авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

Библиотека слушателей Европейского

учебного института при МГИМО (У) МИД России

ОТНОШЕНИЯ РОССИЯ — ЕС

НА ПОРОГЕ ПЕРЕМЕН

Liber amicorum в честь профессора Л.

М.Энтина

Серия «Общие пространства России — ЕС:

право, политика, экономика»

ВЫПУСК 6

Европейский учебный институт «Российский европейский

колледж» при Московском государственном институте

международных отношений (Университет) МИД России

Институт европейского права МГИМО (У) МИД России Фонд европейского права ОТНОШЕНИЯ РОССИЯ — ЕС НА ПОРОГЕ ПЕРЕМЕН Liber amicorum в честь профессора Л. М.Энтина RF-EU RELATIONS ON THE EVE OF CHANGE Liber amicorum in honour of Lev M. Entin Liber amicorum МОСКВА 2009 УДК [327+339.92](470:4–15)(082) ББК 66.4(0+65.5) Редакционный совет:

Энтин М. Л. — Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России (главный редактор серии) Славкина Н. А. — Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России, Кавешников Н. Ю. — Институт Европы РАН, Энтин Л. М. — Институт европейского права МГИМО (У) МИД России (редакторы выпуска) Щельски Мариуш — Колледж Европы г. Брюгге (редактор англоязычных текстов) Библиотека слушателей Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Серия «Общие пространства России — ЕС:

право, политика, экономика»

Выпуск ISBN 978-5-904032-02- ОТНОШЕНИЯ РОССИЯ — ЕС НА ПОРОГЕ ПЕРЕМЕН. LIBER AMICORUM В ЧЕСТЬ ПРОФЕССОРА Л. М. ЭНТИНА.

М.: Изд-во «Аксиом», 2009. — 560 с.

В выпуск вошли статьи широкого круга известных российских ученых и авторов из других европейских стран по актуальным проблемам европейского, международного и  конституционного права, глобального развития и  динамики отношений между Россией и ЕС. Издание подготовлено к 81-й годовщине со дня рождения заслуженного деятеля науки Российской Федерации, основателя Института европейского права МГИМО (У), доктора юридических наук, профессора Льва Матвеевича Энтина.

ISBN 978-5-904032-02- © Авторский коллектив © Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России Содержание К юбилею профессора Л. М.Энтина................................................................... ЧАСТЬ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ЕС Малеев Ю. Н. Россия — Европа: друзья — соперники.......................................... Blockmans S. The Impact of Enlargement on the EU’s Policies towards  the Security Space Shared with Russia............................................................................ Triantaphyllou D. The European Union and Russia: Living with a Common Neighbourhood.................................................................................... Матвеевский Ю. А. Отношения России и Евросоюза в глобальном  контексте........................................................................................................................... Vedder C. The EC-Russia Partnership and Cooperation Agreement:

Conclusion and Effects of a Mixed Agreement............................................................. Facon I., Sourbs-Verger I. The Russia-EU Space Partnership at a Crossroads....... Matta A. Updating the EU-Russia Legal Approximation Process:




Problems and Dilemmas................................................................................................. ЧАСТЬ ЕВРОПЕЙСКОЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕДУРЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В ЕС Kellermann A. E. The Rights of Non-Member State Nationals under the EU Association Agreements........................................................................ Бирюков М. М. Лиссабонский договор о новой роли парламентов  государств-членов в механизме принятия решений институтами Европейского Союза........................................................................... Czapliski W. Non-discrimination as Principle of European Law.......................... Chevalier B. Les nouveaux dveloppements de la procdure prjudicielle dans le domaine de l’espace judicaire europen: la procdure prjudicielle d’urgence et les rformes principales prvues par le trait de Lisbonne.................. ЧАСТЬ ПОЛИТИКИ ЕС И ИХ ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ Наку А. А. Модернизация таможенного законодательства Европейского Союза..................................................................................................... Sutton A. The Freedom of Capital under Article 56 EC and its Application to Jurisdictions outside the EU........................................................... Кондратьева Н. Б. Единый рынок: новое в правовом обеспечении регулирования господдержки.......................................................... Фрумкин Б. Е. Механизм принятия решений по общей сельскохозяйственной политике ЕС........................................................................ de Jong J. The 2007 Energy Package: the Start of a New Era?................................... Вылегжанина Е. Е. Экологическая составляющая энергетической политики ЕС: правовые аспекты................................................ Адамчук Н. Г. Антимонопольное регулирование страхового рынка в странах — членах ЕС.................................................................................... Войников В. В. Полицейское и правовое сотрудничество по уголовным делам: правовые аспекты............................................................................................. Потемкина О. Ю. Пространство свободы, безопасности и правосудия: завершение «конституционной одиссеи».................................... Bebler A. Slovenia and the European Union’s Security Role..................................... Васютинский В. Н. Турецкий гамбит..................................................................... ЧАСТЬ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Шевченко Л. И. Перспективы адаптации европейского опыта защиты прав человека в российской правовой системе..................................... Levashova J., Zwart T. Taking Subsidiarity Seriously: Restoring the Role of the Domestic Authorities under the European Convention of Human Rights............................................................................................................. Зимненко Б. Л. Право на справедливое судебное разбирательство в условиях фактических обстоятельств дела: практика Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации........................ de Gouttes R. L’Execution des arrets de la Cour Europeenne des droits de l’homme et leurs effets en droit interne................................................................... Mahoney P. Freedom of Expression of Civil Servants and other Public Employees in the European Union................................................................... Энтин М. Л. A Positive Example of Russia-EU Cooperation in the Field of Education............................................................................................... К ЮБИЛЕЮ ПРОФЕССОРА Л. М. ЭНТИНА Одному из ведущих преподавателей МГИМО  (У), видному ученому государствоведу, широко известному в профессиональных кругах как в России, так и за рубежом, Льву Матвеевичу Энтину 4 июня 2009 года исполнился 81 год.





Выпускник МГИМО 1951 года. Доктор юридических наук. Профессор. Заслу женный деятель науки Российской Федерации. Почетный профессор МГИМО (У).

За плечами более чем полувековой опыт работы в  вузах страны и  зарубежья.

Университетская карьера полна активной и  успешной педагогической деятель ности. Многие сотни выпускников. На одном из заседаний Коллегии МИД России, на котором вручалась награда профессору Энтину Л. М., председательствующий заметил: «Нет необходимости представлять профессора подробно. Большин ство присутствующих членов Коллегии  — его ученики». Крупный ученый, автор десятков монографий, учебников для вузов и учебных пособий, многих сотен научных статей, один из основателей российской школы европейского права, автор и соавтор многочисленных международных проектов с участием МГИМО (У). Один из них — создание совместно с Европейским Союзом Ин ститута европейского права.

Как прожиты эти восемь десятилетий? Послушаем самого юбиляра. Начнем с истоков.

«Родился в  семье советского офицера-пограничника. Отец окончил в 1926 году Нижегородское пехотное училище. Получил назначение на долж ность помощника начальника заставы на советско-польской границе. Десять лет менялись заставы, комендатуры, отряды. Увы, на пограничных рубежах не было школ. Пришлось уезжать на три года в  интернат для детей погранич ников. Замечательные годы братства, дружбы и  взаимопомощи. В эти годы сформировались привычки и многие особенности характера, которые и сегодня дают себя знать.

Война застала в Кишиневе, куда мы приехали 20 июня 1941 года. Из под вергшегося бомбардировке города уехали к родственникам в Белоруссию. На чалась эвакуация. После почти месячного путешествия в теплушках прибыли на станцию Платоновка Тамбовской области. Разъехались по деревням. Оказались в  Бондарях. Сбежал на фронт. Поймали во время облавы. Вернули обратно к матери. Повезло: той же зимой нас нашел неожиданно приехавший отец. Ото званный с фронта, он получил назначение на Кавказ. По дороге, в Куйбышеве, где находилось Главное управление погранвойск в эвакуации, он нашел в картотеке одно из наших писем. В Баку окончил шестой класс школы, седьмой — в Тбилиси, восьмой — в Ереване. Девятый и десятый — уже во Владивостоке. Здесь встре тили Победу над Германией, а затем и над Японией. В 1946 году, вооруженный аттестатом и  серебряной медалью, уехал в  Москву завоевывать Институт международных отношений. Удалось! Пять замечательных лет пролетели бы Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum стро и незаметно. Окончил с отличием международно-правовой факультет. На всю жизнь запомнил лекции знаменитых профессоров-международников С. Б. Крылова и В. Н. Дурденевского. Но нужно было выбирать, чем займусь в самостоятельной рабочей жизни. Поступило предложение Таджикского го суниверситета (ТГУ) преподавать на вновь созданном юридическом факуль тете. 8 октября 1951 года прочитал первую учебную лекцию для студентов.

Нередко многие полагают, что преподавательская карьера — одна из самых легких. Подумаешь, прочитал 6, 8 или 10 часов лекций в неделю — и достаточно.

