авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |
-- [ Страница 1 ] --

МАТЕРИАЛЫ

VII ВСЕРоССИйСкого

нАучного фоРуМА

РАДИоЛогИЯ 2006

МОСКВА

Центр международной торговли

25 - 28 апреля

Москва 2006



МАТЕРИАЛЫ VII ВСЕРоССИйСкого нАучного фоРуМА «РАДИоЛогИЯ 2006»

М., 2006 - 296 с.

Министерство Здравоохранения и социального развития России

Российская академия медицинских наук

Российский научный центр рентгенорадиологии Росздрава

Российская ассоциация рентгенорадиологов Российская ассоциация специалистов УЗ диагностики в медицине ЗАО «МЕДИ Экспо»

ISBN 5-94943-030-1 ©«МЕДИ Экспо», 2006  EXTRACRANIAL STEREOTACTIC HYPOFRACTIONATED RADIATION THERAPY (ESRS) FOR STAGE I NON SMALL CELL LUNG CANCER Frank B. Zimmermann, MD, Hans Geinitz, MD, Sabine Schill, PhD, Ulrich Schratzenstaller MD, Michael Molls, MD Department of Radiation Oncology, Klinikum rechts der Isar, Technical University Munich, Germany Introduction: For patients with early stage non-small cell lung cancer (NSCLC), unsuitable for resection due to severe comorbidity, age or refusal, local high.dose radiotherapy is treatment of choice. Within the last years, stereotactic radiotherapy has been shown an effective treatment approach for both malignant and nonmalignant brain tumors because it combines the accurate focal dose delivery of SRS with the biological advantages of fractionated RT This experience led to application of stereotactic techniques in numerous extracranial tumor sites, including that of lung.

Material and methods: We report on our experience with this technique in 68 patients (median age 76 (59-92) years) with early stage NSCLC (cT 1-2 cN0 cM0) and severe comorbidities making them not applicable for resection, treated between December 2000 and January 2006 by hypofractionated stereotactic radiotherapy (total dose mean 37.5 Gy (24-40 Gy;

in surrounding 60 %-isodose) in 3-5 fractions. Mean follow-up is 17 (3-44) months. Immobilisation was carried out by vacuum coach (Fa. Medical Intelligence). Target volume was visible tumour in lung and mediastinal window as well as FDG-PET-scan, with safety margin for planning target volume of 3-12 mm for positioning of the patient and 6-22 m for breathing excursions. All pat. had complete staging with CT-scan of thorax, abdomen and brain (in Adenocarcinoma) as well as FDG-PET before radiotherapy.




Results: There have been 4 local recurrences (6 %), at 8, 10, 17 and 18 months after treatment, making an overall local control rate of 96 %, 88 % and 88 % at 1, and 3 years follow-up. During follow-up 19 pat. died, with 8 (12 %) due to lung cancer but only 2 due to local progression. Tumorspecific survival is 96%, 82 % and 73 % at 1, 2 and 3 years, respectively. 11 pat. died from comorbidities (liver cirrhosis, cardial failure, sec ondary cancer, apoplexia a.o.), resulting in an overall survival of 51 % at 3 years.

Acute and subacute side effects were not rare (43 %), but only mild (fatigue grade 1-2 15 %;

shivering 5.7 %;

nausea 6.8 %;

Dysphagia 1.1 %;

dermatitis 3.4 %;

pneu monitis grade I 19.2 %, grade II 12.8 %), with only one patient developing Grade III pneumonitis (3.2 %), and Fig. 1: Data of local tumor control: At 12 months, 24 months and 36 months no other severe side effects. Late sequelae was mild, %, 88 % and 88 % of treated patients are free of local tumor recurrence, res too, with only one patient having Grade III lung fibro- pectively (according to Kaplan-Meier).

sis (3.2 %). Rib fracture occurred in 3.7 %, and benign pleural effusion in 3.7 %.

Discussion: Regarding radiobiological issues, such as classically termed tumor-dose-fractionation, stereotactic single (high) dose RT was applied with local control rates of 80-100%, local recurrence-free survival rates of approximately 70% at 2 years and 2-year survival of more than 60% in other centers, too. These results were accompanied with only few grade 3 toxicity with median follow-up times in excess of 2 years.

These hypofractionated RT regimens usually used 3-10 single fractions of 5-20 Gy delivering, therefore, much higher total doses than achiev able through use of a single-fraction RT regimens. Total treatment time ranged from 3-4 days to 3-4 weeks, and dose specification was different, using prescription at either isocenter, or using e.g. the isodose line encompassing 60-90% of the planning target volume or the same isodose line covering the 95% of the planning target volume. This makes solid comparison between the results almost impossible, but as a conclusion our results are in agreement with other studies using stereotactic fractionated RT in this disease observing only a few grade 3 and no 4 acute toxicity, and only occasionally there were high-grade toxicity. These results were achieved in an unfavorable patient population. All of our patients have had a comorbid disease that precluded surgery, or advanced age, which deemed them inappropriate for surgery. This is indirectly confirmed by the pattern of causes of death which showed that more than one-half of all deaths we have observed were unrelated to lung cancer.

Conclusion: This study showed that stereotactic radiotherapy of early stage lung cancer is feasible with low rate of severe side effects, but high local control rates. It should be offered to all patients not fitting for resection. Distant metastases is the main cancer-related cause of death, and systemic therapy should be taken into account in younger patients.





РАДИонукЛИДнАЯ оЦЕнкА ЦЕРЕБРоВАСкуЛЯРнЫХ оСЛоЖнЕнИй ПРИ МЕТАБоЛИчЕСкоМ СИнДРоМЕ И СИнДРоМЕ оСТРукТИВного АПноЭ Во ВРЕМЯ СнА.

Аксенова А.В., Бугрий М.Е., Литвин А.Ю., Чазова И. Е., Сергиенко В. Б.

Российский кардиологический научно - производственный комплекс ФГУ Росздрава РФ, Москва.

Цель исследования. Оценить функциональное состояние головного мозга и мозгового кровотока у больных с метаболическим синдромом в сочетании с синдромом обструктивного апноэ во время сна.

 Материалы и методы. В исследование включили 24 пациента с артериальной гипертонией. Из них 15 больных с метаболическим синдромом и 9 пациентов с метаболическим синдромом в сочетании с синдромом обструктивного апноэ во время сна. У всех боль ных использовали комплексную методику оценки перфузионных нарушений в головном мозге. При однократном введении радио фармпрепарата (Ceretek, Nycomed Amersham, Англия) последовательно проводили радионуклидную ангиографию брахиоцефальных артерий и артерий головного мозга, планарную сцинтиграфию и однофотонную эмиссионную компьютерную томографию голов ного мозга. Всем больным проводилась полисомнография по 15 отведениям для верификации диагноза синдрома обструктивного апноэ во время сна (EMBLA Flaga, Австралия), суточное мониторирование артериального давления (Spacelabs 90207, США) лаборатор ные исследования углеводного и липидного обмена для оценки метаболических нарушений.

В данной работе впервые в нашей стране используется комплекс функциональных методов и радионуклидной диагностики для оценки функционального состояния головного мозга. Задачей являлось выявить более ранние нарушения по сравнению с ранее использованными методами. В процессе проведения работы у части больных было установлено, что межполушарная асимметрия перфузии более выражена у пациентов с метаболическим синдромом в сочетании с синдромом обструктивного апноэ сна по сравне нию с больными без нарушений дыхания во время сна.

Заключение. Предварительные исследования позволяют сделать вывод, что данный комплекс может использоваться для оценки перфузии в больших полушариях у больных с поражением сосудов головного мозга на фоне метаболического синдрома и синдрома обструктивного апноэ во время сна, однако более подробные выводы будут сделаны при анализе большего объёма материала.

Ключевые слова: перфузия головного мозга, мозговой кровоток метаболический синдром, синдром обструктивного апноэ сна, артериальная гипертония.

ДИАгноСТИкА ИнТРАкРАнИАЛьнЫХ МЕТАСТАзоВ И оЦЕнкА ЭффЕкТИВноСТИ ИХ ЛЕчЕнИЯ С ПРИМЕнЕнИЕМ МРТ Алиева О.Д., Гилязутдинов И.А., Хасанов Р.Ш.

г. Ульяновск ГУЗ УОКБ, ГУЗ УОКОД;

г. Казань, Республиканский онкологический центр Одной из важнейших проблем современной онкологии является метастазирование опухолей. Актуальность её возрастает в связи с ростом заболеваемости населения злокачественными опухолями, дающими метастазы не только во внутренние органы и ткани, кости, но и в центральную нервную систему.

Исходя из выше изложенного, мы поставили перед собой цель: изучить эффективность магнитно-резонансной томографии для диагностики метастатического поражения головного мозга и оценки эффективности лечения интракраниальных метастазов.

Материалы и методы. Исследования проводились на МР – томографе типа «MERIT», фирмы «PICKER» США, с напряженностью маг нитного поля 0,1 Tsl в SAG,TRA, COR проекциях с толщиной срезов 5-7-10 мм в режиме Т1-ВИ и Т2–ВИ.

Результаты исследований. Нами было проведено исследование 45 больным получавших лечение в Ульяновском областном онколо гическом диспансере. 75,5% пациенток находилось в возрасте от 40 до 59 лет. Во всех случаях имелась морфологическая верифика ция первичного очага. Из общего числа больных при раке молочной железы 77,8% больных имели II и III стадии заболевания. 44,5% метастазы в головной мозг регистрировались в течение первых трех лет от проведенного лечения, по истечении этого срока – 31,1%.

а по истечению 5 лет частота их возникновения снижается до 13,3% и 11,1% по истечению 1 года.

В наших исследованиях наиболее часто встречались множественные метастазы в головной мозг - у 27 (60%) больных, реже – солитар ные – у 18 (40%) больных. У 23 (51,1%) пациенток метастазы в головной мозг были единственным проявлением диссеминации процесса, а сочетанные поражения головной мозг и других органов наблюдалось у 22 (48,9%) пациенток. У 22 пациенток метастазы в головной мозг наиболее часто сочетались с метастазами в легкие - у 9 (40,9%) больных, в кости - у 8 (36,4%) больных и в печень – у 5 (22,7%) больных.

