авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Р.З. БЛИЗНЯК РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

это время было направлено на формирование нового политиче ского порядка, простроение новых институтов, а после 1996 года – на их утверждение и наращивание временного промежутка, от даляющего в памяти свершившиеся революционные перемены и делающего новое положение вещей привычным. Здесь электо ральные моменты кажутся второстепенными. Конечно, если бы в результате выборов 1996 г. к власти пришли коммунисты во гла ве Г.А. Зюгановым, то тогда следовало бы подчеркнуть особую важность электоральной составляющей демократического поли тического процесса, но произошло то, что произошло.

Что же касается Краснодарского края, то здесь (как и в дру гих регионах России) изменение принципа формирования испол нительной власти, санкционированное федеральным центром, стало действительно во многом определяющим. В самом деле, назначаемые главы администрации были лояльны по отношению к президенту и проводили в целом соответствующую политику, тогда как всенародно избранный Н.И. Кондратенко, будучи сам фигурой сильной и пользуясь обнаруживающейся слабостью центральной власти, перешел к ней в оппозицию1.

Возникает вопрос, почему базовым критерием при хроноло гическом структурировании электорального процесса в Красно дарском крае послужили выборы именно главы администрации (губернатора), а не выборы, например, депутатов Законодатель ного собрания? Ведь ЗСК – это целый корпус народных избран ников, включающий 50 (а по новому законодательству – 70) чело век, и корпус законодательный, где принимаются коллективные решения, вырабатываемые с учетом интересов, ожиданий и тре бований различных групп и слоев кубанского электората. Тогда этапами регионального электорального процесса стали бы сроки отправления своих полномочий законодателями края, а именно:

1994–1998, 1998–2002 гг. Если к тому же в отдельный этап выде лить еще и работу краевого Совета народных депутатов, функ Афанасьев М.Н. Изменения в механизме функционирования пра вящих региональных элит // Политические исследования. 1994. №6. С. 59– 66;

Бадовский Д.В., Шутов А.Ю. Региональные политические элиты в постсоветской России: особенности политического участия // Кентавр.

1995. №6. С. 3–10.

ционировавшего с 1991 по 1994 г., то периодизация электораль ного процесса (один из ее вариантов) приобрела бы вполне за конченный вид, охватив всю деятельность легислатуры края.





Однако именно губернатор традиционно признается веду щим политическим актором на Кубани. Являясь главой админи страции, т.е. осуществляя исполнительную власть в регионе, ку банские губернаторы чаще депутатов ЗСК становились «ивент мейкерами» – «создателями событий», в том числе политических, и, следовательно, электоральных, тем самым привлекая к себе, своим действиям и поступкам больше общественного внимания.

Эти тенденции, думается, имеют ряд причин.

Во-первых, события политической и социально экономической жизни 1990-х гг. выдвигали на политическую сце ну края людей неординарных. Вряд ли можно заподозрить В.Н. Дьяконова, Н.Д. Егорова, Е.М. Харитонова, Н.И. Кондра тенко и А.Н. Ткачева в отсутствии активной политической пози ции и ярких лидерских качеств.

Во-вторых, первый период регионального электорального процесса ознаменовался противостоянием исполнительной и за конодательной ветвей власти. Это явилось следствием процессов, происходящих на федеральном уровне. И хотя нельзя однозначно утверждать, что главы администрации всегда держали удар, ито гом этой борьбы стало объективное усиление именно исполни тельной власти.

Когда же должность губернатора стала выборной, её занял Н.И. Кондратенко, фигура абсолютно мифическая на Кубани. Его популярность была настолько высока, что для того, чтобы стать депутатом ЗСК-98, требовалось продемонстрировать свою бли зость и/или преданность ему лично. В итоге сторонники губерна тора контролировали большинство в региональном парламенте, и мало кто из депутатов осмеливался противопоставлять себя Кон дратенко.

Еще одним вариантом упорядочения событий регионально го электорального процесса может стать периодизация процесса собственно общероссийского, критериями структурирования ко торого служат думские или президентские выборы. Выбор пе риодизации в каждом конкретном случае обусловлен целями и задачами, стоящими перед исследователем. Если в центре внима ния находятся события общефедерального масштаба, например, избирательная кампания по выборам президента, и анализу под вергается ее ход в конкретном регионе, ее результаты и их соот ношение с общероссийскими показателями или же рассматрива ются избирательные стратегии политических партий, характер взаимодействия центрального и регионального руководства в пред-/межвыборный период и перспективы партийного строи тельства и т.д., то, безусловно, логичным будет обращение имен но к периодизации общероссийского электорального процесса.

Если же речь идет о событиях и процессах регионального значе ния (что и имеет место в данной работе), где федеральные пока затели играют вспомогательную роль – они интересуют ровно настолько, насколько обусловливают и обусловливаются регио нальной тематикой, удачнее было бы использование периодиза ции, основанной на собственных критериях структурирования, например, губернаторских выборах.

Необходимо отметить, что в политологической литературе наряду с «электоральным процессом» часто встречается термин «электоральный цикл». В связи с этим возникает вопрос: как со относятся периоды электорального процесса с электоральными циклами?





В российской политической практике на данный момент ут вердился (или утверждается?) следующий порядок выборных действий. Хронологически первыми становятся выборы депута тов Государственной Думы РФ, предваряемые более или менее длительной предвыборной, а затем и собственно избирательной кампанией. Длительность и содержательность ее определяются серьезностью намерений потенциальных кандидатов, партий, власти. Поскольку планы и действия элитных группировок отно сительно президентских выборов корректируются в соответствии с результатами выборов в Думу, это дает основание называть по следние «пробным шаром», «полигоном испытаний» политиче ских, экономических, социальных программ и инициатив, проч ности предвыборных коалиций и конкретных кандидатов, пра вильности избирательных стратегий и тактик. Впрочем, это ло гично, ведь для действующей власти, равно как и для основных претендентов на нее, конечным пунктом, разумеется, являются именно президентские выборы. Поэтому парламентская кампа ния есть лишь промежуточный этап: с одной стороны, это инди катор общественных настроений и ожиданий, с другой – возмож ность подготовить почву (группу поддержки в действующем пар ламенте) для своего кандидата на «главных выборах» страны и одновременно попытка нейтрализовать потенциальных конку рентов1.

Таким образом, есть все основания полагать, что указанные выборные интеракции, следующие друг за другом, представляют собой определенный цикл – избирательный уже по определению.

В новейшей российской истории таковых насчитывается два – 1995–1996 и 1999–2000 гг. В основе такого рода цикличности ле жит борьба за представительство в высшем законодательном ор гане власти и за пост президента, выражающаяся в форме конку рентных демократических выборов.

В коллективной монографии «Первый электоральный цикл в России (1993–1996)»2 речь, как видно из названия, должна идти об электоральных составляющих. В самом деле, авторы анализи руют не только избирательные процедуры, состояние избира тельного законодательства в означенный период времени, но и выявляют факторы электорального успеха, в частности, в одно мандатных округах (глава 5), исследуют установки и выбор рос сийского избирателя (глава 7), сравнивают электоральную поли тику партий и власти (глава 4). Другими словами, происходит комплексное, всестороннее изучение целого пласта электораль ной (политической) реальности: «Сейчас перед Россией стоят три наиболее важные взаимосвязанные задачи. Первая – обеспечение стабильности политической системы. Эта задача значима с точки зрения как перспективы, так и дня сегодняшнего. Вторая – поиск ответов на модернизационные вызовы. Третья – осуществляемость Чекалкин В. Политический процесс в России в свете парламентских выборов // Власть. 1999. №11. С. 7–12;

Шейнис В. Третий раунд (к итогам парламентских и президентских выборов) // Мировая экономика и между народные отношения. 2000. №9. С. 45–61.

Первый электоральный цикл в России (1993–1996) / Под общ. ред.

В.Я. Гельмана, Г.В. Голосова, Е.Ю. Мелешкиной. М., 2000.

демократизации и ее значение в более широком контексте. Для оп ределения качественных особенностей выборов 1993–1996 гг. и 1999–2000 гг. важно учитывать их роль в решении этих трех за дач»1. Остается пояснить, что поскольку Первая Государственная Дума функционировала всего два года и была в известном смыс ле экспериментом, то авторы фактическим началом первого элек торального цикла посчитали именно 1993 г.

Если же федеральный электоральный процесс разбить на периоды, то в соответствии с высказанной логикой они будут представлять собой следующие временные отрезки: 1991–1993, 1993–1995, 1995–1999, 1999–2003 гг. (по срокам функционирова ния законодательных органов власти) или же 1991–1996, 1996– 2000, 2000–2004 гг. и т.д. (по президентским срокам).

Итак, цикл – это «совокупность явлений, процессов, состав ляющая кругооборот в течение определенного промежутка вре мени»2. Период же есть стадия длящегося либо уже закончивше гося процесса. Он так же, как и цикл, имеет свои границы и пред полагает некую завершенность, однако в отличие от цикла не претендует на полное воспроизведение чего-либо (предмета, сис темы и др.). Как цикл может быть составной частью периода, так и несколько периодов могут представлять собою цикл. Например, период электорального процесса протяженностью 1991–2004 гг.

