авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

СБОРНИК

ИССЛЕДОВАНИЙ И МАТЕРИАЛОВ

ВОЕННО ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ

АРТИЛЛЕРИИ, ИНЖЕНЕРНЫХ

ВОЙСК И ВОЙСК СВЯЗИ

ВЫПУСК IX

Санкт

Петербург

2010

Сборник исследований и материалов Военно исторического музея артил

лерии, инженерных войск и войск связи. Выпуск IX. – СПб.: ВИМАИВиВС,

2010. – 480 с.

© ВИМАИВиВС, 2010

© Коллектив авторов, 2010 ISBN 978 5 7937 0740 4 I ИССЛЕДОВАНИЯ В.М. Крылов ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ РУССКОЙ АРМИИ НОВЫМИ АРТИЛЛЕРИЙСКИМИ СИСТЕМАМИ В ХОДЕ ВОЕННЫХ РЕФОРМ 60–70 ГОДОВ XIX ВЕКА Проблему перевооружения, наряду с другими вопросами, касающими ся преобразований в отечественной артиллерии, можно определить как одну из самых важных. Без ее решения невозможно было усиление не только рода войск, но и армии в целом. Конкретный план перевоору жения, по утверждению П.А. Зайончковского, «...претерпевал непрерыв но всякого рода изменения...»1. Вместе с тем анализ ряда источников дает основание автору выделить три этапа в совершенствовании матери альной части артиллерии в период военных реформ 60–70 х гг. XIX в.:

первый (до 1866 г.) – замена гладкоствольного вооружения нарезным, заряжающимся с дула;

второй (с 1866 по 1877 гг.) – введение нарезных систем, заряжающихся с казенной части, переход от бронзовых и чугунных орудий к стальным, принятие на вооружение полевой артиллерии дальнобойных систем;

третий – дальнейшая модернизация системы вооружения 1877 г., насы щение войск оружием и создание необходимых запасов на случай широ комасштабных боевых действий.

К значимым событиям первого этапа перевооружения следует отнести:

принятие на вооружение новых крепостных орудий – 1864 г.;

принятие на вооружение полевой артиллерии первых орудий, заряжающихся с ка зенной части, – 1865 г. и утверждение всего перечня образцов орудий для полевой артиллерии – 1866 г. (принятие их на вооружение последовало в 1867 г.).

Поступление в войска орудий обр. 1867 г. в значительной степени улуч шило качественный состав материальной части полевой артиллерии, уни фицировало ее. По своему значению это был революционный скачок в истории развития артиллерийского вооружения. Нарезные бронзовые казнозарядные (4 и 9 фунт.) орудия обладали сравнительно высокими боевыми свойствами, имели ряд преимуществ по сравнению с гладко ствольными системами.



Прежде всего, нарезные орудия имели меньший вес. Так, 9 фунт. нарез ная пушка была на 144 кг легче, чем равная ей по силе огня гладкостволь ная 12 фунт. облегченная пушка обр. 1850 г. Благодаря улучшению бал листических данных орудий обр. 1867 г. увеличилась и дальность стрель бы: 4 фунт. пушки – до 3400 м и 9 фунт. – до 4480 м. Кроме того, с увели чением скорости полета продолговатых снарядов было достигнуто уве личение настильности стрельбы на больших дальностях, что способство вало уменьшению в два раза угла падения гранат у цели и устранению крутых рикошетов. Это подтверждается следующим примером. При стрельбе на дальности 2000 м из 4 фунт. пушки угол падения продолгова того снаряда равнялся 9°, что было вдвое меньше, чем угол падения ядра3.

Увеличение настильности стрельбы также повышало меткость артил лерийского огня при стрельбе по узким целям на больших расстояниях.

Орудия обр. 1867 г., установленные на железных лафетах, обладали и зна чительно большей прочностью. Во время полигонных испытаний 4 фунт.

пушка выдерживала более 1400 выстрелов нормальными зарядами (0,6 кг) и 700 выстрелов усиленными (0,8 кг). Не менее прочной была и 9 фунт. пушка, выдерживавшая 1300 выстрелов4.

Принятие на вооружение нарезных орудий обр. 1867 г., с которыми русская армия вступила в Русско турецкую войну 1877–1878 гг., оказало существенное влияние на изменение способов боевого применения ар тиллерии, так как с увеличением дальностей стрельбы расширился объем огневых задач, которые артиллерия могла решать на поле боя. Если огнем гладкоствольных орудий можно было поражать только первую линию войск противника, то с введением нарезных орудий появилась возмож ность наносить потери и тем войскам, которые находились в тактической глубине, в том числе и ближайшим резервам.

Важное значение для изменения тактики артиллерии имел и тот факт, что с увеличением дальности стрельбы и эффективности огня нарезных орудий увеличилась возможность борьбы с артиллерией противника и сосредоточениями его войск вне поля боя. При этом расширение воз можностей маневра траекториями позволяло привлекать большее число артиллерийских батарей для нанесения сосредоточенных огневых уда ров. Увеличение дальности стрельбы и эффективности поражающего дей ствия снарядов у цели приводило в свою очередь к изменениям в боевых порядках артиллерийских частей, так как появилась возможность и воз никла необходимость эшелонирования их по глубине. Были созданы пред посылки для перехода к ведению огня с закрытых огневых позиций.

С введением на вооружение нарезных орудий артиллерия получила так же возможность успешно вести борьбу с огневыми средствами пехоты, вооруженной новыми нарезными ружьями. По своим тактико техни ческим данным в целом русские нарезные орудия обр. 1867 г. не уступали артиллерийским системам армий западноевропейских государств. Русские 4 фунт. бронзовые пушки по калибру, весу снаряда и другим данным пре восходили 4 фунт. и лишь в незначительной мере уступали 6 фунт. пуш кам прусской армии. К 1867 г. на вооружении французской артиллерии все еще оставались бронзовые, с дула заряжавшиеся пушки. Поэтому каз нозарядная 9 фунт. русская пушка, действовавшая снарядом одинакового веса с 12 фунт. французской пушкой, значительно превосходила ее по точ ности стрельбы и имела большую скорострельность.





Согласно плану перевооружения полевой артиллерии, принятому в 1866 г., предполагалось вооружить 9 фунт. пушками первые, а 4 фунт. – вторые и третьи батареи пеших артиллерийских бригад, а также батареи конной артиллерии и казачьих войск5.

Для вооружения по существовавшему в 1867 г. штату 163 х пеших и 52 х конных и казачьих батарей требовалось 1300 4 фунт. и 400 – 9 фунт.

орудий6. Изготовление такого количества артиллерийских орудий и снаб жение ими подразделений полевой артиллерии из за медленного расши рения промышленной базы было сопряжено с большими трудностями.

Ввиду малой годовой производственной мощности Петербургского, Ки евского и Брянского арсеналов и Петербургской орудийной мастерской (622 орудия, 316 лафетов и 350 зарядных ящиков)7 при изготовлении ими только орудий полевой артиллерии, перевооружение могло быть осуществлено не быстрее чем за три года. В действительности же перево оружение полевой артиллерии длилось значительно дольше, так как ар сеналы выполняли заказы по изготовлению не только полевых, но также крепостных и осадных орудий. Полная замена гладкоствольных орудий нарезными в полевой артиллерии была завершена только к 1870 г.8 По этому поводу Д.А. Милютин докладывал Александру II: «Предпринятое с 1867 года общее перевооружение полевой артиллерии приведено к окон чанию, и ныне все батареи пешей и конной артиллерии снабжены присво енными им 9 ти и 4 х фунтовыми пушками, заряжающимися с казны, по полному 8 ми орудийному составу»9.

Еще более значительные трудности встретились при перевооружении нарезными орудиями сухопутных и приморских крепостей. К 1862 г. на вооружении всех крепостей состояло до 7,5 тыс. орудий различных ка либров10. По своим боевым качествам эти гладкоствольные орудия, уста новленные в большинстве случаев на деревянных лафетах, уже не соот ветствовали тем требованиям, которые предъявлялись в то время к кре постной артиллерии. Вооруженные орудиями с небольшой дальностью стрельбы и малой разрывной силой снарядов, сухопутные крепости были не в состоянии вести борьбу против нарезных орудий полевой и осадной артиллерии противника, а приморские – против артиллерии появившихся бронированных кораблей. Возникла настоятельная необходимость воо ружения крепостей нарезными орудиями крупных калибров и создания к ним бронебойных снарядов.

В 1864 г. сухопутные крепости стали вооружаться медными и чугунны ми 12–24 фунт. пушками и 8 дм. мортирами11. В 1868 г. в упраздненной крепости Фридрихсгам были проведены сравнительные испытания 12 и 9 фунт. орудий, которые показали, что первое не имеет значительных пре имуществ перед вторым. Поэтому для упрощения задачи оснащения кре постей новым вооружением было принято решение заменить 12 фунт. пуш ку на 9 фунт., производство которой уже было налажено12. Большинство этих орудий переделывалось из гладкоствольных в нарезные, и лишь не значительная часть вновь изготовлялась в заготовках на заводах горного ведомства с последующей обработкой в Петербургской орудийной мас терской.

