авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

«Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт»

Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и

благополучия человека

На правах рукописи

Антюганов Степан Николаевич

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА ЗА

СИБИРСКОЙ ЯЗВОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ГИС-ТЕХНОЛОГИЙ

НА АДМИНИСТРАТИВНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА 14.02.02 – эпидемиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор Буравцева Н.П.

Ставрополь, 2014 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ Стр.

ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ И ЕДИНИЦ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОЛОГИИ, ЭПИЗОО ТОЛОГИИ И ЭПИДЕМИОЛОГИИ СИБИРСКОЙ ЯЗВЫ (обзор литературы) 1.1 Сибирская язва в мире, странах СНГ и Российской Феде рации 1.2 Экологические особенности возбудителя сибирской язвы 1.3 Эпизоотологические и эпидемиологические особенности проявления сибирской язвы 1.4 Использование ГИС-технологий для усовершенствования эпидемиологического надзора за сибирской язвой СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ 2.1 Материалы исследования 2.2 Методы исследования 2.2.1 Эпидемиолого-эпизоотологический анализ 2.2.2 ГИС-технологии 2.2.3 Статистическая обработка Глава 3. ЛАНДШАФТНО ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ,КЛИМАТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕ РИСТИКА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА Глава 4. ЭПИЗООТОЛОГО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА ПО СИБИРСКОЙ ЯЗВЕ В СЕВЕРО КАВКАЗСКОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ ЗА ПЕРИОД 1960 – 2012 гг. 4.1 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибирской язве в Ставропольском крае 4.2 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в Карачаево-Черкесской республике 4.3 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в Кабардино-Балкарской республике 4.4 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в Республике Северная Осетия-Алания 4.5 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в Чеченской республике и Республике Ингушетия 4.6 Эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в Республике Дагестан Глава 5. РАЗРАБОТКА КАДАСТРОВ СТАЦИОНАРНО НЕБЛА ГОПОЛУЧНЫХ ПО СИБИРСКОЙ ЯЗВЕ ПУНКТОВ В СКФО С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ГИС-ТЕХНОЛОГИИ 5.1 Формирование эпизоотолого-эпидемиологических баз данных по сибирской язве в Ставропольском крае и в респуб ликах СКФО 5.2 Послойное отображение эпизоотологических и эпидемио логических баз данных по сибирской язве на электронных картах каждого субъекта СКФО 5.



3 Эпизоотолого-эпидемиологическая характеристика СНП в Ставропольском крае и республиках СКФО Глава 6. ЭПИЗООТОЛОГО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЙО НИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИИ СКФО ПО СТЕПЕНИ НЕ БЛАГОПОЛУЧИЯ ПО СИБИРСКОЙ ЯЗВЕ С ИСПОЛЬ ЗОВАНИЕМ ПРОГРАММЫ ArcGIS 10 6.1Эпизоотолого-эпидемиологическое районирование по сте пени неблагополучия по сибирской язве в субъектах СКФО 6.2 Влияние природно-географических факторов на характер распределения стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов на территории СКФО ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫВОДЫ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ И ЕДИНИЦ абс. – абсолютный ВАК – Высшая Аттестационная Комиссия ГИС – географические информационные системы ИЭ – индекс эпизоотичности КРС – крупный рогатый скот Л. – лошадь КБР – Кабардино-Балкарская республика КЧР – Карачаево-Черкесская республика МРС – мелкий рогатый скот МУК, МУ – методические указания НИИ – научно исследовательский институт ООИ – особо опасные инфекции РД – Республика Дагестан РИ – Республика Ингушетия РСО-А – Республика Северная Осетия-Алания РФ – Российская Федерация Св. – свинья СК – Ставропольский край СКФО – Северо-Кавказский федеральный округ СН – степень неблагополучия СНГ – содружество независимых государств СНП – стационарно неблагополучный по сибирской язве пункт СП – санитарные правила, санитарно-эпидемиологические правила ФКУЗ – Федеральное казенное учреждение здравоохранения ЧР – Чеченская республика ЮФО – Южный федеральный округ ВВЕДЕНИЕ Актуальность проблемы. Сибирская язва – древняя инфекция, но про должает регистрироваться в мире ежегодно и повсеместно [Бакулов И.А. с со авт., 2001;

Черкасский Б.Л., 2002;

Рязанова А.Г. с соавт., 2011, 2012;

Онищенко Г.Г. с соавт., 2012;

Ерменко Е.И. с соавт., 2013;

Hugh-Jones M., 1998]. Несмот ря на достигнутые успехи при изучении биологических особенностей самого возбудителя, эпизоотологии и эпидемиологии инфекционного процесса, диа гностики, методов лечения, средств экстренной и специфической профилакти ки, учные до сих не могут решить проблему санации почвенных сибиреязвен ных очагов, где споры микроба могут длительно сохраняться, при определн ных условиях активизироваться и вновь вызывать инфекцию у животных [Ярощук В.А., Буравцева Н.П., 1990;

Ипатенко Н.Г. с соавт., 1991;

Черкасский Б.Л., 1999]. Не стоит забывать и тот факт, что возбудитель сибирской язвы, как самый перспективный объект бактериологического оружия, может использо ваться при совершении террористических актов [Черкасский Б.Л., 2002;

Они щенко Г.Г., 2006;

Сергиев В.П., 2006;

Jernigan D.B., 2006].

Основные функции эпизоотолого-эпидемиологического надзора за си бирской язвой – это выявление, учт, паспортизация и постоянное слежение за санитарно-ветеринарным состоянием и проявлениями эпизоотической и эпиде мической активности стационарно неблагополучных пунктов (СНП). Информа ция о неблагополучии по сибирской язве, прежде всего, дат возможность по строения дифференцированной системы противосибиреязвенных мероприятий, комплекс которых должен отличаться для территорий с разной степенью кон центрации неблагополучных пунктов и проявлениями их активности. В быв шем СССР влся строгий учт СНП. Б.Л. Черкасским совместно с ветеринар ными специалистами были собраны имеющиеся в Российской Федерации дан ные о СНП[Кадастр…М.,2005]. Всего в кадастр включено 35000 адресов СНП, выявленных в России в течение 20-го и второй половины 19 века, учтено более 70 тысяч вспышек сибирской язвы среди людей и животных.





Имеющийся на сегодняшний день объем информации требует соответ ствующей обработки, что невозможно без применения специальных методов исследования и регистрации. К числу таких методов при эпидемиологическом надзоре относятся географические информационные системы (ГИС). ГИС успешно применяются при эпиднадзоре за чумой, холерой, бруцеллзом, туля ремией и другими инфекциями. Применение ГИС-технологий позволяет обес печить проведение всестороннего эпидемиологического анализа инфекционно го заболевания, особенно при изучении факторов, влияющих на развитие эпи демического процесса для того или иного региона [Кирьякова П.С. с соавт., 2003;

Водопьянов А.С. с соавт., 2005;

Куклев Е.В. с соавт., 2005;

Черкасский Б.Л. с соавт., 2005;

Лухнова Л.Ю., 2008;

Буравцева Н.П. с соавт., 2011;

Локтио нова М.Н., 2011;

Дубянский В.М., 2011;

Бельчихина А.В., 2011;

Манин Е.А., 2012;

Куличенко А.Н. с соавт.,2013;

TempalskiB.J., 1994].

Регион Северо-Кавказского федерального округа всегда отличался высо кой заболеваемостью зоонозными инфекциями, среди которых сибирская язва занимает одно из ведущих мест [Скляров В.Я., 1963;

Феньев В.М., 1969;

Бурав цева Н.П. с соавт., 1994;

2011;

Петрюк В.А., 1999;

Урусбамбетов З.Х., 2000;

Бутаев Т.М. с соавт., 2002;

Мицаев Ш.Ш., Буравцева Н.П., 2008]. Проведнный анализ эпизоотолого-эпидемиологической обстановки по сибирской язве на Юге России позволил создать атласы-кадастры СНП для некоторых субъектов РФ [Петрюк В.А., 1999;

Урусбамбетов З.Х. с соавт., 2000;

Буравцева Н.П. с со авт., 2002, 2006]. Однако работа в данном направлении требует дальнейшего продолжения. В подобном районировании необходимо использовать новые тех нологии, позволяющие выявлять точные характеристики. Это важно не только для паспортизации, но и для эпидемиологического расследования случаев сибирской язвы в текущих и чрезвычайных ситуациях. Использование программ ГИС, обла дающих высокой точностью и неограниченной мкостью, может обеспечить пол ноценный и оперативный эпидемиологический надзор за сибирской язвой в СКФО.

Цель исследования – совершенствование эпидемиологического надзора за сибирской язвой с использованием ГИС-технологий на административных территориях Северо-Кавказского федерального округа.

Задачи исследования:

1. Провести анализ природно-климатических факторов и социально экономических условий, предопределяющих возможность эпизоотических про явлений сибирской язвы в СКФО.

2. Проанализировать и оценить эпидемическую и эпизоотическую ситуа цию по сибирской язве в субъектах СКФО с 1960 г. по 2012 г.

3. На основании официальных источников ветеринарных и медицинских учреждений СКФО создать электронную базу эпизоотологических и эпидемио логических данных по сибирской язве для использования в среде ArcGIS 10, как основу для разработки электронных кадастров СНП для каждого субъекта СКФО.

4. Дать сравнительную характеристику СНП по их формированию и ак тивности в субъектах СКФО в разные периоды 1960 – 2012 гг.

5.С использованием ArcGIS 10 провести эпизоотолого-эпидемиологическое районирование СКФО по степени неблагополучия по сибирской язве.

6. С использованием ГИС изучить территориальное распространение СНП в различных почвенно-ландшафтных зонах СКФО.

Научная новизна Впервые дана эпидемиологическая характеристика современной ситуа ции по сибирской язве в СКФО, а также проведн ретроспективный анализ эпи зоотолого-эпидемиологической обстановки по сибирской язве в регионе за пе риод 1960 – 2012 гг.

