авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Ю.А. Зюзин

АНГЛОСАКСОНСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И РОССИЯ

Монография

Издательский дом «Астраханский университет»

2011

УДК 327

ББК 66.49

З-98

Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом

Астраханского государственного университета

Рецензенты:

кандидат педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой морского судовождения Морской государственной академии имени адмирала Ф.Ф. Ушакова Т.В. Борисова;

кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой общественных наук Морской государственной академии имени адмирала Ф.Ф. Ушакова Е.А. Соболева Зюзин Ю. А. Англосаксонская дипломатия и Россия : монография / Ю. А. Зюзин. – Астрахань : Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2011. – 189 с.

Истинная история значительно сложнее, чем долгое время было принято считать.

Она потрясает воображение. История полна событий – войн, революций, мятежей, по кушений на монархов и глав государств. Были ли они случайными, или кто-то их тща тельно планировал? Автор прослеживает судьбы России в совокупности с интересами ее главной соперницы – Великобритании.

Монография посвящена малоизученной сфере истории и современности – установлению диктата англосаксонской дипломатии. Автор, основываясь на малоизве стных, а нередко и уникальных свидетельствах, привлекая ранее не опубликованные документы, проводит собственное расследование, помогающее по-новому взглянуть на известные события.

Будет полезна людям, интересующимся, кто и как делает большую политику, какие методы при этом использует, каких достигает результатов. Рассчитана на широкий круг читателей.

ISBN 978-5-9926-0533- © Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», © Ю. А. Зюзин, © Ю. А. Ященко, дизайн обложки, ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...................................................................................................... ГЛАВА I. Англия и Иван IV............................................................................ ГЛАВА II. Гибель императоров.





................................................................... ГЛАВА III. Наполеоновские войны.............................................................. ГЛАВА IV. Декабристы – русские карбонарии........................................... ГЛАВА V. Первый идейный борец с «проклятым царизмом...................... ГЛАВА VI. Почему революционеры стремились убить Александра II?...................................................................................... ГЛАВА VII. Александр III и его неожиданная кончина.............................. ГЛАВА VIII. Организаторы Первой мировой войны.................................. ГЛАВА IX. Февральская революция.......................................................... ГЛАВА X. Причины поспешности взятия власти большевиками............ ГЛАВА XI. Складывающиеся отношения большевиков и «союзников» России................................................................................. ГЛАВА XII. Причины подготовки новой войны........................................ ГЛАВА XIII. Финансовый диктат............................................................... ПОСЛЕСЛОВИЕ.......................................................................................... СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ............................................................................ ВВЕДЕНИЕ С самого зарождения и развития государственности англосаксов и от стаивания своих интересов у них имелся, как сейчас бы назвали, целый комплекс «специальных средств». Он включал в себя широчайший круг различных тайных, нередко связанных с кровопролитием, но всегда очень сложных, зачастую крайне запутанных операций секретной войны, исполь зование мер, которые «кажутся странными в данный момент» и лишь впо следствии оказываются «чрезвычайно разумными».

«Опыт Англии в использовании специальных средств был очень дли тельным, – отмечал соотечественник У. Черчилля и один из лучших знатоков британской разведки и секретной дипломатии А. Браун, – более длительным, чем у какой-либо другой державы. На протяжении свыше пяти столетий ее государственные деятели и генералы применяли их для того, чтобы создать королевство, а затем империю, и чтобы защитить их от врагов»1.

Браун был абсолютно прав, как, впрочем, и обладавший колоссальным опытом взаимодействия с разведкой У. Черчилль, изначально связавший витиевато изложенное им значение «всевозможных маневров» именно с битвами и войнами.

Именно так все и было в истории зарождения, становления, развития и расцвета могущества Британской империи. Более того, даже сама закладка основ каркаса будущей империи тоже не обошлась без использования «специальных средств», и именно в геополитических целях.

Как известно, отсчет начала строительства будущей Британской импе рии даже официозная историография ведет с царствования Генриха VIII.

Но именно с него же и началась протестантская реформация в Англии, в горниле которой и был выкован каркас будущей империи – английское ко ролевство, каким его знают последние 5 веков.

Происходившие тогда процессы не были связаны с религиозными раз ногласиями и уж тем более с неукротимым либидо Генриха VIII, привед шего к знаменитому расторжению его брака с Екатериной Арагонской и последовавшей затем женитьбе на Анне Болейн.





За счет так называемого протестантского вольнодумства, т.е. средневе кового «специального средства» глобальной борьбы, тогда был осуществ лен разрыв Англии с Испанией и Римом, что было продиктовано исключи тельно геополитическими соображениями: наступила эпоха великих гео графических открытий, и центр мировой силы, ранее находившийся в Сре диземноморье, в основном, в Венецианской республике, стал перемещать ся в сторону Атлантики. И от того, кто первым всерьез и надолго устано вит контроль над морскими коммуникациями в этом океане, напрямую за висело и то, кто будет господствовать над остальным миром. Католические Испания и Португалия, первыми проложившие морские пути к Американ Рисе К. Тотальный шпионаж. М. : Воениздат НКО СССР, 1945. С. 131.

скому континенту и в Азию, поделившие весь известный тогда мир, не удосужились обеспечить долговременный контроль и в итоге достаточно быстро все потеряли. А Англия – приобрела.

Еще неискушенные в политических интригах, сыны Альбиона прибе гают к грубой силе. Начинают они с более слабой Голландии. 10 июня 1652 г. Государственный совет Англии приказал адмиралу Блэку захватить возвращающийся из Индии голландский флот, доверху набитый пряностя ми. В эту первую войну за мировое господство британцы захватили около 1700 кораблей. Проданный груз потянул на 6 млн фунтов. Годовой госу дарственный бюджет Англии того времени был в 6 раз меньше. Сума сшедшие деньги и относительная легкость их приобретения приведут ко второй и третьей войнам с Голландией. По окончании военного конфликта одна из мощнейших держав своего времени приобретет знакомый нам вид второсортного поставщика кофе, табака и цветов.

После Голландии наступила очередь Испании. Целенаправленные по литические удары и пиратские действия подтачивали ее мощь. Испанцы знали, где находится их главный враг. Именно в сторону Англии плыла ог ромная флотилия из 130 боевых кораблей. История еще не знала такого колоссального флота, поэтому ее назвали Великая армада. Счастье улыб нулось британцам: армада была разбита Френсисом Дрейком и добита раз бушевавшейся стихией. С тех пор на долю Испании выпало тихое угасание в дальнем углу удивленной Европы.

Кстати и здесь британцы воспользовались так называемыми «специ альными средствами». Известно, что победа связана с разгромом в 1588 г.

знаменитой испанской «Непобедимой армады». Но мало кому известно, что этот небывалый успех, так много предопределивший в судьбе туман ного Альбиона, связан и с небывалым успехом британской разведки в лице одного из наиболее выдающихся ее асов того времени по части психологи ческих войн – Джона Ди.

В огне битв за богатство и власть выковались железные правила, кото рые определят английскую политику на столетия вперед. В ее основу бу дут положены два принципа:

постоянная борьба с сильнейшей державой на континенте;

создание флота, являющегося сильнейшим в мире.

Шло время, и на арену битвы за мировое господство поспевал новый претендент – Франция. Испытанный метод британской политики – грубая сила – не давал нужного эффекта. Бесконечная череда колониальных кон фликтов заливала кровью обе страны. С переменным успехом шла реши тельная схватка за обладание Северной Америкой и Канадой, пока изо щренный ум британских политиков не вооружил Англию новым страш ным оружием – революцией!

В 1784 г. во главе могущественной Великобритании встал лорд Уильям Питт. Его план сокрушения основного соперника гласил: «Отрезать Фран цию от всего коммерческого мира так, чтобы она представляла собой как бы один портовый город, блокированный с моря и суши» 2. Воплощение гениального замысла шло по 2 направлениям: усиление английского флота для морской блокады Франции и разжигание внутренних неурядиц сопер ника. 15 лет подрывной работы сделали свое дело – в 1789 г. Францию по трясает революционный взрыв. Окружавшие сошедшую с ума страну мо нархии пытаются задушить французскую революцию в зародыше. Начи наются бесконечные войны Франции с многочисленными коалициями вра гов. Они продлятся до 1814 г. и окончательно обессилят французов. Сил для борьбы за заморские колонии у них уже не будет. Именно поэтому главными вдохновителями всех антифранцузских коалиций будут именно англичане. В начале ХIХ в. они впервые опробуют свое фирменное оружие – революцию. Сначала британцы выделяют средства на раскачивание ситуа ции в стране-сопернице, затем тратят еще большие деньги на подавление возникшей смуты. Они играют по обе стороны шахматной доски и потому никогда не могут проиграть. Возможны лишь временные поражения, но окончательная победа всегда остается за ними.

К моменту начала смертельной схватки между Францией и Англией возникает новая опасность. Россия, государство, созданное Великим Пет ром, делает стремительный рывок вперед. За невероятно малый по истори ческим меркам срок на карте появилась новая огромная империя, владения которой многократно превышали площадь остальных могучих государств того времени. Еще более опасным для конкурентов становилось то огром ное влияние на мировую политическую систему, которое неожиданно для всех начала оказывать молодая и энергичная держава. Сначала у России появилась сильная армия, а потом, как по волшебству, вырос и достаточно сильный военно-морской флот. Сидеть и ждать дальнейшего усиления на шей страны для англичан было невозможно. Если раньше Англия с опаской наблюдала за Россией и периодически пыталась ослабить ее влияние в мире, то с этого момента все силы туманного Альбиона будут заняты борьбой, тайной или явной, с ее основным геополитическим соперником – Россией.