Для вооружения приморских крепостей вначале были приняты 8 и 9 дм. береговые пушки, изготовленные на заводе Круппа (под бронебой ные снаряды). Однако и эти орудия не могли успешно вести борьбу про тив кораблей, имевших толщину брони свыше 200 мм. Поэтому в 1868 г.

была поставлена на вооружение береговых батарей стальная, скрепленная кольцами 11 дм. пушка, сконструированная Н.В. Маиевским и А.В. Гадо линым. Испытания продолжительной стрельбой показали, что это было самое мощное в мире береговое орудие. Имея начальную скорость 385 м/с, вес снаряда 225,2 кг и дальность стрельбы 5330 м, 11 дм. пушка могла пробивать самую мощную броню военных кораблей того времени13.

По причине того, что Пермский, Александровский и другие заводы гор ного ведомства только начинали освоение производства стальных орудий и не могли в скором времени осуществить серийный выпуск 11 дм. пушек, артиллерийское ведомство было вынуждено заказать небольшую партию этих орудий на заводе Круппа. К лету 1871 г. Крупп должен был поставить восемьдесят пять 9 и 11 дм. орудий, за которые Россия обязалась выпла тить 3 млн рублей14. Это свидетельствовало о весьма высокой стоимости одного орудия. Заграничные заказы, как видно, стоили дорого и поглощали значительную часть ассигнований на производство артиллерийского воо ружения. Поэтому к 1872 г. из 7012 орудий, состоявших на вооружении всех крепостей России, только 1947 орудий были нарезными15.

Недостаток денежных средств и малая производительность отечествен ных заводов явились причиной медленного перевооружения приморс ких и сухопутных крепостей, которое так и не было закончено к началу русско турецкой войны16.

Толчок второму этапу совершенствования артиллерийского вооруже ния дал опыт Франко прусской войны 1870–1871 гг. Стремление увели чить дальность действительного огня и расширить круг задач по артилле рии вынудило начать работы по проектированию и испытанию новых орудий дальнего боя17. К значимым событиям второго этапа перевоору жения артиллерии можно отнести: принятие и введение в состав полевой артиллерии первых образцов скорострельных орудий – 1870 г.;

издание в 1874 г. нового табеля вооружения крепостей;

введение в 1876 г. нового снаряда (картечной гранаты, шрапнели);

принятие в 1877 г. новой систе мы вооружения полевой крепостной и береговой артиллерии.

После сравнительного испытания первой стальной дальнобойной пуш ки 4 фунт. образца 1867 г. было принято решение о принятии на вооруже ние трех орудий дальнего боя: 4 фунт. легкой пушки, 4 фунт. конной пуш ки и 9 фунт. батарейной пушки.

Некоторые тактико технические характеристики орудий, принятых на вооружение русской артиллерии в 1877 г., помещены в таблице18.

Анализ данных таблицы свидетельствует о достаточно высоких по тем временам боевых качествах стальных орудий. Однако перевоору жение ими полевой артиллерии к началу Русско турецкой войны 1877– 1878 гг. осуществлено не было. Созданная в 1877 г. при ГАУ Комиссия по перевооружению полевой артиллерии установила, что войскам тре буется 3550 орудий обр. 1877 г. Для выполнения программы перевоору жения комиссия по распоряжению Александра II в начале 1878 г. осуще ствила заказ заводу Круппа на изготовление 1850 и Обуховскому за воду – 1700 орудий. Завод Круппа должен был поставить 500 пушек уже к 1 марта 1878 г., 200 орудий – к 1 мая и 400 орудий к 1 июня того же года;

Обуховский – в течение 1878 г. – 350 и в последующие два года по 675 орудий19.

Вместе с орудиями комиссией было заказано 70 тыс. пудов крупнозер нистого пороха, 420 тыс. снарядов к легким пушкам, 120 тыс. снарядов к батарейным пушкам, 875 легких лафетов, 3325 передков, 2450 зарядных ящиков20.

Помимо этого заказывались орудийные и парковые принадлежности, ударные и дистанционные трубки, конская амуниция, различного рода и назначения инструменты и т.д. Сроки для сдачи заказа были определены следующие: в течение зимы 1877 г. и не позже 1 мая 1878 г.

При организации перевооружения в ГАУ предусматривали, что в пер вые и вторые батареи артиллерийских бригад необходимо поставить ба тарейные орудия, а прочие батареи пешей артиллерии вооружить легки ми орудиями. Исключение составляли пятые и шестые батареи в шести артиллерийских бригадах, дислоцировавшихся на Кавказе, которые на мечалось снабдить горными орудиями. Вся конная и казачья артиллерия получала новые конные орудия. Порядок переоснащения предлагался та кой: сначала перевооружались четвертые, пятые и шестые батареи артил лерийских бригад, затем первые, третьи и, наконец, вторые21.

К январю 1879 г. были перевооружены 45 легких и 14 конных батарей Варшавского, Виленского, Одесского, Петербургского и Финляндского ок ругов. Новая артиллерия для 16 ти легких и 6 ти конных батарей отправля лась в Болгарию, для 6 ти легких батарей – на Кавказ. В целом же могло быть перевооружено 87 пеших и конных батарей22. По расчетам ГАУ предполага лось к лету 1880 г. поставить вооружение еще для 56 ти пеших и конных батарей и таким образом решить задачу перевооружения на 80 %.

Однако начало русско турецкой войны поставило перед Военным ми нистерством проблему снабжения артиллерией вновь формируемых ба тарей (резервных и запасных). В течение 1877 г. формируется 12 запас ных и 12 резервных батарей, что признавалось достаточным. Вероятность столкновения России с очередной коалицией европейских государств побудила военное ведомство усилить резерв. Было создано 59 батарей, что соответствовало примерно 15 ти резервным артиллерийским брига дам23. К концу мая 1878 г. они были в полной мере снабжены всем необхо димым. Одновременно проводилась объемная работа ГАУ по обеспече нию действующей армии боеприпасами. На пополнение расхода было направлено в разное время: в Действующую армию – 192 тыс. 9 фунт. и 212 тыс. 4 фунт. снарядов;

в Кавказскую армию – 108 тыс. 9 фунт. и 144 тыс.

4 фунт. снарядов24. И только с окончанием войны (т.е. с 1879 г.) началась повсеместная замена старого орудийного парка на новый (обр. 1877 г.).

Сравнительная характеристика некоторых тактико технических дан ных старого и нового парков показывает, что вновь принятые орудия, ла феты и зарядные ящики, имея меньший вес, превосходили их по другим тактико техническим характеристикам, именно: орудия – в дальности и меткости стрельбы;

лафеты – в большей прочности, а зарядные ящики – в большем числе возимых снарядов и в лучшем способе их укладки.

Несмотря на известные финансовые трудности, испытываемые воен ным ведомством России, вопросы перевооружения артиллерии по мере продвижения реформ получали с каждым годом все большую значимость и приоритет. Так, если в 1862 г. из общей сметы Военного министерства в 112 524 890 рублей на нужды артиллерии отпускался 6 201 241 рубль, или 5,5 % военного бюджета, то в 1868 г. из общих ассигнований в 134 957 рублей артиллерийскому ведомству выделялся 13 765 931 рубль, или 10 % военного бюджета России. Абсолютная величина расходов на артилле рийское ведомство за пятилетие возросла примерно в 2 раза, при этом затраты на развитие артиллерийской промышленности и на перевоору жение артиллерийских частей и соединений превалировали над другими статьями расходов (например, превышали сметные расходы на содержа ние артиллерийских частей в 5,8 раза).

В начале 60 х гг. XIX в., с отменой крепостного права и началом бурного развития в России капитализма, перед правительством (наверное, как и в настоящее время) остро стали вопросы, как повысить эффективность работы военной промышленности, кому отдать военные заказы – казен ным заводам или частным, какова должна быть доля участия тех и других в производстве орудий и боеприпасов.

Анализ прессы 60–70 х гг. дает возможность проследить, какая развер нулась вокруг этого борьба. Надо отметить, что точки зрения излагались, как правило, прямо противоположные. О компромиссе (т.е. выработке рационального соотношения между казенными и частными заводами и их сосуществовании) речь не шла. Так, ортодоксальный фритридер25, не кто П.М.М.26, лицо, несомненно, и близкое ГАУ, и располагавшее обшир ным фактическим материалом о деятельности казенных заводов, высту пил со статьей в «Артиллерийском журнале»27. Проанализировав имев шие место недостатки в работе казенных заводов артиллерийского ве домства, он, в частности, заявил: «Оставляя в стороне громкие слова, как то патриотизм, долг, совесть, на деле оказывающиеся очень часто не состоятельными, особенно когда дойдет до финансовых интересов, и при нимая за аксиому, что личная выгода есть лучшая гарантия успеха всяко го предприятия, мы полагаем, что успешная выделка оружия будет дос тигнута только предоставлением этой отрасли промышленности деятель ности частных лиц»28. П.М.М. решительно отвергал какую либо возмож ность конкуренции со стороны казенных заводов.

