авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Сравнительная характеристика коррелляционной энтропии (К2) в зависимости от возраста в разных мышцах здорового доношенного ребенка и ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни m.triceps m.biceps brachii m.tibialis m.gastrocnemius brachii anterior Возраст СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые 0– мес 7,93 7,49 9,00 6,50 8,18 7,28 9,28 7, ± 2,61 ± 3,21 * ± 1,76 ± 2,89 ± 1,98 ± 3,12 ± 1,96 ± 3, (I группа) 1– мес 8,59 9,7 8,85 8,26# 9,24 9,31 7,72 9, ± 1,92 ± 0,35 ± 1,67 ± 0,64 ± 0,87 ± 1,80 ± 1,49 ± 0, (II группа) 3– мес 8,23 8,66## 8,43* 8,27 7,96# 7,72 7,88 8, ± 1,77 ± 1,71 ± 0,54 ± 2,09 ± 1,53 ± 1,46 ± 1,6 ± 1, (III группа) 6– мес 7,74* 6,34 8,57 7,39 8,31 8,68## 7,03 7,18* ± 2,08 ± 2,85 ± 1,96 ± 1,54 ± 1,43 ± 0,86 ± 2,44 ± 1, (IV группа) 9 – мес 8,02 9,0# 8,38 7,34 7,62 8,75 8,25 8,89# ± 1,49 ± 1,16 ± 2,29 ± 2,69 ± 2,62 ± 0,81 ± 1,83 ± 0, (V группа) Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни Таблица 5.2.9.

Сравнительная характеристика фрактальной размерности (D) в зависимости от возраста в разных мышцах здорового доношенного ребенка и ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни m.triceps brachii m.biceps brachii m.tibialis m.gastrocnemius anterior Возраст СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые 0– мес 1,75 1,68 1,8 1,65 1,74 1,65 1,79 1, ± 0,16 ± 0,22 ± 0,08 ± 0,19 ± 0,17 ± 0,21 ± 0,12 ± 0, (I группа) 1– мес 1,79 1,76 1,82 1,81 1,73* 1,79* 1,77 1, ± 0,01 ± 0,12 ± 0,04 ± 0,49 ± 0,09 ± 0,06 ± 0,11 ± 0, (II группа) 3– мес 1,81 1,79# 1,75 1,81 1,77 1,75 1,74# 1, ± 0,08 ± 0,09 ± 0,11 ± 0,03 ± 0,09 ± 0,08 ± 0,15 ± 0, (III группа) 6– мес 1,82 1,82 1,81 1,82## 1,82 1,84# 1,8 1, ± 0,06 ± 0,05 ± 0,03 ± 0,06 ± 0,09 ± 0,04 ± 0,07 ± 0, (IV группа) 9 – мес 1,84 1,76 1,82 1,82 * 1,83 1,8 1,77 1,81*# ± 0,06 ± 0,1 ± 0,08 ± 0,08 ± 0,11 ± 0,06 ± 0,08 ± 0, (V группа) Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. tibialis anterior m. gastrocnemius - здоровые -СДН, Рисунок 5.2.15. Сравнительная динамика корреляционной размерности (Dc) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;





# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. tibialis anterior m. gastrocnemius - здоровые -СДН, Рисунок 5.2.16. Сравнительная динамика корреляционной энтропии (K2) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p при внутригрупповом сравнении с детьми 2 х недель жизни 0,01, ### - p 0,001 m. triceps brachii m. biceps brachii m. tibialis anterior m. gastrocnemius - здоровые -СДН, Рисунок 5.2.17. Сравнительная динамика фрактальной размерности (D) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2-х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни Параметры линейного анализа интерференционной электромиограммы у доношенных детей с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни В линейном анализе интерференционной электромиограммы (иЭМГ) использована средняя макcимальная амплитуда (A, мкВ) и средняя частота (MNF, Гц).

В возрасте 2 – х недель жизни у детей с СДН средняя частота (Гц) была в пределах от 162,8 ± 15,97 Гц в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) до 238,2 ± 54,55 Гц в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) (таблица 5.2.10).

В мышцах нижних конечностей данный параметр был примерно одинаков (таблица 5.2.10). Сравнение с группой контроля выявило более низкие значения средней частоты (Гц) в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и в икроножной мышце голени (m. gastrocnemis) (таблица 5.2.12).

В 4 недели жизни средняя частота (Гц) была более высокой в мышцах верхних конечностей: 182,0 ± 21,21 Гц в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и 196,5 ± 23,33 Гц в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) (таблица 5.2.10). Возрастная динамика в этом возрасте характеризуется снижением средней частоты во всех мышцах за исключением двуглавой мышцы плеча (m. biceps brachii), в которой данный показатель возрос (таблица 5.2.10, рисунок 5.2.18) и был выше по сравнению с группой контроля (таблица 5.2.12).

Значения средней частоты (Гц) в остальных 3 – х мышцах в группе детей с СДН были ниже, чем у здоровых детей (таблица 5.2.12).

В 6 недель постнатальной жизни средняя частота (Гц) во всех мышцах была более высокая в отличие от предыдущих возрастных периодов (таблица 5.2.10). Максимальные значения отмечены в икроножной мышце голени (m.

gastrocnemis) – 283,5 ± 74,25 Гц, минимальные – в двуглавой мышце плеча (m.

biceps brachii) – 200,5 ± 7, 78 Гц (таблица 5.2.10). По сравнению с контрольной группой у детей с СДН существенных различий не получено (таблица 5.2.12).





Возрастная динамика средней частоты спектра в каждой отдельной мышце представлена на рисунке 5.2.18, во всех мышцах – на рисунке 5.2.19.

Средняя максимальная амплитуда (мкВ) в 2 недели жизни у детей с СДН была в пределах от 139,8 ± 19,15 мкВ в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior), до 153,0 ± 27,38 мкВ в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) (таблица 5.2.23). В мышцах руки средняя максимальная амплитуда (мкВ) была выше, чем в ногах (рисунок 5.2.20). Данный параметр во всех исследуемых мышцах был ниже по сравнению с группой контроля (таблица 5.2.28).

В 4 недели жизни минимальные значения средней максимальной амплитуды (мкВ) в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) и равнялись 151,5 ± 0,71 мкВ, максимальные – в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) 176,5 ± 0,71 мкВ (таблица 5.2.23). В данной возрастной группе наблюдалась та же тенденция: более высокие показатели в мышцах верхних конечностей (рисунок 5.2.20). По сравнению со здоровыми детьми того же возраста у детей с СДН отмечены более низкие значения средней максимальной амплитуды (мкВ) (таблица 5.2.28).

В возрасте 6 недель зарегистрирован самый высокий параметр в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) – 196,0 ± 77,78 мкВ (таблица 5.2.23). Наименьшее значение наблюдалось в передней икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) – 155,0 ± 26,86 мкВ (таблица 5.2.23).

Сравнительная характеристика с группой контроля показало, что значение в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) у детей с СДН приблизилось к таковому в контрольной группе, в остальных мышцах показатель средней максимальной амплитуды (мкВ) были ниже, чем у здоровых детей (таблица 5.2.28).

Возрастная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех исследуемых мышцах в течение 6 недель жизни отражена на рисунке 5.2.27 и характеризуется незначительным ее возрастанием в двуглавой мышце плеча (m.

biceps brachii), в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) и в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii). В передней большеберцовой мышце голени (m.

tibialis anterior) отмечено существенное увеличение средней максимальной амплитуды (мкВ).

Возрастная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) в каждой отдельной мышце представлена на рисунке 5.2.20, 5.2.21.

Возрастная динамика всех линейных параметров у детей с СДН в первые недель жизни представлена в таблице 5.2.24.

На первом году жизни линейные параметры имели следующие характеристики.

В I группе (0 – 1 месяц) средняя частота (Гц) была в пределах от 162,0 ± 5, Гц в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) до 196,5 ± 23,33 Гц в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) (таблица 5.2.26). По сравнению с группой контроля во всех исследуемых мышцах средняя частота (Гц) была меньше в группе СДН, исключение составила двуглавая мышца плеча (m. biceps brachii), в которой зарегистрировано более высокое значение (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.22).

В возрасте 1 – 3 месяца (II группа) средняя частота (Гц) была меньше по сравнению с детьми 0 – 1 месяца (таблица 5.2.26). Минимальные значения зарегистрированы в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) 100,59 ± 46,89 Гц, максимальные – в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) – 137,71 ± 49,88 Гц (таблица 5.2.26). Необходимо отметить, что в данном возрасте у детей с СДН меньшие значения средней частоты (Гц) были в ногах (рисунок 5.2.22). Сравнительный анализ с группой контроля выявил, что у детей с СДН во всех исследуемых мышцах параметр средней частоты (Гц) был более низкий, чем у здоровых детей (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.24).

В III – й возрастной группе (3 – 6 месяцев) средняя частота (Гц) была достоверно меньше в мышцах ног: 107,81 ± 46,89 Гц в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) и 123,15 ± 43,28 Гц в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) (таблица 5.2.26). По сравнению с группой контроля во всех исследуемых мышцах средняя частота (Гц) была меньше в группе СДН (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.24).

В 6 – 9 месяцев жизни (IV группа) в мышцах – разгибателях: в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) отмечены более низкие значения средней частоты (Гц) – 138,40 ± 31,21 Гц (таблица 5.2.26). В данной возрастной группе, как и в предыдущей, во всех исследуемых мышцах средняя частота (Гц) была меньше в группе СДН (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.24).

В V группе (9 – 12 месяцев) параметр средней частоты (Гц) был в пределах от 179,06 ± 43,79 Гц в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) до 194,31 ± 50, Гц в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) (таблица 5.2.26). Возрастная динамика в течение первого года жизни по сравнению с 0 – 1 месяцем характеризуется повышением средней частоты (Гц) в мышцах нижних конечностей, волнообразной динамикой в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и не существенной отрицательной динамикой в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) (таблица 5.2.26). Возрастная динамика средней частоты спектра (Гц) в каждой отдельной мышце представлена на рисунке 5.2.22, во всех мышцах – на рисунке 5.2.23.