Манфред А. 3. Великая французская революция. М., 1983. С. 56.

ГЛАВА I. АНГЛИЯ И ИВАН IV Пагубного влияния одной из наиболее характерных отличительных черт британской политики не избежали русско-английские отношения с самого момента их зарождения и вплоть до наших дней.

Историки, например, до сих пор гадают, что такое экстраординарное стряслось с Иваном IV, вследствие чего он превратился в кровавого Ивана Грозного?

А есть ли основания для этих гаданий? Если внимательно приглядеться к тем событиям, окажется, что не только нет для этого никаких оснований, а на оборот, налицо все необходимые данные для едва ли не категоричного утвер ждения, что к этому открыто причастна британская разведка того времени.

В 1963 г., после вскрытия комиссией Министерства культуры СССР гроб ниц Ивана Грозного, его сыновей Ивана Ивановича, Федора Ивановича и воеводы Скопина-Шуйского, открылась страшная картина. В останках Ивана IV была обнаружена чрезмерно высокая концентрация одного из самых ядо витых для человеческого организма металлов – ртути! Причем ее содержание достигало 13 г в расчете на тонну, в то время как обычно в человеке содер жание ртути не превосходит 5 мг на тонну! Разница – в 2600 раз.

При этом следует учесть то обстоятельство, что во время этого анализа, к сожалению, не было принято во внимание то обстоятельство, что при по хоронах Иван Грозный был облачен в схиму (монашескую одежду), богато расшитую золотыми нитками, ведь золото является сильнейшим поглоти телем ртути. Следовательно, подлинное содержание ртути в останках Ива на Грозного должно было быть значительно больше, а соответственно, больше была и разница между ее естественным наличием в организме че ловека и тем, что было зафиксировано в эксгумированных останках.

В останках Ивана Ивановича также была обнаружена ртуть, до не скольких грамм на тонну, что также абсолютно ненормально. А вот в ос танках младшего сына Федора Ивановича ртути зафиксировано не было!

Простое сопоставление этих фактов приводит к единственному выводу – Ивана IV и его семью целенаправленно травили ртутью! Это подтвержда ют следующие факты.

1. Первенец Ивана IV и Анастасии Захарьиной – Дмитрий – родился здоровым и нормальным ребенком, а умер от банальной простуды (про студился во время поездки с отцом на богомолье), которую в те времена далеко не всегда могли вылечить даже царские лекари. Ртути в его остан ках не обнаружено.

2. Второй сын Ивана IV и Анастасии – Иван, тот самый, которого Иван Грозный в 1581 г. убил посохом, – родился в 1554 г., когда самому Гроз ному было всего 24 года, и рос здоровым и сильным человеком. Но в его останках обнаружена высокая концентрация ртути.

3. Третий сын от Анастасии – Федор – родился в 1557 г. и был слабо умным. К тому же, как окончательно установила реконструкция знамени того антрополога М.М. Герасимова, он родился уродливым карликом с ма ленькой головой на ширококостном скелете! И вот в его-то останках сле дов ртути не обнаружено.

Следовательно, в промежутке с 1554 по 1557 г. Ивана IV уже начали всерьез травить ртутью.

А в 1560 г. умирает еще совсем молодая, горячо любимая Иваном IV царица Анастасия. Причем уже сам самодержец не сомневается в том, что ее отравили.

Прежде чем перейти к фактам второго ряда, отметим следующее. От равление ртутью известно человечеству издавна. В описываемые времена – Средневековье – всей Европе, например, была известна так называемая «болезнь сумасшедшего шляпника»: она была распространена именно сре ди мастеров шляпного дела, которые при изготовлении модного тогда фет ра использовали смертоносные ртутные соединения. Сейчас она известна как «болезнь Минамата» – впервые в XX в. была зафиксирована в Японии вследствие массового отравления ртутью, отсюда и название.

Главные симптомы этой болезни – глубокие депрессии, хроническая бессонница, сильно угнетенное состояние, мания преследования, психиче ское расстройство, выражающееся в бурных и буйных приступах, чрезвы чайно опасных для окружающих. Более того, еще с древности также было известно, что отравление ртутью быстро приводит ко всеобъемлющему поражению генного аппарата и передается по наследству: у так называе мых «сумасшедших шляпников» еще в Средневековье было зафиксирова но рождение ущербного потомства, особенно если отравлению бы ли подвержены оба супруга.

А теперь о фактах второго ряда. Именно в указанный промежуток време ни – 1553–1554 гг. – на Руси появился первый британский шпион, купец Ри чард Ченслор, доверенное лицо английского двора, а также ставший на дол гие времена личным лекарем Ивана Грозного выпускник Кембриджа, лекарь, астролог, маг и колдун (и вдобавок шпион) Элизеус Бомелия, прозванный на Руси Елисеем Бомелия, по национальности, судя по всему, голландец.

В летописях того времени он называется «немцем», однако здесь надо иметь в виду, что на Руси едва ли не до конца первой половины XX в. нем цами называли не германцев, а вообще всех иностранцев, которые не уме ли говорить по-русски, «немец» – значит немой, т.е. не способный гово рить по-русски. А в отношении этнической принадлежности на Руси все обстояло благополучно, и когда надо было, выражались более чем опреде ленно, например, «германец на нас пошел».

Английский мореплаватель и купец, а в действительности шпион анг лийского двора, Ричард Ченслор участвовал в 1553 г. в экспедиции под командованием Хью Уиллоби по поиску Северного морского пути в Ин дию и Китай в противовес открытым, но тогда полностью контролировав шимся только католическими Испанией и Португалией морским путям во круг Африки и через Атлантику в Америку (Вест-Индию). Через 6 месяцев после отплытия экспедиция потерпела крах: – 2 корабля из 3 были раздав лены льдами (на одном из них погиб Уиллоби), а корабль «Эдвард Бона венчер» под командованием самого Ченслора в том же 1553 г. бросил якорь у маленькой бедной рыбацкой пристани близ старинного монастыря Михаила Архангела, где впоследствии и был построен первый российский порт Архангельск. Ченслор смог ознакомиться с Московским государст вом и даже был удостоен аудиенции у молодого, полного сил, а главное, обладающего добрым нравом царя Ивана Васильевича – Ивана IV.

Вывод, который Ченслор сделал о Руси, был уникален и вошел в исто рию: «Если бы русские знали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними, но они ее не знают»3. Именно так он и сообщил в Лондон. А далее, явно для того, чтобы русские никогда и не узнали бы свою силу – на самом же деле для того, чтобы они не могли воспользоваться ею, ибо русские и тогда знали о своей силе, но применяли ее только в необходимых случаях и в высших интересах Руси, – в дело вступил «лекарь» Бомелия.

Именно его, Бомелию, ненавидели на Руси лютой ненавистью, считая повинным в диких, необузданных жестокостях царя, который будто пере родился из нормального человека в свирепого вепря на троне. Бомелию так и называли – «лютый волхв», т.е. лютый, злой колдун, и именно под этим определением он и фигурирует в летописях. И только четверть века спустя его постигла хотя и варварская по современным меркам (времена тогда были такие, что Русь в этом смысле ни на йоту не отличалась от Европы в жестокостях казней), но абсолютно заслуженная кара: палачи Малюты Скуратова выпустили из него кровь, а потом живьем поджарили на верте ле. Но за эти годы как много неисчислимых бед принес этот британ ский шпион всей Руси!

Царь отравлен, царица отравлена и умерла от отравления, потомство дебилизировано (ставший царем Федор Иванович), последний сын царя от Марии Нагой, печально знаменитый в русской истории царевич Дмитрий (родился в 1582 г.), был больным ребенком и страдал падучей болезнью;

свирепствам царя нет конца, им же самим убит единственно пригодный для управления разросшимся (уже присоединена Сибирь) государством сын Иван, которого тоже травили, явно преследуя цель оборвать и его жизнь. Кончилось все это установлением власти Бориса Годунова и Вели кой Смутой, в которой Русь едва устояла.

Но вот на что хотелось бы обратить внимание, тем более в свете фактов третьего, обычно не пользующегося никаким вниманием со стороны исто Рисе К. Тотальный шпионаж. М. : Воениздат НКО СССР, 1945. С. 74.

риков, ряда. Ченслор оказался на Руси в самом прямом смысле вследствие разворачивавшегося геополитического по сути, но религиозно цивилизационного по внешним признакам противоборства интенсивно протестантизируемой Англии с окружавшим ее тогда остальным христи анским миром, в основном, католическим. Вывод его о Руси был по сути геополитическим, ведь вначале своего правления Иван IV уже «затмил своих предков и могуществом, и добродетелью», – отмечали именно анг личане в своих донесениях в Лондон. «Имеет многих врагов и усмиряет их.

Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония, Крым, Ногаи ужасаются русско го имени (уже началась ложь, ибо не ужасались, а вынуждены были счи таться с законными интересами Руси.)...В отношении к подданным он удивительно снисходителен, приветлив. Одним словом, нет в Европе более россиян, преданных своему государю, коего они равно и страшатся, и лю бят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать, Иоанн во все вхо дит, все решит;

не скучает делами и не веселится ни звериной ловлей, ни музыкой, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России»4.