Сторонниками казенных заводов29 выступали известный изобрета тель артиллерист Н.В. Калакуцкий и редактор «Оружейного сборни ка» В.Л. Чебышев, который, в частности, отмечал, что артиллерийское производство – это специфическое производство, изделия которого не могли иметь иного сбыта, кроме поставок казне в нужное время и в необ ходимом количестве30.

Только казенные заводы, по мнению В.Л. Чебышева, могли с началом войны стать верными союзниками правительства31. У частного же завод чика всегда будет превалировать исключительно экономический инте рес, и он не станет резервировать производственные мощности, руковод ствуясь государственными интересами, на случай военного кризиса.

В этой же связи, выступая на заседании Русского технического обще ства, Н.В. Калакуцкий сказал: «Устройство казенных заводов для нужд армии необходимо и не должно зависеть от степени развития частной промышленности»32. Если все заказы отдать только частным заводчикам, то те, став монополистами, предостерегал он, могут не всегда действовать, сообразуясь с государственными интересами33.

Был и еще один взгляд на проблему обеспечения армии оружием и боеприпасами – точка зрения профессора кафедры военной администра ции Николаевской академии Генерального штаба В.М. Аничкова, кото рый по опыту Франции предлагал передать казенные заводы в аренду ча стному предпринимателю, оставив за правительством только право кон троля. Надо сказать, что В.М. Аничков, назначенный Д.А. Милютиным в 1861 г. управляющим Военным министерством, имел определенное вли яние на министра, и поэтому некоторые казенные заводы в качестве эк сперимента (в частности, Сестрорецкий ружейный) были переданы на 5–7 лет арендаторам. Однако опыт показал, что арендатором чаще всего движет только жажда наживы и он не станет беспокоиться о модерниза ции производства, его задача извлечь как можно больше прибыли в арен дуемый период.

Вместе с тем в ходе Великих реформ 60–70 х гг. XIX в. были выработа ны основополагающие принципы снабжения армии и флота артиллерий ским вооружением и боеприпасами, которые сводились к следующему:

к иностранным заказам прибегать только в исключительных случаях, опираясь прежде всего на отечественного производителя;

наряду с казенными заводами по производству артиллерийского воо ружения и боеприпасов должны существовать и частные. При этом ка зенные предприятия должны были служить «регулятором конкурентом»

для частных, школой для накопления специалистов, необходимых для быстрого расширения производства с началом войны.

Развитию артиллерийского производства способствовали обществен но экономические реформы, проводимые в 60–70 х гг. в России, нали чие в стране огромных природных богатств и свободной рабочей силы.

В годы реформ все больше и больше увеличивалось количество воен ных предприятий, основанных на более высоком техническом уровне, на применении наемного труда и с более высокой производительностью. Все это позволяло поступательно наращивать мощности, что способствовало превращению артиллерии в качественно новый род войск.

Вместе с тем в начале 70 х гг. по прежнему превалировало производ ство орудий из бронзы, так как долго не удавалось поставить на поток сталепушечное производство. С 1869 по 1877 гг. российские арсеналы изготовили около 4000 бронзовых полевых орудий34.

Однако, перевооружая армию нарезной бронзовой артиллерией, воен ное ведомство и его глава Д.А. Милютин прекрасно понимали, что буду щее принадлежит стальной артиллерии. Главное затруднение в решении этой задачи состояло в отсутствии предприятий, способных обеспечить сталепушечное производство, и в недостаточном развитии сталелитей ного производства вообще.

Уже в годы реформ строятся Пермский орудийный завод, два завода в Петербурге – Обуховский сталелитейный и Петербургский орудий ный завод для отделки орудий. На нужды артиллерии работал крупней ший Путиловский завод и др. Для выполнения заказов артиллерийско го ведомства привлекались горные казенные и частные заводы, такие, как Александровский, Олонецкий, Луганский, Нижнеисетский, Верх нетуринский, Нижнетуринский и др. И это позволило к концу 70 х гг.

переломить ситуацию: стальные артиллерийские системы пошли в се рийное производство.

Перевооружение русской армии новым оружием требовало значитель ного увеличения производства пороха. К решению данной проблемы при влекались казенные Шостенский, Казанский, Охтинский пороховые за воды. К началу 1877 г. производство пороха значительно увеличилось, чему способствовали реконструкция предприятий, введение в производ ственный процесс механических прессов, переход на вольнонаемный труд.

Определенный интерес представляют данные о количестве артиллерий ского вооружения, поступившего в войска за период с 1871 по 1880 гг., и общее состояние артиллерии к началу 1880 г.: орудий – 4 фунт. – 1331, 9 фунт. – 2154, горных – 108, дальнобойных легких – 1116, дальнобойных конных – 192, дальнобойных батарейных – 452;

лафетов – 9 фунт. – 5689;

передков 9 фунт. – 11 181;

зарядных ящиков двухколесных – 3298;

зад них ходов к четырехколесным зарядным ящикам – 485635. Значительная часть 4 и 9 фунт. пушек поступила из полевых частей на вооружение резервных батарей, а также на склады;

то же самое относится к лафетам и к зарядным ящикам прежних образцов.

К началу 1880 г. полевая артиллерии имела полный комплект штатного вооружения. При этом 126 батарей были вооружены медными орудиями (всего 928 систем), а остальные 395 штатных и формируемых в военное время батарей – стальными (3146 систем). К концу реформ 75 % полевых подразделений артиллерии были вооружены новейшими стальными даль нобойными орудиями.

К началу 1880 г. осадная артиллерия, получив 560 9 фунт., 160 6 дм. и 80 1/2 пуд. стальных орудий, была полностью укомплектована в соответ ствии с утвержденным штатом36.

В составе крепостной артиллерии к концу 70 х гг. насчитывалось 8595 орудий, при штатной численности 8757 орудий, т.е. некомплект составлял всего 162 орудия, который мог быть покрыт за счет запасов артиллерийского вооружения, хранящихся на складах (в количестве 1454 орудий)37.

Таким образом, вышеизложенное дает нам основание полагать, что:

– переломным моментом перевооружения отечественной артиллерии в качественном плане следует считать год 1867 й, когда был окончательно утвержден перечень штатных орудий полевой артиллерии38 (в течение 1867–1869 гг. перевооружение полевой артиллерии было закончено).

Количественный же перелом наступил к середине 70 х гг. Так, уже к 1 января 1875 г. был создан 30% й запас артиллерийского вооружения сверх штатного39 что, прежде всего, связано с налаживанием отечествен ного сталелитейного производства (введение в строй Обуховского и Пер мского орудийных заводов);

– в результате перевооружения отечественной артиллерии в 60–70 е гг.

XIX в. главная задача – достижение ее соответствия уровню других веду щих держав в этой области – была не только достигнута, но и по ряду показателей превзойдена. Отечественные системы обр. 1877 г. обладали достаточно высокими по тому времени боевыми качествами. Они имели бльшую дальность стрельбы, имели более эффективные снаряды для поражения целей на поле боя, обладали большей мобильностью;

– как полевая, так и осадная и крепостная артиллерия были обеспечены современным по тому времени артиллерийским вооружением в полном объеме, а также был создан необходимый мобилизационный запас для развертывания новых формирований;

– была модернизирована и приведена в соответствие с требованиями вооруженной борьбы второй половины XIX в. отечественная военная промышленность. Она была в состоянии удовлетворять возраставшие потребности артиллерии в вооружении и боеприпасах.

_ Зайончковский П. Военные реформы 1860–1870 годов в России. М., 1952. С. 136.

Всеподданнейшие отчеты Военного министерства за 1861–1881 гг.: ОР РГБ.

Ф. 169;

Исторический очерк деятельности военного управления в России. Т. I–VI.

СПб., 1879–1880;

Архив ВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 3 3. Д. 185;

РГВИА. Ф. 504. Оп. 7.

Д. 32 и др.

Потоцкий Н. Сведения о полевой и горной артиллерии. СПб., 1882. С. 23.

РГВИА. Ф. 504. Д. 56. Л. 467.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 29. Ед. хр. 4. Л. 67.

РГВИА. Ф. 502. Оп. 2. Д. 56. Л. 18.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 30. Ед. хр. 1. Л. 63, 81.

Там же. Ед. хр. 3. Л. 55.

Там же.

Там же. К. 28. Ед. хр. 15. Л. 135.

Архив ВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 79. Д. 89. Л. 47.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 30. Ед. хр. 1. Л. 73.

