авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Амурский государственный университет

В.В. Вискулова

ГАРАНТИРОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ

ПРАВ ГРАЖДАН

В СВЕТЕ ПРИНЦИПОВ

ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА И ПРАВОВОЙ

САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТОВ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Монография

Благовещенск

Издательство АмГУ

2013

УДК 342.7

ББК 67.400.5

В 21

Рекомендовано ученым советом университета Рецензенты:

Биктагиров Р.Т., профессор Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, д-р юрид. наук;

Кабышев С.В., доцент Московского государственного юридического универси тета (МГЮА) им. О.Е. Кутафина, канд. юрид. наук, президент Фонда правовых про блем федерализма и местного самоуправления Вискулова, В.В.

В 21 Гарантирование избирательных прав граждан в свете принципов избиратель ного права и правовой самостоятельности субъектов Российской Федерации: Моно графия. – Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2013. – 300 с.

В настоящей монографии принципы избирательного права как основопола гающие идеи, выступающие основаниями организации и проведения выборов, рас сматриваются в качестве фундаментальной гарантии их нормативного обеспечения.

Методология исследования предполагает не только познание принципов избиратель ного права в качестве гарантий избирательных прав граждан, но и рассмотрение тех условий и средств, которые способствуют их наиболее полному воплощению.

Принимая во внимание, что в федерации власть сосредоточена на трех уровнях:

общефедеральном, региональном и муниципальном, автор анализирует возможности субъектов Российской Федерации в дополнительном гарантировании избирательных прав граждан. Такие возможности проистекают из множества правовых норм, изда ваемых в соответствии с конституционным принципом разграничения предметов ве дения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в области изби рательного законодательства. Согласованность и непротиворечивость правовых предписаний в электоральной сфере сама по себе выступает гарантией избирательных прав и должна дополняться выверенной концепцией разграничения полномочий Фе дерации и регионов по созданию условий для реализации и защиты избирательных прав граждан. В работе предлагается вариант такой концепции.





Автор широко применяет историко-правовой метод исследования, а также ана лизирует конституционно-правовые основы современного российского законодатель ства о гарантиях избирательных прав граждан, существующие проблемы в вопросах гарантирования соответствующих прав и предлагает пути их разрешения.

Исследование представляет интерес для специалистов в области избирательно го права, работников органов государственной власти, органов местного самоуправ ления, студентов юридических вузов и факультетов, а также широкого круга читате лей.

ББК 67.400. ISBN 978-5-93493-190- © Вискулова В.В., Амурский государственный университет, ВВЕДЕНИЕ Категория гарантий избирательных прав граждан является центральной в избирательном праве России. Право, не сводимое к совокупности законов, принимаемых государством, обратилось к гарантийной тематике выборов в середине XX в. Однако нормативное оформление сложносоставного термина словосочетания «гарантии избирательных прав граждан» произошло лишь в 1990-х гг. в некоторых странах СНГ (Россия, Узбекистан, Туркменистан), при нявших одноименные законы, имеющие основополагающий, рамочный в элек торальной сфере государств характер.

Соответствующая особенность правового регулирования избирательного процесса в России порождена практикой выборов в органы государственной власти субъектов РФ и в органы местного самоуправления конца 1993 – начала 1994 гг., сопровождавшихся массовыми нарушениями избирательных прав граждан и искажением принципов избирательного права. В целях противодей ствия подобной тенденции и защиты прав граждан избирать и быть избранны ми в органы власти и был разработан проект первого Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав граждан РФ, в самом наименовании которого объявлялась приоритетная цель его принятия, задавшая вектор разви тия всего последующего законодательства о выборах.

Современное состояние правового регулирования гарантий избиратель ных прав граждан, несмотря на признание Российской Федерацией основопола гающих принципов и норм избирательного права, несовершенно. Это проявля ется и в легальном определении пределов действия рамочного избирательного законодательства, и в нормативном конструировании условий и механизмов, претворяющих институт выборов в жизнь, и в низкой практической эффектив ности концепции разделения гарантий избирательных прав граждан на основ ные и дополнительные. Нормативные ориентиры, заданные субъектам РФ при нятием трех рамочных федеральных законов в 1994, 1997 и 2002 гг., нередко отличались внутренней несогласованностью и, по сути, не оставляли законода тельным (представительным) органам государственной власти субъектов РФ поля для субсидиарного гарантирования избирательных прав граждан. При этом в судебной практике подчеркивалось: такое регулирование – право, а не обязанность соответствующих органов, что отнюдь не способствовало регио нальным нормотворческим инициативам. Более того, под видом дополнитель ного гарантирования в субъектах РФ нередко устанавливались требования, ог раничивающие конституционное право граждан на участие в управлении дела ми государства.





Исторически репрезентативность идеи дополнительного гарантирования избирательных прав граждан проявлялась в защите прав коренных малочислен ных народов, что утратило актуальность в связи с отменой в 2004 г. института квотирования народностей в представительных органах власти. За редким ис ключением, законы субъектов РФ сегодня лишь дублируют основные гарантии избирательных прав граждан, учрежденные федеральными нормами, а не соз дают субсидиарных условий, правил и процедур, обеспечивающих реализацию соответствующих прав. Это актуализирует обновление концепции разграниче ния полномочий между Федерацией и ее субъектами в вопросах гарантирова ния избирательных прав граждан.

Недостатки нормативного обеспечения прав граждан на участие в выбо рах следуют из фактической неизученности внутренней природы их гарантий наукой конституционного права. Проблема правовых гарантий неоднократно рассматривалась в отечественной доктрине как на общетеоретическом уровне, так и в рамках отдельных отраслей права, однако фундаментальные исследова ния данного вопроса далеко не достаточны. Исследователи анализировали пре имущественно принципы избирательного права. Гарантии избирательных прав граждан, несмотря на почти двадцатилетнюю историю нормативного оформле ния в российском законодательстве в качестве центральной категории, до сих пор не выступали объектом самостоятельного научного анализа.

Тематика гарантий прав участников избирательного процесса не была востребована доктриной и на более ранних этапах отечественной электораль ной истории. Ученые в зависимости от цели исследования лишь традиционно идентифицировали указанные гарантии с условиями, средствами, механизмами, методами, способами реализации, охраны, защиты, соблюдения, осуществле ния избирательных прав граждан, разделяя гарантии на материальные, полити ческие, организационные, идеологические и собственно правовые.

При таком доктринальном подходе гарантии избирательных прав и сего дня выступают тем, что в науке именуется «единством многообразного», а изу чение гарантий, заявляемое учеными в качестве объекта исследования, сводит ся к анализу всевозможных других проблем избирательного права. Современ ная нормативная дефиниция рассматриваемого термина, хотя и обращена к ас пектам реализации избирательных прав, также не исключает известной «необъ ятности» понятия, что подтверждается многочисленными актами казуального толкования.

Учитывая, что учеными уже произведена первичная упорядоченность га рантий избирательных прав граждан, намечены пути познания их сущности и перспектив дальнейшего развития, особую важность приобретают исследова ния причин недостаточной эффективности гарантийных предписаний. Отказ от многих традиционных институтов избирательного права, введение в современ ную избирательную систему России ряда норм, гарантийных лишь по форме, но не по содержанию, недостаточная согласованность положений избиратель ного и смежного с ним законодательства, а также самого законодательства о выборах, олицетворяющая отсутствие глубокого научного анализа некоторых из принимаемых новаций, неподтвержденность на практике ряда выдвинутых при построении системы электоральных знаний гипотез свидетельствуют об актуальности предлагаемой вниманию читателей работы.

Глава 1. ГАРАНТИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН КАК ПОНЯТИЕ НАУКИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА 1.1. Понятие и классификация гарантий избирательных прав граждан в советском государственном и современном конституционном праве Становление нормативного понятия «гарантии избирательных прав граж дан» осуществлялось стихийно, при отсутствии стабильных условий для право вого регулирования электоральных правоотношений. Предшествовавшие его возникновению правовые термины не имели явных дефиниций в нормативных источниках, что позволяло предположить необычайно широкую правовую при роду соответствующих гарантий. Необходимая конкретизация того смысла, ко торый законодатель вкладывал в содержание понятия «гарантии избирательных прав граждан», была произведена лишь в 1994 г. Это позволило считать его взаимозаменяемыми элементами средства обеспечения реализации избиратель ных прав граждан РФ. В 1997 г. легальное определение термина «гарантии из бирательных прав» было сокращено до обеспечения избирательных прав граж дан РФ, а в 2002 г., напротив, расширено до условий, правил и процедур, обеспе чивающих реализацию избирательных прав граждан РФ1.