Нет ничего ошибочнее этих заблуждений. Преподавательская карьера — одна из трудных и сложных. Настоящий преподаватель должен не только обладать талантом и умением донести свои знания до студента, но и быть действитель но знатоком в той области, в которой он специализируется. Для этого следует знать не только фундаментальные основы своего предмета, но и быть в курсе всех новейших достижений. На каждый час прочитанной лекции приходится обычно 20, а то и больше часов специальной подготовки. В ТГУ на меня, юриста международника, взвалили все предметы, связанные с преподаванием зарубеж ного и международного права. В учебном стандарте числился и такой предмет, как экономика и политика зарубежных стран. С ним оказалось сложнее всего.

Эклектический курс. Учебников не было. Приходилось штудировать статьи и даже монографии. Изнурительный труд. Но накопленный в эти первые годы преподавания опыт пригодился на всю последующую жизнь.

Пытаясь схематично представить себе свою университетскую карьеру, условно делю ее на три периода: азиатский, африканский и европейский.

На юрфаке ТГУ проработал десять лет — преподавателем, старшим препода вателем, доцентом. Исполнял в различные годы обязанности декана факультета и проректора. Активно участвовал в общественной жизни. Стал председателем секции международной жизни общества «Знание». Объездил всю республику.

Бывал в промышленных центрах, сельскохозяйственных районах. Обзавелся многочисленными друзьями. Познакомился с  разнообразными обычаями местной национальной жизни. Самыми приятными годами работы был период, когда ректором стал академик Раджабов Сали Ашурович. С  ним сложились особенно хорошие отношения.

За годы работы в ТГУ написал и представил к защите в Институте государ ства и права АН СССР кандидатскую диссертацию «Устройство Французского Союза». С  защитой в  Москве оказалось необычайно сложно. Возник целый клубок самых неожиданных препятствий. Сегодня многие из них могут по казаться даже комичными. Наконец после всех мытарств получил извещение о  том, что защита назначена. Прошла она на редкость лояльно и  интересно.

В 1958 году правивший страной Хрущев Н. С. объявил о введении семилетнего плана. Всем преподавателям — кандидатам наук было предписано указать дату защиты докторской. Семилетка заканчивалась в  декабре 1965  года. Эту дату Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum и внес в свои обязательства. Самое удивительное — докторскую диссертацию защитил именно в этот срок.

Азиатский период работы завершился. Вернулся в  Москву. В  течение 1960-х годов в МГИМО начали вводить новые спецкурсы, связанные с деко лонизацией и образованием новых независимых государств. Мне, помимо моего традиционного спецкурса по госправу Франции и  стран Западной Европы, предложили разработать спецкурс по странам Тропической Афри ки. И, как это зачастую бывает, когда берешься за новое дело, увлекся. Мир был, конечно, новый, экзотичный, малознакомый. Но правовые проблемы континента уже затрагивались в диссертации. Это облегчило работу. Вскоре был избран вице-президентом Советской ассоциации дружбы с  народами Африки. Приглашен на работу на полставки в Институт Африки Академии наук. Появились возможности не только для широких контактов с африкан цами в Москве, но и для поездок в Африку. Одной из таких особенно ярких и запомнившихся оказалась поездка во главе делегации деятелей культуры в  такие страны, как Чад, Центрально-Африканская Республика и  Конго.

Пытались увидеть того самого задумчивого жирафа, который бродит у озера Чад. Выяснилось, что жирафы здесь не живут, а к озеру Чад подъехать даже на вездеходе невозможно. Сплошное болото. Жаль. Но опыт был интересен.

Увидели страну, жизнь и  быт населения. Кажется, он не изменился и  по настоящее время, если не считать ужасов гражданской войны, связанных с  событиями в  Дарфуре. В  Центрально-Африканской Республике правил генерал Бокаса. Тогда он еще был президентом, потом стал пожизненным, потом императором. Процарствовал недолго. После военного переворота был предан суду и  осужден не только за антигосударственные деяния, но и  за каннибализм. Но нам президент, собиравшийся с  визитом в  Москву, сделал прекрасный подарок — поездку к пигмеям. Это было действительно удивительное событие. Мы воочию смогли увидеть, как примерно жило наше человеческое общество много тысячелетий тому назад.

По возвращении последовала целая серия публикаций. Принял участие в подготовке и издании трехтомника «Конституции государств Африки». Глав ное же событие — защита на Совете в МГИМО диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Полтора года спустя, в 1967 году, получил звание профессора. Почти одновременно последовало предложение возглавить группу преподавателей, выезжавших на работу в Республику Мали. Там была построена при помощи ЦК КПСС Высшая партийная школа. Одно из лучших в ту пору зданий в Бомако. Прекрасно экипированное, оно стало центром не только учебных занятий, но и различного рода встреч и семинаров, иногда под руководством президента Модибо Кейта. Сложились довольно дружественные отношения со многими деятелями страны. Директором школы работал Мамаду Сарр, жена которого была родной сестрой президента. С  директором диску Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum тировали о вопросах государственного строительства, внутренней и внешней политики, возможного направления экономического развития. В  теории все выглядело прекрасно. К сожалению, на практике в большинстве случаев эти задумки реализовать не удалось. В стране произошел военный переворот. За нятия прекратились. Оставаться счел нецелесообразным. Настоял на отъезде.

Не без некоторых трудностей мою просьбу удовлетворили. Вернулся к родному делу в любимый вуз.

Краткосрочные поездки не прекратились. Одна из них особенно запомни лась. На двух «газиках» с кинопередвижкой мы отправились по малоизведанным дорогам в Центральное Конго. С этой страной довелось познакомиться поближе в последующие годы. В 1971 году мне вновь предложили долгосрочную поездку по линии Минвуза как раз в Народную Республику Конго. Во главе группы пре подавателей провел в этой стране 4 года. Получил Рыцарский крест за заслуги перед Конго и звание шевалье. Сотрудничал с руководством Конго. Один эпизод из моей работы в Конго не могу не вспомнить. В страну прибыла официальная советская делегация. Она должна была провести переговоры о строительстве но вой школы для КПТ. Возглавлял делегацию начальник Главзарубежстроя СССР.

В день прилета состоялся визит к секретарю ЦК КПТ. Руководитель советской делегации после обмена любезностями поинтересовался, кто будет возглавлять на переговорах конголезскую сторону. Ответ был дан незамедлительно: «Про фессор Энтин». Удивлены были, пожалуй, все присутствующие, включая и меня.

Со мной предварительно никто об этом не говорил. Отказываться, конечно, не имело смысла. Работали дружно, эффективно. Включили в программу делега ции поездку по стране. Побывали в Пуэнт-Нуаре и некоторых других центрах.

Атмосфера на переговорах была самая дружественная. Решения искали взаи мовыгодные и находили достаточно быстро. После этого события заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС профессор Ульяновский назвал меня «Энтин-Браззавильский».

В 1975  году вернулся в  альма-матер. И  вновь поездки. Среди них запом нились особенно ярко две — в Гвинею и Сенегал. В Конакри мы прилетели по приглашению Демократической партии Гвинеи. Принимали нас очень хорошо.

Провели творческие дискуссии с молодыми руководителями партийного аппара та. Руководство ДПГ во главе с президентом Секу Туре приняло на вооружение концепцию партии-государства. Ее главный постулат — сращивание партии и государства по мере продвижения к социализму. Видимо, для более глубокого ознакомления с теоретическими устоями и в знак внимания был приглашен на очередную ежеквартальную встречу президента с руководителями страны и местной администрации. Она проходила в здании Дворца народов, постро енного в  качестве дара Китаем. Курьезным для меня оказалось само начало.

Все чернокожие руководители прибыли на этот вечер в белом. Я единственный белый прибыл в вечернем черном костюме. Впрочем, никаких замечаний по Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum этому поводу у протокольной службы не возникло. Выступление Президента продолжалось более двух часов. Это был своего рода театр одного актера. Пре зидент, не помню уже по какому поводу, принялся обсуждать вопрос о том, что было раньше, яйцо или курица. Несколько дней спустя нас пригласили на обед к губернатору во втором по величине городе Гвинеи Канкане. Зашла речь и о выступлении Президента. Губернатор пояснил, что Президент, по его мнению, дал указание об увеличении сбора куриных яиц, и он, губернатор, теперь при нимает для этого необходимые меры. Вот так логические силлогизмы могут преломляться в сознании конкретных руководителей и их деятельности.

Во время поездки в Сенегал пришлось столкнуться с другим своеобразным явлением. Если в Гвинее существовала жесткая однопартийная система, при чем в самом невероятном ее обличии, то в Сенегале формально была создана трехпартийная, а  затем ограниченно многопартийная система. Я  был гостем Африканской партии независимости. Поразили меня не особенности ее тео ретических установок, а  практика организационной работы. Ячейки партии создавались там и в тех местах, где тот или иной ее руководитель имел своих сторонников по причинам скорее этнического характера. Побывал в одной из таких деревень на одном из островов в эстуарии реки Сенегал. Опыт еще раз подтвердил, что о партийной демократии или достоинствах многопартийной или однопартийной системы применительно к  условиям стран Тропической Африки говорить можно весьма условно.