включает в себя следующие циклы: 1993–1996, 1999–2000 и 2003–2004 гг. и, наоборот, в цикле 1993–1996 гг. выделяются та кие самостоятельные этапы как кампания 1993, кампании 1995 и 1996 гг. Все зависит от того, что изучает исследователь, какие цели и задачи он перед собой ставит и пытается решать. Этим и обусловливается выбор той системы координат, в которой ему предстоит действовать.

Таким образом, подводя итог сказанного, необходимо выде лить следующие положения.

Мелешкина Е.Ю. Выборы 1999–2000 гг. сквозь призму предыдуще го электорального цикла // Первый электоральный цикл в России (1993– 1996). М., 2000. С. 6.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 863.

Во-первых, основным содержанием российского политиче ского процесса в 1990-е гг. стали модернизационные изменения и переход к демократической организации государства и общества.

Эти изменения носили отнюдь непростой и противоречивый ха рактер, особенно в субъектах Федерации, где зачастую станови лись обратимыми. Индикатором текущих процессов, показателем их противоречивости, в частности, выступает событийная исто рия страны и региона. Сопоставление тенденций развития и со бытий процесса позволяет выделять наиболее важные, значимые из них, что, в свою очередь, обусловливает введение хронологи ческого структурирования.

Во-вторых, поскольку в основе периодизации регионального процесса на Кубани лежит отсчет промежутков электорального времени, ограниченных выборами одного порядка, в данном слу чае – срок исполнения губернаторами своих полномочий, то пер вый электоральный период (1991–1996) отличается известной до лей своеобразия. Его начало обусловлено не выборами собствен но главы администрации и даже не выборами главы исполни тельной власти – Президента РФ, а сменой политического режи ма в стране вообще. Эта смена политического режима своей обо ротной стороной имела осуществление принципа разделения вла стей в государстве и формирование новых органов государствен ной власти, в том числе в субъектах Федерации. Краснодарский край стал первым субъектом Федерации, куда был назначен глава администрации, причем день в день с появлением самой этой должности.

Соответственно, началом второго электорального периода послужила реализация нового принципа формирования исполни тельной власти в крае – выборы главы администрации в 1996 г., а началом третьего стало истечение полномочий избранного главы в 2000 г. и назначение следующих выборов.

В-третьих, выборы и референдумы осуществлялись на про тяжении обоих электоральных периодов практически каждый год;

исключение составили только 1991, 1997 и 2001 гг. 1996 и 2000 следует признать «трудными электоральными годами», так как в силу региональной специфики помимо общероссийских вы боров президента имели место выборы главы администрации и органов местного самоуправления в городах и районах края. Та кое переплетение электоральных мероприятий, осуществляемое в скоростном режиме, вызывало неоднократную перестановку и перегруппировку сил на политической арене, заставляло полити ческую элиту адаптироваться к всякий раз меняющимся услови ям. Это позволяет дробно структурировать региональный элек торальный процесс на Кубани, разбивая каждый из периодов на этапы: 1-й этап – 1991–1993, 2-й этап – 1994–1996, 3-й этап – 1997–1998, 4-й этап – 1999–2000, 5-й этап – 2001–2003 гг.

Водоразделом между этапами первого периода стало изме нение принципа формирования представительного (законода тельного) органа государственной власти и, по сути, окончатель ное разделение властей в крае. Во втором случае основанием для деления послужили выборы депутатов ЗСК следующего созыва.

Оба события так или иначе привели к изменению акцентов в дея тельности политической элиты и корректировке курса, проводи мого исполнительной властью.

2.2. МЕЖЭЛИТНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В РЕГИОНЕ:

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ АСПЕКТ В данном параграфе будет предпринята попытка анализа одного из участников электорального процесса в Краснодарском крае – региональной политической элиты;

приоритетное внима ние будет уделено рассмотрению политико-электоральных взаи модействий внутри собственно региональной элиты и определе нию степени и характера влияния федерального центра на регио нальные процессы, концентрированным выражением чего высту пает его событийная история. На основании этого предполагается сравнить показатели периодов электорального процесса и выне сти заключение по выявленным изменениям.

Термин «элита» (от лат. eligere и фр. elite – лучшее, отбор ное, избранное) начиная с XVII в. употреблялся для обозначения товаров наивысшего качества, а с XIX в. стал применяться к высшим социальным группам в системе социальной иерархии;

центральное понятие элитарных теорий, утверждающих, что не обходимыми составными частями любой социальной структуры является высший, привилегированный слой или слои, осуществ ляющие функции управления, развития науки и культуры (твор ческие функции), и остальная масса населения (выполняющая не творческие, репродуктивные функции)1. Точки зрения на содер жание данного понятия отличаются друг от друга в основном от ношением к идеальным принципам рекрутирования элиты и со ответствующими аксиологическими установками. Так, В. Парето, который и ввел это понятие в научный оборот, определял его следующим образом: это «люди, занимающие высокое положе ние соответственно степени своего влияния и политического и социального могущества», «так называемые высшие классы» и составляют элиту, большинство тех, кто в нее входит, «в неза урядной степени обладают определенными качествами – неваж но, хорошими или дурными, – которые обеспечивают власть»2.

Среди других определений элиты отметим следующие:

– наиболее активные в политическом отношении люди, ори ентированные на власть, организованное меньшинство, осущест вляющее управление неорганизованным большинством (Г. Мос ка)3;

– лица, пользующиеся в обществе наибольшим престижем, статусом, богатством, обладающие наибольшей властью (Г. Лас суэлл)4;

– лица, обладающие позициями власти (А. Этциони)5, фор мальной властью в организациях и институтах, определяющих социальную жизнь (Т. Дай)6;

Политология: Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 402–403.

См. подробнее: Определения политической элиты // Политические исследования. 1993. №2. С. 82–83.

Моска Г. Правящий класс // Социологические исследования. 1994.

№10. С. 44–45;

Понеделков А.В. Сравнительный анализ взглядов Г. Моска и В.О. Ключевского на элиту // Государственная и муниципальная служба.

Методология, теория, практика, зарубежный опыт. Ростов н/Д, 1997. С. 34– 41.

См.: Понеделков А.В. Элита. Ростов н/Д, 1995. С. 28–31.

См.: Ашин Г.К. Современнее теории элиты: критический очерк. М., 1985. С. 84–85.

Дай Т., Зиглер Х. Демократия для элиты: введение в американскую политику. М., 1984. С. 67–70.

– люди, обладающие интеллектуальным или моральным превосходством над массой безотносительно к своему статусу (Л.

Бодэн)1;

– сравнительно небольшие группы, которые состоят из лиц, занимающих ведущее положение в политической, экономиче ской, культурной жизни общества (соответственно политическая, экономическая и культурная элиты) (В. Гэттсмен)2.

Однако несмотря на значительные расхождения в понима нии данного термина, в каждом из приведенных определений присутствует указание на избранность принадлежащих к элите лиц. Можно говорить о нескольких основных содержательных подходах к определению понятия элиты – ценностном, социаль но-классовом, социокультурном, статусно-функциональном3.

Если сторонники первого подхода (М. Вебер, Х. Ортега-и Гассет)4 определяющим признаком элиты считают духовный аристократизм, личностное превосходство одних людей над дру гими, стиль властвования и антропологические особенности, то представители второго (К. Маркс, В. Ленин)5 подходят к опреде лению элиты с точки зрения непримиримости и антагонистично сти классовых позиций, неизбежной конфронтационности элит ных слоев и трудящихся масс. В основе социально-культурной модели (И. Ильин, Л. Филд)6 лежат идеи цивилизационного ду См.: Ашин Г.К. Современнее теории элиты: критический очерк. М., 1985. С. 81.

См. подробнее: Либман Г.И., Варбузов А.В., Сухарева Э.О. Пробле мы политических элит в российском обществе // Социально-политический журнал. 1997. №5. С. 3–4.

Ашин Г.К., Охотский Е.В. Курс элитологии. М., 1999. С. 123–130.

См. подробнее: Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. М., 1990;

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. 1989. №3.

См.: Маркс К. Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1988. Т. 8;

Он же: Гражданская война во Франции // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1988. Т. 8;

Ленин В.И.

Государство и революция // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1984. Т. 33.

См.: Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее Рос сии. Статьи 1948–1954 гг. М., 1992;

Филд Л. Элитизм. М., 1994.

ховно-нравственного развития общества и его элитных слоев, анализ и поиск специфики властно-управленческой деятельности в различных сферах жизни социума, которые производятся, исхо дя из исторических традиций и культурно-психологических от личий народа. Наконец, сторонники статусно-функционального подхода (О. Крыштановская, О. Гаман-Голутвина, Р. Миллс) главным признаком властвующей элиты считают социальный статус человека, его место и роль в системе властных структур, в принятии решений и реализации управленческих функций. Дру гими словами, элита – это относительно узкая, специфическая властвующая группа господствующего класса. Его политическая составляющая официально представляет и организует на практи ке реализацию (посредством соответствующего аппарата) зако нодательной, исполнительной и судебной власти. Это «управлен ческие активисты», которые в конечном счете все определяют и решают1.

Таким образом, адекватность различных интерпретаций данного термина обусловлена спецификой той области социаль ного знания, в рамках которой ведется исследование. Поскольку электоральный процесс есть разновидность процесса политиче ского, то анализ элитно-электоральных взаимодействий требует приоритетного рассмотрения собственно политической состав ляющей элитных групп в Краснодарском крае. В соответствии с решаемыми задачами и выбранной методологией в данной работе логично остановиться на понимании сути термина «элита», пред ложенном именно сторонниками последнего из приведенных подходов.

