. Lubiatowski, P. Ogrodowicz, M. Wojtaszek et al. // Eur. J. Orthop. Surg. Traumatol. – 2012. – Vol. 22 (6). – P. 437–441.

88. Arthroscopic coracoid transposition for recurrent shoulder anterior instability:

an operative technique / R. Gudas, A. Skurvydas, V. Streckis et al. // Medicina (Kau nas). – 2011. – Vol. 47 (2). – P. 98–101.

89. Arthroscopic extra-articular Bankart repair for the treatment of recurrent ante rior shoulder dislocation / H. Resch, P. Povacz, M. Wambacher et al. // Arthroscopy. – 1997. – Vol. 13. – P. 188–200.

90. Arthroscopic management of anterior shoulder instability with glenoid bone defects / F. Martetschlger, T. M. Kraus, P. Hardy et al. // Knee Surg. Sports Traumatol.

Arthrosc. – 2012. – Sep 14. [Epub ahead of print].

91. Arthroscopic management of traumatic anterior shoulder instability in colli sion athletes: analysis of 204 cases with a 4- to 9-year follow-up and results with the su ture anchor technique / M. V. Larrain, H. J. Montenegro, D. M. Mauas et al. // Arthros copy. – 2006. – Vol. 22. – P. 1283–1289.

92. Arthroscopic pancapsular plication for multidirectional shoulder instability in overhead athletes / M. A. Hsiao-Li, H. Hui-Kuang, C. En-Rung et al. // Orthopedics. – 2012. – Vol. 35, N 4. – P. 497–502.

93. Arthroscopic stapling for detached superior glenoid labrum / M. Yoneda, A. Hirooka, S. Saito et al. // J. Bone Joint Surg. Br. – 1991. – Vol. 73 (5). – P. 746–750.

94. Arthroscopic treatment of chronic anterior instability of the shoulder by staple capsulorrhaphy. Apropos of a series of 55 patients with a minimum of 18 months fol low-up / D. Nrisson, J. F. Kempf, F. Bonnomet et al. // Rev. Chir. Orthop. Reparatrice Appar. Mot. – 1996. – Vol. 82 (4). – P. 275–287.

137  95. Arthroscopic versus open repair for traumatic anterior shoulder instability: A meta-analysis / N. G. Mohtadi, I. J. Bitar, T. M. Sasyniuk et al. // Arthroscopy: The J. of Arthroscopic and Related Surgery. – 2005. – Vol. 21. – Р. 652–658.

96. Arthroscopic versus open shoulder stabilization for recurrent anterior instabil ity: a prospective randomized clinical trial / C. R. Bottoni, E. L. Smith, M. J. Berko witz et al. // Am. J. Sports Med. – 2006. – Vol. 34. – P. 1730–1737.

97. Arthroscopy of the shoulder / L. Frizziero, F. Zizzi, A. Ferruzzi et al. // Chir.

Organi. Mov. – 1979. – Vol. 65 (3). – P. 319–325.

98. Assessment of the unstable shoulder by computed arthrography. A prelimi nary report / P. Kinnard, J. L. Tricoire, R. Levesque et al. // Am. J. Sports Med. – 1983. – May–Jun;

Vol. 11 (3). – P. 157–159.

99. Atlas of functional shoulder anatomy / D. G. Giovanni, N. Pouliart, A. Cos tantini et al. – Springer, 2008. – 232 p.

100. Bankart repair for anterior instability of the shoulder: long-term outcome / T. J. Gill, L. J. Micheli, F. Gebhard et al. // J. Bone Joint Surg. Am. – 1997. – Vol. 79. – P. 850–857.

101. Bankart, A. S. Recurrent or habitual dislocation of the shoulder-joint / A. S. Bankart // British Med. J. – 1923. – N 2. – P. 1132–1133.

102. Berger, R. A. Hand surgery / R. A. Berger, A. C. Weiss. – 2004. – 789 p.

103. Berquist, Т. Н. MRI of the musculoskeletal system / T. H. Berquist, R. L. Ehmann, M. L. Richardson. – N.-Y. : Raven Press, 1990. – 522 p.

104. Bhatia, D. N. Dual-window subscapularis-sparing approach: a new surgical technique for combined reconstruction of a glenoid bone defect or bankart lesion asso ciated with a HAGL lesion in anterior shoulder instability / D. N. Bhatia // Techniques in hand & upper extremity surgery. – 2012. – Vol. 16 (1). – P. 30–36.

105. Bigliani, L. U. Shoulder arthroplasty / L. U. Bigliani, E. L. Flatow. – Springer Science + Business Media, Inc., 2005. – 219 p.