Средняя максимальная амплитуда (мкВ) в возрасте 0 – 1 месяц у детей с СДН была в пределах от 151,5 ± 0,71 мкВ в икроножной мышце голени (m.

gastrocnemius) до 176,5 ± 0,71 мкВ в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) (таблица 5.2.27). Необходимо отметить, что средняя максимальная амплитуда (мкВ) во всех мышцах у детей с двигательными расстройствами была меньше, чем у здоровых детей (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.27).

Во II – й группе зарегистрировано существенное возрастание средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех мышцах, максимально до 576,91 ± 257, мкВ в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius), минимально – до 397,84 ± 132,42 мкВ в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) (таблица 5.2.27). По сравнению с группой контроля, средняя максимальная амплитуда (мкВ) была меньше у детей с СДН в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.27).

В 3 – 6 месяцев (III группа) в переделах 334,81 ± 219,7 мкВ в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) – 456,05 ± 240,00 мкВ в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) (таблица 5.2.27). Возрастная динамика была отрицательной. Сравнительный анализ с группой контроля выявил более низкие значения средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех 4 – х мышцах в группе СДН (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.27).

В IV – й группе (6 – 9 месяцев) данный линейный параметр был максимальным в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) и равнялся 557,0 ± 248,06 мкВ. Минимальные значения отмечены в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) – 312,18 ± 129,45 мкВ (таблица 5.2.27). По сравнению с детьми 3 – месяцев отмечено повышение средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех мышцах кроме двуглавой мышцы плеча (m. biceps brachii) (таблица 5.2.27, рисунок 5.2.20). В трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii), в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) у детей значение средней максимальной амплитуды (мкВ) приблизилось к таковому в контрольной группе (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.27).

В возрасте 9 – 12 месяцев (V группа) выявлена существенная положительная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех 4 – х мышцах (таблица 5.2.37). Необходимо отметить, что данный параметр у детей с СДН приблизился и превысил значение группы контроля в двуглавой мышцы плеча (m. biceps brachii) – 685,62 ± 252,34 мкВ, в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) – 674,21 ± 301,73 мкВ (таблица 5.2.28, рисунок 5.2.25).

Возрастная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) в каждой отдельной мышце представлена на рисунке 5.2.25, во всех мышцах – на рисунке 5.2.26.

Таблица 5.2.10.

Средняя частота спектра (Гц) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые 6 недель жизни Доношенные дети c СДН (нед.) Мышца 2 нед. 4 нед. 6 нед.

m. biceps br. 162,8 182,0 200, ± 15,97 ± 21,21 ± 7, m. triceps br. 238,2 196,5 245, ± 54,55 ± 23,33 ± 48, m. gastrocnem. 214,0 162,0 283,5 * ± 32,53 ± 5,66 ± 74, m. tibialis ant. 205,8 170,0 241, ± 26,24 ± 22,63 ± 108, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior Рисунок 5.2.18. Средняя частота спектра (Гц) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые недель жизни Примечание: * - р 0,05, ** p - 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни Рисунок 5.2.19. Возрастная динамика средней частоты спектра (Гц) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые 6 недель жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни Таблица 5.2.23.

Средняя максимальная амплитуда (мкВ) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые 6 недель жизни Доношенные дети c СДН (нед.) Мышца 2 нед. 4 нед. 6 нед.

m. biceps br. 151,2 154,0 157, ± 8,04 ± 12,73 ± 31, m. triceps br. 153,0 176,5 163, ± 27,38 ± 0,71 ± 12, m. gastrocnem. 144,4 151,5 155, ± 21,04 ± 0,71 ± 26, m. tibialis ant. 139,8 162,0 196,0 *** ± 19,15 ± 18,38 ± 77, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior Рисунок 5.2.20. Средняя максимальная амплитуда (мкВ) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые недель жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни Рисунок 5.2.21. Возрастная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) интерференционной электромиограммы в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые 6 недель жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни Таблица 5.2.24.

Средняя частота спектра (Гц) и средняя максимальная амплитуда (мкВ) иЭМГ в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений в первые 6 недель жизни Возраст (нед).

Мышца 2 нед. 4 нед. 6 нед.

Средняя частота спектра (Гц) m. biceps br. 162,8 182,0 200, ± 15,97 ± 21,21 ± 7, m. triceps br. 238,2 196,5 245, ± 54,55 ± 23,33 ± 48, m. gastrocnem. 214,0 162,0 283,5 * ± 32,53 ± 5,66 ± 74, m. tibialis ant. 205,8 170,0 241, ± 26,24 ± 22,63 ± 108, Средняя максимальная амплитуда (мкВ) m. biceps br. 151,2 154,0 157, ± 8,04 ± 12,73 ± 31, m. triceps br. 153,0 176,5 163, ± 27,38 ± 0,71 ± 12, m. gastrocnem. 144,4 151,5 155, ± 21,04 ± 0,71 ± 26, m. tibialis ant. 139,8 162,0 196,0 *** ± 19,15 ± 18,38 ± 77, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 2 – х недель жизни Таблица 5.2.25.

Средняя частота спектра и средняя максимальная амплитуда (мкВ) иЭМГ в зависимости от постнатального возраста и неврологического статуса в разных мышцах ребенка в первые 6 недель жизни Доношенные дети (нед.) Доношенные дети с СДН (нед.) Мышца 2 4 6 2 4 Средняя частота спектра (Гц) 218,4 177,08 202,57 162,8 182,0 200, m. biceps brachii ± 90,99 ± 48,03 ± 73,71 ± 15,97 ± 21,21 ± 7, 226,02 211,24 265,84 238,2 196,5 245, m. triceps brachii ± 48,47** ± 78,05### ± 73,71### ± 54,55** ± 23.33 ± 48, 237,55 217,43 261,21*** 214,0 162,0 283,5*** m. gastrocnemius ± 39,99 ± 28,32*** ± 71,78# ± 32,53*** ± 5,66 ± 74,25# 184,39 195,78 262,9 205,8 170,0 241, m. tibialis anterior ± 50,14*** ± 36,51 ± 124,9*** ± 26,24*** ± 22,63 ± 108,89*** Средняя максимальная амплитуда (мкВ) 180,75 205,0 195,25 151,2 154,0 157, m. biceps brachii ± 22,49*** ± 23,4*** ± 43,51 ± 8,04*** ± 12,73*** ± 31, 187,75 315,67 213,75 153,0 176,5 163, m. triceps brachii ± 35,4*** ± 131,4** ± 51,6*** ± 27,38*** ± 0,71** ± 12,73*** 190,5 216,0 157,75*** 144,4 151,5 155, m. gastrocnemius ± 42,1*** ± 80,85 ± 16,8### ± 21,04*** ± 0,71 ± 26, *** 230,5 220,33 226,0 139,8 162,0 196, m. tibialis anterior ± 69,59** ± 74,07*** ± 41,53*** ± 19,15 ± 18,38*** ± 77, ** # -***### ## - p Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;

р 0,05, 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни Таблица 5.2.26.

Средняя частота (Гц) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Мышца Возраст m. triceps m.biceps m.gastrocne- m. tibialis (мес) brachii brachii mius anterior 0–1 182,0 196,5 162,0 170, (I группа) ± 21,21 ± 23,33 ± 5,66 ± 22, 1–3 133,32** 137,71** 100,59*** 110, (II группа) ± 58,68 ± 49,88 ± 46,89 ± 72, 3–6 173,97 146,06 107,81*** 123, (III группа) ± 79,75 ± 54,93 ± 46,89 ± 43, 6–9 161,14 138,04 138, 46 152,03*** (IV группа) ± 69,44 ± 31,21 ± 35,77 ± 41, 9 – 12 179,06*** 194,31** 182,08 191,65** (V группа) ± 43,79 ± 50,05 ± 68,46 ± 41, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – месяца m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior Рисунок 5.2.22. Средняя частота спектра (Гц) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – 1 месяца Рисунок 5.2.23. Средняя частота спектра (Гц) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – месяца m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 5.2.24. Сравнительная динамика средней частоты (Гц) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2-х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 2-х недель жизни Таблица 5.2.27.

Средняя максимальная амплитуда (мкВ) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Возраст Мышца (мес) m. triceps m.biceps m.gastrocne- m. tibialis brachii brachii mius anterior 0 – 1 мес 154,0 176,5 151,5 162, (I группа) ± 12,73 ± 0,71 ± 0,71 ± 18, 1 – 3 мес 472,88* 397,84** 408,8** 576, (II группа) ± 211,57 ± 132,42 ± 139,11 ± 257, 3 – 6 мес 423,83 334,81 340,47 456, (III группа) ± 250,15 ± 219,7 ± 166,88 ± 240, 6 – 9 мес 557,0* 312,18* 373,05 476,74* (IV группа) ± 248,06 ± 129,45 ± 237,81 ± 192, 9 – 12 мес 660,18** 685,62** 674,21** 494,3* (V группа) ± 262,05 ± 252,34 ± 301,73 ± 219, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – месяца m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior Рисунок 5.2.25. Средняя максимальная амплитуда (мкВ) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – 1 месяца Рисунок 5.2.26. Средняя максимальная амплитуда (мкВ) интерференционной электромиограммы в разных мышцах доношенного ребенка с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми 0 – месяца m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 5.2.27. Сравнительная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений на первом году жизни Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2 - х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 0 - 1 месяца жизни Таблица 5.2.28.

