авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Комитет по культуре и туризму администрации Архангельской области

Экология культуры. 2001 № 2 (22)

Информационный бюллетень

Архангельск 2001

ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ № 2 (22) 2001 года

Специализированное издание. Издаётся с 1997 года.

Главный редактор:

Лев Востряков, кандидат политических наук, г.Архангельск

Заместитель главного редактора, ответственный секретарь

Анатолий Глущенко, г.Архангельск Заместители главного редактора:

Александр Давыдов, кандидат исторических наук, г.Архангельск Галина Лаптева, г.Архангельск Редакционная коллегия:

Валентина Бедрина, г.Архангельск Владислав Голдин, доктор исторических наук, г.Архангельск Александр Голышев, доктор культурологии, г.Псков Виктор Клюковский, г.Архангельск Дмитрий Козко, г.Архангельск Николай Никишин, кандидат географических наук, г.Москва Павел Сидоров, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАМН, г.Архангельск Александр Тутов, г.Архангельск Юрий Шубин, г.Великий Новгород Павел Шульгин, кандидат экономических наук, г.Москва Феликс Юдахин, доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАН г.Архангельск Ответственный за выпуск:

Николай Нифадьев, г.Архангельск Координаты редакции Адрес 163061 г.Архангельск Пр.Троицкий, 49- Факс (8182) 43 80 E-mail galina_lapteva@hotmail.com, vostriakov@dvinaland.ru Издание осуществлено в рамках реализации проекта «Информационная поддержка культурных проектов в Архангельской области»

Издано при поддержке Института «Открытое общество» (фонд Сороса) Россия © Информационный бюллетень лаборатории экологии культуры Института экологических проблем Севера УрО РАН и информационно-полиграфического центра культурной деятельности комитета по культуре и туризму администрации Архангельской области, 1997– © Оригинал-макет Н.Ю.Нифадьев, 1999- Научно-практическая конференция «Культура и медиа:

вступая в XXI век»

24 – 25 января 2001 года в г.Архангельске при поддержке Министерства культуры Российской Федерации прошла научно-практическая конференция «Культура и медиа: вступая в XXI век», организованная комитетом по культуре и туризму администрации Архангельской области и призванная содействовать развитию основанной на современных Интернет технологиях информационной идентичности территорий Северо-западного региона России.





Конференция поставила ряд проблемных вопросов, среди которых: развитие качественно новых форм информационного и культурного пространства Российской Федерации;

межрегиональное культурное сотрудничество в условиях информационной проницаемости;

глобализация культуры и глобальные информационные технологии;

взаимодействие и противоречия культуры и медиа в создании имиджа территорий и поддержке идентичности;

региональная культурная информация в национальных средствах массовой информации;

информационный менеджмент и другие управленческие технологии в культуре.

Новизна проекта, связанного с проведением конференции, – в сочетании информационного ресурса и информационной инфраструктуры, способствующих образованию сети и появлению сетевого способа передачи культурной информации.

Проведение конференции, посвященной проблеме синтеза культуры, масс-медиа и телекоммуникаций, призвано способствовать решению таких стратегических задач, как сохранение на электронных носителях исторического и художественного наследия;

обеспечение равного доступа к культурным ценностям для граждан вне зависимости от географической удаленности от традиционных культурных центров;

развитие сетевого взаимодействия в сфере культуры удаленных от центра городов и населенных пунктов Северо запада России.

Руководитель конференции – Л.Востряков, председатель комитета по культуре и туризму администрации Архангельской области, кандидат политических наук.

Научные руководители конференции – А.Голубовский, вице-президент фонда «Образование в третьем тысячелетии», кандидат искусствоведения;

В.Дукельский, ведущий научный сотрудник лаборатории музейного проектирования НИИ культурологии МК РФ и РАН, кандидат исторических наук.

Участники конференции – 188 человек, в том числе представители:

– Министерства культуры Российской Федерации;

– территорий-членов координационного Совета по культуре ассоциации «Северо-запад»

из Вологодской, Мурманской, Тверской областей, республик Карелия и Коми;

– территорий-членов Баренцева Евро-Арктического региона из провинций Норрботтен (Швеция), Лапландия (Финляндия);

– Сербии, Хорватии;

– Института «Открытое общество» (фонд Сороса) Россия;

– средств массовой информации Архангельской области (газет «Архангельск», «АТК Известия», «Волна», «Правда Севера», «Троицкий проспект»;

телекомпаний «Поморье», «АМТ-Студия», ТВ-Центр», ТВ-6»);

– газеты «Известия» (ведущий обозреватель отдела культуры О.И.Кабанова), телеканала «Культура» (руководитель отдела спецпроектов главной редакции информации А.Райкин);

– науки, ВУЗов и средних специальных учебных заведений культуры;

– сферы культуры Архангельской области (руководители органов управления культуры муниципальных образований, руководители и сотрудники библиотек, музеев) и др.

Работа конференции осуществлялась в виде пленарного заседания, двух секций и трёх мастерских.

На пленарном заседании с докладами выступили: Т.Абанкина – ведущий научный сотрудник Института теории архитектуры и градостроительства, кандидат экономических наук (г.Москва);





С.Клякич – редактор газеты «Политика» (г.Белград, Сербия);

Т.Линд – управляющий директор проектного бюро «Арра» (г.Лулео, Швеция);

С.Ляпин – начальник управления информационных разработок Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова, кандидат философских наук (г.Архангельск);

М.Опенков – заместитель заведующего кафедрой Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова, доктор философских наук (г.Архангельск);

А.Райкин – руководитель отдела спецпроектов главной редакции информации канала «Культура» (г.Москва);

Т.Румянцева – заместитель главы администрации Архангельской области;

Т.Стоянович – журналист (г.Белград, Сербия);

С.Шишкин – член совета директоров Института экономики переходного периода, доктор экономических наук (г.Москва);

П.Шрамадей – ведущий научный сотрудник Института международных отношений (г.Загреб, Хорватия);

В.Шученко – декан факультета русской культуры Санкт-Петербургской государственной академии культуры, доктор философских наук.

На двух секциях – «Медиа: новая сеть контактов» (руководитель А.Голубовский, вице президент фонда «Образование в третьем тысячелетии», кандидат искусствоведения) и «Информационные технологии и культура» (руководитель В.Дукельский, ведущий научный сотрудник лаборатории музейного проектирования НИИ культурологии МК РФ и РАН, кандидат исторических наук) – с докладами выступили Б.Аракчеев – директор Государственного музея истории г.Санкт-Петербурга;

Т.Глухих – заведующая сектором по связям с общественностью Архангельской областной научной библиотеки имени Н.А.Добролюбова;

И.Губина – директор музыкального лицея Баренцева региона (г.Архангельск);

А.Давыдов – заведующий лабораторией охраняемых природных территорий и экологии культуры Института экологических проблем Севера УрО РАН, кандидат исторических наук (г.Архангельск);

Н.Дранникова – заведующая лабораторией фольклора Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова, кандидат филологических наук (г.Архангельск);

С.Инкинен – директор организации «Активист» (г.Рованиеми, Финляндия);

М.Калужский – директор программы «Поддержка российских СМИ» Института «Открытое общество» (фонд Сороса) Россия;

А.Карманов – директор Российского музыкального информационного центра (г.Москва);

К.Лайне – генеральный секретарь Совета по искусству провинции Лапландия (г.Рованиеми, Финляндия);

В.Г.Лебедева – декан гуманитарного факультета Санкт-Петербургской лесохозяйственной академии;

А.Лиллестром – студент Лапландского университета (г.Рованиеми, Финляндия);

С.Лиллестром – декан факультета культуры и медиа Кеми-Торнио Политехник (Финляндия);

М.Лопаткин – генеральный директор Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника (Архангельская область);

Е.Маркова – заместитель директора Архангельской областной научной библиотеки имени Н.А.Добролюбова;

М.Межуев – заместитель главы администрации муниципального образования «Вельский район»

(Архангельская область);

К.Наседкин – заместитель директора государственного Дарвиновского музея (г.Москва);

Ю.Неруш – заместитель директора Сургутского художественного музея, член координационного Совета ассоциации «Открытый музей», член редакционной коллегии вестника ассоциации «Открытый музей»;

Н.Никишин – заведующий лабораторией музейного проектирования Научно-исследовательского института культурологии МК РФ и РАН, кандидат географических наук (г. Москва);

Е.Холодкова – руководитель web лаборатории Петрозаводского государственного университета (Республика Карелия).