Подобный нормативный подход к дефинированию гарантий прав лично сти не является единственно признанным федеральным законодателем. Наряду с рассмотрением в качестве гарантий прав граждан и их общностей средств, способов и условий, обеспечивающих осуществление прав2, в отечественной правовой системе соответствующие гарантии иногда называются мерами соци См. ст. 2 Федерального закона от 6 декабря 1994 г. № 56-ФЗ «Об основных гарантиях изби рательных прав граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 33. Ст. 3406;

ст. 2 Феде рального закона от 19 сентября 1997 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997.

№ 38. Ст. 4339;

пункт 11 ст. 2 одноименного Федерального закона от 12 июня 2002 г.

№ 67-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253. Далее соответствующие нормативные акты имену ются первым, вторым, третьим (действующим) рамочными Законами, Федеральными зако нами 1994, 1997, 2002 гг.

См. часть 1 ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г.

№ 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч. I). Ст. 3.

альной защиты (поддержки)3. В большинстве же законов гарантийной темати ки дефиниции отсутствуют вообще4.

Получается, что действующим нормативным источникам конституцион ного права присущи различные правовые подходы к определению содержания основной категории института гарантий. Такое разнообразие закономерно – правовые нормы лишь отражают многоаспектное научное знание и ориентиро ваны на прямое внедрение в практику правовых предписаний, которые «мерт вы» без выявления закономерностей внешнего мира объективного характера (что и осуществляет наука). В свою очередь, «практическая отдача» научных правовых знаний тем выше, чем детальней разработка научных категорий. Пра вовая материя едина, и изучение ее компонентов ведется совместными усилия ми как теории права, так и отраслевых наук. Именно содержание таких основ ных правовых абстракций как «право», «правовые гарантии», «принципы пра ва», «осуществление права», «правовое отношение», «механизм правового ре гулирования», раскрывающихся в функциональных понятийных рядах сле дующего порядка – «избирательное право», «гарантии избирательных прав», «принципы избирательного права», «осуществление избирательного права» и т.д., и позволяет более глубоко познать электоральную правовую действитель ность, отражающую все многообразие научных взглядов. Поэтому логично ут верждать, что за самыми незначительными, на первый взгляд, изменениями терминологии в законодательстве о выборах просматривается глубокий науч ный анализ не столько самого понятия «гарантии избирательных прав граждан»

(эта категория мало изучена наукой конституционного права), сколько его ос См., например, ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополни тельных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5880.

См., например, Федеральный закон от 12 мая 2009 г. № 95-ФЗ «О гарантиях равенства пар ламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными те леканалами и радиоканалами» // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2392;

Федеральный закон от 12 фев раля 2001 г. № 12-ФЗ «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему ис полнение своих полномочий, и членам его семьи» // СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 617;

Федеральный закон от 10 января 1996 г. № 6-ФЗ «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 144.

новополагающего звена – правовых гарантий5, частью которых и являются га рантии прав личности (человека, гражданина).

Проблема правовых гарантий привлекла внимание ученых в середине XX в. и с тех пор неоднократно рассматривалась в отечественной науке как на общетеоретическом уровне, так и в рамках отдельных отраслей права. Помимо неоднозначной доктринальной оценки правовой природы соответствующих га рантий, исследователями применительно к различным объектам гарантирова ния предложено множество их классификаций, что отнюдь не способствует унификации представлений об анализируемой проблеме. Замечательно сказано об этом Н.А. Бобровой: «В юридической науке нет, пожалуй, другой такой ка тегории, которая бы столь часто упоминалась и имела бы вместе с тем настоль ко широкую семантическую форму, что в нее вкладывается самое различное содержание. Категория эта – гарантии. В одних случаях мы говорим о гаранти ях законности, в других – о законности как гарантии, о гарантиях правопорядка и о правопорядке как гарантии, о гарантиях прав и свобод граждан и о правах личности как гарантии ее свободы, о гарантиях деятельности и о деятельности как гарантии, о гарантиях компетенции и о компетенции как гарантии, о гаран тиях ответственности и ответственности как гарантии и т.д.»6.

Как отмечается в юридической литературе, правовые гарантии выступа ют элементами научных теорий правового статуса, деятельности государствен ных органов в аспекте обеспечения прав и свобод личности, реализации права, правовых гарантий законности7. Этот перечень можно было бы продолжить.

Доктринальные подходы к познанию сущности правовых гарантий, разновид ностью которых выступают гарантии избирательных прав граждан, столь мно гообразны, что зачастую порождают понятийную путаницу. Считаем, что ее преодолению будет способствовать анализ существующих научных подходов к В настоящем исследовании категория правовых гарантий рассматривается не в качестве синонима их юридической природы (в рамках классификации общие – специальные гаран тии), а в обобщающем, родовом значении ко всем формам правопроявления – правовому статусу, реализации, применению права, ответственности, законности и т.д.

Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 8.

Лошкарев А.В. Правовые гарантии: теоретические проблемы определения понятия и клас сификации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 4-5.

познанию сущности правовых гарантий на примере гарантий избирательных прав граждан, позволяющий выстроить их относительно единую классифика ционную основу.

Сущность любой правовой категории предопределена ее целью, предна значением в правовой системе. Проблема гарантий избирательных прав названа А.А. Вешняковым стержневой в процессе организации выборов и формирова ния представительных органов власти8. Этот постулат прочно утвердился в науке конституционного права и не подвергается сегодня сомнению. Задумаем ся, почему? Истории развития человеческой цивилизации известно немало примеров, когда провозглашение народовластия в качестве одного из принци пов государственности и признание за институтами выборов и референдума ка чества высшего и непосредственного выражения власти народа являлись не бо лее чем результатами правовой демагогии, проявляющейся, в том числе, в соз нательном принятии декларативных по форме и по содержанию нормативных правовых актов. Поэтому в современных условиях именно вопросы эффектив ности права, а следовательно, и его гарантированности рассматриваются в ка честве важнейшей научной проблемы.

В науке конституционного права, несмотря на многократные обращения авторов к понятию гарантий избирательных прав граждан, фундаментальные исследования данной проблемы отсутствуют. Еще в середине XX в. ученые об ратили внимание на недостаточность изысканий в области правовых гарантий только по объектам их действия (т.е. по отношениям, которые охраняются нор мами права – основные права граждан, собственность и т.д.), а также по от дельным видам. Специалистами Института государства и права АН СССР в 1974 г. была подтверждена перспективность научных исследований, направ ленных на совершенствование системы юридических гарантий реализации прав и юридических обязанностей граждан9. Для решения поставленной задачи по Вешняков А.А. Общая характеристика гарантий обеспечения избирательных прав граждан с использованием ГАС «Выборы» // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 8.

С. 2.

Актуальные проблемы теории социалистического государства и права // Советское госу дарство и право. 1974. № 7. С. 8-9.

требовались десятилетия. Одной из первых работ в этой области, вне связи с оценкой того или иного объекта гарантирования, была диссертация А.В. Лош карева, защищенная в 2009 г.

В конституционном праве исследование гарантий избирательных прав граждан ограничивается, как правило, общетеоретическим подходом. Приме нительно к названной теме исследования ученые по-прежнему выделяют еди ные для всех правовых гарантий предпосылки, без наличия которых правовая материя несостоятельна. Такие предпосылки в юридической литературе назы ваются общими гарантиями, под которыми подразумеваются экономические, политические, идеологические, организационные факторы, обеспечивающие практическую возможность реализации соответствующих гарантий. Чтобы не называть гарантиями «вс и вся», некоторые конституционалисты предлагали отграничить общесоциальную гарантированность как общую предпосылку га рантированности правовых норм, образующую «вилку» максимальной и ми нимальной возможности нормоосуществления и зависящую от уровня специ ального, организационно-правового гарантирования, от собственно гарантий, которые бы «подтягивали» реализацию норм до максимально возможного уровня, определяемого экономическими, социальными, политическими, духов ными достижениями общества10. Однако последний подход, несмотря на его подробную юридическую аргументацию, все же не получил всеобщего призна ния;

в науке по-прежнему доминирует обозначение указанных предпосылок в качестве общих (в смысле внеправовых) гарантий.

Соответствующие гарантии в вышеназванных случаях рассматриваются как антипод юридическим (автору импонирует точка зрения о невозможности существования в праве категорий смешанной правовой, политической, эконо мической, духовной, философской природы11, хотя в науке иногда утверждает Боброва Н.А. Методологические аспекты проблемы гарантий реализации государственно правовых норм // Актуальные вопросы советского права (теория и практика) / под ред.

Б.Л. Железнова. Казань, 1985. С. 34-35.

