авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Р.З. БЛИЗНЯК

РЕГИОНАЛЬНЫЙ

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ

ПРОЦЕСС

(НА ПРИМЕРЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ)

Монография

Краснодар

2003

УДК 342.843(470.620)

ББК 67.400.5(2 Рос– 4 Кра)

Б 691

Рецензенты:

Доктор философских наук, профессор

В.Ю. Шпак Доктор исторических наук, профессор И.Я. Куценко Близняк, Р.З.

Б 691 Региональный электоральный процесс (на примере Краснодарского края): монография / Р.З. Близняк. Красно дар: Кубанский гос. ун-т, 2003. – 159 с. 500 экз.

ISBN 5-8209-0512-1 Данное издание посвящено анализу регионального политиче ского и регионального электорального процессов. Рассматрива ются теоретические и прикладные аспекты их формирования и развития, исследуются межэлитные и элитно-электоральные взаимодействия в Краснодарском крае в 1991–2003 гг.

Адресуется политологам, специалистам в области политиче ского управления, политического консультирования, связей с общественностью и избирательных технологий.

УДК 342.843(470.620) ББК 67.400.5(2 Рос – 4 Кра) ISBN 5-8209-0512-1 © Кубанский государственный университет, © Близняк Р.З., ПРЕДИСЛОВИЕ Различные политические и социально-экономические про цессы, происходившие в рамках постперестроечного периода, привели не только к серьезным трансформациям внутри полити ческой системы, преобразованиям ее институциональной, ком муникативной, информационно-регулятивной подсистем, но и к изменению направления политического развития, смене режима, с которым многие связывают главную движущую силу модерни зации в России. Основой российского политического процесса в это время становятся демократические способы формирования органов государственной власти, особая роль отводится именно выборным процедурам. Выборы, с одной стороны, необходимы элитам, чтобы легитимировать свое пребывание на высших эта жах политического (государственного) здания. С другой – они являются едва ли не единственной реальной возможностью для жителей страны участвовать в принятии политических решений как относительно того пути, по которому она движется в целом, так и относительно персоналий и действий представителей поли тической элиты в частности.

Однако ожидания элит и электората определяются отнюдь не единомоментно. Мнения и взгляды избирателей формируются и изменяются под воздействием текущих событий политической жизни страны, происходящих в период между одними и другими выборами. Точно так же представителям элиты и претендентам на вхождение в нее приходится задумываться о собственном по литическом будущем задолго до выборов;





зачастую новая изби рательная кампания начинается сразу с момента окончания пре дыдущей. Таким образом, важное значение приобретает именно этот межвыборный период, например, в России, где выборы в различные органы власти – федеральные, региональные, местные – происходят практически каждый год, и, следовательно, избира тельная кампания длится перманентно. Этот период, включаю щий в себя совокупность как непосредственно, так и опосредо ванно политических событий, имеющих значимость с точки зре ния электорально-выборных отношений, и предлагается рассмат ривать как электоральный процесс.

Проблема, которой посвящена данная монография, важна не только в научно-познавательном, но и в политико-прикладном аспекте. На данный момент отсутствует четкое определение тер мина «электоральный процесс»;

отечественные авторы наделяют его различными смыслами в зависимости от контекста, что зачас тую вызывает путаницу и недопонимание. Поэтому в данной ра боте предпринята попытка выявить и зафиксировать смысловую оригинальность данного термина, предварением чего станет уточнение всего терминологического аппарата, существующего по теме. Это дает возможность рассматривать совокупность элек торальных событий, происходящих в тот или иной межвыборный период, в рамках целостной системы, с учетом их структурной соподчиненности и хронологической последовательности. В ка честве иллюстрирующего примера избран Краснодарский край, что позволит также перенести исследовательские акценты с фе деральной сцены на региональную почву и анализировать проис ходящее с этих позиций.

В ходе системного исследования электорального процесса в Краснодарском крае в период с 1991 по 2003 г. выявлена смысло вая оригинальность термина «электоральный процесс» и дано его рабочее определение;

сконструирована абстрактно-логическая модель регионального электорального процесса, которая позво ляет системно анализировать электоральную реальность, разви вающуюся в пространстве и времени;

определена роль событий ной составляющей кубанского электорального процесса и дана его хронологическая периодизация;

на основе модели изучены элитно-электоральные взаимодействия в регионе, определены ло гика и степень их влияния на формирование позиций сторон в межвыборный период.

1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПРОЦЕССА Что следует понимать под электоральным процессом? На данный момент не существует универсального, четкого опреде ления данного понятия, и априорно можно утверждать только одно – электоральный процесс есть разновидность процесса по литического. Но политический процесс – явление чрезвычайно сложное, обладающее многоуровневой структурой, что обуслов ливает разнообразие подходов к его анализу. Поэтому для ус пешного достижения поставленной цели необходимо подверг нуть логическому анализу «элементарные частицы»: а) выяснить свойства первичных категорий, лежащих в основе более сложных конструктов: «развитие» и «процесс», «статика» и «динамика», «политическая система» и «политический процесс»;





б) уточнить смысловое наполнение понятий «избирательный» и «электораль ный», определить их общие и специфические черты;

в) огово рить, что понимать под словом «региональный», и на основе по лученных данных сконструировать общую модель регионального электорального процесса.

1.1. КАТЕГОРИЯ «ПРОЦЕСС». ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОДХОД В ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ В данном параграфе будет предпринят сравнительный ана лиз категорий «процесс» и «развитие» с целью выявления и опи сания их инструментально-аналитических характеристик. Это по зволит выяснить, что собой представляет категория «политиче ский процесс», какие задачи можно решать путем введения дан ной категории и какие стороны политической реальности воз можно изучать посредством процессуального подхода.

Интересно отметить отсутствие трактовок категории «про цесс» в целом ряде изданий философской энциклопедической ли тературы, дающей, как правило, базовые представления при рас смотрении терминологии1. Что касается классиков, то в словаре Брокгауза и Ефрона упоминающееся «процессуальное отношение (или процессуально-правовое отношение)» аналогизируется с «судопроизводством» и раскрывается в «процессе гражданском»

и «процессе уголовном»2. В.И. Даль, в свою очередь, сводит про цесс к «процедуре», под которой понимает «всякое длительное, последовательное дело, порядок, обряд»3. А Питирим Сорокин понимает под процессом «любой вид движения, модификации, трансформации, чередования или “эволюции”, короче говоря, любое изменение данного изучаемого объекта в течение опреде ленного времени, будь то изменение его места в пространстве либо модификация его количественных или качественных харак теристик»4.

Между тем процесс (от лат. processus – продвижение) представляет собой: во-первых, последовательную смену явле ний, состояний в развитии чего-нибудь;

во-вторых, совокуп ность последовательных действий для достижения какого-либо результата;

в-третьих, порядок рассмотрения дел в суде, судо производстве;

судебное дело5. Таким образом, применительно к политической сфере о процессе можно говорить и как об объек тивной данности (течении, развитии, ходе), и как о временной характеристике достижения субъективной цели. Причем каждое из значений обнаруживает специфические свойства категории, что характеризует ее как уникальную и, следовательно, незаме нимую единицу политического анализа. Чтобы определить ука занные свойства, необходимо ответить на следующие вопросы:

Краткая философская энциклопедия. М., 1994;

Философский эн циклопедический словарь. М., 1999;

Философская энциклопедия. М., 1967;

Философский словарь Владимира Соловьева. Ростов н/Д, 1997;

Современ ная западная философия: Словарь. М., 1991.

Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1898. Т. 50. С. 583–584.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1998. Т. 3. С. 526.

Цит. по: Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поис ках утраченного. М., 1997. С. 282.

Большой энциклопедический словарь. М., 1997. С. 971.

1) как соотнести процесс с понятиями «развитие» и «изменение», часто употребляемыми в качестве синонимов, что не всегда вер но;

2) как процесс характеризует то или иное явление в простран ственно-временных границах?

Вопрос об уточнении понятий принципиален уже по опре делению: несмотря на некоторую синонимичность, эти категории полагают разные стороны политической реальности. Свойства, присущие каждой из них, несколько отличны друг от друга, что и позволяет строить умозаключения о тех или иных изменениях, расставляя необходимые акценты в каждом конкретном случае.

Согласно первой точке зрения (мнение Е.Ю. Мелешкиной) политический процесс есть динамическая характеристика поли тики, а политические изменения и развитие – формы его сущест вования. «Политическое изменение – процесс появления новых характерных черт (новой характерной черты) в способе и харак тере взаимодействия между политическими субъектами, между политической системой и внешней средой. Политическое разви тие – процесс качественных изменений (или их накопления) по литической системы, ее составных частей или самого политиче ского процесса»1.