Завершили конференцию мастерские «Культурный обмен через Интернет» (П.Шрамадей, ведущий научный сотрудник Института международных отношений, г.Загреб, Хорватия), «PR и культурные проекты» (А.Голубовский, вице-президент фонда «Образование в третьем тысячелетии», кандидат искусствоведения), «Интернет в музее и библиотеке» (А.Лебедев, главный научный сотрудник лаборатории музейного проектирования НИИ культурологии МК РФ и РАН, доктор искусствоведения).

По окончании конференции состоялось совещание руководителей органов управления культуры муниципальных образований и два круглых стола директоров музеев.

В совещании приняли участие Т.Абанкина – ведущий научный сотрудник Института теории архитектуры и градостроительства, кандидат экономических наук;

Т.Гудима – старший инспектор юридического отдела МК РФ;

Л.Домрачева – главный специалист отдела культурного и регионального сотрудничества департамента науки, образования и развития социально-культурной инфраструктуры МК РФ, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры Российской Федерации;

А.Колупаева – начальник отдела музеев МК РФ;

С.Шишкин – член Совета директоров Института экономики переходного периода, доктор экономических наук.

Ведущими круглых столов были А.Колупаева – начальник отдела музеев МК РФ;

В.Дукельский – ведущий научный сотрудник НИИ культурологии МК РФ и РАН, кандидат исторических наук;

Н.Никишин – заведующий лабораторией музейного проектирования НИИ культурологии МК РФ и РАН, кандидат географических наук.

В настоящем бюллетене публикуются тексты приветствий участникам конференции А.Ефремова – главы администрации Архангельской области и В.Фортыгина – председателя областного Собрания депутатов, доклады и выступления участников конференции, а также информация о работе секций и мастерских.

Приветствие главы администрации Архангельской области А.А.Ефремова участникам конференции «Культура и медиа: вступая в XXI век»

От всей души приветствую участников конференции и гостей города Архангельска в поморском крае, на родине первого российского ученого М.В.Ломоносова, жившего для будущего России!

Сегодня, в самом начале нового тысячелетия, века информационного общества, как никогда важно оценить значение тех изменений, которые несут нам информационные и коммуникационные технологии.

Новые реалии приводят нас к осознанию необходимости поиска новых подходов к проблеме возрождения Русского Севера. Значительные изменения, происходящие в России как на политическом уровне, так и в области экономики, рожденная на основе развития информационной технологии культурная промышленность, развивающийся туризм, новые средства взаимодействия, такие, как Интернет, выдвигают перед нами новые вызовы и предлагают новые возможности для развития. Увеличилось значение культуры в качестве основного средства регионального развития, уменьшения социальных угроз и укрепления культурной самобытности.

Культура – это отражение особенностей развития региона, являющихся его достоянием и требующих бережного отношения со стороны общества. Огромное влияние на культуру каждого региона оказывают масс-медиа.

Уникально, но до сих пор не востребовано в информационном пространстве историко культурное наследие Европейского Севера России. Улучшение сотрудничества культурного сектора и средств массовой коммуникации, объединение усилий по освоению новых информационных технологий, уверен, восполнит этот пробел.

Новая стратегия развития – это стратегия сотрудничества. Информационный обмен является одной из основных форм установления и расширения прямых контактов с возможными партнерами, формирования региональной инвестиционной политики, создания положительного как для проживания, так и для посещения образа региона.

Наша политика направлена на развитие партнерских отношений с территориями Северо Запада России и Баренцева Евро-Арктического региона с применением базирующихся на освоении новых информационных технологий форм сотрудничества.

Проведение конференции, убежден, поможет решению стратегических задач, решаемых в новом веке на Русском Севере.

Глава администрации А.А.Ефремов 24 января 2001 года г.Архангельск Приветствие председателя областного собрания депутатов В.С.Фортыгина участникам конференции «Культура и медиа: вступая в XXI век»

Приветствуя участников конференции «Культура и медиа: вступая в XXI век», выражаю надежду на то, что конференция, призванная содействовать развитию основанной на современных Интернет-технологиях информационной идентичности Европейского Севера России, его интеллектуального потенциала, информационной культуры, послужит началом осмысления положительного опыта, имеющегося в сфере использования новейших информационных и коммуникационных технологий, для становления региона как суверенной части России;

наметит новые пути развития культуры и ее ресурсного обеспечения с учетом новых возможностей, возникающих в связи с внедрением передовых информационных и сетевых технологий;

поможет укреплению и расширению взаимовыгодных контактов и партнерских связей Северо-запада России с сопредельными регионами зарубежных стран.

Председатель областного собрания В.С.Фортыгин 24 января 2001 года г.Архангельск Тамара Румянцева Культура как фактор развития Уважаемые участники конференции «Культура и медиа: вступая в XXI век», уважаемые гости Архангельска!

Убеждена, не случайно новый год нового века нового тысячелетия мы начинаем конференцией, посвященной одной из самых актуальных проблем – развитию глобальных средств коммуникации и признанию права культур быть разными. Не случайно конференция проходит именно в Архангельске, на Русском Севере, в регионе богатой культурной идентичности.

Развитие новейших информационных технологий в конце XX века оказало существенное влияние не только на традиционные формы художественной жизни, но и на современные масс медиа, которые обеспечивают доступ к практически не ограниченному рынку современных информационных услуг.

Наверное, никакая другая сила сегодня не имеет такого огромного влияния на все сферы общественной жизни, как средства массовой коммуникации. Но восприятие обществом своего будущего определяется культурными факторами. Культура является источником осмысления человеком своего места в мире, она способствует взаимопониманию и обеспечивает сосуществование.

Именно культуру – наряду с образованием и языком – назвал в качестве основных приоритетов государственной политики Президент России В.В.Путин.

Северо-западный регион России представляет, с одной стороны, периферию цивилизации, с другой – территорию с традиционными культурными ценностями, имеющими глубокие исторические корни. Особый ресурсный потенциал его социально-экономического развития составляют рекреационные возможности, колоссальные культурные и духовно-исторические ценности. Достаточно сказать, что именно в Архангельской области находятся лучшие образцы русского деревянного зодчества. Памятники Соловецкого историко-архитектурного и природного музея-заповедника и музея деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы» признаны особо ценными объектами культурного наследия народов России. В Список объектов всемирного историко-культурного наследия ЮНЕСКО включен ансамбль памятников Соловецкого архипелага.

Еще совсем недавно мы жили для культуры, дававшей чувство обладания истинными ценностями и ощущение возможности в любой момент вернуться к надежным формам бытия.

Новое искусство отличается от традиционного тем, что изменилось отношение к нему личности. Искусство уже не может нести на себе груз жизни.

Отмахнуться от прошлого нельзя. Но, спасая самобытность культуры, мы не можем сохранить ее в неприкосновенности. Нужно думать о молодом поколении, которое живет на этой земле, в этой части мира, страны, о поколении, устраивающемся для жизни, для которого будущее – не пустой звук, а ежедневное настоящее.

Эти проблемы еще только осмысливаются нами. А пока старинные города и деревни Русского Севера не имеют возможности использовать наследие на благо своего развития.

Находясь в начале своего развития и ориентируясь в основном на выездной туризм, мало что дает региону туристический комплекс. Культурное сотрудничество осуществляется преимущественно в виде «торговли» культурным сырьем.

Новая ситуация в политической и экономической жизни страны принципиально изменила подход к вопросам культурного развития, позволила рассматривать сферу культуры как важнейший социальный фактор, а для Северо-запада России – как стратегический ресурс развития.

В законе «О политике в сфере культуры Архангельской области» заложены основы новой социокультурной политики, определившие основные функции культуры: экологическую функцию, функцию психологической поддержки и адаптации к новым реалиям, функцию создания благоприятного образа региона.

Но для использования наследия в качестве движущей силы развития должны быть созданы необходимые условия.

Одна из актуальных проблем Русского Севера – формирование инвестиционной политики.

Серьезные возможности для ее решения может предложить культура. Располагая мощным Тамара Дмитриевна Румянцева – заместитель главы администрации Архангельской области.

культурным потенциалом, Русский Север является перспективной территорией для развития культурного туризма как средства формирования его привлекательного образа. Подобный путь в какой-то степени новый для нас, но он пройден другими странами и достаточно реален.

Наиболее ярко проявилась роль культуры как фактора развития на примере международного культурного сотрудничества европейского Севера России в рамках Баренцева Евро-Арктического региона. Она способствует обеспечению мирного сосуществования в регионе, объединению возможностей для его развития как территории, привлекательной для проживания, совместному выходу на внешний рынок, привязке культурных проектов к экономической деятельности.

Наглядным результатом, сотрудничества стало привлечение финансовых средств Министерства окружающей среды Норвегии на реставрацию памятников Соловецких островов и Кенозерского национального парка, содействие партнеров по Баренцеву Евро-Арктическому региону в разработке проектов развития культурного туризма на Европейском Севере России.