Нами проведено сопоставление результатов диагностики метастатического поражения головного мозга с помощью рентгеновской компьютерной томографии (РКТ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ) с контрастным усилением. Нами получены следующие результаты: проведено 23 РКТ из них истинно- положительные результаты (ИПЗ) были получены в 20 случаях, ложно- положительные (ЛПЗ) – в 1 случаях, ложно - отрицательные (ЛОЗ) – в 2 случаях, было проведено 45 МРТ, из них ИПЗ были получены в 42 случаях, ЛПЗ - в 2 случаях, ЛОЗ - в 1 случаях. Результативность РКТ и МРТ в оценке метастатического поражения головного мозга при РМЖ по нашим данным составила: чувствительность РКТ - 90,90%, точность - 86,95%, прогностическая значимость положительного результата (ПЗПР)-95,23%, чувствительность МРТ - 97,67%, точность - 93,33%, прогностическая значимость положительного результата (ПЗПР) 95,45%. МРТ демонстрировала большую чувствительность по сравнению с РКТ.

Нами проведена оценка эффективности лечебных мероприятий при метастатическом поражении головного мозга у больных РМЖ.

36 (80,0%) больных с метастазами в головной мозг получили специфическое лечение, 9 (20%) больным отказано в проведении луче вой терапии из-за распространенности процесса. Лучевая терапия проведена 27 (75%) больным, из них: в сочетании с химиогормоно терапией - у 21 (77,8%) больной, в сочетании с операцией – у 2 (7,4%) больных, лучевая терапия как самостоятельный метод лечения – у 4 (14,8%) больных. Химиотерапию получали 9 (25%) пациенток.

Объективный эффект использованных методов лечения с помощью МРТ оценен нами у 32 больных. Наиболее часто репарация очага - 28,6% и стабилизация очага - 61,9% наблюдались в группах больных, которым в план комплексных мероприятий включалась лучевая терапия в сочетании с химиогормонотерапией. Худшие результаты: стабилизация очага - 33,3% и 25%, достаточно высокий процент 66,7% и 62,5% прогрессирования, регистрировался у больных, получающих только лучевую или химиотерапию.

При МРТ – мониторинге (n=32) положительный эффект был получен - у 23 (71,87%) больных, в том числе у 11 (34,4%) пациенток достигнуто полное исчезновение неврологической симптоматики. У 7 (21,87%) больных была зарегистрирована репарация метастати ческого очага, у 16 (50 %) больных - стабилизация и у 9 (28,13%) больных - прогрессирование метастатического процесса. Мы про анализировали продолжительность жизни больных при раке молочной железы только с метастазами в головной мозг (n=14), медиана составила - 11± 3,77 мес. При сочетании поражения головного мозга с метастазами в костную систему, легкие, печень (n=22) - медиана продолжительности жизни составила 4±1,49 мес. Средняя продолжительность жизни в группе больных, получавших специфическую терапию (n=36), медиана составила 7± 2,43 месяцев, а в группе не получавших лечение (n=9) - медиана составила 1±0,85 месяца.

 Вывод. МРТ - метод более информативен в диагностике и весьма эффективен в оценке процессов лечебного патоморфоза МР томография позволяет объективно оценить эффективность проводимого лечения и проводить своевременную коррекцию комплекс ного лечения интракраниальных метастазов.

ЭХогРАфИчЕСкАЯ кАРТИнА БРЮШной ПоЛоСТИ ПРИ ноРМАЛьноМ ТЕчЕнИИ ПоСЛЕоПЕРАЦИоннного ПЕРИоДА Андреев А.В., Приходько А.Г., Андреева Н.С.

Россия, г. Краснодар, Кубанский государственный медицинский университет;

городская больница №2 «КМЛДО»

Целью данного исследования являлось изучение эхографических маркеров, характеризующих нормальное течение послеопераци онного периода у больных, перенесших различные оперативные вмешательства на органах брюшной полости.

Ультразвуковое исследование проведено 356 пациентам, после операций по поводу хирургических заболеваний органов брюшной полости. Сонография выполнялась в В-режиме на аппаратах «Aloka 4000» и «Aloka 900» (Япония) с применением конвексных датчиков с частотой 3,5 МГц.

Ультразвуковое исследование органов брюшной полости в послеоперационном периоде имеет некоторые особенности: бессозна тельное состояние и вынужденное положение больного;

наличие повязок и дренажных систем;

использование «портативных» скане ров при осмотре в условиях реанимационного отделения;

изменения положения органов, обусловленные оперативным вмешатель ством;

сложности визуализации внутренних органов и интерпретации полученных данных.

В результате проведенного общего абдоминального ультразвукового исследования при нормальном течении были отмечены характерные эхографические признаки угнетения кишечной моторики – послеоперационного пареза кишечника. Так, течение пер вых 10-12 часов после планового оперативного вмешательства отмечается отсутствие перистальтики кишечной стенки. Выявляется следующая ультразвуковая картина: пневматизация петель тонкой и толстой кишки (аэроколия), отсутствие каких-либо изменений в стенке кишки и расширения ее просвета, отсутствие свободной жидкости в брюшной полости, а при осмотре в динамике - восстанов ление перистальтики в виде однонаправленных волнообразных движений кишечной стенки. В 24% случаев отмечено депонирование жидкого содержимого в просвете тонкой кишки в первые 2 суток после вмешательства. По нашим данным неосложненный послео перационный парез разрешался в тонкой кишке самостоятельно через 24 часа, в желудке через 24-48 часов и в толстой кишке через 48-72 часа. У больных, оперированных в экстренном порядке, эти УЗ-признаки отмечались в сроки 1-4 сутки.

Эхографическая картина зависела также от объема и характера оперативного вмешательства. Вышеуказанные изменения в послео перационном периоде наблюдали более длительное время (до 2 недель) у больных, перенесших обширные вмешательства на верхнем этаже брюшной полости. У данной группы пациентов отмечали гастро- и дуоденостаз – часто встречающийся вид функциональных дви гательных нарушений, характеризующийся расширением просвета желудка и особенно двенадцатиперстной кишки более 2 см в диаме тре, а также замедлением эвакуации содержимого и его депонированием в их просвет, при отсутствии каких-либо изменений стенки.

Таким образом, ультразвуковое исследование в послеоперационном периоде позволяет выявлять особенности динамических изме нений желудочно-кишечного тракта, свойственных нормальному течению и провести раннюю дифференциальную диагностику с основными послеоперационными осложнениями.

МАгнИТоЛучЕВАЯ ТЕРАПИЯ нЕоПЕРАБЕЛьного РАкА гоРТАнИ Андреев В.Г., Гулидов И.А., Раджапова М.У Российская Федерация, г. Обнинск, ГУ – Медицинский Радиологический Научный Центр РАМН Выбор тактики лечения местнораспространенного рака гортани в каждом конкретном случае зависит от многих обстоятельств и остается достаточно трудной задачей. В настоящее время расширились исследования по поиску новых эффективных подходов к лечению данной патологии с учетом современных тенденций развития клинической онкологии, базирующихся на принципе орга носбережения и функционально-щадящего лечения. Важная роль в решении этой проблемы принадлежит лучевой терапии.

В МРНЦ РАМН успешно разрабатываются и применяются следующие направления оптимизации лучевой терапии местнораспро страненного рака гортани:

нетрадиционное фракционирование дозы облучения за счет изменения величины и числа фракций облучения;

использование различных модификаторов, в частности физических и химических факторов;

применение нетрадиционных источников излучения (ускорители электронов, генераторы нейтронов);

сочетание с лекарственной терапией.

В клинике центра имеется опыт лечения 70 случаев местнораспространенного рака гортани с использованием магнитолучевой терапии в режиме традиционного фракционирования дозы облучения до СОД 60Гр, который свидетельствует об устойчивой тен денции к увеличению показателей общей пятилетней погодовой выживаемости у больных с различной распространенностью забо левания (Т3, Т4) и у пациентов, имеющих регионарные метастазы. Благоприятная тенденция особенно четко выражена у больных с наиболее прогностически неблагоприятной формой заболевания Т4N1-3. Так, через 1 год после лечения среди них живы 63,6±11,8% пациентов (после только лучевой терапии: 29,4±11,1%;

Р0,05).

В дальнейшем оптимизация магнитолучевой терапии этой патологии осуществлялась по пути использования нетрадиционных методик облучения.

В настоящем сообщении приводятся результаты клинического исследования 31 больного местнораспространенным раком гор тани, которым дистанционную гамма терапию проводили по методике динамического фракционирования, а в качестве модифици рующего фактора лучевой терапии применено постоянное магнитное поле. При данной методике облучения курс лучевой терапии  начинали с фракций по 5 Гр в очаге 2 раза в неделю до СОД 20 Гр (ВДФ – 47 ед.), а затем продолжали по 2 Гр в очаге 5 раз в неделю до СОД 52 Гр (ВДФ – 96 ед.).

Следует отметить, что пациенты, включенные в данное исследование, по существу относились к тяжелой категории больных, кото рым изначально планировали паллиативное лечение. Так, у всех пациентов диагностировалась III-IV форма заболевания;

у 93% боль ных имелись регионарные метастазы в лимфоузлах шеи, и у большинства пациентов отмечалась инфильтративно-язвенная форма роста опухоли прогностически самая неблагоприятная.

Анализ общей пятилетней погодовой выживаемости больных показал, что после магнитолучевой терапии тенденция к увеличению показателей выживаемости отмечается в сроки от двух до пяти лет. Так, двухлетняя выживаемость составила 35,3±11,6% (после только лучевой терапии – 25,0±12,5%;

Р0,05). В течение трех, пяти лет после лечения живы 23,5±10,3% пациентов. После лучевой терапии трехлетняя выживаемость равнялась 5,0±6,8% (Р0,05), а к пятилетнему сроку наблюдения не доживал ни один больной.

Таким образом, применение магнитолучевой терапии с использованием динамического фракционирования дозы облучения позво лило не только изменить характер лечения у тяжелого контингента больных: провести радикальное лечение, хотя первоначально оно планировалось как паллиативное, но и достичь улучшения отдаленных результатов после него.

оСоБЕнноСТИ кЛИнИко-нЕВРоЛогИчЕСкой И МРТ-СЕМИоТИкИ ИнСуЛьТоВ СТВоЛА гоЛоВного МозгА Антонова О.Г., Хазов П.Д.