Российский ученый М.В. Ильин, признанный авторитет в данной области политического знания, несколько иначе соотно сит указанные понятия. Признавая наличие путаницы, возникшей в связи со сменой акцентов в трактовке терминов, он основывает свои уточнения на различении двух аспектов политики: синхрон ного и диахронного.

В соответствии с этим подходом политическую реальность можно представить разбитой на серию следующих друг за другом дискретных состояний. Каждое из них состоит из совокупности элементов и структурно-функциональных связей между ними.

«Таким же образом может быть установлено диахронное соответ ствие между элементами и структурно-функциональными связя ми различных временных срезов политической реальности. Это возможно потому, что состояния политической системы воспро Политический процесс: основные аспекты и способы анализа. М., 2001. С. 9.

изводятся… Поэтому политический процесс вполне логично оп ределять как смену состояний политической системы, ее функ ционирование в режиме времени»1.

Однако политические системы воспроизводятся циклами разного масштаба. В зависимости от этого каждый конкретный цикл охватывает лишь часть элементов и связей. В законченном виде политическая система предстает только после совершения полного кругооборота своего воспроизводства. Разумеется, пол ной идентичности двух разных состояний системы быть не мо жет, поскольку в ходе циклов совершаются определенные пере мены. Качество этих перемен – их направление и глубина – яв ляются мерилом масштабности, важности развивающихся тен денций. Поэтому именно для характеристики смены не просто состояний системы, а типов этой системы М.В. Ильин и предла гает термин «политическое изменение»2. В «Словаре политиче ского анализа» Дж. Плейно, Р. Риггса и Х. Робин (Санта-Барбара;

Оксфорд, 1982), на который ссылается исследователь, под поли тическим изменением понимается «трансформация структур, процессов или целей, затрагивающая распределение или отправ ление властных полномочий по управлению данным обществом.

Политические изменения могут происходить либо с приспособ лением системы к новым требованиям и меняющейся окружаю щей обстановке, либо же в силу того, что одну систему – неспо собную сохранить себя – заменяет другая»3.

«Таким образом, – делает вывод М.В. Ильин, – политиче ское развитие осуществляется в двух взаимосвязанных, но раз личных планах – процесса и изменения. Одна и та же реальность политики в движении может предстать либо в масштабе реально го времени, измеряемом суточными, недельными и т.п. циклами (процесс), либо в масштабе исторического времени, измеряемого Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен. О понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии // Политические исследования.

1993. №2. С. 57.

Ильин М.В. Хронополитическое измерение: за пределами повсе дневности и истории // Политические исследования. 1996. №1. С. 55–77.

Извлечения. 26 основных понятий политического анализа // Поли тические исследования. 1993. №1. С. 28–34.

циклами полного обновления самовоспроизводящихся политиче ских систем (изменение). … Политический процесс высвечи вает непрерывность развития, политическое изменение – его дис кретность»1.

Развивая эту мысль, другой исследователь (А.А. Дегтярев) анализирует категории сквозь призму оппозиции «статика – ди намика» («устойчивость – изменение»). В самом деле, вопрос о пространственно-временном измерении политической сферы свя зан с анализом статических и динамических аспектов политики.

Однако несмотря на то, что и «процесс» и «развитие» являются инструментами анализа движения, т.е. динамической составляю щей2, указанные категории обнаруживают отличные свойства.

Чтобы уяснить суть отличий, необходимо прежде отметить основные критерии разграничения базовых понятий – непосред ственно политической «статики» и «динамики».

Во-первых, если статические состояния связаны с момента ми относительного покоя, позволяющими выделять некие посто янные величины политической жизни, то предметом изучения политической динамики является общий ход движения, переходы от одних состояний к другим, иначе говоря, линии развития и тенденции изменения. Во-вторых, в отличие от политической статики, которая, основываясь на представлениях о неком устой чивом порядке, объясняет его достижение воспроизведением ба зовых элементов политической системы, динамика политики от ражает не только воспроизводство, но и изменение этих систем и институтов. И, в-третьих, если статика обусловлена найденным в определенной ситуации балансом действующих сил, что при удачном развитии ситуации может привести к состоянию поли Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен. О понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии // Политические исследования.

1993. №2. С. 60.

Так, еще П. Сорокин, выделяя три сферы социально-политической реальности – статическую, функциональную и динамическую, изучающие ся в курсе социальной аналитики, социальной механики и социальной ге нетики соответственно, наделял динамическими качествами не только эво люционный, но и процессуальный (функциональный) аспекты. См.: Соро кин П.А. Система социологии. М., 1993. Т. 1. С. 98.

тической стабильности, то дисбаланс их, будучи проявлением не устойчивости, приводит к ускорению темпов и усложнению форм протекания процессов динамики1.

На основе указанных различий предпринимается попытка уточнения понятийного аппарата, посредством терминологиче ских единиц которого и выражаются состояния движения и по коя, описываются различные аспекты политической жизни. В ка честве ведущих категорий признаются «политическая система», которая в известной степени символизирует собой устойчивость политического порядка, и «политическое изменение», олицетво ряющее его изменчивость. Что касается терминов «политический процесс» и «политическое развитие», то они являются производ ными от указанных, «так как выражают ту или иную комбинацию атрибутов устойчивости и изменчивости в политической сфере жизнедеятельности общества. Категория “политический процесс” описывает в первую очередь динамические процессы воспроиз водства институтов и функций, другими словами, функциониро вания, адаптации и сохранения политических систем, то есть ос новные механизмы преемственности, тогда как понятие “полити ческое развитие” используется главным образом для анализа тех сторон политической динамики, которые связаны с процессами изменений институтов и систем, базовыми механизмами эволю ционных реформ и революционных перемен в политической жизни»2. В рамках же самой системы процесс будет выступать именно как фактор изменчивости, становясь антиподом структу ры, выражающей внутреннюю организацию целостной системы, точнее, специфический способ взаимосвязи и взаимодействия ее составляющих. Тем не менее структура и процесс – противопо ложности диалектические. «Эти две крайности, между которыми развертывается история общества, являются не взаимоисклю чающими, а взаимополагающими друг друга: структура проявля ет себя только в процессе, процесс, несмотря на его видимую хаотичность, в своих глубоких течениях структурирован, то есть См. подробнее: Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998. С. 86–87.

Там же. С. 88.

направляем принципом движения, заложенным в базисной струк туре общества»1.

Особое внимание к изменениям изучаемого объекта выяви ло значительные сложности при объяснении их характера и ме ханизма. «Одно дело изменения, наступавшие как следствие ре волюций или крупного масштаба реформ – они хорошо очерчены по своей сути и концентрированы во времени, – в этом случае трудностей мало. Иное, однако, дело, когда речь идет об измене ниях, происходящих столь медленно, что они остаются почти не заметными: для их обнаружения требуются десятилетия, а в от ношении отдаленных от нас эпох – столетия. Каким образом, благодаря чему происходят подобного рода изменения, то есть изменения в периоды так называемого “мирного развития”?» Ответ на этот вопрос стал возможным тогда, когда в понятийном аппарате политической науки наряду с категорией «структура»

появилось понятие «функционирование». Долгое время оно ото ждествлялось с представлением о статике общества в противопо ложность динамике, т.е. изменению, развитию. Между тем изме нения второго рода происходят именно в процессе функциониро вания конкретной социальной структуры. Теперь же понятие «ди намика» все чаще связывают с понятием «функционирование», поскольку именно в этом процессе происходят хотя и медленные, но непрерывно накапливающиеся и столь важные сдвиги в самом системном основании3.

Таким образом, в содержании понятия «политический про цесс» переплетаются и динамические, и статические характери стики, а вместе с понятием «политическое развитие» эти катего рии отражают две стороны политической динамики, ориентиро ванные на воспроизводство и изменение политического порядка в той или иной стране.

Барг М.А. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

С. 117.

Барг М.А., Черняк Е.Б. Исторические структуры и исторические за коны // Теоретические проблемы всемирно-исторического процесса. М., 1979. С. 45.

См.: Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1980. С. 107–108.

Тем не менее пространственными различиями, т.е. разли чиями в рамках системы, располагаемой в пространстве, смысло вое несоответствие не ограничивается. Анализ временной состав ляющей оппозиции «развитие – процесс» также приводит к до вольно интересным выводам. Здесь необходимо оговориться, что, принимая во внимание терминологические тонкости, в следую щих рассуждениях вполне достаточно противопоставить друг другу категории «процесс» и «развитие» в чистом виде и во из бежание усложнений отказаться от промежуточной формы – «из менения», благо в данном случае смысловых искажений не слу чится.

Итак, проблема времени в социально-гуманитарных науках, и прежде всего в философии, всегда была одной из самых обсуж даемых, так или иначе ее касался каждый крупный философ1. Яв ляясь категорией познания, время становится одним из ключевых факторов, играющих центральную роль при рассмотрении всей совокупности отношений (и связей), возникающих в процессе развития человеческого общества. В этом смысле «время» есть категория уникальная, а потому необходимая. Использование данной категории, богатства ее значений в различных отраслях научного знания позволяют расставлять необходимые акценты и отыскивать оригинальные решения.