В Москве мне пришлось в силу моих общественных функций все больше и больше сосредотачиваться на деятельности, связанной с Международной ас социацией юристов-демократов (МАЮД). Вскоре вошел в редколлегию журнала Revue de droit contemporain, который считался официальным органом МАЮД.

Заседание редколлегии проходили регулярно, в основном в резиденции главного редактора Р. Вейля в Париже. И научные интересы все больше привязывали меня к  европейским проблемам. Начали приглашать ведущие университеты стран Западной Европы. Выступал с  лекциями в  Париже, Женеве, Брюсселе и других городах.

Особенно тесные и  дружеские отношения сложились с  профессурой Лу венского университета. Бывал в нем многократно. На примере этого вуза мог наблюдать, что происходило в Бельгии, начиная с конца 1970-х годов. Впервые выступал в Лувенском католическом университете, когда это был единый, из вестный, старинный университет Западной Европы. Затем я приезжал в Лувен, когда тот же университет был поделен на два: фламандский и валонский. И, наконец, позже, когда я уже приехал на длительный срок в Лувенский универ ситет, франкоязычный университет покинул старый Лувен, находящийся во Фландрии, — он переехал в новый, специально построенный университетский городок Лувен-ля-Неф. Соперничество научное было потеснено соперничеством этническим. Оно продолжается и по сегодняшний день.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum По мере развития интенсивных связей с  научными учреждениями Евро пы и активной работы в МАЮД происходила переориентация моих учебных и научных интересов. Все большее внимание стал уделять исследованиям, по священным конституционному праву и политическим системам европейских государств. Совместно с двумя коллегами-конституционалистами, профессо ром А. А. Мишиным и профессором И. П. Ильинским, написал монографию, посвященную политическим системам стран развитого капитализма. Принял участие в качестве редактора и соавтора в создании первого изданного в МГИ МО учебника для вузов «Государственное право буржуазных и освободившихся стран». Активная научная и общественная деятельность привела к несколько неожиданным для меня последствиям. Предложили поехать представителем при Международной ассоциации юристов-демократов в Брюссель. Учитывая, что в то же время получил приглашение и от Лувенского университета (он рас положен недалеко от Брюсселя), предложение принял. В мае 1988 года приехал в Бельгию. Как выяснилось, более чем на четыре года.

Коллеги встретили радушно. Бельгийские власти настороженно. Отноше ния с СССР все еще не вышли за рамки холодной войны. Спасла положение поддержка университетских коллег. Они взяли на себя все хлопоты по полу чению вида на жительство и разрешения на работу. Поближе познакомился с организацией учебного процесса и его особенностями в Лувенском католи ческом и Брюссельском свободном университетах. Стал читать лекции. Уста новились дружеские отношения со многими преподавателями: профессором Де Мейером из Лувена, Жаном Сальмоном из Брюсселя, Франсисом Дельпере из Лувен-ля-Неф. Особенно сблизились и  подружились с  профессором Маркусом Эльмонсом, возглавлявшим Центр по правам человека в Лувен-ля Неф. Работа в МАЮД позволила резко расширить международные контакты.

Пребывание в Брюсселе было использовано для разъяснения тех изменений, которые происходили в ходе перестройки на Родине. События были очень непростыми и не всегда легко объяснимыми. Иногда их встречали очень на стороженно, а многие с опаской. Особенно распад СССР. Тем не менее в целом МАЮД поддержал политику перестройки. Президиум МАЮД решительно осудил попытку переворота со стороны ГКЧП.

Командировка закончилась в  1992  году. Вернулся домой. Новое руковод ство МГИМО встретило буквально с распростертыми объятиями. Вновь при ступил к своей столь привычной и традиционной работе профессора кафедры конституционного права. Опираясь на полученный опыт, внес предложение о создании Центра европейских исследований. Поддержали. С 1993 года Центр начал функционировать в МГИМО. Подали документы для участия в конкурсе по программе «Темпус». Выиграли. Получили, хотя и скромную, но, тем не менее, важную материальную поддержку. Использовали ее максимально. Изучили опыт преподавания права ЕС в западноевропейских университетах. Адаптировали Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum его к нашим условиям и подготовили создание магистратуры по европейскому праву. Пригласили для чтения отдельных учебных курсов видных профессоров из западноевропейских университетов. Направили туда же на стажировку не которую часть наших преподавателей. Начали активную работу над созданием собственной, российской школы европейского права.

Дальнейшие события развивались особенно стремительно. Связаны они были с углублением и развитием отношений между Россией и ЕС. В 1994 году на острове Корфу было подписано Соглашение о  партнерстве и  сотрудни честве между ЕС и  государствами-членами с  одной стороны и  Российской Федерацией — с другой. По итогам переговоров руководители ЕС при встрече с Президентом России высказали сожаление по поводу того, что российские переговорщики имеют весьма смутное представление о  том, что представ ляет собой европейское право. Предложили создать специализированное учебное заведение в России для подготовки кадров в этой области. Обещали необходимую финансовую и  материальную помощь, поддержку преподава тельскими кадрами. Президент принял предложение и  дал поручение о  его проработке. Пожалуй, единственным вузом, который к этому моменту наладил преподавание европейского права, являлся МГИМО. Подготовили обширное досье и конкретные предложения. Министр доложил их Президенту. В ответ получили краткую, но весьма емкую резолюцию: «Согласен». Дата и подпись — Б. Н. Ельцин. Началась организационная работа. Приказом Ректора МГИМО А. В. Торкунова было открыто отделение международного и европейского права на международно-правовом факультете. Учрежден Институт европейского права. Создана кафедра европейского права.

Заметно и сложнее шли переговоры с представителями ЕС. Многочисленные бюрократические трудности преодолевались с трудом. На создание Института европейского права (ИЕП) Европейская комиссия выделила три миллиона евро. Из отпущенных средств западноевропейский консорциум зарезервировал для себя почти треть, на оплату своей профессуры — тоже немало. Впрочем, и оставшаяся сумма была весьма внушительной. Она позволяла решить целый ряд проблем. Партнером ИЕП стал консорциум западноевропейских универ ситетов. Его возглавил профессор Франкфуртского университета Микаэль Боте. Для ознакомления с ситуацией на месте к нам прибыла большая группа видных профессоров из западноевропейских университетов. Они приехали, когда уже началась летняя экзаменационная сессия. Организовать лекцион ные занятия было трудно, но на экзаменах они побывали. С преподавателями встретились и пообщались. С документацией ознакомились. Потом провели итоговую встречу. На мой вопрос о том, что произвело на коллег самое большое впечатление, ответил профессор Университета Париж-I (Сорбонна) Филипп Манен: «Необыкновенная вежливость студентов и порядок в МГИМО». Ответ несколько удивил, хотя, впрочем, по сравнению с  ералашем, который вечно Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum царит в Сорбонне, мы выглядели более чем благопристойно. Отрицательное замечание было в несколько ином плане: «Вы не поверите, профессор Энтин, но студенты у вас на экзаменах списывают!» Замечание не удивило. Внушить своим студентам, что списывание на экзамене, по правилам западноевропейских университетов, — один из самых тяжких проступков, увы, так и не удалось.

Начались регулярные занятия. Сформировали специализированную библиотеку и  центр, получивший статус Информационного центра ЕС. Для чтения лекций стали регулярно приезжать ведущие преподаватели западных вузов. Учились не только студенты, но и сами преподаватели. Присутствовали на занятиях и  выезжали на стажировки. Через систему стажировок прошли практически все преподаватели-юристы и большая часть преподавателей ино странного языка.

Была подготовлена вся учебная документация, созданы и  утверждены учебные планы и программы. Пожалуй, венцом усилий в этой области стала подготовка первого издания учебника «Европейское право» для вузов страны (издательство «Норма», 2000 год, переиздание в 2003 году). Несколько позже подготовлен и опубликован полностью пересмотренный и дополненный курс «Европейское право» (издательство «Норма», 2005 год, переиздание в 2008 году).

Сейчас идет работа над третьим изданием. Как и второе, оно будет иметь под заголовок «Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека». Активно заработала аспирантура. Многие молодые преподаватели успешно ее окончили и  защитили кандидатские диссертации. ИЕП принял участие в подготовке целого ряда международных программ. На основе ИЕП была создана экспертная группа, подготовившая заключение «О соответствии права и практики Российской Федерации требованиям Совета Европы». Доку мент в какой-то мере помог вступлению России в состав этой международной организации. Началось систематическое издание сборников судебных решений Европейского суда по правам человека и Суда ЕС.