Как уже указывалось, основная задача данного параграфа заключается в том, чтобы дать характеристику деятельности од ного из участников электорального процесса – региональной по См.: Крыштановская О.В., Радзиховский Л.А. Каркас власти // Вестник РАН. 1993. Т. 63. №2;

Крыштановская О.В. Трансформация ста рой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. 1995. №1;

Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты Рос сии. М., 1998;

Она же: Определение основных понятий элитологии // http://www.politstudies.ru/fulltext/2000/3/9.htm;

Миллс Р. Властвующая эли та. М., 1959.

литической элиты, говоря точнее, проанализировать межэлитные взаимодействия как собственно внутри региона, так и по линии «федеральный центр – регион». Указанные взаимодействия пред ставляют собой интерес не сами по себе, а ровно настолько, на сколько влияют на ход и содержание электорального процесса в Краснодарском крае. Определить степень такого влияния пред ставляется возможным на основе следующих показателей: а) ве дущие политические акторы и идеологии региональных элитных групп;

б) характер межэлитных взаимодействий, их основания и направления;

в) электоральная политика (избирательное законо дательство как один из ее элементов).

Однако прежде необходимо описать изначальные данности, задающие исходные условия и определяющие фон, на котором и разворачивается региональный электоральный процесс. Так, А.К. Магомедов, характеризуя политическое и социально экономическое положение Краснодарского края в 1990-е гг., вы деляет следующие присущие ему системообразующие особенно сти.

1. С распадом СССР Краснодарский край стал пограничной территорией, морскими воротами России на ее южных рубежах.

Кубанские порты Новороссийск, Туапсе и Ейск обеспечивают более 40% морского грузооборота страны. Это существенно по высило стратегическое значение края для РФ, а также выдвинуло на первый план ряд важных проблем: укрепление обороноспо собности, обустройство военнослужащих и членов их семей, ор ганизация таможенной и пограничной службы и т.д.

2. Краснодарский край едва не стал местом крупномасштаб ных военно-политических авантюр. Так, с 1991 г. идея Кавказ ского Союза часто присутствовала в заявлениях Дудаева. В рам ках данной стратегии пропагандировалась даже идея экспансии Конфедерации народов Кавказа в Краснодарский край с целью возрождения «Великой Шапсугии». Но за этим скрывались впол не прагматичные цели чеченского руководства: получить выход к Черному морю.

3. На Краснодарский край обрушилась первая волна бежен цев из горячих точек. Часть границ Кубани находится в непо средственной близости от конфликтогенных регионов Кавказа.

4. Сильно возросла роль края как единственного в России крупного курортно-рекреационного центра на побережье Черного моря, имеющего общегосударственное значение.

5. Краснодарский край – крупнейший производитель сель скохозяйственной и пищевой продукции, играющий важную роль на федеральном продовольственном рынке.

6. Весьма важная стратегическая миссия края связана с его ролью в проектах прокачки нефти из Каспия, в том числе по маршруту Баку – Грозный – Новороссийск1.

Таким образом, имеющиеся положения, в разные периоды времени выдвигаясь в разряд первостепенных, в большей или меньшей степени определяли направления действий власти (элит), оказывая влияние и на умонастроения граждан (электора та). Учитывая это, перейдем к анализу непосредственно полити ческого (электорального) процесса.

Исходя из степени политической значимости, как номи нально, так и реально ведущими акторами на Кубани следует признать прежде всего губернаторов края. За исследуемый про межуток времени на высшем государственном посту края друг друга сменили пять человек, каждый из которых представляет собой оригинальную, интересную личность. Различия между ни ми не сводятся только к личностным характеристикам, но прояв ляются и в стиле руководства, и в характере управления, и в об стоятельствах прихода к власти, и во времени пребывания у нее2.

На протяжении первого электорального периода – 1991– 1996 гг. – сменились три главы администрации, причем один из них – Н.Д. Егоров – занимал этот пост дважды. Своеобразие пе риода заключалось в принципе назначения губернаторов Прези См. подробнее: Магомедов А. Модернизационные вызовы и ответы правящей элиты Краснодарского края // Мировая экономика и междуна родные отношения. 2000. №1. С. 69.

Впрочем, такое положение вещей свойственно не только Красно дарскому краю, см., например: Кузьмин А.С., Мелвин Н.Дж., Нечаев В.Д.

Региональные политические режимы в постсоветской России: опыт типо логизации // http://www.politstudies.ru/fulltext/2002/3/11.htm;

Макаркин А.В.

Региональные политические элиты: смена поколений // http://www.politeia.ru/issues/info/21-98/makarkin.html.

дентом РФ, что изначально ставило их в зависимое от него поло жение и абсолютно независимое по отношению к электорату Ку бани. Следствием этого явилась лояльность политике федераль ного центра и возможность проникновения в высшие эшелоны российской власти. Изменение принципа формирования органов исполнительной власти в регионе привело к возрастанию роли электората в этом процессе и усилению политической оппозиции края центру.

Несмотря на некоторую непоследовательность Кремля в подборе кандидатур на пост главы администрации края в ходе первого электорального периода, курс, проводимый каждым из них, был в целом пропрезидентским, а их команды – продемокра тическими. Первый же всенародно избранный губернатор Н.И. Кондратенко был сторонником коммунистических сил, а его правительство нередко называют «красным»1. Ныне действую щий глава администрации А.Н. Ткачев стал, как представляется, фигурой компромиссной, устроившей и Москву, и региональную элиту. Курс, проводимый им и его командой2 и провозглашенный как продолжение прежнего, тем не менее имеет с ним мало обще го как в экономике, так и в политике. Недаром на Кубани мусси руются слухи о том, что А.Н. Ткачев пришел к власти только по тому, что Кремль посчитал его в состоянии переменить общест венно-политические симпатии населения Кубани и вырвать ее из цепи «красного пояса» России. Так или иначе, но нынешний гу бернатор не оппозиционирует себя Москве, поддерживает поли тику Президента Путина и даже приостановил свое членство в КПРФ.

Под основаниями межэлитных взаимодействий в данном случае будут пониматься стержнеобразующие элементы электо ральной деятельности политической элиты, ее групп. Ключевым На Кубани новое правительство // Кубанские новости. 1997. 9 янв.;

На Кубани создано «красное правительство» // Краснодарские известия.

1997 6 янв.

Впрочем, здесь уместно говорить о разных составах этой команды, так как за три года пребывания у власти окружение губернатора не раз претерпело серьезные структурные и кадровые изменения, что, кстати ска зать, не было свойственно администрации Н.И. Кондратенко.

звеном первого этапа электорального процесса на Кубани, как, впрочем, и в большинстве регионов Российской Федерации, яви лось выстраивание новых институтов государственной власти.

Поводом к этому послужили известные события августа 1991 г. в Москве, когда Государственным комитетом по чрезвычайному положению была осуществлена неудачная попытка государст венного переворота. Победившая сторона предприняла меры, на правленные на закрепление достигнутых успехов не только в центре, но и на местах. В итоге Краснодарский край стал первым субъектом Федерации, куда был назначен глава администрации, причем уже 24 августа 1991 г., т.е. день в день с появлением са мой этой должности. Им стал В.Н. Дьяконов, который в дни про тивостояния руководил деятельностью краевого комитета по за щите конституционного строя РСФСР;

ему и было поручено сформировать новый орган исполнительной власти – админист рацию края.

«Период 1991–1993 годов характеризовался активными структурными изменениями. Процесс структурирования админи страции края, а также сельских, районных и городских админист раций завершился в 1993 году, хотя некоторые изменения, не имеющие принципиального значения, происходили и позже. Ад министрация края, по существу, заменила собой исполнительный комитет Краснодарского краевого Совета народных депутатов»1.

Законодательная ветвь власти также подверглась ряду сущест венных изменений. Так, на первом этапе (1991–1993 гг.) ее струк тура претерпела реорганизацию, в целом аналогичную той, что происходила в исполнительной ветви власти, и главным ее ито гом стало разделение властей на исполнительную и законода тельную.

Другим стержнеобразующим элементом первого электо рального периода выступает противостояние исполнительной и законодательной власти в регионе, что основанием своим имело противоборство Президента Ельцина и Верховного Совета РФ.

Прилепский В.В. Краснодарский край как субъект Российской Фе дерации и его взаимоотношения с федеральным центром в 1991–1999 го дах: политический аспект: Автореф. дис.... канд. полит. наук. Краснодар, 2000. С. 15.

Октябрьские события 1993 г. повлекли за собой не просто рос пуск Верховного Совета РФ и прекращение деятельности Съез дов народных депутатов РФ и соответственно деятельности Краснодарского краевого Совета народных депутатов, но и изме нение всей системы формирования законодательных органов вла сти всех уровней. На Кубани таковым стало Законодательное Со брание Краснодарского края. Выборы в Собрание первого созыва в 1994 г. послужили началом реформирования законодательной ветви власти в регионе;

в его функции входили разработка и при нятие законов и иных нормативно-правовых актов краевого уровня1.

Исходя из этого и выстраивалась событийная история межэ литных взаимоотношений в ходе первого электорального перио да.

Возглавляя администрацию края, В.Н. Дьяконов проявил себя самым ревностным и старательным проводником радикаль ных реформ. Под его началом были разработаны документы по порядку приватизации, реформе здравоохранения, акционирова нию предприятий сельхозпереработки и по развитию фермерства.