Впервые разработан алгоритм использования ГИС-технологий в эпиде миологическом надзоре за сибирской язвой, заключающийся в последователь ном выполнении таких операций, как сбор сведений о заболеваемости сибир ской язвой людей и животных, создание эпизоотолого-эпидемиологических баз данных по сибирской язве, визуализация сведений, содержащихся в базе дан ных, на географических картах СКФО.

Впервые создана электронная база эпизоотологических и эпидемиологи ческих данных по сибирской язве в СКФО для использования в среде ArcGIS 10. Базы данных содержат следующие показатели: административный субъект, район, населенный пункт, категории хозяйств, год регистрации прояв ления инфекции, количество больных людей, количество павших животных по видам (КРС, МРС, свиньи, лошади), географические координаты населенных пунктов (хозяйств). Созданные геоинформационные базы данных явились ос новой для разработки электронных кадастров СНП для каждого субъекта СКФО.

Впервые с использованием элементов ГИС было проведено эпизоотоло го-эпидемиологическое районирование территории СКФО по степени неблаго получия по сибирской язве. Выделены четыре группы административных райо нов с низкими, средними, высокими и очень высокими показателями неблаго получия, что целесообразно учитывать при планировании и осуществлении профилактических мероприятий по сибирской язве на территории СКФО.

Впервые с использованием ГИС проведн сопряжнный пространствен ный анализ экологической приуроченности СНП к почвенным и ландшафтным зонам на территории СКФО. Для каждого субъекта СКФО выявлены законо мерности территориального распределения СНП и зависимость их активности от климато-географических факторов. По размещению СНП определены две зоны – неблагополучная по сибирской язве и благополучная, и установлена связь этих зон со степенью неблагополучия по сибирской язве, выявленной при эпизоотолого-эпидемиологическом районировании. В неблагополучной зоне размещены районы с показателями среднего, высокого и очень высокого небла гополучия по сибирской язве, в благополучной зоне размещены районы с пока зателями низкой степени неблагополучия по сибирской язве.

Практическая значимость работы Электронные базы эпизоотологических и эпидемиологических данных по сибирской язве легли в основу создания электронных кадастров стационарно неблагополучных пунктов для отдельных субъектов СКФО.

1.«Кадастр стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов в Кабардино-Балкарской Республике» (Буравцева Н.П., Рязанова А.Г., Антюганов С.Н., Семенко О.В., Мезенцев В.М. – от ФКУЗ Ставропольский противочум ный институт Роспотребнадзора;

Хацуков К.Х., Ляховская Е.В. от Территори ального Управления Роспотребнадзора в г. Нальчике). Утвержден директором ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотребнадзора, март 2012 г.

2. «Кадастр стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов в Республике Дагестан» (Буравцева Н.П., Мезенцев В.М., Рязанова А.Г., Антюганов С.Н., Еременко Е.И., Малецкая О.В. – от ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотребнадзора;

Омариева Э.Я., Гаджиева А.А., Алжанбекова И.Г. – от Управления Роспотребнадзора по Республике Дагестан;

Бамматов Д.М. – от Дагестанской противочумной станции). Утвержден дирек тором ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотребнадзора, де кабрь 2012 г. и Руководителем Управления Роспотребнадзора по Республике Дагестан, март 2013 г.

Научные и практически значимые результаты работы используются в лекционном материале для слушателей курсов первичной специализации вра чей и биологов по особо опасным инфекциям при ФКУЗ Ставропольский про тивочумный институт Роспотребнадзора.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Заболеваемость людей и животных сибирской язвой в настоящее время в СКФО носит спорадический характер. Существенное влияние на количество больных людей и животных оказывают профилактические противосибиреяз венные мероприятия, в частности, вакцинация сельскохозяйственных живот ных.

2. Предложенный алгоритм использования ГИС-технологий в эпидемио логическом надзоре за сибирской язвой в СКФО включает сбор эпизоотологи ческих и эпидемиологических данных по сибирской язве, создание баз данных по эпидемиологии и эпизоотологии сибирской язвы для субъектов СКФО, их интеграцию в программный продукт ArсGIS 10 с последующей визуализацией на электронных картах. Геоинформационные базы данных по сибирской язве, созданные на платформе программы ArcGIS 10, явились основой для создания электронных кадастров стационарно неблагополучных по сибирской язве пунк тов для каждого субъекта СКФО.

3. Районирование территории СКФО по степени неблагополучия по си бирской язве с использованием программы ArcGIS 10 позволяет выделить че тыре группы административных территорий с низкими, средними, высокими и очень высокими показателями степени неблагополучия.

4. Сопряжнный пространственный анализ экологической приуроченно сти СНП к почвенным и ландшафтным зонам на территории СКФО позволяет разделить территорию каждого субъекта СКФО на неблагополучную и благо получную по сибирской язве.

Апробация материалов диссертации Материалы диссертации представлены на Всероссийской научно практической конференции с международным участием, посвящнной 90 летию ФБУН «Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций» (Омск, 2011);

15-ой Ежегодной Неделе медицины Ставрополья «Здоровье населения и среда обитания» (Ставрополь, 2011);

Всероссийской научной конференции с международным участием «Актуальные проблемы бо лезней, общих для человека и животных» (Ставрополь, 2012);

IX Межгосудар ственной научно-практической конференции «Современные технологии в со вершенствовании мер предупреждения и ответных действий на чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения» (Саратов, 2012);

Регио нальной научно-практической конференции с международным участием «Ак туальные вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия в Причерноморском регионе» (Ставрополь. 2013).

Публикации Основное содержание диссертации изложено в 10 научных работах, из которых 3 опубликованы в журналах, рекомендуемых «Перечнем ВАК».

Структура и объм диссертации Диссертация изложена на 175 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, пяти глав собственных исследований, заклю чения, выводов и списка литературы, включающего 225 источников, в том чис ле 169 работ отечественных и 56 работ зарубежных авторов. Материалы иссле дований иллюстрированы 19 таблицами и 37 рисунками.

Глава 1. СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОЛОГИИ, ЭПИЗООТО ЛОГИИ И ЭПИДЕМИОЛОГИИ СИБИРСКОЙ ЯЗВЫ (обзор литературы) 1.1 Сибирская язва в мире, странах СНГ и Российской Федерации Сибирская язва (Anthrax) – острое инфекционное заболевание животных и человека, относящееся к группе особо опасных инфекций.

Общая обстановка в мире по сибирской язве за последние 30 лет с точки зрения географии этой болезни претерпела мало изменений. Как и ранее, со временный ареал сибирской язвы охватывает все континенты [Бакулов И.А. с соавт., 2001;

Hugh-Jones М., 1996]. Эпизоотии сибирской язвы среди сельско хозяйственных и диких животных ежегодно регистрируются в странах Азии, Африки и Южной Америки и, зачастую, приводят к масштабным вспышкам среди людей. В число этих стран входят такие огромные государства, какКи тай, Индия, Шри-Ланка, Пакистан, Бангладеш в Южной Азии;

Таиланд, Вьет нам, Мьянма, Филиппины в Юго-Восточной Азии;

Боливия, Венесуэла, Чили, Перу в Южной Америке;

Мадагаскар, Буркина-Фасо, Чад, Гана, Мали, Нигер, Сьерра Леоне в Африке;

Папуа и Новая Гвинея в Океании;

в Европейских странах Средиземноморья – Греции, Италии, Испании, Албании, Румынии [Бакулов И.А., Таршис М.Г.,1971;

Черкасский Б.Л., 2002;

Davies J.C.A., 1983;

Bhat P. etal., 1989].

На некоторых территориях сибирская язва не регистрировалась никогда – это некоторые острова, а также такие материковые государства в Южной Аме рике, как Колумбия, Панама, Белиз. Имеется ряд островных государств, в кото рых, благодаря принятым профилактическим мерам, сибирская язва не реги стрируется в течение последних десятилетий, к ним относятся Новая Зеландия, Тайвань, Кипр, Мальта, Ирландия, Исландия, Куба [Бакулов И.А. с соавт., 2001;

Черкасский Б.Л., 2002].

В плане мирового распространения антракса большое значение имеет ви довой состав болеющих животных. В Западном полушарии, в Европе, Африке и на западе Азии – это, в основном, крупный рогатый скот, на востоке Азии – свиньи.

В странах Азии сибирская язва известна, как одна из самых опасных и широко распространенных болезней домашних животных. В Иране, Сирии и Бирме эпизоотии антракса наблюдали как среди крупного, так и среди мелкого рогатого скота, в Камбодже, Лаосе, Таиланде и на Филиппинах – в основном, среди крупного рогатого скота, а в Западном Пакистане и Иордании – среди мелкого. В большинстве стран Азии спорадически заболевали лошади, в Иране и Западном Пакистане – верблюды, в Бирме, Южном Вьетнаме, Лаосе и КНР – свиньи, в Бирме и Таиланде регистрировали антракс среди слонов [Бакулов И.А., Таршис М.Г., 1971]. В Афганистане среди овец заболеваемость носит эпи зоотический характер, среди коз и лошадей наблюдаются спорадические слу чаи.

Проблема сибирской язвы постоянно существует в Индии [Stephen G. et al., 1994;

Lalitha M.K. et al., 1995]. Спорадические случаи болезни отмечали среди овец, коз, лошадей, слонов. Частые вспышки болезни отмечены среди водяных буйволов. Для территории Индии особую роль играет перенос возбу дителя кровососущими насекомыми. В связи с этим на фоне общей заболевае мости антраксом велик удельный вес кожной формы болезни, протекающей подостро [Вhаt Р. еt al., 1989;

Johnson C. еt al., 2001].