г. Рязань, Рязанский государственный медицинский университет им акад.И.П. Павлова Инсульты головного мозга являются актуальной медицинской и социальной проблемой в связи с высокой заболеваемостью, смер тностью и инвалидизацией больных. Среди них стволовые инсульты головного мозга составляют 18-20%. Их клинико-неврологиче ская и МРТ-характеристика не нашли должного освещения в литературе. В связи с этим, нами проанализированы клинико-неврологи ческие и МР-томографические данные 133 пациентов, находившихся на обследовании и лечении в нейрососудистом отделении ОКБ.

Магнинто-резонансная томография (МРТ) проводилась на МР-томографе «Tomikon S-50» (фирма «Bruker», Германия) с напряженнос тью магнитного поля 0,5 Т в режимах Т1- и Т2-взвешенных изображений.

В связи с различным патогенезом и особенностями клинико-неврологической и МРТ-картины было выделено 2 типа инсульта: I тип – ишемический (106), II тип – геморрагический (27). С учетом локализации, как при ишемическом, так и при геморрагическом инсульте, нами выделено 5 групп пациентов: 1 – инсульты варолиевого моста (71);

2 – инсульты таламуса (41);

3 – инсульты продолго ватого мозга (7);

4 – инсульты среднего мозга (7);

5 – инсульты двух и более отделов ствола головного мозга (7). Возраст больных варьировал от 23 до 83 лет. Ишемические инсульты ствола головного мозга, среди наших больных встречались в 4 раза чаще, чем геморрагические, преобладали больные в возрасте от 41 до 60 лет (54,1%). Доминировали инсульты моста (53,3%) и таламуса (30,8%).

Причем, при локализации инсульта в области моста, чаще встречались ишемические, а при локализации в таламусе – геморрагиче ские инсульты, тогда как среди инсультов продолговатого (5,3%) и среднего мозга (5,3%) преобладали ишемические инсульты. Инте ресно отметить, что у женщин не было инсультов продолговатого мозга, тогда как у мужчин они составили 11 % от инсультов всех локализаций. Превалировала левосторонняя локализация поражения (42,9%), причем одинаково часто как у мужчин (43,2%), так и у женщин (43,7%). Двухсторонняя локализация инсульта чаще встречалась у мужчин (69%).

При ишемическом типе инсульта в клинико-неврологической картине заболевания превалировала очаговая симптоматика с нали чием бульбарного синдрома. Исключение составляют инсульты продолговатого мозга, где на первый план выходит общемозговая симптоматика и инсульты таламуса, для которых характерен менингеальный синдром. Все инсульты данного типа были «дневными», т.е. первые симптомы заболевания появились в дневное время (с 6 до 23 часов).

МРТ-семиотика, в зависимости от локализации очага поражения в пределах мозгового ствола, была разнообразной. Так, при инсуль тах варолиевого моста очаги поражения отчетливо визуализировались во всех трех проекциях Т1- и Т2-ВИ. Интересно отметить, что у всех пациентов с бульбарным синдромом выявлялись обширные односторонние поражения ( 1 см в диаметре) или имела место двухсторонняя локализация инсульта. Смещения срединных мозговых структур практически не отмечены, а если и встречались были обусловлены сопутствующими полушарными гематомами. Для ишемических инсультов всех остальных локализаций дислока ция срединных мозговых структур нехарактерна. При инсультах таламуса очаги лучше визуализировались в аксиальной и фронталь ной проекциях. Для этой локализации характерны двухсторонние поражения, определявшиеся на фронтальных срезах в виде очагов вытянутой овальной формы, расположенные под задними рогами боковых желудочков, и напоминающие «крылья бабочки». Очаги поражения при инсультах продолговатого мозга лучше визуализировались на Т2-ВИ и располагались преимущественно на границе последнего с варолиевым мостом. При инсультах среднего мозга при МРТ выявлялись одиночные очаги поражения округлой или неправильной формы, отчетливо визуализировавшиеся во всех трех проекциях Т1- и Т2-ВИ. Для инсультов двух и более отделов (4) характерна множественность поражения в пределах мозгового ствола, как правило, с вовлечением в процесс варолиевого моста. При этом МРТ-картина была свойственна признакам поражения соответствующих стволовых отделов.

При геморрагическом типе инсульта клинико-неврологическая картина и МРТ-семиотика более многообразна. По локализации лидируют поражения таламуса, при которых преобладали очаговые симптомы с характерными глазодвигательными нарушениями и наличием менингеального синдрома. При МРТ очаги поражения лучше визуализировались в аксиальной и фронтальной проекциях и обычно локализовались в области боковых желудочков. Преобладали внутренняя гидроцефалия и осложнения в виде прорыва крови в желудочки головного мозга. Для этой локализации характерны смещения срединных структур головного мозга. В клинико-невро логической картине геморрагических инсультов варолиевого моста превалировала очаговая симптоматика с бульбарным синдромом, менингеальный – встречался реже. Очаги поражения на МР-томограммах отчетливо визуализировались во всех трех проекциях Т1- и Т2-ВИ и занимали более половины площади моста. Смещения срединных структур головного мозга нехарактерны. При поражении двух и более отделов ствола головного мозга клинико-неврологическая диагностика внутристволового кровоизлияния затруднена в связи с тяжелым состоянием пациентов. Для МРТ-картины характерна обширность поражения в пределах ствола мозга, как правило,  с вовлечением в процесс варолиевого моста и среднего мозга. Очаги поражения лучше визуализировались на Т2-ВИ и занимали не менее половины объема моста и ножки мозга. Смещения срединных структур головного мозга нехарактерны. Выявить особенности геморрагических инсультов среднего мозга не представилось возможным из-за недостаточного количества пациентов. Больных с поражениями продолговатого мозга не было, т. к. они обычно погибают, не доживая до госпитализации.

Таким образом, клинико-неврологическая и МРТ-семиотика инсультов ствола головного мозга имеет свои особенности и зависит не только от типа инсульта, но и его локализации и, следовательно, должны учитываться в диагностике, лечении и прогнозе заболевания.

ИСПоЛьзоВАнИЕ узИ ПРИ ПАТоЛогИИ МоЛочнЫХ ЖЕЛЕз у ДЕТЕй И ПоДРоСТкоВ нА АМБуЛАТоРноМ ЭТАПЕ ЛЕчЕнИЯ Асеев А.В., Серяков В.Н., Козлова С.В.

Россия, г. Тверь, Тверская медицинская академия Ультразвуковое исследование (УЗИ) является неотъемлемой часть обследования при выявлении и лечении патологии молочной железы у детей и подростков.

Под нашим наблюдением находились 86 детей и подростков женского пола в возрасте от 1 года до 18 лет. Все они обратились с жалобами на те или иные изменения в молочных железах. Подавляющее большинство из них (82,6%) составили девочки-подростки в возрасте 14-18 лет. Основными жалобами при обращении были: боль в молочных железах (75,6%), уплотнение молочных желез (38,4%), наличие локальных опухолей (9,3%), воспалительные инфильтраты (18,6%), асимметрия (14,0%) и преждевременное развитие (3,5%) молочных желез.

Асимметрия молочных желез наблюдались у 12 девочек (14,0%) и была подтверждена при УЗИ разной толщиной фиброгланду ларного комплекса. У 10 из них при трансабдоминальном УЗИ малого таза было выявлено поликистозное строение яичников и хроническая ановуляция, назначена соответствующая гормональная терапия. В будущем при сохранении асимметрии им показана пластическая коррекция после 22 лет.

Девочки-подростки с жалобами на уплотнение молочных желез (33 чел.) характеризовались нагрубанием ткани железы в степени, превышающей физиологический аденоз, зернистостью ее в структуре. У 30 из них соски были плотными и ригидными, а позадисо сковая протоковая система уплотнена. В анамнезе у них часто встречалось нарушение менструальной функции в виде задержек от 2-4 недель до полугода, менструации были обильными и болезненными. УЗИ молочных желез выявляло нарушение нормальной эхо структуры молочных желез с преобладанием железистого компонента. При трансабдоминальном УЗИ малого таза было установлено, что матка была маленькой, эндометрий истончен, яичники большие и имели мультифолликулярное строение. Кожа лица, молочных желез и живота характеризовалась гипертрихозом, а лица и надплечий – сальностью и угреватостью. В этой группе больных не наблюдалось эффекта от использования циклической витаминотерапии. Наилучший эффект был получен от орального контрацеп тива Диане-35 с последующим (или одномоментным) назначением мастодинона.

У 14 подростков болезненность и уплотнение молочных желез сочетались с выраженным предменструальным синдромом, однако при обследовании у них не были выявлены структурные изменения со стороны органов малого таза. Тем не менее, при динамическом трансабдоминальном УЗИ малого таза и по результатам измерения базальной температуры у этих девочек обнаружена хроническая ановуляция. В лечении таких пациенток нами использовались «чистые» гестагены (дюфастон, утрожестан) в лютеиновую фазу цикла в течение 2-4 мес с последующим переходом на мастодинон.

Небольшая часть пациенток последних двух групп (6 и 2 чел. соответственно) отмечали наличие опухолей в молочных железах.

УЗИ- картина соответствовала одиночным фиброаденомам молочной железы размером 1-2,5 см, в связи с чем было проведено опе ративное лечение в объеме удаления опухоли молочной железы. Преследуя косметические цели, удаление фиброаденом проводили из разреза по краю ареолы независимо от расположения опухоли.

Наряду с этиологическим и патогенетическим лечением оправдано использование симптоматической терапии. Если в основе масталгии имеется отек, венозный стаз, показано назначение ингибиторов простагландинсинтетазы (метиндол, ибупрофен во вто рой фазе менструального цикла), мочегонных препаратов (предпочтительно калий-сберегающих: верошпирон, триампур).

Нами наблюдались 16 девочек-подростков, у которых при обращении был выявлен инфильтрат в центральных отделах молочной железы до 6 см в диаметре с отеком и гиперемией кожи над ним, но без флюктуации. Такой инфильтрат образовывался вскоре после перенесенной респираторной инфекции. При УЗИ в субареолярной части инфильтрата выявлялось кистозное расширение крупного протока до 1 см;

под УЗИ-контролем проводили его пункцию, эвакуировали до 2 мл гнойного отделяемого, назначали антибакте риальную терапию и полуспиртовые компрессы на молочную железу. Оперативное лечение не потребовалось ни у одного ребенка, инфильтраты полностью рассосались, повторные пункции под УЗИ-контролем остаточных кистозных образований через 2 недели потребовались у 2 девочек, а у 3 – подобные явления возникали вновь через 6-12 мес на другой молочной железе. Подобные измене ния молочных желез нами рассматриваются как проявления одного из вариантов развития протоковой системы железы (временная атрезия части крупных выводных протоков).