Например, рядом специалистов по избирательному праву отмечается допустимость только правовых принципов: «…никаких политических, экономических, духовных, религиозных, философских принципов быть не может… Можно говорить только о политических, эконо ся иное, – например, наличие экономико-правовых, политико-правовых, орга низационно-правовых гарантий наряду со специфически правовыми ввиду того, что право опосредует общие гарантии12;

закрепление общих гарантий в юриди ческих, их подразделение на фактические, т.е. существующие на уровне факта, и юридические)13. Однако влияние общих гарантий на построение гражданско го общества как сложноструктурированной плюралистической системы нельзя недооценивать.

Действительно, в настоящее время, по истечении фактически двадцати лет с момента провозглашения в России идеи построения правового государст ва, пришедшей на смену советским устоям общества, вопрос о судьбе демокра тических ценностей (к которым, безусловно, относятся избирательные права граждан и их правовые гарантии) неразрывно связан с экономическими, поли тическими, социальными факторами. В социальной организации общества пра во выступает лишь одним из звеньев, наряду с экономикой и политикой. Взаи мосвязь этого «триумвирата» характеристик жизни общества весьма удачно отмечена А.М. Яковлевым: «Экономика в целом выполняет функцию адапта ции общества к изменяющимся материальным условиям его существования;

политика выполняет функцию целеполагания, определяя цели общественного развития и обеспечивая средства их реализации;

право обеспечивает устойчи вость системы общественных отношений»14.

Вышеназванные стороны общественной жизни тесно связаны между со бой и воздействуют друг на друга в разных формах: от поддержки и солидарно сти до противоборства и блокирования. Следовательно, в юридических иссле дованиях учет внеправовых факторов все же необходим, иначе произвольно сконструированные правовые нормы окажутся недействующими.

мических, духовных и других факторах, которые воздействуют на избирательное право, на принципы избирательного права, а принципы, т.е. исходные начала в избирательном праве, всегда будут правовыми». Очевидно, что аналогичное утверждение вполне допустимо и в отношении гарантий избирательных прав. См.: Лучин В.О., Белоновский В.Н., Пряхина Т.М.

Избирательное право России. Учебник. М., 2008. С. 55.

Демократия и правовой статус личности в социалистическом обществе / под ред. Чхиквад зе. М., 1987. С. 106.

Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. С. 21-23.

Яковлев А.М. Социальная структура общества и право: Учебное пособие. М., 2009. С. 15.

Доктринальное понятие гарантий избирательных прав граждан также должно включить экономические, политические и иные предпосылки их осу ществления. Это следует из морфологического значения понятия «гарантия»

(франц. garantie). В толковых словарях русского языка отмечается несколько значений этого термина: как обеспечение осуществления чего-либо (порука в чем-нибудь) и как условие, обеспечивающее, подтверждающее осуществление, исполнение чего-либо;

гарантирование как действие рассматривается в качест ве синонима защиты, обеспечения15. Тот факт, что материальные (экономиче ские), политические, организационные, идеологические гарантии, присущие всей системе гарантий, являются необходимыми условиями обеспечения раз личных правовых явлений – прав, законности, выборов и т.д., общепризнан в науке. Более того, в исследованиях советской избирательной системы указан ным гарантиям зачастую уделялось даже больше внимания, чем собственно юридическим, специальным16. Критика материальных условий жизни эксплуа таторских обществ составляла немалую долю в научных трудах.

Конечно, сегодня социалистическая система хозяйствования, руководя щая роль КПСС и марксистско-ленинское мировоззрение не являются цен тральными экономическими, политическими и идеологическими гарантиями;

однако в видоизмененном виде они существуют. В качестве таковых можно на звать рыночную экономику с доминированием частной формы собственности;

политический режим;

идеологию построения гражданского общества в услови ях правового государства. Причем советская критика буржуазного гарантиро вания прав граждан сыграла злую шутку с современной российской электо Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологи ческих выражений. 4-е изд. М., 2006. С. 126;

Большой толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 1998. С. 194.

Например, А.А. Аскеров писал по этому поводу: «Материальные и политические гарантии свободы и демократизма советских выборов заключаются прежде всего в том, что в совет ском обществе социализм вошел в быт трудящихся, и нет уже внутри страны классовых сил, способных давить на волю избирателей с целью извратить эту волю;

в том, что создано мо рально-политическое единство Советского общества и нет уже места столкновениям враж дебных классов;

в том, что в СССР нет враждебных партий и почвы для их существования».

Из юридических же гарантий автор называл лишь гарантии беспристрастного и точного уче та каждого поданного избирателем голоса (См.: Аскеров А.А. Очерки советского строитель ства. М., 1953. С. 345, 354).

ральной действительностью, – сегодня привлекательность института выборов как основной формы реализации политических прав граждан в значительной степени умаляется экономическими проблемами местного самоуправления: вы сокая дотационность значительной части муниципальных образований, низкий уровень их собственных доходов в условиях значительных расходов бюджетов на содержание органов местного самоуправления, неразвитость социальной, инженерной, транспортной инфраструктур, безусловно, сказываются если не на альтернативности выборов, то на их периодичности. В Амурской области, на пример, в периоды начала реформы местного самоуправления и его современ ного осуществления (2004 – 2006 и 2010 – 2012 гг.) наблюдаем резкое возраста ние числа досрочных выборов в связи с досрочным прекращением полномочий глав муниципальных образований (преимущественно ввиду отставки по собст венному желанию), – с 3% от общего числа проводимых выборов глав муници пальных образований до 34%.

Продолжая электоральную тематику, отметим, что общие гарантии изби рательных прав граждан, конечно, обретают свою специфику. Сокращение го сударственного сектора экономики стало одной из причин появления много численных средств массовой информации, учредителями (соучредителями) ко торых выступают граждане, объединения граждан, организации;

государствен ные органы и органы местного самоуправления в значительной степени из со ответствующей сферы деятельности устранились17. В итоге в отдельных субъ ектах РФ сложилась парадоксальная ситуация, когда в период избирательных кампаний региональных (не говоря уже о муниципальных) периодических пе Расходы на социально-культурные мероприятия по государственному бюджету СССР по статьям «Печать», «Искусство и радиовещание» в конце 1950-х гг. совокупно достигали 217 млн. рублей, а в 2013 г. – немногим более 288 млн. рублей. Если рассчитать соотношение советского и российского рублей, исходя из учетной цены на золото (с 1 января 1961 г. со ветский рубль был равен 0,987478 г. золота, а цена на золото в Банке России по состоянию на 2 февраля 2013 г. составляла 1605,75 рублей за грамм), то стоимость 1 советского рубля рав на 1585,53 российских рублей, а затраты на печать, искусство и радиовещание в советский период превышают нынешние российские государственные расходы на СМИ в 1195 раз.

Статистические данные приведены по источникам: Народное хозяйство СССР в 1960 г. Ста тистический ежегодник. М., 1961. С. 847 (http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php раз дел «Статистика);

Приложение 7 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2013 г. и на плановый период 2014 и 2015 годов» (СЗ РФ. 2012. №. 50 (ч. 2). Ст. 6939).

чатных изданий просто не было18. При проведении выборов в органы местного самоуправления отсутствие муниципальных средств массовой информации ос тается проблемой и сегодня.

Соответственно, такая юридическая гарантия избирательных прав как предоставление бесплатного эфирного времени, бесплатной печатной площади зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, зарегистриро вавшим списки кандидатов, в значительной степени нивелируется. Это доказы вает недостаточный учет правовыми нормами экономической составляющей современного государственного развития.

В качестве примера влияния организационных гарантий на правовой ста тус избирателей можно привести следующее. Появление новых информацион но-телекоммуникационных технологий позволило внедрить в практику госу дарственного и политического управления многих стран институт электронного голосования, осуществляемого посредством оптического сканирования (авто матического считывания информации с бумажного бюллетеня), либо посредст вом прямой записи через сенсорный экран, или с использованием информаци онно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет и других ка налов связи. Подобная практика, апробированная в ходе избирательных кампа ний в Швейцарии, Великобритании, Франции, Эстонии, Канаде, Австралии и в ряде других стран (частично – в России), позволяет избежать технических оши бок в подсчете голосов, привлечь к избирательному процессу граждан вне зави симости от места их нахождения, снижает риск административного воздействия на избирателей. То есть гарантирует избирательные права граждан. Конечно, с учетом замечания Р. Кримера, Ш. Триснига и М. Фолькамер о том, что провай деры электронной системы голосования, как правило, действуют в пределах своей территории и очень редко за пределами страны, следует согласиться с недостаточностью такого гарантирования, еще довольно много должно быть Например, такая ситуация была характерна при проведении федеральных и региональных выборов 2003 – 2008 гг. для Амурской области. В настоящий момент на 304 муниципальных образования области приходится 31 муниципальное средство массовой информации.

сделано для того, чтобы дистанционное электронное голосование стало реаль ным и приобрело массовый характер19.