Китай только недавно стал представлять на международном уровне све дения о заболеваемости сибирской язвой. Болезнь широко распространена у сельскохозяйственных рабочих, связанных с убоем скота и употреблением в пищу мяса животных. Так, за период 1990 – 1994 гг. в Китае зарегистрировано 2799 случаев сибирской язвы у людей, из них 380 смертельных [Хudong L. еt al., 1995;

Hugh-Jones М., 1996].

Сибирская язва в США зарегистрирована у крупного рогатого скота, ло шадей, белохвостых оленей, овец и свиней;

в Канаде – у крупного рогатого скота, коз, лосей, бизонов, лошадей, овец и свиней [Charlebois J.A., 1976].

В распространении антракса принимают участие слепни и птицы семей ства вороньих [Нugh-Jones М., 1996]. Нередко разлитые эпизоотии сибирской язвы среди диких и домашних животных приобретают впечатляющий размах.

Примером может служить ситуация в 2006 г., когда небывалые по масштабам эпизоотии разразились летом и осенью в Северной Америке. За период с июля по сентябрь в трех провинциях Канады и четырех штатах США от сибирской язвы пало в общей сложности более 1000 голов домашнего скота и диких жи вотных. В Канаде эпизоотии отмечались в 153 хозяйствах, при этом заболело два человека.

В США факторами, способствовавшими распространению антракса, яв ляются костная мука, которой кормят скот, а также многочисленные случаи поствакцинального антракса у крупного рогатого скота, овец и лошадей [Whitford H., 1989;

Coker P. еt al., 2003].

Сибирская язва в 1959 – 1967 гг. зарегистрирована в 11 из 12 стран Юж ной Америки, имела широкое распространение и поражала крупный рогатый скот, овец, лошадей, свиней. Наибольшее число очагов антракса отмечено в Аргентине, а также в Венесуэле. Есть сведения об энзоотичности антракса в Чили и Бразилии, которая многие годы декларировала благополучие по антрак су. Спорадическая заболеваемость антраксом наблюдается в 5 из 10 провинций Перу. Заметной тенденции к уменьшению числа вспышек или случаев антракса в странах Южной Америки за эти годы не отмечено [Hugh-Jones M., 1996, 1998].

На территории Африканского континента сибирская язва животных из вестна с глубокой древности. Африка, особенно Западная Африка, остается континентом, наиболее пораженным антраксом скота и людей. По официаль ным данным число вспышек антракса среди животных за 1959 – 1967 гг. соста вило 5228 или 8,5% числа вспышек этой болезни в мире. Среди государств Аф рики по максимальному числу вспышек выделялись Танзания, Южно Африканская Республика, Судан, Марокко, Эфиопия и Гана, где число вспы шек превышает 200 за рассматриваемый период [Fujikurta T., 1989]. В целом по континенту чаще болеет крупный рогатый скот, но в засушливых районах Сах сля и в Сахаре наибольшее число случаев болезни приходится на долю мелкого рогатого скота (овец и коз). Спорадическая заболеваемость лошадей отмечается в Судане, Алжире, Мавритании;

верблюдов – в Судане, Эфиопии, Марокко, Республике Чад;

свиней – в Гвинейской Республике;

слонов – в Либерии [Hau macher R. еt al., 2011].

Сибирская язва среди диких животных изучается на территориях Крюгер парка (ЮАР) [De Vos V., 1989;

De Vos V., Bryden H.B., 1995;

Smith K.L. et al., 1998] и лесного национального парка в Канаде [Dragon D.C. et al., 1995], в ко тором было обнаружено 1273 трупа бизонов в течение 7 крупных эпизоотий.

Географическое распределение антракса в Европе неравномерно. По чис лу вспышек в 1959 – 1967 гг. резко выделялась Южная Европа, на которую приходилось 19263 вспышки или 71,7 % общеевропейского числа вспышек;

на Западную Европу – 5418 вспышек;

на Центральную – 2190 и на Северную Ев ропу – 117 вспышек [Velimirovic B., 1984]. В 1993 – 1994 гг. в Европе наиболее пораженными регионами оставались Турция [Doganay М., 1989], Греция, Алба ния, южная Италия, Румыния и центральная Испания. Скандинавские страны фактически свободны от антракса за счет контроля за импортом мяса, костной муки и правильной утилизации трупов. Однако случаи болезни в Норвегии, уже много лет свободной от антракса, свидетельствуют об эпизоотии, вызванной инфицированным кормом [Hugh-Jones M., 1996, 1998]. Антракс продолжает ре гистрироваться в той или иной степени во всех странах Европы. Болезнь энзоо тична среди овец, свиней, крупного и мелкого рогатого скота, лошадей [Fu jikura T.1989;

Bozzano A. еt al., 1989;

Turnbull P.С.В. et al., 1992, 1998].

В 2006 – 2009 гг. в 53 странах мира было зарегистрировано 1636 вспышек сибирской язвы среди животных, 12606 случаев заболевания, из которых 86 % приходится на заболевание крупного рогатого скота. Наибольшие потери были в Намибии, Эфиопии, Турции, Канаде, Индии, Гвинее, Зимбабве, Китае, Анголе и Аргентине [World Livestock Disease Atlas, 2011]. В 2010 – 2011 гг. наиболее крупные эпизоотии, повлекшие значительные эпидемические осложнения, за фиксированы в Бангладеш (в 2010 г. – 607 случаев заболевания людей, в 2011 г.

– 119 случаев), в 2011 г. в Замбии (230 человек госпитализировано с подозрени ем на сибирскую язву), Зимбабве (149 случаев), Судане (100 случаев), во Вьет наме (53 случая) и других государствах [Антюганов С.Н. с соавт., 2012].

В царской России сибирская язва занимала одно из первых мест среди других заразных болезней животных и человека. Это дало повод В. Святловскому в 1891 году отметить, что «в России сибирская язва существу ет постоянно и, что это своего рода национальная болезнь». На территории Российской Федерации с 1900 года зарегистрировано более 35 тысяч стацио нарно неблагополучных по сибирской язве пунктов, в которых учтено около тыс. сибиреязвенных скотомогильников. Наибольшее количество СНП зафик сировано на административных территориях Сибири и юга России [Бакулов И.А. с соавт., 2001;

Черкасский Б.Л., 2002].

Как показывают архивные данные, за 20 дореволюционных лет (1895 – 1914 гг.) на Северном Кавказе было зарегистрировано 4916 неблагополучных по сибирской язве пунктов, в которых заболело 53266 голов скота, при этом па ло 48098. За этот же период на Северном Кавказе зарегистрировано 11814 слу чаев сибирской язвы среди людей, причм смертность в отдельные годы дости гала 23 %. Наиболее неблагополучными по сибирской язве в этом периоде бы ли 1898, 1901, 1908, 1909, 1910 гг. Эти годы сопровождались засухами и неурожаями, что, вероятно, сказывалось на росте сибиреязвенных эпизоотий [Скляров В.Я., 1963].

Наиболее полный систематический учт заболеваемости сибирской язвой животных и людей на Северном Кавказе начинается с 1923 г. За 5 лет, с 1925 г.

по 1929 г., на Северном Кавказе было зарегистрировано 7899 неблагополучных по сибирской язве пунктов, в которых заболело 28696 животных (из них пало 22383). В отдельные годы показатель заболеваемости на 10000 голов был равен 6. За этот период заболело сибирской язвой 15261 человек. В 1928 г. на отдель ных административных территориях Северного Кавказа заболеваемость людей на 10000 населения достигла: в Карачаевской области – 22,2;

в Ставропольском округе – 9,3;

в Сальском округе – 8,6;

в Северной Осетии – 7,8.

С преобразованиями в сельскохозяйственном укладе страны и расшире нию сети ветеринарных учреждений уже в 30-е годы прошлого века в СССР прекратились массивные эпизоотии сибирской язвы. В 1940 г. Н.Н. Гинсбургом была создана первая бескапсульная вакцина СТИ против сибирской язвы, а в 1955 г. С.Г. Колесовым – аналогичная вакцина ГНКИ, которые нашли широкое применение в ветеринарной практике взамен реактогенной вакцины Ценковского, используемой ранее [Гинсбург Н.Н., 1946, 1969;

Колесов С.Г., Борисович Ю.Ф., 1955].

С 1930 г. заболеваемость сибирской язвой на Северном Кавказе стала по степенно снижаться, в 1935 г. был зарегистрирован всего 681 случай, при ин тенсивном показателе 0,6 вместо 3,6 в 1929 г. Однако во все последующие годы и вплоть до настоящего времени, показатели заболеваемости сибирской язвой на Северном Кавказе превышают показатели в сравнении с другими территори ями Российской Федерации.

Опыт борьбы с сибирской язвой в бывшем Советском Союзе продемон стрировал высокую эффективность всей системы противосибиреязвенных ме роприятий, что обеспечило снижение заболеваемости людей и животных до спорадических случаев. Эти достижения были обязаны проведению целого ряда профилактических мер, в первую очередь – поголовной ежегодной вакцинации сельскохозяйственных животных и массовой специфической иммунопрофилак тике лиц, подвергавшихся повышенному риску заражения от животных и про дуктов животноводства (владельцы личного скота, ветеринарные работники, зоотехники, работники мясокомбинатов и др.). Для иммунизации людей ис пользовалась живая сибиреязвенная вакцина СТИ. Ежегодный объм иммуно профилактики людей достигал 2 млн. прививок в год. В 1980-е годы темпы снижения заболеваемости как животных, так и людей настолько были рази тельными, что стало возможным говорить о ликвидации сибиреязвенной ин фекции среди людей. Однако после развала Советского Союза существенным образом произошли изменения в сельском хозяйстве, связанные с возникнове нием индивидуальных фермерских хозяйств, арендных и подрядных форм ве дения животноводства, распадом совхозов и колхозов, развитием бартерных отношений с использованием сельхозпродуктов и их реализацией негосудар ственными торговыми структурами, активизация миграционных процессов. Это предопределило существенные изменения в эпизоотической и эпидемической ситуации по сибирской язве в России и других государствах бывшего Союза.