Почти у каждой четвертой пациентки (24,4%) боль в молочной железе имела одностороннюю локализацию, не имела ассоциации с менструальным циклом. При объективном исследовании с обязательным УЗИ молочных желез и малого таза не выявлено ника ких изменений, но обнаружена асимметрия чувствительности в межреберьях, сколиотическая деформация позвоночника, дефекты осанки, дисплазия или хронический подвывих тазобедренных суставов, синдром Пакс-Вебера. Ведущими лечебными мероприятиями у них были массаж, лечебная физкультура, ношение ортопедических вкладышей в обувь на заинтересованной стороне и соблюдение дисциплинирующей осанки (стоя и сидя).

Таким образом, среди амбулаторных пациентов патология молочных желез у детей и подростков встречается достаточно часто и требует к себе внимательного отношения. УЗИ имеет важное значения для выбора наиболее рационального метода лечения.

 оЦЕнкА ЭффЕкТИВноСТИ нЕоАДЪЮВАнТной ПоЛИХИМИТЕРАПИИ ПРИ МЕСТноРАСПРоСТРАнЕнноМ РАкЕ ШЕйкИ МАТкИ С ИСПоЛьзоВАнИЕМ уЛьТРАзВукоВой СоногРАфИИ И МАгнИТно РЕзонАнСной ТоМогРАфИИ Ашрафян Л.А., Антонова И.Б., Алешикова О.И., Огрызкова В.Л., Ивашива С.В.

ФГУ, Российский научный центр рентгенорадиологии МЗ РФ, Москва.

Введение. В России рак шейки матки (РШМ) занимает 6-е ранговое место среди всех онкологических заболеваний у женщин и составляет 5,3%. Показатель запущенности в 2000г составил 39,1%. В последние годы прослеживается тенденция к увеличению числа больных молодого возраста, что диктует необходимость разработки новых и усовершенствования имеющихся вариантов лечения.

По данным многих авторов, применение неоадъювантной полихимиотерапии (НПХТ) в комплексном лечении местнораспростра ненного РШМ, способствует уменьшению размеров первичной опухоли, ликвидации микрометастазов и способствует улучшению операбельности. В связи с этим возникает необходимость в адекватном мониторинге противоопухолевой терапии.

Цель исследования: оценка эффективности НПХТ в лечении местнораспространенного РШМ с использованием сонографии и МРТ.

Материалы и методы: обобщены результаты лечения и наблюдения за 33 пациенками, проходивших комплексное лечение в РНЦРР с 2002 по 2005гг.

Распределение по стадиям следующее: 14 женщин со IIb(Т2bNоМо) и 19 пациенток с IIIб стадией рака шейки матки. 11 больных (57, 9 %) с - (Т2б, Т3а-бN1Мо) и 8 (42,1%) - (Т3бNоМо). Средний возраст составил 45,3±10,5 лет. Плоскоклеточный рак выявлен у (90,9%), аденокарцинома - 3 (9,1%) женщин.

На первом этапе комплексного лечения проводилось 1-2 курса НПХТ по схеме ТР или 5FU+P с интервалом в 3 недели с последую щим хирургическим лечением.

Оценка эффективности проводимой лекарственной терапии при УЗИ включала целый диагностический комплекс: измерение объ ема шейки матки (см3), Ц(Э)ДК, 3D антиографии в динамике. Крайне важным при местнораспространенном раке шейки матки явля ется констатация изменения инфильтрации параметральной клетчатки по данным МРТ, до начала лечения и после проведения НПХТ, с целью формирования окончательного заключения о резектабельности опухоли.

Ультразвуковое исследование проводилось на ультразвуковом сканере «Voluson-730 Pro».

МРТ проводилась на магнитнорезонансном томографе Oupen Proviev 0,5 Т.

Результаты: Средний объем шейки матки при II стадии РШМ до начала лечения составил 51.9см3, при III ст -71,6см3, после НПХТ 28,8 и 33,6см3 соответственно.

Уменьшение объема шейки матки от 30% до 50% отмечено у 8 (24,2%) пациенток, более 50% у 20 (60,6%).

Инфильтрация параметральной клетчатки по данным МРТ устанавливалась на основании измерения расстояния между краем боковой стенки шейки матки и костями таза. Особенно важным этот показатель является при Т3бNо-1Мо стадии заболевания. Данный размер увеличился на 1/3 и более у 12 из 14 больных с вышеуказанной стадией. У всех установлено так же снижение плотности инфильтрата.

На 2 этапе комплексного лечения проведено хирургическое лечение у 33 (100%) в объеме расширенной экстирпации матки с при датками. Двум пациенткам (6,1%) дополнительно проведена резекция мочеточников и наложением уретероцистоанастомоза.

Выводы: сонография и МРТ являются важными компонентами мониторинга комплексного лечения при местнораспространен ном раке шейки матки, мы читаем эффективной неоадъювантную терапию при наличии следующих показателей: уменьшение объема первоначально визуализируемой опухоли более чем на 30%, увеличение размера между краем боковой стенки шейки матки и костями таза более чем на 1/3, установленного по данным МРТ/КТ.

оЦЕнкА МИнЕРАЛьной ПЛоТноСТИ коСТной ТкАнИ у ПАЦИЕнТок, ПоЛучИВШИХ РАДИкАЛьноЕ ЛЕчЕнИЕ По ПоВоДу ЛИМфогРАнуЛЕМАТозА.

Авторы: Ашрафян Л. А., Ивашина С.В., Антонова И.Б., Бабаева Н.А., Монопьянц Г.А.

Российский Научный Центр Рентгенорадиологии МЗ РФ, Москва.

Вопросы медико-социальной реабилитации пациенток с искусственной менопаузой, после комплексного лечения лимфогранулема тоза (ЛГМ) продолжают оставаться актуальными. Наиболее быстрая и интенсивная потеря костной массы после лечения, выключившего функцию яичников, происходит у девушек до 25 лет, у которых до начала специального лечения не достигнут пик костной массы.

Цель исследования:

Изучить показатели минеральной плотности кости у пациенток ЛГМ репродуктивного периода до и через1 год после комплексного лечения.

Материалы и методы исследования:

С 1997-2005г. в РНЦРР у 225 пациенток репродуктивного периода (в возрасте от 18 до 27 лет), страдающих ЛГМ I A-IV b ст., изучены показатели минеральной плотности кости.

Оценка минеральной плотности костной ткани (МПКТ) осуществлялась при помощи бифотонной рентгеновской абсорбциоме трии на денситометре DTX-200.

Полученные результаты:

До проведения комплексного лечения у 53(23,5%) пациенток выявлена остеопения, у 24(10.7%) пациенток – остеопороз и у 166(7 3,8%) пациентки –нормальная минеральная плотность кости.

 Формирующийся абсолютный дефицит эстрадиола и прогестерона оказывает негативное воздействие на показатели МПКТ.

Снижение минеральной плотности костной массы у 75.3 % пациенток репродуктивного возраста реализовалось в сроки до 1года.

Темпы потери костной массы у пациенток с индуцированной менопаузой составили -0.75 стандартных отклонения.

Выводы:

Углубленное обследование данной категории пациенток через 2 года после радикального лечения по поводу ЛГМ позволяет прово дить им заместительную гормональную терапию с учетом показаний и противопоказаний, что способствует повышению социальной адаптации.

ВозМоЖноСТИ СоВРЕМЕнной уз-ТоМогРАфИИ В ДИффЕРЕнЦИРоВАнИИ РАзЛИчнЫХ ВАРИАнТоВ оПуХоЛЕй ЯИчнИкоВ.

Ашрафян Л.А., Ивашина С.В., Огрызкова В.Л., Моцкобили Т.А., Барашкова И.А.

ФГУ Росздрава РНЦРР В настоящее время ультразвуковое исследование продолжает оставаться одним из ведущих методов лучевой диагностики в выявле нии патологических изменений яичников.

Ведутся интенсивные исследования, включающие новейшие ультразвуковые критерии, направленные на решение проблемы ран ней диагностики злокачественных опухолей яичников.

В этой связи, следует отметить, что высокая летальность и малоутешительные результаты лечения рака яичников частично обуслов лены скрытым, бессимптомным течением, что ведет к тому, что в 75-80% случаев заболевание диагностируется в 111-1V стадии, при которых 5-ти летняя выживаемость составляет 5-11% (Kikkawa F. Et al., 1996) В целом, приходится учитывать два основных момента :

с одной стороны – внедрение в эхографию новых трехмерных режимов с многочисленными возможностями по объемному моделированию объекта, позволило совершенно с новых позиций взлянуть на проблему дифференциальной диагностики обра зований яичников;

с другой стороны- успехи дальнейшего алгоритма дообследования пациентки во многом зависят от квалификации и онколо гической настороженности врача.

ЦЕЛЬЮ ИССЛЕДОВАНИЯ явилось изучение возможностей новых УЗ-технологий в выявлении патологических изменений в яич никах и их внутринозологической трактовке.

МАТЕРИАЛЫ и МЕТОДЫ.

В исследование были включены 57 пациенток раком яичников, 4 пациентки –пограничными опухолями яичников и 42 пациентки доброкачественными опухолями яичников. Диагноз был морфологически верифицирован при пункционной биопсии образования и/или исследовании операционного материала.

УЗ-исследования выполнялись на аппаратах “Voluson -530 D MT” “Voluson -730 Pro” с помощью мультичастотных, широкополосных датчиков с возможностью сбора объемной информации в автоматическом режиме. При обработке полученных данных использова лись различные режимы трехмерной реконструкции:

• режим ротации • режим трансляции • режим поверхностной реконструкции.

Обсуждение полученных результатов.

При анализе полученных данных в В-режиме выявлено, что объем образований варьировал в диапазоне от 3,7 до 976 см3.Возраст пациенток составил от 19 лет до 76 лет.