106. Bioabsorbable anchors in glenohumeral shoulder surgery / S. J. Nho, M. T. Provencher, S. T. Seroyer et al. // Arthroscopy. – 2009. – Vol. 25. – P. 788–793.

138  107. Bioabsorbable tacks for arthroscopic treatment of recurrent anterior shoulder dislocation / J. Karlsson, J. Kartus, L. Ejerhed et al. // Scand. J. Med. Sci. Sports. – 1998. – Vol. 8. – P. 411–415.

108. Biomechanical analysis of a double-loaded glenoid anchor configuration:

can fewer anchors provide equivalent fixation? / G. V. Kamath, S. Hoover, R. A. Creighton et al. // Am. J. Sports Med. – 2013. – Jan;

Vol. 41 (1). – P. 163–168.

109. Bokor, D. J. Anterior instability of the glenohumeral joint with humeral avulsion of the glenohumeral ligament. A review of 41 cases / D. J. Bokor, V. B. Conboy, C. Olson // J. Bone Joint Surg. Br. – 1999. – Vol. 81 (1). – P. 93–96.

110. Bonnin, J. G. Transplantation of the coracoid tip: a definitive operation for recurrent anterior dislocation of the shoulder / J. G. Bonnin // Proc. R. Soc. Med. – 1973. – Aug, Vol. 66 (8). – P. 755–758.

111. Bone instability of the shoulder / D. Brandon, M. D. Bushnell, R. A. Creighton et al. // Arthroscopy: The J. Arthrosc. Relat. Surg. – 2008. – Vol. 24, N 9. – P. 1061–1073.

112. Boone, J. L. Management of failed instability surgery: how to get it right the next time / J. L. Boone, R. A. Arciero // Orthop. Clin. North Am. – 2010. – Vol. 41 (3). – P. 367–379.

113. Bristow – Latarjet procedure for recurrent anterior dislocation of the shoul der. A 2–5 year follow-up study on the results of 112 cases / L. Hovelius, C. Akermark, B. Albrektsson et al. // Acta Orthop. Scand. – 1983. – Apr;

Vol. 54 (2). – P. 284–290.

114. Brophy, R. H. The treatment of traumatic anterior instability of the shoulder:

Nonoperative and surgical treatment / R. H. Brophy, R. G. Marx // Arthroscopy: The J.

of Artroscopic and Related Surgery. – 2009. – Vol. 25, N 3 (March). – P. 298–304.

115. Browning, W. Kocher on the treatment of old dislocations of the shoulder joint / W. Browning // Ann. Surg. – 1891. – Feb, Vol. 13 (2). – P. 123–126.

116. Brunner, U. H. Arthropathy of instability. Causes, treatment options and re sults / U. H. Brunner // Orthopade. – 2009. – Jan;

Vol. 38 (1). – P. 83–92.

139  117. Butt, U. Arthroscopic coracoid transfer in the treatment of recurrent shoul der instability: A systematic review of early results / U. Butt, C. P. Charalambous // Ar throscopy. – 2013. – Feb 7. – S0749–8063.

118. Cadet, E. R. Evaluation of glenohumeral instability / E. R. Cadet // Orthop.

Clin. North Am. – 2010. – Jul;

Vol. 41 (3). – P. 287–295.

119. Cho, N. S. Arthroscopic stabilization in anterior shoulder instability: colli sion athletes versus noncollision athletes / N. S. Cho, J. C. Hwang, Y. G. Rhee // Ar throscopy. – 2006. – Vol. 22. – P. 947–953.

120. Christel, P. Arthroscopy of the shoulder / P. Christel // Rev. Prat. – 1990. – Vol. 11;

40 (11). – P. 993–998.

121. Chuang, T. Y. Use of preoperative three-dimensional computed tomography to quantify glenoid bone loss in shoulder instability / T. Y. Chuang, C. R. Adams, S. S. Burkhart // Arthroscopy. – 2008. – Apr;

Vol. 24 (4). – P. 376–382.

122. Classic versus congruent coracoid positioning during the latarjet procedure:

an in vitro biomechanical comparison / H. W. Boons, J. W. Giles, I. Elkinson et al.

// Arthroscopy. – 2013. – Feb;

Vol. 29 (2). – P. 309–316.

123. Cleland, J. Dislocation of the shoulder-joint, with inversion of the humerus / J. Cleland // Br. Med. J. – 1868. – Feb 15, Vol. 1 (372). – P. 140–141.