Как это ни парадоксально, но и в сохранившихся до наших дней народ ных преданиях о лютой ненависти Руси к Бомелии, особенно же со сторо ны царского окружения, также видна геополитическая подоплека: люто ненавидя его и пребывая в абсолютной уверенности, что злой немец (под черкиваю, что не германец, а иностранец) Бомелия своими «чарами» вну шил царю «свирепство», оно открыто объясняло это тем, что немцы (то ес ть иностранцы вообще) путем гаданий и волхований (т.е. колдовства) яко бы дознались, будто им предстоит быть разоренными дотла русским ца рем, – и вот, дабы отклонить от себя такую участь, и прислали на Русь своего волхва (злого колдуна).

Естественно, что молодой Иван IV вовсе не собирался кого-либо разо рять: его действия были абсолютно адекватной реакцией на резко усилив шийся тогда натиск, в основном, католического Запада на Русь, в поисках сухопутного пути на Восток, в Индию, о котором уже тогда было известно, что он пролегает через Русь. И вовсе не случайно, что этот натиск, особен но в первый период правления Ивана IV, получал заслуженно жестокий отпор со стороны Москвы, которая к тому же стремилась возвратить себе и исторически законные выходы в Балтийское море.

На арене этого жестокого геополитического противостояния и противо борства католицизма и резко набиравшего силу протестантизма в очень хит роумной комбинации и выступил Лондон со своими шпионами и колдунами отравителями. Пока католический Запад пытался проводить свою политику с помощью вооруженной силы, Лондон с подачи Ричарда Ченслора благосло вил создание на Руси Московской торговой компании, общая договоренность Рисе К. Тотальный шпионаж. М. : Воениздат НКО СССР, 1945. С. 98.

о чем имелась у него еще с 1553 г., со времени аудиенции у Ивана IV, когда Ченслор высказал получившую одобрение молодого царя идею.

Московская торговая компания вначале получила от Ивана IV моно польное право на торговлю с Русским государством, т.е. из всех иностран цев они в одночасье превратились в абсолютных монополистов, затем – право беспошлинной торговли, а в 1569 г. – уникальное право беспошлин ной транзитной торговли по волжскому пути со странами Востока. Англи чане действовали очень тонко: с одной стороны, вытесняли всех иностран цев, пытавшихся действовать на русском рынке, особенно голландцев, а с другой, подставили в качестве отравителя именно голландца, что позволя ло, в случае провала, спихнуть все на них же.

Однако безудержная алчность британцев привела к тому, что после од ного из приступов свирепости, просветлев на некоторое время разумом, Иван IV лишил эту компанию в 1570 г., т.е. всего через год, всяческих льгот. Правда, впоследствии, в результате множества просьб, часть этих льгот была восстановлена, но о монополии речь уже никогда не шла. На этом фоне самое время сказать и о фактах четвертого, практически нико гда не упоминаемого, ряда.

Выше мы уже отметили, что Иван IV вовсе не собирался никого разорять дотла – он всего лишь давал сдачи, и на первых порах весьма крепко. Но в то же время он отлично понимал значение дипломатии, которая и тогда имела колоссальное значение и нередко носила характер династических браков.

Иван IV желал доброго межгосударственного союза с Англией и одно время, оставшись вдовцом, предпринял попытку свататься к правившей тогда в Англии королеве Елизавете. В ответ же, и это чрезвычайно харак терно уже даже для тех ранних англо-русских отношений, руководитель секретной службы Англии лорд Берли (в Москве его называли «боярин Бурлы») в своих инструкциях английскому послу при Иване Грозном Рэн дольфу (тогда и в Англии не было четкого разделения между разведкой и дипломатией) прямо предписывал добиваться только привилегий для бри танских купцов, но всячески уклоняться от любых переговоров о союзе, тем более на брачной основе.

Да и как можно было говорить о браке, если в Лондоне прекрасно было известно, что их агент Бомелия вовсю травит царя и его родичей ртутью с ка тастрофически непоправимыми в плане престолонаследия последствиями!

Однако вышеприведенное – хотя и с трудом, но все же различимая вер хушка айсберга фактов четвертого ряда. Куда сложней дело обстоит с той его частью, что сокрыта под спрессованной историей толщей времен. А ведь именно там, в вечных льдах прошлого, в первозданном виде сохрани лись подлинные корни первопричины происхождения сознательно враж дебного отношения Англии к России вне какой-либо зависимости от сути и формы политического режима или государственного правления на Руси.

Так что не вернуться к тому, что отписывали из Москвы английские согля датаи, невозможно. Не слишком многословно, но более чем емко, они письменно зафиксировали дважды уникальное явление: с одной стороны, растущее могущество Русского централизованного государства времен молодого Ивана IV, а с другой – факт уникального возрождения, но в но вых исторических условиях, могучего ранее фактора в геополитической расстановке сил прошлого.

Итак, если по порядку разложить ими же написанное, то это будет вы глядеть следующим образом:

власть идеи самодержавия московского царя;

укрепление международного авторитета державы, через территорию которой проходили все сухопутные и речные пути с Запада на Восток и, соответственно, в обратном направлении;

oтчетливо выраженное уже в первый период правления Ивана IV геополитическое стремление к возврату исконно славянских земель в При балтике и в целом на Северо-Западе ради законного обретения выхода в Балтийское море, а также обусловленное только соображениями внешней государственной безопасности движение на Восток и Юго-Восток.

При всех известных недостатках правления Ивана Грозного именно при нем, несмотря ни на что, в основном завершилось становление основ ного каркаса России как страны (в географическом смысле) и Русского централизованного государства, а вместе с тем и того евразийского поня тия «Россия», к которому мы теперь часто прибегаем.

И все это в обрамлении ореола наследника славных традиций Алексан дра Невского (одним из первых давшего отпор натиску Запада на Русь) и его потомков – «собирателей и устроителей земель русских» – Даниила Александровича, Ивана Калиты и особенно Ивана III (тоже Грозного) и его знаменитой жены Софьи (урожденной Зои Палеолог, племянницы послед него византийского императора Михаила Палеолога).

Более того, все это происходило на фоне серьезно воспринятой Россией роли защитника православия и укоренившихся в ее государственной жиз ни византийских символов и традиций. Особое значение среди них имели преисполненный глубокого геополитического смысла герб с двуглавым византийским орлом (смотрит на Запад и на Восток) и овладевшая умами политической и церковной элит идея «Третьего Рима».

В итоге совокупность всего этого представала перед остальным миром как своего рода уникальная религиозно-геополитическая реинкарнация за век до этого рухнувшей под ударами турок-османов Византийской импе рии. Но ведь рухнула она не столько под ударами турок (в 1453 г. им дос тался практически полностью обессиленный Царьград, т.е. Константино поль), сколько в результате многовековой тотальной подрывной деятель ности против империи, осуществлявшейся из корыстных торгово экономико-геополитических мотивов. И главным зачинщиком этой под рывной деятельности была Венецианская республика, олигархические кланы которой век спустя, т.е. с начала XVI в., стали переносить свою тор гово-экономическую и геополитическую активность в Атлантику, – ведь наступила уже эпоха великих географических открытий – избрав в качест ве плацдарма Англию Генриха VIII.

И поскольку ранее эффективно действовавшие короткие сухопутно морские пути с Запада (из Венеции) на Восток через Средиземное море, Анатолийский и Аравийский полуострова оказались полностью перекры тыми воинствующим исламом, – в большой степени из-за подрывных по туг самой же Венеции против Византийской империи – то остались только сухопутно-речные пути, пролегавшие через Русь.

И тут: фактическая реинкарнация, но в более могучем облике все той же ненавистной Венеции (и в целом Запада) Византийской империи. Да еще и самодержавно контролирующей все сухопутные и речные пути с Запада на Восток.

К тому же, вторично за тысячу с лишним лет после падения Древнего Рима опять возрождается, но в более могучем обличье, новый, «Третий Рим» – Москва, не услышать чего Р. Ченслор физически не мог.

Совершенно «естественно», что не отразиться на начинающих зарож даться англо-русских отношениях все это не могло. Вот исходный пре ступный мотив в вызревании замысла отравления именно ртутью и Ива на IV, и его жены Анастасии, и его сына Ивана, замысла, суть которого сводилась к следующему:

заведомо зная о тяжелейших медицинских, особенно же психических последствиях – депрессии, бессоннице, угнетенном состоянии, мании пре следования, галлюцинациях, бредовых идеях, бурных приступах сумасше ствия и т.п. (все это у Ивана Грозного потом проявилось в избытке), – по дорвать веру окружения и, главное, народа в царя как Помазанника Божье го. Тем самым разорвать столь необходимые для прочности любого госу дарства того времени узы между самодержцем и народом, насильно взра стить в последнем бредовую идею, что всякая власть преступна, а затем, двигаясь по звеньям неизбежной цепной реакции, взрастить и культивиро вать измену как всего лишь якобы оппонирование сумасшествию власти, прославить это «сумасшествие» на века вперед, опорочив само имя этого государства как якобы сосредоточения зла, насилия и бесчисленных поро ков, которое следует уничтожить;

заведомо зная о катастрофически непоправимых последствиях в плане воспроизводства потомства вследствие ртутного отравления, подор вать царствовавшую династию Рюриковичей и тем самым освободить пре стол для своей марионетки;

заведомо зная о настороженном отношении Русского государства ко всяким немцам, т.е. иностранцам вообще, подставить на неизбежную в таком опасном деле плаху чужую голову – в данном случае голландца Бомелию;

заведомо зная о сулящих несметные барыши сухопутно-речных пу тях на Восток, попытаться не только овладеть ими, но и установить над ними свой полный контроль, в том числе и за счет беспошлинной транзит ной торговли, с тем, чтобы и на Западе, и на Востоке стать абсолютным монополистом в торговом обмене.