Фермеры наряду с демократическими партиями и «белым» Ку банским казачьим войском Евгения Нагая были главной полити ческой опорой губернатора, опорой в условиях Кубани не самой надежной2. Однако очень скоро он столкнулся с недовольством и сопротивлением, его позиции не были прочны даже в собствен ной администрации. К противникам действующего губернатора перешел и председатель краевого правительства Николай Егоров, который в открытом письме обвинил его в «развале края»3. На сторону последнего встал и краевой Совет народных депутатов, Прилепский В.В. Краснодарский край как субъект Российской Фе дерации и его взаимоотношения с федеральным центром в 1991–1999 го дах: политический аспект: Автореф. дис.... канд. полит. наук. Краснодар, 2000. С. 16–18.

Салошенко В.Н. Председатели и губернаторы. Взаимосвязь времен, или Судьбы, жизнь и деятельность председателей Краснодарского крайис полкома, глав администраций (губернаторов) Кубани за 65 лет – с 1937 по 2002-й. Краснодар, 2002. С. 556–607.

См.: Комсомолец Кубани. 1992. 9 июня.

который выразил главе администрации недоверие и обратился к Президенту РФ с просьбой решить вопрос об отставке губернато ра. В итоге в декабре 1992 г. новым главой администрации был назначен Н.Д. Егоров, кандидатура которого устроила и прези дента, и крайсовет.

Н.Д. Егоров выступил восстановителем спокойствия и по рядка после радикальных реформ своего предшественника. При нем начала складываться жесткая административная система, была заморожена земельная реформа, стало действовать суровое миграционное законодательство, призванное оградить Кубань от избытка некоренного населения1. Дальнейшее развитие событий в Москве оказало серьезное влияние на расстановку политиче ских сил в крае. Поддержав Президента Ельцина в его борьбе с Верховным Советом в октябре 1993 г. и распустив краевой Совет народных депутатов, в мае 1994 г. Н.Д. Егоров ушел на повыше ние в Москву, став министром по делам национальностей и ре гиональной политике, исполнять же обязанности главы админи страции было поручено В.Ф. Гладскому.

Период «безгубернаторства» затянулся на неожиданно дол гое время, и только в августе губернатором края был назначен Е.М. Харитонов, глава администрации Курганинского района. По словам В.Н. Салошенко, назначению Харитонова предшествова ла активная закулисная борьба. Несмотря на ажиотаж, новый гла ва спокойно влился в команду, созданную предшественником, и намеревался продолжить его политическую линию в области ре гиональной политики и миграционных процессов, заявив, что ак тивно будет заниматься в первую очередь аграрным вопросом и борьбой с коррупцией2. Тем не менее на фоне незавершенной борьбы за власть он выглядел политическим «чужаком», по скольку не был связан с политическими и хозяйственными эли тами края. А ни к чему не обязывающая формула «стабильности См. подробнее: http://www.nns.ru/restricted/persons/egorovn5.html.

Салошенко В.Н. Председатели и губернаторы. Взаимосвязь времен, или Судьбы, жизнь и деятельность председателей Краснодарского крайис полкома, глав администраций (губернаторов) Кубани за 65 лет – с 1937 по 2002-й. Краснодар, 2002. С. 651–692.

как поступательного прогрессивного развития» стала главным приоритетом краевой администрации1.

В ходе электорального цикла 1994–1995 гг. были получены следующие результаты: на выборах в Законодательное Собрание Краснодарского края успеха добились левопатриотический блок «Отечество» и ЛДПР, менее удачно выступил поддерживающий администрацию блок «Кубань»;

выборы в ГД также прошли под знаком левых сил (табл. 2, 3). Из примечательных событий той кампании следует выделить победу А.Н. Ткачева, который по Тихорецкому ИО №43 обошел самого Н.И. Кондратенко. Этот факт становится тем более примечательным, что, спустя уже пять лет, последний среди прочих соискателей назвал Ткачева своим преемником, и на губернаторских выборах 2000 г. именно А.Н. Ткачев одержал относительно легкую победу.

Оказавшись в Москве, Н.Д. Егоров превратился в одного из самых заметных политиков страны. Первый год на посту замес тителя председателя Правительства, отвечающего за региональ ную политику, сделал его известным как идеолога чеченской войны, первые месяцы которой он был представителем президен та и руководителем федеральных органов власти в этой респуб лике. Однако после событий в Буденновске в июне 1995 г.

Н.Д. Егоров был уволен из правительства, впрочем, остался вбли зи президента в ранге советника по межнациональным отноше ниям. Затем последовал новый взлет: в январе 1996 г. его назна чили руководителем Администрации Президента, а Краснодар ский край одним из первых вслед за национальными республика ми подписал договор о разграничении полномочий с федераль ным центром2. И снова падение – после президентских выборов в Харитонов Е.М. Довольно споров о моделях развития. Пора сози дать нормальную жизнь // Российская Федерация. 1995. №15. С. 16–18;

Ха ритонов Е.М. Пора строить нормальную человеческую жизнь: Беседа с главой администрации Краснодарского края Е.М. Харитоновым // Красно дарские известия. 1995. 14 дек.

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами го сударственной власти Краснодарского края // Кубанские новости. 1996.

3 февр.;

Состав участников подписания Договора о разграничении предме июле 1996 г. изменившаяся политическая обстановка в стране вынудила его уйти из президентской администрации.

Вернувшись в Краснодар, Н.Д. Егоров провел серьезные за мены в краевой администрации и среди местного руководства1, стал много ездить по краю, часто бывать на людях2. Однако на выборах главы края в октябре 1996 г. ожидавшейся упорной борьбы не получилось. В первом же туре Н.И. Кондратенко набрал больше половины голосов, вдвое опередив соперника (табл. 5).

Выборы были признаны несостоявшимися, поскольку в них уча ствовало менее половины избирателей. Законодательное Собра ние решило задним числом снизить планку участия с 50 до 25%, чтобы не проводить повторные выборы, но действующий губер натор наложил вето на его решение. Результатом повторных вы боров, состоявшихся в декабре, стала безоговорочная победа Н.И. Кондратенко, а серьезно больной Н.Д. Егоров с десятикрат ным отставанием откатился на третье место (см. табл. 5).

По словам А.К. Магомедова, главным показателем разлада «политической машины» стала частая смена губернаторов;

в ито ге проводимая на Кубани политика оказалась крайне непоследо вательной, а правила политической игры – неотрегулированны ми. «Представляется, что к власти в регионе в указанный период пришли политические аутсайдеры, неспособные завершить или хотя бы придать смысл борьбе различных экономических и поли тических интересов. Возглавляемые ими администрации не обла тов ведения и полномочий между органами государственной власти Рос сийской Федерации и органами государственной власти Краснодарского края // Краснодарские известия. 1996. 2 февр.;

Харитонов Е.М., Беке тов В.А. Центр + регионы = Федерация // Вольная Кубань. 1996. 3 февр.

Скобелева Л. Николай Егоров начал с решительных действий // Краснодарские известия. 1996. 17 июля;

Бердникова Н. О правительстве Кубани и не только о нем // Кубанские новости. 1996. 23 июля;

Состав пра вительства Краснодарского края // Кубанские новости. 1996. 30 июля;

Его ров Н.Д. Я в этой должности работаю взахлеб: Интервью с губернатором края Н.Д. Егоровым // Краснодарские известия. 1996. 28 сент.

Сизов А. Губернатор едет в глубинку // Кубанские новости. 1996.

16 авг.;

Егоров Н.Д. Давайте научимся зарабатывать и расходовать деньги // Кубанские новости. 1996. 19 окт.;

Егоров Н.Д. Власть не должна быть провинциальной // Вольная Кубань. 1996. 20 сент.

дали главной характеристикой зрелой правящей элиты, то есть внутригрупповой солидарностью политического персонала как критерия высокоорганизованной власти. На Кубани не произош ла конвергенция двух слоев бизнес-класса – “старых хозяйствен ников” и “новых предпринимателей”»1. Это закрепило неопреде ленный и неустойчивый характер политической трансформации на Кубани.

Последствия такой политики были плачевными: богатейший потенциал Кубани и выгоды геополитического положения оказа лись потеряны. В пореформенные годы ни один из сменяющих друг друга губернаторов не сумел предложить реалистической инновационной стратегии развития региона, предпочитая доби ваться субсидий от центра. Данная ситуация привела к деграда ции даже традиционно сильного на Кубани аграрного сектора.

Лейтмотивом в заявлениях и действиях Н.И. Кондратенко стала тема нарастания катастрофических тенденций в России и в регионе. В документе кубанского правительства «О социально экономическом положении и программе первоочередных дейст вий администрации Краснодарского края» говорится: «Проводи мые в России и на Кубани в 1991–1996 гг. экономические рефор мы явились, по сути, механизмом разрушения и ухудшения оте чественной экономики». И далее: «Вся проводимая в России по литика является последовательным геноцидом российского наро да, осуществляемая в угоду и под непосредственным контролем транснациональных империалистических сил»2. Таким образом, им был взят курс на монополизацию системы распределения и свертывание экономических механизмов управления хозяйством.

Магомедов А.К. Краснодарский край в условиях геополитической и локальной конкуренции политических сил // Политические исследования.