124. Cofield, R. H. Arthroscopy of the shoulder / R. H. Cofield // Mayo Clin.

Proc. – 1983. – Vol. 58 (8). – P. 501–508.

125. Cole, B. J. Safety profile of bioabsorbable shoulder anchors / B. J. Cole, M. T. Provencher // Arthroscopy. – 2007. – Vol. 23. – P. 912–913.

126. Comparison between 2D and 3D computed tomography evaluation of gle noid bone defect in unilateral anterior gleno-humeral instability / N. Magarelli, G. Milano, P. Baudi et al. // Radiol. Med. – 2012. – Feb;

Vol. 117 (1). – P. 102–111.

127. Comparison of various imaging techniques to quantify glenoid bone loss in shoulder instability / M. A. Rerko, X. Pan, C. Donaldson et al. // J. Shoulder Elbow Surg. – 2012. – Jun 27 [Epub ahead of print].

140  128. Complications and re-operations after Bristow – Latarjet shoulder stabiliza tion: a systematic review / M. J. Griesser, J. D. Harris, B. W. McCoy et al. // J. Shoulder Elbow Surg. – 2013. – Feb;

Vol. 22(2). – P. 286–292.

129. Copeland, S. Operative shoulder surgery / S. Copeland. – W.B. Saunders Company, 1995. – Jan. – 372 р.

130. CT diagnosis in instability of the shoulder joint / H. Grasshoff, C. Buhtz, I. Gellerich et al. // Rofo. – 1991. – Dec;

Vol. 155 (6). – P. 523–526.

131. Cutts, S. Anterior shoulder dislocation / S. Cutts, M. Prempeh, S. Drew // Annals of the Royal College of Surgeons of England. – 2009. – Vol. 91 (1). – P. 2–7.

132. Danzig, L. Evaluation of unstable shoulders by computed tomography. A preliminary study / L. Danzig, D. Resnick, G. Greenway // Am. J. Sports Med. – 1982. – May–Jun;

Vol. 10 (3). – P. 138–141.

133. De Nicola, U. Cancellous metal implant in the surgical treatment of recur rent post-traumatic shoulder dislocation / U. De Nicola, H. C. Bosch // Z. Orthop. Ihre. Grenzgeb. – 1993. – Jul–Aug;

Vol. 131 (4). – P. 323–328.

134. Detrisac, D. A. Arthroscopic shoulder capsulorrhaphy using metal staples / D. A. Detrisac, L. L. Johnson // Orthop. Clin. North Am. – 1993. – Vol. 24 (1). – P. 71–88.

135. Do the traditional and modified latarjet techniques produce equivalent re construction stability and strength? / J. W. Giles, G. Puskas, M. Welsh et al.

// Am. J. Sports Med. – 2012. – Sep 28. [Epub ahead of print].

136. Dora, C. Shoulder function after arthroscopic anterior stabilization of the glenohumeral joint using an absorbable tac / C. Dora, C. Gerber // J. Shoulder Elbow Surg. – 2000. – N 9. – P. 294–298.

137. Dumont, G. D. Anterior shoulder instability: a review of pathoanatomy, di agnosis and treatment / G. D. Dumont, R. D. Russell, W. J. Robertson // Curr. Rev.

Musculoskelet. Med. – 2011. – Vol. 4 (4). – P. 200–207.

138. Ee, G. W. W. Long term results of arthroscopic bankart repair for traumatic anterior shoulder instability / G. W. W. Ee, S. Mohamed, A. H. C. Tan // J. Orthop.

Surg. Res. – 2011. – N 6. – P. 28.

141  139. Eigenthaler, L. Treatment of habitual dislocation of the shoulder / L. Eigen thaler // Wien Med. Wochenschr. – 1950. – Apr. – Vol. 22. – P. 265–267.

140. Ellman, H. Repair of the rotator cuff: end-result study of factors influencing reconstruction / H. Ellman, G. Hanker, M. Bayer // J. Bone Joint Surg. Am. – 1986. – Vol. 68. – P. 1136–1144.

141. Field, L. D. Master cases shoulder and elbow surgery / L. D. Field, F. H. Sa voie. – New York – Stuttgart, 2003. – 434 p.

142. Functional outcome and risk of recurrent instability after primary traumatic anterior shoulder dislocation in young patients / C. M. Robinson, J. Howes, H. Mur doch et al. // The J. of Bone and Joint Surgery (American). – 2006. – Vol. 88, № 11. – P. 2326–2336.