Влияние политических факторов, как и экономических, на состояние юридических гарантий избирательных прав граждан огромно, поскольку поли тическая целесообразность предопределяет не только выбор модели избира тельной системы, существование отдельных стадий избирательного процесса (например, досрочного голосования на выборах в органы местного самоуправ ления), но и саму возможность избирать представителей органов власти. При чем именно политический фактор нередко признается учеными превалирую щим над юридическими гарантиями в сфере выборов. В.Я. Гельман примени тельно к рассматриваемому вопросу замечает, что гарантии (или их отсутствие) зависят, скорее, от ситуационной расстановки сил, чем от институтов, обеспе чивающих преемственность и неизбежность выборов20.

В настоящей работе мы не ставим целью проведение подробного иссле дования всех общих гарантий избирательных прав граждан, их влияния на со стояние правовых условий и средств, используемых законодателем для гаран тирования, – это предмет самостоятельного научного анализа. Приведенные выше рассуждения по данным вопросам призваны лишь подчеркнуть роль ма териальных (экономических), политических, организационных, идеологических гарантий как необходимых предпосылок для осуществления избирательных прав граждан, неотъемлемых элементов юридического понятия гарантий соот ветствующих прав.

Если в отношении общих гарантий, вне зависимости от объекта гаранти рования, в науке наблюдается относительное единство характеристик, то пра вовая природа специальных (юридических) гарантий получила более разносто роннюю оценку. Этот аспект проблемы гарантий стал активно исследоваться со Robert Krimmer, Stefan Triessnig, and Melanie Volcamer The Development of Remote E learning Around the World: A Review of Roads and Directions // E-Voting and Identity: First In ternational Conference, VOTE-ID 2007, Bochum, Germany, October 4-5, 2007, Revised Selected Papers (Lecture Notes in Computer Science / Security and Cryptology)\ edited by Ammar Alkassar (Feb 6, 2008). P. 1-15.

Гельман В.Я. «Учредительные выборы» в контексте российской трансформации // Обще ственные науки и современность. 1999. № 6. С. 61.

второй половины XX в. (отсутствие более ранних работ объясняется Е.Н. Хазо вым отрывочным и бессистемным характером конституционного регулирова ния этого вопроса)21. Причем изучение правовых гарантий изначально велось по двум направлениям: в изданиях по теории государства и права излагалась преимущественно концепция гарантий законности и правопорядка, а в работах по государственному праву рассматривались гарантии прав, свобод и обязан ностей граждан, т.е. гарантии как элементы правового статуса, реже – гаран тии полновластия народа, гарантии соблюдения конституций, гарантии де путатской деятельности.

В рамках первой концепции в трудах С.С. Алексеева, С.Г. Березовской, Д.А. Керимова, М.С. Строговича, Е.В. Шориной, Л.С. Явича и ряда других ис следователей к специальным гарантиям относились различные правовые явле ния: совершенство и развитость правовой системы, закрепление основ общест венного и государственного строя, основных прав и обязанностей граждан, компетенции органов государства, принципов правовой системы и правосудия в конституции;

соответствие текущего законодательства нормам и принципам конституции;

равенство всех граждан перед законом и судом;

четкая правовая регламентация нормотворческой деятельности государственных органов;

кон троль за соблюдением законов и конституций;

статьи конституции и иных нор мативных актов;

правовые средства предупреждения правонарушений, выявле ния совершенных правонарушений и восстановления нарушенной законности, правовые средства воздействия на правонарушителей (привлечение их к ответ ственности);

качественная работа юридических органов и др.

В советском государственном праве, несмотря на принципиально иные объекты гарантирования, избранные в качестве предмета научного анализа, ха рактеристика гарантий принципиально не отличались от общетеоретического подхода (разве что наряду с подразделением гарантий на общие и специальные иногда выделялась категория конституционных гарантий, преодолевающих Хазов Е.Н. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина в России. М., 2010. С. 22.

«разрыв» между ними)22. В отношении специальных гарантий это было обу словлено тем, что законность и правопорядок – результат действия многих кон ституционных институтов. При этом гарантии признавались и компонентами правовой системы (Н.И. Матузов), и разновидностью (совокупностью) консти туционных норм (В.О. Лучин, В.В. Регитский), и элементом правового статуса личности (Л.Д. Воеводин, А.И. Лепешкин).

В отношении последней точки зрения отметим, что в советском государ ственном праве были и противники признания юридических гарантий само стоятельным элементом правового статуса, поскольку «гарантии являются не что «внешним» по отношению к тому, что обеспечивается», хотя и влияют на содержание правового статуса, обогащая права и обязанности и повышая сте пень их реальности (Г.В. Мальцев, Н.В. Витрук).

В дефиницию юридических гарантий прав и свобод граждан специалисты по вопросам государственного строительства изначально включали систему го сударственноправовых средств, обеспечивающих наиболее полную и последо вательную реализацию прав и свобод граждан, т.е. законы и другие норматив ные акты, государственные учреждения, органы государства, на которые воз ложена обязанность обеспечить реализацию прав и свобод, правосудие и про курорский надзор (А.И. Лепешкин);

условия, средства и способы обеспечения прав, свобод, обязанностей гражданина в обществе;

правоотношения, обеспечи вающие реализацию указанных прав, свобод и обязанностей (В.С. Основин);

правовые средства, обеспечивающие осуществление и охрану прав, свобод и обязанностей граждан – закрепление в конституции и других нормативных ак тах гарантий основных прав, свобод и обязанностей граждан, а также деятель ность всех органов государства (Б.В. Чернов). Л.Д. Воеводин и А.А. Астрахань, исследуя юридические гарантии конституционных прав и обязанностей граж дан, отмечали объединяющие их свойства – выражение и закрепление в законо дательстве, а также направленность на практическую реализацию прав, свобод и обязанностей граждан и защиту (охрану) прав от нарушений.

Боброва Н.А. О конституционных гарантиях основных прав, свобод и обязанностей граж дан СССР // Советское государство и право. 1979. № 3. С. 6-7.

В целом, концепцию подразделения гарантий на условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и сво бод личности, в советском государственном праве можно считать устоявшейся.

При этом следующей после условий и средств разновидностью гарантий иногда назывались права, включающие элементы гарантий и обеспечивающие актив ное участие в решении вопросов государственного строительства (А.В. Зиновь ев, В.В. Мамонов).

Таким образом, в советской юридической науке при всем многообразии мнений сложился относительно единый подход к специальным юридическим гарантиям правовых явлений, которые обобщенно попытаемся сформулировать в качестве условий и средств, обеспечивающих осуществление, реализацию, ох рану, защиту прав и свобод граждан посредством нормативного закрепления демократических ценностей, их незыблемости, эффективной работы государ ственных органов, высокого уровня развития и авторитета юридической культуры, действенности мер юридической ответственности. При таком подходе правовые гарантии выступают синтезом многих определений, «един ством многообразного». То есть доктринальное понимание правовых гарантий было связано преимущественно с внешними средствами контроля (защиты, ох раны), относящимися к тому либо иному объекту правового исследования.

Подчеркнем, что единство усредненного определения правовых гарантий, выведенного нами из содержания трудов советских авторов, действительно от носительно, поскольку заложенные в нем категории составляют предмет само стоятельных научных споров.

Специальные гарантии избирательных прав граждан в советском госу дарственном праве детально не исследовались;

в юридической литературе лишь воспроизводились отдельные нормы гарантийной тематики, присущие законо дательству о выборах того периода, либо приводилась краткая характеристика видов соответствующих гарантий23. При этом сама советская избирательная си стема в литературе по государственному праву СССР иногда называлась гаран Например, Ф.Н. Судариков исследовал материальные, политические и юридические гаран тии избирательных прав. См.: Судариков Ф.Н. Всеобщее избирательное право в СССР: Ав тореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1961. С. 7, 11-14.

тией полновластия народа24. Ее внутренняя гарантийная природа изучалась по верхностно;

вопросы выборов в трудах специалистов (Г.В. Барабашева, П.Т. Василенкова, А.Н. Горшенева, А.И. Денисова, М.Г. Кириченко, Б.П. Крав цова, О.Е. Кутафина, А.С. Матвеенкова, Б.В. Щетинина и др.) рассматривались преимущественно сквозь призму принципов советской избирательной системы.

Однако тот факт, что гарантии политических прав граждан и их разновидности – избирательных прав – пусть выборочно, но все же привлекали внимание уче ных в первой половине XX в., представляется нам бесспорным.