Средняя частота спектра (Гц) и средняя максимальная амплитуда (мкВ) иЭМГ в зависимости от возраста и неврологического статуса в разных мышцах ребенка на первом году жизни Мышца Возраст m. triceps brachii m.biceps brachii m.gastrocnemius m. tibialis anterior Средняя частота спектра (Гц) (мес) здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН 0 – 1 мес 211,24 182,0 177,08 196,5** 217,43 162,0 195,78 170, ± 78,05 ± 21,21 ± 48,03 ± 23,33 ±28,32 ± 5,66 ± 36,51 ± 22, (I группа) 1 – 3 мес 156,73** 133,32## 154,52 137,71## 145,39 100,59### 142 110, ± 98,69### ± 74,25 ± 49,88 ± 33,10### ± 92,82# (II группа) ± 58,68 ± 46,89 ± 72, 3 – 6 мес 194,59 173,97** 155,19 146,06 121,58 107,81### 144,43 123,15* ± 64,72* ± 147,43## ± 54,93 ± 77,99### ± 46,37## (III группа) ± 79,75 ± 46,89 ± 43, 6 – 9 мес 172,65 161,14 181,57 138,04 157,31 138, 46** 182,99 152,03### ± 66,15 ± 79,89#* ± 31,21 ± 99,15## ± 86,31# (IV группа) ± 69,44 ± 35,77 ± 41,78* 9 – 12 мес 230,46 179,06### 217,67 194,31## 196,61 182,08 190,81 191,65## ± 94,55### ± 74,69### ± 50,05 ± 88,98 ± 84,43## (V группа) ± 43,79 ± 68,46 ± 41, Средняя максимальная амплитуда (мкВ) здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН здоровые СДН 0 – 1 мес 315,67 154,0 205,0 176,5* 216,0 151,5** 220,33 162,0* ± 131,4 ± 12,73** ± 23,4 ± 0,71 ± 80,85 ± 0,71 ± 74,07 ± 18, (I группа) 1 – 3 мес 438,82 472,88# 474,89 397,84## 362,08 408,8## 750,05 576, ± 223,97 ± 149,68 ± 101,04### ± 85, (II группа) ± 211,57 ± 132,42 ± 139,11 ± 257, 3 – 6 мес 634,12 423,83** 389,64* 334,81 353,5 340,47 500,62 456,05** ± 252,59## ± 130,68# ± 117,69## ± 312, (III группа) ± 250,15 ± 219,7 ± 166,88 ± 240, 6 – 9 мес 555,44 557,0#* 496,83 312,18#** 444,33 373,05 480,16 476,74# ± 242,39# ± 179,72 ± 141,79 ± 178, (IV группа) ± 248,06 ± 129,45 ± 237,81 ± 192, 9 – 12 мес 663,82 660,18## 535,38 685,62### 632,83 674,21## 622,91 494,3## ± 238,05### ± 202,04 ± 211,14 ± 183,28## (V группа) ± 262,05 ± 252,34 ± 301,73* ± 219, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 2-х недель жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 0 – 1 месяца жизни Глава 6. КЛИНИКО - ЭЛЕКТРОМИОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ДВИГАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ У ДЕТЕЙ С СИНДРОМОМ ДВИГАТЕЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ ПРИ ГИПОКСИЧЕСКИ ИШЕМИЧЕСКОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИИ В КАТАМНЕЗЕ Клиническая характеристика состояния двигательной системы 6.1.

у детей с синдромом двигательных нарушений при гипоксически – ишемической энцефалопатии в катамнезе В катамнезе осмотрены 20 детей (мальчиков - 10 человек, девочек - человек), имеющих на первом году жизни клинические проявления синдрома двигательных нарушений. Средний возраст детей составил 17,13 ± 7,73 месяцев.

Физическое развитие представлено следующими параметрами: вес в среднем составил 11,62 ± 1,45 кг, рост - 0,79 ± 0,08 м.

Синдром двигательных нарушений отсутствовал у 13 детей (7 - мальчиков, 6 – девочек), средний возраст данной группы был 19,10 ± 6,20 месяцев.

7 детей (3 - мальчика, 4 - девочки) из группы катамнеза продолжали состоять на учете у невролога по поводу синдрома двигательных нарушений.

Средний возраст составил 11,18 ± 4,69 месяцев. Изменения в двигательной сфере у данных больных в диагнозе выглядели следующим образом:

пирамидная недостаточность (n = 4);

синдром двигательных нарушений по типу гипотонии (n = 1), синдром двигательных нарушений по смешанному типу (n = 2).

Клиническая характеристика синдрома двигательных нарушений включала в себя:

изменения мышечного тонуса в виде мышечной гипертонии (n = 1) и мышечной дистонии (n = 2);

изменения мышечного тонуса в виде мышечной гипотонии (n = 1) изменения опоры в виде подошвенной флексии пальцев (n = 3) и ослабленной опоры (n = 1);

усиление периостальных рефлексов (n = 1) В клинической картине перинатального поражения центральной нервной системы в поздний восстановительный период у детей наблюдался синдром внутричерепной гипертензии в стадии субкомпенсации (n = 5) и синдромом нервно-рефлекторной гипервозбудимости (n = 2). Сопутствующая патология детей из группы катамнеза представлена на рисунке 6.1.1.

Среди детей данной возрастной категории доминировала патология мочевыделительной системы: пиелоэктазия (16,5 %). Необходимо отметить, что в Республике Крелия патология почек достаточно распространена у детей младшей возрастной группы. В 13,3 % и 13,5 % диагностированы пупочная грыжа и полидефицитная анемия. Реже – в 10,3 % наблюдались малые аномалии сердца: ложная хорда левого желудочка, пролапс митрального клапана.

Рисунок Сопутствующая патология у детей с синдромом 6.1.1.

двигательных нарушений в катамнезе (n = 20) Электромиографические характеристики состояния 6.2.

двигательной системы у доношенных детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Параметры нелинейного анализа интерференционной электромиограммы у доношенных детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе У всех детей с синдромом двигательных нарушений (СДН) в катамнезе получены интерференционные электромиограммы (иЭМГ) хорошего качества (рисунок 6.2.1, 6.2.2, 6.2.3, 6.2.4).

Значение корреляционной размерности (Dc) в возрасте 9 – 12 месяцев было более низкое в мышцах верхних конечностей: от 6,14 ± 1,18 в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) до 6,47 ± 1,16 в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) (таблица 6.2.1). По сравнению с контрольной группой в мышцах группы – разгибателей – в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) - 6,14 ± 1,18 и 7, ± 0,85, в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) - 7,63 ± 0,67 и 7,77 ± 1, показатели были незначительно ниже (рисунок 6.2.5). В двух других исследуемых мышцах значения корреляционной размерности (Dc) в 9 – месяцев были выше у здоровых детей (рисунок 6.2.5).

Максимальный показатель корреляционной энтропии (K2) в возрасте 9 – месяцев был зарегистрирован в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) и равнялся 8,64 ± 0,69 (таблица 6.2.1). Это значение было незначительно ниже значения контрольной группы – 9,00 ± 0,62 (рисунок 6.2.6). Минимальная корреляционная энтропия (K2) наблюдалась в икроножной мышце голени (m.

gastrocnemius) - 6,97 ± 2,01 (таблица 6.2.1), (рисунок 6.2.6).

Фрактальная размерность (D) у детей с СДН в 9 – 12 месяцев была в пределах 1,77 ± 0,05 – 1,8 ± 0,06 (таблица 6.2.1). В трехглавой мышце плеча (m.

triceps brachii) данное значение было выше по сравнению с группой контроля:

1,78 ± 0,04 и 1,76 ± 0,08 соответственно (рисунок 6.2.7). В остальных трех мышцах фрактальная размерность была выше у здоровых детей (рисунок 6.2.7).

В динамике в возрастной группе 12 – 24 месяца наблюдается умеренной повышение корреляционной размерности (Dc) во всех мышцах за исключением передней большеберцовой мышцы голени где (m. tibialis anterior), зарегистрировано снижение данного значения до 7,25 ± 0,94 (таблица 6.2.1).

Сравнение с группой контроля показало, что в двуглавой мышце плеча (m.biceps brachii) и в передней большеберцовой мышцы голени (m. tibialis anterior) кореляционная размерность (Dc) у детей с СДН в катамнезе приблизилась к уровню данного показателя здоровых детей, в остальных мышцых этот показатель оставался ниже (рисунок 6.2.5).

Корреляционная энтропия (K2) в отличие от предыдущей возрастной группы в 12 – 24 месяцев была выше в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) – 8,91 ± 0,55, минимальные значение отмечены в трехглавой мышце плеча (m. triceps bracii) – 6,00 ± 2,06 (таблица 6.2.1). В двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) корреляционная энтропия (K2) была выше у детей с СДН в катамнезе, в трех других мышцах данный показатель был ниже (рисунок 6.2.6).

Фрактальная размерность (D) в 12 – 24 месяца была в пределах от 1,75 ± 0,02 в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) до 1,79 ± 0, в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) (таблица 6.2.1). Возрастная динамика выявило умеренное снижение фрактальной размерности (D) во всех мышцах за исключением икроножной мышцы голени (m. gastrocnemius) (таблица 6.2.1). Данный показатель был выше во всех исследуемых мышцах в группе контроля (рисунок 6.2.7).

В группе 24 – 36 месяцев значения корреляционной размерности (Dc) в мышцах нижних конечностей у детей с СДН в катамнезе приблизились к значениям группы контроля (рисунок 6.2.5). В мышцах руки данный показатель оставался более низким и равнялся 6,84 ± 1,39 в трехглавой мышце плеча (m.

triceps bracii) и 7,31 ± 1,12 в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) (таблица 6.2.1., рисунок 6.2.5).

Корреляционная энтропия (K2) в возрасте 24 – 36 месяцев в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) – 8,77 ± 0,51 и в икроножной мышце голени (m.

gastrocnemius) – 8,97 ± 0,71 (таблица 6.2.1) практически соответствовала значениям группы контроля: 8,82 ± 0,46 и 8,95 ± 0,35 соответственно (рисунок 6.2.6).