Пусть почти 5 веков спустя, но все же следует открыто признать, что этот подлый план фактически был выполнен, и лишь чудом, называемым глубинной интуицией народа, нашедшего в себе силы и мужество к смер тельно жестокому отпору, Русь едва устояла в Великой Смуте.

И совершенно не случайно, что созданная Р. Ченслором Московская компания беспрецедентно активно действовала именно во время Великой Смуты – от «годуновщины» (царь Борис был тесно связан с тем же Дж. Горсеем) до всех историй с Лжедмитриями. Агенты именно этой ком пании – Джон Меррик и Уильям Рассел – пытались навязать России анг лийский протекторат в разгар Смуты, а в 1612 г., ко всему прочему, имен но этой компанией был выдвинут проект военной экспедиции, преследо вавшей цель под видом оказания помощи Москве в отражении очередного (инспирированного Западом) нашествия польских и шведских войск захва тить Русский Север – единственный тогда выход России к морю. Проект этот был решительно отклонен великими патриотами Земли Русской – Мининым и Пожарским.

Когда Русь чудом вышла из Смуты живой, к только что избранному на царствование Михаилу Федоровичу Романову вновь был приставлен англий ский «лекарь», а заодно астролог, колдун, но, прежде всего, шпион, потомст венный разведчик, сын уже упоминавшегося выше Джона Ди – Артур Ди.

Но обратим внимание на то, в какое время его направили «лекарство вать» на Руси. Ведь это был период не только начала правления новой ди настии Романовых, но и то самое время, когда едва ли не одновременно с восшествием Михаила Федоровича на престол Русь оказалась втянута в печально знаменитую по европейской истории Тридцатилетнюю войну.

Эта основанная на противоборстве двух течений в христианстве война ве лась за контроль над миром между постепенно ослабевавшим, но все еще достаточно могучим католицизмом и день ото дня набиравшим силу про тестантизмом. И Россия, вопреки всем своим национальным интересам, требовавшим в целом оставаться нейтральной, вступила в этот многолет ний ожесточенно кровавый конфликт на стороне антигабсбургской, т.е. протестантской коалиции. Причем не просто на стороне антикатоличе ской антигабсбургской протестантской коалиции, но именно как «Третий Рим» против Священной Римской империи германской нации (так называ лась империя Габсбургов).

Это был блестящий дипломатический маневр – втянуть Россию в такое уникальное по своей сути противоборство! Кончилось все это весьма пла чевно для России: в тексте завершившего этот тридцатилетний общеевро пейский конфликт Вестфальского мира 1648 г. имя московского государя стояло на предпоследнем месте – ниже его был захудалый трансильван ский князь. А до этого, в 1634 г., – унизительный Поляновский мир, после, в 1648 г., – до сих пор отравляющий историческую память России и Поль ши Андрусский мирный договор, далее в 1661 г. – унизительный Кардис ский договор и еще много такого, что открыто задевало честь и достоинст во допетровской Руси. И уж вовсе неудивительно, что всего за 2 года до рождения Петра I появился первый в истории Европы общеевропейский геополитический план колонизации и закабаления России.

Оценивая спустя века состояние допетровской России, российский ученый-историк академик Е.В. Тарле прямо подчеркивал, что к концу XVII в. положение России «поставило еще в допетровском поколении пе ред сколько-нибудь прогрессивно и самостоятельно мыслившими людьми грозный вопрос о возможности сохранения государственной безопасности и даже о национальном самосохранении в широком смысле этого слова»5.

Вот ужасные в своей реальности последствия казалось бы банального для средневековой Европы отравления монарха другой страны.

А Московская торговая компания все еще действовала – окончательно ее выгнали из Московии только в 1649 г. при «тишайшем» царе Алексее Михайловиче.

Тарле Е. В. Северная война и шведское нашествие на Россию. М. : АСТ, 2002. С. 79.

ГЛАВА II. ГИБЕЛЬ ИМПЕРАТОРОВ Традиция коварства Англии по отношению к России, вечно реализовы вавшаяся руками секретной службы их британских величеств, прошла че рез века, ничуть не потеряв вес.

Уже в начале XVIII в., насторожено наблюдая за Россией Петра I, уве ренно выходившую в Балтику, а до того обретшую еще и выход в Каспий, английская секретная служба в лице своего петербургского резидента Джеффериса вышла к королю Георгу I с официальным предложением о проведении в 1719 г. операции по захвату и физической ликвидации уча стников Аландского мирного конгресса, откровенно подгадывая при этом под планировавшееся тогда прибытие на Аланды Петра I.

На поле брани убить или пленить государя, предводительствующего своими войсками, – это одно, но планировать на высшем монаршем уровне операцию по захвату и ликвидации государя другой державы, тем более не находящейся в состоянии войны с Англией, – это уже слишком да же для английской короны!

Очевидно, позже было принято другое решение, которое не менее эф фективно осуществляло задуманное.

Петр I умер 28 января 1725 г. Причины его смерти так до конца не изу чены. Историки пишут о чрезвычайно болезненном мочеиспускании, пола гают острое нарушение функции почек. Но все это лишь догадки, основан ные на воспоминаниях современников. Правду не знает никто: исследова ние тела почившего императора почему-то не проводилось. Может быть, потому, что подобные симптомы можно оценить и как признаки отравле ния мышьяком? А сами «почечные колики» мы еще неоднократно встре тим в нашей истории. Всякий раз в решающий момент они будут сводить в могилу русского венценосца...

Замыслы Петра Великого были грандиозным вызовом могуществу тех стран, что монополизировали мировую торговлю между Европой и Азией.

Пока русская армия закалялась в боях со шведами, в это же самое время англичане и французы раздирали на части сказочно богатую Индию.

Строящий мощную империю Петр в стороне оставаться не собирается.

Вслед за вторжением в Персию он намерен двигаться далее. И сразу на ступают «почечные колики». Если сопоставить несколько фактов, картина получается весьма подозрительной:

в 1725 г. Петр поручил Берингу открыть путь в Индию че рез Ледовитый океан;

28 января 1725 г. Петр внезапно умирает.

Параллели с гибелью Павла I напрашиваются сами собой. И еще: до 1725 г. алмазы на нашей планете добывали только в Индии. Это была не жемчужина британской короны, это был ее бриллиант...

Смерть Петра была так неожиданна и скоропостижна, что оставила в истории России след не менее значимый, чем жизнь великого царя реформатора. Никакого завещания он заранее не написал, ведь здоровье монарха не давало никаких причин для беспокойства. А потом сразу нача лась агония. Разом ослабевший царь потерял способность говорить и дви гаться. Левой рукой он с усилием написал на подставленной грифельной доске «Отдать все...» и потерял сознание. Смерть императора была не про сто трагедией еще и потому, что своенравный Петр I сумел изменить не только жизнь простых граждан страны, но порядок воцарения на троне.

Поводом для этого послужила его любовь к своей второй жене, бывшей прачке Марте Скавронской, вошедшей в русскую историю под именем Екатерины I. Простая женщина, вызвавшая сильнейшую любовь импера тора, по всем существовавшим тогда понятиям не могла быть женой и на следницей царя. Отсутствие знатного происхождения и пол закрывали ей дорогу к трону. Но для Петра не существовало невозможного – в 1722 г. он выпускает Устав о престолонаследии, где вопрос о преемнике престола передавался на рассмотрение «правительствующего государя». Иными словами, если ранее наследником считался старший по возрасту предста витель мужского пола, то теперь своего преемника царь назначал сам. А Петр скоропостижно умер, так никого официально своим преемником и не оставив. Вот так петровское нововведение и привело к проблеме наследо вания трона, а затем и к бесконечной череде дворцовых переворотов...

Жалкое время, период, который начинается в русской истории после его смерти и длится вплоть до воцарения Екатерины II, традиционно назы вается в историографии «эпохой дворцовых переворотов». В стране за 37 лет сменилось 6 императоров, причем 4 оказались на престоле в резуль тате заговоров. Практически полвека русские, на радость соседям, занима лись тем, что пытались найти правителя, достойного занимать император ский трон после Петра Великого.

Теперь интересно взглянуть на недолгое правление Павла I. Вместо ус тановленного Петром Великим порядка назначения наследника престола царствующим лицом, приведшего к нестабильности и постоянным перево ротам, восстанавливался старый порядок перехода престола по прямой нисходящей линии от отца к старшему сыну. Установленные Павлом пра вила занятия престола соблюдались в России вплоть до 1917 г.