Коммюнике международной конференции «Баренцево сотрудничество в сфере культуры на пороге XXI века. Итоги и приоритеты», которая состоялась в г.Архангельске в 1998 году, провозгласило идею превращения Баренцева региона в созидающую и привлекательную территорию Европы, открытую для инициатив, определив культуру в качестве коммуникации, формирующей атмосферу доверия.

Никакое событие культурной жизни не сможет стать подлинным событием без масс-медиа:

они меняют наше представление о мире и устройстве нашей жизни.

В свою очередь, культура является источником нового мышления для средств коммуникации. Можно предположить, что в информационном бизнесе будет прежде всего развиваться сектор культурной и интеллектуальной информации. В связи с этим крайне важной представляется кооперация усилий региональных средств массовой коммуникации и культуры.

Сочетание информационного ресурса (культура) и информационной инфраструктуры (масс медиа) должно способствовать образованию сети и появлению сетевого способа передачи информации.

В Архангельской области существует система государственных, муниципальных и негосударственных средств массовой коммуникации. С крупнейшими из них, например, государственной телерадиокомпанией «Поморье», Архангельской телевизионной компанией (АТК), сложились серьезные взаимоотношения. Они помогают нам делать фольклорные фестивали, праздники, музейные выставки достоянием всей области.

Мир медиа – это революция в способах освоения культурных ценностей, передачи их между поколениями и людьми, в возможностях доступа к информации. К сожалению, мы пока слабо ощущаем динамику этой революции. Причины носят не столько технологический, сколько психологический характер.

С одной стороны, культурное пространство Северо-Запада России радикально расширилось, с другой – глобально значимое влияет на этническое, являющееся важным ресурсом выживания в условиях Севера.

Сохранение этнической идентичности и расширение культурного пространства посредством медиа – два среза современности, которые нуждаются в осмыслении.

Ценности культуры не погибли, но стали другими. Духовная атмосфера, культурная самобытность еще надолго останутся нашей единственной возможностью создать надежную почву под ногами, построить соседские отношения, научиться совместному обитанию на земле.

Можем ли мы еще довериться почве под ногами, где ощущаем себя как дома? Способен ли Русский Север стать таким, чтобы по нему можно было чувствовать ностальгию?

Поиск ответов на эти вопросы для нас очень важен. Поэтому проведение конференции, посвященной проблеме синтеза культуры и медиа, убеждена, внесет существенный вклад в решение проблемы этнической специфики в современной культуре, формирование с помощью современных Интернет-технологий информационной идентичности на Северо-Западе России.

Владимир Щученко Вечное настоящее культуры Мне хотелось бы объяснить само название доклада. Здесь есть два смысловых центра.

Первый. Культура является вечной в том смысле, что само её предназначение заключается в том, чтобы ценности её сохранились в памяти поколений.

Второй. Культура по природе своей – начало духовное, и в этом смысле она устремлена к вечному, к абсолютным ценностям, к абсолютным идеалам, к вере и духу предков.

Хотелось бы обратить внимание на важность и актуальность проблемы национальной культурной политики. Эта тема, как мне кажется, не является случайной. Она сегодня для нас чрезвычайно остра, поскольку мы оказались в очень серьёзном положении, не только материальном, но и духовном. Необходима взвешенная, продуманная, национально ориентированная политика, которая учитывала бы, с одной стороны, необходимость сохранения вечного общечеловеческого, а с другой – способность проявить себя творчески в ситуациях непредсказуемых событий, серьёзных происшествий, которые опережают нас, необычайно сильно тревожат каждый день. Хотя культура и устремлена к вечному, её предназначение в сохранении этого вечного в самобытных исторических формах, в т.ч.

национальных.

Культура и медиа имеют для нас особое значение, так как мы находимся не в ситуации спокойного гармоничного развития, а в ситуации, когда линии исторического развития ещё не сформировались. В этом смысле мы нуждаемся в стабилизирующих началах. Именно поэтому проблема вечного, духовного, проблема традиций приобретает для нас особое значение. Вера, память и традиция – это и есть те стабилизирующие начала, которые позволяют иметь твёрдую ориентацию в этом весьма изменчивом и, может быть, непонятном мире. Там, где сильно проявляют себя процессы хаотичного порядка, где цивилизованная упорядоченность является шаткой, слабой, именно там обращение к спасительной силе духа и силе духовных параметров оказывается существенно необходимым.

Народ имеет не только физическое, но и духовное здоровье, народ должен иметь свою веру, памятники, свои идеалы. Даже рынок невозможен без серьёзной духовной подпитки. Но наш рынок не имеет достаточно сильного нравственного ядра.

Необходимы изучение национальных истоков и отказ от бездумного использования опыта западного мира. Необходимо учитывать менталитет русского и других народов России, которые существенно отличаются друг от друга. Специалисты пишут о том, что можно говорить о некоторых исторических особенностях практицизма русских – всё это также надо учитывать. Надо учитывать суровость окружающей среды в России. Для регионов, подобных Русскому Северу, это имеет огромное значение. Русские в большей степени тяготеют к корпоративным формам труда. И это, конечно, надо использовать.

В нашей духовной жизни мы наблюдаем рационалистический сдвиг, движение к осмысленному порядку. Идея порядка становится для нас не просто идеей, которая навязывается извне, а известным нравственным императивом. Мы в глубине души понимаем, что необходимы рационализм, деловитость, упорядоченность жизни, деятельности.

Совершенно ясно встал вопрос о необходимости усиления роли религиозного фактора, роли православия. Это не только необходимость, это реальная действительность.

Огромную роль играет сегодня формирование новой воспитательно-образовательной системы. Но мы не до конца понимаем, что образование и воспитание не существуют в отрыве друг от друга. Они составляют единую воспитательно-образовательную систему.

Если говорить о парадигмах воспитательно-образовательной системы XXI столетия, можно сказать следующее: никакой экономики мы никогда не построим, никакого рационального порядка мы создать не сможем до тех пор, пока не определимся с парадигмой духовности. Если не будет духовности, как сказал один русский писатель, общество может превратиться в идеальный гигиенический свинарник, где свежевымытые противоперхотным шампунем поросята дружным хрюканьем встречают автоматически подаваемую в корыто еду.

Говоря о компьютеризации нашей жизни и новых информационных технологиях, мы не должны забывать о том, что за всем этим стоит, зачем это делается, каковы, в конечном счете, цели этих действий.

Владимир Александрович Щученко – декан факультета русской культуры Санкт Петербургской академии культуры, доктор философских наук.

Россия вошла в ситуацию неустойчивого развития. Мы должны учить детей пониманию действительности, творческому подходу к делу. Необходимо также подчеркнуть роль и значение российского и русского элемента в школе.

Мы должны понимать, что традиции нужны не просто для решения внешних культурных задач. Они нужны для того, чтобы понять собственную самобытность, а самое главное – понять ситуацию, в которой мы сегодня оказались.

Томас Линд Баренцево сотрудничество в сфере культуры: надежды и перспективы Я рад, что присутствую на конференции и имею возможность выступить перед ее участниками, рассказать о культурном Баренц-сотрудничестве Архангельской, Мурманской областей, Республики Карелия, Ненецкого автономного округа России, финских провинций Лапландия и Оулу, шведских – Норрботтен и Вестеррботтен, норвежских губерний Нурланд, Тромсе, Финмарк.

Основной целью этого сотрудничества является повышение стабильности и безопасности в Баренцевом Евро-Арктическом регионе, содействие его экономическому и культурному развитию.

Для того, чтобы реализовать эту цель, был создан комитет по культуре Баренцева региона, определены основные направления культурного сотрудничества. Это:

– объединение культурных сил и организаций для того, чтобы сохранить стабильность в регионе;

– усиление культуры как средства экономического развития региона;

– стремление сделать Баренц-регион видимым, узнаваемым культурным центром на Европейском континенте;

– установление новых связей, способствующих совершенствованию компетенции и расширению знаний в сфере культуры и искусства.

Начав с нуля в 1993 году, к 2000 году комитет по культуре Баренцева Евро-Арктического региона принял более 400 решений по различным культурным проектам.

Практически каждая область культуры и искусства представлена в Баренц-регионе.

Особенно успешные примеры можно привести в области изобразительного искусства, литературы, танца, музыки.

Целью проектов Баренц-культурной программы действий является укрепление связей между участниками, создание сети партнеров, а также улучшение их знаний в области маркетинга, финансирования, менеджмента.