В основе этого многообразия качеств и свойств лежат всего два типа, точнее, образа времени, о которых в разных редакциях складывались относительно сходные представления. Различия между ними можно свести всего к нескольким пунктам, и, чтобы избежать оценочных названий, логично будет обозначить их как «Время-1» и «Время-2»: «Время-1» является статическим, дис кретным, гомогенным и каузально-нейтральным, «Время-2» – динамическим, континуальным, гетерогенным и каузально эффективным2.

Обзоры философских работ по проблеме времени см., например:

Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философии и физике. М., 1977;

Он же: Проблема времени в современной науке. М., 1990.

Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утра ченного. М., 1997. С. 80–89.

Итак, первая оппозиция – «статичность – динамичность».

Нами уже раскрывалась суть этой оппозиции, но с точки зрения происходящих процессов, взаимо- и соотношения действующих сил. Темпоральная же характеристика косвенно подтверждает сделанные ранее умозаключения. Статическая концепция (т.е.

система) предполагает реальное и в определенном смысле одно временное существование событий прошлого, настоящего и бу дущего, рассматривая становление и исчезновение материальных объектов как иллюзию, возникающую в момент осознания того или иного изменения. Динамическая концепция полагает реально существующими лишь события настоящего времени, рассматри вая события прошлого и будущего как реально уже или еще не существующие1.

Оппозиция «гомогенность – гетерогенность» характеризует прежде всего качественную однородность или неоднородность времени. В первом случае подразумевается, что время не имеет никакого самостоятельного содержания;

иначе говоря, все мо менты времени ничем не отличаются друг от друга, разве только положением на некоторой условной временной оси. В соответст вии с альтернативным подходом каждый момент времени имеет собственное смысловое наполнение, задаваемое присущими тому или иному индивиду представлениями о прошлом и будущем.

Представления о качественной однородности или неодно родности времени влияют соответственно и на его количествен ные измерения. Если в первом случае предполагается существо вание некой универсальной абсолютной шкалы времени, рас стояние между отдельными точками которой строго зафиксиро вано, то в рамках второго подхода подобных фиксированных промежутков не существует и мера времени зависит от субъек тивных представлений каждого человека.

Логическим продолжением этой оппозиции становится про тивопоставление «каузальной нейтральности» времени его «кау зальной эффективности». Если представление о «каузальной ней тральности» подразумевает независимость течения времени от его содержания, т.е. непосредственно сам переход из одного мо Молчанов Ю.Б. Проблема времени в современной науке. С. 101.

мента в другой не вызывает никаких изменений, то эффектив ность времени обусловливается процессами, происходящими с точностью до наоборот. Более того, состояние системы в каждый конкретный момент оказывается зависящим от ее состояния в предшествующий момент времени1.

И наконец, четвертая проблема – вопрос о соотношении дискретного и континуального времени. Концепция дискретного времени представляет процесс как «совокупность состояний из меняющегося предмета, каждое из которых должно обладать строго определенной пространственно-временной локализацией.

Отсюда следует, что на какие бы малые промежутки мы ни дели ли время, один промежуток или точка всегда отделены от других, и между ними есть некоторое расстояние»2.

Континуальность времени обусловливается, напротив, ди намической непрерывностью;

другими словами, текущий момент связан с остальными посредством восприятия индивида. Про шлое и будущее определяются настоящим и не существуют вне его, равно как и само настоящее не может существовать без про шлого и будущего, поскольку ими и образуется3.

Таким образом, если рассматривать темпоральные оппози ции сквозь призму категорий «развитие – процесс», прежде всего становится очевидным практическое соответствие «Времени-1»

«процессу», а «Времени-2» – «развитию», следовательно, логич ным представляется перенесение (отождествление) их свойств.

Коль скоро процесс есть функционирование системы в режиме времени, которое теперь определяется как гомогенное, каузально нейтральное и дискретное, то важную роль в самой структуре этого вида движения начинает играть такой фактор, как последо вательность (событий, действий, стадий), причем и внутри, и вне границ единичного, отдельно взятого процесса. В самом деле, развитие – это изменение как таковое;

смысл развития заключа Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утра ченного. М., 1997. С. 90.

Маркина О.В. Взаимосвязь временных теорий // Философские ас пекты учения о времени, пространстве, причинности и детерминизме. М., 1985. С. 49–50.

Там же. С. 52.

ется в изменении, движении, переходе от одного состояния к дру гому. Процесс же есть рассмотрение изменений сквозь призму их упорядоченности;

это характеристика хода, течения развития со бытий. Приоритетным при анализе становится не столько качест во изменения объекта, его внутреннего состава под воздействием каких-либо сил и т.д., сколько само фактическое изменение, взя тое во времени, точнее, последовательность этапов этого измене ния. С другой стороны, развитие является совокупностью упоря доченно расположенных конкретных процессов;

последователь ные накопления количественных изменений в их пределах при водят к качественным переменам, что и позволяет выделять узло вые моменты и определенные стадии в развитии.

Однако, как уже говорилось, процесс обладает двойствен ной природой, следовательно, ему должны быть присущи качест ва не только «Времени-1», но и «Времени-2». Ситуация проясня ется при рассмотрении еще одной проблемы взаимодействия двух образов времени, а именно «времени наблюдателя» и «вре мени действующего субъекта». Первое, как правило, ассоцииру ется со статикой, второе – с динамикой. Здесь уместно вспомнить второе значение термина «процесс», согласно которому он опре деляется как совокупность действий, предпринимаемых для дос тижения какого-либо результата1.

Итак, на первый план выходят действия субъекта, цели, по буждающие его к принятию необходимых решений, и получен ные результаты вне зависимости от их соответствия или несоот ветствия поставленным задачам. Именно данный комплекс, его природа и механизмы становятся предметом анализа.

Поскольку деятельность субъекта всегда лимитирована, то естественным оказывается ограничение по времени. Именно внутри этого временного отрезка и проявляются качества «Вре мени-2».

Во-первых, здесь речь идет уже не об абстрактно данной длительности, а об определенном временном промежутке, кото рый начинается, условно говоря, с момента принятия решения (о Щербинин А.И. Политический мир во времени и пространстве // Политические исследования. 1997. №5. С. 142–149.

необходимости получения заявленного результата) до момента достижения поставленной цели, с оговорками в конкретных слу чаях. Подобная телеологичность, связывая прошлое, настоящее и будущее, как раз и подтверждает континуальность процесса.

Во-вторых, ограниченность промежутка придает ему из вестную долю предсказуемости: он может быть более или менее жестко задан по длительности и хронологически структурирован.

При этом каждый этап (момент времени) имеет собственную смысловую наполненность в соответствии с интересами (пред ставлениями) конкретного индивида.

Наконец, в-третьих, подобная самоценность каждого мо мента предполагает в свою очередь каузальную эффективность времени со всеми проистекающими отсюда последствиями.

Безусловно, нельзя недооценивать и роль нормативной со ставляющей (свода определенных правил, на основе которых строят свое поведение и взаимоотношения друг с другом субъек ты политического действия), определяющей и регулирующей ра боту политического механизма жизни общества. Однако в рамках темпоральных характеристик она остается относительно посто янной, поэтому и не привносит существенных различий в оппо зицию «процесс – развитие».

*** Характеристика политики как процесса, т.е. процессуальный подход, позволяет увидеть особые грани взаимодействия субъек тов по поводу государственной власти. Однако в силу того, что по своим масштабам политический процесс совпадает со всей политической сферой, некоторые ученые отождествляют его ли бо с политикой в целом (Р. Доуз), либо со всей совокупностью поведенческих акций субъектов власти, изменением их статусов и влияний (Ч. Мерриам). Сторонники же институционального подхода связывают политический процесс с функционированием и трансформацией институтов власти (С. Хантингтон). Д. Истон понимает его как совокупность реакций политической системы на вызовы окружающей среды. Р. Дарендорф делает акцент на динамике соперничества групп за статусы и ресурсы власти, а Дж. Мангейм и Р. Рич трактуют его как сложный комплекс собы тий, определяющий характер деятельности государственных ин ститутов и их влияние на общество1.

Во всей совокупности политических процессов можно вы делить две группы – общие и частные политические процессы.

Они отличаются не только масштабом охвата общественной жиз ни, но и содержанием, формами протекания, целями и результа тами. Тем не менее, будучи связанными между собой, они неред ко оказывают существенное влияние друг на друга.