Столь разумный первый шаг нового императора внушал большие на дежды. Но Павел был очень сложной натурой. Императором он стал, буду чи 42 лет от роду, полный раздражения против своей матери, правившей так долго и так же долго не дававшей ему реализовать его собственные планы. Поэтому во многом его политика напоминала поведение капризно го ребенка – действовать наперекор. Этим воспользовались англичане, за нятые сколачиванием против Франции второй коалиции под благородны ми лозунгами восстановления порядка и наказания строптивых револю ционеров. Сами воевать англичане не любили никогда, всегда стараясь найти для решения своих задач чужое «пушечное мясо» и щедро оплачи вая его бесславную гибель. В 1798 г. в этой роли согласились выступить Турция, Австрия и Неаполь и, к сожалению, Россия. Раз Екатерина II хра нила нейтралитет, Павел, делавший все наоборот, решил воевать. Но была и еще одна причина, по которой взбалмошный император попался на анг лийский крючок. По дороге в Египет Наполеон захватил Ионические ост рова и Мальту – резиденцию Мальтийского ордена, магистром покровителем которого стал российский император. Вряд ли доселе суще ствовала в истории столь разношерстная коалиция, в которой были столь различные союзники: католические Австрия и Неаполь, протестантская Англия, православная Россия и магометанская Турция, только что воевав шие друг с другом. У каждого члена коалиции были свои претензии к Франции, не абстрактные идеологические, а конкретные территориальные:

Австрия хотела вернуть себе Голландию и Италию, Неаполь – устранить угрозу потери короны, Турция желала удаления Наполеона из Египта, Англии нужно было общее ослабление ее давнего соперника. И только России было нечего отбирать у Франции, ведь даже тезис о защите «брат ской Мальты» выглядит просто смешным. Но выбор был сделан – русские солдаты должны были умирать за английские и австрийские интересы.

В феврале 1799 г. Павел I назначил главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию, фельдмаршала Суворова. Русский генералиссимус намеревался после короткого отдыха двинуть русские войска во Францию, пройти ее с боями и захватить революционный Па риж. Однако Англии и Австрии не нравится возросшее влияние России, «союзники» начинают опасаться, что в случае успеха Италия останется за нами. Пока русские войска крушили Казанское царство, это не очень тре вожило Европу. Но когда Петр сокрушил Швецию и захватил побережье северных морей, а свое царство объявил империй, Европа начала беспоко иться. Когда же Екатерина в ряде турецких войн отхватила огромные тер ритории, обеспечила выход и к южным морям, где спешно начали строить ся верфи для военных кораблей, то в европейских дворах русских начали бояться. А тут еще блистательные войска Суворова, которым противопос тавить нечего в самом сердце Европы – в Италии! Безусловно, так далеко русские войска еще никогда не заходили. По словам В.О. Ключевского, Итальянский поход Суворова – «самый блестящий выход России на евро пейской сцене». Но русские оказались на этой «сцене» явно лишними. С помощью суворовских чудо-богатырей Австрия отбила у Франции Север ную Италию, а затем, перестав нуждаться в русских, решила от них отде латься. Слова о союзническом долге, о простой порядочности никогда для наших «союзников» не играли никакой роли. К концу Итальянского похо да австрийское командование уже дошло до того, что стало не только ос паривать, но и отменять приказы Суворова, которому были подчинены все союзнические силы. Теперь командующему вменялось в обязанность док ладывать в Вену о каждом своем решении, и только после утверждения их австрийским Военным советом он получал возможность действовать.

Русские полки стояли у южных границ Французской республики, это была уникальная возможность закончить наполеоновские войны не в 1814 г., а на 15 лет раньше! И кто знает, сколько крови и страданий уда лось бы избежать Европе, прими союзники суворовский вариант кампании.

Но в тот момент главным врагом наших «союзников» уже стала не Фран ция, а русская армия фельдмаршала Суворова. Почему Суворов пошел в Альпы? Потому, что наши «союзники» Англия и Австрия решили отпра вить русскую армию на верную гибель, создав все условия, чтобы ни один русский солдат из этого похода уже не вернулся!

Получив известия о предательском поведении австрияков, Павел I пришел в ярость. «Эти немцы, – говорил он, – могут все снесть, перенесть и унесть»6. На политическом небосклоне Европы разыгрывается буря. Ос корбленный и обиженный Павел приказывает Суворову немедленно воз вратиться с армией в Россию, расторгает союз с Австрией, отозвав своего посла из Вены. В том же году был отозван и Российский посол из Лондона по совершенно аналогичной причине – предательское отношение англичан к вспомогательному русскому корпусу, действовавшему против французов в Голландии (русский корпус, находившийся под британским командова нием, буквально растаял от голода и болезней).

Вторая коалиция распалась. После фактического выхода России из войны ни австрийцы, ни англичане без русских войск ничего не смогли противопоставить гению Наполеона. Но если войска венской монархии пытались остановить Наполеона силой, то англичане просто предпочитали отсиживаться на своих островах, доверяя воевать и умирать другим. Вско ре после того как Наполеон вернулся из Египетского похода, он совершил государственный переворот и провозгласил себя первым консулом. Затем неожиданно вторгся в Италию и разгромил австрийцев в битве у деревни Маренго. С Австрией был подписан Люневильский мирный договор, по которому Франция получила Бельгию, левый берег Рейна и контроль над всей Северной Италией, где была создана марионеточная Итальянская республика. Когда уже никто не хотел умирать за британские интересы, никогда не воюющие сами без крайней нужды островитяне заключают в марте 1802 г. Амьенский мир между Францией и Англией.

Бонапарт прекрасно понимал, что участие или неучастие России в войне против Франции играет в раскладе сил решающую роль. «Франция может Песков А. М. Павел I. М. : Молодая гвардия, 2003. С. 89.

иметь союзницей только Россию»7 – таков был его вывод из прошедших со бытий. И он активно начинает искать союза с Павлом I. Бонапарт готов был заплатить любую цену за симпатии русского царя. Русский император, чья обида и раздражение на своих вероломных «союзников» были столь велики, постепенно начинал приходить к схожим мыслям. Павел I умел учиться на своих ошибках. Теперь он ясно видел, что Россия воевала с Францией за аб солютно чуждые ей интересы и, что немаловажно, ровным счетом ничего за это не получала. Логическим завершением этих рассуждений была мысль о необходимости союза между Россией и Францией. 18 июля 1800 г. француз ское правительство предложило безвозмездно и без всяких условий возвра тить на Родину всех русских пленных общим числом около 6 тыс. Более то го, русские воины должны были прибыть домой одетые в новую специально сшитую униформу, с новым оружием, со своими знаменами и со всеми во инскими почестями! Сложно было придумать более эффектный жест. Также по дипломатическим каналам до Павла I была доведена информация о том, что Франция готова передать Мальту под юрисдикцию России, а от англи чан, в данный момент ее осаждающих, наполеоновские войска будут ее за щищать до передачи «законному владельцу».

После длительных колебаний Павел I решился протянуть руку Фран ции, отрубившей голову своему королю. Поэтому монарху в изгнании, Людовику XVIII, чей двор в изгнании находился на территории России, было предложено покинуть ее пределы. Из Петербурга во Францию с осо бой миссией был направлен генерал Спренгпортен, известный своими профранцузскими настроениями. Он был принят с величайшим почетом.

Медленно начинали вырисовываться контуры нового союза. Россия делала резкий поворот и начинала дружить со вчерашним врагом против вчераш них друзей. Конечно, Англия предпринимала попытки удержать Павла I от столь радикального шага. Однако, как всегда, британцы хотели получить все, не давая взамен ничего. Захватив Мальту и попирая права Мальтий ского ордена, вместо того чтобы отдать этот остров русскому императору, англичане предложили ему самому захватить... Корсику, родину Наполео на. Это стало последней каплей. Сомнений у Павла I больше не оставалось.

Его ненависть к англичанам теперь была так велика, что он легко склоня елся к идее Бонапарта о совместном походе в Индию, бывшую тогда бри танской колонией. По плану Наполеона 35-тысячный русский корпус дол жен был выступить из Астрахани, переправиться через Каспийское море и высадиться в персидском городе Астрабаде. Такой же по численности французский корпус от Рейнской армии Моро должен был спуститься до устья Дуная, переправиться в Таганрог, а затем двигаться через Царицын до Астрабада. Далее предполагался совместный поход на Индию.

Тарле Е. В. Наполеон. М. : Изографус : Эксмо, 2003. С. 102.

Россия начинает полномасштабную подготовку к схватке с англичана ми. На корабли Британии было наложено эмбарго, их груз конфискован, экипажи арестованы и сосланы во внутренние российские губернии. А 12 января 1801 г. Павел I направил приказ атаману Войска Донского Орло ву выступать в поход! 41 полк донских казаков, 500 калмыков и 2 роты конной артиллерии начали движение к долинам Инда и Ганга. Появление в Индии солдат 2 лучших европейских армий могло привести к непредска зуемым последствиям. Реальный союз Франции и России угрожает подор вать мировую гегемонию Великобритании. Ответ следует молниеносно.

Британцы спешно готовят заговор, теперь это единственная возможность остановить русского императора. В ход идет главное английское оружие – золото. Координирует и организует переворот британский посланник в России лорд Уитворт. Цель – любым способом убрать с русского престола императора, реально угрожающего английским интересам. Переворот го товится в страшной спешке – посольской миссии Великобритании уже предписано убираться из России вон. Самого лорда Уитворта вывезли из русской столицы под охраной полиции и заставили долго ждать присылки его паспорта на границе. Но дело было сделано.