В чем будущее Баренц-культурного сотрудничества? В 1998 году здесь, в Архангельске, состоялась конференция министров культуры северных стран. На ней была сформулирована новая культурная политика «Северное возрождение», ставшая главной целью совместного сотрудничества на пороге третьего тысячелетия. Эта культурная политика базируется на:

– приоритетах приграничных контактов, – поддержке культурной деятельности, направленной на совместные проекты, – представлении Баренц-региона в различных контекстах и усилении международных культурных связей, – развитии Баренц-региона как динамичного культурного региона.

Конференция министров подчеркнула в качестве приоритета необходимость создания общего информационного поля и соответственных компьютерных сетей.

Мне кажется, что ключевой вопрос для будущего Баренц-региона, его территорий: как сделать регион привлекательным, особенно для молодежи? Пока мы видим, что люди уезжают из Баренц-региона, особенно молодые люди.

Привлекательность региона зависит от его имиджа. Культура и культурное развитие будут играть важную роль в этом процессе. Живая, активная культурная жизнь будет решающим фактором создания положительного имиджа нашего региона. Я считаю, что культурное сотрудничество в своей перспективе – это самая главная сила и самое главное средство экономического развития в наш информационный технологический век. Одиннадцать территорий четырех стран являются превосходным и очень важным примером того, как регион на периферии Европы может развиваться при помощи культурного обмена и сотрудничества, несмотря на политические различия. Поэтому Баренцев Евро-Арктический регион можно считать мостом в развитии экономических отношений между Востоком и Западом.

Томас Линд – управляющий директор проектного бюро «Арра» (г.Лулео, Швеция).

Сергей Ляпин Интеллектуальные электронные библиотеки: опыт разработки и использования 1. Интеллектуальными электронными библиотеками мы называем объединение в единую информационную среду электронных полнотекстовых баз данных (далее – БД) и систем интеллектуального информационного поиска. Таким образом, ключевыми элементами интеллектуальных электронных библиотек являются:

1) полнотекстовые базы данных, созданные по общепринятым международным стандартам и находящиеся под управлением соответствующих промышленных СУБД, 2) интеллектуальные информационно-поисковые системы (Интел-ИПС), работающие с этими БД.

2. С 1995 года в НИИЦ «Центроконцепт» Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова (с 1998 года – в сотрудничестве с ООО «Константа», с 1999 года – в сотрудничестве также с ООО «Лингва Плюс») ведется исследовательская программа «Textaurus», которая направлена на создание семейства интеллектуальных информационных систем для концептуальной (концепт-ориентированной) обработки полнотекстовых многоязычных баз данных гуманитарной направленности (философия, культурология, религиоведение, литература, лингвистика, психология, история, менеджмент, юриспруденция, экономика и т.д.). Методологической базой исследований и разработок интеллектуальных текстовых баз данных (Интел-ТБД) являются как общепринятые междисциплинарные методологии (в частности, теория функциональной системы П.К.Анохина), так и специально разрабатываемая нами концептология – междисциплинарный объектно-ориентированный подход к пониманию и моделированию человеческой деятельности. Его центральная идея связана с представлением о мультимодальных концептах как смысловых единицах информации, которые на феноменологической поверхности существуют в своих редуцированных формах, в том числе в форме различных языковых и текстовых структур, доступных наблюдению и информационной обработке.

Технологической основой Интел-ТБД является многоуровневая операционная среда, включающая в себя (а) системное ПО (сегодня это MS Windows NT / MS Windows 95 + MS SQL Server 6.5), а также (б) специально разработанную (в сотрудничестве с «Constanta, Ltd») объектно-ориентированную инструментальную систему (X-Taurus), обеспечивающую эффективное взаимодействие реляционной базы данных с (в) интеллектуальными запросами и (г) адаптивным пользовательским интерфейсом.

3. Создаваемые в рамках программы «Текстаурус» Интел-ТБД предназначены для решения следующих основных задач:

– создания и продвижения новой технологии научных исследований в гуманитарной сфере, включая компьютерный текстологический эксперимент и компьютерное моделирование;

– создания и продвижения новой технологии гуманитарного образования, основанной на самостоятельной интерактивной и адаптивной работе пользователя с тематизируемой Интел-ТБД, в том числе в режиме удаленного доступа из корпоративной сети университета и через Интернет;

– практического использования Интел-ТБД в составе различных информационных систем, в том числе в составе электронных полнотекстовых библиотек, других справочных, документальных, архивных и т.п. баз данных.

4. Созданная в настоящее время Интел-ТБД «Философская классика: русскоязычные тексты» включает в себя следующие укрупненные функциональные блоки:

– первичную базу текстов (около 120 единиц первоисточников плюс справочный материал), пополняемую в автоматизированном режиме (с одновременным пополнением словаря словоформ русского языка) и существующую одновременно в формате Word-документа и SQL-таблицы, Сергей Хамзеевич Ляпин – начальник управления информационных разработок Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова, кандидат философских наук (г.Архангельск).

– интерактивную поисковую систему, включающую в себя адаптивный пользовательский интерфейс, – адаптивную и вариативную базу знаний в виде пополняемой библиотеки смысловых моделей различных предметных областей (библиотеки концептов), – систему управления базой знаний, включающую в себя стандартную промышленную объектно-ориентированную СУБД (сейчас это MS SQL Server 6.5).

Для решения задач интеллектуальной обработки полнотекстовых баз данных в составе Интел-ТБД предусмотрены:

– методики для перевода запросов со смыслового высокоуровневого языка на языки низкого уровня;

– механизмы для создания, редактирования и хранения сложных многопараметрических нелинейных структур (функциональных моделей смыслового поиска);

готовые функциональные модели смысла, созданные экспертами (библиотеки концептов);

– механизмы для поиска созданных структур в текстах;

механизмы для обработки структур (например, для их пересечения и объединения);

– механизмы построения многоуровневых запросов, в которых результаты одного уровня являются исходными данными для другого.

В итоге мы имеем информационно-поисковую систему, которая в ходе выполнения запроса взаимодействует со специально спроектированной базой знаний и системой управления этой базой знаний.

5. Можно условно выделить два уровня текстового анализа, который производится в рамках Интел-ТБД: простой и продвинутый текстовый анализ. Запросы первого уровня имеют самостоятельное значение и в то же время служат основой для построения запросов второго уровня. На этом (продвинутом) уровне мы имеем дело с вариативным тематическим членением текста, то есть с концепт-ориентированной экспликацией и генерацией контекстуальных паттернов, включающих в себя различные языково текстовые структуры, минимальной единицей которых является авторский абзац. На сегодняшний день имеется 5 запросов типа «простой текстовый анализ» и 8 запросов типа «продвинутый текстовый анализ».

Возможности продвинутого текстового анализа можно показать на примере запроса «концептуально-терминологический фильтр». Это – нелинейный самоорганизующийся составной запрос, активно использующий неявное контекстуальное знание, наличествующее в первичной БД. Сначала на основе определенного термина (выбранного пользователем) этот запрос с помощью углубленного синтаксического и статистического анализа текста создает концептуальную модель предметной области, связанной с выбранным термином. После этого созданная модель применяется к анализу других текстов. Предварительный результат запроса (не видимый пользователем) пропускается через специальную параметризуемую систему фильтров.

Итоговый (видимый пользователем) результат запроса представлен множеством абзацев, которые репрезентируют концептуальную предметную область, связанную с первоначально выбранным термином.

Пример. По термину «факт» было проведено моделирование концептуального пространства на всей текстовой базе данных. Затем эта модель была применена к текстам Н.О.Лосского. Результатом явилась выборка из примерно 1200 абзацев. При этом сам термин «факт» встречается лишь в 72 из них. В остальных эксплицируется концептуальное пространство фактуальности с разной степенью релевантности (была произведена экспертная оценка результатов запроса): примерно в 280 абзацах речь идет о прямых концептуальных синонимах «факта» (эмпирические данные, опытные данные, результаты наблюдения и т.п.), еще примерно в 300 абзацах эксплицирован ближний смысловой контекст фактуальности, еще в 400 – дальний смысловой контекст.

6. В октябре 2000 года НИИЦ «Центроконцепт» вместе с библиотекой Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова получил грант Института «Открытое общество» (фонда Сороса) на осуществление проекта «Технология создания и обработки полнотекстовых русскоязычных баз данных в составе автоматизированных электронных библиотек», суть которого – в создании фрагмента интеллектуальной библиотеки в описанном выше смысле. Проект предполагает решение следующих задач:

1) разработку и описание технологии ввода в базу данных документов, содержащих полные тексты, рисунки, таблицы;

2) создание модуля импорта электронных документов форматов WORD-, RTF-, HTML-, TXT-файлов в базу данных с автоматическим пополнением словаря словоформ русского языка;

3) создание модуля импорта библиографической информации из электронных каталогов в базу данных;

4) создание модуля поиска документа по библиографической информации (предметной области, автору, ключевым словам);

5) создание модуля содержательного поиска в полнотекстовой базе данных и предоставление пользователю тематизированной информации в форматах RTF документа или HTML-файла;

6) внедрение технологии и информационной системы в библиотеке Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова и создание с их помощью пилотной электронной коллекции в объеме 200 произведений;

7) размещение программы на web-сайте Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Такого рода информационная система расширит возможности библиотечного сервиса, не только открывая доступ к различным электронным коллекциям, созданным на основе международных стандартов, но и предоставляя возможность углубленной обработки конкретных документов и в целом полнотекстовых русскоязычных массивов.