Итак, если общий политический процесс охватывает все общество и ведет к смене состояния его политической системы, то частные политические процессы представляют собой указан ную «сумму интеракций» – это различные формы политической активности общества, направленные на достижение конкретных политических целей, не затрагивающих при этом состояние по литической системы общества в целом. К таковым, например, следует отнести различные формы принятия и реализации управ ленческих решений представителями ветвей власти, политиче ских партий, а также разные попытки заявить о своих интересах, добиться их учета и реализации в политике со стороны общест венных движений, профсоюзов, отдельных граждан (например, участие в выборах, референдумах, в митингах, уличных шествиях и др.). Процессы могут протекать на государственном уровне, в регионе, городе, районе, внутри разных социально демографических групп, классов, наций, в трудовых коллективах, в политических партиях и т.д.

Merriam Ch. New Aspects of Politics. Chicago;

L., 1970;

Idem. Political Power: Its Composition and Incidence. N.Y.;

L., 1993;

Huntington S.P. Political Order in Changing Societies. New Haven, 1976;

Idem. The Third Wave: De mocratization in the 20th century. Norman, 1991;

Истон Д. Категории систем ного анализа политики // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2. С. 630–642;

Easton D. The Political System: An Inquiry into the State of Political Science. N.Y.;

L., 1987;

Idem. A Framework for Political Analysis. Chicago;

L., 1979;

Idem. The Analysis of Political Structure. L., 1990;

Dahrendorf R. Class and Class Conflict in Industrial Society. Stanford, 1977.

Общий политический процесс отражает динамику полити ческой системы общества в целом и проявляется в смене ее со стояний, т.е. в смене форм государственного устройства (форма правления, методы осуществления власти, национально территориальная организация), а также политического режима (авторитаризм, тоталитаризм, демократия). Частные политиче ские процессы касаются отдельных сторон политической жизни.

Начало подобного рода процесса инициирует некий субъект, на ходящийся под давлением исходных причин и руководствую щийся в своих действиях конкретными целями. Исходя из них, он воздействует на объект процесса и достигает определенных ре зультатов.

Субъектом частного политического процесса может быть какой-либо орган в системе политической власти, политическая партия, движение, группа граждан или даже один человек. Точ ное знание статуса этих субъектов, их цели позволяет оценить реальность ее достижения;

взвесив ресурсы, которыми распола гают участники процесса, можно определить стратегию их дейст вий. Важнейшим компонентом, от которого также во многом за висит конечный результат, являются социально-политические условия протекания процесса. Объектами процесса могут высту пать самые разнообразные проблемы – от возникновения и необ ходимости реализации каких-либо интересов до создания новых политических институтов и изменений в системе разделения вла стей.

Частный политический процесс не обязательно возникает только в политической сфере. Он может начаться и развиваться в любой сфере общества (экономической, социальной, духовной, культурной и т.д.). Так происходит в том случае, если эти сферы оказываются не в состоянии разрешить возникшие проблемы своими силами и средствами, тогда проблемы, например, из эко номических превращаются в политические. Собственно, начина ется развитие политического процесса1.

Наконец, в отношении этапов развития политического про цесса следует отметить, что существующие методологические Шутов А.Ю. Политический процесс. М., 1994. С. 24.

направления предлагают отличные критерии его структурирова ния, о чем подробнее будет сказано далее.

Таким образом, исследуя различные срезы социально политической реальности, исследователи используют соответст вующий ставящимся целям инструментарий – категориальный и методологический. Категории «процесс» и «развитие», обладая определенным набором свойств, являются своеобразной систе мой координат, отправной точкой при анализе объекта исследо вания. Границы заданной системы координат позволяют структу рировать объект исследования и анализировать его под интере сующим нас углом, применяя различные методологические под ходы. В зависимости от того, что исследователь избирает объек том своего изучения, какой уровень политической реальности предполагает анализировать, ему предстоит также решить, прин ципами какого методологического направления он станет руко водствоваться. Это, с одной стороны, определит вектор и логику работы, с другой – объяснит «правила игры». С учетом сказанно го можно констатировать, что применение процессуальности продуктивно тогда, когда требуется выяснить, например, как по следовательно осуществляемые действия влияют на ситуацию, как и какие этапы можно выделить в развитии чего-либо, срав нить схожие изменения и их последствия в перспективе и ретро спективе. Поэтому наиболее интересными оказываются результа ты, которые дает данный подход при работе с тремя предметны ми областями – политическими институтами и нормами, полити ческим поведением, а также при рассмотрении политической сферы как системы.

Сторонники институционального подхода связывают рас сматриваемое явление с трансформацией политических институ тов, под которыми понимают: во-первых, политические учрежде ния с организованной структурой, централизованным управлени ем, исполнительским аппаратом и, во-вторых, формы и сущности политических функций, отношений и типов управления1. Являясь инструментами реализации власти, они становятся основными Политология: Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 122.

субъектами политического процесса1. Соответственно к методам институционального анализа относят описательно-индуктивный и историко-сравнительный, на которые так или иначе в своих ра ботах опирались Платон, Аристотель, А. де Токвиль, Дж. Милль, М. Вебер, М. Острогорский, Г. Моска, В. Парето и др.2 Полити ческий процесс в данной связи можно определить как характери стику политико-властных отношений через анализ развития ин ститутов власти3.

Политическое поведение – другое явление политической ре альности, изучение которого требует анализа деятельностно временной составляющей. Прежде всего, поведение становится ключевым элементом бихевиорального методологического на правления;

его представители (Ч. Мерриам, Г. Лассуэл, П. Ла зерсфельд, Л. Уайт и др.4) основное внимание уделяли именно механизмам осуществления власти. Стремление к ней объявля лось важнейшей чертой человеческой природы. Именно власть признавалась причиной и целью любого политического дейст Ротстайн Б. Политические институты: общие проблемы // Поли тическая наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клинге манна. М., 1999. С. 149–152.

Платон. Государство, Политик, Законы // Платон. Собрание сочи нений: В. 4 т. М., 1994;

Аристотель. Политика, Афинская полития, Этика // Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1996;

Токвиль А. де Демократия в Америке. М., 2000;

Милль Дж.С. Утилитаризм. О Свободе. СПб., 1994;

Ве бер М. Политика как призвание и профессия. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990;

Острогор ский М.Я. Демократия и политические партии: В 2 т. М., 1998;

Моска Г.

Правящий класс // Социологические исследования. 1994. №10.

Алмонд Г. Политическая наука: история дисциплины // Политиче ская наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна.

М., 1999. С. 72–83.

Merriam Ch. New Aspects of Politics. Chicago;

L., 1970;

Idem. Political Power: Its Composition and Incidence. N.Y.;

L., 1993;

Lasswell H.D. Politics:

Who Gets, What, When, How? N.Y., 1970;

Lasswell H.D., Kaplan A. Power and Society: A Framework for Political Inquiry. New Haven, 1982;

Lazars feld P.F., Berselson B., Gaudet H. The People's Choice. N.Y., 1992;

White L.D.

The Prestige Value of Public Employment. Chicago, 1979.

вия1. Бихевиоралистам удалось охватить такие аспекты полити ческого процесса, как деятельность партий и групп интересов, лидерство, участие в выборах, других формах политической ак тивности2.

Теория рационального выбора, основоположниками которой считаются Э. Даунс, Д. Блэк, Г. Саймон, Дж. Бьюкенен, Г. Тал лок3, возникнув в результате «постбихевиоральной революции», целью своей имела показать человека независимым, активно дей ствующим участником политической жизни. В отличие от бихе виорализма, который исследовал условия, влияющие на действия людей («внешнее» поведение), данная теория стремилась к изу чению самого индивида, мотивов и механизма его выбора4. Ос новной тезис учения сводился к следующему: как в выборе, так и в достижении своих целей индивиды руководствуются сугубо рациональными мотивами, ими движет стремление максимизиро вать выгоду и по возможности полно реализовать свои интересы.

Следовательно, объяснение политики предполагает внимание к поведению человека и поставленным им рациональным целям5.

Таким образом, следует отметить, что указанные направле ния представляют собой теории микро- и среднего уровня. В данном случае политический процесс есть совокупность дейст Истон Д. Политическая наука в Соединенных Штатах: прошлое и настоящее // Современная сравнительная политология: Хрестоматия / Под ред. Г.В. Голосова, Л.А. Галкиной. М., 1997. С. 14–15.

Алмонд Г. Политическая наука: история дисциплины // Политиче ская наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна.

М., 1999. С. 84–86.

Downs A. An Economic Theory of Democracy. N.Y., 1957;

Black D.

The Theory of Committees and Elections. Cambridge, 1958;

Simon H.A. Dis cussion: Cognition and Social Bahavior // Cognition and Social Behavior. Hills dale;

N.J., 1983;

Buchanan J., Tullock G. The Calculus of Consent. New Haven, 1962.

Доган М. Политическая наука и другие социальные науки // Поли тическая наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клинге манна. М., 1999. С. 129–131.