Российские венценосцы, посмевшие покуситься на мировую гегемо нию Великобритании, долго не живут. В ночь на 11 марта 1801 г. заговор щики ворвались в покои императора Павла I с требованием его отречения.

Когда же император попытался возразить и даже ударил кого-то из них, один из мятежников стал душить его своим шарфом, а другой ударил его в висок массивной табакеркой. Народу было объявлено, что Павел I скон чался от апоплексического удара. Цесаревич Александр, ставший за одну ночь императором Александром I, не посмел после своего воцарения и пальцем тронуть убийц отца: ни Палена, ни Беннигсена, ни Зубова, ни Та лызина. На «иностранное» происхождение заговора против Павла I указы вает и тот факт, что его преемник сразу по восшествии на престол немед ленно останавливает казаков, двигавшихся в Индию прямо на марше!

Политика России, резко свернувшая при Павле I в сторону Наполеона, так же резко была возвращена в обычное проанглийское русло. В те же дни в Париже рядом с кортежем Бонапарта взорвалась бомба. Наполеон от покушения не пострадал.

«Они промахнулись по мне в Париже, но попали в меня в Петербурге» 8, – сказал об убийстве Павла Наполеон. Передышка перед новым раундом борьбы заканчивалась. Англичане немедленно начали собирать новую ан тифранцузскую коалицию.

В России начиналась новая эпоха – эпоха Александра I, предавшего род ного отца. Ничего хорошего русскому государству такое начало не сулило.

Ведь за спиной нового русского императора маячили темные тени англичан...

Тарле Е. В. Наполеон. М. : Изографус : Эксмо, 2003. С. 119.

ГЛАВА III. НАПОЛЕОНОВСКИЕ ВОЙНЫ После Тильзита у Александра I была реальная возможность укрепить свой союз с Наполеоном. Например, можно было пойти на установление родственного союза, выдав замуж за него одну из своих сестер. Вместо этого в 1810 г. Александр отказал Наполеону, просившему руки Великой княжны Анны Павловны. Почему? Союз России и Франции, двух великих континентальных держав, был бы непобедим. Беда была в том, что в этом союзе равных каждый хотел стать первым. И английские дипломаты снова мягко и логично излагали царю невыносимость для России французской гегемонии в Европе. И были готовы оплатить создание новой военной коа лиции. Их можно понять – пришла пора окончательного покорения Индии, а французский и русский императоры никак не хотят воевать друг с дру гом. Того и гляди, заново родится старый проект, и казачьи сотни вновь отправятся в сторону мутного Инда и Ганга. Мощная Россия и сильная Франция должны ослабить друг друга в смертельной схватке. Ради этого никакие расходы не будут чрезмерны.

Им в неформальных беседах вторили послы Австрии и Пруссии. Рус ский монарх стал уклоняться от строгого соблюдения условий Континен тальной блокады и даже подписал положение о нейтральной торговле, фактически сводившее ее на нет. Это, в свою очередь, вызвало насторо женное отношение к нему Наполеона. Маховик взаимных подозрений на чал раскручиваться. То, что в обычной политической жизни можно было уладить часовой встречей, как в Тильзите и Эрфурте, теперь воспринима лось Александром как личное оскорбление. Схема разжигания конфликта, выработанная нашими «союзниками», была следующей: русский царь сво им независимым поведением вызовет подозрение французского императо ра, и тогда начнется война. Война, нужная Англии, Пруссии и Австрии.

Ведь кроме России, никто не мог обеспечить победу в затянувшем ся противостоянии с Бонапартом.

Вся Германия и Австрия не стоили костей и одного русского гренадера, однако эту простую истину Александр не понимал. Правда, сколько ни внушали русскому царю разного вздора, заставить напасть его на Наполе она было практически невозможно. Поэтому активная роль в будущей ссо ре отводилась Бонапарту. Благо император Франции совершенно утратил политический глазомер, столь свойственный ему в былые времена. Если раньше мысли о войне с Россией у него даже не было, то теперь он заду мывался об этом все чаще. Александр, естественно, рассчитывал, что в случае конфликта с Францией Австрия и Пруссия выступят на его стороне.

Каково же было его удивление, когда все оказалось иначе. Когда война с Наполеоном стала реальностью, Александр увидел, что и Австрия, и Прус сия оказались в союзе не с ним, а с Бонапартом!

Подстрекатели войны из Берлина и Вены совершенно легко и непри нужденно предали своего русского друга. Было забыто все: и совместная борьба, и русские жертвы, и Тильзит, и мягкое поведение русских в по следней Франко-Австрийской войне.

В Париже был подписан Франко-Австрийский договор, по которому Австрия обязывалась выставить в помощь Наполеону 30 тыс. солдат. На полеон гарантировал отнятие у России Молдавии и Валахии и либо обла дание Галицией, либо территориальные компенсации.

Прусский король тоже не позволил себя долго упрашивать. Наполеон был очень невысокого мнения о Фридрихе Вильгельме. И все-таки тот су мел удивить Бонапарта. «Однако какой все-таки большой подлец этот прус ский король!» – сказал Наполеон, получив просьбу Фридриха Вильгельма9.

Прусский король, забывший все, что сделала для него Россия, просил пере дать ему всю русскую Прибалтику. На его просьбу Наполеон презрительно промолчал, а повторять ее прусский монарх не стал. 24 февраля 1812 г. в Париже было подписано соглашение, по которому Пруссия обязывалась принимать участие на стороне Наполеона во всякой войне, которую он бу дет вести, и предоставляла в распоряжение Наполеона 20 тыс. солдат. Кро ме того, в счет погашения части своих неоплатных долгов, Пруссия обязы валась предоставить Наполеону для его армии 20 тыс. т ржи, 40 тыс. т пше ницы, больше 40 тыс. быков, 70 млн бутылок спиртных напитков.

Все страны, кроме России и Франции, были заинтересованы в войне ме жду ними и делали все возможное, чтобы она началась. Но, как обычно, наибольший вклад в разжигание всеевропейского пожара внесли чопорные британские джентльмены. В будущей войне с Наполеоном Россия будет сражаться с ним один на один. Союзников у нее не будет – именно так дол жен был думать Бонапарт, чтобы решиться на поход в глубину бескрайней Российской империи. Английское правительство всеми силами старается внушить ему эту уверенность. Так и будет: прямо накануне вторжения вой ну англичанам объявят... Соединенные Штаты Америки! Теперь британские силы будут «скованы». Дабы американцы решились атаковать свою быв шую метрополию, англичанам придется провести ряд провокаций и вести в отношении янки политику циничного произвола. Британцы мешали мор ской торговле США, вторгались в их территориальные воды, арестовывали корабли под звездно-полосатым флагом и заставляли их экипажи присягать короне. При этом силы англичан в оставшейся под их владычеством Канаде смехотворны: это 2 пехотных полка общей численностью около 4,5 тыс. че ловек. Предстоящий «освободительный» поход для американцев с их «ог ромной» 7-тысячной армией представлялся довольно легким делом, чуть ли не увеселительной прогулкой. Спровоцировать американцев на войну и бы ло целью британцев. Плюсов от такого развития событий много:

Тарле Е. В. Наполеон. М. : Изографус : Эксмо, 2003. С. 180.

Наполеон оставит последние сомнения и нападет на Россию;

Англия сможет не участвовать в борьбе с ним сухопутными сила ми совершенно «официально» – она якобы связана на другом театре военных действий;

американцев, показавших себя агрессорами, можно попытать ся приструнить.

Как видим, англо-американская война 1812–1814 гг. была очень нужна британскому кабинету. В американской историографии этот конфликт по лучил название Второй войны за независимость. Достаточно посмотреть на даты ее начала и конца, как цели англичан становятся ясными и понят ными. Боевые действия начнутся 18 июня 1812 г., за неделю до нападения Наполеона на Россию. Закончится война, когда разбитый Бонапарт отпра вится в свою первую ссылку на остров Эльба. Почти 2 года русские и французы будут убивать друг друга в огромных количествах. Все это вре мя в колониях будет продолжаться спокойная война с несопоставимо ма лым числом жертв. Количество войск противников меньше почти в 100 раз, количество убитых также разительно отличается. Да, будут в этой войне морские сражения и взятие городов. Американцы захватят и сожгут столицу Верхней Канады город Йорк (будущий Торонто), а в ответ бри танцы превратят в пепел Вашингтон. Американцы постарались в первую очередь восстановить резиденцию президента. Вновь отстроенное здание выделялось побелкой на фоне окружающих его пепелищ. С тех пор это со оружение и получило известное всему миру название Белый дом. Но это случится лишь в августе 1814 г., когда англичане перебросят войска из Ев ропы для решительной атаки американцев. Так почему же Лондон не по могал России бороться с нашествием Бонапарта двумя годами ранее?

Задумаемся. Наполеон атаковал Россию в июне 1812 г., в июле Англия заключила с Петербургом союз. Но ничем не помогала, т.к. вроде бы вое вала на американском континенте. Откройте книги по истории – там вы прочитаете именно такую версию событий. А теперь откройте книгу об ис тории англо-американских войн. Там вы с удивлением прочитаете, что Америка напала на английскую Канаду именно потому, что вся британская армия была занята... войной с Наполеоном! Армия Великобритании, слов но невидимка, отсутствовала на обоих театрах военных действий! Почему?