Одним из первых российских исследователей, затронувших проблемы га рантирования указанных прав граждан в смысле их обеспечения, был Б.П. Вы шеславцев. Еще в 1917 г. он иронично замечал: «Можно подумать, что если граждане получили политические права, то в государстве уже существует сво бода и справедливость… Если законодательная и исполнительная власть вы брана всем народом, на основе всеобщего избирательного права, то как же та кая власть может кого-нибудь обидеть?.. Однако дело решается не так просто… Даже и в демократии власть государственная, обладающая огромною силою… может неправильно нарушать свободу личности… Как сделать, чтобы такие случаи были невозможны? Вот для этого и необходимо установить права лич ной свободы и создать гарантии (обеспечение) этих прав»25.

Указанная проблема сохранила актуальность и в последующие годы. Так, в отношении постановления Президиума ЦИК СССР от 27 сентября 1934 г. «Об изменениях и дополнениях к Инструкции о выборах в Советы»26 в литературе отмечалось усиление гарантий избирательных прав граждан: «Это, в частности, нашло свое выражение в том, что теперь занесение в списки лиц, лишенных из бирательных прав, могло иметь место только по постановлению исполнитель ного комитета, которое принималось персонально в отношении каждого лица, и только при наличии достаточных к тому законных оснований»27.

Государственное право СССР. Учебник / под ред. С.С. Кравчука. М., 1967. С. 97;

Овсе пян Ж.И. О ходе конституционной реформы в СССР // Правоведение. 1991. № 3. С. 8.

Вышеславцев Б.П. Гарантии прав гражданина. М., 1917. С. 4-5.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Союза Советских Социалистических Республик. Отдел I. 1934. № 50. Ст. 394.

Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. Т. 1. М., 1961. С. 386.

В большинстве же остальных случаев исследователи анализировали от дельные разновидности гарантий избирательных прав граждан – гарантии ис тинности волеизъявления избирателей (непосредственное участие граждан в составлении списков избирателей, в работе избирательных комиссий, в выстав лении и обсуждении кандидатов в депутаты, в определении результатов выбо ров)28, гарантии осуществления равного избирательного права (равных выбо ров) – внесение избирателя только в один список избирателей, личное голосо вание, предъявление документа, удостоверяющего личность, отметка в списке избирателей о голосовании, равная «нарезка» избирательных округов по коли честву проживающих в них жителей и по числу избираемых от них депутатов, создание в каждом национально-государственном образовании равного количе ства избирательных округов29, гарантии всеобщности избирательного права (составление списков избирателей, удобная организация избирательных участ ков)30, гарантии прав кандидата в депутаты, гарантии осуществления кон троля со стороны общественности за законностью процесса выборов (ком плекс прав, приобретаемых кандидатом с момента регистрации;

участие пред ставителей общественности, средств массовой информации, наблюдателей и доверенных лиц в избирательном процессе)31.

Таким образом, тема правовых гарантий пользовалась вниманием пред ставителей советской науки. Исследованная в различных аспектах проблем теории государства и права и государственного права, она не отличалась одно значностью доктринальных оценок. Множество подходов авторов к вопросу о понятии тех либо иных специальных гарантий, частично отраженных в настоя щей работе, свидетельствовало об отсутствии не только единства терминоло гии, но и содержания, вкладываемого в процесс гарантирования. Для система Туманов П.В. Порядок организации и проведения выборов в Верховный Совет СССР. М., 1958. С. 6.

Государственное право СССР. Учебник / под ред. С.С. Кравчука. С. 373;

Курс советского государственного права / под ред. Б.В. Щетинина, А.Н. Горшенева. М., 1971. С. 334.

Советское государственное право. Учебник. изд. 2-е / под ред. С.С. Кравчука. М., 1985.

С. 304-305.

Михалева Н.А., Морозова Л.А. Реформа республиканского избирательного законодатель ства (сравнительно-правовой аспект) // Советское государство и право. 1990. № 6. С. 32-36.

тизации научно-правового знания в 80-х гг. прошлого века стали вноситься предложения о введении в юридический оборот понятий структуры, системы гарантий и механизма гарантирования. То есть, помимо внешних аспектов га рантий, предпринимаются попытки исследовать их внутренние, функциональ ные характеристики, подчеркивающие динамичную природу рассматриваемого явления.

Так, применительно к теории правового статуса граждан под структурой гарантий Т.В. Синюкова понимала их внутреннюю форму, строение, выявле ние устойчивых связей элементов, оказывающих в совокупности гарантирую щее воздействие на субъективные права и юридические обязанности (т.е. юри дических актов, организационно-правовой деятельности субъектов права и спе циальных гарантирующих методов воздействия на общественные отношения).

Система гарантий рассматривалась автором в качестве видового разнообразия гарантирующих средств, применяемых в правовом регулировании (гарантий условий и гарантий-средств);

механизм гарантирования назывался исследова телем «работой» структуры гарантий, совокупностью внешних динамических связей ее элементов в процессе реализации права, и включал институционный уровень (нормы, охранительные правоотношения, формы реализации и защиты прав и обязанностей, юридическая ответственность, институт контроля, надзо ра жалоб и заявлений граждан), а также субъективную часть (правоспособ ность, дееспособность, деликтоспособность, правосознание и правовая культу ра, правовые привычки субъектов)32. С позиций подобного подхода можно кон статировать сочетание в реальных дефинициях исследованных советскими уче ными разновидностей правовых гарантий элементов их системы и структуры.

Современной науке конституционного права присущи те же взгляды на изучение различных аспектов государственно-правового гарантирования, что и в советский период, хотя новые веяния, конечно, присутствуют. Проблема вне юридического происхождения гарантий сохраняет прежнюю актуальность, од нако основной акцент делается на детально разрабатываемые юридические га Синюкова Т.В. Юридические гарантии реализации прав и обязанностей советских граждан (вопросы теории): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. С. 8-9, 14-15.

рантии, в составе которых стали выделяться общие (напоминающие общие га рантии в ранее известном смысле, но отраженные в праве) и частные, т.е. на правленные на восстановление и защиту конкретных прав личности. Не менее популярно подразделение юридических гарантий на формально-юридические (закрепленные в конституциях и других законодательных актах) и юридико организационные (воплощенные в функционировании соответствующих госу дарственных учреждений).

Современные ученые-конституционалисты придерживаются такого же доктринального понимания правовых гарантий, которое было характерно для советского государственного права, рассматривая в качестве гарантий факт су ществования правового государства (В.Е. Чиркин, В.А. Четвернин), конститу ционные права материально-правового и процессуального характера и ответст венность за их нарушение (Б.А. Страшун, В.В. Маклаков), нормы конституций (Н.А. Михалева), закрепление прав и свобод в нормативных источниках (А.С. Автономов), учреждение правозащитных институтов (Н.Л. Гранат). Пред лагаемые авторами дефиниции гарантий столь же неоднородны и содержат та кие понятия, как «средства», «условия», «процедуры», «предпосылки», «прие мы», «методы», «механизмы», направленные на осуществление, реализацию, соблюдение, защиту и охрану прав граждан. Соответствующий подход встре чается в трудах С.А. Авакьяна, К.В. Арановского, И.А. Иванникова, С.Ю. Каш кина, Е.И. Колюшина, В.В. Невинского, Т.Т. Озиева, М.Б. Смоленского, А.А. Югова и ряда других исследователей.

В современном избирательном праве, как и прежде, гарантийная тематика затрагивается крайне скупо;

нередки случаи, когда изучение гарантий, заявлен ное в качестве темы исследования, на практике оказывается анализом других проблем избирательного права. В учебной и монографической литературе наи более популярны, как и в советский период, принципы избирательного права (гарантийной природе которых посвящена следующая глава настоящей рабо ты). Причем эта тематика настолько «заслоняет» собой собственно правовые гарантии в сфере выборов, что даже реализация избирательных прав рассмат ривается сквозь призму принципов.

Выделение гарантий избирательных прав граждан в учебных изданиях в качестве отдельной темы изучения, а также дефинирование данного понятия – большая редкость33;

гарантии как бы «растворяются» в исследованиях источни ков избирательного права, статуса субъектов избирательного права, стадий из бирательного процесса, института ответственности, правовых принципов. Ко нечно, нельзя утверждать, что гарантии избирательных прав абсолютно игно рируются современными учеными. Узкие исследования по данному вопросу ведутся: обсуждаются гарантии для кандидатов, гарантии законности выбо ров34, гарантии активной и пассивной правосубъектности граждан, гарантии обеспечения всеобщности права участия в выборах35, гарантии реализации и гарантии защиты активного и пассивного избирательного права36, гарантии су дебной защиты избирательных прав37, проблемы конституционного закрепле ния гарантий реализации (обеспечения гарантий) избирательных прав граж дан38, гарантии свободы выборов39, гарантии равенства прав кандидатов и из бирательных объединений40, соблюдение требований к регистрации (учету) из В качестве исключений назовем: Воробьев Н.И., Никулин В.В. Избирательное право и из бирательный процесс в Российской Федерации: Учебное пособие. Тамбов, 2005. С. 26;

Ма тейкович М.С. Избирательное право и избирательный процесс: Учебное пособие. М., 2010.