7. Ближайшая перспектива развития описанного выше направления исследований и разработок: от компьютерной обработки текста в узком лингвистическом смысле к «тексту» в широком культурологическом смысле слова, где с каждым элементом текста будут соотнесены те или иные культурно-исторические реалии (художественные произведения, археологические памятники, развернутые персоналии, исторические события и т.д.), и они тоже попадут в сферу интеллектуальной обработки и компьютерной репрезентации. Это предполагает выход разработок на уровень интеллектуальных мультимодальных мультимедийных информационных систем.

Фактически мы получим соединение в одной информационной среде библиотеки и виртуального музея с широкими и гибкими возможностями взаимного использования соответствующих ресурсов. Учитывая те новые возможности, которые создает современная интеллектуальная информационная среда, можно говорить, по-видимому, и о создании принципиально нового культурно-информационного феномена:

электронного культурного тезауруса с возможностями удаленного доступа к нему.

Создание интеллектуальной библиотеки и связанного с ней фрагмента такого электронного культурного тезауруса могло бы стать темой крупного регионального проекта с участием Поморского университета, областной научной библиотеки имени Н.А.Добролюбова и других заинтересованных организаций.

Татьяна Абанкина Некоммерческие организации: информационные технологии, маркетинг Ведущей философией бизнеса второй половины XX века становится маркетинг. На наших глазах происходит бурное развитие маркетинговых технологий в коммерческом секторе.

Многие считают, что они становятся ведущей позицией управления и в некоммерческом секторе. Успешность маркетинговых технологий в некоммерческом секторе способствует сегодня формированию устойчивой финансовой инфраструктуры для реализации некоммерческих проектов и перераспределения финансовых ресурсов в некоммерческом секторе.

Модель информационного общества становится сегодня доминирующей. На что она опирается? Прежде всего на новые ресурсы, которые становятся ключевыми для современного развития. Это так называемые относительные ресурсы – информационные, коммуникационные ресурсы. Их ключевое преимущество заключается в том, что информация обладает ценным рядом свойств и относится к классу саморасширяющихся ресурсов. В отличие от материальных ресурсов, которые ограничены и громоздки, она становится источником для привлечения других ресурсов, всегда находится в избытке, а не в дефиците, увеличивается и качественно, и количественно. На преимуществе этого ресурса и строятся маркетинговые технологии.

Вопрос использования так называемых относительных ресурсов сводится к следующему:

сегодня уже очевидно, что не наличие того или иного блага делает территорию богатой;

источником развития становится разница между культурным потенциалом разных локальных территорий, между разными культурами.

Существенным становится то, что фактически на наших глазах формируется глобальное коммуникационное пространство.

Сегодня мы наблюдаем форум, который позволяет интенсивно обмениваться информацией, реализовывать совместные крупномасштабные и глобальные проекты.

Тенденция к глобализации тоже становится ресурсом для развития культур. Она дает каждому из участников такого рода проектов возможность получать соответствующие выгоды для дальнейшего развития. Таким образом, формируется саморасширяющаяся система деятельности. Сама коммуникация обеспечивает собственной широтой все это пространство.

Технология конкуренции уступает место технологии сотрудничества. Чем больше партнеров входит в ту или иную сеть, тем более устойчивой и эффективной она становится.

Еще несколько ключевых тенденций, на которые мне хотелось бы обратить внимание и которые составляют основу для успешного развития некоммерческого маркетинга сегодня.

Прежде всего, это переход от реальной экономики к экономике символов. Роль культуры в этом чрезвычайно велика, потому что сегодня именно культура становится ресурсом развития и ресурсом территорий, формируя и создавая ее привлекательный образ, который позволяет стягивать и аккумулировать ресурсы любого типа. Технологии, которые фактически базируются на переходе к экономике символов, складываются в незатейливую формулу: 2 + 2 = 5, подразумевая ту символическую компоненту, которая дает культура, фактически превращая любые материальные вещи в нематериальные – потребности, желания, намерения, давая возможность их использовать как потенциал ресурса развития.

Базовым принципом доходности некоммерческого сектора является принцип комплиментарности и взаимодополнительности тех товаров и услуг, которые предлагает культура. Замена конкуренции на сотрудничество фактически приводит к тому, что спрос на одни товары стимулирует и вызывает спрос на другие. Таким образом, формируется корпоративное предложение между организациями и учреждениями культуры, между культурой и образованием, культурой и научными исследованиями и т.д. Стимулируется интенсивная культурная жизнь, интерес к которой провоцирует интерес и к другим сферам и вызывает потребности и спрос и в другом предложении.

Поэтому современные технологии строятся на том, что спрос позволяет строить заинтересованные маркетинговые стратегии развития и внутри сферы культуры, и на стыке сферы культуры с другими областями.

Мне хотелось бы обратить внимание на новые технологии, прежде всего управленческие, где маркетинг рассматривается как управленческая технология, направленная на согласование Татьяна Всеволодовна Абанкина – ведущий научный сотрудник Института теории архитектуры и градостроительства, кандидат экономических наук (г.Москва).

спроса и предложения. Эти новые технологии, которые сегодня являются ведущими и доминирующими, в том числе и в сфере культуры, за счет новых возможностей, новых форм формирования различного рода партнеров, направлены на то, чтобы аккумулировать финансовые ресурсы и обеспечивать доступ к ним разных партнеров.

Сегодня сложилась очень разветвленная система общественных фондов, которые имеют широкие благотворительные программы и включают в эти программы участников из самых разных стран, разных культурных организаций разных форм собственности. Яркий пример – программа поддержки СМИ и программа поддержки культуры Института «Открытое общество» (фонд Сороса).

Сегодня в сфере культуры предлагаются не товары и услуги, а стиль жизни. Стиль жизни становится концепцией экономического продвижения материальных вещей с помощью нематериальных намерений. Социальная идентификация, которая лежит за потреблением товаров и услуг, формирует основу спроса. Развивается концепция просвещенного маркетинга, маркетинга социально-этических достоинств.

Сергей Шишкин Экономические аспекты современной культурной политики России В 2000 году Министерство финансов Российской Федерации разработало критерии эффективности бюджетной политики, которыми оно собирается руководствоваться в ближайшие годы. Попытаюсь дать комментарий к ним в отношении сферы культуры.

Когда в Центре Г.Грефа обсуждались направления экономической политики в сфере культуры, было представлено два разных подхода, две концепции.

Первая делала акцент на проблемных вопросах модернизации общества и роли культуры в распространении духовных ценностей. Авторы концепции не смогли предложить почти ничего конкретного для действий государства.

Вторая концепция исходила из текущих нужд отрасли культуры. Предлагались конкретные решения, связанные с оплатой труда в отрасли, ее финансированием и т.д. Документ, который был принят, попытался соединить и тот, и другой подходы.

Как видятся проблемы культуры? С одной стороны, в 1990-х годах есть большие достижения, связанные с ростом самодеятельности граждан. Сотнями возникали новые творческие коллективы, театры, музеи и т.д. С другой стороны, очевидна негативная тенденция, связанная с постепенным ухудшением материально-технической базы культуры, низкой заработной платой в отрасли, отсутствием надлежащей системы учета памятников истории и культуры, информационной и духовной изоляцией многих регионов, недостаточным количеством профессиональных сценических и филармонических площадок и т.д.

Механизм расходования средств, которые выделяются на культурные цели, был и остается недостаточно эффективным. Государственные ассигнования по-прежнему направляются преимущественно на финансирование уже существующей бюджетной сети. Такая практика вызывает распыление средств и невозможность концентрации бюджетных средств на приоритетных направлениях культурной политики.

Среди ключевых проблем, которые должны быть в центре государственной культурной политики, были обозначены следующие:

– угроза невосполнимых потерь культурного наследия;

– замедление темпов модернизации и новаторства в культурной жизни, важнейших факторов саморазвития культуры и т.д.;

– разрыв культурного пространства и сокращение участия России в мировом культурном обмене;

– сокращение кадрового потенциала культуры в результате снижения уровня доходов творческих работников, отток их в другие секторы экономики и эмиграция за рубеж;

– снижение уровня обеспеченности населения культурными благами.