Ордешук П. Эволюция политической теории Запада и проблемы институционального дизайна // Политические исследования. 1997. №5.

С. 27–28.

вий субъекта, направленных на достижение некой поставленной цели.

Наконец, третий – системный подход, в соответствии с ко торым исследуемый объект можно представить как систему, со стоящую из логических элементов и развивающуюся во времени и пространстве. Развитие разбивается на определенные времен ные промежутки, в течение которых система проходит цикл вос производства. Время, отведенное на осуществление подобной процедуры действий, и называется процессом.

Теория систем активно начала формироваться на Западе с конца XIX в.: а) в рамках так называемой общей теории систем, главным образом на уровне биологических организмов (Л. фон Берталанфи, М. Месарович, А. Раппопорт и др.);

б) в кибернетике (Н. Винер, У. Эшби, С. Вир и др.);

в) в социологии (Ч. Кули, Г. Зиммель, Т. Парсонс и др.);

в теории управления производст вом (Ф. Тейлор, А. Фойоль и др.);

д) в экономике (В. Леонтьев)1.

Из отечественных ученых следует отметить А.А. Богданова (Ма линовского), чей труд «Тектология. Всеобщая организационная наука» представляет значительный интерес и в наши дни, В.Г. Афанасьева, Ф.М. Бурлацкого и др.2.

Одним из первых системный подход для исследования об щества применил Т. Парсонс. Согласно его концепции общество представляет собой сложную социальную систему, состоящую из четырех основных подсистем: экономической, социетальной, по литической и культурной. Они выполняют определенные функ ции, обеспечивающие функционирование общества в целом.

Экономика выполняет функцию адаптации, другими словами, данная подсистема должна обеспечить потребности людей в не обходимых материальных благах. Социетальная подсистема, включающая совокупность норм и правил, обеспечивает инте грацию общества;

культурная подсистема – воспроизводство культурных образцов;

политическая – определяет общие цели и См.: http://www.sibupk.nsk.su/Public/Chairs/c_history/Polit/Polit_1/t5.htm.

См.: Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1980;

Бурлац кий Ф.М., Галкин А.А. Современный Левиафан: очерки политической со циологии капитализма. М., 1985;

Борисов В.К. Теория политической сис темы. М., 1991.

пути их достижения1. Т. Парсонс пытался учесть все происходя щие в системе действия – от индивидуальных до коллективных.

Его теория получила название «общей теории действия и функ ционирования общественных систем».

Изучение политической сферы как системы было продол жено другими учеными, среди прочих: Д. Истон и У. Митчелл (классический системный подход), Г. Алмонд и С. Липсет (струк турный функционализм), К. Дойч (информационно кибернетический подход), У. Розенбаум и Дж. Элейзер (культу рологический подход), Э. Гидденс (теория «структурации») и др. Вне зависимости от того, какие принципы они закладывали в ос нование системы, что полагали механизмами ее функционирова ния и развития – будь то информация или ценности, культура или социальные роли, – возникновение теорий политической системы и структурно-функционального подхода сделало возможным по явление теории, основанной на анализе макропоказателей и вы делении универсальных компонентов политического процесса.

Стадии развития политических конфликтов, способы их разрешения, методика принятия политических решений вообще, коль скоро они содержат в себе процедурные моменты, также изучаются в русле процессуального подхода. Уровень участвую щих субъектов и масштаб охватываемых событий как раз и опре Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997. С. 15–32.

Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2. С. 630–642;

Easton D. The Po litical System: An Inquiry into the State of Political Science. N.Y.;

L., 1987;

Idem. A Framework for Political Analysis. Chicago;

L., 1979;

Idem. The Analy sis of Political Structure. L., 1990;

Almond G. Comparative Politics: a Devel opment Approach. Little, 1963;

Idem. Political Theory and Political Science // American Political Science Review. 1966;

Idem. An Approach to the Analysis of Political Systems // A World Politics Reader. Political System and Change.

Princeton, 1986;

Deutsch K. The Nerves Of Government Models of Political Communication and Control. N.Y., 1963;

Idem. Politics and Government: How People Decide Their Fate. Atlanta, 1974;

Giddens A. The Constitution of Soci ety: Outline of the Theory of Structuration. Cambridge, 1984. См. также: Бур дье П. Социология политики. М., 1993;

Он же. Начала. М., 1994.

деляют то предметное поле, в рамках которого анализ окажется максимально эффективным.

Таким образом, подводя итоги по данному параграфу, необ ходимо выделить следующие положения.

1. Категории «процесс» и «развитие» являются инструмен тами анализа движения, т.е. динамической составляющей. Не смотря на известное сходство в ряде начальных аналитических установок (обе категории требуют локализации ситуации в коор динатах пространства и времени), каждая из них предполагает собственное описание различных сторон политической реально сти, основой для чего становится базовая оппозиция «статика – динамика». Два значения термина «процесс», раскрываемые по средством двух образов времени, обозначают два уровня развер тывания политики – микро- и макроуровень. В первом случае под политическим процессом понимается некая равнодействующая суммы акций различных социально-политических субъектов, во втором – цикл политических изменений, последовательная смена состояний политической системы.

2. Процесс есть последовательность наступающих один за другим и нередко поочередно взаимозависимых событий, веду щих к конкретному результату. Если учесть, что, «во-первых, процессом в любом случае является изменение, ориентированное относительно определенного финального состояния сферы, в ко торой оно происходит;

во-вторых, это изменение обладает точ ными координатами пространства и времени, и, в-третьих, объек ты, характеризуемые относительно места и времени, обнаружи вают конкретные закономерные или стохастические связи, – то пользующийся данной формулой политолог может полагать, что получает: 1) исходный пункт описания состояния социальной системы, организованной политически;

2) средства для понима ния диахронности названной системы и ее расположения в соци альной и внесоциальной среде;

3) исходный пункт построения системы номотетических утверждений, на основе которых можно объяснить способ осуществления изменений и степень зависимо сти от условий среды, в которой они происходят»1.

3. Применение процессуальности (как метода) продуктивно тогда, когда требуется выяснить, например, как последовательно осуществляемые действия влияют на ситуацию, как и какие эта пы можно выделить в развитии чего-либо, сравнить схожие из менения и их последствия в перспективе и ретроспективе. По этому наиболее интересными оказываются результаты, которые дает данный подход при работе с тремя предметными областями:

политическими институтами и нормами, политическим поведе нием, а также при рассмотрении политической сферы как систе мы.

1.2. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС»:

ВАРИАНТЫ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ В данном параграфе будет проведена экспертиза терминоло гического инструментария, существующего по исследуемой про блеме, и предпринято уточнение спорных смысловых положений.

Сравнительному анализу подвергнутся юридические и политоло гические трактовки различных аспектов избирательного и элек торального, рассмотрен отечественный и англоязычный опыт в данной области политического знания. На основании полученных результатов будут сделаны выводы о смысловой оригинальности термина «электоральный процесс» и смежных терминологиче ских единиц.

Что такое электоральный процесс? Что следует понимать под электоральным вообще? Казалось бы, по этому поводу не должно возникать вопросов, ведь само слово «электорат» («elec torate») является заимствованием из английского (куда, в свою очередь, пришло из латыни «elector» – «избиратель») и означает «круг избирателей2, которые голосуют за определенную партию Цит. по: Фалиньский А. Некоторые проблемы теории политического процесса. Политическая система и процесс регуляции // Элементы теории политики. Ростов н/Д, 1991. С. 356.

The Oxford Russian Dictionary / Revised and updated by Colin Howlett.

Oxford;

N.Y., 1995. P. 794.

на парламентских, президентских или муниципальных выборах.

Электоратом, таким образом, можно считать как часть избирате лей, голосующих за определенную партию или кандидата, так и всех избирателей – граждан государства, которые имеют право участвовать в выборах»1. Третье значение – избирательный ок руг2. Соответственно, «electoral process» должен переводиться как «избирательный процесс».

И тем не менее в отечественной политологической литера туре наряду с «избирательным процессом» часто употребляется термин «электоральный процесс». Будучи дефиницированно неопределенным, он трактуется по-разному. Так, «электораль ный процесс» используют в качестве синонима тому же «изби рательному»3, «выборам»4, а иногда вкладывают самостоятель ный смысл5. По этой же схеме смежные понятия нагружаются аналогичными значениями, например, взаимозаменяемыми по лагают термины «электоральное», «избирательное» и «выбор ное законодательство», «кампания» и др. В итоге смысловая чехарда вызывает путаницу и недопонимание авторами друг друга.

Поэтому в соответствии с общей логикой исследования представляется необходимым уточнить базовую терминологию данной области политического знания и дать определение собст венно «электорального процесса». Отправной точкой в данном случае должно выступить то, к чему a priori имеют отношение и электоральный, и избирательный процессы – выборы.