Ухудшение эпидобстановки, в первую очередь, сказалось в тех регионах, где интенсивно развивается животноводство. Это Северный Кавказ, Закавказье и Азиатские республики СНГ. Поэтому сибирская язва продолжает регистриро ваться как в России, так и в республиках ближнего зарубежья. Официальные сведения о распространении сибирской язвы в этих регионах лишь частично отражают истинную картину.

Приведм сведения о заболеваемости сибирской язвой за последние годы [Антюганов С.Н., Рязанова А.Г. с соавт., 2012]. В период с 2002 – 2011 гг. в РФ сибирской язвой заболел 101 человек. По сравнению с предыдущим десятиле тием (1992 – 2001 гг.) число случаев заболевания этой инфекцией сократилось в 3,45 раза. В 2002 – 2011 гг. она была зарегистрирована в 20 из 88 субъектов РФ.

На территориях юга РФ зарегистрировано 52 (51,5 %) случая: в 5 субъектах Се веро-Кавказского федерального округа зарегистрирован 31 случай (30,7 %) с максимальным количеством в Республике Дагестан (12 случаев), в 5 субъектах Южного федерального округа – 21 случай (20,8 %) с максимальным числом в Волгоградской области (7 случаев). В Приволжском федеральном округе си бирская язва выявлена в 4 субъектах – 25 случаев (24,75 %) с преобладанием в Республике Башкортостан (12 случаев) и Оренбургской области (10 случаев).

23 случая (22,76 %) зафиксировано в 5 субъектах Сибирского федерального округа, большинство пришлось на Республику Бурятия (9 случаев) и Омскую область (8 случаев). В Центральном федеральном округе за десятилетний пери од был зарегистрирован 1 случай заболевания (0,99 %) в Тамбовской области.

Неблагополучная по сибирской язве обстановка сохраняется в странах ближнего зарубежья, где ежегодно регистрируются эпизоотии среди животных, приводящие к инфицированию людей. В 1971 – 1980 гг. 85 % случаев сибир ской язвы в СССР приходилось на долю Казахстана, Таджикистана, Узбекиста на, Туркмении и Азербайджана и только 11 % – на долю РФ, при этом 50 % из них регистрировались на территории Северного Кавказа [Бакулов И.А., 1998;

Буравцева Н.П. с соавт., 2006, 2011;

Маринин Л.И., Тюрин Е.А., 2007]. Большое число почвенных очагов, неполный охват вакцинацией (а в некоторых регионах полное ее отсутствие) приводят к заболеванию сельскохозяйственных живот ных, а контакт с больными животными и инфицированным мясом, которое не редко реализуется в торговых точках населенных пунктов этих государств, яв ляются причиной заболевания людей.

Наиболее неблагополучная эпидемическая ситуация сложилась в Грузии, где в последние годы заболеваемость людей сибирской язвой имеет тенденцию к росту (Малания Л.О. с соавт., 2006). В 2007 г. там было зарегистрировано случая заболевания, в 2008 г. – 62 случая, в 2009 г. – 38 случаев, в 2010 г. – случаев (1 летальный исход), в 2011 г. количество больных достигло 70 (1 ле тальный исход) [http://www.promedmail.org.]. Такой рост заболеваемости мест ные ветеринарные службы связывают с неполным охватом вакцинацией сель скохозяйственных животных.

В Кыргызстане, где выявлено 1445 СНП, в 2008 г. сибирской язвой забо лели 42 человека, в 2010 г. – 23 человека, в 2011 г. – 13 человек. Ранее, в г., в Ошской области республики произошла крупнейшая вспышка, когда забо лели 120 человек [Абдурашидов Т.А., 2002;

Турсункулов Ш.Ж. с соавт., 1997;

Абакаримов С.Т. с соавт., 1997;

Маринин Л.И., Тюрин Е.А., 2007;

Жолдошев С.Т. с соавт., 2011].

На территории Таджикистана учтено 378 СНП, отмечены 26 районов с устойчивым проявлением этой инфекции. В период 1992 – 1996 гг. зарегистри ровано 254 случая сибирской язвы у людей [Хухоров И.Ю. с соавт., 2002]. В последующие годы отмечено некоторое снижение заболеваемости, хотя в 2009 г. вновь зарегистрировано 10 случаев заболевания людей (4 с летальным исходом), в 2011 г. сибирской язвой заболели 14 человек [http://www.promedmail.org.].

Неблагополучная ситуация по сибирской язве сохраняется в Казахстане, где зарегистрировано наибольшее число (1787) СНП среди государств, грани чащих с Россией [Маринин Л.И., Тюрин Е.А., 2007;

Бекенов Ж.Е. с соавт., 2007]. В 2010 г. зафиксировано 12 случаев заболевания, 2 из них – с летальным исходом. В 2011 г. в республике имела место крупная эпизоотия среди крупно го и мелкого рогатого скота, лошадей, приведшая к заболеванию 5 человек [http://www.promedmail.org.].

В последние десятилетия в доступных источниках отсутствует информа ция о заболеваемости сибирской язвой в других приграничных государствах, хотя ранее там регистрировались случаи заболевания, в том числе крупные групповые вспышки: в Азербайджане в 1992 – 1996 гг. сибирской язвой заболе ли 158 человек [Касимов М.С., 1999;

Халилов А.Г., 1997;

Маринин Л.И., Тюрин Е.А., 2007], в Украине с 1984 – 2001 гг. было зарегистрировано 105 случаев за болевания, смертность составила 4,76 % [Бобильова О.О. с соавт., 2001].

Таким образом, эпизоотолого-эпидемиологическая обстановка по сибир ской язве в ряде стран ближнего и дальнего зарубежья является стабильно не благополучной. В связи с расширением экономических и культурных связей России с зарубежными странами, вступлением во Всемирную торговую органи зацию серьезной проблемой является нарастающая угроза завоза на террито рию РФ инфицированных животных, сырья и продуктов животноводства, кон таминированных спорами возбудителя сибирской язвы.

1.2 Экологические особенности возбудителя сибирской язвы Возбудитель сибирской язвы – B. anthracis, грамположительная непо движная крупная палочка относится к многочисленному роду Bacillus, объеди няющему около 100 близкородственных сапрофитов. Все они образуют споры и имеют чрезвычайно выраженное фенотипическое и генетическое подобие, большинство из них обитает в одних и тех же экологических нишах (в основ ном в почве), в связи с чем их дифференциация часто вызывает определнные трудности при лабораторной диагностике сибирской язвы.

Спорообразование является видовым приспособлением сибиреязвенной бациллы к неблагоприятным условиям существования [Рево М.В., Жукова М.Д., 1958;

Колесов С.Г., 1976;

Вернер О.М., 1988;

Родзиковский А.В., Соркин Ю.И., 1990;

Bohm R.,1986;

Bowen J.Y. et al., 1992]. В каждой вегетативной клетке образуется только одна спора. Форма спор овальная, расположение цен тральное, диаметр споры не превышают поперечника микробной клетки. Спо рообразование происходит вне живого организма, в условиях внешней среды или на питательных средах при свободном доступе кислорода, дефиците пита тельных веществ, определенной влажности, нейтральной или слабощелочной среде, при температуре 26 – 37 С. При температуре выше 43 С и ниже 12 С спорообразование прекращается. Споры способны долго сохранять генетиче ский материал исходных клеток и обеспечивать передачу основных свойств потомству в последующих генерациях, что играет важную роль в эпизоотоло гии и эпидемиологии данной инфекции. Биологическая роль спор, прежде все го, заключается в том, что они являются формой защиты спорообразующих бактерий от вредного воздействия окружающей среды и тем самым выполняют функцию сохранения вида.

Спорообразование рассматривается некоторыми авторами как конечная стадия развития В. anthracis. Вегетативная же фаза развития, начинающаяся с прорастания спор и заканчивающаяся их образованием, представляется как промежуточная стадия онтогенетического развития микроорганизма, как еди ный, последовательно непрерывный процесс: спора споропрорастание, веге тативная клетка спорообразование спора [Бургасов Н.П., Рожков Г.И., 1984].

В настоящее время существуют 3 основные точки зрения на экологиче скую специфику В. anthracis.

1. Основной естественной средой обитания В. anthracis служат субстраты окружающей среды, прежде всего почва. Основанием для такой точки зрения послужила способность В. anthracis к неопределенно долгому автономному обитанию в такой естественной экосистеме, какой является почва. При этом почва выполняет функции не пассивного («механического») хранилища этого микроорганизма, где он пребывает в анабиотической споровой форме, а ме стом, в котором при определенных условиях он многократно совершает полный цикл своего развития, т.е. перемежающиеся вегетацию и спорообразование [Колесов С.Г., 1976;

Шляхов Э.Н., Присакарь В.И., 1989]. Почву называют так же зоной инкубации, зоной концентрации В. anthracis и т.п. [Van Ness J.B. et al., 1971].

Таким образом, в соответствии с данной точкой зрения В. anthracis является полноправным сочленом почвенных биоценозов, почва служит основным местом его обитания, естественным резервуаром и именно она обеспечивает устойчивое существование популяции микроорганизма в природе и сохранение его как биологического вида. В связи с этим, сибирскую язву можно отнести к так называемым «почвенным инфекциям», к сапронозам [Чуйская Г.Я., 1971;

Ипатенко Н.Г. с соавт., 1990].

2. Единственной естественной средой обитания В. anthracis служит толь ко организм его биологического хозяина. С этой точки зрения, именно тепло кровные позвоночные животные являются единственным резервуаром и источ ником возбудителя в природе. Только постоянная циркуляция между животны ми разных видов обеспечивает устойчивое существование популяции микроор ганизма в природе и сохранении его как биологического вида. Источником си биреязвенной инфекции служит зараженное животное, почва же служит факто ром передачи инфекции. Длительность сохранения возбудителя во внешней среде вытекает из высокой стойкости спор возбудителя [Громашевский JI.B., 1965;

Бургасов П.Н., Рожков Г.И., 1984;

Hugh-Jones М., 1998].