На базе ИЕП периодически стали проводиться международные конференции и коллоквиумы. Своего рода рубежной стала прошедшая в 2000 году междуна родная конференция «Россия и европейское право». Была детально проработана и получила определенную известность позиция ИЕП по вопросам оценки места и роли европейского права. Его сердцевину и основу составляет право Европейских сообществ и Европейского Союза. ИЕП в целом поддерживает позицию, сформу лированную в решениях Суда ЕС, согласно которой право ЕС представляет собой самостоятельную автономную правовую систему. Она полностью подтверждена и в учредительных актах ЕС. Соответствующие положения содержатся и в Лиссабон ском договоре о реформе 2007 года. Право ЕС — это динамично развивающаяся правовая система. Для того чтобы преподавание велось на должном уровне, необходимо четкое и глубокое знание тех перемен, которые произошли или уже запрограммированы на период с 2009 по 2017 год. Знать это необходимо Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum и преподавателям, и выпускникам. Без этого быть юристом-международником высшей квалификации, очевидно, трудно.

Новую страницу в  подготовке кадров и  их ознакомлении с  основами права ЕС открывает создание Европейского учебного института (ЕУИ) при МГИМО (У). Он образован в 2006 году. Предложенный им магистерский курс стал реально доступен служащим российского госаппарата. Систематически проводятся краткосрочные сборы. На площадке ЕУИ проведены много численные конференции, коллоквиумы и  семинары. Подготовлены десятки публикаций. За короткий срок ЕУИ завоевал широкое признание и в России, и за рубежом. Хочется пожелать Институту дальнейших успехов. Рад, что смог приложить руку и к этому новому начинанию».

Все авторы «либер амикорум» присоединяются к этому пожеланию и, со своей стороны, желают Льву Матвеевичу Энтину крепкого здоровья и  еще много-много лет столь же успешно прикладывать руку к подобным перспек тивным начинаниям.

Коллектив авторов ЧАСТЬ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ЕС Россия — Европа: друзья — соперники Ю. Н. Малеев* Первоначальное название данной статьи было «Россия  — Европа: дру зья — враги». Но один мудрый человек посоветовал изменить его на то назва ние, которое вы видите. Я последовал совету, хотя в слове «враги» есть своя историческая правда. Однако основной задачей настоящего сборника (и моей статьи) является освещение тех событий в рамках отношений «Россия — Евро па», к которым так или иначе приложил руку наш великий (самый адекватный термин) юбиляр Лев Матвеевич Энтин.

Поэтому не будем отвлекаться на те враждебные времена в отношениях России (в составе СССР и до этого) с Европой, о которых, тем не менее, не следует забывать.

Л. М. Энтин явился российским правовым локомотивом (при возрастающем числе «вагонов») развития того феномена, который мы называем «европейское право». В Европе, судя по всему, и сегодня мало кто понимает, что без этого ло комотива европейское право в целом (а не только российская наука европейского права) не прибыло бы столько быстро на свою нынешнюю станцию (вполне вероятно, что она не конечная). А те, кто понимает, в эту юбилейную дату либо прибыли в  Москву, либо выражают свое искреннее восхищение жизненным подвигом Л. М. Энтина, пользуясь современными средствами коммуникации.

Но процесс становления и  развития европейского права происходил и происходит в весьма непростой обстановке конкуренции, соперничества, закулисных политических и  экономических интриг, а  порой и  открытого противостояния (как в отношении Косово и Грузии) между «Европой»1 и Рос сией. И потенциал Льва Матвеевича в плане нахождения должного правового компромисса в этом процессе далеко не исчерпан. Нередко одного упоминания его фамилии или высказывания бывает достаточно, чтобы прекращались споры и можно было формулировать необходимый проект.

Однако хватит дифирамбов. Какие же «узлы соперничества» выделяет наша научная общественность и, видимо, реакции на свою соответствующую пози * Автор: Малеев Юрий Николаевич, д.ю.н., профессор кафедры международного права МГИМО (У) МИД России.

1.

Я не расшифровываю непростой термин «Европа», пользуясь им в целях удобства.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum цию? Мне показалось полезным акцентировать ваше внимание на следующих моментах:

1. «Интерес к нашей стране периода перестройки в настоящее время затух, ибо она не внесла в современную историю ничего нового. Период дикого капитализма, связанный с ростом насилия и коррупции, на Западе давным давно преодолен, реформирование России по устарелым западным схемам не вызвало ни интереса, ни симпатии»2;

2. «С конца 2003 года и на всем протяжении 2004 года в самой России про исходили изменения, которые, несомненно, влияли на восприятие нашей страны общественностью, некоторыми политическими кругами ЕС и  ев робюрократией. Это восприятие приобретало все больший оттенок на стороженности и обеспокоенности… В отношении России с ЕС, а значит, и с Европой в целом, так как Евросоюз сейчас — это центральный элемент европейских процессов, накапливаются проблемы, которые в  своей со вокупности несут значительный негативный заряд и  имеют тенденцию к нарастанию.

Одна из них связана с дальнейшей политико-экономической ориентацией стран СНГ, прежде всего Украины»3;

3. Народы с другой системой организации общества, нежели в Европе, едва ли в состоянии принять европейские ценности и отринуть собственные, поскольку именно последние обеспечили им выживание в течение многих столетий. У них своя историческая правота. И сегодняшние иммигранты, руководствуясь принципами демократии, требуют, чтобы им позволили жить в Европе согласно собственным представлениям. Принятый недавно во Франции закон о светскости — лишь начало долгого, болезненного про цесса формирования новой европейской цивилизации. Будет ли Европа свято хранить традиции, пойдет ли по пути американского «плавильного котла» или придумает что-то еще — пока непонятно4;

2.

Мосейко А. Н. Эволюция образа России на Западе. Методологические аспекты // Диалог культур и цивилизаций в глобальном мире. VII Международные Лихачевские научные чтения.

24–25 мая 2007 г. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 133. — А это как посмотреть. Более вероятно, что как раз «реформирование по устарелым западным схемам» и вызвало к нам ажиотажный интерес, поскольку в этих мутных водах (так многим в Европе казалось вначале) легко отлавливать свою рыбку. — Комментарий автора.

3.

Малыгин А. В. Европейская политика России. Проблема коэволюции международного контекста и внешнеполитических подходов // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе». — М.: Междунар. отношения, 2005. С. 58–59. См. также: Communication from the Commission to the Council and the European Parliament on relations with Russia. COM (2004) 106 09/02/04 46.

4.

Буторина О. В. Стратегические вызовы Евросоюза в ХХI веке и перспективы развития отношений ЕС и СНГ // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе». — М.:

Междунар. отношения, 2005. С. 110–111. — И для России «пока непонятно», на какую Европу в стратегическом плане в таком случае ориентировать свою политику. — Комментарий автора.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum 4. «Несмотря на множество объявленных инициатив, отношения России и ЕС пере живают непростые времена. Первая причина состоит в том, что в последние годы обе стороны в силу объективных обстоятельств концентрировали внимание на внутренних задачах… Другая причина заключается в отсутствии четких представлений о приорите тах, инструментах и модели будущего взаимодействия. Попытки создать сначала зону свободной торговли, а потом таможенный союз, по сути, провалились. И дело здесь не в слабой политической воле, а в том, что интеграционный опыт ЕС и его отношений с другими регионами (например с Европейской ассоциацией свободной торговли) мало подходит для отношений с Россией… И последнее. Россия и  ЕС очень по-разному смотрят на участие в  их диалоге Содружества независимых государств. Россия полагает, что между ЕС и СНГ целесообразно в будущем заключить рамочное соглашение и раз вивать сотрудничество «по всему фронту». Евросоюз предпочитает строить двусторонние связи с отдельными государствами СНГ, пытаясь даже играть на их надеждах вступить когда-нибудь в ЕС»5;

5. «Экономические агенты с  российской стороны продолжают сетовать на неравноправные и  дискриминационные условия сотрудничества, осо бенно в  торговле промышленными товарами и  услугами. В  странах ЕС, со своей стороны, уже привычно жалуются на неблагоприятный инве стиционный климат в нашей стране, чиновничий произвол и мздоимство в особенности»6;

6. «Нарочито преувеличенная и  не всегда поддерживаемая логически вы веренными фактами боязнь нестабильности, исходящей для «Европы» от России, созвучна мотивации, заставляющей ЕС пытаться проконтроли ровать Россию и задавать ей нормы и правила извне, без ее собственного непосредственного участия в их выработке… Таким образом, хотя граница между «ними» (Европой) и «нами» (Россией) трансформируется, ее якобы непременно нужно сохранить… Предложения Брюсселя о начале диалога с Россией и другими «соседями»

расширяющегося ЕС в рамках концепции «Большая Европа»7 тоже вызывают у России беспокойство. В Москве не хотят, чтобы «Большая Европа» подменила стратегическое партнерство между Россией и ЕС, так как это ставит Россию на одну доску с другими партнерами ЕС, к которым сама она, вспоминая соб ственное имперское прошлое и уповая на большую территорию и богатство недр, до сих пор склонна относиться свысока. Официальной Москве хочется 5.