Потому что британцы ждали, когда французы и русские обескровят друг друга, когда нашими руками главный враг Англии будет задушен. Когда же это произошло, тогда они и повезли войска на американский континент, тогда они и сожгли Вашингтон.

Полна загадок англо-американская война 1812–1814 гг. Достаточно сказать, что самое крупное военное столкновение этой кампании произош ло... в январе 1815 г. В самом кровопролитном сражении – битве при Но вом Орлеане – потери англичан составили 2036 человек убитыми, ранены ми и пропавшими без вести. У американцев в тот день выбыл из строя...

71 человек! На редкость жестокая была война! Не в пример нашей, где в Бородинском бою каждая из сторон потеряла ранеными и убитыми при мерно по 50 тыс. солдат. И это ведь не самое кровавое сражение, данное «корсиканским чудовищем». В Битве народов под Лейпцигом только уби тых было около 100 тыс. человек. Еще почти 100 лет, до 1913 г., за этим немецким городом возвышались огромные длинные холмы – братские мо гилы. В них лежали французы, немцы, поляки, русские, австрийцы, хорва ты, чехи, шведы и итальянцы. Вся Европа представлена там, нет в тех мо гилах только англичан. Неудивительно, что после эры наполеоновских войн Англия стала самой сильной страной в мире...

Не успели отгреметь последние залпы, как «союзники» России тут же договорились о борьбе с ней.

Пока, правда, речь не шла о прямой военной угрозе. Но на переговорах во время Венского конгресса «трио» (включая бурбоновскую Францию) заняло очень жесткую позицию – дело едва не дошло до разрыва. Спас си туацию... Наполеон! Во время ожесточенных дипломатических баталий пришло сообщение, что он прибыл с острова Эльба во Францию и, триум фально пройдя до Парижа, без единого выстрела восстановил свою импе рию. Бурбоны так поспешно бежали, что в своем дворце забыли секретный договор, направленный против России. Наполеон тут же переслал его рус скому императору, но попытка таким образом восстановить былые отно шения с Россией потерпела провал – русский император ничего не ответил.

Зато благодаря Бонапарту «союзники» стали значительно сговорчивей.

Они согласились на то, чтобы император Александр получил почти все герцогство Варшавское под именем «Царства Польского», уступая По знань Пруссии и возвращая Галицию Австрии.

Союзные армии вновь отправились к границам Франции, но, на наше счастье, еще до прихода русских войск Наполеон был разбит англичанами и пруссаками при Ватерлоо. Не видя смысла в продолжении борьбы, в суббо ту 15 июля 1815 г. Бонапарт сдался своим злейшим врагам. Напрасно.

Все, кто надеялся на благородство британских джентльменов, всегда оказывались в проигрыше – «у Британии нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы»10.

Вот эти самые интересы требовали, чтобы Наполеон Бонапарт был на дежно изолирован. Бывшего императора Франции англичане отправили в ссылку на далекий остров Святой Елены. Однако лучшая изоляция, которую придумало человечество, – это отправка в царство мертвых. Молодой и пол ный сил Наполеон умер 5 мая 1821 г., оставив непреходящую славу, мемуары и множество поклонников своих военных и государственных талантов. Один из них спустя почти полтора столетия открыл миру правду. В 1961 г. появи Рисе К. Тотальный шпионаж. М. : Воениздат НКО СССР, 1945. С. 49.

лась книга шведского доктора Форшуф под сенсационным заголовком: «На полеон был отравлен мышьяком». Хотя, зная способ действия английской разведки в отношении ярых врагов британской короны, можно было с уве ренностью это предсказать. «Результаты исследований в Харуэлловском цен тре показали, что Наполеон, бесспорно, был отравлен» – гласила статья...

Основной мотив английской политики – борьба всеми средствами с са мой сильной континентальной державой – нам уже хорошо известен. Гео политическая ситуация сильно изменилась: Франция повержена руками русских. Она более не опасна. Теперь главным соперником Британии стано вится Россия. Можно смело утверждать, что с момента окончания наполео новских войн и до начала Первой мировой войны борьба против растущей Российской империи становится главным делом английской разведки.

ГЛАВА IV. ДЕКАБРИСТЫ – РУССКИЕ КАРБОНАРИИ В Европе появляются тайные организации карбонариев. Когда они поя вились, точно не знает никто. Легче определить дату начала их появления на официальной политической трибуне. В 1811 г. карбонарии, перейдя на сторону правителя Италии, наполеоновского маршала Мюрата, получили право легального существования. С этого момента начинается бурный рост организации, число членов которой вскоре дошло до 600 тыс. Первая по пытка восстания была сделана в 1817 г. в Папской области, но неудачно. К следующему разу они подготовились более основательно. Когда в 1822 г.

вспыхнули беспорядки в итальянских владениях Габсбургов, австрийцы едва справились, а император Александр I немедленно предложил отпра вить на помощь русскую армию. К счастью для наших солдат, этот нелепый поход не состоялся.

Тем временем карбонарии появляются и в самой России. Давший пре красные результаты механизм разрушения французской монархии пришла пора применить к монархии российской. Ведь именно она теперь главный противник Британии. Сразу по окончании наполеоновских войн, в начале 20-х гг. XIX столетия, созревают тайные общества, ставившие своей целью свержение монархии и установление в России республиканского правле ния. Составляли их те, чей долг, казалось бы, предотвращать подобные по пытки – офицеры, среди которых было много гвардейских. Советская ис ториография представляла их героями, покрывая ореолом романтики и благородства. Однако при внимательном рассмотрении заговорщики декабристы предстают перед нами совсем в ином свете.

Почему желание изменить общественный строй пришло к дворянам и офицерам именно в период наивысшего развития русской военной мощи?

Разве царский деспотизм отсутствовал в России ранее? Когда казаки купают в Сене коней, впору гордиться своей страной и ее правительством, разгро мившим страшного врага. Где же декабристы видели успешную республику?

Во Франции тоже все начиналось с красивых лозунгов и прекрасных слов, а быстро закончилось гильотиной и гражданской войной. А сменив ший кровавую вакханалию республики наполеоновский режим демократи ческим назвать сложно. Давайте не забывать, что заговор декабристов был в 1825, а не в 1925 г.! Не было еще Парижской коммуны, не было социал демократических партий. Герцен, Чернышевский и Белинский еще не мак нули перо в чернильницу, чтобы облить грязью собственную Родину. Карл Маркс еще не садился писать «Капитал». Во Франции после неисчислимых жертв снова восстановлена монархия. Да что там – вся Европа была монар хической, а в далеких Соединенных Штатах существовало рабство ничуть не лучше русского крепостного права. Где же декабристы видели тот шаб лон, где же находился эталон, по которому они собирались кроить Россию?

Ответ на этот вопрос прост. Идеи уничтожения монархии и смены об щественного строя наводняли Европу из маленького островного государ ства, создавшего на своей территории гениальную политическую систему, этакую смесь монархии и демократии. Во главе Британии стоял король или королева, но все решения принимал парламент. Очень удобно. Для евро пейских монархов Англия – страна монархическая. Здесь все чинно, благо родно. Никаких смутьянов республиканцев, никаких карбонариев и заго ворщиков. Для всех подрывных элементов Великобритания – страна неви данных свобод, где отсутствует деспотия и унижение человеческого дос тоинства. Вы когда-нибудь слышали, чтобы революционеры боролись против английской монархии? Чтобы хоть раз ее обличали? Нет. А ведь она ничем не лучше монархии германской или российской. Все разговоры о том, что английская королева царствует, а не правит, рассыпаются в прах при первом же знакомстве с фактами и документами. Правит, и еще как правит! По конституции британский монарх имеет столько прав, сколько не имел, например, наш Николай II, неосторожно давший согласие на появление в России Думы.

Глава английской короны даже сейчас, в наше время, имеет право:

объявлять войну;

назначать премьер-министра (причем того, кого хочет, а не главу по бедившей на выборах партии);

распускать парламент;

руководить вооруженными силами.

Тот факт, что ни один из английских королей не пользовался всеми этими безграничными возможностями, говорит лишь о наличии догово ренности, на условии которой британские монархи вернулись на свой трон после революции. Эта договоренность соблюдается свято. Давайте вспом ним, что после нашей революции английское правительство отказалось принять семью отрекшегося Николая II, чем обрекло его на гибель. А двоюродный брат Николая, английский король Георг V, обладая всеми возможностями, «не смог» настоять на принятии царя и его детей, бывших официальными союзниками Великобритании в Первой мировой войне.

Политика – вещь жестокая: для достижения целей английской политики приходится жертвовать даже родственниками...

Но вернемся к декабристам. Французский путь к демократии проходил под аккомпанемент падающих у гильотины голов, залпов расстрельных команд и сожженных деревень в Вандее. Точно такую же участь британ ская разведка готовила и России. Достаточно просто почитать программу декабристов, и сомнения в том, кто ее писал, отпадут сами собой.

При первом знакомстве с документами наступает легкое удивление, при дальнейшем углублении в них оно становится безграничным. Оказывается, ряды дворянских борцов за светлые идеалы отнюдь не были сплоченны и монолитны. Разделенные после неудачного путча, оказавшиеся кто на висе лице, а кто «во глубине сибирских руд», заговорщики и до памятного де кабря 1825 г. были разделены – по идейному принципу. Большой ошибкой будет думать, что тайные общества объединяли единомышленников. На оборот, на первом этапе они напоминали дискуссионные клубы утомленных интеллектуалов, страстно обсуждающих политические вопросы. Единства во взглядах будущих декабристов не было на начальном этапе формирова ния тайных обществ, не будет его и накануне их выступления.