Закономерная циркуляция В. anthracis среди животных, а также способ ность его передаваться от животных человеку послужили основанием для отне сения этой инфекции в группу зоонозов (зооантропонозов).

3. Естественной средой обитания В. anthracis служат как живой тепло кровный организм, так и субстраты окружающей абиотической среды, т.е. поч ва и вода. Основанием для такой точки зрения послужило то обстоятельство, что циркуляция В. anthracis в природе обеспечивается перемежающимся двух фазовым биотико-абиотическим циклом, включающим паразитическую и са профитическую фазы. Первая фаза (биотическая) характеризуется относитель но кратковременным (2 – 5 суток) пребыванием и активным размножением В. anthracis в теплокровном живом организме биологического хозяина (только у свиней данная фаза может длиться 1 – 2, а иногда до 3 мес.). Вторая фаза (абиотическая) характеризуется долгим обитанием в почве с сохранением ис ходных биологических свойств микроорганизма [Ярощук В.А., Буравцева Н.П., 1990;

Lindeque P.M., Turnbull P.С.B., 1994;

Dragon D.C., Rennie R.P., 1995;

Kaufman A.F., 1997].

В соответствии с рассматриваемой точкой зрения, именно естественный (нормальный) биологический цикл, т.е. постоянная смена мест обитания, чере дование кратковременного пребывания В. anthracis в инфицированном макро организме с последующим длительным обитанием в почве обеспечивает непре рывность эпизоотического процесса, устойчивое существование популяции В. anthracis в природе и сохранение ее как биологического вида.

Способность к циркуляции В. anthracis между двумя экологическими средами (живые организмы и почва) послужила основанием для отнесения этой инфекции в группу сапрозоонозов (по классификации ФАО/ВОЗ, 1969), или зо офильных сапронозов [Литвин В.Ю., Шляхов Э.Н., 1993;

Онищенко Г.Г. с со авт., 1999].

Биологической основой как эпизоотического, так и эпидемического про цесса является паразитарная система, т.е. взаимодействие популяций паразита и его биологических хозяев. Это обуславливает необходимость рассмотрения та ких экологических понятий, как «биологический хозяин» и «резервуар»

В. anthracis.

Возбудитель сибирской язвы обладает почти универсальной патогенно стью для млекопитающих, т.е. способностью паразитировать в организме жи вотных различных биологических видов. Патогенность микроба определяется капсулой и термолабильным экзотоксином [Абалакин В.А., Черкасский Б.Л., 1986;

Keppie J. et al., 1955, 1963;

Smith H. et al., 1955;

Lincoln R.E., Fish D.С., 1970;

Leppla S.H. et al., 1983].

Это свойство способствует непрерывности существования возбудителя инфекции в природе. Известно, что возбудитель сибирской язвы способен пара зитировать в организмах, как домашних, так и диких млекопитающих, в том числе и травоядных, и плотоядных.

Роль различных видов животных в поддержании существования возбуди теля сибирской язвы в природе неодинакова. Одни из них обеспечивают непре рывность циркуляции возбудителя в природе, закономерно включаясь в эпи зоотическую цепь. К этим видам паразит адаптирован в процессе филогенеза, они являются естественной средой его обитания и истинными его хозяевами. С другими видами паразит эволюционно не связан, включение их в эпизоотиче ский процесс не закономерно и они лишь эпизодически становятся средой оби тания возбудителя инфекции.

В связи с этим возникает необходимость дифференциации биологических хозяев В. anthracis на основных (истинных, главных) и второстепенных (допол нительных), в зависимости от степени участия их в поддержании существова ния возбудителей инфекций в природе.

Основными (истинными и главными) хозяевами В. anthracis являются сельскохозяйственные животные. В их популяции циркуляция возбудителя мо жет осуществляться неопределенно долго при эпизоотическом процессе. К вто ростепенным (дополнительным) хозяевам следует отнести диких животных.

Они вовлекаются в эпизоотический процесс, протекающий среди основных хо зяев, но не играют самостоятельной роли в поддержании циркуляции возбуди теля в природе. Второстепенных хозяев, в свою очередь, подразделяют на фа культативных и случайных [Фенюк Б.К., 1966].

Дикие копытные являются факультативными второстепенными хозяева ми В. anthracis. Они высоко восприимчивы к возбудителю инфекции, однако постоянно циркулировать среди факультативных хозяев возбудитель не может вследствие разобщенности (мозаичности), низкой и неустойчивой численности таких животных. К случайным второстепенным хозяевам относятся плотояд ные животные. Они включаются в эпизоотическую цепь лишь эпизодически, что обусловлено недостаточной численностью их, определенной резистентно стью к возбудителю инфекции, отсутствием постоянного общения с основными хозяевами.

Если признатся, что почва является местом естественной жизнедеятель ности В. anthracis, то почву наравне с биологическими хозяевами возбудителя следует считать компонентом его резервуара в природе [Носков Н.И., 1967].

В то же время человек не может быть отнесен ни к биологическим хозяе вам, ни к резервуару В. anthracis, поскольку его организм является не местом естественного обитания данного паразита, а «биологическим тупиком», не спо собным обеспечить непрерывность циркуляции его в природе.

Зараженность сибирской язвой животных при любой степени выраженно сти инфекционного процесса – манифестной или неманифестной, атипичной, стертой или даже в виде бессимптомного носительства – сопровождается выде лением возбудителя в окружающую среду с фекалиями, мочой, слюной, моло ком и др. [Сарымсаков Е.А., 1980;

Ярощук В.А., 1988;

Маринин Л.И. с соавт., 1999]. Животные с неманифестными формами заболевания и носители пред ставляют особую эпизоотологическую и эпидемиологическую опасность, по скольку они, зачастую, не привлекая внимания ветеринарной службы, загряз няют своими выделениями почву.

Еще большую опасность представляют животные с выраженной клиниче ской картиной заболевания, заканчивающегося летально: в предагональном со стоянии, в стадии агонии и в первые часы после гибели от сибирской язвы из естественных отверстий тела животного (рот, ноздри, заднепроходное отвер стие) выделяется кровянистая жидкость, содержащая большое количество воз будителей инфекции, которыми контаминируется почва.

Специального рассмотрения заслуживает вопрос о судьбе В. anthracis в трупе животного. Исследования показали, что в 1 мл крови погибших от сибир ской язвы животных содержится до 1х109 инкапсулированных микробных кле ток [Маринин Л.И. с соавт., 1999]. В первые часы после гибели крупных сель скохозяйственных животных происходит интенсивное размножение В. anthracis, сопровождающееся повышением его вирулентности. В дальней шем во внескрытом труппе животных наблюдается лизис микробных клеток [Кебеджиева Т., Томова А., 1969;

Posch A., Velianov D., 1970].

Вскрытие трупов погибших от сибирской язвы животных, прирезка жи вотных в агональном состоянии на пастбище, снятие с них шкуры и разделка туши ведут к заражению почвы, обильно истекающей при этих манипуляциях и контаминированной микробом кровью.

Заражению почвы может способствовать растаскивание частей сибиреяз венных трупов плотоядными животными и хищными птицами. При использо вании инфицированной мясокостной муки в качестве удобрения, вывозке на поля ила из зараженных водоемов также происходит загрязнение почвы В. anthracis.

К числу физических факторов, губительно воздействующих на В. anthracis в почве, разные исследователи относят прямые солнечные лучи [Франке М., 1964], недостаток влаги и др.;

к химическим – недостаток свобод ного кислорода, изменения рН среды (закисление или защелачивание) [Vilas L., Jonsales J., 1950;

Пебсен Э., 1958], наличие таких химических соединений, как закисные соли железа, алюминия и некоторых других металлов, недостаток или избыток некоторых микроэлементов [Красильников Е.И., 1958;

Powell Y., Strange К., 1956;

Halworson Н., 1959];

к биологическим – почвенных микроор ганизмов-антагонистов сибиреязвенного возбудителя, актиномицеты, ризосфе ру высших растений и др. [Красильников Е.И., 1958]. К биологическим факто рам, оказывающим определенное воздействие на В. anthracis в почве, по видимому, можно отнести и бактериофаг [Груз Е.В., 1962;

Ларина B.C., Петрова Л.С., 1964;

Brown Е., Cherry W.,1955;

Ivanovics G., Foldes J., 1958;

Stamatin N. et Leoni M-M., 1962].

Результаты многочисленных экспериментальных исследований свиде тельствуют, что при определенном сочетании неблагоприятных для В. anthracis физических, химических и биологических почвенных условий мик роб обречен на гибель в окружающей среде.

Особый интерес представляют сообщения о том, что возникновение штаммов В. anthracis с измененными свойствами может происходить под влия нием широко используемых в сельском хозяйстве минеральных удобрений, а также пестицидов, таких как карбофос, метанитрофенол, купрозан, циней и др.

[Ипатенко Н.Г. с соавт., 1987;

Шляхов Э.Н., Присакарь В.И., 1989;

Буравцева Н.П. с соавт., 1997].

Вместе с тем, чрезвычайно важным представляется то обстоятельство, что выделенные из почвы В. anthracis с измененными признаками сохраняют способность восстанавливать свои исходные свойства, в том числе вирулент ность, в результате пассажей через организмы восприимчивых животных [Преснов И.Н., 1966, 1969;

Еременко Е.И., 1986;

Гаврилов С.В., 1990;

Ярощук В.А. с соавт., 1996;

Маринин Л.И. с соавт., 1999].

Анализ результатов изучения экологии В. anthracis на генетическом уровне дал основание утверждать, что клетки В. anthracis способны приобре тать гены как из других клеток собственной гетерогенной микропопуляции, так и из близкородственных почвенных сапрофитов, вследствие чего могут изме няться их вирулентность и другие свойства [Буравцева Н.П. с соавт., 1991;

Еременко Е.И., Рязанова А.Г., 2006;

Цыганкова О.И., 2007].