Коротко о ближайших экономических перспективах, в рамках которых будет происходить реализация культурной политики.

2000 год был удачным. Рост ВВП составил более 1%, темпы инфляции сократились.

Впервые инвестиции в основной капитал достигли 20%. Экономика начала работать. Но это были использованы преимущества высоких цен на нефть.

В последние годы правительство прогнозирует умеренный экономический рост: 4,5% в 2001 году, 5 – 5,5% в последующие годы. Инфляция будет уменьшаться, экономическое развитие прогнозируется, но умеренными темпами. Будет расти количество безработных – 11% экономически активного населения. Все это создает серьезные социальные и социокультурные проблемы.

С одной стороны, правительство декларирует увеличение расходов на социальные нужды и цели. С другой – заявляет, что придется сдерживать рост расходов бюджета в силу двух обстоятельств. Во-первых, необходимо снизить налоговую нагрузку на экономику (это стимулирует экономический рост). Во-вторых, в России начинаются проблемы с выплатами государственного долга.

В 2003 году ожидается сокращение государственных расходов. Будет проводиться более жесткая бюджетная политика. Предполагается завершение перевода всех получателей бюджетных средств на казначейскую систему (т.е. контроль сметы доходов и расходов).

Сергей Владимирович Шишкин – член совета директоров Института экономики переходного периода, доктор экономических наук (г.Москва).

Дальше последует установление контроля за обязательствами бюджетных учреждений, финансируемых по смете.

Министерство экономики Российской Федерации прогнозирует темпы роста платных услуг, сопоставимые с темпами роста экономики, – 6–7%. В социально-культурной сфере темпы роста меньше – 2–3% ежегодно, а в культуре роста не будет. Реальные предполагаемые доходы населения будут расти на 6–7% в год.

Какие культурные цели декларирует государство?

• Сохранение культурного потенциала, культурного наследия страны.

• Обеспечение единства культурного пространства, выравнивание возможностей доступа к культурным ценностям жителей различных территорий страны и разных социальных групп.

• Формирование ориентации личности, социальных групп на ценности, обеспечивающие успешную модернизацию российского общества.

Чтобы достичь этих целей, нужно провести реформирование организационно экономического механизма в сфере культуры. Направления организационно-экономических преобразований:

– обеспечение государственных гарантий доступности учреждений культуры;

– рациональное использование бюджетных средств и государственного имущества;

– создание условий для привлечения дополнительных (внебюджетных) ресурсов в сферу культуры.

Относительно первого пункта ставится задача уточнения механизма реализации конституционных прав граждан в сфере культуры. Дальше провозглашается принцип перехода к нормативному финансированию отрасли на основе федеральных стандартов. Предполагается ввести подушевые нормативы расходов, что, по-моему, нереально. Культура может финансироваться только на основе программ (целевых и т.д.). Предполагается также перевод отдельных категорий учреждений культуры на контрольное и инвестиционное финансирование.

Пунктом вторым провозглашается последовательное внедрение программы целевых, контрактных, инвестиционных методов финансирования учреждений культуры. Это подразумевает:

– контрактную систему найма руководителей и творческих работников, оптимизацию сети бюджетных учреждений культуры;

– общероссийскую систему мониторинга состояния и использования памятников истории и культуры, сохранности предметов музейного и архивного фондов, фондов библиотек;

– деятельность попечительских советов, которые помогали бы учреждениям культуры и осуществляли надзор за использованием привлеченных внебюджетных средств.

На 2003 год поставлена задача разработать примерное положение о попечительских советах.

С целью создания условий для привлечения дополнительных (внебюджетных) ресурсов в сферу культуры разработана нормативная база, регулирующая порядок долевого финансирования проектов и программ в сфере культуры из средств бюджетов разных уровней и из внебюджетных источников. В том числе:

– создание новых форм некоммерческих организаций, предусматривающих многоучредительство: MOO, POO, AHO и т.д.;

– регулирование коммерческого использования культурных ценностей.

Перспективы, я думаю, умеренно оптимистические.

Кари Лайне Культура и медиа в Европе Дорогие друзья! Примите самые лучшие пожелания от финской Лапландии и от организаций культуры Лапландии.

Недавно я принимал участие в национальном форуме на тему «Северное измерение», проходившем в г.Оулу (Финляндия). Около 300 участников со всей Финляндии работали в нескольких группах. Я работал в группе «Медиа и коммуникации».

Мы пытались выяснить, что есть «Северное измерение». Упирались в повышение роли средств массовой информации. Но нас разочаровало то, что вопросы касались не сути проблемы, а технологий.

Моя точка зрения заключалась в том, что существует большая потребность в образовании Баренц-ТВ-сети. Сейчас невозможно послать «картинку» из Финляндии в Россию в реальном времени, но я уверен, что для дальнейшего культурного развития это важно. Нам нужна информация из СМИ друг о друге. На малонаселенном Севере информация очень важна – а для этого работники культуры должны формировать связи.

Кари Лайне – генеральный секретарь Совета по искусству провинции Лапландия (Финляндия).

Сеппо Лиллестром Перспективы международного сотрудничества в области культуры и медиа на Севере Разделяю точку зрения Кари Лайне: надо наполнить содержанием наше общение.

Технических проблем тут не существует. Проблема лишь в связях. Не думаю, что нам нужно строить дорогостоящую инфраструктуру, мы можем найти более приемлемое решение проблемы. Меня попросили рассказать о туризме на европейском Севере. Прежде всего нужно определить условия для совместного туризма. Само понятие туризма все больше уходит в область услуг, вступают в действие понятия технологий для создания новых связей, технологий в маркетинге и т.п.

Для примера. Многие французы хотят покататься на лыжах на севере Финляндии. Чтобы осуществить это желание, они могут посмотреть в Интернете, что же есть на севере Финляндии, и получить необходимую информацию: есть ли место в гостинице, снег в горах… Если их все устраивает, они резервируют место в гостинице, билет на самолет – эта услуга тоже есть. Важен фактор оперативности информации.

Один из ключевых вопросов – экономика развлечений. Они очень связаны с туризмом.

Следующее направление – информационные технологии. Прежде чем что-то начинать, нужно выработать долгосрочный подход к нашему сотрудничеству, иметь международное видение.

Когда европейцы говорят о «Северном измерении», они подразумевают Прибалтику, а не европейский Север. У нас мало информации друг о друге.

Сеппо Лиллестром – декан факультета культуры и медиа Кеми-Торнио-Политехник (Финляндия).

Лассе Юхани Люютикайнен Проектное предложение Баренц-ИНТЕРРЕГ Туризм в финской Лапландии и русском Баренц-регионе был выбран в качестве одного из главных приоритетов общего экономического, социального и культурного развития северных районов Европы. В то же время туризм начинает играть все более жизненно важную роль в сотрудничестве между финской Лапландией и русским Баренц-регионом.

Было несколько публикаций, отчетов, планов и инициатив, направленных на улучшение перспектив туризма. Большинство отчетов подчеркивает точку зрения озабоченного качеством западного клиента. В данном проекте мы предлагаем дополнительные конкретные действия:

исследование ожиданий потенциальных экспертных групп и потребностей специфических туристических маршрутов, конструирование виртуального портала Баренц-туризма и базы данных для Интернета и создание необходимых рабочих пакетов для обучения ключевого персонала в совместном лапландско-архангельско-мурманском проекте. Дополнительный финско-греко-российский культурный обмен и финско-греко-российский консорциум по высшему образованию совместно с муниципалитетами, Греческой православной церковью и частными предпринимателями станет существенной поддерживающей частью планируемой деятельности. Проект будет развивать научные идеи, появившиеся в результате экспансии Европейского Союза, и политический диалог между Севером и Югом.

Документы для справки:

– мастер-план развития туризма в Мурманской области, – мастер-план развития туризма в Северо-западном регионе России, – экологический туризм в русском Баренц-регионе, – отчеты по туризму Кеми-Торнио, Рованиеми (Лапландия) и Хапаранда(Швеция), – отчет муниципалитетов Терволы, Политехнического института Кеми-Торнио, – Барконет – проект, проект – российская сеть, полярный туризм, – Первая Северная конференция по бизнесу «Финансирование и развитие туризма на Севере», – отчеты форумов Севера, – EPUK. – Баренц-фольклорный проект.

Предложение включает следующие подпроекты:

1. Виртуальный маркетинговый портал Баренц-туризма и «коридор» Кеми-Торнио Рованиеми (Лапландский университет, Кеми-Торнио политехнический институт, университет г. Оулу, Российская академия наук, Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Афинский университет, муниципалитеты).

2. План для информационной системы и логистики для авиасообщения, денежных переводов, бронирования гостиничных услуг (Национальный комитет по авиации Финляндии, Финэйр, КХ-консалтинг, Архангельские авиалинии, Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова, муниципалитеты, предприниматели).