В процессе проведенного исследования нами было выделено три типа строения опухолей:

1 тип-кистозный - характеризовался наличием округлого образования с четкими ровными контурами,анэхогенной структуры с единичными или множественными перегородками.

II тип-кистозно-солидный с преобладанием одного из компонентов, образование округлой или неправильной формы неодно родной структуры с ровными, четкими контурами III тип солидный –образование округлой или неправильной формы с ровными или неровными контурами изо -и/или гипоэхо генной структуры.

Для повышения специфичности цветового изображения Ц(Э)ДК нами использовалась индивидуальная настройка параметров частота повторения импульсов, фильтр стенки сосудов, мощность сигнала, насыщенность изображения для выявления слабочастот ных допплеровских сигналов.

Объемная реконструкция изображения в режиме серой шкалы улучшила оценку солидного компонента опухоли и папиллярных разрастаний по ее капсуле.

Методика трехмерной ангиографии позволила детально оценить плотность распределение сосудов в структуре образования, пато логическую трансформацию.

При анализе доброкачественных опухолей выявлены следующие показатели:

у 17 пациенток (40,5%) отсутствовал кровоток, у 25 пациенток (59,5%)определялась невыраженная сосудистая сеть;

ИР - от 0,62 до 0,84;

МСС в сосудах опухоли - 4-9 см/с;

показатели объемного кровотока - от 10 до 15 ml/min. Трехмерная рекон струкция изображения в режиме энергетического картирования позволила оценить прямолинейный ход, организованное рас пределение сосудов.

При анализе пограничных опухолей, имеющих кистозно-солидное строение, выявлены следующие показатели:

 Во всех наблюдениях определялся умеренный или усиленный кровоток ИР от 0,52 до 0,59 МСС в сосудах опухоли - от 7 до 14 см/с.

Хочется отметить определенные трудности при дифференциальной диагностике серозных папиллярных цистаденом и погра ничных опухолей яичников. Патогноманичные УЗ-критерии в наших исследованиях получены не были, что диктует необходимость дальнейшего изучения.

При анализе гемодинамических показателей при раке яичников выявлено:

Внутриопухолевый кровоток регистрировался в 94,7% случаев (54 пациентки).

ИР варьировал от 0,17 до 0,52. МСС в сосудах опухоли от 19 до 35 см/с, показатели объемного кровотока от 23 до 45.. Патологи ческие сосуды внутри образования характеризовались неравномерностью распределения, хаотичностью хода и неравномерностью просвета.

Определенную сложность в дифференциальной диагностике представляли злокачественные опухоли солидной структуры неболь ших размеров (объем составлял от 3,7 см3 до 29 см3).В 3 случаях кроме снижения индекса периферического сопротивления ИР составил от 0.48 до 0,53, других патогноманичных УЗ-признаков получено не было.

Таким образом, проведенный комплексный анализ данных УЗ исследования повысил специфичность метода до 92,7 %.

На современном этапе необходимо дальнейшее накопление и систематизации новых диагностических данных, что приблизило бы к решению задачи ранней диагностики злокачественных опухолей.

ПЕРИфЕРИчЕСкАЯ оСТЕоДЕнСИТоМЕТРИЯ И ИнДЕкС МАССЫ ТЕЛА ПРИ гИнЕкоЛогИчЕСкоМ РАкЕ В ПоСТМЕноПАузЕ.

Ашрафян Л.А., Антонова И.Б., Ивашина С.В., Акопова Н.Б.

ФГУ Российский научный центр рентгенорадиологии МЗ РФ.

Увеличение количества жировой ткани в определенной степени отражает нарушения гормональной регуляции и метаболизма.

Доказана более высокая вероятность развития рака эндометрия при ожирении у женщин в постменопаузе. Однако роль метаболи ческих изменений в этиопатогенезе рака яичников, вульвы и шейки матки не столь очевидна. Известно, что реализация гормональ ного сигнала невозможна без достаточной рецепторной насыщенности. Определение минеральной плотности костной ткани дает представление об уровне рецепторов эстрогенов как костях, так и в организме в целом. Целью настоящего исследования является изучение минеральной плотности костной ткани (МПКТ) и связь ее с индексом массы тела (ИМТ) при гинекологическом раке в постменопаузе Материал и методы. Группы пациенток составили 150 наблюдений рака эндометрия, 67 - эпителиального рака яичников, 107 рака шейки матки и 80 - рака вульвы. Контрольная группа состояла из 111 женщин постменопаузального возраста без анамнести ческих данных о наличии рака. Группы были сопоставимы по возрасту, времени наступления и длительности постменопаузы. ИМТ (вес в кг/рост в м2) подразделялся на следующие категории: нормальный уровень (ИМТ 18,50-24,99), повышенный уровень (ИМТ 25,00-29,99) и ожирение (ИМТ 30,00). Измерение уровня минеральной плотности костной ткани осуществлялось с использованием бифотонной рентгеновской абсорбциометрии на денситометре DTX-200 (Дания). Результаты оценивались по Т-критерию. Снижение МПКТ более, чем на 2,5 стандартных отклонения расценивали как остеопороз, на 1,0 – 2,5 как остеопению, повышение более, чем на 1 стандартное отклонение как высокий уровень МПКТ.

Результаты исследования.

ИМТ в группе больных раком эндометрия превышал 30 мг/м2 в 42%, 25,00-29,99кг/м2 – в 20% и соответствовал норме – в 38,0%.

ИМТ в группе больных раком яичников был более чем 30 кг/м2 в 38,8%, 25,00-29,99 кг/м2 – 41,8% и в норме – 19,4%. ИМТ при раке шейки матки выше чем 30 кг/м2 был констатирован в 38,3%, 25,00-29,99 кг/м2 – 34,6% и в норме в 27,1%. ИМТ в группе женщин со злокачественными заболеваниями вульвы был более чем 30 кг/м2 в 43,4%, 25,00-29,99 кг/м2 – 35,5% и нормальный в 21,1%. ИМТ в контрольной группе превышал 30мг/м2 в 13,5%, 25,00-29,99кг/м2 – 19,8% и соответствовал норме в 66,7% (р0,05).

МПКТ при раке эндометрия соответствовал следующим значениям: высокий уровень 26,6%, нормальный уровень 18,3%, остеопения 38,4%, остеопороз 18,3%. При раке яичников высокий уровень МПКТ был зафиксирован в 10% наблюдений, нормальный уровень в 28%, остеопения в 25%, остеопороз в 37%. При раке шейки матки высокий уровень МПКТ отмечался в 22,6% наблюдений, нормальный уровень в 22,4%, остеопения в 30%, а остеопороз в 25%. При раке вульвы МПКТ была следующая - высокий уровень - 32,0%. норма - 29, %, остеопения 26,8%, остеопороз - 27,3%, В контрольной группе пациенток постменопаузального периода в 73% наблюдений характерно снижение минеральной плотности костной ткани. Остеопения выявлена в 38% наблюдений, а остеопороз - в 35%. У четверти пациенток (26,8%) имело место нормальное (13,8%) или высокое (13%) состояние уровня минеральной плотности костной ткани.

Заключение Во всех обследованных группах больных гинекологическим раком в постменопаузе констатировано наличие достаточно высокого индекса массы тела, превышающего таковой в контрольной группе. Мы можем с уверенностью предположить, что наличие ожирения связано с довольно значительным риском возникновения этих злокачественных новообразований в постменопаузе, ввиду измене ния метаболизма эстрогенов с участием жировой ткани. МПКТ по нашему мнению может служить условным маркером эстрогенной насыщенности организма. Значения МПКТ соответствующие высоким и нормальным значениям при всех вышеописанных онкоги некологических заболеваниях превышали соответствующие уровни в контрольной группе. Из этого следует, что изучение МПКТ в постменопаузальном периоде может быть полезно с точки зрения определения групп риска для более тщательно обследования и динамического наблюдения, также прогнозирования у части больных эффективности таких лечебных факторов, как заместительная гормонотерапия.

 ИСПоЛьзоВАнИЕ РЕнТгЕноВСкой БИфоТонной АБСоРБЦИоМЕТРИИ ДЛЯ ПРогнозИРоВАнИЯ ЭффЕкТИВноСТИ гоРМонАЛьной ТЕРАПИИ ПРИ СкЛЕРоТИчЕСкоМ ЛИШАЕ ВуЛьВЫ Ашрафян Л.А., Харченко Н.В., Бабаева Н.А., Ивашина С.В., Басова И.О.

ФГУ Российский научный центр Ренгенорадиологии МЗСО РФ Дефицит эстрогенов, возникающий в климактерии, закономерно вызывает нарушение пролиферативных процессов эпителия вульвы, который атрофируется и истончается, происходит изменение чувствительности рецепторного аппарата, что приводит к воз никновению дистрофических изменений вульвы, в частности, склеротического лишая. Склеротический лишай, в морфологическом понимании, является точной копией инволютивно - дистрофического процесса, сопровождающего постменопаузу.

В последние годы отмечается увеличение числа дистрофических заболеваний вульвы, на фоне которых часто возникают злокаче ственные опухоли. Эффективно проводимая терапия склеротического лишая может являться основой профилактики возникновения рака вульвы. Одним из самых распространенных методов лечения дистрофических процессов вульвы является гормонотерапия.

В рамках нашего исследования была предпринята попытка установления возможной взаимосвязи между уровнем минерализации кости в постменопаузе и эффективностью гормональной терапии. Использование денситометрии было продиктовано тем, что кост ная ткань, являясь эстрогензависимой, несет в себе определенный отпечаток направленности гормонального гомеостаза в постме нопаузе и реагирует на эстрогенный дефицит. В основе наших исследований лежит идея использовать в постменопаузе показатели уровня минерализации костной ткани как маркера эстрогенной насыщенности и, исходя из этого, планировать назначение гормо нальной терапии при склеротическом лишае вульвы.

Нами было комплексно обследовано 174 женщины в постменопаузальном периоде, из которых 110 пациенток со склеротическим лишаем вульвы, составили основную группу, 64 пациентки без признаков патологии вульвы – контрольную группу. Средний возраст обследуемых пациенток в основной группе составил 64,9 ± 0,2 года, в контрольной – 59,8 ± 0,5 года. Средний возраст наступления менопаузы составил в группе пациенток со склеротическим лишаем 50,3 ± 0,3 года, в контрольной группе – 47,7 ±0,2 года. Длитель ность периода постменопаузы колебалась от 1 до 35 лет. Средняя продолжительность периода постменопаузы составила в основной группе 13,2 ± 0,6 лет, в контрольной группе 10,5 ± 0,3 лет.