Фрактальная размерность (Dc) в 24 – 36 месяцев была самой низкой в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) – 1,72 ± 0, (таблица 6.2.1). В других исследуемых мышцах показатели фрактальной размерности (Dc) у детей с СДН соответствовали показателям мышц детей из группы контроля (рисунок 6.2.7).

Возрастная динамика всех значений за период катамнестического наблюдения выявила в основном их увеличение практически во всех мышцах (таблица 6.2.1).

0 1000 1050 1 1 1 1 1200 1250 1300 1350 1400 1450 1500 1550 1600 1650 1700 1750 А 200 250 300 350 400 450 500 550 600 650 700 750 800 850 Б 1300 1350 1400 1450 1500 1550 1600 1650 1700 1750 1800 1850 1900 1950 50 ms 100 мкВ В Рисунок Паттерны интерференционной электромиограммы 6.2.1.

трехглавой мышцы плеча спраа (m. triceps brachii) во время спонтанной мышечной активности у детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе: А - возраст 11 месяцев, Б – возраст 1 год 1 месяц, В – возраст 2 года 4 месяца 550 600 650 700 750 800 850 900 950 1000 1050 1100 1150 А 1050 1 1 1 1 1200 1250 1300 1350 1400 1450 1500 1550 1600 Б 0 700 750 800 850 900 950 1000 1050 1 1 1 1 1200 1250 1300 1350 1400 50 ms 100 мкВ В Рисунок 6.2.2. Паттерны интерференционной электромиограммы двуглавой мышцы плеча справа (m. biceps brachii dextra) во время спонтанной мышечной активности у детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе: А возраст 11 месяцев, Б – возраст 1 год 1 месяц, В – возраст 2 года 4 месяца 50 1600 1650 1700 1750 1800 1850 1900 1950 2000 2050 2100 А 1000 1050 1100 1150 1200 1250 1300 1350 1400 1450 1500 1550 1600 Б 2200 2250 2300 2350 2400 2450 2500 2550 2600 2650 2700 2750 2800 50 ms 100 мкВ В Рисунок Паттерны интерференционной электромиограммы 6.2.3.

икроножной мышцы голени слева (m. gastrocnemius sinistra) во время спонтанной мышечной активности у детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе: А - возраст 11 месяцев, Б – возраст 1 год 1 месяц, В – возраст 2 года 4 месяца 950 1000 1050 1100 1150 1200 1250 1300 1350 1400 1450 1500 А 000 1050 1100 1150 1200 1250 1300 1350 1400 1450 1500 1550 1600 1650 1700 Б 1450 1500 1550 1600 1650 1700 1750 1800 1850 1900 1950 2000 2050 2100 2150 В 50 ms 100 мкВ Рисунок 6.2.4. Паттерны интерференционной электромиограммы передней большеберцовой мышцы голени слева (m. tibialis anterior sinistra) во время спонтанной мышечной активности у детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе: А - возраст 11 месяцев, Б – возраст 1 год 1 месяц, В – возраст 2 года 4 месяца Таблица 6.2.1.

Параметры нелинейного анализа интерференционной электромиограммы во всех мышцах у доношенных детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Мышца Возраст (мес) m. triceps m. biceps m.gastrocne- m. tibialis mius anterior Корреляционная размерность (Dc) 9 - 12 месяцев 6,14 ± 1,18* 7,63 ± 1,67* 7,54 ± 1, 6,47 ± 1, (n = 6) 12 - 24 месяца 7,99 ± 0,35 7,69 ± 1,78 7,25 ± 0, 6,91 ± 2, (n = 4) 24 - 36 месяцев 7,31 ± 1,12 8,83 ± 0,93 8,4 ± 0, 6,84 ± 1, (n = 5) Корреляционная энтропия (K2) 9 - 12 месяцев 8,64 ± 0,69 7,21 ± 1,17 6,97 ± 2,01 7,67 ± 1, (n = 6) 12 - 24 месяца 6,00 ± 2,06 8,91 ± 0,55 7,8 ± 1,22 6,96 ± 1, (n = 7) 24 - 36 месяцев 7,93 ± 1,45 8,77 ± 0,51 8,97 ± 0,71 8,01 ± 1, (n = 7) Фрактальная размерность (D) 9 - 12 месяцев 1,78 ± 0,04 1,8 ± 0,06 1,77 ± 0,05 1,78 ± 0, (n = 6) 12 - 24 месяца 1,77 ± 0,11 1,76 ± 0,09 1,79 ± 0,01 1,75 ± 0, (n = 7) 24 -36 месяцев 1,8 ± 1,39 1,84 ± 0,05 1,84 ± 0,06 1,72 ± 0, (n = 7) Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми первого года жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 6.2.5. Сравнительная динамика корреляционной размерности (Dc) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 9 - 12 месяцев жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми первого года жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 6.2.6. Сравнительная динамика корреляционной энтропии (К2) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 9 - 12 месяцев жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми первого года жизни m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 6.2.7. Сравнительная динамика фрактальной размерности (D) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми 9 - 12 месяцев жизни;

# - р 0,05, ## - p 0,01, ### - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми первого года жизни Параметры линейного анализа интерференционной электромиограммы у доношенных детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Изучение катамнеза детей (n = 20), имевших на первом году жизни клинически подтвержденный синдром двигательных нарушений в картине гипоксически - ишемической энцефалопатии, показало ряд особенностей.

В возрастной группе 9 - 12 месяцев средняя частота (Гц) соответствовала норме в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) и равнялась 191,65 ± 41,81 /с (таблица 6.2.3), в двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) и в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius) в 9 – 12 месяцев приближалась к своей возрастной норме, в трехглавой мышце плеча (m. triceps brachii) средняя частота (Гц) была существенно ниже (таблица 6.2.3, рисунок средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех Показатель 6.2.8).

исследованных мышцах оставались ниже возрастной нормы в мышцах нижних конечностях, особенно в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) – 494,3 ± 219,49 мкВ по сравнению с 622,91 ± 183,28 мкВ (таблица 6.2.3, рисунок 6.2.9). В двуглавой мышце плеча (m. biceps brachii) средняя максимальная амплитуда (мкВ) была выше, чем у здоровых детей (рисунок 6.2.9).

В группе 12 – 24 месяца значение средней частоты (Гц) в трехглавой мышце плеча (m.triceps brachii) претерпевало положительную динамику и практически достигло значений группы контроля - 191,13 ± 30,21 (таблица 6.2.3, рисунок 6.2.8). Средняя максимальная амплитуда (мкВ) в трехлавой (m. triceps brachii) и в двуглавой мышцах плеча (m.biceps brachii) соответствовали своей возрастной норме - 665,21 ± 76,25 мкВ и 673,42 ± 138,15 мкВ (таблица 6.2.3, рисунок 6.2.9). Однако в ногах значения средней амплитуды (мкВ) оставались более низкими по сравнению с контрольной группой: в передней большеберцовой мышце голени (m. tibialis anterior) 546,31 ± 202,07 мкВ и в икроножной мышце голени (m.gastrocnemius) 681,22 ± 117,65 мкВ (таблица 6.2.3, рисунок 6.2.9).

В группе катамнеза 24 – 36 месяцев средняя частота (Гц) во всех четырех исследуемых мышцах в данном возрасте была незначительно ниже, чем у здоровых детей (таблица 6.2.3, рисунок 6.2.8). В мышцах нижних конечностей отмечена положительная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ):

694,03 ± 107,09 мкВ в икроножной (m. gastrocnemius) и 207,31 ± 18,26 мкВ в передней большеберцовой мышцах голени (m. tibialis anterior) (таблица 6.2.3).

Данные значения практически соответствовали значениям средней максимальной амплитуды группы контроля (рисунок 6.2.9).

В целом все показатели линейного анализа в группе катамнеза с возрастом имеют четкую тенденцию к увеличению, что наглядно видно из рисунков 6.2.8, 6.2.9.

Таблица 6.2.3.

Средняя частота спектра (Гц) и средняя максимальная амплитуда (мкВ) иЭМГ в зависимости от постнатального возраста в разных мышцах здорового доношенного ребенка в первые 6 недель жизни Возраст (мес).

Мышца 9 – 12 мес. 12 – 24 мес. 24 - 36 мес.

Средняя частота спектра (Гц) m. biceps br. 194,31* 200,05 205, ± 50,05 ± 10,17 ± 32, m. triceps br. 179,06 191,13 195,23* ± 43,79 ± 30,21 ± 20, m. gastrocnem. 182,08 193,43* 197, ± 68,46 ± 13,87 ± 32, m. tibialis ant. 191,65 205,76 207, ± 41,81 ± 16,81 ± 18, Средняя максимальная амплитуда (мкВ) m. biceps br. 685,62 673,42 692, ± 252,34 ± 138,15 ± 112, m. triceps br. 660,18 665,21 688, ± 262,05 ± 76,25 ± 98, m. gastrocnem. 674,21 681,22** 694, ± 301,73 ± 117,65 ± 107, m. tibialis ant. 494,3 546,31 661, ± 219,49 ± 202,07 ± 104, Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при сравнении с детьми первого года жизни m. biceps brachii m. triceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 6.2.8. Сравнительная динамика средней частоты (Гц) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 9 - 12 месяцев жизни;

# - р 0,05, ## при межгрупповом сравнении с детьми первого года жизни p 0,01, ### - p 0, m. triceps brachii m. biceps brachii m. gastrocnemius m. tibialis anterior - здоровые -СДН, Рисунок 6.2.9. Сравнительная динамика средней максимальной амплитуды (мкВ) иЭМГ в разных мышцах у здоровых доношенных детей и детей с синдромом двигательных нарушений в катамнезе Примечание: * - р 0,05, ** - p 0,01, *** - p 0,001 при внутригрупповом сравнении с детьми 9 - 12 месяцев жизни;

# - р 0,05, ## p 0,01, ### - p 0,001 при межгрупповом сравнении с детьми первого года жизни Глава 7. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ Изучение возрастного и социального анамнеза матерей недоношенных детей не выявил существенных особенностей. Большинство женщин были в благоприятном репродуктивном возрасте и являлись городскими жителями. В профессиональном плане среди данной группы матерей превалировали рабочие профессии, что может свидетельствовать об их более низком образовательном уровне. Уровень образования родителей менее 8 классов, по данным немецких факторов, является фактором риска рождения недоношенных детей [85].