3. План действий по обучению различных ключевых групп (Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова, РАН, университет г.Оулу, Кеми-Торнио политехнический институт, муниципалитеты Архангельской области).

4. Детальный план организации специальных туристических маршрутов и туров для экспертных групп (университеты, муниципалитеты, предприниматели).

Экспертные группы: представители естественно-научных, технологических научно исследовательских институтов, сфер образования и культуры, религиозных организаций.

Специальные темы туризма: естественные науки и технология (геология, биология, метеорология, ботаника, орнитология, экология и т.д.);

фольклор, искусство, архитектура, история, образование;

греческая православная культура (церкви, места паломничества).

Целевые территории для туризма:

Лаосе Юхани Люютикайнен – профессор Лапландского университета (Рованиеми, Финляндия).

Предложение для продвижения и развития туризма и культурной деятельности для туристских групп, приезжающих из Центральной Европы и Скандинавии с целью посещения региона Кеми-Торнио-Рованиеми и русского Баренц-региона.

– район Кеми-Торнио – Рованиеми: территории рек, церкви, заболоченные места, музеи наследия, Центр «Арктикум», Айне художественный музей, стоянки каменного века, «Снежный замок» в Кеми;

– Мурманская область: лапландская культура, военная история, побережье Баренцева моря, природа Арктики, птичьи поселения, геологические места, экологические места;

– Архангельская область: природные парки (Пинега, Кенозеро), пещеры, деревянная архитектура, религиозная культура, Соловецкий монастырь и Соловецкие острова, ГУЛАГ (бывшие лагеря и маршруты), космодром «Плесецк».

Основные цели проекта:

– развитие и продвижение туристической деятельности для групп специалистов (ключевые продукты, ключевые территории, анализ групп клиентов);

– развитие общей транспортной логистики (услуги терминалов, самолетные рейсы, стандарты обслуживания);

– развитие информационной системы и сети (телематика при бронировании, банковских услугах и услугах связи);

– развитие межрегионального маркетинга при помощи разработки виртуального портала (фотографии, видеоклипы, контактная информация)для Баренцева Евро-Арктического региона и «коридора» Кеми-Торнио-Рованиеми;

– развитие культурного и научного сотрудничества и прикладных услуг высших образовательных учреждений (семинары, мастерские, полевые экспедиции, университетские дополнительные услуги, аудио-визуальная документация, восточно европейское культурное сотрудничество).

Николай Никишин Партнёрство и другие технологии музейного менеджмента Поляризация взглядов на ход развития музеев Рубеж XX и XI столетий, возможно, будет отмечен в истории музейного дела России как один из самых динамичных и в то же время наиболее драматичных периодов развития музеев.

Давно уже мы не слышали в комментариях по поводу ситуации в музейной сфере столько неподдельной тревоги и озабоченности. Никогда не было в музейном сообществе так много споров, разногласий, критики.

Вместе с тем, никогда прежде мы не наблюдали таких, ставших привычными в последнее десятилетие явлений, как бурный рост новых музеев, увеличение их разнообразия, высокая активность в освоении новых технологий, небывалая частота организуемых в музейной сфере акций, конференций, фестивалей, форумов, интенсивная выставочная, издательская деятельность. Отмечая повышенные темпы развития музейного дела на рубеже веков, легко заметить, что этот процесс действительно не лишен противоречий, идет по-разному в различных регионах, по-разному оценивается даже специалистами, работающими в одном и том же музее. Противоречивость процесса и неоднозначность его оценок можно объяснить разными факторами: сложным ходом происходящих в стране политических и экономических реформ, социальной неоднородностью огромной страны, неравномерностью уровней хозяйственного и культурного развития регионов, различной обеспеченностью музеев финансовыми, материально-техническими и другими ресурсами, сменой поколений музейных работников, устойчивостью профессиональных и психологических стереотипов, наконец – субъективными причинами.

Коснусь одной из менее других обсуждаемых, но, пожалуй, наиболее существенных причин противоречивости интерпретаций происходящих в музейной сфере изменений. Их анализ будет связан с проблемами развития системы управления музейными учреждениями и вопросами внедрения в музейную сферу новых информационных технологий.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на распространившееся в последние годы оценочное отношение к уровню технологического обеспечения музейной работы, с одной стороны, и к современной практике музейного менеджмента, с другой. «Неужели у Вас до сих пор нет электронной почты?», «В вашем музее всего один компьютер?», «О чем с вами можно разговаривать!»… Еще более резкие суждения можно слышать в музейных полемиках по поводу современной управленческой практики.

Всё больше тех, кто не жалеет сил, критикуя унаследованные от тоталитарного государственного устройства административные методы управления музейными организациями. Потеснившие эти методы рыночные механизмы управления, в свою очередь, вызывают острую критику со стороны другой части музейных работников, упрекающих наиболее экономически активные музеи в чрезмерной коммерческой ориентации. Появляется и третья столь же радикальная «партия». Ее представителям кажутся неприемлемыми и административные, и рыночные методы управления. Этим методам управления противопоставляются партнерские технологии организации и координации музейного дела.

Представленный узел разногласий является достаточно сложным и, как многим кажется, таит в себе неизбежные конфликты. Сожалея об этом, поскольку конфликтная ситуация и даже ее предчувствие не способствуют делу, попытаюсь показать, что выявленная область противоречий не содержит в себе ничего фатального. Для того, чтобы в этом можно было убедиться, достаточно с непредвзятой позиции рассмотреть функциональную структуру музейного учреждения.

Структура музея в контексте задач управления Независимо от размера музея, он представляет собой достаточно сложно организованное образование. В нем может быть выделено несколько функциональных блоков: хранения коллекций, обслуживания посетителей, социальной деятельности. Каждый из этих блоков имеет свой масштаб ощущения времени и свой масштаб видения окружающего пространства.

Ключевые для одного блока периоды деятельности и субъекты взаимодействия оказываются Николай Алексеевич Никишин – заведующий лабораторией музейного проектирования Научно-исследовательского института культурологии Министерства культуры РФ и РАН, кандидат географических наук (г.Москва).

менее значимыми для другого и наоборот. Так, например, шкала времени для первого блока может быть отградуирована годами и даже столетиями, для второго – часами и минутами, для третьего – днями и месяцами. Масштаб социального пространства, значимого для первого блока, может быть и общечеловеческим, и национальным. Для второго блока более существенны связи на уровне музей – небольшая социальная группа, семья и даже конкретная личность. Для третьего соразмерными оказываются пространства развития конкретных субкультур, локальных и региональных сообществ.

Многомерность времени и многослойность пространства функционирования музея – одна из фундаментальных отличительных характеристик этого социального института. Именно она является фактором, обусловливающим те сложности и противоречия, с которыми сегодня приходится сталкиваться музейным менеджерам. Вполне закономерно, что эти противоречия обостряются на этапах наиболее динамичного развития музеев. Различная по интенсивности, целевой ориентации и масштабам деятельностная активность различных структурных блоков музея может приводить к рассогласованию ранее сложившихся отношений внутри музейной системы.

Это находит свое выражение в снижении эффективности управления музеем в целом, в формировании конфликтных ситуаций в коллективе и другим известным симптомам того, что называют «болезнью роста». Именно этой, не смертельной, к счастью, болезнью сегодня страдает российское музейное «тело».

Названные выше функциональные блоки в крупных музеях могут быть представлены специализированными структурными подразделениями, например, фондовыми, просветительскими, научными, экспозиционными и другими отделами. В небольших музеях им может соответствовать специализация сотрудников. В совсем малых коллективах функциональное деление музейной работы легко обнаружить в структуре распределения рабочего времени. Все три названных структурных блока находятся в более или менее тесном взаимодействии между собой. Их работа координируется управленческим аппаратом музея, менеджерами различных уровней – директором, его заместителями, заведующими отделами, секторами, руководителями рабочих групп и авторских коллективов.

Эффективность музейного менеджмента в конечном счете зависит от того, насколько слаженно работает весь корпус музейных менеджеров. Если учесть представление о многомерности времени и многослойности пространства функционирования музея, легко понять, что достижение такой согласованности – нетривиальная задача. Для ее решения необходимо осознание того, что, даже стремясь к общей цели, но функционируя в различных по динамике и масштабам коммуникационных пространствах, менеджеры различных структурных блоков музея могут, а иногда и должны использовать для решения своих проблем различные управленческие технологии.

Уточнение понятия технологии В общем виде технология – это формализованное представление деятельности, включающее набор используемых ресурсов, инструментов, приемов их использования и способов организации производства, необходимое и достаточное для воспроизводства процесса получения определенных продуктов, предметов, услуг, изменений или любых иных значимых результатов с заранее заданными параметрами.