Буторина О. В. Там же. С. 115–116.

6.

Стрежнева М. В. Общее европейское экономическое пространство: концепция и реальность // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе»… С. 133.

7.

Правильнее «Широкая Европа». Термин «Большая» используется Советом Европы. Но он вкладывает в него принципиально иное содержание. — Прим. ред.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum первых ролей в европейском концерте, а вовсе не прозябания на обочине со временной европейской неоимперии»8;

7. «Ужесточение европейских требований в отношении уступок, на которые должна пойти Россия, чтобы «купить себе билет» в  ВТО, выглядит уже вполне определенным образом: как попытка со стороны ЕС, притом вполне успешная, по возможности отодвинуть перспективу, вследствие материа лизации которой Россия станет самостоятельнее»9;

8. «Из России исходят «мягкие угрозы» безопасности для ЕС: недостаточная безопасность ядерных объектов;

организованная преступность, включая незаконный оборот наркотиков;

незаконная миграция из России;

торговля людьми;

отмывание денег;

распространение болезней;

загрязнение окру жающей среды (особенно Балтийского моря);

негативные демографические тенденции;

усиливающееся неравенство групп населения»10;

9. «До самого недавнего времени россиянам для поездки в страны ЦВЕ достаточно было иметь общегражданский загранпаспорт. Виз не требовалось. Визовый режим стал вводиться по требованию ЕС. Причем Брюссель настаивал на единстве правового пространства Союза в  самой категорической форме.

Никаких поблажек. Внешняя граница ЕС должны быть единой… Таким об разом, население России, особенно наиболее активная его часть, столкнулось с ситуацией, когда расширение ЕС нанесло серьезный удар по его интересам»11;

10. «В связи с расширением ЕС перед Россией стоит задача не допустить спон танного разрыва традиционных связей со странами, вступившими в Евро союз, а также найти решение отдельных проблем безопасности… Особенно остро она стоит перед Калининградским эксклавом… Вступление в Евросоюз Польши и стран Балтии ухудшает экспортные по зиции области на рынках Европы, серьезно осложняет приграничную торговлю, ведет к массовому наплыву конкурентного импорта из Польши и Литвы. Кроме того, России еще предстоит урегулировать отношения между приграничными регионами России с одной стороны и странами, вступившими в ЕС, с другой с  учетом положений Европейской рамочной конвенции о  приграничном со трудничестве 1980 года»12;

11. «В  Европе есть политические силы, которые ведут себя в  духе холодной войны и не способствуют интеграции в Европе. Они не понимают того, что 8.

Стрежнева М. В. Указ. соч. С. 142–143.

9.

Стрежнева М. В. Указ. соч. С. 149.

10.

Пашковская И. Г. Европейский Союз: помощь развитию России. — М.: МГИМО — Университет, 2006. С. 11.

11.

Энтин М. Л. Введение безвизового режима в отношениях между Россией и Европейским Союзом:

от утопии к действительности // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе»… С. 232–235.

12.

Александров О. Б. Особенности участия российских регионов в процессе формирования расширенной Европы // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе»… С. 282–283.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum Россия спасает Европу от международного терроризма, что события, кото рые происходят у нас в Чечне, есть не что иное, как защита прав человека, и поэтому нам необходима солидарность с этой борьбой, а совсем не то, что происходит, например, в ПАСЕ»13;

12. «Вторая опасность, которая нам грозит, связана с обязательством России по ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство». Проблема состоит в том, что ныне существующее устройство судебной системы России не по зволяет нам выполнить полностью это обязательство. Я говорю, конечно, о на шей замечательной кассации, которая означает обжалование дела во второй инстанции, когда решение или приговор еще не вступили в законную силу.

Подобная российской система кассаций не применяется более ни в одном из 41 государства — члена Совета Европы… Нигде такого нет, а у нас ведь кас сация там, где у всех апелляция! Это же две разные системы обжалования»14;

13. «По-прежнему сохраняется большой разрыв между правовыми стандартами Совета Европы и российским правом и правоприменительной практикой»15;

14. «Если национальные судебные органы принимают решение без учета прецедентного права Совета Европы, то государства-ответчики риску ют оказаться в  числе нарушителей Конвенции… После присоединения Российской Федерации к  Конвенции должен быть выработан какой-то механизм, реально позволяющий включить прецедентное право Совета Европы в правовую систему Российской Федерации по аналогии с обще признанными принципами и  нормами международного права… Однако наши наука и практика сегодня связаны догмой о невозможности признания прецедента в качестве источника международного права, и, к сожалению, мы не готовы к разработке такого механизма»16;

15. «Мы можем сколько угодно теоретизировать о том, как надо развивать отношения, как создавать зоны свободной торговли и  уменьшать та моженные пошлины. Фактом является то, что на внешних границах Европейского Союза с каждым днем создается все больше препятствий для проникновения российских предприятий, товаров и услуг на рынок Европейского Союза… Россия чинит меньше препятствий европейским товарам, услугам, чем Европейский Союз»17.

Множество других «элементов соперничества» (порой не прямых, а скрытых в фактической ситуации и провоцируемых ею) не высказано автором настоящей 13.

Баглай М. В. Выступление на открытии конференции // Россия и европейское право. Материа лы Международной научно-практической конференции 11–12 мая 2000 года, г. Москва. — М.:

НОРМА, 2001. С. 4.

14.

Туманов В. А. Выступление на конференции… // Россия и европейское право… С. 44.

15.

Глотов С. А. Выступление на конференции… // Россия и европейское право… С. 62.

16.

Кучин М. В. Выступление на конференции… // Россия и европейское право… С. 79–80.

17.

Пайл Дж. Выступление на конференции… // Россия и европейское право… С. 102.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum статьи. Одна энергетическая проблематика заслуживает в этом плане отдельного и фундаментального исследования (как и проблематика безопасности). Но, видимо, продолжать перечисление таких ситуаций нет смысла. Картина ясна.

В целом, необходимо констатировать, что отношения России с Европой складываются не так просто, как это преподносится в  учебниках. Но аль тернативы сотрудничеству (термин «интеграция» в  данном случае следует употреблять с большой осторожностью) России с Европой нет. И «юристам европеистам» еще предстоит выполнить огромный объем работы по расчистке существующего правового поля и формированию отвечающих современным реалиям основ тесного взаимодействия России и Европы в самых различных областях. В том числе в ближайшее время добиться адекватного российским интересам нового Соглашения СПС-2. М. Л. Энтин (Энтин-младший) в своей статье составил подробнейшую перспективу (фактически — научный проект) этого «неизбежного» документа. К сожалению, мы вынуждены ограничиться лишь кратким освещением наиболее важных положений этой интересной работы. А именно:

«СПС-2 должен покончить с бытующим на Западе представлением о том, что интеграция между Россией и ЕС состоит в проекции на территорию России и постсоветское пространство односторонних интересов ЕС и превращении России во внешнее продолжение собственного внутреннего пространства ЕС… Идей перекрестного участия в  органах законодательной и  исполнительной власти друг друга ни в коем случае не нужно пугаться… Речь не идет о каком-либо контроле над деятельностью органов, в которых обеспечивается перекрестное представительство. Права и  полномочия пред ставителей будут четко регламентированы. Институт наблюдателей хорошо известен международной практике… Нормы, определяющие статус, права и обязанности личности и устанав ливающие свободу учреждения и экономической деятельности на территории друг друга или, иначе, в пределах общих пространств — сердцевина правового регулирования общих пространств… По своей юридической природе они являются нормами прямого действия и  применения… Рассматриваемая группа норм обладает свойствами верхо венства. В случае коллизии с нормами национального права они пользуются преимущественной силой.

…Лучше вообще отказаться от заключения СПС-2  и  ограничиться серией политических деклараций и секторальных соглашений, нежели оставить систе му регулирования отношений между Россией и ЕС без правовых норм прямого действия и применения.

Нормы, устанавливающие план-график сближения России и ЕС, демонтажа административных препятствий на пути свободного движения товаров, людей, услуг и капиталов в масштабах Большой Европы.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum Согласование данного блока договорно-правовых норм было бы целесообраз но вести в тесной увязке с работой по реализации дорожных карт построения об щих пространств, актуализации и конкретизации концепций их формирования… Введение безвизового режима будет иметь колоссальное значение… Задачи формирования зоны свободной торговли ни в коем случае не про тивопоставляются цели построения общих пространств и в более отдаленной перспективе  — общего рынка… Последовательность мер по формированию зоны свободной торговли выстраивается таким образом, чтобы распространить ее со временем как на территорию России и ЕС, так и, с согласия заинтересо ванных сторон, на соседние страны.

…Прорыв в юридическом оформлении стратегического партнерства между Москвой и Брюсселем в сфере энергетики дал бы серьезный импульс наращиванию взаимодействия и во всех других областях, представляющих взаимный интерес.