Вероятно, это обусловлено комплексом причин: неквалифицированная работа, образ жизни, особенности личности [85].

Курение женщины во время беременности может быть причиной не только преждевременного наступления родов, но и задержки внутриутробного развития (King J., Fabro S., 1983;

Sexton M., Hebel J., 1984). В настоящее время ВОЗ считает, что курение среди молодежи и беременных женщин приняло характер эпидемии, причем процент курящих девушек, будущих мам, больше, чем юношей [152]. Во многих частях мира от 50 до 75 % детей пробуют курить сигареты. 50% из них становятся постоянными курильщиками, 50% умирают от болезней, связанных с курением. В России обстановка выглядит следующим возрастом: курят 70,5 % мужчин, а среди старшеклассников в крупных городах не обходятся без сигареты 30 - 47 % юношей и 25 - 32 % девушек. Весьма грустная статистика существует и среди беременных женщин. Так в ряде весьма благополучных странах, число курящих беременных достигает 40 - 50 % [152].

Фетальный табачный синдром плода усугубляется анемией плода и соответственно фетопалецентраной недостаточностью (Boomer A., Christensen B., 1982). Полученные анамнестические данные говорят о том, что курение матерей в 30 % случаев в сочетание с анемией – 40 % могло быть основной причиной рождения недоношенных детей.

Отягощенный акушерско – гинекологический анамнез в 4,5 раза чаще встречался именно в группе недоношенных детей. Данное обстоятельство имеет также существенное значение для преждевременного родоразрешения [85].

Большинство родов (50 %) в данной группе было путем операции кесарево сечения по срочным показаниям чаще всего вследствие ухудшения состояния матери (наростание тяжести гестоза). Данные особенности встречались в 2 и более раз чаще по сравнению с другими исследуемыми группами, что характерно именно для недоношенных детей. Кроме того, в данной группе в раза чаще отмечался длительный безводный промежуток (более 12 часов). В настоящее время в акушерской практике существует тактика пролонгирования безводного периода при преждевременном разрыве околоплодных оболочек с целью созревания сурфактанта в легких плода и профилактики респираторного дистресс синдрома новорожденного (Методические рекомендации РАСПМ «Ведение недоношенной беременности, осложненной преждевременным разрывом плодных оболочек», Москва, 2007). Однако по данным литературы, перинатальная инфекция в 40 -60 % случаев провоцирует преждевременные роды [85]. Хориоамнионит, как следствие длительного безводного промежутка, наряду с гипоксией и ишемией мозга является одним из ведущих факторов риска нарушения неврологического развития ребенка, особенно родившегося преждевременно (Goldenberg R.L., Culhane J.F., 2003).

Оценка по шкале Апгар не выявила существенных особенностей: 40 % детей имели 4 - 7 баллов. Для недоношенных детей со сроком гестации при рождении 30 и менее недель это вполне закономерно в виду их анатомо – физиологических особенностей. Диффузная мышечная гипотония в виде позы «лягушки» характерна для данного возраста, цвет кожных покровов также имеет свои отличительные от более зрелых и доношенных детей характеристики. Таким образом, данная оценка по шкале Апгар у данной категории детей не является эквивалентом наличия или степени тяжести интранатальной асфиксии.

Сопутствующая патология недоношенных детей низкой степени риска не имела отличительных признаков и была для них характерной.

В настоящей работе аппробирована схеме неврологического осмотра недоношенных детей, предложенная А. Б. Пальчиком 2008 г. [66]. Во время проведения клинической оценки недоношенных детей (n = 30) были выявлены следующие особенности. В 33 недели ПКВ оптимальный показатель развития ( 32 баллов) был у 2 - х (20 %) детей, нормальный показатель развития ( 26, баллов) – у 8 (80 %). В 35 недель ПКВ получен максимальный показатель развития у 3 - х (30 %) детей, оптимальный – у 4 - х (40 %) и нормальный – у 3 х (30 %) новорожденных. В 37 недель ПКВ максимальный показатель развития был у 5 (50 %) детей, оптимальный - у 4 – х (40 %) и нормальный - у 1 (10 %) ребенка.

Полученные клинические данные у недоношенных детей свидетельствуют об улучшение показателей неврологического развития по мере созревания ребенка, а также на фоне проведения абилитационных немедикаментозных мероприятий. Подобная онтогенетическая динамика очевидна именно у недоношенных детей по сравнению со своими доношенными сверстниками, что свидетельствует о большей уязвимости данной категории детей и потребности в максимально адаптированных к материнской утробе условиях выхаживания постнатально. В настоящее время в педиатрической практике России, а также в ряде Европейских стран существует проблема полипрогмазии – неоправданно большое количество лекарственных назначений. По данным председателя исполкома Союза педиатров РФ, директора Научного центра здоровья детей РАМН академика РАМН А. А. Баранова, более 50% лекарственных средств (ЛС) назначаются нерационально, 50% пациентов неправильно применяют ЛС, 10% всех госпитализаций связано с побочным действием ЛС, а 70 - 80% ЛС, применяемых в педиатрии, не проходили клинические испытания на детях. По данным European Medicines Agency Press Office, London, более 50% ЛС, используемых в педиатрической практике стран Европейского Союза, не разрешены к применению у детей (unlicensed) или назначаются с нарушением показаний к применению (off-label). Особо остро эта проблема стоит в неонатологии: здесь 90% пациентов получили, как минимум, одно нерегламентированное назначение (Омельяновский В. В., 2006). В связи с малым количеством доказательств у большого числа лекарств и отсутствием их регистрации для применения у детей, в настоящее время актуальна разработка именно немедикаментозных методов восстановительного лечения растущего организма.

Необходимо отметить, что привлечение родителей, в основном мамы к осуществлению развивающего ухода за недоношенным ребенком, благоприятно отразилось на психологическом состояние преждевременно родившей женщине и климате в семье. У матерей улучшился эмоциональный фон, комплайнс и появилась бльшая уверенность в себе. Кроме того, 80 % матерей признали абилитацию эффективным методом воздействия на развитие ребенка и выразили желание продолжить проведение многих методик в домашних условиях.

Изучение материнского анамнеза матерей здоровых доношенных детей не выявил существенных особенностей. По сравнению с группой недоношенных и детей с СДН большинство женщин были в благоприятном репродуктивном возрасте 20 – 30 лет и являлись в 80 % случаев городскими жителями.

Необходимо отметить, что профессиональный статус матерей был на порядок выше, чем в двух других группах. Чаще встречались женщины с высшим профессиональным образованием, что естественно отражается на их социальном уровне жизни и наличие вредных привычек: курение, алкоголизм и наркомания. Несмотря на то, что увеличение частоты рождения недоношенных и больных детей отмечается у курящих женщин как в социально неблагополучных, так и в хорошо обеспеченных семьях [85], результаты данного исследования показали, что хроническая никотиновая интоксикация в раза реже встречалась именно у женщин, родивших здоровых доношенных детей.

Изучение экстрагенитальной патологии и течения беременности в данной группе не выявил существенных популяционных отличий.

Благополучный социальный статус матерей здоровых доношенных детей отразился и на акушерско – гинекологическом анамнезе, больше чем у половины женщин он не был отягощен.

Интранатальный период в 17 % случаев характеризовался слабостью родовой деятельности и родостимуляцией. В настоящее время с этой целью чаще всего используется окситоцин. Из особенностей фармакодинамики и фармакокинетики данного лекарственного препарата известно, что он переносится альбумином и может конкурировать за связь с ним с другими лекарствами и эндогенными субстанциями, в частности и с билирубином.

Данный факт подтверждается и наличием пролонгированной неонатальной желтухи в течение первого месяца жизни у исследуемых здоровых доношенных детей.

17 % детей родились путем операции кесарева сечения в плановом порядке.

Данная статистика не отличается от российских показателей (письмо Минздравсоцразвития РФ от 13. 03. 2008 №1813 – ВС «О методическом письме «Кесарево сечение в современном акушерстве»).

Изучение сопутствующей патологии у доношенных детей на первом году жизни выявил характерные возрастные особенности. Так в 3 – 6 месяцев жизни отмечена умеренная анемия, что является физиологичным для данного возраста и не требует в большинстве случаев медикаментозного вмешательства. В настоящее время среди детей раннего возраста широко распространена атопия – у 10 – 15 % (Баранов А. А., 2004). В нашем исследовании частота младенческой формы атопического дерматита в возрасте 6 – 9 меяцев составила 15 % на фоне преимущественно (60 % детей) искусственного вскармливания. Снижение процента естественного вскармливания начинается к 3 месяцам, в этом же возрасте зарегистрированы первые случаи проявления атопии. Не существует достоверных доказательств, что исключительно грудное вскармливание, ограничение контакта с аллергенами и / или раннее введение прикорма оказывают влияние на риск развития атопического дерматита, однако исключительно грудное вскармливание на протяжении первых трех месяцев жизни может отсрочить развитие атопического дерматита у предрасположенных детей в среднем на 4,5 года (Баранов А. А., 2004). На фоне атопии отмечены и случаи дисбактериоза кишечника – 10 % детей.

Неврологический статус в группе контроля (n = 100), обследованной по общепринятой в отечественной неонатологической практике схеме [85], не выявил существенных особенностей в динамике.

Изучение анамнеза матерей детей с синдромом двигательных нарушений гипоксически – ишемического генеза не выявил возрастных факторов риска.