Политология: Краткий энциклопедический словарь-справочник.

Ростов н/Д, 1997. С. 572.

См., например: Политологический словарь. М., 1995. С. 161.

Трошина Н.В. Фактор имиджа в российском электоральном процес се: Автореф. дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2001. С. 14–15.

Пищулин Н.П. Политическое лидерство и электоральный процесс // Политические исследования. 1998. №5. С. 145–146.

См., например: Ильин М.В. Моделирование (Структура и динамика российского электорального пространства (круглый стол)) // Политические исследования. 2000. №2;

Бунин И.М. Россия за полгода до выборов: рас клад политических сил // Полития. 1999. №2.

В отечественной науке конституционного права до приня тия Конституции 1993 г. понятие «выборы» использовалось в основном для обозначения правового института, с помощью ко торого устанавливается порядок формирования представитель ных органов государственной власти. Однако в новых условиях – условиях построения правового, демократического государст ва и гражданского общества – выборам отводится гораздо более значительная роль. Действительно, если трактовать демократию как определенную форму устройства организации, управление которой основывается на равноправии ее членов, а решения принимаются большинством голосов, то выборы, без сомнения, можно квалифицировать стержневым механизмом демократи ческого государства. При этом понимание выборов несводимо к одноактовому действию по реализации гражданами права на управление государственными и общественными делами в день голосования. Во-первых, избирательная кампания, в ходе кото рой проводятся мероприятия по подготовке и проведению голо сования, длится в течение нескольких месяцев. Во-вторых, рас сматривая российское общество как единое и целостное обра зование и учитывая разнообразие проводимых выборов, можно утверждать, что избирательный процесс в России практически перманентен. Наконец, в-третьих, следует помнить, что и после формирования выборных органов власти избравшие их гражда не сохраняют свои права на управление в соответствующей сфере общественной жизни: право контроля над выбранными должностными лицами и в ряде предусмотренных законом слу чаев право досрочного отзыва своих представителей из этих ор ганов.

Таким образом, общее универсальное понятие выборов вы ступает в новом качестве. «Выборы – это такое политико правовое состояние общества, которое можно характеризовать как динамичную форму постоянной активности избирательного корпуса и других участников выборов и как непрерывный про цесс осуществления суверенной политической воли народа, яв ляющейся неиссякаемым источником реальной политической и юридической силы всех властных структур, независимо от их форм и персонального состава»1.

Другими словами, влияние выборов на жизнь современного общества чрезвычайно разнообразно и проявляется в ряде важ нейших функций:

– рекрутирование политического класса;

– формирование правительств;

– обеспечение представительства народных интересов;

– оказание влияния на государственную политику;

– воспитание гражданственности;

– легитимация власти;

– укрепление элит2.

В соответствии с выполняемыми функциями выборы можно определить как реальный механизм репродукции народовластия.

Однако означенные цели и желаемые результаты достигаются посредством действительного функционирования данной систе мы, что возможно только в условиях подлинно демократической организации выборов. В противном случае, выполняя определен ный социальный заказ, выборы способствуют решению несколь ко иных задач, тем самым превращая само действо в фарс. К примеру, тоталитарный и авторитарный режимы для укрепления собственных политико-властных позиций предпочитают исполь зовать именно демократическую процедуру выборов, что позво ляет им манипулировать как сознанием собственных граждан, так и международным общественным мнением. Поэтому делать вы воды о степени демократичности той или иной страны (или же ходе демократизации) следует не по факту наличия выборов, но принимая во внимание условия их проведения.

В качестве таковых выступает вся совокупность общест венно-политических реалий – от существующего в стране ре жима власти и обстановки вообще до механизма выборной про цедуры и особенностей избирательного законодательства. Ис следуя столь обширный массив явлений и событий, к тому же Кукушкин М.И., Югов А.А. Понятие и структура избирательного процесса // http://www.midural.ru./izbircom/journal/2/kukush.html.

См.: Янковский И.Р. Выборы и демократия: подходы современной политической науки. М., 1999. С. 4–14.

развивающихся во времени, довольно сложно оперировать на столько общим термином, как «выборы». В самом деле, данный термин, характеризуя способ формирования органов власти и управления в целом, не раскрывает самой структуры этого про цесса, его действующих акторов, отношений, возникающих между ними.

Более конкретным, а потому удобным представляется по нятие «избирательный процесс». Существующее различие в его толкованиях заключается главным образом не в многоаспект ности содержания, а в вариативности подходов, используемых авторами при рассмотрении феномена выборов. Так, изучая из бирательный процесс в нормативно-правовом ключе, можно выстроить следующую цепь умозаключений. Прежде всего, это «урегулированная законом и другими социальными нормами деятельность индивидов, органов, организаций и групп по под готовке и проведению выборов в государственные и само управленческие органы»1. В данной формулировке акцент дела ется на совокупности отношений между субъектами, однако из бирательный процесс – это не только деятельность как таковая, но и обеспечение условий ее проведения, т.е. определенный на бор знаний, умений, техническая сторона дела. Другой важ нейшей характеристикой процесса является временной фактор, а следовательно, необходимо указание и на протяженность, развитие всякой деятельности во времени. Поэтому избира тельный процесс можно трактовать как «технологическую ин фраструктуру и форму реализации конституционных принци пов организации периодических свободных выборов и обеспе чения избирательных прав человека и гражданина в рамках предусмотренной законом последовательности совершения комплекса избирательных действий и избирательных проце дур»2. Будучи совокупностью действий, растянутых во време ни, он разбит на стадии и имеет четко обозначенные временные границы: «1) назначение выборов (принятие на то государст Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 1995. Т. 2. С. 36.

Избирательное право и избирательный процесс в Российской Феде рации. М., 1999. С. 255–256.

венным органом, органом местного самоуправления, должност ным лицом решения о назначении даты выборов, в том числе в порядке ротации части депутатского корпуса);

2) образование избирательных округов, избирательных участков, составление списка избирателей;

3) выдвижение кандидатов (списков кан дидатов) и их регистрация;

4) предвыборная агитация;

5) голо сование и определение итогов голосования, результатов выбо ров и их опубликование. При этом факультативными стадиями являются: проведение в предусмотренных законом случаях по вторного голосования, повторных выборов, выборов депутатов вместо выбывших, новых выборов»1.

Субъектами избирательного процесса действующее законо дательство признает следующие категории участников: во первых, органы и должностные лица государственной власти, а также избирательные комиссии, наделенные правом издавать за коны и другие нормативные акты, определяющие порядок подго товки и проведения выборов;

кроме того, к организаторам про цесса следует отнести те общественные объединения и группы граждан, которые также обеспечивают требуемые условия и средства, необходимые для реализации законодательства о выбо рах. Во-вторых, это голосующие и баллотирующиеся на выборах граждане России, их доверенные лица, другие участники избира тельного процесса, обладающие правом выдвижения и поддерж ки кандидатов (например, политические партии, общественные объединения, группы избирателей), а также наблюдатели2. Нако нец, третью группу составляют контролирующие инстанции – ор ганы прокуратуры, которые осуществляют надзор за соблюдени Избирательное право и избирательный процесс в Российской Феде рации. М., 1999. С. 261.

См.: Об основных гарантиях избирательных прав и права на уча стие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 12.06.2002 №67-ФЗ;

О выборах депутатов Государственной Думы Фе дерального Собрания Российской Федерации: Федеральный закон от 20.12.2002 №175-ФЗ;

О политических партиях: Федеральный закон от 11.07.2001 №95-ФЗ и др. // http://krasnodar.cikrf.ru/laws.shtml.

ем законодательства, и суды, разбирающие соответствующие на рушения1.

Таким образом, с учетом использования «ресурсов развития, которые объединяют как традиционные – финансы, кадры, ин формация, так и нетрадиционные элементы – культура участия граждан в выборах»2, избирательный процесс, по мнению юри стов, должен обеспечивать законный ход выборов и объективные результаты голосования, гарантировать гражданам реализацию их прав на осуществление власти и формировать ее легитимные органы. Степенью достижения означенных целей и будет харак теризоваться эффективность того или иного избирательного про цесса.

Политологи несколько иначе оценивают смысл избиратель ного процесса. Юридический компонент становится важным на столько, насколько приобретает политическую значимость;

к примеру, принятие Конституции, другого законодательного акта – само по себе явление политическое. Избирательное право (в значении «законодательство»), выполняя функцию регулятора событий, интересует как в плане тщательной проработанности норм и установлений, так и с точки зрения выполнения его тре бований участниками избирательного процесса и ожидаемых по литических последствий для них.

Если состав самих участников и не претерпевает принципи альных изменений, то кардинально меняются акценты оценива ния их действий. Тогда избирательная система – это не только «пакет правил и процедур, определяющих условия успеха сорев нующихся партий и кандидатов, способ преобразования голосов в мандаты»3, но и система общественных отношений, связанных с выборами органов публичной власти. К таковым относят во просы определения круга избирателей и избираемых, инфра Кукушкин М.И., Югов А.А. Понятие и структура избирательного процесса // http://www.midural.ru./izbircom/journal/2/kukush.html.