Нилус А.А. Исторический очерк последовательности развития наибольшего бере гового калибра в России (1838–1888). СПб., 1889. С. 104.

Пузыревский А.К. Русская армия перед войной (1877–1878 гг.). СПб., 1889. С. 48.

РГВИА. Ф. 504. Оп. 1. Д. 61. Л. 571.

По данным всеподданнейшего отчета Военного министерства за 1876 г.: ОР РГБ.

Ф. 169. К. 31. Ед. хр. 5. Л. 146.

Там же. Ед. хр. 1. Л. 103.

Таблица составлена по данным: Нилус А. История материальной части артиллерии.

Т. 2. СПб., 1904. С. 292–299;

РГВИА. Ф. 504. Оп. 2. Д. 75. Л. 44–52.

РГВИА. Ф. 504. Оп. 3. Д. 2. Л. 4.

Там же. Л. 7.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 32. Ед. хр. 1. Л. 165.

Всеподданнейший отчет Военного министерства за 1878 г.: ОР РГБ. Ф. 169. К. 32.

Ед. хр. 2. Л. 171.

РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 29000. Л. 23.

Исторический очерк деятельности военного управления в России. Т. VI. СПб., 1880. С. 196.

Фритридер – сторонник полной рыночной свободы и невмешательства государ ства в хозяйственную жизнь страны.

Раскрыть инициалы П.М.М. не удалось.

Артиллерийский журнал. 1861. № 8–9;

1862. № 102.

П.М.М. Указ. статья // Там же. № 2. С. 139.

По данным источников (Азанчеев Ю. Очерк деятельности казенных горных заво дов по изготовлению предметов вооружения. СПб., 1900;

Обозрение военно сухопут ного управления (с 1825 по 1850 гг.). СПб., 1850;

Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX в. Разд. II. М., 1973 и др.) можно полагать, что начиная с петровских времен и вплоть до милютинских военных реформ начала второй половины XIX в. производ ство артиллерийского вооружения и боеприпасов осуществлялось в основном силами казенных заводов военного и горного ведомств. Так, в распоряжении Артиллерийско го департамента (предшественника ГАУ) к концу 1850 г. имелись три оружейных завода (Сестрорецкий, Тульский и Ижевский), которые в год в среднем производили 61 449 ружей и 4051 пистолет (Обозрение военно сухопутного управления (с 1825 по 1850 гг.). С. 104–105);

три пороховых завода (Охтинский, Казанский и Шостенский) со среднегодовой выработкой 54 098 пудов пороха и 56 096 пудов селитры;

четыре местных арсенала (С. Петербургский, Брянский, Киевский и Казанский) со среднего довой производительностью в 127 орудий;

Николаевское ракетное заведение, изгото вившее за 25 лет около 50 000 ракет.

В составе горного ведомства на артиллерию работали казенные олонецкие и камен ские заводы;

воткинские и гороблагодатские, Нижнеисетский, Луганский и Пермский, основанный в конце 50 х гг. XIX в.

Справедливости ради следует отметить, что, несмотря на имевшие место недостатки в работе этих предприятий (см.: О технических артиллерийских заведениях в России.

СПб., 1835. № 35;

Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 330–340), с производством артилле рийского вооружения и боеприпасов они вполне справлялись. Как в годы Отечествен ной войны 1812 г., так и во время других войн, в которых участвовала Россия в первой половине XIX в., армию и флот оснащали орудиями, стрелковым оружием и боеприпа сами в достаточном количестве, не прибегая к иностранным заказам. Нельзя не отме тить и тот факт, что вышеперечисленные казенные заводы в период военных кризисов могли относительно быстро наращивать свои производственные мощности в соответ ствии с государственным заказом. Так, Луганский завод, при «штатной» производи тельности 20 тыс. пуд. снарядов в год, в период Крымской войны выпустил в 1854 г. – 64 480 пуд., а в 1855 м – 294 778 пуд. снарядов, таким образом увеличив свою произ водительность почти в 15 раз (см.: Очерк деятельности казенных горных заводов по изготовлению предметов вооружения. СПб., 1900. С. 13). Гороблагодатские заводы за год Крымской войны также увеличили свою производительность почти в 6 раз.

Оружейный сборник. 1861. № 2. Отд. 2. С. 1–26.

Русский инвалид. 1873. № 236.

Там же. № 267.

Там же.

Нилус А. История материальной части артиллерии. Т. 2. С. 293–298.

Архив ВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 3 3. Д. 186. Л. 637–640.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 32. Ед. хр. 2. Л. 167.

Там же. Л. 170.

РГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 15. Л. 90.

ОР РГБ. Ф. 169. К. 31. Л. 2.

В.А. Чернухин АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЕЙ ПО РАЗВИТИЮ ТЕОРИИ СТРЕЛЬБЫ И УПРАВЛЕНИЯ ОГНЕМ (1941–1945) Характер вооруженной борьбы на фронтах Великой Отечественной войны оказал существенное влияние на дальнейшие исследования в об ласти многих проблем артиллерийской наук

и, в том числе одной из важ нейших – способов стрельбы и управления огнем.

Совершенствованием и дальнейшей разработкой вопросов артиллерий ской стрельбы занимались научные организации: Артиллерийско стрел ковый тактический комитет (АСТК), кафедры стрельбы, баллистики и АИР Артиллерийской академии и цикла стрельбы Артиллерийских кур сов усовершенствования командного состава (АКУКС). На научно ис следовательском артиллерийском полигоне ГАУ и артиллерийском по лигоне АКУКС выполнялись научные исследования по баллистике и стрельбе артиллерии. При этом успеху научных исследований в значи тельной мере способствовало то, что среди высших артиллерийских на чальников было немало энтузиастов практики стрельбы. К ним можно отнести таких генералов, как В.И. Казаков, П.М. Белов, М.М. Барсуков, М.П. Прохоров. Они лично принимали участие в организации и проведении опытных артиллерийских стрельб. Положительную роль в обмене опытом научных исследований в интересах развития теории стрельбы и управления огнем артиллерии играла редакция «Артиллерийского журнала».

Основным фактором, определившим развитие стрельбы в 1941–1943 гг.

являлись массированное применение противником танков и авиации на полях сражений, небывалый количественный и качественный рост совет ской артиллерии, изменение способов ее боевого применения, возрос ший размах операций, когда высокие темпы действий войск требовали быстрого решения задач по подавлению неприятеля на всю глубину его построения, что в свою очередь вынуждало перейти к поражению сосре доточенным (массированным) огнем «узлов целей».

Наконец, определенное влияние оказывали укрупнение организацион ных форм артиллерии, увеличение ее маневренных возможностей, а так же рост стрелково артиллерийской культуры командиров и штабов. Все это потребовало от Главного управления командующего артиллерией Красной армии организации решения ряда важных задач и прежде всего:

разработки и внедрения в боевую практику методов подготовки, кото рые обеспечивали бы переход на поражение больших масс артиллерии без пристрелки или с ограниченной пристрелкой;

выработки техники управления огнем большого количества орудий, особенно с целью быст рого сосредоточения (массирования) огня по важнейшим объектам в ходе боя (операции), обоснования и освоения ускоренных методов подготов ки огня с развитием наступления;

разработки и применения наиболее совершенных методов поддержки атаки и других.

К выполнению этих задач Штаб артиллерии Красной армии привлек ученых артиллеристов, командиров из войск, которые в целом успешно справились с ними, хотя не обошлось без преодоления ряда трудностей.

Еще в боях 1941 г. стало ясно, что изменилась роль в управлении огнем командиров от дивизиона и выше. Кроме тактических решений от них все более требовалось и овладение вопросами техники стрельбы. В связи с этим по указанию начальника Штаба артиллерии генерала Ф.А. Самсо нова был издан ряд инструкций, а затем и новые правила стрельбы («Ин струкция по подготовке и ведению огня артиллерийским дивизионом», «Указания по сосредоточению огня дивизиона без топографической ос новы», «Инструкция по проведению пристрелки с применением пристре лочных орудий – ПОР»).

В результате доработки и уточнения положений ПС 39 в 1942 г. были созданы новые «Правила стрельбы наземной артиллерии» (ПС 42). Ут вержденные Н.Н. Вороновым в октябре 1942 г., т.е. в самый разгар Ста линградской битвы, оперативно изданные московской типографией «Красный пролетарий», они были доставлены в войска накануне перехо да наших фронтов в контрнаступление. В новых правилах стрельбы боль шинство разделов излагалось проще, доступнее для понимания, что было очень важно в условиях войны, когда призванное из запаса значительное количество офицеров артиллеристов не обладали еще всем арсеналом навыков для успешного командования батареей – дивизионом. Кроме того, учитывалась известная текучесть офицеров в звене батарея – диви зион в связи с боевыми потерями и что их подготовка в учебных заведе ниях осуществлялась в сокращенные сроки.