При анализе жалоб пациенток с дистрофическими процессами вульвы основным являлся зуд в области наружных половых органов, который отмечен у 92,4% женщин, также имелись жалобы на сухость кожи и слизистых вульвы – у 74,5%, диспареунию - у 15,6% паци енток, нарушения мочеиспускания (жжение, боли) – у 3,4%, психоэмоциональные расстройства отмечались у 22% пациенток.

Диагностика уровня минеральной плотности кости осуществлялась с использованием бифотонной (DXA) рентгеновской абсорб циометрии на денситометрах DTX-200 (Дания).

. Диагноз остеопороза устанавливался пациенткам, у которых показатели минеральной плотности снижены более чем на 2,5 стан дартных отклонения. Повышение величины костной массы или плотности кости у пациенток в пределах более 1 стандартного откло нения выше среднего значения здоровых людей в возрасте 40 лет (показатель Т) рассматривалось нами как высокая костная масса.

Среди пациенток со склеротическим лишаем вульвы отмечено преобладание лиц с низким уровнем минерализации кости (65,5%), по сравнению с группой, где отмечены высокие – в 20% и нормальные – в 14,5% наблюдений, показатели минеральной плотности кости (34,5%). Остеопороз в этой группе диагностирован в 19% наблюдений.

Исследование данных денситометрии в контрольной группе показало, что, при сформировавшейся постменопаузе состояния остеопении и остеопороза отмечены в 73,2% наблюдений. Остеопороз выявлен у 34,5% пациенток. Более чем у четверти пациенток (26,5%) имел место нормальный (14%) и высокий (12,5%) уровень минерализации кости.

В рамках нашего исследования гормонотерапия проводилась эстриолсодержащим препаратом местного воздействия «Овестин» в виде крема. Все 110 пациенток со склеротическим лишаем вульвы получали местную терапию «Овестином» в дозировке 0,5 мг 1 раз в день в течение 3 месяцев, затем, при наличии положительного эффекта, 1 доза (0,5мг) 3 раза в неделю и далее применялась поддер живающая доза 0,5 мг 2 раза в неделю Контроль эффективности лечения осуществлялся через месяц после начала лечения, и затем каждые три месяца во время терапии «Овестином». Эффективность лечения оценивалась на основании осмотра наружных половых органов, анализа субъективного состояния пациентки.

При гормональном лечении эстрогенами предпочтение отдается вагинальному и особенно субкутанному введению препаратов.

Накоплен многолетний опыт использования эстриола в качестве эстрогенотерапии. При местном применении, в отличие от ораль ного приема, гораздо меньше этого препарата подвергается метаболизму и 20% дозы появляется в виде неконъюгированных стеро идов в крови Попадая в клетки чувствительных тканей, эстриол образует комплекс с цитозольными рецепторами, с последующей транслокацией в ядро клетки. Главным в назначении эстриола является то, что он не вызывает пролиферацию эндометрия, так как данный препарат имеет самый короткий период нахождения в ядре клетки (1-4 часа), связывается с рецепторами нижнего отдела половых путей значительно быстрее, чем с рецепторами матки и обладает самой низкой биологической активностью.

У пациенток постменопаузального периода с высокой минеральной плотностью кости в подавляющем большинстве случаев (Р0,05) отмечен положительный эффект при лечении дистрофии вульвы эстриолом - в 93,75%, из них выраженный положительный эффект у 31,25% женщин, отсутствие эффекта отмечено у 6,25% пациенток. В случаях нормальной минеральной плотности кости процент получения положительных результатов от лечения также велик и составляет 86,4% наблюдений, из них очень хороший эффект у 22,7% женщин, что все-таки значительно ниже, чем у пациенток с повышенной минеральной плотностью. При остеопении в 33,3% терапевтического эффекта не было, положительная динамика отмечена в 54,9% и выраженное улучшение в 11,8% наблюдений.

Остеопороз имел место у 21 пациентки, из них лишь у 5(23,8%) присутствовал эффект от проводимой терапии, у 76,2% больных склеротическим лишаем и остеопорозом не получено эффекта при лечении эстриолом.

Таким образом, при снижении минеральной плотности кости у пациенток со склеротическим лишаем достоверно снижается эффективность гормональной терапии с 93,75% при высокой минеральной плотности, до 23,8% при остеопорозе.

У троих пациенток (2,7%) отмечена непереносимость препарата, в виде отека, чувства жжения в области вульвы, в связи с чем лече ние далее не проводилось.

 Хочется отметить, что отсутствие эффекта в основном отмечено у пациенток с локализацией поражений в области клитора и наружной поверхности больших половых губ, а также в случаях, когда имелось сочетание склеротического лишая и плоскоклеточной гиперплазии вульвы, с преобладанием гиперкератоза.

Результаты нашего исследования с высокой достоверностью (Р0,05) показывают, что эффективность местной гормональной тера пии у пациенток со склеротическим лишаем в среднем составляет 63,6%. Эстрогенная терапия при данном заболевании наиболее эффективна у пациенток высоким и нормальным уровнем минеральной плотности кости, по данным бифотонной рентгеновской абсорбциометрии, что позволяет использовать данный метод исследования для прогнозирования эффективности проведения гор монотерапии при склеротическом лишае вульвы.

ВозМоЖноСТИ РЕнТгЕноДИАгноСТИкИ оБЪЁМнЫХ ПРоЦЕССоВ окоЛоноСоВЫХ ПАзуХ В АМБуЛАТоРнЫХ уСЛоВИЯХ.

Бабаев М.В., Боронджиян Т.С., Карюк Ю.А.

Россия, г. Ростов-на-Дону, Ростовский государственный медицинский университет, МЛПУЗ «Городская поликли ника №1», ФГУ «ЮОМЦ Росздрава».

Эффективность лечения больных с различными по этиологии объёмными процессами околоносовых пазух (ОНП) во многом зави сит от своевременной и точной диагностики. Разнообразие патоморфологических особенностей, маскирующее влияние перифокаль ного воспаления, различная исходная локализация, инфильтративный рост, бессимптомное течение, неспецифичность симптомов на ранних стадиях болезни, недостаточное использование современных методов визуализации и не всегда адекватная интерпретация полученных диагностических данных дают высокий процент (75-95%) пациентов со злокачественными новообразованиями ЛОР органов, поступающих в клинику с запущенными стадиями (III-IV) заболевания, когда процесс поражает смежные анатомические образования, что затрудняет выбор тактики лечения. Поэтому радикальное хирургическое лечение удается провести только каждому четвертому больному (Е.С.Коробкина и соавт., 1996;

А.А.Савин, 1999;

А.И.Пачес, 2000). Топографическая близость и общность развития нейро- и висцерокраниальных отделов головы, тонкость костей лицевого черепа, наличие костных каналов и естественных отверстий между полостью черепа и ОНП, по которым проходят различные анатомические структуры, обусловливают возможность распростра нения процесса из лицевой части в нейрокраниальную и наоборот. Обтурирующая выводные отверстия пазух опухоль нарушает их нормальную аэрацию, мукоцилиарный транспорт, лимфо- и кровообращение в слизистой оболочке, что создает благоприятные усло вия для возникновения гнойного синусита, кист, муко- и пиоцеле, полипоза, и даже таких грозных осложнений как арахноэнцефалит, ограниченный наружный пахименингит, генерализованный менингит, эпидуральный абсцесс, гипертензионный синдром, хотя воз можно и полное отсутствие неврологической симптоматики (Н.С.Благовещенская и соавт., 1995;

У.Л.Лутфуллаев и соавт., 2003). Поэтому ранняя и особенно дифференциальная диагностика именно в амбулаторных условиях различных по этиопатогенезу поражений ОНП приобретает особую важность и значимость. В настоящее время, когда совершенствование средств диагностики стало одной из наи более актуальных проблем медицины, вопросы широкого клинического использования рентгеновской компьютерной томографии приобретают особое значение. Однако на фоне значительных успехов проявляются и организационно-методические недостатки КТ, связанные с существенными ограничениями её применения из-за высокой стоимости рентгенкомпьютерной техники. Эти обстоя тельства послужили причинами появления достаточно серьёзной медицинской проблемы – «медицинской экономики». Поэтому традиционная рентгенография остается самым распространенным методом диагностики заболеваний ОНП в условиях поликлиники.

Уже обзорная рентгенограмма в носоподбородочной проекции должна содержать максимальную диагностическую информацию с возможностью визуализации и оценки состояния костных структур пазух и внутрипазушных образований. Однако рентгенография в классической носоподбородочной и в модифицированных со скошенной на 5-10-12° рентгеновской трубкой укладках в силу инди видуальных анатомических вариантов строения черепа далеко не всегда позволяет достоверно интерпретировать полученные рент генограммы. Наслоение пирамид височных костей на альвеолярные бухты верхнечелюстных пазух скрывает имеющийся в них выпот, изменения слизистой оболочки или небольшие кисты. Отсутствие четко обоснованных критериев, определяющих необходимость изменения укладки или направления рентгеновского луча для предупреждения скиалогических эффектов у конкретного больного послужило необходимостью разработки нового универсального способа рентгенографии ОНП, позволяющего визуализировать верх нечелюстные и лобные пазухи без проекционного наложения прилежащих и окружающих анатомических структур, что достигается направлением центрального луча через фиксированные анатомические ориентиры в плоскости, проходящей через точки проекции турецкого седла на боковой поверхности головы и альвеолярные отростки передних верхних резцов (Заявка о выдаче Патента РФ на изобретение №2005134982 от 11.11.2005г.). На данных рентгенограммах отчетливо обозримы детали лицевого скелета, открыта для визуального анализа альвеолярная бухта, задняя стенка гайморовой пазухи и задний отдел наружной стенки орбиты, что важно для решения вопроса о распространении процесса в крылонебную или подвисочную ямки.