1999. №5. С. 144–147. См. также: Орех Е.А. Региональные элиты России // http://www.soc.pu.ru:8101/publications/jssa/1998/4/orech.html;

Лапина Н., Чирикова А. Региональные элиты в РФ: модели поведения и политические ориентации. М., 1999. С. 72–103.

Кондратенко Н.И. Отступать дальше некуда // Кубанские новости.

1997. 18 янв.;

О социально-экономическом положении и программе перво очередных действий администрации Краснодарского края // Кубанские но вости. 1997. 11 февр.

Однако не все представители местной (региональной) элиты соглашались с таким положением вещей. Оппозицию губернато ру возглавил мэр Краснодара В.А. Самойленко, который выбрал другую тактику – двигаться в сторону совершенствования ры ночной инфраструктуры в рамках города вопреки экономическо му курсу команды Кондратенко в системе региона;

он выступал за широкое привлечение инвестиций и создание на территории края свободных экономических и таможенных зон1.

Таким образом, мэр Краснодара и губернатор Кубани обо значили два влиятельных центра власти в регионе. Борьба между ними и составила суть политического и особенно электорального процесса в период с 1997 по 2000 г. Другим стержнеобразующим элементом этого периода стало противостояние губернатора и федерального центра, которое носило вполне гласный характер и превратило Н.И. Кондратенко в фигуру федерального масштаба.

Прикладное, электорально выраженное оформление эта борьба приобретает в ходе федерального избирательного цикла 1999– 2000 гг. В итоге конфликт внутрирегионального характера ока зывается встроенным в противостояние по линии «регион – центр», а добавившийся политический игрок – глава местного самоуправления, заручившись поддержкой Москвы, активизиру ет новые каналы межэлитного взаимодействия и переводит кон фликт в иную плоскость (см. приложение)2.

1997 г. ушел на формирование команд и кристаллизацию собственных политических приоритетов администрации края и мэрии города. Совершенно логичным представляется в связи с исходными и политическими установками обоих лидеров ориен тация первого из них на глав администраций дотационных сель Где же свет в конце тоннеля? (О социально-экономическом поло жении края за 9 месяцев 1998 года) // Вольная Кубань. 1998. 11 нояб.;

Са мойленко В.А. Мы – организация людей дела // Вольная Кубань. 1999.

26 марта;

Он же: Формирование системы местного самоуправления в усло виях перехода к рынку (на пример города Краснодара): Автореф. дис. … канд. экон. наук. Краснодар, 1995.

Чернышев А.Г. Центр – провинция в региональном самосознании // http://www.politstudies.ru/fulltext/1999/3/9.htm.

ских районов, второго – на мэров городов-доноров1. Шла моби лизация как экономических ресурсов, так и конституционных возможностей2. Пробой сил стала попытка губернатора поставить под свой контроль местных руководителей: он внес в Законода тельное Собрание предложение об изменении Устава края, в слу чае принятия которого губернатор получил бы право лишать полномочий глав муниципальных образований. Однако в этом предложении содержался также пункт об особом порядке отстра нения от должности депутатов ЗСК, что и определило позицию депутатов. Другими словами, в первые месяцы правления Н.И. Кондратенко не удалось установить институциональный контроль над различными сегментами местной элиты3.

После периода накопления сил наметилось нарастание по литического соперничества в направлении явного раскола: выбор концепции развития края и ее реализация требовали перераспре деления местных ресурсов, а вместе с ними элитных позиций, по тенциалов и возможностей. Исходя из складывающейся ситуа ции, Самойленко формировал сильный политический центр го родского масштаба, способный составить конкуренцию и стать альтернативой краевой администрации. На достижение этой цели были направлены все его действия – и укрепление собственных позиций в местной политике (законодательно и информационно), и тесные контакты с московским мэром (сначала экономические, Лапина Н., Чирикова А. Стратегии региональных элит: экономика, модели власти, политический выбор. М., 2000. С. 67–106;

Бородулина Н.А.

Города-доноры: опора федерального Центра или источник региональных конфликтов? // http://www.politstudies.ru/fulltext/2002/6/12.htm.

Воронин С. Что нам ждать от правительства края? // Краснодарские известия. 1997. 10 янв.;

Алексеева С. Второе начало // Советская Россия.

1997. 25 янв.;

Груба И. Курс: максимально жесткий // Краснодарские из вестия. 1997. 8 февр.

Бекетов В.А. Ответственность вертикали: Беседа с председателем ЗСК Бекетовым // Литературная Кубань. 1997. 16–30 июня;

Кондратен ко Н.И. Разрушительные процессы, к сожалению, значительно опережают прозрение людей: Беседа с главой администрации Краснодарского края Н.И. Кондратенко // Кубань сегодня. 1997. 17 сент.

позже – политические), и деятельность в рамках Ассоциации го родов Юга России и т.д.1.

1998 г. открывает череду наступлений губернатора на глав местного самоуправления – это и попытка принятия законопро екта «О порядке досрочного прекращения полномочий выборно го лица местного самоуправления», и конфликт с мэрией города по поводу тарифов на коммунальные услуги, и освобождение от занимаемой должности мэра Новороссийска В. Прохоренко, по тенциального союзника краснодарского градоначальника2. Куль минацией первой стадии противостояния губернатора и мэра ста ли выборы в ЗСК, прошедшие в конце ноября 1998 г.

Предполагалось, что, несмотря на безусловное лидерство «Отечества» Н.И. Кондратенко, РНРП (партия Лебедя) и канди даты В.А. Самойленко получат существенное представительство в легислатуре края, но результаты оказались неожиданными. Аб солютное большинство получили сторонники губернатора: они стали полностью контролировать краевой парламент. Таким об разом, Н.И. Кондратенко получил полный контроль над законо дательной властью края3. Перевес, обозначившийся по итогам выборов, позволил губернатору повести наступление на главного оппонента – В.А. Самойленко, который на данном этапе сумел ответить только тем, что в результате изменений в Уставе Крас нодара зимой 1998 г. мэр города стал одновременно и председа телем городской Думы. Эта должность избавила его от неизбеж ного контроля со стороны представительной власти города. В См. подробнее: http://guests.iip.net/urc/agyr.htm;

http://kmorf.narod.ru/ 1 str-prav.htm.

Жицкий В. Хотели как лучше, а получилось как всегда, или Сколько раз можно наступать на одни и те же грабли // Краснодарские известия.

1998. 26 июня;

Магомедов А.К. Политическое лидерство и партийное строительство в российских регионах: к пониманию политических отно шений в переходном контексте // http://www.cfin.ru/ press/boss/2002 09/03.shtml;

Кондратенко Н.И. Я отстаивал и буду отстаивать интересы всех кубанцев // Кубанские новости. 1998. 4 авг.

Андреев А.П. Кубани нужна мощная, альтернативная «Отечеству»

политическая сила…: Беседа с депутатом ГД А.П. Андреевым // Красно дар. 1998. № 50. С. 4;

Список избранных депутатов ЗСК // Кубань сегодня.

1998. 2 дек.

итоге региональный политический процесс пошел в русле фор мирования «состязательного авторитаризма» между двумя влия тельными центрами власти. В 1999 г. начался законодательный натиск на местное само управление. В середине лета были внесены изменения в краевые законы «О местном самоуправлении в Краснодаре» и «О порядке отзыва депутатов представительных органов местного само управления и глав муниципальных образований в Краснодарском крае». А в конце года ЗСК по инициативе губернатора внесло из менения в краевой Закон «О выборах депутатов представитель ных органов местного самоуправления и глав муниципальных образований в Краснодарском крае». Теперь краевые власти мог ли отстранять от должности глав муниципальных образований в случае нарушения ими регионального законодательства и распо ряжений губернатора. Так, согласно новому закону на место от страненного от должности главы местного самоуправления пре емник должен был назначаться по представлению губернатора.

Кроме того, устанавливалось, что представительный орган мест ного самоуправления должен быть численностью от 50 до депутатов, что нарушало конституционное право местных сооб ществ самостоятельно определять численность своих представи тельных органов2.

Что же касается изменения закона, регламентирующего по рядок выборов главы местного самоуправления, то он, по сути, вводил антиконституционные ограничения избирательных прав.

В соответствии с ним одно и то же лицо не могло одновременно Прилепский В.В., Самаркина И.В. Демократические транзиты и ре гиональный социум (Краснодарский край) // Полития. Зима 2000–2001.

№4(18). С. 109–111.

Мамон Н. Политика государственного регулирования // Вольная Кубань. 1999. 27 июля;

Кондратенко Н.И. Никто и ничто не угрожает вам, Валерий Александрович: Беседа с главой администрации Краснодарского края Н.И. Кондратенко // Кубанские новости. 1999. 7 окт.;

Кондратен ко Н.И., Бекетов В.А. Обращение главы администрации Краснодарского края и председателя Законодательного собрания Краснодарского края (о несвоевременном проведении в г. Краснодаре кампании по организации «импичмента» в отношении мэра города В.А. Самойленко) // Кубань сего дня. 1999. 22 сент.

выдвигаться в качестве кандидата в депутаты представительного органа местного самоуправления и на должность главы муници пального образования. Для избрания на должность главы местно го самоуправления кандидат должен набрать более 50% голосов от списочного состава избирателей;

если же выборы не состоя лись, то второй тур не проводится. Вместо этого глава муниципа литета избирается депутатами представительного органа местно го самоуправления из числа своих коллег1.