В новых правилах стрельбы при пристрелке исключалась корректура уровнем, упрощался сам переход на поражение. Проще стала дистанцион ная стрельба, когда разрешалось проводить всю пристрелку «на клевках».

В дополнение к существующим способам подготовки стрельбы на пора жение (пристрелка, перенос огня, полная подготовка) предусматривался новый метод ПОР, который не уступал по точности полной подготовке.

В Штабе артиллерии в полной мере отдавали себе отчет в том, что по требность в ПОР и полной подготовке со временем возрастет. И это было действительно так, когда в 1943 г. противник перешел к траншейной обо роне, насыщенной прочными оборонительными сооружениями. Однако попытка в практике войск объединить метод полной подготовки с мето дом ПОР затруднила решение вопроса. Одна из причин, осложнивших применение в войсках метода ПОР, заключалась в том, что в батареях имелись, как правило, снаряды и заряды с различными весовыми и тех нологическими характеристиками. А это привело к снижению точности метода ПОР. В правилах 1942 г. основной упор делался не только на веде ние огня орудием – батареей, но и дивизионом, что более соответствова ло требованиям боевой обстановки.

В новые правила стрельбы был включен важный раздел «Контрбата рейная борьба», и были даны указания о правилах стрельбы артиллерии большой мощности с целью разрушения особо прочных сооружений. При этом был рекомендован более простой способ пристрелки с помощью счис лителя взамен ранее существовавшего аналитического способа. При стрельбе на подавление батарей упрощались правила обстрела площади.

Допускалось ведение огня по батарее на одной установке. Предусматри вались также, кроме «огневых налетов», «шквалы беглого огня» между ними и другое.

Одновременно в Штабе артиллерии были заново разработаны реко мендации по методам поддержки атаки пехоты и танков огневым валом и ПСО, а также определен порядок управления огнем дивизиона корректи ровщиком из радийного танка. В связи с возросшим значением огня ору дий прямой наводки как в обороне, так и в наступлении, в новых прави лах имелись специальные указания и на этот счет. Важное значение при обрели рекомендации по способу построения планшета по разрывам для управления огнем дивизиона («планшет данного момента»).

В связи с развитием реактивной артиллерии Н.Н. Воронов, Ф.А. Сам сонов поставили перед учеными артиллеристами задачу по изысканию для нее способов стрельбы. Исследования, проведенные по этим вопро сам, показали, что для реактивной артиллерии приемлемы и достаточно эффективны те же основные способы, что и для ствольной. Это подтвер дилось дальнейшим ходом войны.

Не оставались неизменными и правила стрельбы зенитной артилле рии. В связи с поступлением в войска 85 мм пушек обр. 1939 г. и прибо ров управления огнем ПУ АЗО 3 были разработаны правила стрельбы СЗА 1941 г. (ПС 41). В них впервые предусматривался учет на ПУ АЗО 3 вли яния ветра, а также поправок на систематические отклонения разрывов от цели, причины которых не могли быть выяснены и устранены. Реко мендовалась новая схема построения заградительного огня в виде по становки на пути полета неприятельских самолетов неподвижной вер тикальной огневой завесы, что казалось проще, чем ранее существовав шее огневое заграждение в виде вертикально расположенной трехгран ной призмы.

Богатый боевой опыт, накопленный в 1941–1942 гг., поступление в вой ска радиолокаторов (станций орудийной наводки, станций кругового обзора), а также ПУАЗО 3 с приставками для получения данных от лока торов обусловили разработку и принятие в 1943 г. новых правил стрель бы для СЗА (ПС 43). В них впервые содержались рекомендации о спосо бе стрельбы батареи с помощью ПУ АЗО 3 и СОН. Был изменен также способ стрельбы по светящимся авиабомбам и по наземным целям с закры тых позиций.

Таким образом, в первые два года войны на базе накопленного боевого опыта под руководством Штаба артиллерии Красной армии были внесе ны изменения в способы подготовки стрельбы и методы ведения артил лерией огня на поражение.

Дальнейшим этапом в развитии стрельбы и управления огнем артилле рии стал последний год войны. С переходом к широким наступательным действиям при большом насыщении войск артиллерией особо важным продолжал оставаться вопрос о применении пристрелочных орудий. По указанию начальника Штаба артиллерии он проверялся в боевых усло виях и на специальных опытных стрельбах на тыловых полигонах, что способствовало усовершенствованию метода.

С учетом опыта войны в 1944–1945 гг. были переработаны «Правила стрельбы наземной артиллерии 1942 г.» (ПС 42). Структура новых пра вил мало изменилась. С их выходом были отменены ряд временных инст рукций и указаний, изданных в 1941–1944 гг., по вопросам пристрелки по измеренным отклонениям, с применением ПОР, а также по подготовке и ведению огня дивизионом, сосредоточению огня дивизиона и другие.

Основное отличие правил стрельбы 1945 г. заключалось в более четких указаниях об использовании основного направления;

вместо ориентиро вания по небесному светилу давались простые рекомендации уточнения основного направления отмечанием по небесному светилу и с помощью буссоли ПАБ;

предусматривался более простой прием построения огне вого планшета дивизиона по разрывам;

были уточнены и развиты приемы стрельбы с помощью батарей звуковой разведки;

удалось переработать и уточнить правила применения ПОР, а также привести в соответствие с организацией топовычислительной службы правила полной подготовки исходных установок. В новых правилах были уточнены нормы расхода снарядов на уничтожение батарей и введены термины «мортирная стрель ба» и «бризантная граната». Ряд способов и приемов стрельбы, которые отвергла боевая практика, не вошли в ПС 45 (графический метод при стрелки по наблюдению знаков разрывов, ориентирование по высокому разрыву, пристрелка шрапнелью на клевках и т.д.).

В новые правила стрельбы не вошли имевшиеся в правилах стрельбы 1942 г. такие вопросы, как:

подготовка счислителя при пристрелке по измеренным отклонениям;

разведка долговременных огневых точек;

особенности в выборе огневых позиций и наблюдательных пунктов при стрельбе на разрушение особо прочных сооружений;

целеуказание и пристрелка при помощи самолета;

пристрелка при помощи аэростата.

Однако исключение этих способов из новых правил стрельбы отнюдь не значило, что они подлежали забвению. Наоборот, все эти вопросы ос тались в прежней силе, и в правилах стрельбы 1945 г. они не помещены только потому, что более полно изложены в специальных наставлениях и инструкциях. Так, например, подготовка счислителя при пристрелке по измеренным отклонениям достаточно полно освещена в наставлении «При боры батареи и дивизиона», и кроме того, к каждому экземпляру прибо ра счислителя прилагалась подробная инструкция по его использованию.

Вопросы целеуказания и пристрелки при помощи самолета и пристрелка при помощи аэростата были полно и подробно изложены, первый – в наставлении по боевому применению корректировочно разведыватель ной авиации, второй – в наставлении по службе аэростатов наблюдения в артиллерии. Правила стрельбы не давали полных и исчерпывающих ответов по этим двум вопросам, и обучение стрельбе с самолетов и аэро статов не мыслилось без тщательного изучения вышеупомянутых на ставлений.

Было также решено не перегружать новые правила изложением в них вопросов, которые содержатся, например, в инструкции по подготовке счислителя, в Наставлениях по службе разведки и связи в артиллерии или по боевому применению корректировочно разведывательной авиа ции и других. В ПС 45 впервые давались указания по стрельбе подкали берными и кумулятивными снарядами. Имелись в них и ряд других из менений, уточнений, облегчавших усвоение материала широким кругом офицерского состава.

В дополнение к сказанному по вопросу ПОР следует отметить, что в боевой практике войск при наличии надежной ПВО широко применяли такой метод сокращенной пристрелки, как постановку дивизиона – пол ка на одну огневую позицию. В этом случае одним орудием достаточно было провести пристрелку и результаты использовать для остальных 12–36 орудий.

В подвижных формах ведения боевых действий широко применялся способ управления огнем по карте, который нашел свое отражение в ПС 45.

В 1945 г. войска получили новые правила стрельбы для малокалиберной зенитной артиллерии. Одним из важных положений их являлись предла гаемые рекомендации по организации ведения заградительного огня под разделениями и частями, вооруженными 37 мм зенитными орудиями.

В заключение следует сказать, что изменения и дополнения, вошедшие в ПС 45, не затрагивали самой сущности прежних Правил стрельбы, и потому они легко вошли в практику наших артиллерийских частей.

_ Наставление артиллерии Красной Армии. Правила стрельбы наземной артиллерии (ПС 42). М., 1942.

Наставление артиллерии Красной Армии. Правила стрельбы наземной артиллерии (ПС 45). М., 1942.

Тактика артиллерии. Ч. 1–2. М., 1941.

Боевой устав артиллерии (БУА II 37). М., 1937.

Сборник материалов по изучению опыта войны. № 12. М., 1944.