Среди женщин данной группы чаще встречались не работающие – 23 %. Таким образом, определенных профессиональных вредностей выделить не удалось.

Среди экстрагенитальной патологии доминировали хронические заболевания желудочно-кишечного тракта (30 % женщин). По данным литературы (Иванов Д. О., 1996), у детей, рожденных от матерей с хронической патологией желудочно-кишечного тракта, имеет место гипокоагуляционная и гипоагрегационная направленность гемостаза, что может привести к развитию гипоксического и геморрагического поражения головного мозга [69].

Нарушение питания и обмена веществ (ожирение – 20 % и дефицит веса – 15 %) также могут быть одной из причин перинатального поражения ЦНС [85].

В 2 раза чаще во время беременности у женщин, родивших детей с СДН, отмечались острые респираторные вирусные инфекции и преэклампсия, данные анамнестические факты являются также фактором риска антенатальной гипоксии плода.

Неблагоприятное течение интранатального периода в виде оперативного родоразрешения (30 %), быстрое течение родов (20 %), затяжное течение второго периода и дистоция плечиков у плода (20 %) обусловило рождение детей с интранатальной асфиксией разной степени тяжести: 21 % - 4 – 7 баллов по шкале Апгар, 3 % - 1 – 3 балла. Исходя из руководств Американской академии педиатрии и Американской коллегии акушерства и гинекологии [90, 113], лишь 3 % детей (1 – 3 балла по шкале Апгар) из группы СДН должны иметь тяжелые неврологические нарушения. С другой стороны, оценка по шкале Апгар не всегда имеет прогностическое значение и отражает, особенно на 5 минуте жизни, эффективность реанимационных мероприятий.

Изучение сопутствующей патологии у детей с СДН на первом году жизни выявило бльшее разнообразие нозологических форм. Полученная информация может быть объяснена более динамическим, по сравнению с группой здоровых детей, и может быть более предвзятым как со стороны медицинских работников, так и со стороны родителей наблюдением за данной категорией детей. Взятие на диспансерный учет к неврологу уже в периоде новорожденности, пребывание в стационаре, медикаментозные и немедикаментозные назначения могли повлиять и на психологический климат семьи, привести к психотизации родителей, в первую очередь матери, и, соответственно отразиться на доминанте грудного вскармливания. Полученные данные свидетельствуют о преимущественно искусственном вскармливании детей с СДН в течение первого года жизни.

Неврологический статус группы детей с СДН при гипоксически – ишемической энцефалопатии (n = 100) и части этих детей из группы катамнеза (n = 20) изучен с помощью общепринятой в отечественной неонатологической практике схеме [85]. СДН у обследуемых детей наблюдался клинически уже на первом месяце жизни, а именно в острый период церебральной ишемии.

Наиболее характерными изменениями периферического отдела двигательной системы являлись нарушения мышечного тонуса (32 % - гипертонус, 42 % гипотонус, 16 % - асимметрия), периостальных рефлексов (43 % - повышение, 14 % - снижение, асимметрия – 18,5 %) и безусловных рефлексов (19 % повышение, 44,5 % - снижение).

Проведение немедикаментозных реабилитационных мероприятий позволило снизить процент сопутствующих неврологических синдромов, воздержаться от большого числа не оправданных лекарственных назначений.

Положительная динамика состояния периферического отдела двигательной системы отмечена и по данным проведенного ЭМГ исследования.

В настоящей работе были применены новые нелинейные и традиционные линейные параметры для описания интерференционной электромиограммы новорожденных детей трех различных групп – здоровых доношенных детей, доношенных детей с синдромом двигательных нарушений и недоношенных детей. Нелинейные параметры позволяют судить о степени сложности биосигнала, они хорошо себя зарекомендовали, по сравнению с традиционными линейными параметрами, в диагностике болезни Паркинсона и состояния утомления [176, 178, 179]. Корреляционная размерность (Dc) отражает количество управляющих уравнений для данного сигнала: чем их больше, тем сложнее сигнал. С точки зрения нейрофизиологии корреляционная размерность может отражать количество уровней ЦНС, управляющих данным движением или количество кластеров (степень кластеризации) на уровне спинного мозга [54]. Аналогично, корреляционная энтропия (K2) отражает количество времени, необходимое для прогноза или предсказуемости поведения сигнала (системы) в будущем. Фрактальная размерность (D) указывает на богатство событий на кривой сигнала (самоподобные фрагменты, ритмы, перегибы) [56]. В целом, более высокие значения названных параметров отражают большую сложность генератора этого сигнала, то есть нервного центра (спинного мозга).

У всех недоношенных и доношенных детей, а также детей с СДН были получены электромиограммы хорошего качества. Визуально иЭМГ двух групп детей не различалась.

В группе недоношенных детей в возрасте 33 – 37 постконцептуальных недель фрактальная размерность (D) составила 1,50 - 1,80, а корреляционная размерность (Dc) и корреляционная энтропия (K2) достигали 4,0 - 5,0 в мышцах как верхних, так и нижних конечностей. Эти значения были в большинстве случаев меньше по сравнению с аналогичными параметрами у доношенных детей, у которых фрактальная размерность (D) составила 1,70 - 1,90, а корреляционная размерность (Dc) и корреляционная энтропия (K2) достигали значений 6,0 - 10,0. Линейные показатели иЭМГ в двух группах детей также достоверно различались. В частности, средняя частота спектра иЭМГ составила у недоношенных детей 160 - 180 Гц, а у доношенных – 180 - 260 Гц.

Максимальная средняя амплитуда иЭМГ также была больше у доношенных детей.

У недоношенных детей в течение всех 4 недель обследования наблюдалась положительная динамика нелинейных параметров в виде их увеличения к 37 - й неделе гестационного возраста (6 - я неделя жизни), хотя невысокие их значения оставались и после 6 недель. Известно, что у новорожденных доношенных детей первых 4-х дней жизни все нелинейные параметры были низкими (D = 1,35 - 1,45, Dc и K2 ~ 2,5 - 4,0) [52]. В настоящее время пока нет данных о нелинейных параметрах иЭМГ недоношенного ребенка сразу после рождения, вероятно, у него не будет наблюдаться столь же стремительного, как у доношенного ребенка, нарастания сложности иЭМГ в течение первых двух недель жизни. Различия в параметрах иЭМГ разных мышц, характерного для новорожденных доношенных детей, у недоношенных детей не обнаружено. У доношенных детей подобной динамики не наблюдалось, и значения всех нелинейных параметров оставались высокими на протяжении всего периода обследования (D 1,80, Dc и K2 ~ 6,0 - 9,0). Это свидетельствует о том, что уже к концу 2 - й недели жизни у доношенного ребенка формируется иЭМГ, вполне «зрелая» с точки зрения временной организации нейронного генератора, сопоставимую с иЭМГ взрослого человека. Этот факт может быть дополнен данными о высоких значениях D, Dc и K2 у взрослых людей [20]. Следует отметить, что линейные параметры практически не изменились за исследованный период в обеих группах.

В данном исследовании, более низкие значения всех нелинейных параметров, которые были отмечены для недоношенных детей, характеризуют их иЭМГ как «примитивную» или «упрощенную», «более регулярную» и «более предсказуемую», как у только что родившегося ребенка. Это означает, что сигнал иЭМГ генерируется меньшим количеством уравнений, то есть меньшим количеством нейронных ансамблей, что свидетельствует о наличие синхронизирующего фактора в работе мотонейронного пула. Это может быть, например, повышенная синхронизация импульсации активных двигательных единиц на уровне спинного мозга Вследствие недостаточной [129].

интерференции меньшего количества генераторов на иЭМГ возникают ритмы (кластеризация иЭМГ), которые визуально не всегда заметны. Появление этих ритмов (повторяющихся фрагментов иЭМГ) и приводит к упрощению иЭМГ и ее большей предсказуемости.

Мы предполагаем, что резкое увеличение значений нелинейных параметров иЭМГ у доношенных детей в течение первых 2 недель после рождения является следствием перехода из внутриутробной во внеутробную среду. Основными факторами новой среды является резкое исчезновение иммерсии, которая, как показано, может являться аналогом микрогравитации [51] и более низкая температура [53]. Очевидно, что из-за более короткого пребывания во внутриутробном состоянии двигательная система недоношенного ребенка, в отличие от доношенного ребенка, менее зрелая и подготовленная к внеутробной жизни. Поэтому, названные выше новые факторы среды для недоношенных детей являются даже более агрессивными.

Известно, что гравитация определяет тенденцию развития мышечных волокон [185, 194]. Очевидно, что процесс дифференцирования мышечных волокон у недоношенных детей подвергается действию гравитации на несколько недель раньше, чем у большинства детей. По всей видимости, у недоношенных детей после рождения тоже может наблюдаться резкое увеличение значений нелинейных параметров, как у доношенных детей, что будет исследовано в будущем. На рисунке 7.1. представлено схематичное графическое изображение динамики нелинейных параметров иЭМГ у доношенных и недоношенных детей на первом году жизни.

Нелинейные параметры иЭМГ Доношенные дети Недоношенные дети 2-8 нед 12 месяцев Р/31-32 Р/38- Рисунок 7.1. Схематическое представление изменения параметров ЭМГ у доношенных и недоношенных детей Примечание: пунктиром обозначены неисследованные периоды времени У детей с СДН нелинейный анализ иЭМГ имел следующие особенности.

На первом месяце жизни значения всех нелинейных параметров во всех четырех мышцах были достоверно выше группы контроля. Дальнейшая динамика всех нелинейных параметров в обследуемых группах различалась. У неврологически здоровых детей в течение первого года жизни в целом происходило увеличение нелинейных параметров. Однако наблюдались и отчетливые максимумы значений этих параметров. Так, для кореляционной размерности (Dc) и корреляционной энтропии (K2) максимальные значения были в возрасте 1 - месяца (5,78 - 9,03 и 8,23 - 9,7), а D - в 6 - 9 месяцев (1,79 - 1,82). Параметры иЭМГ в группе СДН постепенно уменьшались. Минимальные значения Dc кореляционной размерности (5,49 - 7,07) были в возрастной группе 1 - 3 месяца, фрактальной размерности (D) (1,74 - 1,81) – в 3 - 6 месяцев, а параметр корреляционной энтропии (K2) снижался к 6 - 9 месяцам и составил 7,03 - 8,57.