Да и как им было договориться друг с другом, если их желания и стремления были прямо противоположны! Либералы, ярые монархисты, монархисты конституционные, сторонники тоталитарного государства, русские националисты – это далеко не полный перечень тех, кто скрещи вал языки в словесных баталиях, где пытались решать будущее России.

Много понаписали «рыцари свободы», как называл их Герцен, разных проектов. Каждый видел благо Родины по-своему. В бумагах графа Дмит риева-Мамонова царские следователи найдут документы, под которыми даже сегодня вряд ли подписался бы хоть один здравомыслящий политик.

Судите сами:

истребление имени Польша и Королевства Польского и обращение всей Польши, как Прусской, так и Австрийской, в губернии Российские;

присоединение Венгрии, Сербии, всех славянских народов к России;

изгнание турков из Европы и восстановление греческих республик под протекторатом России.

Все вышеуказанное – это война. Война страшная, кровопролитная, где противником России становятся не только турки, но и австрийцы, и пруссаки.

Кроме того, такие непомерные русские аппетиты явно не вызовут сочувствия у Франции и Англии. Следовательно, война будет со всей Европой разом...

Однако и другие «конституционные» работы дворян-революционеров от нюдь не лучше. Полковник Павел Пестель, глава Южного общества написал «Русскую правду», один из проектов Конституции, которые делали декабри сты. Даже незаконченная, она является весьма любопытным документом. Бу дучи наибольшим радикалом среди заговорщиков, Пестель планировал уста новить в России республику. Однако не спешите ему аплодировать, сторон ники либеральных ценностей и демократического способа правления! Рес публика планируется унитарная, это значит без права на отделение и вы ход составляющих ее частей. «Россия есть государство единое и неразде лимое», – пишет Пестель в своем проекте. Это практически один в один ло зунг белогвардейцев «Единая и неделимая»! И мы видим странную картину:

Деникин и Колчак в нашей истории – ретрограды и душители свободы, а их единомышленник декабрист Павел Пестель – пламенный революционер. Чи таем «Русскую правду» дальше, и наше удивление продолжает расти. Прямо в начале второй главы ее автор делит народы, населяющие Россию, на три разряда, на три части: «Первый разряд состоит из коренного народа русского.

Второй – из племен, к России присоединенных. Третий – из иностранцев, в России живущих. Коренной народ русский есть племя славянское. Народы, к России присоединенные, составляют различные другие племена. Иностран цы, в России живущие, суть частные лица разных наций».

Да это же настоящая расовая сегрегация!

В итоге, по мысли Пестеля, все народы, населявшие Россию, должны были слиться в единый русский народ и потерять все свои национальные особенности. А они этого захотят? Вот так безропотно возьмут и превра тятся в русских? Конечно, нет! Такая внутренняя политика – это гаранти рованная гражданская война и раскол империи.

Однако будем справедливы – есть в его проекте не только деление лю дей на разные сорта. Разумеется, говорилось в «Русской правде» и о крепо стных: они освобождались и получали земельные наделы. Такие мелочи, как сам механизм великого земельного передела, Пестель подробно не описывал. Получается, делить землю будем, а вот сколько получит каж дый, и как мы это сделаем, выяснится непосредственно в момент передела.

Отсутствие четко обозначенных правил снова гарантированно приводит к гражданскому конфликту между многомиллионной массой крестьян и тогдашними землевладельцами...

Другим образцом законотворчества декабристов является Конституция Никиты Муравьева, творившего в рамках Северного общества. Отличия от Пестеля радикальные: не республика, а конституционная монархия;

не унитарное государство, а федерация с правом отделения;

освобожденные крестьяне получают всего лишь по 2 десятины земли (это очень мало, не земельный надел, а, как получали советские люди, приусадебный участок).

Вот с такими вопиющими противоречиями в целях и средствах и шли декабристы «на площадь». Нам сейчас сложно себе представить, но декаб ристы действительно пытались осуществить государственный переворот, не имея ясной и согласованной программы дальнейших действий! Никита Му равьев и его единомышленники шли устанавливать в России ограниченную монархию. Павел Пестель решительно боролся за республику, однако не только за уничтожение самого самодержавия, но и за поголовное истребле ние всей царской семьи. Всех без исключения членов царского дома, вклю чая малолетних детей и грудных младенцев, планировалось убить.

Противореча друг другу в основных принципах государственного уст ройства, авторы программ проявляли удивительное единодушие в желании выкроить кусок светлого будущего для себе подобных. То есть знатных, образованных и богатых. Например, и по «Правде» Пестеля, и по консти туции Никиты Муравьева женщины были лишены избирательного права.

Помимо этого, проект последнего вводил ценз оседлости, лишая права го лоса кочевников. Но и это еще не все – планировалось ввести и образова тельный ценз! Неграмотный лишался избирательных прав! Правда, такой ценз должен был вводиться только через 20 лет. Однако если вспомнить, что в то время писать и читать умели лишь богатые и знатные люди, и грамотность была весьма дорогим удовольствием, то даже через 2 десятка лет едва ли десятая часть населения страны имела бы возможность голосо вать. К чему бы это привело, можно легко себе представить. Разделение страны по кастовому принципу в условиях огромного количества туземно го населения в России привело бы к расколу и возникновению конфликтов.

Добавим сюда еще желание экстремиста Пестеля и «русских рыцарей» на сильно сделать всех жителей империи русскими, и мы получим закономер ный результат, к которому пришла бы наша страна, победи они в 1825 г.:

гражданская война, хаос, раскол страны и гибель империи. Кому это было выгодно? Кто мог помогать становлению в России тайных обществ, кото рые будут совершать переворот, не имея законченного плана действий?

А теперь постараемся разобрать третий программный документ декабри стов. Он не имеет столь большой известности, как два предыдущих, не полу чил и широкого освещения в декабристской литературе. Он не такой объем ный и не такой проработанный. А между тем он самый главный! Именно эта бумага должна была направить Россию в сторону, как сказали бы теперь, де мократических перемен. Документ этот будет позднее найден следователями в бумагах Сергея Петровича Трубецкого. Манифест (так его назвал автор) достоин самого пристального внимания, потому что именно его, а не проекты Пестеля и Муравьева предполагалось подсунуть на подпись русским сенато рам или самому царю. Именно эта бумага должна была действовать в случае победы декабристов и действовать до созыва Учредительного собрания.

Вновь видим мы удивительную картину: свой самый главный документ декабристы пишут прямо накануне восстания. Это странно. Обычно снача ла разрабатывают программу действий, а уж потом пытаются воплотить ее в жизнь. У декабристов же все наоборот. Сначала они годами болтают и не пишут ничего, а потом начинают строчить конституции буквально в самый последний день перед выступлением. Времени так мало, что принимается решение поручить написание манифеста по частям нескольким разным членам общества. Примечательно, что не было сделано ни одной полной копии столь важного документа! Не было сделано ни одного манифеста, где были бы воедино собраны его начало и конец! Неужели заговорщики собирались в решительный момент достать из карманов мятые листочки, приладить их один к другому и в таком виде подписать первую русскую конституцию у низложенного царя?

Кстати сказать, долгожданный переворот, желанную революцию они могли сделать только обманом, воспользовавшись удачно сложившейся для них ситуацией. Ее своим странным поведением создал император Александр I. Он не имел наследника мужского пола, и поэтому официаль ным наследником считался его брат, второй сын Павла I. Однако убийство отца произвело на Константина Павловича такое впечатление, что он зая вил о своем нежелании царствовать. К тому же он вступил в брак с дамой нецарского происхождения, что автоматически лишало его потомство прав на русский престол. Поэтому император Александр I официально уведо мил третьего брата, Николая Павловича, о том, что царствовать будет он.

По этому поводу были составлены все необходимые документы, которые, однако, не были приданы огласке. Почему Александр I держал рокировку своих наследников в тайне, до сих пор ни один историк объяснить не смог.

И вот император внезапно скончался в Таганроге. Поскольку Констан тин Павлович никакого публичного отречения не сделал, то по законам империи он должен был стать императором. Напрасно Николай Павлович, не имевший никаких документов, кроме устного уведомления Александра I, доказывал генерал-губернатору Петербурга Милорадовичу свои права на престол – тот был неумолим. Константин находился в Варшаве, потому лично отречься от престола не мог. Письмо в XIX в. шло значительно дольше сегодняшнего, а империя не могла долго находиться в ожидании.

Под давлением генерала Милорадовича Николай, знающий об отречении брата Константина, все же присягает ему, чтобы не создавать вакуума вла сти. Следом к присяге приводятся государственные учреждения и гвардей ские воинские части. Однако Константин Павлович царствовать не желает и подтверждает свое отречение письменно. На 14(25) декабря 1825 г. на значается новая присяга – теперь уже императору Николаю I. Вот этими событиями и решают воспользоваться декабристы. Они обманывают сол дат своих полков, говоря им, что законного государя Константина держат в оковах, и потому надо выступить против «узурпатора» Николая. Негра мотные солдаты, не понимая ничего, кроме того, что законного царя оби жают, так и будут потом говорить, что выступают они за «императора Константина и его жену Конституцию»!



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.