Боевой опыт артиллерии в Великой Отечественной войне. Сборник № 17. М., 1946.

Т.Н. Ильина ВОЕННЫЙ АГЕНТ А.П. ГОРЛОВ И РЕВОЛЬВЕР СМИТА И ВЕССОНА Часть 1. Военный агент Военный агент (атташе) – ранг дипломатического работника. В России институт военных агентов сформировался в течение XIX в., сама же исто рия возникновения военного представительства уходит своими корнями во времена образования Древнерусского государства IX–X вв. и выхода Руси на международную арену. В ранний период складывания русской дип ломатии и в последующие прослеживается неразрывная связь диплома тии и военного дела. Военачальники никогда не оставляли без внимания решение дипломатических задач. Яркий пример тому – деятельность ве ликого русского полководца, дипломата, государственного деятеля князя Александра Невского. Военные чины издавна принимали участие в направ ляемых за рубеж посольствах, вели переговоры, заключали соглашения, собирали военно политическую и военно техническую информацию.

С утверждением в первой четверти XVIII в. постоянных дипломатических представительств военных чинов стали назначать послами.

С началом XIX в., в условиях военных коалиций и постоянных боевых действий, наступил новый этап в развитии дипломатии: начал склады ваться – как ее особая часть – институт военных агентов (атташе). Одним из первых официальных российских военных агентов был генерал адъю тант светлейший князь А.И. Чернышов (1785–1857), впоследствии воен ный министр России. С 1808 г. он состоял личным представителем Алек сандра I при императоре французов, с 1810 г. – являлся русским военным агентом во Франции. От него поступала в Петербург важная информация о состоянии вооруженных сил этой страны и военных планах императора.

С 1811 г. А.И. Чернышов стал военным агентом в Швеции. По инициати ве военного министра М.Б. Барклая де Толли в 1810 г. была создана «Осо бенная канцелярия», в штат которой вошли семь агентов. Их отправили в столицы европейских государств для сбора сведений о вооруженных си лах и военных планах. Если А.И. Чернышов действовал в Париже как официальный военный атташе, то сотрудников «Особенной канцелярии»

командировали под видом гражданских служащих. В 1830 е – 1840 е гг.

был осуществлен переход от периодического к постоянному представи тельству агентов в русских посольствах за рубежом. Военными агентами назначались офицеры или генералы, они являлись советниками дипло матического представителя по военным вопросам. А на официальных тор жествах и церемониях представляли армию своей страны1. На иерархи ческой лестнице стояли за советниками посольства или первыми секре тарями миссий. Военные агенты знакомились со всеми важнейшими со бытиями в армиях соответствующих государств, изучали быт и личный состав, военное законодательство, наблюдали за развитием военной тех ники, ходом перевооружения, дислокацией, системой обучения и бое вой подготовки, внимательно следили за военной литературой. Они вхо дили в тесные контакты с военными чинами государства, конструктора ми военной техники, владельцами заводов и фабрик.

С конца 1850 х гг. начался переход на качественно новый этап развития вооружения: от заряжаемого с дула к нарезному казнозарядному ору жию. Не имеющие военной подготовки даже очень добросовестные со трудники посольств и консульств уже не могли справиться со сложными заданиями, разобраться с происходящими в армиях подопечных стран процессами перевооружения. Поэтому с конца 1850 х – начала 1860 х гг.

во всех европейских странах, в том числе в России, начался этап актив ной деятельности военных агентов, имеющих высшую военную, специ альную военно техническую подготовку, боевой опыт. В этот период их положение было узаконено официальным включением в состав большин ства дипломатических представительств2. Донесениям агентов стали при давать все большее значение. Одним из первоочередных и важнейших поручений, которые получили эти специалисты после Крымской войны, был сбор и доставка в Россию новых перспективных образцов вооруже ния, прежде всего стрелкового3. В 1856 г. император Александр II утвер дил первую инструкцию военным агентам, которая с изменениями и до полнениями оставалась актуальной все время существования армии Рос сийской империи.

Во второй половине XIX в. Россия имела своих агентов в семнадцати странах, в начале ХХ в. – уже в двадцати: Австро Венгрии, Бельгии, Ни дерландах, Болгарии, Великобритании, Германии, Греции, Дании, Шве ции и Норвегии, Италии, Китае, Румынии, Сербии, Северо Американс ких Соединенных Штатах, Турции, Франции, Черногории, Швейцарии и Японии4. В трех странах – Великобритании, Китае и Японии – военные агенты имели положенного по штату помощника.

В 1860 е – 1870 е гг. по вопросам оружия военные агенты контактиро вали непосредственно с Главным артиллерийским управлением (ГАУ) и выполняли его указания. Они работали в оружейных центрах мира, уча ствовали в испытаниях нового оружия. Частные оружейные фирмы име ли право изготавливать военное оружие для вывоза за границу. Русский заказ для них был весьма выгоден. Франк и марка стоили в то время около 35 коп., доллар (бумажный, золотой) равнялся, соответственно, 0,80–1,50 руб. Поэтому владельцы оружейных фабрик и изобретатели охотно устанавливали деловые отношения с военными атташе России, привозили свое оружие в Петербург. Через военных агентов русское во енное ведомство заказывало опытные образцы и партии оружия, заклю чало контракты, вело денежные расчеты.

На должности агентов назначали полковников и генералов, как прави ло представителей знатных графских, княжеских родов, обладающих чув ством ответственности, высоким уровнем культуры, образования и про фессиональной военной подготовки, юридическими знаниями, абсолют ной честностью, умением контактировать с людьми. Тяжелые, много трудные обязанности агентов в эти годы выполняли светлейший князь П.Л. Витгенштейн (Париж), генерал майор свиты его величества Н.А. Новицкий (Лондон, затем Рим), флигель адъютант князь Э.Н. Ме щерский (Брюссель), генерал лейтенант барон Ф.Ф. фон Торнау (Вена) и многие другие. Военными агентами служили незаурядные люди, но даже среди них А.П. Горлов занимает особое место.

Сухие строки послужного списка свидетельствуют: Александр Павло вич Горлов родился 20 октября 1830 г.;

происходил из дворян Казанской губернии;

вероисповедание имел православное5. Формулярный спи сок юнкерам Михайловского ар тиллерийского училища, состав ленный на 1 января 1848 г., указы вал, что Александр Павлович сын Горлов «в службу вступил» фейер веркером 7 сентября 1843 г., юнке ром стал 11 февраля 1844 г.6 В 1849 г.

за отличие в науках он был произ веден в подпоручики. Научный склад ума, глубокие познания мо лодого офицера были оценены по достоинству: в 1851 г. Горлов стал помощником ученого секретаря Артиллерийского отделения Воен но ученого комитета, а в 1858 – его ученым секретарем. В 1862 г. была Генерал майор А.П. Горлов. опубликована его работа «О дви Фото 1873–1877 гг. жении снаряда в канале нарезного орудия». В 1864 г. за это исследование он был удостоен Михайловской премии7. В 1866 г. ему, среди прочих чинов Артиллерийского комитета, было объявлено высочайшее благоволение за создание вводимых в ар тиллерию стальных орудий, заряжаемых с казенной части. С 1858 г. Алек сандр Павлович преподавал в родной академии курс лафетов и повозок.

Он первым начал опыты по исследованию законов отката лафета во вре мя выстрела. В 1859 г. штабс капитан Горлов по высочайшему повелению отправился за границу для сбора различных сведений по артиллерийс кой части. В 1864 г. с той же целью он побывал в Бельгии, а затем отпра вился в Англию для постройки лафета к 11 дм. пушке. Результатом науч ной и конструкторской деятельности А.П. Горлова в этот период явилась разработка им жесткого рамного лафета, который был принят на воору жение русской артиллерии для 8 дм. казнозарядных пушек. Чертежи ла фета полковника Горлова и чертежи его установки в казематах и на от крытых батареях хранятся ныне в архиве Военно исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС)8. Один подлинный лафет Горлова сохранился в коллекции ВИМАИВиВС и экс понируется в зале музея «История артиллерии с середины XIX века до 1917 года». В каталоге материальной части артиллерии, опубликованном музеем в 1961 г., он был ошибочно назван «системой С.С. Семенова»9.

В конце 1865 г., когда еще шли испытания его лафета, полковник Горлов отправился в Северо Американские Соединенные Штаты. Это была оче редная заграничная командировка для сбора сведений о развитии артил лерии. Как всегда, Горлов блестяще справился с поставленной задачей.

Он не только составил подробный отчет о состоянии артиллерии в США, но и завязал прочные личные контакты с изобретателями оружия и вое начальниками. «В 1865 году я был командирован в Соединенные штаты Северной Америки по делам, относящимся до артиллерийской части.