…СПС-2 в обязательном порядке должен содержать подробное изложение согласительных процедур, обеспечивающих предотвращение кризисных явле ний, запуск переговоров и консультаций на ранних стадиях вызревания кризиса и его урегулирование. Крайне важно, чтобы набор антикризисных процедур содержал такие, которые заканчиваются вынесением обязательных решений…»

М. Л. Энтин заканчивает свое исследование неожиданным подзаголовком «Туманные перспективы согласования СПС-2»18.

Вообще-то эти перспективы сегодня (в июне 2009 года) не столь уж туманны, поскольку преодолено известное сопротивление отдельных членов ЕС и есть надежда, что в не столь отдаленном будущем проект СПС-2 будет согласован между заинтересованными сторонами.

Но в любом случае важно иметь представление о тех конкретных негативных тенденциях в отношениях «Россия — Европа», которые выявлены на данном этапе и которые, вне всякого сомнения, в той или иной мере будут проявляться и далее (нередко прячась за обтекаемыми формулами договорных норм). Про должу в этой связи цитировать М. Л. Энтина:

«Прежде всего, нетрудно предсказать скептическую реакцию представителей ЕС и государств-членов. Многие из них воспринимают Россию, или делают вид, что воспринимают, как экономического карлика, развивающуюся страну и не готовы строить с Москвой равноправные отношения… Другой мотив, по которому часть западного истэблишмента, скорее всего, выскажется против СПС-2, заключается в неготовности и нежелании способ ствовать укреплению России. Мол, полутоталитарный Кремль, даже будучи серьезно ослабленным, и то угрожает остальной Европе энергетическим ору жием, альтернативными интеграционными проектами, поддержкой одиозных 18.

Энтин М. Л. О ключевых параметрах будущего СПС-2 // Московский журнал международного права, № 3 (63), июль — сентябрь, 2006. С. 53–83.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum режимов, односторонними действиями на пространстве СНГ, Ближнем Востоке, в Средней Азии. Окрепшая Россия будет опасна вдвойне.

Такая логика глубоко порочна… В странах ЕС продолжается шумиха по поводу отхода России от ценностей демократии. Ряд новых членов из бывшего социалистического лагеря и Совет ского Союза требуют, чтобы Брюссель проводил в отношении Москвы жесткую линию. ЕС стал повитухой оранжевых революций по периметру российских границ и стремится к укреплению своих позиций в соседних с Россией странах.

Он в  штыки встретил новую энергетическую стратегию Москвы. Считаться с интересами России как равновеликого партнера Брюссель категорически от казывается. В свою очередь Россия, окрепшая, чуть-чуть разбогатевшая, стре мительно меняющаяся, почувствовавшая вкус к самостоятельности действий и все более уверенная в своих силах, ни на какие другие партнерские отношения соглашаться более не собирается»19.

Марк Львович приводит в  своей статье и  другие подобные аргументы европейских «друзей-соперников», заканчивая статью, тем не менее, на такой оптимистической ноте: «Приведенные аргументы выглядят весьма весомыми.

С  ними очень трудно спорить. Они кажутся такими правдоподобными. Изо дня в  день они повторяются с  экранов телевизоров и  со страниц печатных и электронных СМИ. Им так сложно что-то противопоставить.

И, тем не менее, все эти аргументы являются не более чем полуправдой.

Они находятся в  разительном противоречии с  проанализированными выше объективными потребностями развития России и ЕС, построения Боль шой Европы без разделительных линий, объединения усилий для решения общих и глобальных проблем… И самое главное. Амбициозный СПС-2  позволяет дать конкретную аль тернативу нынешнему неопределенному состоянию дел в отношениях между Россией и ЕС, предложить эффективный инструмент формирования будущего, выгодного всем: конкретному человеку, странам и Европе в целом»20.

Проблематика действия СПС и оценка перспектив заключения СПС-2, есте ственно, привлекает внимание многих других специалистов. Общая же оценка «дружбы и соперничества» Европы и России в целом такова:

— «пока Россия получает явно недостаточную отдачу от своего членства в СЕ, использует широчайшие возможности углубления международного со трудничества и сближения с остальными европейскими странами, предо ставляемые Страсбургом, откровенно слабо и неумело»21;

19.

Энтин М. Л. Указ. соч. С. 53–83.

20.

Энтин М. Л. Указ. соч.

21.

Энтин М. Л. Совет Европы на службе построения общих пространств в отношениях между Россией и ЕС // Московский журнал международного права № 1 (61), 2006. С. 166.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum — «пока Россия является объектом постоянной критики со стороны СЕ. В от вет Москва обвиняет СЕ в двойных стандартах»22;

— «Россия нуждается в обновлении СЕ и переориентации его деятельности. Ей нужна более профессиональная и менее политизированная международная организация, нацеленная на стимулирование интеграционных процессов в масштабах континента с опорой на использование совместно разрабаты ваемых правовых инструментов, такая организация, которая бы отвечала ее видению Большой Европы»23.

А вот соображения по данному вопросу немецкого специалиста Питера В. Шульце:

— «Россия, напротив, в новой мировой системе ценностей плывет на волне признания ее глобальной энергетической державой. По сравнению с 1990-ми годами нынешняя ситуация представляется зеркальной. Запад вынужден приспосабливаться к новым условиям… …В данном случае классическая дилемма, с которой мы имеем дело, пред ставляется следующей: статус-кво с  доминирующим Западом поставлен под вопрос окрепшей Россией, хотя Москва и  не намерена вести антизападную политику. Вследствие этого, само собой разумеется, российская политика пред ставляется как «агрессивная».

Выступление Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в фев рале 2007 года воспринимается как поворотный пункт во внутренней и внешней политике постсоветской России… Реакция участников Мюнхенской конферен ции была однозначна: Путин говорил от имени вновь восставшей мировой силы, которая не ссылается на свой геостратегический разрушительный потенциал, как это было в советские времена, а создает свою новую мощь, опираясь на свои энергетические ресурсы и контроль над трубопроводами… Заявление российского президента во время его ежегодного обращения к Федеральному собранию 26 апреля 2007 года о приостановке участия России в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) до тех пор, пока все государства  — члены НАТО его не подпишут, также не содержит в  себе опасности выхода на новую спираль гонки вооружений, но повышает степень неопределенности в Европе, поскольку на этих договоренностях покоится ста бильность в Европе со времен конца биполярной системы… Однако нельзя пройти мимо того угрожающего факта, что впервые со времен интенсивных дебатов по поводу расширения НАТО на восток вновь раздуваются военные факторы, которые способствуют усложнению и без того непростых отношений между Россией и Европейским Союзом. Конфликт, все равно в каком органе он будет обсуждаться и будет ли обсуждаться вообще, 22.

Там же. С. 168.

23.

Энтин М. Л. Совет Европы на службе… С. 183.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum будет разыгрываться на территории Европы и над ней. Из этого в конечном итоге следует ослабление Европейского Союза. Управляет ли Россия развитием этой ситуации осознанно, неясно. Едва ли это принесло бы Кремлю пользу. Но то, что США в ответе за эту конфликтную ситуацию, представляется между тем все более однозначным, несмотря на упорную позицию консервативных СМИ, настаивающих на обратном. Тем не менее бесспорно, что оценка Европейского Союза российской правящей элитой изменилась: Европа рассматривается не только как партнер, но и как противник, пусть даже и временно ослабленный»24.

Как оценивается в одной из последних отечественных публикаций: «Отноше ния России и ЕС являются сегодня важнейшим фактором стабильности и устой чивого развития не только нашего общего европейского континента, но и всего мира… В настоящий момент происходит активный перевод практически всего массива российско-еэсовских отношений на основу возглавляемых с российской стороны отраслевыми министрами постоянных советов партнерства  — ПСП.

Формируются встроенные в систему ПСП структурированные отраслевые диа логи… Наиболее интенсивно работа по формированию диалогового механизма происходит в рамках «Дорожной карты» по единому экономическому простран ству… Помимо ведущегося с 2000 года энергодиалога началась активная работа в рамках транспортного диалога, а также диалогов по промышленной политике, информационным технологиям и техническому регулированию. На очереди досо гласование и утверждение аналогичных документов по защите интеллектуальной собственности, инвестициям, механизму раннего предупреждения, сельскому хозяйству, макроэкономическим, финансовым и  структурным вопросам, по госзакупкам, мирному использованию космического пространства, окружаю щей среде. Таким образом, в ближайшее время можно рассчитывать на то, что отраслевые диалоги покроют большинство разделов первой «Дорожной карты»25.