Таким образом, можно считать, что при сочетании определенных физико химических и биотических условий В. anthracis в почве подвержен изменчиво сти: он способен диссоциировать, утрачивать капсулу, и вирулентность его микропопуляции в целом снижается.

Исключительная устойчивость сибиреязвенных спор к воздействиям окружающей среды ведет к тому, что зараженные участки почвы иногда сохра няют угрозу заболевания для травоядных животных и людей в течение десят ков лет. Споры В. anthracis могут сохранять жизнеспособность в окружающей среде 60 – 70 лет и более, однако, предельный срок их выживаемости в почве до сих пор не установлен. [Коронный А.В., 1958;

Носков Н.И., 1967;

Федотов B.C., 1978;

Шляхов Э.Н. с соавт., 1975;

Акснова Л.Ю. с соавт., 2012;

Wilson J., Russel K., 1961;

Manchee R.I. et al., 1983;

Turner А. et al., 1989;

Keim P. еt al., 1997;

De Vos V., 1998;

Hugh-Jones М., 1998;

Kassenborg Н. et al., 2001].

В соответствии с концепциями, признающими способность В. anthracis неопределенно долго обитать в почве, отсутствие заболеваний в стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктах не обязательно свидетельствует о гибели данного микроорганизма в относящихся к этим пунктам почвенных оча гах.

В настоящее время можно признать господствующей концепцию, соглас но которой почва является не только хранителем споровых форм возбудителя сибирской язвы, но и средой его естественного обитания, где В. anthracis может накапливаться за счет вегетации [Коронный А.В., 1958;

Ганушкин М.С., 1965;

Коротич А.С., 1976;

Чуйская Г.Я., 1966, 1971;

Шляхов Э.Н. с соавт., 1975;

Соркин Ю.И. с соавт., 1980, 1984;

Stamatin N. еt al., 1953].

Обобщение результатов отечественных и зарубежных исследований поз воляет определить основные физико-химические и биологические факторы окружающей среды, способствующие вегетации В. anthracis в почве. К ним от носятся:

• локализация в низменных участках, чаще тяготеющих к водоемам;

• аллювиальные отложения, лесовидные глины и суглинки в качестве почвообразующих пород;

• высокая эрозированность и аэрация;

• черноземный или каштановый тип;

• нейтральная или слегка щелочная реакция (рН 5,5 – 7,5);

• высокое содержание органических веществ (гумус 4 % и более);

• влажность не ниже 20 % (оптимальная 40 – 60 % от общей влагоем кости);

• температура 15 – 45 С (оптимальная 20 – 30 С);

• наличие различных аминокислот, углеводов, микроэлементов в опти мальных количествах (подвижный азот, подвижный калий, поглощенные соли натрия, магния, кальция, подвижная фосфорная кислота и др.).

Рассмотрение всех представленных выше аспектов экологии B. anthracis позволяет сформулировать его основные биологические свойства, способству ющие сохранению вида в природе.

1. Способность к паразитированию в организмах животных многих ви дов.

2. Возможность реализации разнообразных механизмов заражения жи вотных (фекально-орального, аспирационного, трансмиссивного, контактного).

3. Интенсивное размножение в организмах зараженных животных мно гих видов.

4. Обильное выделение в окружающую среду из организмов зараженных животных в пред- и агональной стадиях заболевания из всех естественных от верстий.

5. Высокая вирулентность В. anthracis, обуславливающая гибель забо левшего животного, с переходом микроорганизма к обитанию в окружающей среде.

6. Образование в окружающей среде спор, обеспечивающих сохранение микроба в жизнеспособном и вирулентном состоянии в течение неопределенно долгого времени.

7. Способность вегетировать и накапливаться в почве при наличии бла гоприятных для этого физических, химических и биологических условий.

1.3 Эпизоотологические и эпидемиологические особенности проявле ния сибирской язвы Сибирская язва относится к зоонозным инфекциям, основным источни ком которой является больное животное или труп, а факторами передачи – про дукты животноводства, почва и другие объекты внешней среды. Эпизоотия си бирской язвы, как правило, носит отчетливый сезонный характер, что обуслов лено механизмом передачи инфекции. Первые заболевания животных совпада ют с пастбищным их содержанием. Утвердившийся в ветеринарной практике взгляд, что в данном случае имеет место алиментарное заражение (с инфициро ванной спорами водой или зелеными кормами) вряд ли является единственно правильным [Сарымсаков Е.А., 1980;

Джупина С.И., 1981, 1984, 1990, 1996;

Ярощук В.А., 1988]. Вероятность такого инфицирования не может формировать закономерности, свойственные проявлению эпизоотического процесса этой инфекции.

Вполне правдоподобным и подтвержденным в эпидемиологической прак тике («болезнь тряпичников») является предположение, что «входными воро тами» спор у животных в данных условиях являются верхние дыхательные пу ти и легкие. Дальнейшее развитие эпизоотии осуществляется трансмиссивной передачей возбудителя от больных животных (имеющих выраженную бактери емию) слепнями и другими кровососущими двукрылыми. Поэтому, не случай но, самые разлитые эпизоотии сибирской язвы в дореволюционной России воз никали в жаркие и сухие месяцы года. В ротовом аппарате слепня возбудитель сибирской язвы сохраняется до 5 дней, в зобе и желудке – до 2 дней [Ол суфьев Н.Г., Лелеп П.П., 1935;

Розеньер Л.А., 1948;

Rao Krischna M.S., Mohi yudeen S., 1958;

Pienaar U.V., 1967].

Животные, больные сибирской язвой, являются заразными в течение все го периода болезни, выделяя возбудителя во внешнюю среду с мочой, калом, кровянистыми выделениями легких. После их гибели заразными являются все органы и ткани, в том числе шкуры, шерсть, кости, рога, копыта, кровь [Буравцева Н.П. с соавт., 1984].

Наиболее восприимчивыми к сибирской язве являются козы, овцы, коро вы, буйволы, верблюды, лошади, ослы, олени и травоядные дикие животные.

Менее восприимчивы свиньи. Собаки, кошки и дикие хищные животные боле ют сибирской язвой в редких случаях, при условии массивного инфицирования [Ипатенко с соавт., 1987;

Гаврилов В.А., Матвеева Н.Б., 1995;

Бакулов И.А., 1998;

Krick N., De Vos V., 1996].

Из лабораторных животных весьма чувствительны к сибирской язве бе лые мыши, морские свинки, кролики, сирийские хомяки и обезьяны. Белые мыши, морские свинки и кролики при заражении возбудителем сибирской язвы в зависимости от заражающей дозы погибают в течение 1 – 4 суток и иногда в более поздние сроки (на 8 – 10 сутки).

У восприимчивых животных инфекционный процесс носит септический характер. У более резистентных видов животных (свиней) процесс приобретает, как правило, локализованную форму в виде серозно-геморрагического или некротического воспаления лимфатических узлов зева и глотки [Никифоров В.Н. с соавт., 1986].

В то же время, имеется достаточно материалов, чтобы утверждать, что облигатным хозяином возбудителя сибирской язвы могут быть грызуны. В природных условиях выделяли вирулентного возбудителя этой инфекции от клинически здоровых грызунов Ф.С. Цибулевская (1957), Е.Е. Пунский и Ф.С.

Цибулевская (1958), С.Н. Рыбин с соавт. (1964), А.Ф. Наджафов (1965, 1970), В.Н. Лебедев и В.М. Стреляева (1969), Ю.Е. Горшков (1971), Б.Л. Черкасский и Л.М. Марчук (1971), Г.Г. Бактыгалиев с соавт. (1972), А.Г. Король (1973), Т.А.

Бурдаченко (1977) и другие исследователи.

Основным источником сибирской язвы для человека являются больные сельскохозяйственные животные, а также мясопродукты и сырье (кожа, шерсть, кости), полученные при их вынужденном убое.

В подавляющем большинстве случаев заражение человека сибирской яз вой возникает в результате внедрения возбудителя через поврежденную кожу при убое и разделке туш больных животных. Входными воротами инфекции являются также поврежденные слизистые желудочно-кишечного тракта и ды хательные пути. Отмечены также случаи заражения человека через инфициро ванную почву или предметы, загрязненные ею. Достоверных данных о передаче сибирской язвы от больного человека здоровому в мировой практике нет. По этому человек, больной сибирской язвой, не имеет эпидемиологического значе ния и рассматривается в этом отношении как биологический тупик сибиреяз венной инфекции.

Заболеваемость сибирской язвой среди людей носит спорадический ха рактер и, в определенной мере, повторяет летне-осеннюю сезонность заболева емости животных.

Наиболее частыми причинами заражения людей сибирской язвой являют ся:

1. В бытовых условиях:

- осуществление (без предварительного ветеринарного осмотра) подвор ного убоя больных животных, разделка туш, снятие шкур и захоронение трупов павших животных без соблюдения ветеринарно-санитарных правил;

- нарушение правил личной гигиены при уходе за больными животными;

- приготовление пищи из мяса, полученного от больных животных;

- контакт со случайно приобретенными мясопродуктами, шерстью, шку рами, кожами, волосами, щетиной и другой продукции животноводства, не проверенной на зараженность возбудителем сибирской язвы.

2. В производственных условиях:

- нарушение правил личной гигиены при уходе за больным животным, при разделке туши или при манипуляции с инфицированными продуктами и сырьем животного происхождения;

- несоблюдение правил по технике безопасности, установленных для предприятий, на которых производят заготовку, обработку, хранение, транс портировку и реализацию продукции животноводства;

- контакт с инфицированной почвой в ходе строительных, агротехниче ских, гидромелиоративных и других земляных работ;

- нарушение режима работы с возбудителем сибирской язвы в учрежде ниях микробиологического профиля.