Во время моего пребывания в этой стране я собрал различные материалы:

как относящиеся до артиллерийской специальности, так и вообще по во енному делу. Я намерен представить в Артиллерийском журнале состав ленные по этим материалам статьи под общим заглавием “Военные очер ки Соединенных Штатов Америки”»10, – писал А.П. Горлов. Очерки были опубликованы в 1866 г. В том же году увидел свет и его отчет «Об упот ребляемых в армии Соединенных Американских Штатов ружьях, заря жающихся с казенной части, и к ним металлических патронах»11.

Собранные во время командировки конца 1865 – начала 1866 гг. в США сведения и привезенные в Россию пять новых американских винтовок убе дили ГАУ, что в развитии стрелкового оружия США опередили Европу.

Решено было попытаться создать новую винтовку для перевооружения русской армии. Для выполнения столь трудной задачи в США предстоя ло отправить сведущих людей. Выбор пал на полковника А.П. Горлова и поручика К.И. Гунниуса. В начале 1867 г. офицеры прибыли в Соединен ные Штаты. Они изучили практически все новое стрелковое оружие и патроны, созданные в этой стране во время и после гражданской войны.

Участвовали в испытаниях оружия, осматривали заводы, выбирая надеж ную базу для размещения русского заказа. Они создали новый 4,2 линей ный патрон. На основе винтовки системы полковника Х. Бердана, совме стно с ним, сконструировали новую винтовку, которая и была принята на вооружение в России под наименованием «4,2 линейная стрелковая вин товка образца 1868 г.»12 К.И. Гунниус был секретарем Оружейной комис сии Артиллерийского комитета ГАУ. Было признано, что он один из луч ших специалистов в патронном деле13. Выполнив поручение в Америке, он вернулся в Россию с новой винтовкой. Карл Иванович составлял чер тежи винтовки для ее производства на русских заводах;

как лучший спе циалист был назначен начальником патронного завода14. 27 марта 1869 г., вскоре по возвращении в Петербург, капитан Карл Иванович Гунниус за стрелился. Д.А. Милютин писал, что причины этого страшного поступка остались для современников неизвестными15. Коллеги признавали, что его смерть существенно замедлила дело налаживания в России произ водства металлических патронов.

Оставшись за океаном один, Александр Павлович вскоре получил офи циальный статус военного агента (атташе) русского правительства в США.

Он занимался производством винтовок и патронов, составлял чертежи, заключал контракты, оплачивал счета из открытого ему от имени России немалого кредита. Он проявил себя как конструктор, технолог, дипломат, финансист, артиллерийский приемщик.

Работа над винтовками была в самом разгаре, когда Александр Павлович получил от ГАУ распоряжение срочно выяснить, что это за новое оружие – картечницы. Сведения о них доставил в Россию доверенный американского конструктора Р. Гатлинга в Европе Бродвель. Доктором Гатлингом были созданы 5, 6, 8 и 10 стволь ные картечницы револьверного типа, у которых заряжание, взвод, стрель ба и экстрактирование гильз производилось непрерывным круговым вра щением рукоятки. А.П. Горлов познакомился с доктором Гатлингом, изу чил его изобретение и пришел к выводу, что картечницы способны произ вести громадный переворот в способе ведения войны, когда несколько человек при содействии таких смертоносных орудий будут сражаться с сотнями людей, вооруженных обыкновенным оружием. Картечницы ис пытывали в это время многие страны: США, Англия, Германия, Австро Венгрия, Турция, Египет и другие. А.П. Горлов создал новый вариант кар течницы Гатлинга специально под русские патрон и винтовочный ствол.

Этот вариант так и назывался в Америке – система Гатлинга – Горлова.

Он разместил заказ на заводе Кольта на 100 картечниц, добился разреше ния компании изготавливать их на русских заводах. В 1870 г. картечницы были приняты на вооружение полевой артиллерии русской армии. В г. их передали на вооружение крепостей.

Часть 2. История появления револьвера системы Смита и Вессона в русской армии По инициативе А.П. Горлова на вооружение русской армии был принят револьвер системы Х. Смита (28.10.1808–15.01.1893) и Д. Вессона (18.05.1825–4.08.1906).

Прежде всего, о предыстории вопроса. С конца 1850 х гг. поиск нового образца личного оружия для армии являлся одной из задач, стоящих перед российскими военными специалистами. В 1859 г. Александр II за дал специалистам вопрос: не лучше ли всю кавалерию вооружить не пис толетами, а револьверами? Первые образцы револьверов, появившихся в эти годы в войсках, были капсюльные. Для заряжания в каждую камору барабана надо было последовательно высыпать заряд и дослать пулю шом полом, а на затравочные стержни надевать капсюли. Франция стала пер вой страной, принявшей на вооружение в 1853 г. револьверы под унитар ные патроны с металлическими гильзами. Это были шпилечные револь веры Лефоше, стреляющие металлическими унитарными патронами, гиль зы которых после выстрела выталкивались из камор шомполом. Патрон Лефоше состоял из гильзы, заключающей в себе пулю, порох и ударный папковый поддон, впрессованный в заднюю часть гильзы. В центре поддо на было сделано углубление, в которое вставлялся боком капсюль. Через стенку гильзы и поддон вставлялась металлическая шпилька, достигаю щая своим концом до ударного состава капсюля. Во время выстрела ку рок бил по концу шпильки, капсюль воспламенялся. Выступающая шпиль ка делала патроны опасными в обращении, поэтому револьверы Лефоше не были официально разрешены к употреблению в войсках, в отличие, например, от получивших большой успех и распространение капсюльных револьверов С. Кольта (1814–1862). Еще в 1856 г. русские специалисты изучили капсюльный револьвер системы Кольта с приставным прикла дом, которым в Австрии предполагалось вооружить кавалерию. Члены Оружейной комиссии пришли к выводу, что «соединение двух родов оружия в один не сохраняет выгод каждого из них и создает новые недо статки, не вознаграждаемые выгодами», и от револьвера с приставным прикладом отказались16. В 1859 г. испытали французские, американские, английские револьверы систем Лефоше, Кольта, Адамса, Флобера, Лепа жа, Гулье Бланшара и Пидо Кордье. Наиболее удовлетворительным был признан револьвер Лефоше. В 1861 г. в Оружейную комиссию для испы таний были доставлены пять образцов револьверов, изготовленных уже на Тульском оружейном заводе. Это были револьверы Лефоше, Кольта и еще три «смешанной системы с приспособлением Тульского завода для стрельбы готовыми патронами». Вместе с ними испытали бельгийский револьвер системы Манжо и Комблен двойного действия. Комиссия по становила заказать револьверы Лефоше и Манжо и Комблена Тульскому заводу и продолжить их изучение17. В 1862 г. Оружейная комиссия снова испытала револьверы Кольта, Лефоше, Манжо и Комблена, а также Адам са Дена, Стара, Депре и Девима, оценив их достоинства и недостатки18.


Преимущество было отдано револьверам Лефоше и Кольта. Эти системы были распространены среди русских офицеров, покупавших их за свой счет. Для солдатского оружия предпочтение отдавали револьверам Кольта.

Нижние чины корпуса жандармов в Царстве Польском были вооружены этими револьверами. Россия заказала эти револьверы самому оружей нику Лефоше в Париже – 4500 револьверов, 1600 – фабриканту Таннеру и еще 1000 – Сестрорецкому оружейному заводу.

Следуя установившейся традиции, русских специалистов отправляли в командировки для решения проблемы в ведущих оружейных центрах Европы. Поручик Драшковский занимался созданием нового пистолета в Лондоне, штабс капитан Чагин – в Литтихе. От Драшковского посту пил пистолет системы Снайдера, от Чагина – Франкотта. Наиболее под ходящей все же сочли систему бельгийского оружейника Жилле из Лит тиха, усовершенствованную мастером Труммером. В 1863 г. этот писто лет двухпульной системы приняли на вооружение русской армии19. На Сестрорецком оружейном заводе изготовили 100 экземпляров этой сис темы, 46 из них забраковали20. С 1864 г. изготовление пистолетов Жилле для армии в производственные планы заводов уже не включали. Офице ры, руководствуясь циркуляром Инспекторского департамента от 2 мая 1865 г. № 81, обращались в Санкт Петербургский арсенал, где находились склады готовых изделий и где у оружейного мастера Вишневского можно было купить револьверы системы Кольта. Согласно приказу по военному ведомству от 4 октября 1865 г. эти склады перешли в ведение Санкт Петербургской крепостной артиллерии, но продажа револьверов продол жалась21. Поиск нового образца пистолета или револьвера для перевоору жения армии являлся одной из многотрудных забот Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления. Споры о достоинствах Чертежи револьверов из журнала «Оружейный сборник» № 4 за 1862 г.