С. 109-114;

Халипов В.Ф., Муравьев А.А., Халипова Е.В. Выборы. Словарь-справочник. М., 2007. С. 49;

Постников А.Е. Избирательное право России. М., 1996. С. 31.

Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: В 2-х т. Изд. 4-е. Т. 2. М., 2010. С. 274-278;

315-320.

Руппель А.Х. Принципы избирательного права как критерий демократичности избира тельных систем: Автореф. дис. …канд. юрид. наук.М., 1993. С. 7, 11.

Потапова Е.А. Избирательное право Российской Федерации: Учеб. пособие. Новосибирск, 2004. С. 3.

Галушко И.В. Усиливать гарантии судебной защиты избирательных прав // Вестник ЦИК России. 2002. № 2. С. 46-54.

Масловская М.В. Конституция и избирательное законодательство России: соотношение, современное состояние, вопросы совершенствования // Конституция и избирательное право:

настоящее и будущее. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 6 марта 2009 г., г. Самара. Самара, 2009. С. 39;

Босова Е.В. Избирательное законодательство: про блемы систематизации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Казань, 2005. С. 8-9.

Шабуня В.В. Конституционно-правовые основы обеспечения реализации избирательных прав гражданами Российской Федерации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук.СПб., 2004. С. 21;

Сергейчук В.Б. Гарантии свободы выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 15.

Шуленин В.В. Правовое обеспечение в Российской Федерации равенства прав кандидатов и избирательных объединений при проведении предвыборной агитации: Автореф. дис.

…канд. юрид. наук. М., 2006. С. 9.

бирателей, к составлению списков, к образованию избирательных округов и участков как гарантия прав граждан в процессе выборов41, гарантии прав граж дан при регистрации (учете) избирателей42, гарантии, направленные на повы шение активности потенциальных избирателей на разных стадиях избиратель ного процесса43, гарантии общественного контроля за соблюдением принципов избирательного права44, гарантии законности избирательного процесса, гаран тии организации и проведения выборов, гарантии, обеспечивающие свободу волеизъявления избирателей, гарантии принципов проведения выборов45.

В качестве соответствующих гарантий по-прежнему рассматриваются принципы избирательного права, права, обязанности, запреты, адресованные участникам выборов, а также меры ответственности за нарушения избиратель ного законодательства. Как видим, приведенный подход мало чем отличается от присущего советской науке государственного права. В качестве реальной дефиниции рассматриваемого термина и сегодня превалируют условия и сред ства реализации, защиты, обеспечения избирательных прав граждан.

Получается, что традиционный подход в науке к гарантиям избиратель ных прав граждан аккумулирует как средства противодействия нарушениям и посягательствам на права граждан и правила избирательного процесса, так и средства организации, нормального хода избирательного процесса. На наш взгляд, это свидетельствует о существовании как узких доктринальных подхо дов к рассматриваемой категории (в случаях, когда авторы ограничивают сферу ее действия аспектами обеспечения реализации или защиты избирательных прав), так и некоего генерального подхода к гарантированию, которое вопло щается во всем – в регулировании, правоприменении, защите избирательных Какоткин Н.С. Избирательные права граждан Российской Федерации и их право на уча стие в референдуме: основные гарантии реализации. Тверь, 1998. С. 13.

Жданов Ю.А. К вопросу о гарантиях прав граждан при регистрации (учете) избирателей // Журнал о выборах. 2003. № 3. С. 10-11.

Антошина Н.М. Политико-правовые основы реализации избирательных прав граждан в современной России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 19-20.

Ищенко О.А. Муниципальные выборы в системе народовластия: на примере Дальнево сточного федерального округа: Дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2005. С. 54.

Масловская М.В. Избирательный процесс в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид.

наук. Волгоград, 1999. С. 167, 180-181.

прав граждан. Причем в работах по избирательному праву как советского, так и современного периодов внимание исследователей акцентировалось именно на узких, точечных характеристиках гарантий. Однако комплексное изложение соответствующих подходов, предпринятое автором посредством исследования гарантирования избирательных прав граждан в свете принципов избирательно го права и правовой самостоятельности субъектов Российской Федерации, по зволяет не только расширить традиционные рамки рассматриваемого понятия, но и систематизировать его различные характеристики.

Достижению поставленной задачи способствует появление в течение по следних лет различных классификаций электоральных гарантий, что частично нашло отражение в действующем законодательстве о выборах, а также пред принимаемые некоторыми учеными попытки раскрыть механизм гарантирова ния избирательных прав, изучить структуру соответствующих гарантий.

В избирательном праве заимствован общий подход, известный предыду щим периодам отечественного государственного строительства, согласно кото рому гарантии подразделяются на политические, материальные (экономиче ские), организационные и собственно специальные (юридические), обеспечи вающие непосредственное удовлетворение интересов, лежащих в основе кон ституционного права избирать и быть избранными. Если ранее были распро странены попытки включить в природу специальных гарантий явления непра вовой жизни, то сегодня наблюдается обратная тенденция – правовая состав ляющая гарантий, именуемых авторами политическими, материальными (эко номическими), организационными, фактически поглощает последние.

Например, В.В. Шабуня, рассматривая политические гарантии избира тельных прав граждан, уделяет внимание вопросам гарантированного обеспе чения равной для каждого избирателя возможности воздействовать на резуль таты выборов благодаря наличию у каждого избирателя равного числа голосов, а также равному их значению, В.Б. Сергейчук – конституционным гарантиям политических прав граждан и специальным гарантиям, содержащимся в феде ральном законодательстве, законодательстве субъектов РФ, постановлениях Правительства РФ и инструкциях ЦИК России, У.Ф. Хасанов – равноправию избирателей на выборах, свободе агитации, контролю за ходом проведения на родного голосования46, В.П. Заботин – регламентации предвыборной агита ции47. В.В. Масловская в числе политических гарантий избирательного процес са называет демократический механизм выдвижения кандидатов, широкие воз можности участия в выборах общественных организаций, свободу предвыбор ной агитации, контроль за ходом проведения выборов.

К организационным гарантиям Н.И. Воробьев, В.В. Никулин относят за прет на членство в избирательных комиссиях кандидатов и зависимых от них лиц, содействие избирательным комиссиям со стороны государственных орга нов при подготовке и проведении выборов, а А.Г. Головин – существование хо рошо развитой институциональной системы подготовки и проведения выборов в России (системы специализированных органов и учреждений – избиратель ных комиссий, контрольно-ревизионных служб, ГАС «Выборы»)48.

По мнению Ю.А. Веденеева, В.И. Лысенко, материальные гарантии фик сируют необходимые финансовые условия участия в избирательном процессе кандидатов на выборные должности49, а М.В. Масловская относит к ним запрет на пожертвования в избирательные фонды со стороны иностранных государств, международных организаций и ряда других субъектов.

Однако приведенные гарантии есть не что иное, как отраженные в дейст вующих правовых нормах условия и средства, обеспечивающие фактическое претворение в жизнь правовых предписаний, т.е. юридических гарантий! Сле довательно, в данной классификации не выражены наиболее характерные, су щественные черты изучаемого предмета, что является следствием известной неопределенности ее основания.

Хасанов У.Ф. Гарантии электоральных прав // Социально-правовые гарантии прав и закон ных интересов граждан в Российской Федерации. Материалы Международной научно практической конференции. Оренбург, 2006. С. 72.

Заботин В.П. Избирательные права граждан Российской Федерации и роль органов внут ренних дел в их реализации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 93-94.

Головин А.Г. Избирательное право России: Курс лекций. М., 2007. С. 104.

Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации: Учебник для ву зов / под ред. А.А. Вешнякова. М., 2003. С. 14.

Видимо, пытаясь «обойти» названное противоречие, А.В. Зиновьев имен но специальные гарантии свободы выборов делит на политические, организа ционные, материальные, правовые санкции50. По сути, имеются в виду именно юридические гарантии, лишь условно подразделенные на группы. Например, к политическим гарантиям ученый отнес демократизм выдвижения кандидатов в депутаты;

равноправие избирателей на выборах;

свободу предвыборной агита ции;

гарантии деятельности кандидата в депутаты;

право избирателей на отме ну ранее принятого решения о выдвижении кандидата в депутаты;

доброволь ность принятия депутатского мандата;

обязанность кандидатов в депутаты со ставлять и делать достоянием гласности программу своей деятельности;

ответ ственность депутатов за свою деятельность перед избирателями. В числе орга низационных гарантий А.В. Зиновьевым назван ряд правил, прав и норм (на пример, о том, что никто не может быть включен более чем в один список из бирателей;

что кандидаты в депутаты не должны состоять членами окружных и участковых комиссий того округа, в котором они выдвинуты). К материальным же гарантиям ученый относил возложение основных расходов по выборам на государство;

право бесплатного проезда кандидатов на всех видах пассажир ского транспорта;

право на одно бесплатное выступление по государственному телевидению и радио.