Заражение происходит при попадании возбудителя сибирской язвы на не значительно поврежденные (царапины, ссадины, мелкие порезы) наружные по кровы тела и слизистые оболочки при вскрытии трупов и разделке туш больных животных;

при соприкосновении с различными видами сырья, получаемого от больных животных.

У человека в зависимости от пути заражения (контактного, алиментарно го или ингаляционного) развиваются кожная, кишечная или легочная форма болезни, каждая из которых может привести к развитию сепсиса, зачастую осложняющегося сибиреязвенным менингитом (генерализованная форма) [Онищенко Г.Г. с соавт., 1999].

В обычных условиях у 95 – 97 % больных заболевание протекает в виде локализованной (кожной) формы, которая характеризуется острым началом, появлением на коже красного пятна, которое превращается в пустулу и язву, покрытую темной коркой и окруженную зоной гиперемии, по периферии окру женную венчиком вторичных пустул. Характерны безболезненный отек и гипе ремия мягких тканей вокруг язвы и регионарный лимфаденит. К концу первых суток появляется лихорадка до 39 – 40 С, которая сохраняется 5 – 7 дней;


от торжение струпа заканчивается к 4-й неделе. При генерализованной форме возможны легочные проявления в виде катаральных явлений, болей в груди, одышки, цианоза, кровянистой мокроты, пневмонии или кишечные проявления в виде болей в эпигастрии, кровянистого поноса, рвоты, метеоризма.

При кожной форме летальность обычно не превышает 2 – 3 %, при гене рализованной – достигает 100 %, причем больные обычно погибают через 2 – дня при явлениях инфекционно-токсического шока [Никифоров В.Н., 1973].

В 2009 – 2010 гг. появились сообщения ещ об одной форме сибирской язвы, развивающейся у наркоманов, употреблявших героин в виде внутривен ных, внутримышечных или подкожных инъекций. Такие случаи описаны в Шотландии (119 человек, из них 14 со смертельным исходом), в Англии (5 че ловек, умерло 4) и в Германии (2 человека). Такая форма заболевания получила название «инъекционной » [Radun D. еt al., 2009;

Ramsay C.N. et al., 2010;

Powell A. еt al., 2011, http://www.biomedcentral.com/1471-2334/11/21]. Генетиче ское типирование выделенных от больных штаммов сибиреязвенного микроба показало, что заражение героина из Пакистана или Афганистана произошло в Турции, где производилась упаковка этого зелья с использованием шкур жи вотных, видимо, погибших от сибирской язвы.

В современных условиях вследствие эффективности системы профилак тических мероприятий, и, особенно, вакцинопрофилактики, на большей части территории России лишь отдельные заболевания животных влекут за собой за болевания среди людей [Бургасов П.Н., Рожков Г.И., 1984;

Черкасский Б.Л., 1993].

1.4 Использование ГИС-технологий для усовершенствования эпидемиологического надзора за сибирской язвой Надзор за сибирской язвой – это система комплексного изучения эпизо отологического и эпидемиологического процесса с целью оптимизации меро приятий по профилактике сибирской язвы и борьбе с нею [Черкасский Б.Л., 2002]. Система надзора должна отслеживать как биологические особенности самого инфекционного процесса (источник инфекции, пути передачи, клиника), так и природные и социальные факторы, которые могут влиять на масштабы распространения сибирской язвы. Природные факторы – это ландшафты, почва, водные ресурсы, климат, катаклизмы природного (наводнения, землетрясения) и человеческого (терракты) происхождения. Социальные факторы – это хозяй ственные и бытовые условия жизни населения, проводимые меры профилакти ки против сибирской язвы и борьбы с нею [Хайтович А. Б. с соавт., 2006].

Особенности эпидемиологического надзора за сибирской язвой опреде ляются своеобразием эпидемического процесса этой инфекции. При сибирской язве не создатся эпидемический процесс, как при многих инфекционных забо леваниях, так как заболевания людей не вызывают непрерывную цепь явлений и не взаимосвязаны между собой. Заболевание людей сибирской язвой возника ет либо в результате непосредственного заражения от больного животного, ли бо через продукты животноводства, полученные от больных животных, либо через объекты окружающей среды [Беляков В.Д., 1964, 1989;

Черкасский Б.Л., 1988]. Эта особенность эпидемического процесса сибирской язвы должна учи тываться при проведении эпидемиологического расследования в очагах при за болеваниях людей. Следовательно, надзор за сибирской язвой должен быть комплексным, т.е. эпизоотолого-эпидемиологическим.

Основные функции эпизоотолого-эпидемиологического надзора за си бирской язвой – это выявление, учт, паспортизация и постоянное слежение за санитарно-ветеринарным состоянием и проявлениями эпизоотологической или эпидемиологической активности стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов. Существующая система противосибиреязвенных мероприятий, обеспечивая снижение заболеваемости до единичных случаев, как среди людей, так и среди животных, не может, однако, привести к надежному предупрежде нию заболеваний и тем более к ликвидации сибиреязвенной инфекции как но зологической формы, поскольку она не оказывает прямого влияния на жизнеде ятельность В. anthracis в зараженных участках почвы. Современная противо эпидемическая практика, к сожалению, не располагает надежными и пригод ными для широкого применения методами санации почвенных очагов. Массо вая вакцинация скота резко уменьшает их потенциальную опасность, но не устраняет е, поскольку и в этих условиях часть животных, оказавшихся по тем или иным причинам не привитыми, подвергается риску заражения. В связи с этим становится очевидной актуальность учета стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов, изучения условий их формирования, длительности существования, эпизоотологической и эпидемиологической активности. Распо ложение стационарно неблагополучных пунктов необходимо учитывать при освоении новых земель, при осуществлении строительных, мелиоративных и прочих земельных работ, а также при планировании профилактических меро приятий. Если не учесть известные в настоящее время сибиреязвенные почвен ные очаги, сведения о них в будущем окажутся утерянными, тогда как потен циальная опасность таких пунктов будет сохраняться.

Информация о неблагополучных по сибирской язве пунктах, прежде все го, дат возможность построения дифференцированной системы противосиби реязвенных мероприятий, комплекс которых должен быть разным для террито рий с разной степенью концентрации и проявления эпизоотологической и эпи демиологической активности. В 1998 – 2000 гг. Б.Л. Черкасским совместно с ветеринарными специалистами В.А. Ведерниковым и В.А. Гавриловым были собраны имеющиеся в стране данные о стационарно неблагополучных пунктах.

Всего в Кадастр включено 35000 адресов СНП, выявленных в России в течение XX века и второй половины XIX века [Кадастр…, М., 2005].

Имеющийся на сегодняшний день объем информации требует соответ ствующей обработки, что невозможно без применения специальных методов исследования и регистрации. К числу таких методов при эпидемиологическом надзоре относятся географические информационные системы (ГИС).

ГИС – это программно-аппаратные комплексы, соединяющие в себе базы пространственно-распределнных данных со способами их анализа [Бугаевский Л.М., Цветков В.Я., 2000;

Данилов А.Н. с соавт., 2005;

Курепина Н.Ю., 2009, 2010;

Боев Б.В. с соавт., 2011;

Гохман В.В., 2012]. Аппаратные средства – это персональные компьютеры с их программным обеспечением. Программное обеспечение ГИС содержит множество функций и различные инструменты для ввода базы данных, их обработки, хранения, анализа, прогноза и визуализации исходной информации [Кошкарев А.В., 1996, 1997;

Бочаров Г.А., Гольдман И.Е., 2000;

Боровиков В., 2001].

Упрощенно структуру ГИС можно представить в виде двух тесно связан ных элементов, условно обозначенных как «Ядро» и «Оболочка» [Richards T.B., 1999].

«Ядром» ГИС является база данных, в которой содержится вся информа ция, относящаяся к объектам эпиднадзора, в данном случае эпизоотоло эпидемиологические данные по сибирской язве. Отличительной особенностью данных в ГИС является их географическая привязка, что означает, что любой объект обладает среди прочих характеристик еще и координатами собственного местоположения [Курепина Н.Ю. с соавт., 2003, 2004;

Черкасский Б.Л. с соавт., 2005;

Fang L.Q. et al., 2003].

«Оболочка» – наглядный компонент ГИС. Это электронная карта, а чаще набор карт, располагающихся послойно друг над другом. Основным слоем яв ляется топографическая основа определенного масштаба с адресным планом исследуемой местности. Кроме основного слоя может присутствовать множе ство тематических слоев [Коновалова Н.В., Капралов Е.Г., 1997;

Цветков В.Я, 1998, 2000;

Жолдошев С.Т., 2009;

Манин Е.А., Лямкин Г.И., 2011].

Что касается анализа данных, то ГИС, располагая полным набором стан дартных статистических методов, способна работать с внешними программны ми модулями, осуществляющими специфический анализ, обработку и даже ге нерирование данных.

Географические карты в эпидемиологии использовались давно. Суще ствовали и продолжают существовать такие понятия, как «эпидемиологическая география» и «географическая эпидемиология», «краевая эпидемиология», «ландшафтная эпидемиология» [Адамович В.Л., Никонов Н.Н., 1970;

Елкин И.И., 1973;

Беляков В.Д., Яфаев Р.Х., 1989;

Черкасский Б.Л. с соавт., 2001;

Курепина Н.Ю., 2005].

Первое применение географических карт для исследования причин и за кономерностей эпидемического процесса было использовано на эпидемии хо леры в Лондоне в 1854 г., когда доктор Джон Сноу доказал, что возбудитель холеры имеет водный путь передачи. Путем сопоставления информации о слу чаях заболевания холерой и географических карт Лондона он обратил внимание на водозаборную колонку на Broa Street, как на место распространения инфек ции. У колонки доступ к воде был закрыт, в результате чего эпидемия была остановлена [Куклев Е.В. с соавт., 2005;

Richardson B.W., 1965].