Для наших партнеров не является секретом, что российская сторона по-прежнему придает особое значение выполнению Совместного заявления о расширении ЕС и отношениях Россия — ЕС, принятие которого сторонами 27 апреля 2004 года в Люксембурге сделало возможным распространение СПС на десятку новых стран — членов ЕС. Это один из ключевых для связей России и ЕС документов, и от того, как соблюдаются его положения, зависит не только доверие российской общественности к Евросоюзу, но и наша позиция в отно шении распространения СПС на новых потенциальных членов ЕС. В России, в  частности, надеются, что ЕС по-прежнему со всей серьезностью подходит к  необходимости создания всех условий для облегчения грузового транзита между Калининградской областью и остальной территорией России, а также 24.

Шульце П. В. Угрозы европейской безопасности и возвращение России как значимой фигуры европейской и международной политики // Вестник аналитики, № 1(31), 2008. С. 34–46.

25.

В настоящее время (июнь 2009 года) Россия и ЕС ведут 18 отраслевых диалогов. — Прим. ред.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum к  исправлению дискриминации, которой подвергаются национальные мень шинства в Латвии и Эстонии»26.

Как полагает Юрий Борко, «в настоящее время человечество (а с ним и  вся Европа) вступает в  сложный период, характеризующийся масштаб ными переменами. Налицо повышенная нестабильность и острые конфликты, чреватые кровавыми войнами и ставящие под угрозу мир и безопасность на всей планете, не исключая и Европу. Мощной силой вновь становятся национализм и религия, заполняющие идейный вакуум, возникший в результате дискредита ции политических идеологий XX столетия. Ведущую роль в мире будет играть группа самых влиятельных государств, в которую, кроме США, войдут Китай, Россия, Индия, а возможно, Япония, Бразилия и одна из мусульманских стран умеренной ориентации. Европейский Союз или войдет в этот «клуб» как единое целое, или останется за бортом… Но самая серьезная и длительная угроза Евросоюзу и европейской циви лизации в целом связана с демографией и иммиграцией. Согласно прогнозам, к середине XXI столетия треть, если не больше, населения Западной Европы будет состоять из иммигрантов и их потомков. Со временем иммигранты будут все больше оседать и в Центральной Европе. Найдет ли коренное население общий язык с  разноликими диаспорами, особенно мусульманскими? Станет ли Европа подлинным сообществом людей, принадлежащих к  разным этно сам и культурам, сохранит ли она западные духовные ценности и принципы устройства общества и государства?

Незримая стена отчуждения и  самоизоляции, которая опоясывает на селенные иммигрантами пригороды крупных городов, если и не растет, то не снижается, а агрессивно-ксенофобские настроения среди коренного населения усиливаются… Европейскому Союзу необходимо гораздо более активно налаживать со трудничество с мусульманскими государствами, особенно арабскими, откуда идет основной поток мигрантов и распространяются догматы и практика ис ламского фундаментализма.

«Европессимисты» и «евроскептики» не исключают распада Европейского Союза. Но такое развитие событий возможно только в случае глобальной ката строфы, будь то экологический коллапс, мировая война с применением ядерного оружия либо глубокий экономический кризис, по крайней мере равный по масштабу кризису 1929–1933 годов. Деградация ЕС до уровня зоны свободной торговли также возможна лишь в условиях очень крупных потрясений в миро вой экономике»27.

26.

Осадчий С. Председательство Австрии в ЕС и отношения Россия — ЕС // Междунар. жизнь, № 3, 2006. С. 27–34.

27.

Борко Ю. Свет и тени европейской интеграции // Россия в глобальной политике Том 5, №1 январь–февраль, 2007. С. 5–59.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum Перечислив и другие проблемы в развитии ЕС, Ю. Борко заключает: «Пока же наиболее вероятным выглядит самый спокойный сценарий развития Ев росоюза: оставить все как есть. Работать на основе действующей стратегии, которая предполагает «интеграцию на разных скоростях» и «продвинутое со трудничество», выполнение принятых и разработку новых программ.

Чтобы мобилизовать общество, высвободить его энергию и побудить к дей ствиям, необходима всеохватывающая объединительная идея. То, какой смысл Евросоюз будет вкладывать в понятие «единой Европы», также во многом по влияет на его судьбу. На рубеже 40–50-х годов прошлого века таким мощным импульсом стала идея объединения Западной Европы. Но «единая Европа» — это не ЕС-15 и не ЕС от Бреста французского до Бреста белорусского. Это Европа, включающая в  себя страны, расположенные в  ее восточной части, в  первую очередь Россию с  ее природными ресурсами, с  ее экономическим, интеллек туальным и военным потенциалом. По своему интеллектуальному масштабу задача подлинного объединения всей Европы не уступает той, что стояла перед отцами-основателями Европейского сообщества более полувека назад. И  на путях ее решения интеграция может обрести новое дыхание»28.

Этому «новому дыханию», несомненно, во многом способствует и сотруд ничество с Россией, с чем согласны все ведущие политики «Европы» и России29.

28.

Борко Ю. Указ. соч. С. 51–59.

29.

Полагаю, что именно в данном сборнике объяснимо мое увлечение двумя авторами с одной фамилией «Энтин». Можно только радоваться такой династической линии, идущей на пользу большой политике, науке и практике (так же как и династическим линиям Колодкиных, Тузмухамедовых, Ильиных). Это не означает понижения значения соответствующих работ по европейскому праву целого ряда других известных авторов. Просто в силу ограниченного объема статьи я решил остановиться в основном на новейших публикациях, наиболее близких к теме «Россия — Европа».

The Impact of Enlargement on the EU’s Policies towards the Security Space Shared with Russia S. Blockmans 1. Introduction The European Union’s extension from fifteen to twenty-seven members consigns the Cold War legacy and the division of Europe into separate and hostile camps in the East and the West of Europe to the shelves of history. The 2004–2007 enlargement has widened the European security community, incorporating twelve Member States to the EU’s south and east. However, security concerns remain. In some cases they have even been heightened since 2004. The ‘big bang’ enlargement of the Union coincided with a period of international tension and transition. Tensions have been apparent over the war in Iraq, the ‘War on Terror’, immigration, organised crime, ethnic confrontation, human rights, energy resources, to name just a the issues. At the same time, within the EU, there has been a sense of transition and political tension over the failed Constitutional Treaty, the direction and extent of future EU enlargement, economic and budgetary difficulties, security of the EU borders, the direction of police and judicial cooperation and differing visions of the European Security and Defence Policy (ESDP). The accession of twelve new Member States has affected the EU perceptions on how to tackle these tensions and transitions, thereby defining the European Union’s security role overall. This raises question about both the internal cohesion and external projection. Internal cohesion (coherence) refers to the acquis scuritaire of the EU which provides institutional and policy bases, while external projection relates to the consistency of the enlarged EU’s behaviour both within its immediate neighbourhood and on a global level. It is an open question whether a Union composed of 27 Member States (hereinafter EU-27) would be able to achieve consensus on any issue, let alone topics as sensitive as security policies. It may be premature to pass definitive judgment on this but it seems that after the ‘re-unification of Europe’ the 15 Member States of the EU, prior to the 2004 enlargement (hereinafter:

EU-15), have been encountering some difficulties while reaching consensus on security issues. With new twelve states entering into play this much sought after consensus has become somewhat elusive.

The theme which is central to this paper is that enlargement has not just generated new security problems in the common security space shared with Russia but it has merely compounded crucial challenges that the EU-15  seemed previously to have * Автор: Стивен Блокманс (Steven Blockmans), профессор, старший научный сотрудник и заместитель руководителя исследовательского департамента Института Ассера (Гаага, Нидерланды).

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum been avoiding (Section 5). Before considering the nature and scope of the impact of enlargement on CFSP (Section 3) and ESDP (Section 4), the general contours of coherence and consistency in the EU’s external security policies will be sketched out (Section 2). Conclusions will wrap up these remarks in Section 6.

2. Coherence and Consistency in the EU’s External Security Policies The issue of the Union’s size affects both the coherence and the consistency of the EU’s main external security policies, as CFSP and ESDP are potentially constrained by the existing level of internal cohesion. There is a lingering concern that an organisation composed of 27 Member States following their own interests and agendas, would induce a greater potential for difficulties in attaining the necessary level of consensus.

But even in the framework of the veto system such an increase in number does not truly matter as only one state is enough to block a proposal.30 However, that seems a little complacent. If the understanding of two states is, on its turn, sufficient to generate a disagreement, the chances of dissimilitudes increase exponentially as the number of participants grows up. Although the increase in number has not yet overtly affected the process of deepening of European integration, not even in the internal security sphere as denoted by The Hague Programme in 2004, it would not be reasonable to downplay this quantitative element too much. In this case, size does really matter.

Internal cohesion takes us back to the impact that the process of widening of the EU has had (and will continue to have) on pre-existing policies across the security spectrum both in the internal and external sphere. Considering the issues that dominate at present the security agenda, it might be no longer possible to maintain such a clear distinction between internal and external perspectives. This has been recognised by the Member States while signing the Lisbon Treaty. The pillar structure of the European Union has been removed, as we know.31 Thus, it seems the internal cohesion is connected not only with the problem as how the previous policy proposals have been affected (the impact has not been even anyway) but also how the EU’s institutional set-up will adapt itself to manage the wider membership’s structure and how necessary leadership will be ensured.