Однако, встретив консолидированное противодействие час ти кубанской общественности, местных оппозиционных партий ных структур и корпуса глав местных администраций, а также почувствовав пристальное внимание со стороны Кремля, Цен тризбиркома и краевой прокуратуры, губернатор решил отсту пить. Депутаты сначала снизили планку процентной явки до 25%, а в апреле 2000 г. было снято ограничение на одновременное вы движение кандидата на выборах разного типа. При этом рамки численности депутатов представительного органа устанавлива лись в пределах от 30 до 100, причем за муниципалитетами при знавалось право самим определять численность своего предста вительного органа2. Таким образом, в результате длительной борьбы вокруг краевого законодательства о местном самоуправ лении победителем вышел все же В.А. Самойленко.

Очередным событием, которое должно было определить дальнейшие тенденции в позиционной войне городской и краевой администраций, стала федеральная парламентская кампания 1999 г.

Для губернатора эта кампания была поводом развить успех, достигнутый в ходе выборов в ЗСК, закрепить в сознании мест ных избирателей и федеральной политической элиты свой статус ключевой и самой авторитетной на Кубани политической фигу ры, способной кардинально влиять на электоральные предпочте Мамон Н. Главу можно избирать и всенародно. Если так решат де путаты… // Вольная Кубань. 1999. 28 дек.;

Автономов А.С., Захаров А.А., Орлова Е.М. Региональные парламенты в современной России. М., 2000.

С. 7–14.

Михайлов Р. Краснодарский край в 1999 – начале 2000 гг. // Регио ны России в 1999 г. Альманах. М., 2000. С. 214–216.

ния региона, причем не только административными ресурсами, но и за счет публичной поддержки. Все это приобретало особое значение ввиду предстоящих выборов Президента РФ, планиро вавшихся на лето 2000 г., а также губернаторских выборов, на значенных на конец 2000 г. Перед командой мэра стояли проти воположные цели: ему необходимо было компенсировать пора жение на выборах ЗСК и продемонстрировать свое политическое влияние и авторитет.

Итоги выборов в одномандатных округах в целом свиде тельствуют о победе губернаторской стороны (см. табл. 2, 3).

Вместе с тем в регионе, где партии власти традиционно не поль зовались особой популярностью, проправительственное «Единст во» показало достойный результат – 27,76% (КПРФ – 36,75%), а это больше, чем в целом по России. Высокий уровень популярно сти федеральной власти и лично В.В. Путина послужил соответ ствующим сигналом для политической элиты и в первую очередь для губернатора1. Досрочные президентские выборы, резко изме нившие политический ландшафт России, также повлияли на по ложение в Краснодарском крае. Победа исполняющего обязанно сти президента над лидером КПРФ Г.А. Зюгановым (53,9% про тив 32,4%) коренным образом сказалась на расстановке ведущих политических игроков (см. табл. 4).

Как и выборы в ГД, президентские выборы стали частью проводившейся обеими сторонами региональной кампании по изменению баланса сил на Кубани. В.А. Самойленко иницииро вал создание единой организационной структуры, способной консолидированно завоевывать голоса избирателей для и.о. пре зидента – Координационного совета общественно-политических объединений Кубани, куда вошли все нелевые силы региона.

Краснодарский мэр стремился максимально использовать ресурс популярности В.В. Путина против губернатора, он представал Турьялай С. Батька Кондрат призвал кубанцев голосовать за пат риотов // Комсомольская правда. 1999. 11 дек.;

Кондратенко Н.И. Встань те, граждане России, за Россию!: Обращение к землякам в преддверие вы боров в Государственную Думу // Правда. 1999. 16 дек.

как потенциальный проводник реформы системы государствен ной власти1.

Позиция Н.И. Кондратенко в ходе президентских выборов была скорее оборонительной: губернатор оказался в несколько затруднительном положении на фоне высокого уровня популяр ности в крае В. Путина. Он не только не представлял ничьих ин тересов в регионе, но даже отказался от практики своих традици онных обращений к избирателям с призывом голосовать за того или иного кандидата. В то же время на исходе избирательной кампании губернатор выступил с обращением к избирателям Ку бани, призвав их проявить максимальную активность в день вы боров, и даже заявил, что «руководить Россией должен человек, который не словами и обещаниями, а делами подтверждает свою заботу о народе»2. Такой же противоречивостью характеризова лось использование губернатором и административных ресурсов.

Так или иначе, но успех В. Путина на Кубани был поистине ог лушительным.

И наконец, последнее выборное состязание второго электо рального периода все расставило по своим местам. Выборы гу бернатора края и выборы глав местного самоуправления прово дились одновременно – 3 декабря 2000 г. Н.И. Кондратенко не стал выдвигать свою кандидатуру на следующий срок, мотивируя это плохим состоянием здоровья, и сам наметил возможных пре емников: Н.И. Хворостина, И.М. Петренко, В.В. Пушкин, В.А. Бекетов и А.Н. Ткачев. Однозначно ответить, почему Нико лай Игнатович отказался от выборов, имея стопроцентные шансы на успех, и почему, в конце концов, им окончательно был избран А. Ткачев, на данный момент не представляется возможным. Ве роятно, это результат некой договоренности с администрацией Президента Путина.

В самом деле, курс, проводимый Кондратенко, шел вразрез с курсом, намеченным президентом. И если при Ельцине подоб ный сепаратизм еще допускался, то В. Путин явно намеревался с См. подробнее: http://www.businesspress.ru/newspaper/article.asp?mId=1&aid=1341;

http://pubs.carnegie.ru/ books/2001/01np/pdf/0101np.

Михайлов Р. Краснодарский край в 1999 – начале 2000 г. // Регионы России в 1999 г. Альманах. М., 2000. С. 210–211.

этим покончить, вспомним хотя бы пакет реформ, предложенных еще в августе 2000 г. и направленных на укрепление вертикали власти в стране1. Фигура А.Н. Ткачева явилась, по сути, компро миссом, устраивавшим обе стороны. К моменту избрания у него уже был накоплен определенный опыт политической и хозяйст венной деятельности. В 1993 г. он стал генеральным директором предприятия АО «Агрокомплекс» и поднял на ноги убыточные хозяйства. Кроме того, дважды избирался депутатом ГД: сначала вошел в состав Комитета по бюджету, финансам, налоговой и кредитной политике, работал в аграрной фракции, а затем в 1999 г. возглавил Комитет по делам национальностей2.

Что же касается В.А. Самойленко, то он был снят с дистан ции буквально за несколько дней до дня голосования, поводом для чего послужил якобы подкуп избирателей. Вообще, в коман де мэра наметился разлад: перед выборами его покинул один из ближайших соратников – В.Л. Евланов, отвечавший за городское ЖКХ. В результате новым главой города стал Н.В. Приз, под держанный «Отчеством» Кондратенко и губернатором лично.

Итак, на первый взгляд может показаться, что из этой борь бы, шедшей с переменным успехом, победителем вышел все-таки Н.И. Кондратенко: ему удалось лишить опасного противника властных позиций в масштабах Кубани, к тому же и в городе, и в крае, в органах исполнительной и законодательной власти преоб ладали его сторонники. Однако события третьего электорального периода, действия нового губернатора, предпринятые им в 2001 – первой половине 2003 г., свидетельствуют об обратных тенден циях. Говорить о четко выраженных стержнеобразующих эле ментах электорального процесса на данном этапе не представля ется возможным, поскольку текущий период еще далек от завер шения: только что началась избирательная кампания по выборам депутатов Государственной Думы РФ, а фактически – третий фе деральный избирательный цикл, ход и результаты которого не Моммен А. Заявка Путина на власть: конец российского федерализма?

// http://www.politstudies.ru/fulltext/2000/5/7.htm;

Замятин Д.Н., Замятина Н.Ю. Пространство российского федерализма // http://www.politstudies.ru/ fulltext/2000/5/9.htm См.: http://admkrai.kuban.ru/governor/.

пременно отразятся на расстановке политических сил в регионе накануне выборов губернатора 2004 г. Поэтому сейчас можно де лать только промежуточные выводы, подводить окончательные итоги пока рано.

Став главой администрации в результате достигнутого ком промисса, А.Н. Ткачеву предстояло решить две задачи: с одной стороны, используя эффект популярности прежнего губернатора, постараться укрепить свой личный авторитет и заявить о себе как о самостоятельном политике, с другой – оправдать доверие Кремля и лишить прокоммунистические силы такого оплота, как Кубань (во всяком случае, характер действий губернатора не оп ровергает такого предположения). Для этого были предприняты и реформа правительства (структурная и кадровая)1, и реформа ЗСК2, и тем более «жест доброй воли» – назначение Н.И. Кондра тенко в Совет Федерации Федерального Собрания РФ представи телем от Краснодарского края. А.Н. Ткачеву удалось сделать да же то, чего не смог осуществить его предшественник: добиться как минимум лояльности большинства кубанских СМИ, устано вить институциональный контроль над городами Сочи и Ново российск, демократически избрав главами их администраций своих сторонников. Существенную роль в создании позитивного имиджа сыграли и внесистемные явления: обрушившаяся в 2002 г. на Кубань полоса неурядиц погодно-климатического ха рактера повлекла за собой тяжелые социально-экономические по следствия, удачное преодоление которых и позволило назвать А.Н. Ткачева по итогам года одним из лучших губернаторов Рос сии3.