Веденеев Ю.А., Лысенко В.И. Избирательный процесс в Российской Федерации: политико-правовые и технологические аспекты // Государство и право. 1997. №8. С. 5.

Янковский И.Р. На пути к реальному народовластию: избиратель ные технологии в России ХХ века. М., 1999. С. 44.

структуры выборов, отношений, складывающихся на каждой из стадий избирательного процесса вплоть до его завершения. По этому избирательная система регулируется не только нормами избирательного права, но и корпоративными нормами (уставами политических общественных объединений и др.), а также обы чаями и традициями данного общества.

Таким образом, «“избирательный процесс” – это интеграль ная категория, при помощи которой дается общая характеристика всего комплекса разворачивающихся в стране политических (курсив наш. – Р.Б.) событий, связанных с выборами»1.

Сложнее политологами решается вопрос о временных гра ницах и стадиях избирательного процесса. Причина, как кажется, кроется в неразрешенности вопроса о соотношении понятий «из бирательный процесс» и «избирательная кампания».

В самом деле, минувшее десятилетие стало свидетелем появления в российской политической жизни такого вида по литического события, как избирательная кампания. Несмотря на соблюдение выборных процедур в советский период, в силу известных обстоятельств кандидаты редко испытывали надоб ность в таком комплексе агитационно-пропагандистских меро приятий, какой необходим соискателям на выборные должно сти в нынешнее время. Поэтому первые избирательные кампа нии в современной России хотя и отставали по качеству техно логического обеспечения от западных образцов, но уже лишь отдаленно напоминали избирательные кампании советских лет.

Организация демократических выборов и накопившийся в этой области опыт способствовали появлению целого ряда отече ственных изданий, посвященных различным аспектам проведе ния избирательных кампаний, политической культуре и навыкам российского избирателя. Причем это не только литература мето дического характера (как профессионально провести кампанию и победить на выборах), но и работы аналитического, обобщающе го характера.

Соловьев А.И. Политология. Политическая теория. Политические технологии. М., 2001. С. 552.

Среди них особого внимания заслуживают исследования М.Г. Анохина, В.Н. Амелина, Г.В. Голосова, З.М. Зотовой, А.И. Ковлера, В.С. Комаровского, С.В. Устименко1;

серия работ по проблемам политической рекламы и имиджа политиков Е.В. Егоровой-Гантман, А.А. Максимова, Г.Г. Почепцова, А.М. Цуладзе2. Региональной тематике посвящены монографии О.П. Кудинова, С.В. Колосовой, Н.Н. Точицкой, других авторов3.

Анализ столь многогранного феномена, как избирательная кам пания, в том числе ее морально-этической стороны, осуществля ется и в рамках регулярно проводимых круглых столов и конфе ренций, материалы которых печатаются на страницах ведущих политологических изданий4.

См., например: О выборах и не только о них… Обновление полити ческой системы России / Под ред. М.Г. Анохина, В.С. Комаровского, Ю.И. Матвеенко. М., 1996;

Технологии в политике и политическом управ лении / Под общ. ред. М.Г. Анохина, В.С. Комаровского, Ю.И. Матвеенко.

М., 2000;

Амелин В.Н., Устименко С.В. Технология избирательной кампа нии. М., 1993;

Политическая социология и современная российская поли тика / Под ред. Г.В. Голосова, Е.Ю. Мелешкиной. СПб., 2000;

Зотова З.М.

Выборы в России: взгляд политолога. М., 1996;

Ковлер А.И. Избиратель ные технологии: российский и зарубежный опыт. М., 1995;

Избирательная кампания: подготовка, организация, проведение: Метод. пособие / Под ред.

проф. В.С. Комаровского. М., 1995;

Устименко С.В. Выборы в современ ной России. М., 1996 и др.

См., например: Егорова-Гантман Е., Плешаков К. Политическая реклама. М., 1999;

Политическое консультирование / Под ред. Е. Егоро вой-Гантман, И. М. Минтусова. 1999;

Максимов А.А. «Чистые» и «гряз ные» технологии выборов (российский опыт). М., 1999;

Почепцов Г.Г.

Имидж и выборы. Киев, 1997;

Как становятся президентами. Избиратель ные технологии ХХ века. Киев, 1999;

Цуладзе А.М. Формирование имиджа политика в России. М., 1999.

См., например: Кудинов О.П., Колосова С.В., Точицкая Н.Н. Ком плексная технология проведения эффективной избирательной кампанией в российском регионе. М., 1997;

Кудинов О.П. Основы организации и прове дения избирательных кампаний в регионах России. Калининград, 2000.

См., например: Выборы: технологии «грязные» и «чистые». Как в них ориентироваться // Диалог. 1999. №11;

Избирательные технологии и из бирательное искусство: грани возможного (круглый стол) // Власть. 2001.

№4;

Избирательный процесс: теория и практика // Вестник МГУ. Сер. 18.

Социология и политология. 1998. №4;

1999. №1.

Следует отметить, что появились также первые диссертаци онные исследования по данным проблемам, ценность которых обусловлена как методологической направленностью их содер жания, так и разработкой понятийного аппарата1;

работы спра вочно-аналитического содержания, претендующие на всесторон нее изучение рассматриваемой темы2.

Однако приводимое многообразие мнений сводится к во просу о ключевом элементе в определении термина. Если тако вым считать государство (организатора и участника событий), то избирательную кампанию можно представить в виде системы по литических, организационных и агитационно-информационных мероприятий, ставящих целью обеспечение избирательного про цесса в стране. Если же определяющим звеном являются интере сы конкретных кандидатов или партий, тогда избирательная кам пания есть комплекс мероприятий, направленных на их удовле творение.

Другой стороной проблемы соотношения понятий является вопрос об их стадиальном (хронологическом) совпаде нии/несовпадении.

Нередко в средствах массовой информации, выступлениях политиков, научных публикациях происходит отождествление терминов «избирательный процесс» и «избирательная кампания», точнее – сведение первого ко второму. В результате в массовом сознании именно об избирательной кампании сложилось пред ставление как о совокупности всего того, что связано с выборами.

В самом деле, если избирательный процесс детерминируется и ассоциируется с неким абстрактным безличным законодательным установлением, а также осуществляется вне зависимости от умо настроений электората и степени готовности его потенциальных См., например: Устименко С.В. Сущность и формирование отно шений политического представительства в современной России (Полити ко-философский анализ): Автореф. дис. … д-ра филос. наук. М., 1996;

Трошина Н.В. Фактор имиджа в российском электоральном процессе: Ав тореф. дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2001.

См., например: Партии, движения и объединения России: Справоч но-аналитический сборник. М., 1993;

Россия: партии, выборы, власть. М., 1996.

субъектов, то избирательная кампания в данном случае есть его прямая противоположность. Во-первых, она, как правило, персо нифицирована, что уже придает ей субъективный характер. Все участники кампании, являясь своего рода творцами истории, стремятся подойти к ее началу во всеоружии. Присутствующий здесь элемент игры, а следовательно, интриги, вызывает к ней особый электоральный интерес. Наконец, сам электорат в разных формах принимает более или менее активное участие в состяза нии кандидатов на протяжении всего периода кампании;

его вклад не ограничивается только рамками заключительной стадии – голосованием. Все это приводит к тому, что степень узнаваемо сти и понимания сути термина «избирательная кампания» гораз до выше, чем термина «избирательный процесс».

Тем не менее полностью аналогизировать их было бы не верно: сведение процесса к кампании допустимо только на уров не метафоры, так как последняя есть всего лишь более яркое, конкретное, запоминающееся событие.

Согласно другой точке зрения, избирательная кампания – это необходимый элемент любого избирательного процесса. Так, анализируя его структуру, В.П. Пугачев в соответствии с времен ной последовательностью и особенностями решаемых задач де лит избирательный процесс на следующие этапы: 1) подготови тельный этап, характеризующий ту общественно-политическую почву, из которой «вырастают» выборы, а также организацион ные мероприятия, делающие возможным проведение выборов;

2) выдвижение кандидатов, завершающееся их регистрацией;

3) агитационно-пропагандистская кампания;

4) голосование и подведение итогов выборов. Что же касается избирательной кам пании, то она, являясь важнейшим звеном в общей логике собы тий, начинается, строго говоря, с момента выдвижения кандидата и заканчивается с подсчетом голосов избирателей и установлени ем результатов выборов, тем самым полностью включая в себя такой вид деятельности как агитационная (предвыборная) кампа ния1.