143. Gartsman, G. M. Shoulder arthroscopy / G. M. Gartsman. – Philadelphia, 2009. – 378 p.

144. Gerber, C. Treatment of anterior shoulder instability using Trillat's operation / C. Gerber, R. Ganz // Hefte Unfallheilkd. – 1984. – Vol. 170. – P. 186–192.

145. Gibson, A. Recurrent Dislocation of the Shoulder Joint / A. Gibson // Can.

Med. Assoc. J. – 1921. – Mar;

Vol. 11 (3). – P. 194–199.

146. Glenohumeral translation in the asymptomatic athlete's shoulder and its rela tionship to other clinically measurable anthropometric variables / S. A. Lintner, A. Levy, K. Kenter et al. // Am. J. Sports Med. – 1996. – Nov–Dec;

Vol. 24 (6). – P. 716–720.

147. Glenoid and humeral head bone loss in traumatic anterior glenohumeral in stability: a systematic review / U. G. Longo, M. Loppini, G. Rizzello et al. // Knee Surg.

Sports Traumatol. Arthrosc. – 2013. – Jan 29. [Epub ahead of print].

148. Glenoid Bone Loss: Assessment with MR Imaging / R. K. Lee, J. F. Griffith, M. M. Tong et al. // Radiology. – 2013. – Jan 17. [Epub ahead of print].

149. Godin, J. Systematic review of arthroscopic versus open repair for recurrent anterior shoulder dislocations / J. Godin, J. K. Sekiya // Sports Health. – 2011. – Vol. 3 (4). – P. 396–404.

142  150. Goss, T. P. Anterior glenohumeral instability / T. P. Goss // Orthopedics J. – 1988. – Vol. 11. – Р. 87–95.

151. Gosset, J. A technic for coraco-glenoid grafting in the treatment of recurrent dislocations of the shoulder / J. Gosset // Mem. Acad. Chir. (Paris). – 1960. – Vol. 86, N 4. – P. 445–447.

152. Gross, R. M. Arthroscopic shoulder capsulorraphy: does it work? / R. M.

Gross // Am. J. Sports Med. – 1989. – Vol. 17. – P. 495–499.

153. Gyftopoulos, S. MR imaging of the shoulder: first dislocation versus chronic instability / S. Gyftopoulos, J. Bencardino, W. E. Palmer // Semin. Musculoskelet. Ra diol. – 2012. – Sep;

Vol. 16 (4). – P. 286–295.

154. Habermeyer, P. Classifications and scores of the shoulder / P. Habermeyer, P. Magosch, S. Lichtenberg. – Berlin – Heidelberg : Springen, 2006. – 297 р.

155. Hancock, H. Clinical lectures on dislocations, delivered at the Charing Cross hospital / H. Hancock // Prov. Med. Surg. J. – 1844. – Nov. 13;

Vol. 8 (33). – P. 507–510.

156. Hark, F. W. Habitual dislocation of the shoulder joint / F. W. Hark // Arch.

Surg. – 1948. – Apr;

Vol. 56 (4). – P. 522–527.

157. Haviv, B. Outcomes of arthroscopic “Remplissage”: capsulotenodesis of the engaging large Hill – Sachs lesion / B. Haviv, L. Mayo, D. Biggs // J. Orthop. Surg.

Res. – 2011. – Vol. 6. – P. 29.

158. Hawkins, R. H. Failed anterior reconstruction for shoulder instability / R. H. Hawkins, R. J. Hawkins // J. Bone Joint Surg. Br. – 1985. – Vol. 67 (5). – P. 709–714.

159. Henderson, M. S. Tenosuspension operation for recurrent or habitual dislo cation of the shoulder / M. S. Henderson // Surg. Clin. North Am. – 1949. – Aug;

Vol. 29 (4). – P. 997–1007.

160. Hindenach, J. C. Anterior bone graft for recurrent shoulder dislocation / J. C. Hindenach // Lancet. – 1947. – Vol. 249. – P. 369–370.

143  161. Hinzmann, J. Sonographic assessment of typical lesions in shoulder disloca tion / J. Hinzmann, R. Behrend, U. Heise // Z. Orthop. Ihre. Grenzgeb. – 1988. – Sep– Oct;

Vol. 126 (5). – P. 570–573.

162. Hovelius, L. Arthropathy after primary anterior shoulder dislocation – shoulders prospectively followed up for twenty-five years / L. Hovelius, M. Saeboe // J. Shoulder Elbow Surg. – 2009. – Vol. 18 (3). – Р. 339–347.

163. Center for Evidence Based Medicine [Электронный ресурс]. – Режим до ступа : http://www.cebm.net.

164. Incidence of anterior shoulder dislocation in Olmsted County, Minnesota / W. T. Simonet, L. J. Melton, R. H. Cofield et al. // Clin. Orthop. Relat. Res. – 1984. – Vol. 186. – P. 186–191.