Новообразования, исходящие из слизистой оболочки дна или стенок пазух, длительно протекают бессимптомно, но приводят к гиперплазии слизистой, трудно отличимой на рентгенограмме от подобных изменений при хронических синуситах. Дальнейший рост новообразования приводит к затенению пазухи, имеющему более интенсивный неоднородный характер и, что особо важно для дифференциальной рентгенодиагностики, неровный и нечеткий контур, в отличие от хронического воспаления. Наиболее досто верно этот характерный признак при классическом рентгенологическом исследовании определяется на зонограмме с толщиной среза 2,5-3см, выполнявшихся по методике «Способ зонографии верхнечелюстных и лобных пазух» (Патент РФ №2220658), когда, помимо уточнения внутрипазушного положения и распространенности опухолевого процесса, возможно оценить особенности структуры образования, а также состояние костных стенок пазухи, деструкция которых в виде прерывистости или нечеткости кон туров, исчезновения рисунка костной ткани, стирания костных границ между смежными полостями является даже при сохранении первоначальной величины пазухи ведущим признаком злокачественного процесса.

Если локализация объёмного процесса в верхнечелюстной пазухе обычно диагностических трудностей не вызывала, то при распо ложении в лобных пазухах или ячейках решетчатого лабиринта определение его характера и распространенности было затруднено.

 Рентгенография лобных пазух в задней аксиальной проекции по Welin не всегда информативна из-за сложности выполнения укладки, особенно у пациентов с сопутствующей патологией шейного отдела позвоночника или тяжелым общесоматическим состоянием.

Поэтому рентгенограмму выполняли по щадящей для больного оригинальной методике (Патент РФ № 2003115967), визуализирую щей лобные пазухи изолированно, без наслоения структур лицевого черепа, что создавало оптимальные условия для изучения самого объёмного процесса и определения вовлечения в него окружающих анатомических отделов.

Таким образом, при использовании предлагаемого алгоритма рентгенологического обследования данной категории больных уже в поликлинике возможно определение характера, формы и распространенности объемного процесса и перспектив его лечения.

ВозМоЖноСТИ фоСфоРной МАгнИТно-РЕзонАнСнАЯ СПЕкТРоСкоПИЯ (31P-MRS) В ДИАгноСТИкЕ ЦИРРозА ПЕчЕнИ Багненко С.С., Труфанов Г.Е., Фокин В.А.

Россия, г. Санкт-Петербург, Военно-медицинская академия, кафедра рентгенологии и радиологии.

Цель: изучение возможностей фосфорной магнитно-резонансной спектроскопии в диагностике цирроза печени.

Методы исследования: было обследовано 22 пациента с циррозом печени различной этиологии: 18 мужчин и 4 женщины, средний возраст 48,7+12,4 (31-69 лет).

Контрольную группу составили 30 здоровых добровольцев (20 мужчин и 10 женщин) в возрасте от 18 до 50 лет, средний возраст 23,2+9 лет.

Исследование проводили на высокопольном МР-томографе Magnetom Symphony, с напряженностью магнитного поля 1,5 Тл, с при менением поверхностной радиочастотной катушки для фосфорной МР-спектроскопии.

Для уменьшения двигательных артефактов от дыхания, а также с целью максимально приблизить исследуемый орган к катушке, обследуемого укладывали на правый бок.

Всем обследуемым рекомендовали воздержаться от приема пищи в течение трех часов до исследования.

Применялась методика CSI (Chemical Shift Imaging) с использованием ядерного эффекта Овергаузера (NOE).

При исследовании размеры области интереса были 280х280х40 мм (8х8 вокселей), TR – 400 мсек, TE – 2,3 мсек, данные собирали 24 раза, а время исследования составило 5 мин 06 сек.

Все измерения проводились в правой доле печени. Размер одного вокселя, в котором проводились измерения, был 35х35х40 мм.

Рассчитывались следующие показатели: содержание фосфокреатинина (PCr), фосфодиэфира (PDE), неорганического фосфата (Pi), фосфомоноэфира (PME), аденозинтрифосфорной кислоты (-ATP), а также соотношения данных метаболитов между собой.

Помимо МР-спектроскопии всем обследуемым выполнялось традиционное МРТ-исследование области живота.

Результаты:

Наиболее значимыми показателями на наш взгляд были: соотношение PDE к -ATP, PME/PDE и PME/Pi.

В контрольной группе соотношения метаболитов были следующими: PME/PDE=0,26±0,12;

PME/Pi=1,67±0,69;

PDE/-ATP=2,66±0,56.

У всех больных отмечалось увеличение содержания PME относительно PDE (PME/PDE=0,69±0,28), а также PME относительно Pi (PME/ Pi=4,72±2,29). Количество же PDE по отношению к -ATP у пациентов с циррозом печени было снижено (PDE/-ATP=1,86±0,61).

PME и PDЕ являются компонентами клеточных мембран и увеличение соотношения PME к PDE говорит о процессах клеточного деления (репаративные процессы, замещение ткани печени соединительной тканью и др.). Снижение же соотношения PDE к -ATP указывает на снижение энергетического статуса печени.

Таким образом, фосфорная МР-спектроскопия позволяет неинвазивно и прижизненно выявлять биохимические изменения, про исходящие в гепатоцитах при циррозе печени. Безусловно, методика требует дальнейшего изучения, и еще много вопросов остаются нерешенными. Однако, полученные нами данные, а также результаты зарубежных исследователей, говорят о том, что методика явля ется перспективной и заслуживающей дальнейшего изучения.

уСоВЕРШЕнСТВоВАннАЯ РЕнТгЕноконТРАСТнАЯ ДИАгноСТИкА МЕТАСТАТИчЕСкого ПоРАЖЕнИЯ ЛИМфАТИчЕСкИХ узЛоВ ШЕИ.

БакировР.Т., СеровО.В., ПотаповО.Г., ПотаповС.О., МаминаА.Г., ХушмурадоваД.М.

Республика Башкортостан, г. Уфа, Башкирский республиканский онкологический диспансер В целях улучшения метастазирования злокачественных новообразований в лимфатические узлы шеи нами был усовершенствован метод их дооперационной визуализации, суть которого заключается в следующем. В зависимости от локализации объемного обра зования выбирается регионарное депо контрастного вещества, в которое вводится майодил в объеме 2-3 мл. В качестве депо исполь зовалась щитовидная железа, дно полости рта, передние небные дужки. По лимфатическим сосудам контрастное вещество достигает лимфатических узлов данного региона и задерживается в них. Оценка степени метастазирования проводилась по степени контра стирования лимфатических сосудов и узлов, изображение которых получалось на рентгенограммах и компьютерных томограммах.

Любой неконтрастированный узел, к которому по лимфатическим сосудам приблизилось контрастное вещество, но не проникло в него или обошло его по коллатералям, расценивался как заблокированный.

Был обследован 51 человек с верифицированным опухолевым процессом в челюстно-лицевой области. Через 12 часов после введе ния контрастного вещества в соответствующее депо, проводилась рентгенография шеи и лицевой части головы в прямой и боковой проекции и компьютерная томография (SOMATOM AR.SHP) шагом 3 мм в аксиальной проекции. В следующем проводилась рекон струкция мультипланарных и трехмерных изображений, в том числе в денситометрическом окне 300-600 единиц Хаунсфилда, позво ляющем получать плоские и объемные лимфограммы. Минимальный размер определяемых лимфатических узлов составил 3-4 мм.

 Всем пациентам было проведено хирургическое лечение, во время которого удалялись все регионарные узлы, с обязательным гистологическим исследованием. В 32 случаях удалялись заблокированные лимфатические узлы: в 23 (45,1 %) – лимфатические узлы размерами 10 мм и более, в 17 (33,3 %) по 5-7 мм, в 11 (21,6 %) по 3-4 мм. Во всех заблокированных лимфатических узлах при гисто логическом исследовании было подтверждено наличие метастазов. В лимфатических узлах, набравших контрастное вещество и не прервавших его ток по отводящему сосуду, метастатических изменений не было обнаружено. На контрольных осмотрах с использо ванием ультразвуковой и компьютерной томографии, проведенных через 6 месяцев, признаки рецидива и метастатической лимфо аденопатии отсутствовали.

Таким образом, предлагаемый способ визуализации лимфатических узлов шеи позволяет рекомендовать его для эффективного выявления метастатической лимфоаденопатии на этапе планирования хирургического вмешательства.

ПРИМЕнЕнИЕ РАзЛИчнЫХ СХЕМ фРАкЦИонИРоВАнИЯ ДозЫ ПРИ ЛучЕВой ТЕРАПИИ у ПАЦИЕнТоВ С гЛИоБЛАСТоМой гоЛоВного МозгА.

Балканов А.С.

г. Москва, Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского, радио логическое отделение Известно, что глиобластома головного мозга обладает высокой радиорезистентностью, что отрицательно сказывается на резуль татах её комбинированного (операция + лучевая терапия) лечения. Одним из способов преодоления радиорезистентности глио бластомы считается проведение лучевой терапии по схеме гипо - или гиперфракционирования дозы облучения. Однако пока не получено данных, свидетельствующих о том, что это может как то повлиять на результат лечения данной категории пациентов.

Наша работа так же является попыткой установить целесообразность применения лучевой терапии с разными схемами фракцио нирования дозы облучения у пациентов с глиобластомой головного мозга разных возрастных категорий.

В исследование включены 110 пациентов с глиобластомой головного мозга (индекс Карновского не ниже 70%). Диагноз установлен в результате морфологического исследования операционного материала. Все пациенты разбиты на три группы. В 1 группу вошли пациентов, лучевая терапия у которых осуществлялась по схеме стандартного фракционирования (РОД-2Гр) дозы облучения, во группу – 29 пациентов, лучевая терапия у которых выполнена по схеме гиперфракционировния (1,25Гр два раза в сутки с интервалом 4-6 часов), в 3 группу – 24 пациента, лучевая терапия у которых применялась по схеме гипофракционирования дозы облучения (РОД 2,5Гр). У всех пациентов лучевая терапия проводилась по расщепленной программе до суммарной дозы (СОД) 50 – 60Гр.

Возрастные показатели пациентов во всех трёх группах достоверно не отличались друг от друга (Р0,05) и составили в 1 группе 49,0±13,9 лет, во 2 группе - 49,8±12,8 лет, в 3 группе - 46,6±10,8 лет.