As far as external projection is concerned, priority is given to challenges that the EU must face after its external frontiers have expanded. These challenges are not necessarily new ones. Relations with Russia, for instance, have been an important issue on the CFSP agenda since its inception.32 However, the EU’s new geographical and geopolitical 30.

See: Valek T., New EU Members in Europe’s Security Policy, [in] Cambridge Review of International Affairs, No. 18, 2005, pp. 217–228. See, more generally: Valek T., The ‘Easternization’ of Europe’s Security Policy, Brussels, IVO-CDI 2004.

31.

OJ 2008 C 115/13–45. However, differences in decision-making procedures and instruments remain between what is still known as the first and second pillar.

32.

See, e.g.: The EU’s Common Strategy on Russia [1999/414/CFSP], the application of which was extended Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum position has brought such relations into sharper focus. The EU has already attempted to delineate its role and responsibilities within the area which has been named ‘the EU neighbourhood’ — encompassing on the one hand a European part of the post-Soviet space (Belarus, Moldova and Ukraine) and the Southern Caucasus (Armenia, Azerbaijan and Georgia) as well as the countries of the Mediterranean (from Syria to Morocco).33 The EU has also defined policies applicable to other clusters of states in its neighbourhood:

the pre-accession process for Turkey, Croatia and Macedonia;

34 the stabilisation and association process for the other countries of the Western Balkans (Albania, Bosnia and Herzegovina, Kosovo, Montenegro, Serbia);

35 the European Economic Area (Iceland, Liechtenstein, Norway);

36 ‘enhanced bilateralism’ based on a complicated set of contractual relations with Switzerland;

37 and an emerging policy towards the countries bordering the Black Sea. The EU will have to ensure that the process of enlargement does not further disrupt the internal cohesion but, on the contrary, it magnifies (instead of detracting from) the ability of the EU to project security and stability into its neighbourhood. Donald Rumsfeld’s conceptualisation of an ‘old’ and a ‘new’ Europe must not be set in stone nor has the EU to persist in holding a perception of security which remains static.

3. Impact of EU Enlargement on the Common Foreign and Security Policy 3.1. Aligning to CFSP acquis and positions The negotiations of the pre-accession countries on the RELEX and CFSP chapters of the acquis (26 resp. 27) went rather smoothly and were quickly brought to an end in all cases. The only issues that stirred up some controversy — be it through requests for once until 24 June 2004 by Common Strategy [2003/471/CFSP], OJ 2003 L157/68.

33.

For details on the European Neighbourhood Policy, see: http://ec.europa.eu/world/enp/index_ en.htm. For an academic analysis, see, e.g.: Blockmans S. and azowski A. (eds.) The European Union and Its Neighbours: A Legal Appraisal of the EU’s Policies of Stabilisation, Partnership and Integration, The Hague: T. M.C. Asser Press, 2006;

and Cremona M. and Hillion C., L’Union fait la force? Potential and Limitations of the European Neighbourhood Policy as an Integrated EU Foreign and Security Policy, [in] EUI Working Papers, LAW, No. 2006/39.

34.

See: Blockmans S., Consolidating the Enlargement Agenda for Southeastern Europe, [in] Blockmans and Prechal (eds.) Reconciling the Deepening and Widening of the European Unio, The Hague: T. M.C.

Asser Press 2007, pp. 59–86.

35.

See: Blockmans S., Tough Love: the European Union’s Relations with the Western Balkans, The Hague:

TMC Asser Press, 2007, pp. 241–307.

36.

See: azowski A., Box of Chocolates Integration: the European Economic Area and Switzerland Revisited, [in] Blockmans and Prechal (eds.), op. cit., pp. 87–110.

37.

Ibidem.

38.

See: Tazzariani F., A Synergy for Black Sea Cooperation: Guidelines for an EU Initiative, [in] CEPS Policy Brief, No. 105, June 2006.

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum transitional periods (26) or through non-alignment with CFSP common positions or dmarches (27) — had been connected with bilateral relations with fellow applicants and/or non-EU neighbours. As long as the enlargement process appeared to proceed in different gears for the two main groups invited to the negotiating table  — the Luxembourg Six (1997) and the Helsinki Six (1999) — the most advanced candidates were afraid of dismantling bilateral or sub-regional arrangements that had proved effective in improving relations and security at all levels. However, once it became clear that almost all countries under consideration would accede to the Union at roughly the same time, this worry disappeared. Similar fears were aired with respect to relations with eastern neighbours, namely Ukraine, Belarus and Moldova. In general, it is arguable that the assimilation of the CFSP acquis by the candidate countries has hardly raised any problem. On the one hand it was due to the CFSP’s largely declaratory nature. On the other hand, it resulted from the substantial lack of budgetary burdens and it has required only few domestic adjustments. Conditionality has not played a significant role in this domain.40 The process of legal adaptation and policy convergence has gone relatively well. Like the acceding states in the previous waves of enlargement,41 the candidate countries from Central and Eastern Europe (CEE) have become integrated into the Common Foreign and Security Policy of the Union.

3.2. Scope and Outreach: to what Extent has the CFSP been Reshaped?

For historical and geographical reasons, none of the twelve new Member States have got any overseas interests or extensions, neither colonial past and legacy. Unlike previous enlargements the ‘big bang’ EU-accession of 2004–2007  did not entail therefore, a significant widening of the horizons of the Union’s external policies.

However, all new Member States have taken a strong interest in the formulation of the external policies of the European Union that might affect their immediate vicinity. After all, most of the new Members are at the outermost of the enlarged EU.

The permeability and safety of the eastern part of new external borders of the EU in particular, as well as common policy towards the EU’s neighbourhood are touching upon their vital interests and shaping their perceptions of foreign policy and security issues. In the case in point, top priority is given to: the fate of national minorities, cross-border trade and visa regulations, energy and environmental issues, Balkan 39.

See: The chapters on these countries in Blockmans and azowski (eds.), op. cit.

40.

The applicants’ attitude is well analysed in Dunay P., Boxes: Why CFSP and ESDP Do Not Matter Much to EU Candidate Countries, [in] RSC Policy Papers, No. 01/5 (San Domenico di Piesole, EUI 2001).

41.

In 1994, Austria, Finland, Sweden and Norway had finalised their Accession Treaties and were expected to join the EU on January 1, 1995. In anticipation of that, they were invited to participate in CFSP activities from the Spring of 1994, i.e. before the ratification referenda which had been held in the following months.

Norway, therefore, was a partner in CFSP for a few months although it did not become a full EU member: in November 1994, the Norwegian ‘No’ to accession was to prevail (as it had already done in 1972).

Отношения Россия — ЕС на пороге перемен. Liber amicorum stability, relations with Belarus, Ukraine, and Moldova and, of course, the strategic partnership with Russia. In other words, the impact of the accession countries on CFSP occured to be geographically limited but intensely focused on some important aspects of the external relations. Yet, this does not necessarily mean that the Central Eastern European countries (CEEs) form a league against such countries as Russia or Belarus when it comes to shaping the EU relations with these states. It is a fact that countries like Slovakia and Bulgaria have had a different historical and cultural background and thus, they differ in their sensivities and approaches to the problem from the Baltic States or Poland. At the same time, such factors as geographical proximity, intensity of cross-border exchanges or ethnic minorities’ situation are also decisive. Diversified approaches of the Central European countries to Russia, Ukraine or to the Western Balkans (for that matter) are merely conditioned by them.

Finally, due to on manifest Atlanticist orientation, the new Member States have tipped the internal balance of the EU over towards Transatlantic links. But, here also, it would be overestimated to speak about a Central European “pro-American league” in the framework of the ESDP.

4. Impact of EU Enlargement on the European Security and Defence Policy 4.1. Two enlargements In the early 1990s, the general expectation was that ‘Europe’ would eventually be reunited under the aegis of both the European Union and NATO. It was evident that it would take time to reach this aim but the expectation was that both processes would be completed in a decade or so. In 1997, however, they seemed to take divergent paths. A relatively quick but selective extension of NATO did not keep pace with slower but more inclusive pre-accession to the EU. Both processes were driven by different factors indeed. They were of a quintessentially geopolitical nature in the case of NATO and of administrative, mostly functional character as far as the enlargement of the EU was concerned.42 Furthermore, the fact that the US and NATO ‘delivered’ security and stability to Europe throughout the 1990s (most visibly in the case of Balkans), whereas the EU and the biggest Member States were unable to do so, has played an important role in shaping perceptions of public opinion in the CEE states.

As a result, up till now the North Atlantic Alliance has been seen among applicants as a key-actor enjoying more popularity than the European Union, although the social and economic benefits from the membership in NATO are disproportionately lower than those of the EU. Needless to stress that all candidates from Central and 42.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





<

 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.