Примерно в середине года динамика параметров иЭМГ была в целом похожей в двух группах. К концу первого года жизни значения нелинейных параметров в группе СДН практически приблизились к значениям группы контроля и составили: Dc = 5,52 - 7,25 (5,36 - 7,77 – здоровые дети), D=1,77 - 1,84 (1,76 1,83), K2 = 7,62 - 8,02 (7,34 - 9,0).

В целом, можно утверждать, что, несмотря на некоторые различия в течение года происходила конвергенция значений иЭМГ у здоровых детей и детей с СДН, что свидетельствует о функциональности нарушений и высоких компенсаторных возможностях двигательной системы на раннем этапе онтогенеза и не исключает наличие не истинных двигательных нарушений, а проявлений транзиторной неврологической дисфункции.

У детей с СДН по сравнению со здоровыми доношенными и недоношенными детьми была более высокая сложность и непредсказуемость иЭМГ (низкая ритмичность) сигнала при рождении, что, вероятно, может быть следствием адаптации двигательной системы к условиям внутриутробной патологической гипоксии. Подобная динамика параметров иЭМГ у детей с СДН в картине ГИЭ на первом году жизни подтверждается уже имеющимися данными традиционных методик ЭМГ – турн - амплитудного анализа и анализа потенциала действия двигательных единиц [32].

Линейный анализ иЭМГ у детей с СДН выявил максимально низкие значения средней максимальной амплитуды (мкВ) во всех мышцах у детей I группы (0 – месяц): в пределах 151,5 ± 0,71 мкВ до 176,5 ± 0,71 мкВ. Снижение амплитуды может свидетельствовать о заинтересованности мышечной части (снижение амплитуды, уменьшение количества двигательных единиц, учавствующих в мышечном сокращении [23, 135] периферического отдела двигательной системы [138, 139]. Средняя частота (Гц), напротив, была максимальной именно в этой возрастной группе: от 162,0 ± 5,66 Гц до 196,5 ± 23,33 Гц. Данные линейные параметры были достоверно ниже, чем в группе контроля, за исключением средней частоты (Гц) в двуглавой мышце плеча (m. triceps brachii). В дальнейшем в течение первого года жизни отмечается волнообразная положительная динамика значения средней максимальной амплитуды (мкВ) и ее соответствие в возрасте 9 – 12 месяцев группе контроля, что говорит о развитии компенсации со стороны патологически измененной периферической двигательной системы с постепенным восстановлением утраченных функций. Эти резервы компенсации обусловлены анатомо-физиологическими и генетическими особенностями развивающегося мозга [11].

Средняя частота (Гц) в возрасте 1 - 3 месяца была максимально низкой по сравнению с другими возрастными группами. Снижение средней частоты (Гц) может говорить о вовлечение нервной части периферического отдела двигательной системы [138, 139]. Далее на протяжении первого года жизни значение средней частоты постепенно восстанавливаются, но, за исключением передней большеберцовой мышцы голени (m. tibialis anterior), к 9 – 12 месяцам жизни не достигают своей возрастной нормы.

Обращает на себя внимание, что в контрольной группе детей и у детей с синдромом двигательных нарушений максимальные изменения показателей линейного анализа приходились на возраст 6 месяцев, который является критическим периодом формирования кортикоспинальных проводников, что способствует появлению произвольных, манипулятивных движений 65. В этом же возрасте - с 3 до 6 месяцев активный мышечный тонус в большей мере определяется позотоническими реакциями и рефлексами, определение же пассивного мышечного тонуса принимает уже стабильный характер и мало меняется в течение последующих месяцев. Подобное конвергирование в двух группах, изученный анамнез, положительная клиническая динамика и данные катамнеза могут свидетельствовать о функциональности и транзиторности двигательных нарушений.

В группе катамнеза из 20 детей 7 (3 мальчика, 4 девочки) продолжали состоять на диспансерном учете у невролога по поводу синдрома двигательных нарушений. Изменения в двигательной сфере у данных больных в диагнозе выглядели следующим образом: пирамидная недостаточность (n = 4);

синдром двигательных нарушений по типу гипотонии (n = 1), синдром двигательных нарушений по смешанному типу (n = 2). Очевидно, что грубых неврологических исходов не отмечено.

Нелинейный анализ иЭМГ в группе катамнеза показал более низкие значения по сравнению с группой контроля всех нелинейных параметров в течение 12 – 24 месяцев (1 – 2 года) и их постепенное восстановление к 24 – месяцам (2 – 3 года) жизни. Исключением являлась фрактальная размерность (D) в икроножной мышце голени (m. gastrocnemius), где отмеченно снижение данного показателя до 1,72 ± 0,11 к 3 – м годам жизни.

Среди линейных параметров наблюдалась также положительная динамика во всех исследуемых мышцах. Средняя максимальная амплитуда (мкВ) у детей с СДН из группы катамнеза в 24 – 36 месяцам достигла значений группы контроля, однако средняя частота (Гц) в этом возрасте была все еще ниже.

При изучении данных линейного анализа иЭМГ в группе катамнеза в целом отмечена явная тенденция к возрастанию всех показателей с возрастом.

Эти данные можно объяснить изменением в структуре мышечного волокна и иннервации. Значительная дифференциация скелетно - мышечных волокон приходится на возраст 1 - 2 года, однако становление возможностей устойчивой работы соматических поперечнополосатых мышц, связанное с быстрым развитием креатининкиназной системы, приходится на более поздний возраст 38. В этот же период идет интенсивное увеличение количества миофибрилл, уменьшается количество рыхлой соединительной ткани 46, 48. Большая часть турнов обусловлена включением в мышечную активность большего числа двигательных единиц и большей частотой их разрядов 36. При этом становится более значительными функциональные различия «медленных»

мышечных волокон I типа с преимущественно окислительным обеспечением и «быстрых» волокон II типа с анаэробной энергетикой.

Положительная динамика состояния периферического отдела двигательной системы доказывает наличие достаточных компенсаторных возможностей растущего организма и пластичности нервной системы.

Полученные результаты свидетельствуют о чувствительности ЭМГ метода оценки нейромышечного статуса у детей позволяют объективизировать и дополнить полученные при клиническом осмотре данные.

Таким образом, комплексное исследование состояния двигательной системы позволяет выявить факторы риска, регистрировать ранние изменения со стороны двигательного статуса детей различного гестационного возраста и неврологического статуса, объективизировать и дополнять полученные клинические данные, прогнозировать состояние двигательной системы и может являться методом контроля за динамикой течения двигательных нарушений и эффективностью проводимых ре – и абилитационных мероприятий.

ВЫВОДЫ 1. На основе клинических и электромиографических данных установлено, что двигательная система недоношенных детей низкой степени риска в течение первых двух месяцев жизни не зрела и не готова к воздействию новых внеутробных факторов жизни.

2. У здоровых доношенных детей полученные результаты свидетельствуют о том, что их двигательная система качественно сформирована по взрослому типу уже на второй неделе жизни. Однако количественные изменения мышечной системы продолжаются в течение всего первого года жизни.

3. У детей с СДН при гипоксически – ишемической энцефалопатии полученные клинико - инструментальные данные говорят о конвергенции параметров ЭМГ с группой контроля в течение первого года жизни.

4. Положительная динамика клинических данных и параметров иЭМГ у недоношенных детей и детей с СДН свидетельствует о высоких компенсаторных возможностях нервной системы в раннем возрасте и возможном функциональном или транзиторном характере нарушений.

5. Проводимые методы ре и абилитации позволяют снизить медикаментозную нагрузку, риск ятрогенных осложнений, процент инвалидности и способствует гармоничному физическому и нервно – психическому развитию.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ Результаты данного исследования могут быть основанием для 1.

разработки диагностических критериев состояния периферического отдела двигательной системы у детей разного гестационного возраста и неврологического статуса.

Данные электромиографии являются методом объективизации 2.

диагностики двигательных нарушений и способом прогнозирования состояния двигательной системы в процессе роста и развития ребенка.

Комплексное клинико - электромиографическое обследование 3.

может быть использовано в качестве метода контроля за динамикой течения патологии и эффективностью лечебно – реабилитационных мероприятий у детей с синдромом двигательных расстройств при гипоксически - ишемической энцефалопатии и абилитационных мероприятий у недоношенных детей.

Апробированные методы реабилитации являются эффективным 4.

немедикаментозным способом терапии, являются основанием для разработки протоколов в каждом индивидуальном нозологическом случае, не требуют больших экономических затрат и могут быть активно применены не только на стационарном, но и амбулаторном уровне.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Алгоритмы диагностики, лечения и реабилитации перинатальной 1.

патологии маловесных детей // Под ред. проф. Г.В. Яцык М. –Педагогика Пресс. - 2002. – 96 с.

Анохин П. К. Индивидуально-психологические особенности и 2.

биоэлектрическая активность головного мозга / П. К. Анохин. – М.:

Наука, 1988. – С. 149 - 176.

Антонов А. Г. Неонатология, национальное руководство / Под ред. проф.

3.

Н. Н. Володина. – ГЭОТАР – Медиа. – 2009. – 848 с.

Аршавский И. А. Принцип доминанты в индивидуальном развитии 4.

организма / И.А.Аршавский // Журнал. высш. нервн. деят. - 1993. - Т.43. №4. - С. 785 - 794.

Аршавский И. А. Очерки по возрастной физиологии / И. А. Аршавский. 5.

М.: Медицина, 1967. - 475 с.

Аршавский И. А. Физилогические механизмы и закономерности 6.