На основе данного определения можно условно выделить по меньшей мере три дополняющих друг друга группы технологий: ресурсные (отличающиеся друг от друга тем, какие ресурсы используются для производства конкретного продукта);

инструментальные (отличающиеся набором используемых орудий труда), и управленческие (отличающиеся способами организации производственного процесса).

Информационные технологии отнюдь не выносятся за рамки анализа. Они рассматриваются как неотъемлемый компонент современных управленческих технологий.

Подтверждающим аргументом в данном случае выступает отчетливая связь инноваций в сфере информационных и управленческих технологий, проявляющаяся в реализации музейных Интернет-проектов. Кроме того, заметим, что практически все вновь формирующиеся структуры координации музейной деятельности, например, музейные ассоциации, строятся на основе новейших телекоммуникационных систем и оснащенных современными компьютерами ресурсных центров.

Можно назвать целый список элементов новых управленческих технологий, проникающих в музейную сферу благодаря сети Интернет. Среди этих элементов – средства оперативной коммуникации (электронная почта, списки рассылки, новостные разделы музейных сайтов);

распределенные ресурсы и средства доступа к ним (базы данных, порталы, терминалы компьютерных сетей);

средства координации деятельности (электронные доски объявлений, форумы, электронные опросы);

формы обратной связи и организации сотрудничества (гостевые книги, телеконференции);

средства производства (инструментарий поиска ресурсов и партнеров, стандартные и специализированные программные средства);

места делового общения, обмена идеями и взаимного консультирования (web-клубы, Интернет-кафе);

пространство совместного проектирования и средства продвижения проектов (web лаборатории, обмен баннерами);

наконец, целые виртуальные «поселения» с проблемно ориентированной социальной структурой и специализированными вспомогательными службами (Geocities, Fortunecity и др.).

Уточнив представление об управленческой технологии как способе организации деятельности, в котором могут быть использованы различные, в том числе и электронные инструментальные средства, рассмотрим более подробно, какими технологиями менеджмента располагает современный музей и как они соотносятся друг с другом.

Административные технологии Музей – это институт социальной памяти, хранилище национального богатства и принадлежащего всему обществу историко-культурного и природного наследия, представленного музейными коллекциями, памятниковыми и средовыми комплексами. В своем хранительском качестве музей можно сравнить с депозитариями символов государственной власти, хранилищем золотовалютного запаса страны и т.п. Понятно, что, неся всю меру ответственности перед государством за доверенное им общенародное достояние, подобные вышеперечисленным «казенные» дома должны управляться достаточно жестко, на основе строгой дисциплины, устава, инструкций, непререкаемых приказов. Слабость административной системы организации и контроля деятельности музейных служб, ответственных за сохранность музейного собрания, чревата невосполнимым ущербом, существенным как для нынешнего, так и для будущих поколений граждан страны. Вряд ли можно себе представить дискуссию о том, чтобы перевести на рыночные или сетевые технологии управления государственные хранилища стратегического запаса продовольствия.

Наверное, точно так же трудно вообразить проникновение новых форм управления в ту часть музейной организационной структуры, которая называется отделом фондов.

Административный метод управления идеально подходит для организации хранительской деятельности музея именно потому, что он исходит из представления о нем как о режимном предприятии с жестко заданными должностными обязанностями персонала, отработанными процедурами, фиксированной номенклатурой и качеством результатов работы. Достоинствами административного метода управления в данном случае выступают единая и устойчивая во времени целевая ориентация;

слабые горизонтальные и сильные вертикальные связи, обеспечивающие независимость от изменений внешней среды;

высокий уровень ответственности за выполнение нормативов и основанных на них распоряжений;

стабильная специализация производственных и управленческих функций. Все это делает возможным высокий уровень учета и контроля результатов со стороны руководства музея и вышестоящих организаций.

Значительное место, которое занимала и всегда будет занимать хранительская работа в структуре деятельности музейного учреждения, во многом объясняет наличие широко распространенной точки зрения на музейное дело как на бюрократически организованную систему. Деятельность в ее рамках организуется как высокостандартизованное ресурсоформирующее и ресурсосберегающее производство. На его выходе известный результат – передаваемый от поколения к поколению музейный фонд, заказчиком и потребителем которого является общество в целом. Выразителем его интересов в данном случае выступает государство. Оно, соответственно, и оплачивает, в меру своих возможностей, главный итог выполняемой музеями культуроохранительной работы, выделяя средства на содержание музейных учреждений и оплату труда их сотрудников.

Особенно явно поддержка музеев со стороны государства выражается в том случае, если параллельно с выполнением своей хранительской функции, они вносят существенный вклад и в решение других общегосударственных задач.

Доминирование административного метода управления, вполне обоснованное, когда речь идет о хранении музейного собрания, имеет свои издержки. Среди них – чрезмерная степень изоляции фондовых отделов от остальных подразделений и служб музея. Это часто затрудняет или делает невозможным оперативное обращение к фондам музея как к ресурсу музейной деятельности даже для сотрудников того же самого музея. Другой минус обеспечиваемой административными методами жесткости охранного режима в музейных фондах – фактическая невозможность прямого общественного контроля за хранительской деятельностью музея: В то время, как общество в целом в ходе происходящих в нем демократических преобразований становится все более и более открытым, закрытость музея или его части, даже если на то есть весомые причины, не может не вызывать критического отношения со стороны демократически настроенной части социума. Именно здесь кроется один из мотивов конфликтности, свойственной современной фазе развития музейной сферы.

Внедрение в музейную сферу новых информационных технологий, казалось бы, мало что меняет в том, что касается способов координации осуществляемой в музеях хранительской деятельности. Действующие инструкции по учету и хранению фондов, нормативы охранного режима, как и раньше, являются обязательными к исполнению. Администрация музея призвана строго контролировать этот процесс. Ее, в свою очередь, контролирует соответствующий орган правительства – Министерство культуры. Эта работа будет продолжаться и впредь, обеспечивая соблюдение общегосударственных интересов, отражающих интересы в сохранении культурного достояния общества в целом.

Тем не менее, по мере того, как в сферу фондовой работы музеев проникают новые информационные технологии, ситуация начинает меняться. Во-первых, создание компьютерных систем учета музейных фондов формирует предпосылки для того, чтобы контроль за состоянием музейных коллекций стал возможным не только со стороны органов государственного управления, но и со стороны других музеев и самого общества. Во-вторых, для решения своих хранительских задач на стадиях атрибуции предметов, диагностики угрожающих их состоянию факторов, оценки степени сохранности и т.п. коллективы отдельных музеев, овладевшие современными средствами коммуникации, могут, не вынося предметы из хранилища, обращаться за помощью к другим музеям или специализированным научным и реставрационным организациям. В третьих, формируя ресурсную базу для других видов музейной деятельности, компьютеризированные отделы фондов музеев, имеющих локальные вычислительные сети, оказываются более доступными для других отделов музеев и, следовательно, более активно используемыми в музейной работе в целом.

Все это создает предпосылки для формирования отношений партнерской кооперации между фондовым и другими отделами одного музея, а также между отделами фондов различных музеев. С внедрением новых информационных технологий, локальных и глобальных компьютерных сетей Такие возможности будут расширяться.

На каком-то этапе, вероятно, это потребует корректировки способов управления фондовыми отделами. Оставаясь подразделениями конкретных музеев, они будут вынуждены приступить к формированию межмузейных сетевых структур, имеющих общие программные средства обработки и трансляции учетной информации. Легко догадаться, какими методами будут управляться системы музейных баз данных, но степень достоверности и доступности музейной информации при этом неизбежно возрастет. В данном случае мы акцентируем внимание на том, что информационные технологии, проникая в зону действия иерархических методов управления музеем, не только усиливают их эффективность, но одновременно как бы расшатывают их. В вертикальные административные структуры вводятся промежуточные, региональные и межрегиональные слои управленческих коммуникаций. В области деятельности, где работали только вертикальные управленческие связи, возникают и горизонтальные взаимодействия. Всегда оперировавшие категориями «вечности», живя в самом медленном музейном времени, работники фондов музея постепенно привыкают к работе в режиме он-лайн, следовательно и для них становятся нечуждыми животрепещущие вопросы и проблемы, над которыми трудятся другие музейные службы. Многослойность и многомерность музейного коммуникационного пространства сохраняется, но становится более компактной и обозримой.

Если такая тенденция сохранится, а ее признаки явно прослеживаются в регионах, достигших наибольших успехов в области музейной компьютеризации, в перспективе это может привести к ослаблению столь явно существующей сегодня напряженности между более и менее социально активными частями музейного сообщества.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.