При сравнительном анализе продолжительности жизни установлено, что средний показатель продолжительности жизни у пациентов из 2 группы равнялась в среднем 20,5±13,3 месяца, что оказалось достоверно выше (Р0,05), чем в 1 группе (стандартное фракциониро вание) - 15,6±13,1 месяцев. Продолжительность жизни в 3 группе (гипофракционирование) составила 16,6±9,9 месяцев и достоверно не отличалась от аналогичного показателя в группах со стандартным фракционированием и гиперфракционированием дозы облучения.

Далее мы провели анализ продолжительности жизни пациентов в каждой из трёх групп в двух возрастных категориях: возраст менее 50 лет, возраст 50 и более лет. Во всех трёх группах показатели продолжительности жизни пациентов возрасте до 50 лет не отличались друг от друга. У пациентов из 2 группы в возрастной категории 50 и более лет продолжительность жизни составила 18,1 ±8,25 мес. и была достоверно выше (Р0,05), чем в 1 и 3 группах (10,5±4,6 мес. и 9,8±3,0 мес. соответственно).

Полученные данные свидетельствую о том, что применение схемы гиперфракционирования при проведении послеоперационного курса лучевой терапии у пациентов с глиобластомой головного мозга, возраст которых превышает 50 лет, приводит к достоверному увеличению продолжительности жизни. У более молодых пациентов допустимо использование любой из описанных схем фракци онирования дозы облучения, однако с учетом уменьшения сроков пребывания пациентов в стационаре при облучении в по схеме гипо- или гиперфракционирования, они являются более предпочтительными.

коЛИчЕСТВЕннАЯ оЦЕнкА СоДЕРЖАнИЯ МЕТРонИДАзоЛА В оПуХоЛЯХ ПРЯМой кИШкИ ПРИ ВнуТРИРЕкТАЛьноМ ВВЕДЕнИИ.

Барсуков Ю.А., Ткачев С.И., Олтаржевская Н.Д., Коровина М.А., Ярмоненко С.П., Вайнсон А.А., Николаев А.В.,Оскирко Д.А., Градюшко А.Т., Парфенова Н.Г., Малихов А.Г., Левшов В.П., Кулушев В.М.

г. Москва, ГУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, ООО «НПО Текстильпрогресс».

В современной онкологии к числу наиболее актуальных проблем относится разработка методов селективного управления радиочув ствительностью опухоли и нормальных тканей. Один из способов увеличения лучевого повреждения злокачественных новообразова ний - преодоление радиорезистентности в опухоли фракции гипоксических клеток. Решение данной задачи возможно с применением радиомодификаторов и в частности электроноакцепторного соединения - метронидазола. В нашей стране в 1982 году было выдано разрешение на клинические испытания метронидазола в качестве радиосенсибилизатора. В большинстве работ, посвященных при менению метронидазола в качестве радиосенсибилизатора, последний применялся перорально в дозе 6-8 г/м2, за 3 часа до облучения.

Однако, оральный путь введения метронидазола из-за необходимости применения больших доз и выраженности побочных явлений со стороны желудочно-кишечного тракта, в настоящее время применяется редко. В связи с этим актуальным является поиск иных способов подведения метронидазола к опухоли, с целью снижения выраженности общетоксических и нейротоксических проявлений, сохраняя при этом необходимую для достижения радиосенсибилизирующего эффекта концентрацию метронидазола в ткани опухо  ли.(190-240 мкг/г). С этой целью, одни авторы предлагают часть метронидазола (1/3 часть) вводить эндоректально непосредственно к опухоли для уменьшения раздражающего действия препарата на слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта, другие – инъе цировать 0.5%-м раствором метронидазола ткань опухоли, третьи – через инфузомат под контролем рентгеновского аппарата вводить 0,5% - 100 мл раствора метронидазола в артерию прямой кишки с последующей редукцией регионарного кровотока. Однако анализ данных работ свидетельствует об отсутствии в большинстве публикаций данных о концентрации метронидазола в опухоли. Исходя из вышеизложенного, сотрудниками ООО «НПО Текстильпрогресс» (Н.Д.Олтаржевская с соавт.) разработана технология изготовления радиосенсибилизирующей смеси с использованием МЗ в виде новой лечебной формы - гидрогеля на основе биополимера альгината натрия с вязкостью 2,63 Па•с с добавлением 2% раствора ДМСО (универсальный транспортер). При этом была поставлена задача изучить фармакодинамику накопления метронидазола в опухоли прямой кишки при его внутриректальном введении в зависимости от времени экспозиции и дозы метронидазола. Для решения данной задачи изучены 3 параметра дозы метронидазола (6, 8 и 10 гр/м2) и параметра экспозиции смеси в прямой кишке (3, 4, 5 и 6 часов). После выполнения операции удаленная опухоль тщательно отмывалась от метронидазола и вырезались пять образцов ткани опухоли (три из периферической и два из центральной части). Затем, спектро фотометрическим методом определялось количественное содержание метронидазола в ткани опухоли. В исследование включено больных раком прямой кишки, у которых изучено 165 образцов тканей опухоли. Полученные результаты представлены в Таблице 1.

Таблица Содержание метронидазола в тканях опухолей прямой кишки в зависимости от дозы метронидазола.

Доза метронидазола Экспозиция 6 г/м2 8 г/м2 10 г/м 3 часа 219,0±17,1 мкг/г 226,4±21,7 мкг/г 225,3±27,6 мкг/г 4 часа 82,9±20,5 мкг/г 136,5±24,8 мкг/г 178,0±45,1 мкг/г 5 часов 80,5±19,7 мкг/г 127,0±28,5 мкг/г 191,6±31,5 мкг/г 6 часов – 101,5±19,3 мкг/г 229,1±29,7 мкг/г Как свидетельствуют представленные в таблице данные, для достижения радиосенсибилизирующего эффекта доза метронидазола должна быть не менее 10 г/м2 при внутриректальной ее экспозиции в течение 5 часов. Полученные данные позволили обосновать методику комбинированного лечения рака прямой кишки с использованием электроноакцепторного соединения метронидазола в режиме моно - и полирадиомодификации. Программа полирадиомодификации, созданная в отделении онкопроктологии ГУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН (патент Российской Федерации № 2234318 от 2004 г) включает использование в процессе предоперационной лучевой терапии двух радиомодификаторов – локальной СВЧ-гипертермии и электронно-акцепторного соединения – метронида зола, а монорадиомодификация - метронидазола и лучевой терапии. По разработанной программе полирадиомодификации (предо перационное облучение на фоне трехкратной СВЧ-гипертермии и двукратного введения МЗ) проведено лечение 26 больных раком прямой кишки. При динамическом наблюдении за больными этой группы не выявлено ни одного рецидива при двухлетнем сроке наблюдения. Рандомизированное исследование продолжается.

ИСПоЛьзоВАнИЕ ЭЛЕкТРонно-АкЦЕПТоРного СоЕДИнЕнИЯ гИДРогЕЛЯ МЕТРонИДАзоЛА И ЛокАЛьной СВч-гИПЕРТЕРМИИ В ПРогРАММЕ коМБИнИРоВАнного ЛЕчЕнИЯ БоЛьнЫХ РАкоМ ПРЯМой кИШкИ.

Барсуков Ю.А., Ткачев С.И., Олтаржевская Н.Д., Коровина М.А., Ярмоненко С.П., Вайнсон А.А., Николаев А.В., Оскирко Д.А., Малихов А.Г. Градюшко А.Т., Глебовская В.В., Кузьмичев Д.В., Кныш В.И.

Москва, ГУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, ООО «НПО Текстильпрогресс».

В ГУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН разработана методика полирадиомодификации - совместное применения двух радиомодифика торов, усиливающих повреждение пула гипоксических опухолевых клеток в процессе предоперационной лучевой терапии - локаль ной СВЧ-гипертермии и внутриректальной радиосенсибилизирующей смеси, содержащей электронно-акцепторное соединение метронидазол - МЗ (патент Российской Федерации № 2234318 от 2004 г).

В основу создания данной методики положены данные о синергизме процессов радиосенсибилизации при их совместном при менении. Предоперационная лучевая терапия осуществлялась на линейных ускорителях электронами с энергией фотонов 6-18 Мэв, РОД 5 Гр в течение пяти дней, СОД 25 Гр с последующим оперативным вмешательством в течение 3-5 дней. Трехкратная локальная внутриполостная СВЧ-гипертермия проводилась с частотой электромагнитных колебаний 460 МГц в течение 60 мин. Температура в опухоли составляла 43.5-44.0 С. Для внутриректального подведения метронидазола сотрудниками ООО «НПО Текстильпрогресс»

(Н.Д.Олтаржевская с соавт.) разработана технология изготовления радиосенсибилизирующей смеси с использованием МЗ в виде новой лечебной формы - гидрогеля на основе биополимера альгината натрия с вязкостью 2,63 Па•с с добавлением 2% раствора ДМСО (универсальный транспортер). Использована двукратная внутриректальная аппликация радиосенсибилизирующей смеси, содержа щая метронидазол из расчета 10 г/м2 с экспозицией в прямой кишки в течение 5 часов. После пятичасовой экспозиции радиосен сибилизирующей смеси в прямой кишке проводилось облучение и сеанс локальной СВЧ-гипертермии. Разработана внутривенная сопроводительная терапия, которая проводится с момента внутриректального введения радиосенсибилизирующей смеси, позво лившая полностью купировать токсические проявления метронидазола. Оценка эффективности, проведенная по критерию частоты возникновения локорегионарных рецидивов, показала, что при хирургическом лечения данный показатель составил 19,8%, при использовании предоперационной терапии в монорежиме 9.8% (P0.05), а в сочетании с локальной СВЧ-гипертермии 5.5% (P0.05).

По разработанной программе полирадиомодификации (предоперационное облучение на фоне трехкратной СВЧ-гипертермии и двукратного введения МЗ) проведено лечение 26 больных раком прямой кишки. При динамическом наблюдении за больными этой группы не выявлено ни одного рецидива при двухлетнем сроке наблюдения. Рандомизированное исследование продолжается.

 ВозМоЖноСТИ ЛучЕВЫХ МЕТоДоВ В ДИАгноСТИкЕ ЦИРозА ПЕчЕнИ у ЛИЦ, ДЛИТЕЛьно РАБоТАЮЩИХ С ПоЛИАМИДАМИ.

Бахметьев А.Б., Юзмеев В.Х.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |
 





<

 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.