индивидуального развития / И. А. Аршавский. - М.: Наука, 1982. - 270 с.

Бадалян Л. О. Клиническая электронейромиография (Руководство для 7.

врачей) / Л. О. Бадалян, И. А. Скворцов. - М.: Медицина, 1986. - 368 с.

Балан П. В. Сравнительный анализ устойчивости к острой 8.

гипербарической гипоксии новорожденных и взрослых экспериментальных животных / П. В. Балан, А. С. Маклакова, Я. В.

Крушинская, Н. Л. Соколова, Н. И. Кудаков // Акушерство и гинекология.

- 1998. - Т.3. - №. 20. - 3 с.

Барашнев Ю. И. Гипоксическая энцефалопатия: гипотезы патогенеза 9.

церебральных расстройств и поиск методов лекарственной терапии / Ю.

И. Барашнев // Российский вестник перинатологии и педиатрии. - 2002. № 1. - С. 6 - 13.

Барашнев Ю. И. Новые технологии и стандарты диагностики и терапии 10.

перинатальной церебральной патологии новорожденных / Ю.И.Барашнев, А.Г.Антонов // Российск. мед. вест.- 1999.- №3.-С. 68-69.

Барашнев Ю. И. Резервы компенсации при перинатальных повреждениях 11.

головного мозга новорожденных / Ю.И.Барашнев // Материалы IV съезда Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины. М., 2002. - 215 с.

Барашнев Ю. И. Роль гипоксически - травматического повреждения 12.

головного мозга в формировании инвалидности с детства / Ю. И.

Барашнев, А. В. Розанов, В. О. Панов, А. И. Волобуев // РВП и П. - 2006. №4. - С. 41 - 47.

Безруких М. М. Возрастные особенности организации двигательной 13.

активности у детей 6 - 16 лет / М. М. Безруких, М. Ф. Киселев // Физиология человека. - 2000. - Т. 26. - №3. - С. 100 - 107.

Буркова А. С. Классификация перинатальных повреждений ЦНС: Метод.

14.

Рекомендации / А. С. Буркова, Н. Н. Володин, Л. Т. Журба и др. - М., 2005. – 40 с.

Буркова А. С. Новые подходы к диагностике перинатальных поражений 15.

нервной системы у детей первого года жизни и их классификация / А. С.

Буркова, Н. Н. Володин, М. И. Медведев, С. О. Рогаткин С. О. // Педиатрия. - 2004. – №1. - С. 1 - 5.

Бурсиан А. В. Ранний онтогенез моторного аппарата теплокровных / 16.

А.В.Бурсиан. - Л.: Наука, 1983. - 165 с.

Варламова Т. В. Возрастные особенности электронейромиографических 17.

характеристик периферического отдела двигательной системы: автореф.

дис. …канд. мед. наук: 03.00.13 / Татьяна Валентиновна Варламова. Петрозаводск, 2004. - 18 с.

Вахрамеева И. А. Электромиографическое исследование рефлексов 18.

растяжения сгибателей и разгибателей верхних конечностей новорожденного ребенка / И. А. Вахрамеева // Физиол. журнал СССР. 1963. - Т. 49. - С. 449 - 456.

Вахрамеева И. А. Сон и двигательная активность / И. А. Вахрамеева.- Л.:

19.

Наука, 1980. - 151 с.

Воронова Н. В. Нейромышечный статус женщин в течение 20.

менструального цикла по данным электромиографии / Н. В. Воронова, Л.

Е. Елаева, Г. И. Кузьмина, А. Ю. Мейгал // Медицинский академический журнал. - 2010. - Т.10. - №5. - С.10.

Выготский Л. С. Психологиия развития человека / Л. С. Выготский – М.:

21.

Эксмо, Смысл, 2004. –С. 41 - 191.

Галстян Г. Р. Синдром диабетической стопы (часть 1) / Г. Р. Галстян // 22.

Новый медицинский журнал. - 1998. - №2. - С. 16 - 22.

Герасимова Л. И. Количественная оценка суммарной электромиограммы у 23.

больных дифтерийной полинейропатией / Л. И. Герасимова, А. Ю.

Мейгал, А. М. Сергеев, Ю. В. Лупандин // Журнал неврологии и психиатрии. - 1999. - Т. 99. - № 5. - С. 25 - 26.

Герасимова Л. И. Характеристика интегрированной электромиограммы 24.

при дифтерийной полинейропатии / Л. И. Герасимова, А. Ю. Мейгал, А.

М. Сергеев, Ю. В. Лупандин // Физиология человека. - 1998. - Т. 24. - №2.

- С. 85 - 90.

Гехт Б. М. Электромиография в диагностике нервно-мышечных 25.

заболеваний / Б. М. Гехт, Л. Ф. Касаткина, М. И. Самойлов, А. Г. Санадзе.

- Изд. Таганрогского гос. тех. ун-та, 1997. - 369 с.

Гидиков А. А. Теоретические основы электромиографии / А. А. Гидиков. 26.

Л.: Наука, 1975. - 181 с.

Громыко Ю.Л. Оценка Эффективности нового антиоксидантного 27.

препарата актовегина для лечения плацентарой недостаточности и отставания в размерах плода // Мат. 1-го съезда РАСПМ «Перинатальная неврология». - М.:

-1991. - С.32.

Данилов Ю. А. Лекции по нелинейной динамике / Ю. А. Данилов. - М.:

28.

Постмаркет, 2001. - 184 с.

Доклад «Рожденные слишком рано – доклад о глобальных действиях в 29.

отношении преждевременных родов»: Доклад Всемирной организации здравоохранения от 02.05.2012 г. [Электронный ресурс] // Электрон. дан. – Режим доступа:

http://www.who.int/mediacentr/news/releases/2012/preterm_20120502/ru/inde x.html свободный. - Загл. с экрана. WHO. Preterm Birth. Fact scheet. №363. - November 2012.

Журба Л. Т. Нарушение психомоторного развития детей первого года 30.

жизни / Л. Т. Журба, Е. А. Мастюкова. - М.: Медицина, 1981. - 271 с.

Зарипова Ю. Р. Нейромышечный статус у детей разного гестационного 31.

возраста при переходе из состояния внутриутробной иммерсии с условиям земной гравитации / Ю. Р. Зарипова, А. Ю. Мейгал // Авиакосм. и экол.

мед. – 2012. - Т.46. - №2. - С. 29 - 32.

Зарипова Ю. Р. Возможности накожной электромиографии как метода 32.

диагностики двигательных нарушений у детей / Ю. Р. Зарипова, А. Ю.

Мейгал, А. Л. Соколов // Медицинский академический журнал - 2005. Т.5. - №2. - С.147 - 154.

Зарипова Ю. Р. Активность двигательных единиц у здоровых детей в 33.

неонатальном периоде жизни / Ю. Р. Зарипова, А. Л. Соколов, А. С.

Ворошилов, А. Ю. Мейгал // Вопросы практической педиатрии - 2010. - Т.

5. - Прил. 1. - С. 23.

Захаров В. С. Поиск детерминизма в наблюдаемых геолого-геофизических 34.

данных: анализ корреляционной размерности временных рядов / В. С.

Захаров. // Современные процессы геологии. Сборник научных трудов. М.: Научный мир, 2002. - С. 184 – 187.

Ильяшенко Ю. С. Аттракторы и их фрактальная размерность / Ю. С.

35.

Ильяшенко. – М.: МЦНМО, 2005. - 16 с.

Каманцев В. Н. Методические основы клинической 36.

электронейромиографии / В. Н. Каманцев, В. А. Заболотных.- С-Пб.: Лань, 2001.- 350 с.

Кликушин Ю. Н. Фрактальная шкала для измерения формы 37.

распределений вероятности / Ю. Н. Кликушин // Журнал радиоэлектроники. - 2000.- № 3.- С. 15 - 18.

Корниенко И. А. Возрастные изменения энергетического обмена и 38.

терморегуляции / И. А. Корниенко.- М.: Наука, 1979. - 160 с.

Короновский А. А. Нелинейная динамика в действии / А. А. Короновский, 39.

Д. И. Трубецков - Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. – 156 с.

Кулаков В. И. Пренатальная медицина и репродуктивное здоровье 40.

женщин / В. И. Кулаков // Акушерство и гинекология. - 1997. - Т.40. - №5.

- С. 19 - 22.

Куренков А. П. Роль сегментарных нарушений в формировании 41.

двигательных расстройств у больных ДЦП / А.П.Куренков // Журнал неврологии и психиатрии. - 2004. - №2. - С. 16 - 20.

Куренков А. П. Комплексная нейрофизиологическая оценка двигательных 42.

нарушений у детей с ДЦП / А. П. Куренков // Журнал неврологии и психиатрии. - 2002. - № 3. - С. 32 - 36.

Лебедев Б. В., Тастамбеков Б. Д. Прогностическое значение 43.

неврологических изменений у детей периода новорожденности с гипоксическим поражением головного мозга / Б. В. Лебедев, Б. Д.

Тастамбеков // Педиатрия. - 1987. - №.9. - 25 с.

Лукк А. А. Вариации геофизических полей как проявление 44.

детерминированного хаоса во фрактальной среде / А. А. Лукк, А. В.

Дещеревский, А. Я. Сидорин, И. А. Сидорин.- М.: 1996. - 210 c.

Лупандин Ю. В. Паттерны биоэлектрической активности двигательных 45.

единиц при разных формах паркинсонизма / Ю. В. Лупандин, Е. Г.

Антонен, А. Ю. Мейгал // Журн. неврол. и психиатр. им. С. С. Корсакова.

- 1993. - Т. 93. - № 6. - С. 30 - 34.

Мак - Комас А. Дж. Скелетные мышцы (строение и функции) / А. Дж.

46.

Мак - Комас. - Киев: Олимпийская литература, 2001. - 406 с.

Малинецкий Г. Г. Современные проблемы нелинейной динамики / Г. Г.

47.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.