Итак, лавируя между двумя полюсами – левыми симпатия ми электората и лояльностью федеральному центру, ныне дейст вующий губернатор Кубани в рамках первого этапа третьего электорального периода в целом добился решения поставленных Последние изменения в структуре администрации Краснодарского края см.: Кубанские новости. 2003. 26 авг.

См.: О выборах депутатов Законодательного Собрания Краснодар ского края: Федеральный закон от 9.06.2003 № 595-КЗ // http://krasnodar.cikrf.ru/laws.shtml?id=368.

См.: http://smi.kuban.info/navodnenie2002/august/ задач. Последние кадровые перестановки в администрации края объективно свидетельствуют об усилении позиций Кремля, о на поминании губернатору активизировать усилия не только в деле привлечения симпатий электората на сторону власти, но и в при глашении продемократически ориентированных политиков в свою команду. Впрочем, дальнейшие события, думается, все рас ставят по своим местам.

Таким образом, подводя итоги сказанного, необходимо вы делить следующие положения.

Во-первых, представляется, что в рамках первого электо рального периода завершилось институциональное простроение новой региональной политической системы, произошло оформ ление и содержательное складывание нового механизма внутри элитных и элитно-электоральных взаимодействий. В ходе второ го и начала третьего периода эти процессы получили дальнейшее продолжение, развиваясь с учетом существующей региональной специфики.

Во-вторых, стержнеобразующим элементом электорального (политического) процесса в первый период выступает противо стояние исполнительной и законодательной ветвей власти в ре гионе, особенно на его начальном этапе. Впрочем, это противо стояние носило более мягкий, порой кулуарный характер. По скольку глава администрации был лицом назначаемым, то прово димый им курс в целом отвечал положениям курса, проводимого федеральным правительством, а отношения между ними строи лись на принципах сотрудничества и взаимоподдержки. Парал лельно выстраивались и отношения между федеральной и регио нальной легислатурой. В итоге под воздействием событий в цен тре аналогичным образом складывались события в регионе.

Во втором периоде акценты меняются, и региональный электоральный процесс строится в основном вокруг конфликта между региональной властью и органами местного самоуправле ния. При этом первые начинают конфликтовать еще и с феде Викторова Н. Кубанский парламент прервал свои каникулы // Ку банские новости. 2003. 22 авг.;

Александр Ткачев поддержал партию пре зидента // Кубанские новости. 2003. 23 сент.

ральным центром, а вторые, наоборот, пытаются заручиться его поддержкой, что удается на втором этапе – в 1999–2000 гг. В от личие от первого, конфликт второго периода носит более ожесто ченный характер и получает публичную огласку (публичное про тивостояние). Особое значение приобретают электоральные со бытия, сами выборы носят знаковый характер. Таким образом, второй период следует признать более электорально значимым.

В начале третьего электорального периода новому главе ад министрации приходится лавировать между федеральным цен тром и региональной политической элитой, в которой преобла дают сторонники прежнего губернатора. Декларируя привержен ность старому курсу на словах, на деле он сначала избавился от опеки предшественника, реформировав правительство и Законо дательное Собрание края и таким образом укрепив собственные позиции, пришел к поддержке политики президента и даже всту пил в ряды сторонников «Единой России».

В-третьих, в сравнении с первым периодом, события и ха рактер которого роднили его с общероссийскими тенденциями начала 1990-х гг. (взять хотя бы должностное повышение губер натора Егорова), второй период был более регионализирован.

Российская политическая жизнь на первом его этапе во многом оценивалась сквозь призму противостояния федеральный центр – губернатор края, которого также рассматривали как фигуру рос сийского масштаба. Наконец, на этапе 1999–2000 гг. внутрире гиональный конфликт оказался встроенным в федеральную изби рательную кампанию, что в конечном итоге привело к ничейному результату: и мэр, и губернатор были удалены с политической сцены. Начало третьего электорального периода демонстрирует устойчивый интерес Кремля к развитию политической ситуации в Краснодарском крае. Это выражается в смене прежнего и под держке нынешнего руководства края. Действия же самого губер натора, предпринимаемые для укрепления своих позиций и рас крутки имиджа, становятся по сути тактической реализацией стратегической цели федерального центра, направленной на из менение существовавшего ранее на Кубани политического режи ма.

2.3. ЭЛИТНО-ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ:

ОСНОВАНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ В этом параграфе будет дан анализ другого участника элек торального взаимодействия – собственно электората Кубани, точнее, определены основания электоральной реакции на дейст вия и взаимодействия политической элиты края и страны. В связи с этим представляется необходимым обратить внимание на сле дующие ключевые моменты: во-первых, требуется выяснить уро вень электоральной активности населения и его институциональ ные выборные приоритеты;

во-вторых, следует определить, за ко го голосует электорат Кубани, каковы его партийно политические и идеологические предпочтения, с чем это связано.

В свою очередь, объясняя причины сложившегося положения вещей, вполне целесообразно: а) рассмотреть динамику измене ния предпочтений хронологически и сравнить показатели двух электоральных периодов;

б) выяснить характер политической культуры жителей региона;

в) определить особенности электо ральной географии Краснодарского края.

Край – один из самых крупных регионов страны по числу жителей (5124,4 тыс. чел., из них 3904,6 тыс. обладают избира тельными правами), уступающий только Москве с областью, и одновременно один из самых густонаселенных, при этом по пло щади территории он занимает всего 45-е место в России (76,0 тыс. кв. км). В его состав входят 38 районов, 26 городов, из них 15 краевого и 11 районного подчинения, 21 поселок город ского типа, 389 сельских административных округов, объеди няющих 1717 сельских населенных пунктов1.

До конца 1970-х гг. край был одним из самых сельских: го родские жители составляли меньше половины населения;

на г. – 2739,8 тыс. горожан против 2384,6 тыс. селян2. Для сельской местности характерны очень многолюдные, до десяти и более тысяч жителей, поселения – станицы, часть из них получила в свое время статус городов, нисколько не изменившись по сути.

См.: http://www.sfror.ru/r23.htm, http://www.krasnodar.intergrad.ru/.

См.: http://admkrai.kuban.ru/news/region/2003-19/9714.html.

Краснодар, на долю которого по предварительным итогам Все российской переписи населения 2002 г. приходится 644,8 тыс.

жителей (менее восьмой части всего населения края и чуть более одной пятой городского населения)1, по сравнению с другими ре гиональными центрами выглядит достаточно скромно;

впрочем, окончательное подведение итогов, вероятно, увеличит этот пока затель. Особой жизнью живет Черноморское побережье, порто вое и курортное, где расположены Сочи, Новороссийск и Туапсе.

С конца XVIII в. Кубань заселялась в основном запорож скими казаками, что наложило на местных жителей сильный от печаток украинской культуры. Сами кубанские казаки считают себя во многом самостоятельной группой, отличной и от украин цев, и от русских. Доля русских в сегодняшнем населении края выше средней по стране (87,9%)2, но национальный состав жите лей очень разнообразен: заметную долю составляют украинцы, а также армяне, адыгейцы, представители других кавказских наро дов, греки.

Миграционный прирост населения за последние годы в ре гионе превышает в 5–6 раз среднероссийские показатели и пре вращается в серьезную социальную проблему: осложняется жи лищный вопрос, растут дефицит рабочих мест, нагрузка на орга ны социального обеспечения, здравоохранения и т.п. Серьезные проблемы возникают также и в связи с миграцией из Закавказья курдов, армян, турок-месхетинцев. Жители и власти края отно сятся к прибывающим с большой настороженностью, видя в них угрозу своему благополучию и сложившемуся укладу жизни.

Миграционное законодательство края – едва ли не самое суровое в стране, а проблема защиты от мигрантов – одна из самых обсу ждаемых3.

Следует отметить, что финансовое положение Кубани в 1990-е гг. в целом соответствовало среднероссийским парамет рам. И хотя с 1994 г. край имел статус нуждающегося в поддерж ке, однако продолжает оставаться донором. В 1998 г. произошло См.: там же, http://www.regnum.ru/expnews/123489.html.

См.: http://kavkaz.memo.ru/reginfotext/reginfo/id/414600.html.

См.: Михайлов Р. Краснодарский край в 1999 – начале 2000 г. // Ре гионы России в 1999 г. Альманах. М., 2000. С. 198.

значительное снижение жизненного уровня населения. Реальные денежные доходы жителей края сократились на 15%, покупа тельная способность населения снизилась почти на все виды про довольственных и непродовольственных товаров и платных ус луг, уровень бедности вырос до 35% (в 1995 г. – 32%)1.

Последние два года характеризуются активизацией работы правительства края по увеличению доходной части консолидиро ванного бюджета для разрешения наиболее острых социальных проблем, выполнения приоритетных федеральных и краевых комплексных программ. Хозяйственный комплекс функциониро вал стабильно, позитивные изменения отмечены в большинстве основных отраслей. Валовой региональный продукт в 2002 г. пре высил 227 млрд р., а собственные доходы консолидированного бюджета доведены до 29,2 млрд р., что на 14,3 млрд р. больше уровня 2000 г. Таким образом, за последние два года доходы бюджета возросли в 2 раза и положительные тенденции в целом сохраняются. Успехи края в развитии экономики отмечены на федеральном уровне: край стал победителем Всероссийского конкурса «Золотой рубль» в номинации «Лучший субъект РФ по экономическим показателям за 2001 год»2.