Как видим, во всех случаях автор имел в виду правила, отраженные в правовых нормах. Поэтому собственно правовые гарантии для их идентифика ции в числе остальных групп ученый связывал с санкциями, в числе которых называл право граждан на обжалование неправильностей в списках избирате лей;

признание недействительными выборов, проведенных с нарушением по ложений о выборах;

право комиссий аннулировать выдвижение кандидата за грубое нарушение правовых и этических норм;

привлечение к уголовной ответ ственности лиц, виновных в грубом нарушении избирательных прав граждан.

Предложенная А.В. Зиновьевым классификация, на наш взгляд, ставит под сомнение саму возможность выделения в праве отдельных политических, Зиновьев А.В. Гарантии свободы выборов представительных органов власти в России // Государство и право. 1995. № 1. С. 16, 20-22.

организационных и материальных течений в качестве самостоятельных основа ний для классификации специальных гарантий. Ведь те же гарантии деятельно сти кандидата в депутаты, отнесенные ученым к политическим, могли бы быть, исходя из приведенной логики, и материальными;

учреждение либо отмена до срочного голосования нередко предполагает политическую мотивацию, а за прет на совмещение полномочий кандидатов и членов избирательных комиссий с полным правом можно отнести и к политическим гарантиям, и к материаль ным.

Увлечение авторов юридическими аспектами гарантирования избира тельных прав граждан имеет в избирательном праве еще одну специфическую черту, которая проявляется в подразделении гарантий на общие и специальные.

Дело в том, что некоторые исследователи в рассматриваемом случае к общим относят гарантии, сложившиеся в конституционном праве, а к специальным – в избирательном праве как его подотрасли. Например, В.Д. Мостовщиков, выде ляя судебные и внесудебные гарантии избирательных прав, подразделяет по следние на общие, реализуемые в рамках защиты конституционных прав и сво бод человека и гражданина (запрет на применение любых нормативных право вых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и граждани на, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения;

обеспече ние государственной защиты прав и свобод человека и гражданина;

предостав ление каждому человеку права на самозащиту;

запрет на издание законов, от меняющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина;

установ ление возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина лишь в строго оговоренных в Конституции РФ случаях), и специальные, реализуемые в рамках защиты избирательных прав (обязанность избирательных комиссий рас сматривать обращения о нарушении законов, проводить проверки по этим об ращениям, инициировать представления о проведении проверок и пресечении нарушений избирательного законодательства, право комиссии обращаться в ор ганы судебной власти по вопросам ее компетенции, а также рассматривать жа лобы и заявления на решения нижестоящих комиссий)51.

Введение в избирательное право: Учебное пособие. М., 2003. С. 76-78.

Как видим, и общие, и специальные гарантии рассматриваются в данном случае в качестве явлений правовой природы. Действительно, конституционное право, как материнская отрасль по отношению к избирательному праву, создает фундаментальные гарантии с целью реализации и защиты прав граждан. Изби рательное право их лишь «развивает». Приведенная классификация тем самым основана на принципе вертикального деления в отличие от классической кон цепции общего и специального гарантирования, признающей «равновеликость»

правовых, экономических, политических, идеологических факторов в этом про цессе.

Не менее интересна идея разграничения гарантий избирательных прав граждан и гарантий избирательного процесса – по аналогии с выделением ма териальной и процессуальной подотраслей в избирательном праве. Гарантии законности избирательного процесса исследовались М.В. Масловской, предло жившей понимать под соответствующими гарантиями условия и средства, обеспечивающие избирателям свободу волеизъявления в ходе проведения вы боров, защиту демократических принципов и норм избирательного права, а также организацию и проведение выборов в соответствии с действующим зако нодательством, при которых исключается возможность фальсификации голосо вания. С точки зрения того, для кого они предназначены, автор произвела инте ресную группировку вышеназванных условий и средств путем выделения га рантий избирательных прав граждан РФ, гарантий деятельности зарегистриро ванных кандидатов и иных участников избирательного процесса, гарантий дея тельности органов, на которых законодательством возложено обеспечение ор ганизации и проведения выборов.

Достоинством такого подхода является акцент на необходимости ком плексного гарантирования прав всех участников избирательного процесса, на что обращалось внимание еще на стадии разработки первого рамочного закона.

Однако насколько предложенные элементы классификации подчинены одному понятию – гарантиям избирательного процесса? Ведь избирательный процесс есть совокупность сменяющих друг друга избирательных действий, поэтому и гарантии избирательного процесса, по логике вещей, должны обеспечивать со блюдение указанной последовательности. Разработанное же М.В. Масловской определение соответствующих гарантий фактически ничем не отличается от обычной дефиниции гарантий избирательных прав (за исключением разве того, что адресатом последних могут быть лишь граждане и избирательные объеди нения). Поэтому предложенное автором выделение в избирательном процессе гарантий принципов проведения выборов и гарантий осуществления избира тельных процедур представляется нам более удачным.

Заслуживает внимания классификация гарантий избирательных прав с точки зрения предметов ведения и полномочий Российской Федерации и ее субъектов. В этом случае в юридической литературе гарантии подразделяются на основные (федеральные) и дополнительные. Сложности вызывает критерий, на основе которого соответствующая гарантия могла бы быть отнесена к той либо иной группе. Ученые вносят лишь «точечные» предложения. Например, М.С. Матейкович полагает необходимым включить в первую группу импера тивные требования, касающиеся реализации пассивного избирательного права, сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов, определения результатов выборов52. В отношении дополнительных гарантий он подчеркивает, что воз можности субъектов РФ в этом вопросе неосуществимы, поскольку любые до полнительные гарантии, как правило, связаны с установлением тех или иных ограничений, что неизбежно порждает коллизию норм с рамочным законода тельством. Л.Г. Алехичева настроена более оптимистично, обращая внимание на право субъектов РФ осуществлять собственное регулирование в соответст вии с частью 4 ст. 76 Конституции РФ, в частности по вопросам «…опре деления существенных параметров избирательной системы (в узком смысле этого термина);

организации подготовки и проведения выборов;

установления конкретных избирательных процедур, отражающих специфику организации го Матейкович М.С. Федеральное избирательное законодательство: от «квазиконституцион ности» к кодификации // Конституция и избирательное право: настоящее и будущее. Мате риалы Всероссийской научно-практической конференции 6 марта 2009. г. Самара. С. 28-29.

сударственной власти в субъекте Российской Федерации и условия ее осущест вления»53.

Приведенные точки зрения подтверждают необходимость детализации подхода федерального законодателя к установлению дополнительных гарантий избирательных прав.

Безусловную нормативную основу имеет и классификация гарантий из бирательных прав граждан, предложенная Б.А. Страшуном. Выделяя в зависи мости от предмета регулирования гарантии, связанные с назначением выборов, формированием их инфраструктуры (регистрация избирателей и составление их списков, образование избирательных округов и избирательных участков, формирование избирательных комиссий), выдвижением кандидатов на выбо рах, получением и распространением информации о выборах, процессом голо сования, определением итогов голосования и результатов выборов, обжалова нием нарушений законодательства о выборах, ученый воспроизводит, по сути, оглавление действующего рамочного закона54. Тем самым подтверждается те зис о том, что гарантии избирательных прав граждан устанавливаются путем регламентации процедуры проведения выборов, т.е. применительно к каждой стадии избирательного процесса.

Современному конституционному праву известна еще одна классифика ция гарантий избирательных прав граждан. В зависимости от содержания В.П.

Заботин выделяет гарантии использования прав (юридические средства, обес печивающие правомерную реализацию прав и свобод) и гарантии защиты прав (юридические средства, охраняющие их). По сути, в данной классификации от ражена система гарантий избирательных прав в зависимости от их функцио нального назначения в механизме правового регулирования. В юридической литературе указанные средства реализации и защиты нередко объединяются Алехичева Л.Г. Соотношение и взаимодействие избирательного законодательства Россий ской Федерации и ее субъектов: конституционно-правовые основы: Автореф. дис. …канд.

юрид. наук. М., 2000. С. 17-18.

Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об основных гарантиях из бирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» / под ред. А.А. Вешнякова, В.И. Лысенко. М., 2007. С. 39.

единым термином – «гарантии обеспечения прав и свобод»55. При этом средст ва реализации направлены на использование гражданами своих прав, исполне ние ими обязанностей и законное привлечение лиц к ответственности;

средства защиты действуют в случае нарушения статуса, возникновения препятствий на пути его использования.