В последние годы ГИС успешно используются при эпиднадзоре за раз личными инфекционными болезнями [Бекенов Ж.Е., 2007;

Ефимов Е.И. с со авт., 2006, 2009;

Курепина Н.Ю., 2010;

Манин с соавт., 2011;

Soler T., 1989;

Barnes S., Peck A., 1994;

Glass G.E., Schwartz B.S.et al., 1995;

Moore D.A., Carpenter T.E., 1999]. Пространственные данные комбинируются с эпидемиоло гическими для выявления наиболее значимых факторов. ГИС позволяет ранжи ровать территории по степени эпидемиологического риска и помогает прини мать наиболее рациональные решения по ликвидации инфекции [Водопьянов А.С. с соавт., 2005;

Clarke K.S. et al., 1991;

Barnes S., Peck A., 1994;

Colledge M.

еt al., 1996].

ГИС получили широкое применение и как средство контроля и управле ния системой биологической безопасности. В США после событий 11 сентября 2001 года (биотерракт с использованием спор сибиреязвенного микроба) при няты беспрецедентные меры по усилению биобезопасности. Была создана раз ветвленная сеть с помощью ГИС, которая постоянно осуществляла сбор, обоб щение и анализ данных по распространению инфекций, отслеживала работо способность системы здравоохранения с пространственной привязкой всей этой информации. Такой подход наиболее эффективен при существовании угрозы здоровью населения, в том числе вызванной возможностью использования био логического оружия [http://www.dataplus. ru/Arcrev/Number_26/9_bio.htm, 2003].

В России проводятся региональные исследования в области эпидемиоло гии, которые позволяют изучать закономерности распространения инфекцион ных заболеваний [Ляпин М.И., Дроздов И.Г., 2005], прогнозировать развитие и анализировать последствия техногенных катастроф и актов биологического терроризма [Кондрик Е.К. с соавт., 2003;

Завальский Л.Ю., Кондрик Е.К., 2006;

Куклев Е.В. с соавт., 2005].

В Российском научно-исследовательском противочумном институте «Микроб» создана и внедрена геоинформационная система эпидемиологиче ского надзора за инфекционными болезнями на территории Саратовской обла сти. В работе использовался пакет программ ArcGIS 9 фирмы ESRI, обладаю щий полным спектром возможностей современных геоинформационных систем [Данилов А.Н. с соавт., 2005]. Так же специалистами данного учреждения впер вые создан и систематизирован перечень внутренних и внешних угроз биологи ческой безопасности в РФ [Куклев Е.В. с соавт., 2005;

Топорков В.П. с соавт., 2008;

Сафронов В.А. с соавт., 2010].

Специалистами Ростовского НИПЧИ создана база данных для ГИС «Хо лера», содержащая информацию об определенных генотипах 469 штаммов V.

cholerae, изолированных на территории стран СНГ, Европы и Азии за период с 1927 г. по 2003 г. [Водопьянов А.С. с соавт., 2005].

Сотрудниками ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспо требнадзора и ФБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» (г. Вла димир), разработаны методы использования ГИС при сборе и анализе геодан ных, использование дистанционного зондирования земли в эпидемиологиче ском надзоре за чумой [Дубянский В.М., 2012, http://www.gosbook.ru/document/32141/32174/preview] и построении атласа эпи демически значимых объектов региона [Бельчихина А.В., 2011, http://www.gosbook.ru/document/32144/32177/preview].

В ФБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» (г. Владимир) внедрили ГИС в эпизоотологический анализ, что позволило отображать ин формацию о развитии эпизоотической ситуации на конкретной территории в виде набора тематических слоев, которые могут визуализироваться отдельно, последовательно, комплексно [Коренной Ф.И., Гуленкин В.М., 2011, http://www.dataplus.ru].

Была использована ГИС в эпидемиологическом надзоре за бруцеллезом в Республике Казахстан, где специалистами проведено пространственное моде лирование с использованием возможностей географических информационных систем для эпидемиологического надзора за бруцеллзом и анализа территори ального распределения инцидентной и превалентной заболеваемости и их связи со средовыми (ландшафтно-географические, климатические, социально экономические) факторами и различными аспектами животноводства [Сы здыков М.С.с соавт., 2011].

Аналогичная ГИС была разработана в ФКУЗ Ставропольский проти вочумный институт Роспотребнадзора для эпидемиологического надзора за бруцеллзом в Ставропольском крае [Манин Е.А., 2012].

С использованием ГИС проведена паспортизация и картографирование стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов в Казахстане, 2598 эпи зоотических и эпидемических очагов сибирской язвы, дифференциация террито рии Казахстана по уровню риска заражения возбудителем сибирской язвы и эко логическое моделирование возможных мест существования B. anthracis [Айкимбаев А.М. с соавт., 2005;

Лухнова Л.Ю., 2008].

С помощью ГИС созданы кадастры стационарно неблагополучных по си бирской язве пунктов в Ставропольском и Краснодарском крае, в Республике Адыгея, в Республике Дагестан, в Кабардино-Балкарской республике, Чеченской республике и Республике Ингушетия [Мезенцев В.М. с соавт., 2010;

Антюганов С.Н. с соавт., 2012;

Буравцева Н.П. с соавт., 2013].

Преимущество использования электронных баз данных заключается в том, что они дают возможность более достоверно и наглядно проследить зако номерности явления, дают возможность пересчета таблиц по заданным пара метрам, создания сводных электронных таблиц, построения графиков и диа грамм, позволяющих наглядно проследить тенденции пространственного и временного распределения явления. Между тем картографирование может зна чительно повысить познавательную ценность этого исследования с точки зре ния углубленного анализа данных [Кошкарев А.В., 1996 – 1997;

Хайтович А.Б.

с соавт., 2002;

Кутузов А.В., 2003;

Попов Н.В. с соавт., 2006;

Володин А.С. с соавт., 2008]. Это дает возможность сопоставления и сравнительного анализа закономерностей распространения неблагополучных по сибирской язве пунк тов на территории с природными географическими факторами, такими как ха рактер почв, климат и др., с использованием стандартов ГИС и статистического анализа. Создание ГИС стационарно неблагополучных по сибирской язве насе ленных пунктов необходимо с целью автоматизации процесса сбора, хранения, обработки и выдачи картографической, графической и текстовой информации, отражающей эпизоотологическую обстановку. ГИС предназначена для обеспе чения органов власти достоверной и актуальной информацией, служащей осно вой для принятия управленческих решений, направленных на достижение сани тарно-эпидемиологического и экологического благополучия на курируемой территории [Джупина С.И., 1996;

Хайтович А.Б., 2002;

Кутузов А.В., 2003;

Попов Н.В. с соавт., 2006;

Володин А.С. с соавт., 2008].

На основе вышеизложенных данных можно сделать заключение, что гео информационные системы являются актуальным и перспективным инструмен том повышения эффективности системы эпидемиологического надзора за ин фекционными болезнями. Использование ГИС-технологий позволит быстро оценивать ретроспективные данные об активности эпидемических очагов на любой территории, от конкретного населенного пункта до масштабов всей страны, сопоставлять их с оперативной информацией, анализировать и выби рать оптимальные решения по проведению профилактических мероприятий.

Таким образом, анализ литературных данных о возбудителе сибирской язвы, о распространении заболеваемости у нас в стране и за рубежом, об осо бенностях экологии сибиреязвенного микроба свидетельствует о том, что неко торые аспекты, касающиеся сибирской язвы, остаются ещ недостаточно изу ченными. Если учесть, что к началу наших исследований отсутствовал анализ заболеваемости людей и животных в Северо-Кавказском федеральном округе, не были учтены и не охарактеризованы стационарно неблагополучные по си бирской язве пункты, не было проведено эпизоотолого-эпидемиологическое районирование территории СКФО по степени неблагополучия по сибирской яз ве, то можно надеяться, что представленные в данной работе материалы внесут определенную лепту для дальнейших разработок по организации профилакти ческих мероприятий при сибирской язве.

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Диссертационная работа выполнена в ФКУЗ Ставропольский проти вочумный институт Роспотребнадзора в рамках плановой НИР: «Совершен ствование эпидемиологического надзора за сибирской язвой на административ ных территориях Юга России» (2011-2013гг.), № ГР 0120116956.

2.1 Материалы исследования В качестве материалов для изучения динамики заболеваемости людей и животных сибирской язвой на изучаемых территориях за длительный период времени были использованы:

- статистические данные официальной регистрации заболеваемости си бирской язвой в РФ;

- материалы Управлений Роспотребнадзора и Управлений ветеринарии Ставропольского края и республик СКФО (КЧР, КБР, РСО-А, ЧР, РИ, РД) по вопросам сибирской язвы у людей и сельскохозяйственных животных;

- данные по эпизоотологии, эпидемиологии и профилактике сибирской язвы, опубликованные в периодической печати;

- материалы заключительных отчетов НИР по проблеме сибирской язвы, подготовленных в ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотреб надзора в течение 1990 – 2012 гг.

Природно-климатическая характеристика ландшафтно-географических зон выполнена по материалам управления по гидрометеорологии и контролю при родной среды в республиках СКФО и в Ставропольском крае.

2.2 Методы исследования 2.2.1 Эпидемиолого-эпизоотологический анализ Для наиболее достоверного мониторинга и анализа эпидемической и эпи зоотической ситуации по сибирской язве была создана электронная база дан ных заболеваемости людей и животных с использованием официальных источ ников ветеринарных и медицинских учреждений Ставропольского края и Рес публик СКФО за длительный период времени.

За указанный период административно-территориальное устройство не которых республик неоднократно пересматривалось, тем не менее, нам удалось восстановить наиболее важные сведения архивной и текущей документации по сибирской язве.

С помощью метода сравнительно-исторического описания изучали пери одичность вспышек, их повторяемость в неблагополучных пунктах и многолет ние показатели сезонности.

В необходимых случаях абсолютные эпидемические данные переводили в относительные показатели интенсивности эпидемиологического процессов (индексы, коэффициенты).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.