Наконец, в соответствии с еще одной группой мнений, сле дует отличать избирательную кампанию от кампаний выборной и предвыборной. В частности, термин «выборная кампания» или просто «выборы» видится более адекватным для обозначения из бирательной кампании в широком смысле, т.е. всей совокупности мероприятий, предпринятых для обеспечения избирательного процесса в стране. Сложности возникают относительно второго значения данного термина. Если окончанием ее признается под счет голосов и установление результатов выборов (и здесь нали чествует единодушие с представителями предыдущего подхода), то определить момент ее начала довольно трудно. Предусмотри тельные кандидаты начинают предпринимать действия, направ ленные на их избрание, задолго до старта официальной выборной кампании. Часто кандидат уже со дня окончания выборов актив но готовится к следующим и находится, таким образом, в состоя нии перманентной избирательной кампании. Что же касается по литических партий и их лидеров, то для них перманентная кам пания – естественный способ существования. Поэтому для внесе ния некоторой определенности имеет смысл к избирательной кампании относить все действия кандидата и его команды с мо мента официального объявления выборов, а также все мероприя тия по подготовке к указанным действиям: разработку проекта кампании, образование штаба, аккумуляцию ресурсов и т.д.2. Та кие подготовительные мероприятия носят обеспечивающий ха рактер и не предполагают непосредственного воздействия на массового избирателя. А агитацию избирателей, проводимую до начала выборов, предлагается считать предвыборной кампанией3.

В отличие от избирательной, сроки предвыборной кампании не См., подробнее: Пугачев В.П. Выборы: общая теория в российских иллюстрациях // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. 1997. №4.

С. 24–27.

Максимов А.А. «Чистые» и «грязные» технологии выборов (россий ский опыт) М., 1999. С. 19–38.

Малкин Е., Сучков Е. Основы избирательных технологий. М., 2000.

С. 19–23.

связаны с датой выборов, и она может вестись практически не прерывно, превращаясь на момент выборов в избирательную.

Таким образом, согласно данной классификации выборная (из бирательная) кампания хронологически соответствует избиратель ному процессу, в то время как предвыборная с ним не совпадает.

Возникает вопрос, насколько оправданна и необходима столь тщательная детализация? Так ли это действительно важно и не порождает ли чрезмерной путаницы?

Указанное различие носит далеко не формальный характер.

Безусловно, методы ведения предвыборных кампаний весьма сходны с методами кампаний избирательных, и тем не менее их отличает некоторая специфика, в частности:

1) действия кандидата (партии) во время предвыборной кампании не регламентируются избирательным законодательст вом, что предоставляет им гораздо бльшую свободу агитации по сравнению с избирательной кампанией;

2) агитация избирателей во время предвыборной кампании проводится задолго до дня голосования, поэтому эффективность целого ряда агитационных мероприятий (таких, например, как прямая реклама) значительно ниже, чем во время избирательной кампании: польза от них во многом утрачивается ко дню выборов;

3) психологическое восприятие действий кандидата во вре мя предвыборной кампании также разнится с восприятием его поведения во время кампании избирательной: в ходе избиратель ной кампании все действия кандидата рассматриваются с точки зрения его желания завоевать максимальное количество голосов, поэтому любые, даже самые благородные поступки воспринима ются с известной долей недоверия, такая психологическая абер рация существенно понижает агитационные эффекты;

4) во время предвыборной кампании, особенно если кандидат еще не обозначил желания баллотироваться, подобное искажение практически отсутствует, верно распорядившись указанным обстоя тельством, можно значительно повысить КПД агитации по сравне нию с избирательной кампанией1.

Малкин Е., Сучков Е. Основы избирательных технологий. М., 2000.

С. 336–340.

Рассмотренные особенности требуют определенных моди фикаций стратегии и тактики предвыборной кампании по сравне нию с избирательной, что позволяет выделить ее как специфиче ский жанр со своей собственной методологией и подтвердить це лесообразность терминологических уточнений.

С другой стороны, думается, анализ именно англоязычных источников дает возможность определить, насколько правомерно различение в русском языке «электорального» и «избирательно го» и насколько то и другое соответствует собственно «electoral».

Прежде всего, не возникает особых разногласий в понима нии таких терминов, как «election campaign» («выборная кампа ния») – «усилия кандидатов и партий, направленные на завоева ние голосов избирателей в течение нескольких недель перед вы борами»1 и «voting» («голосование») – «действие, посредством которого голосующий отдает предпочтение кому-либо из сорев нующихся политиков или кандидатов»2. Следует отметить, что в приведенном, а также ряде других изданий3 отсутствует термин «electoral process»4, зато практически везде есть аннотации на «electoral system» (или «voting system»5), под которой понимается The Blackwell Encyclopaedia of Political Institutions / Ed. by Vernon Bogdanor. Oxford;

N.Y., 1991. P. 186.

Ibid. P. 631.

Evans G., Newnham J. The Dictionary of World Politics. A Reference Guide to Concepts, Ideas and Institutions. Cambridge, 1990;

Encyclopedia of Government and Politics / Ed. by Mary Hawkesworth and Maurice Kogan. L.;

N.Y., 1992;

Roberts J., Edwards A. A New Dictionary of Political Analysis.

N.Y., 1991 и др.

Исключение было обнаружено в статье Joel Krieger «Elections and Voting Behavior», где говорится о том, что «электоральные процессы име ют место тогда, когда правительства оказываются лицом к лицу с эконо мическими трудностями, военными нуждами и внутриполитическими из менениями, что заставляет их искать поддержку граждан и создавать по этому формальные каналы для их участия и оппозиционирования». И да лее: «Демократические электоральные процессы могут менять соотноше ние между гражданским влиянием и государственной властью». См., под робнее: Krieger J. Elections and Voting Behavior // The Oxford Companion to Politics of the World. N.Y.;

Oxford, 1993. P. 261–263.

Robertson D. A Dictionary of Modern Politics. L., 1993. P. 485.

«совокупность методов, применяемых при переводе голосов, от данных за кандидатов в ходе выборов, в количество мест или же для определения победителя. Существует огромное множество электоральных систем, значительно отличающихся деталями.

Тем не менее можно выделить три основные – это плюральная, пропорциональная и мажоритарная системы»1. Кроме того, элек торальная система представляет собой совокупность «обычаев, законов, методов и институтов, используемых при выборе пред ставителей в политическую систему»2. К электоральной системе примыкает понятие «electoral laws» («законы») – «это законы, ре гулирующие процесс, в ходе которого предпочтения избирателей артикулируются в поданные ими голоса и трансформируются в приобретенные конкурирующими партиями управленческие пол номочия. Они в равной мере относятся как к методике голосова ния, так и к системе подсчета голосов, поэтому и определяют:

1) сколько кандидатов должно быть избрано в каждом избира тельном округе (величина избирательного округа) и 2) каков ме тод перевода голосов, поданных за партию, в места, выигранные ею в законодательном корпусе (электоральная формула)»3.

С учетом сказанного об избирательной системе в русском варианте становится очевидным более или менее полное совпа дение указанных значений «electoral» «избирательному».

Однако английский исследователь Р.С. Кац в ходе изучения и описания электоральной системы пришел к выводу, что пра вильнее было бы выделять два значения этого явления. Если «в узком значении такие термины как “выборы”, “электоральный закон” и “электоральная система” относятся к тому, что происхо дит во время и сразу после “дня голосования”, а следовательно, означают немногим более, чем просто механизмы отбора и под счета голосов и объявление победителей, … [то] в широком смысле электоральная система включает в себя все, что имеет от Robertson D. The Penguine Dictionary of Politics. L., 1986. P. 101.

Lexicon of Terms and Concepts in Public Administration, Public Policy and Political Science / Supervised by Ken E. McVicar. Kyiv, 1994. P. 138.

Rae D.W. The Political Consequences of Electoral Laws. New Haven, 1967. P. 32.

ношение к ходу или исходу выборов»1. Признавая некоторую расплывчатость собственных определений, Р.С. Кац говорит о том, что при анализе предвыборной ситуации нельзя ограничи ваться изучением только лишь аспектов избирательного права, электоральной формулы и технологической инфраструктуры;

чтобы иметь более или менее полное представление о происхо дящем, необходимо учитывать и такие оказывающие серьезное влияние на выборы факторы, как: «экономическая система, так как она связана с распределением финансовых ресурсов, комму никативная система, поскольку касается вопросов рекламного обеспечения, в том числе оплаты за услуги, и культура, объяс няющая, почему и насколько лояльно отнесется население к тому или иному кандидату, его программе, способам ведения кампа нии. Речь идет не просто о юридическом обосновании использо вания кандидатами на выборах партийной символики, но о сте пени и природе поддержки сторонников из числа избирателей, о внутренней структуре и согласованности позиций в партиях, а также о том, какие правовые, культурные и экономические слож ности могут возникнуть на пути строительства новых партий»2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.