Приведенные варианты классификации гарантий избирательных прав подчеркивают присущее современной науке акцентирование внешних характе ристик соответствующих гарантий. Что же касается их внутренней природы, то изучение этого вопроса сегодня ведется исходя из места гарантий в системе права, а также их функционального предназначения (в свете механизма гаран тирования, принципов права, правового статуса).

1.2. Гарантии избирательных прав граждан в системе права и в механизме правового регулирования: обзор научных подходов В качестве элементов системы права гарантии нередко рассматриваются в виде правовых норм и их объединений. В юридической литературе подчерки вается, что система гарантий избирательных прав граждан складывается из со вокупности конституционно-правовых, гражданско-правовых, уголовно правовых и административно-правовых норм, норм избирательного законода тельства56. В последнем же выделяется особый пласт гарантийных норм, назы вающихся элементом системы избирательного права, функциональное назначе ние которых состоит в обеспечении и защите избирательных прав граждан57.

В.О. Лучин, В.Н. Белоновский, Т.М. Пряхина даже предприняли попытку клас сифицировать гарантийные нормы избирательного права, выделив в отдельные группы гарантийные нормы, обеспечивающие введение в избирательное право института организационных, информационных и процессуальных гарантий Лаврик М.А. Гарантии конституционных прав человека (соматический аспект): Дис.

…канд. юрид. наук. Иркутск, 2006. С. 26.

Смольяков А.А. Избирательная система России: проблемы теории и практики: Дис.

…канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 97.

Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации: Учебник для ву зов. М., 2003. С. 44-45.

реализации и защиты субъективных избирательных прав граждан;

нормы, обеспечивающие важнейшие гарантии прав граждан РФ, связанные с учетом и регистрацией избирателей, составлением избирательных списков, образованием избирательных округов и избирательных участков;

нормы, связанные с гаран тиями прав граждан на выдвижение кандидатов;

нормы, закрепляющие гаран тии прав на получение и распространение информации о выборах;

нормы, свя занные с гарантиями прав граждан при организации и осуществлении голосо вания, подсчете голосов избирателей, установлении результатов выборов и их опубликовании. Как видим, в данном случае авторы ограничивают гарантийные нормы аспектом обеспечения, реализации избирательных прав граждан.

Рассматривая гарантийные нормы, направленные на создание условий для осуществления и защиты избирательных прав граждан, С.Д. Князев пишет:

«…гарантийные нормы не могут быть отождествлены в чистом виде ни с регу лятивными, ни с охранительными предписаниями, а являются принципиально новым элементом российского избирательного права, рассчитанным на введе ние в правовую ткань электоральных отношений института организационных, информационных и иных гарантий реализации и защиты избирательных прав граждан»58. Причем нормы, регламентирующие избирательный процесс, А.В. Иванченко назвал гарантирующими реализацию норм материального из бирательного права, прежде всего конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправле ния59.

На наш взгляд, выделение самостоятельной группы гарантийных норм, свидетельствующее об узком подходе к содержанию гарантий избирательных прав (наряду с регулятивными и охранительными нормами) достаточно спорно.

Ведь охранительные нормы в избирательном праве есть не что иное, как сред ства противодействия электоральным нарушениям. Так, тайное голосование не Князев С.Д. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации (Проблемы теории и практики): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 1999. С. 19.

Иванченко А.В. Организационно-правовая основа избирательного процесса в Российской Федерации: Дис. в форме научного доклада …д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 11.

только охраняет истинность волеизъявления избирателей, но и гарантирует свободу выражения мнений избирателей о предпочтительности кандидатов, из бирательных объединений, препятствует искажению воли граждан. Впрочем, и регулятивные нормы, отражающие средства организации избирательного про цесса, также имеют гарантийный оттенок, – например, регулирование порядка досрочного голосования гарантирует реализацию избирательных прав граждан, находящихся в труднодоступных и отдаленных местностях. Отсутствие регуля тивных норм, напротив, препятствует такой реализации – практика применения института самовыдвижения на возрожденных в 2012 г. выборах высших долж ностных лиц субъектов РФ – наглядное тому подтверждение.

Конечно, возможностью выступать в качестве норм избирательного права потенциал гарантий избирательных прав граждан современные исследователи не ограничивают. Еще Н.А. Боброва признавала недостаточным понимание га рантий как норм права и как корреспондирующих правам обязанностей госу дарства, рассматривая конституционные гарантии в качестве обобщенного вы ражения наиболее важных правовых институтов, методов и средств обеспече ния, а также защиты основных прав и свобод граждан, активного исполнения ими конституционного долга. Придерживаясь аналогичных взглядов, Ю.А. Ве денеев, В.И. Лысенко гарантии осуществления избирательных действий анали зируют в качестве системы юридических правил, составляющих избирательное право (юридическое отражение выборов), объединенных особым слоем норм избирательного права – гарантийным правом, включающем в себя материаль ные, процедурные и процессуальные нормы60. Это позволяет предположить выделение в избирательном праве самостоятельного института гарантий.

Развивая отмеченную идею, исследователи упоминают о специфичной характеристике избирательного права – методе гарантий, включающем набор условий и средств – политических, организационных, финансовых, информа ционных, юридико-технических, – в целостном единстве обеспечивающих реа лизацию субъективного избирательного права граждан. С.Д. Князев также под Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации: Учебник для ву зов / под ред. А.А. Вешнякова. М. 2003. С. 6.

тверждает, что метод правового регулирования в избирательном праве в значи тельной степени ориентирован на создание действенного механизма юридиче ского гарантирования избирательных прав61.

Более того, гарантии избирательных прав можно рассматривать не только как правовой институт, но и как подинститут (субинститут). Например, элемен том конституционно-правового статуса фактически любого субъекта конститу ционного права (государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, гражданина, функциональных объединений и общностей) является институт выборов, который в качестве субинститута включает инсти тут гарантий избирательных прав (в данном случае исходим из высказанного в науке конституционного права мнения, что понятие «статус» является более широким по отношению к институту права и включает в себя ряд правовых ин ститутов62).

Признавая гарантийный характер норм избирательного права, некоторые ученые (А.Г. Головин, А.А. Вешняков, В.И. Лысенко) предпочитают рассмат ривать их в качестве избирательных стандартов.

Функциональная природа гарантий избирательных прав прослеживается через их рассмотрение в аспектах принципов права, правового статуса участни ков избирательного процесса, а также посредством механизма гарантирования.

О взаимосвязи принципов и гарантий избирательных прав сказано много.

Ю.А. Дмитриев, В.Б. Исраелян подчеркивают общность их нормативной осно вы: поскольку основополагающий федеральный законодательный акт о выборах посвящен регулированию основных гарантий избирательных прав граждан РФ, то принципы избирательного права в их нынешнем формально-правовом выра жении, по мнению авторов, вынужденно тяготеют к определению форм участия граждан в выборах и гарантий их избирательных прав63. Иногда в литературе га рантии и принципы избирательных прав рассматриваются в эквивалентном смы Князев С.Д. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации (Проблемы теории и практики): Дис. …д-ра юрид. нацк. Владивосток, 1999. С. 48.

Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М., 2001. С. 58-61.

Дмитриев Ю.А., Исраелян В.Б. Избирательное право: Учебник. М., 2008. С. 24.

словом значении. Такой подход в целом присущ конституционному праву и встречается в трудах П.А. Астафичева, С.В. Калашникова, С.М. Кременецкого, А.В. Черненко и некоторых других ученых.

А.А. Вешняков и В.И. Лысенко, напротив, признают разный правовой ха рактер принципов и гарантий избирательного права, поскольку в содержании избирательного права принципы, положения и гарантии, облаченные государ ством в форму правовых норм, согласно которым назначаются и проводятся выборы, осуществляются действия и принимаются решения на различных эта пах избирательной кампании, названы в качестве однопорядковых, но не сов падающих по объему правовых категорий.

Провозглашенное авторами отличие гарантий и принципов в электораль ной сфере не исключает обоснование доктриной существования принципов га рантий и гарантий принципов. Современной правовой науке известны такие попытки. Так, Ю.И. Мигачев принципами обеспечения гарантий (в некоторых случаях автор использует иную терминологию – принципы построения систе мы правовых гарантий реализации статуса личности, принципы, предъявляе мые к гарантиям) называет: всеобщность, использование всех способов, не про тиворечащих закону;

комплексность и полноту;

эффективность (т.е. обеспече ние возможности реального пользования предоставленными законодательством благами и исполнения обязанностей)64. Т.А. Лотыш, рассматривая гарантии принципа состязательности в процессе, в качестве таковых называет институты права, права, обязанности, запреты, характеризующие правовое положение уча стников, а также принципы обеспечения реального равенства сторон65.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.