165. Incidence of shoulder dislocation in the United States military: demographic considerations from a high-risk population / B. D. Owens, L. Dawson, R. Burks et al.

// J. Bone Joint Surg. Am. – 2009. – Vol. 91 (4). – P. 791–796.

166. Innovative use of computer-assisted tomography in the management of an ir reducible anterior shoulder dislocation / S. Rajpal, N. U. Harpal, G. Matharu et al.

// Int. J. Shoulder Surg. – 2011. – Vol. 5 (3). – P. 77–80.

167. Interdisciplinary inter-observer agreement and accuracy of MR imaging of the shoulder with arthroscopic correlation / J. J. Halma, R. Eshuis, Y. M. J. Kreb bers et al. // Arch. Orthop. Trauma Surg. – 2012. – Vol. 132 (3). – P. 311–320.

168. Intra-observer and interobserver reliability of the “Pico” computed tomogra phy method for quantification of glenoid bone defect in anterior shoulder instability / N. Magarelli, G. Milano, P. Sergio et al. // Skeletal Radiol. – 2009. – Vol. 38 (11). – P. 1071–1075.

169. In vivo glenohumeral translation and ligament elongation during abduction and abduction with internal and external rotation / D. F. Massimini, P. J. Boyer, R. Papannagari et al. // J. Orthop. Surg. Res. – 2012. – Vol. 7. – P. 29.

170. Is Bristow – Latarjet operation effective for every recurrent anterior shoulder dislocation? / O. K. Farzad, S. M. Eghbal, M. Seyed-Mahdi et al. // Arch. Iranian Med. – 2008. – Vol. 11, N 3. – P. 270–273.

144  171. Is MRI useful to assess labral reduction following acute anterior shoulder dislocation? / M. Chetouania, M. Roparsa, F. Marinb et al. // Orthopaedics & Trauma tology: Surgery & Research. – 2010. – Vol. 96 (3). – P. 203–207.

172. Jakobsson, A. On recurrent dislocation of the shoulder-joint;

a contribution to its pathomechanics and the results of Eden/Hybbinette's bone-block operation / A. Jakobsson // Acta Orthop. Scand. – 1948-49. – Vol. 18 (3). – P. 284–318.

173. Jana, M. Magnetic resonance imaging in glenohumeral instability / M. Jana, S. Gamanagatti // World J. Radiol. – 2011. – Vol. 28, N 3 (9). – P. 224–232.

174. Jenkins, D. H. Alloplastic ligament replacement with carbon fibers--clinical use and results / D. H. Jenkins // Aktuelle Probl. Chir. Orthop. – 1983. – Vol. 25. – P. 130–132.

175. Jerosch, J. Sonographic diagnosis in shoulder joint instability. Possibilities and limitations / J. Jerosch, M. Marquardt // Orthopade. – 1993. – Sep;

Vol. 22 (5). – P. 294–300.

176. Jerosch, J. The value of ultrasound in evaluating instabilities of the gleno humeral joint / J. Jerosch, M. Marquardt, W. Winkelmann // Z. Orthop. Ihre.

Grenzgeb. – 1990. – Jan–Feb;

Vol. 128 (1). – P. 41–45.

177. Jonas, A. F. Contribution to the literature of old irreducible dislocations of the shoulder-joint / A. F. Jonas // Ann Surg. – 1903. – May;

Vol. 37 (5). – P. 756–765.

178. Jonas, S. C. Is MRA an unnecessary expense in the management of a clini cally unstable shoulder? A comparison of MRA and arthroscopic findings in 90 patients / S. C. Jonas, M. J. Walton, P. P. Sarangi // Acta Orthop. – 2012. – Vol. 83 (3). – P. 267–270.

179. Keller, W. L. The treatment of chronic recurrent dislocation of the shoulder by crucial capsular placation / W. L. Keller // Ann. Surg. – 1925. – Jan;

Vol. 81 (1). – P. 143–148.

180. Keyurapan, E. Overview of glenohumeral instability / E. Keyurapan // Siriraj Med. J. – 2009. – Vol. 61, N 2. – P. 113–116.

181. Khazzam, M. Open shoulder stabilization procedure using bone block tech nique for treatment of chronic glenohumeral instability associated with bony glenoid de 145  ficiency / M. Khazzam, S. M. Kane, M. J. Smith // Am J Orthop. – 2009. – Vol. 38 (7). – P. 329–335.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.