Динамика предпочтений избирателей будет выражаться в показателях результатов голосований, которые демонстрируют различную степень поддержки представителей тех или иных по литических сил, защищающих конкретные партийные интересы и идеологические принципы, определенные направления путей развития страны и общества в целом (коль скоро именно выборы и референдумы были основной институциализированной формой обратной реакции электората на действия элит, власти, на проис ходящее в стране).

Итоги федеральных кампаний 1990-х гг. дают возможность уточнить тенденции изменения электоральных приоритетов с учетом фактора лидерства. Кубанцы явно воспринимают выборы президента как более важные для себя, так как голосуют гораздо См.: http://kavkaz.memo.ru/reginfotext/reginfo/id/414624.html.

Краснодарский край – территория экономического роста. Итоги со циально-экономического развития края в 2001–2002 годах. Задачи на год. Краснодар, 2002. С. 3–6.

активнее, чем на парламентских1. Например, на выборах 1996 г. яв ка составила в первом туре 67,31%, во втором – 65,21, в 2000 г. – 62,26, а на выборах депутатов Государственной Думы – 54, (1993), 60,74 (1995) и 58,57% (1999) соответственно (табл. 1).

Региональные выборы 1990-х гг. также отличаются от об щероссийских значительным падением активности граждан. Если в губернаторской кампании 1996 г. участвовали 48,63% кубанцев, а в кампании 2000 г. – 46,73, то на выборах в ЗСК в 1994 г. – только 39,78, а в 1998 г. – лишь 41,21% (табл. 1). Таким образом, в регионе прослеживается та же закономерность, что и в целом по России: выборы губернатора воспринимаются более значимы ми, нежели выборы депутатов краевой легислатуры.

Определяя характер электоральной реакции, необходимо рассмотреть следующие элементы, составляющие ее основания.

Реакция среды, как известно, может выражаться в поддержке, в требованиях или же в индифферентном отношении к происходя щему вообще2. Другими словами, речь идет если не о противо борстве, то, по крайней мере, о конкуренции элитных групп, что предполагает наличие хотя бы двух центров притяжения. В осно ве подобного противостояния могут лежат: а) межличностные отношения (в том числе на уровне команд);

б) принципиально иные взгляды на политическое и социально-экономическое раз витие региона (идеологические взгляды и профессиональные от ношения). Кроме того, межэлитные противостояния образуют различные конфигурации по линии «федеральный уровень – ре гиональный уровень – местный уровень», что также влияет на расстановку политических сил и отношение к ним электората в ходе электорального процесса. Таким образом, соотношение двух указанных векторов в конкретный политический период служит одним из оснований электоральной реакции.

Своеобразие первого электорального периода не позволяет в полной мере выявить значимость первого из указанных векторов.

В самом деле, принцип назначаемости органов исполнительной См. подробнее: Баранов А.В. Электоральная география Краснодар ского края // Человек. Сообщество. Управление. 2000. №3–4. С. 38–39.

Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997. С. 15–32.

власти в регионе препятствовал свободному волеизъявлению из бирателей, определению их отношения к власти. При этом следу ет иметь в виду, что конфликт между элитными группами (и лич ный, и профессиональный) в регионе был публичным, по крайней мере, на начальной стадии. Представляется, что отношение к первым трем губернаторам было далеко неоднозначным;

если к В.Н. Дьяконову оно было скорее негативным, что нашло отраже ние даже в народном фольклоре, то поддержка Н.Д. Егорова на этапе борьбы с предшественником и краевым Советом народных депутатов, выразившаяся в его победе на выборах в Совет Феде рации РФ в 1993 г., сменилась резким неприятием после возвра щения из Москвы1. Отношение же к политике и личности Е.М. Харитонова было в целом индифферентным.

Единственным индикатором ситуации на Кубани в этот пе риод стали разве что выборы 1994 г. – первые выборы в новый полноценный законодательный орган – Законодательное Собра ние Краснодарского края. Впрочем, фактическое распределение симпатий избирателей позволяет объединить их в единое логиче ское звено с первыми демократическими выборами в Государст венную Думу 1993 г.

Результаты первых региональных выборов – довыборов на родного депутата Верховного Совета РФ по Краснодарскому НТИО – продемонстрировали неприятие кубанцами курса губер натора Дьяконова и экономической политики правительства Гай дара (см. 2.2), столь резкого изменения привычных основ своей жизни. И хотя голосования 1993 г. дали некоторое увеличение поддержки власти, жители края были настроены более оппозици онно по отношению к ней, нежели в целом по стране. Так, в ап реле за доверие Президенту Б.Н. Ельцину проголосовали 53,8% (по стране – 58,7%), за одобрение проводимой им социально экономической политики высказались 49,3% (53,0%). На вопрос о проведении досрочных выборов президента положительно отве тили 36,6% (31,7%) и, наконец, за досрочные выборы народных Салошенко В.Н. Председатели и губернаторы. Взаимосвязь времен, или Судьбы, жизнь и деятельность председателей Краснодарского крайис полкома, глав администраций (губернаторов) Кубани за 65 лет – с 1937 по 2002-й. Краснодар, 2002. С. 608–651.

депутатов РФ проголосовало 40,7% (43,1%) избирателей1. В свою очередь, за проект новой Конституции в декабре 1993 г. снова было подано более половины голосов – 50,3% (54,4%)2. Однако следует отметить, что если на выборах в Совет Федерации был достигнут некий паритет – депутатами стали представитель дей ствующей власти Н.Д. Егоров (43,1%) и кандидат от оппозиции Н.И. Кондратенко (56,9%), то в нижней палате российского пар ламента делегация от края имела явно оппозиционный характер (см. табл. 2, 3). Итоги выборов по партийным спискам вообще продемонстрировали высокую поддержку кубанскими избирате лями сил националистического толка: ЛДПР по количеству голо сов заняла первое место в крае, набрав 24,8% и опередив даже коммунистов (16,4%)3.

Наконец, на выборах в Законодательное Собрание борьба развернулась между тремя силами: движением «Отечество»

(16 депутатов), которое объединило «народно-патриотические силы», объединением «Кубань» (9), отстаивавшим интересы краевой администрации, и региональным отделением ЛДПР (10);

КПРФ получила двоих представителей, а «Яблоко», ДВР и ПЭС – ни одного. В числе избранных депутатов было девять руководи телей сельских предприятий, восемь глав администраций, пять юристов, три врача и три казачьих атамана4.

Следует отметить, что дата выборов переносилась дважды;

причина переноса заключалась в политической ситуации, сло жившейся к середине 1994 г. Так, уже в феврале на политической сцене Кубани появилось краевое общественно-политическое движение «Отечество», одним из руководителей которого стал популярный Н.И. Кондратенко. В довольно короткий срок «Оте честву» удалось стать сильной и многочисленной организацией, ставящей себе целью победу на грядущих выборах. Администра ция края, выражавшая интересы федеральной исполнительной власти, не имела на тот момент реальной политической силы, См.: Кубанские новости. 1993. 7 мая.

См.: Кубанские новости. 1993. 18 дек.

Журавлева С. За что боролись? Послесловие к процессу // Красно дарские известия. 1993. 18 дек.

См.: Кубанские новости. 1994. 24 нояб.

способной соперничать на выборах с движением от оппозиции.

Именно поэтому сроки выборов оттягивались до тех пор, пока не было создано избирательное объединение «Кубань», призванное отстаивать позиции центризма1.

Одновременно состоялись выборы в местные представи тельные органы власти. На выборах в городскую Думу Краснода ра победу одержала ЛДПР, получившая 10 из 27 депутатских мест. Сторонники мэра В. Самойленко из блока «Наш город – наш дом» провели 4 депутатов, столько же досталось казакам, 2 места получило «Отечество»2.

Таким образом, первые электоральные состязания в новей шей кубанской истории прошли под знаком ЛДПР. И если ре зультаты думских выборов в целом не выбиваются из общерос сийских показателей (см. приложение), то успех партии на ре гиональных и местных выборах впечатляет. «Любое объяснение результатов декабрьских выборов в России должно начинаться с анализа ситуации в экономике. С января 1992 г. первое постком мунистическое правительство России приступило к осуществле нию программы экономических преобразований, наиболее рево люционной из тех, за которую когда-либо добровольно бралось современное государство. Как и все другие попытки перестроить экономическую систему и общество как таковое, эта программа вызвала рассогласованность, недовольство и неуверенность в бу дущем, то есть создала базу для оппозиционного голосования.

Индивиды, новые классы и социальные группы, выигравшие от политики реформ, составляют незначительное (и политически апатичное) меньшинство российского общества. Громадное большинство населения страны по-прежнему занято в сферах, созданных в советскую эру, и полагается на государственные службы социальной защиты, учрежденные тогда же… Кроме то го, крушение советской империи, сочетавшееся с экономически ми неурядицами, дало толчок к появлению партий и движений, стоящих на более радикально националистических позициях, чем Михайлов Р. Краснодарский край в 1999 – начале 2000 г. С. 220.

См.: Кубанские новости. 1994. 24 нояб.

это было в Восточной Европе»1. Адаптировав риторику В.В. Жи риновского к конкретным условиям, сложившимся в Краснодар ском крае в первой половине 1990-х гг., в частности, пограничное положение, близость горячих точек, наплыв мигрантов, ущемле ние национальных чувств коренного населения и т.д., можно про яснить мотивы, побудившие кубанцев сделать такой выбор, – бы ли предложены простые радикальные способы решения острых проблем.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.