Сверху вниз, справа налево:

Кольт, Адамс Ден, Адамс Ден улучшенный, Лефоше, Лефоше улучшенный, Манжо и Комблен, Депре, Девим и недостатках той или иной системы разгорелись на страницах журнала «Оружейный сборник». Офицеры рассказывали о том, как проявили себя револьверы в боевых условиях в 1860 х гг. Это были уже упомянутые системы Кольта, Лефоше, Девима, Манжо и Комблена и другие22.

В 1860 е гг. члены Оружейной комиссии изучали и испытывали все предложенные как иностранными, так и российскими конструкторами и изобретателями образцы личного оружия. Обращает на себя внимание тот факт, что в рассматриваемый период еще не определилась четкая тер минология, и в документации об испытаниях револьверы часто называли пистолетами. Так, в ноябре 1863 г. Оружейная комиссия рассмотрела чер теж и модель револьвера, предложенные отрядным офицером погранич ной стражи Селивано вым. Револьвер являл ся улучшенной систе мой Лефоше. Изобре тение поручика ко миссию не заинтересо вало23. В 1864 г. комис сия рассматривала пя тизарядный револьвер оружейного мастера Нормана, который ге нерал лейтенант Игна тьев, инспектор ору Чертеж модели револьвера Лефоше, улучшенного жейных заводов, пред поручиком Селивановым. К журналу лагал взамен пистоле Оружейной комиссии Артиллерийского комитета тов двухпульной сис № 26 от 23 ноября 1863 г.

темы. У пятизарядно го двойного действия револьвера Нормана курок был насажен сбоку. Для досылки пули до заряда служил рычаг устройства, подобного английс ким револьверам Адамса24. Изобретатель предложил патроны с гильзами из писчей бумаги, навернутой на пулю в два оборота и скрученной над ее вершиной. Во время заряжания порох высыпали из гильз в каморы, от рывали нижнюю часть бумажной гильзы и вставляли в каморы оберну тые в бумагу пули пальцами, досылая их потом до пороха рычагом. Вес револьвера составлял около 3 3/4 фута (1535,6 г). С 50 ти шагов пуля про бивала 1 дюйм. доску. Комиссия выявила массу недостатков револьвера:

сложность заряжания и чистки после стрельбы неотделяемого барабана, затруднительность насаживания ударных колпачков на затравочные стер жни и т.д. Члены комиссии сочли бесполезным испытывать револьвер Чертеж револьвера Нормана. К журналу Оружейной комиссии Артиллерийского комитета № 42 от 5 апреля 1864 г.

в войсках и с сожалением признали, что для замены однозарядных писто летов новой надежной системы револьвера еще не создано25.

Осенью того же 1864 г. они изучили и подвергли испытаниям 6 заряд ный револьвер системы Смит и Вессон. Впервые в Америке револьверы под унитарный патрон с металлической гильзой начала выпускать фирма Смит и Вессон с 1857 г. Револьверы были семизарядные под патроны бокового огня. В 1859 и 1860 гг. появились револьверы пяти и шестиза рядные. Такой револьвер модели 1860 г. и испытала Оружейная комис сия в 1864 г. Русские специалисты определили, что доставленный револь вер «по внешнему очертанию схож с карманным револьвером системы Кольта, но существенно отличается расположением барабана со сквозны ми каморами и принятыми к нему готовыми металлическими патрона ми»26. Для заряжания ствол револьвера отгибался вверх. Барабан снима ли со стержня шайбы, вкладывали патроны, затем надевали обратно на стержень. После стрельбы ствол поднимался вверх, гильзы выталкивали последовательным надеванием барабана на стержень под стволом. Калибр револьвера – 3 лин. (7,62 мм). На испытаниях сделали 48 выстрелов без осечек. С 50 ти шагов пуля пробивала 1 дюйм. сосновую доску. Члены комиссии пришли к выводу, что «система Смита и Вессона должна быть признана за самую лучшую из всех известных до сего времени систем револьверов вследствие простоты ее устройства и удобства употребле ния при готовых металлических патронах принятого к ней образца. Если идущие сейчас опыты над ружьями для металлических патронов окон чатся успешно, не бесполезно было бы проектировать образец револьвера по системе Смита и Вессона для введения его в наших войсках, если бу дет не очень дорого»27. При этом было отмечено, что без изменений револь вер принимать нельзя. Решили закупить для испытаний 27 револьверов с 3000 ми патронов и испытать их в учебных частях. В декабре 1866 г. Ору жейная комиссия признала достойным для использования в вооружении офицеров28 револьвер системы тульского мастера Гольтякова.

В мае 1866 г. был рассмотрен еще один вариант усовершенствования револьвера Лефоше, на сей раз предложенный капитаном Н.И. Чагиным.

Вместе с ним изучили еще два образца: нарезной, с дула заряжаемый пистолет 6 лин. калибра с тяжелым шомполом, носимым отдельно, и пред ложенный поручиком гвардейской артиллерии Драшковским нарезной казнозарядный пистолет под унитарные патроны «в папковой гильзе», но револьвер Чагина заинтересовал больше. Николай Николаевич Чагин справедливо полагал, что препятствием для введения шпилечного ре вольвера Лефоше на вооружение являлась «сложность его механизма, состоящего из тонких и мелких частей, подверженных излому и порче;

Чертеж револьвера системы Смита и Вессона. К журналу Оружейной комиссии Артиллерийского комитета № 84 от 24 октября 1864 г.

10,67 мм револьвер системы Смита и Вессона. 1863 г. Пятизарядный.

Для заряжания ствол отгибается вверх. Инв. № 51/89.

затруднительность сборки и разборки, а также неудовлетворительное ус тройство патрона»29. В Литтихе на фабрике Франкотта по представлению Н.И. Чагина изготовили новый револьвер, в котором он попытался уст ранить недостатки. Револьвер отличался тем, что поворот барабана осу ществлялся не вместе со взводом курка, а рукой стрелка, поэтому замоч ный механизм был упрощен. «Патроны Лефоше с выдающимися шпиль ками, делающими их не вполне безопасными для перевозки, заменены другими, также медными с центральным воспламенением. Головка курка заострена»30. Револьвер имел предохранительный и боевой взводы, гиль зы после стрельбы экстрактировались шомполом.

Поиск надежного образца личного оружия для замены пистолетов од нозарядного образца 1849 г. и двухпульного образца 1863 г. продолжался.

Решающие события связаны с военным агентом в США А.П. Горловым.

Занимаясь изучением стрелкового оружия в этой стране, конструирова нием и изготовлением для России винтовки и картечницы, он и его друг и коллега К.И. Гунниус следили и за развитием пистолетов и ре вольверов, присылая сведения об этом в Россию. В январе 1869 г. Карл Иванович Гунниус писал из Америки в Главное артиллерийское управле ние, характеризуя положение с развитием личного оружия: «Во время Гражданской войны в США использовались револьверы 14 ти систем.

Главные из них: система Кольта (146 740 экземпляров), Ремингтона (130 215 экземпляров) и Стара (47 952 экземпляра). Все они капсюль ные, когда капсюли для стрельбы надеваются на затравочный стержень.

Капсюльные револьверы устарели и не имеют сбыта. В продаже одни толь ко револьверы Смита и Вессона, действующие металлическими патрона ми. Револьвер этой системы с патронами бокового огня хорошо известен у нас и признается удовлетворительным при калибре около 3 х линий.

При большем калибре гильзы во время стрельбы осаживаются и барабан перестает действовать»31. К.И. Гунниус констатировал, что в Америке еще не создан современный, удовлетворяющий требованиям боевого оружия револьвер. В Англии же принят револьвер, подобный револьверу Лефо ше, но под патрон центрального огня системы Боксера. Изготавливает эти револьверы завод Eley and Bros. Капитан Гунниус купил этот револьвер вместе с револьвером системы Трентерса, переделанным Ланкастером под патрон Боксера. При этом он представил список известных револьверов, приспособленных для стрельбы металлическими патронами:

1. Револьвер Лефоше.

2. Револьвер оружейного мастера Вишневского с патронами.

3. Револьвер, принятый в английской кавалерии с патронами Боксера.

4. Револьвер Трентерса, переделанный под патрон Боксера.

5. Револьвер Смита и Вессона с патронами бокового огня.

6. Револьвер полковника Лилиенфельда с патроном бокового огня, су ществующий в единственном экземпляре.

Кроме всех этих сведений, Карл Иванович в январе 1869 г. отправил в Петербург:

1. «Проектированный полковником Горловым вместе со мною кавале рийский пистолет системы Бердана калибром 0,42 дм, заряжающийся с казны металлическими патронами центрового огня (патроны системы Бердана).

2. Пистолет револьвер системы Трентерса, переделанный г. Ланкасте ром для заряжания патронами Боксера.

3. Пистолет Ремингтона калибром 0,5 дм, заряжающийся с казны ме таллическим патроном бокового огня. Система Ремингтона весьма удоб на. Открывание казны и взведение курка производится одним пальцем.

4. Ведомость принадлежностей к каждому из сих пистолетов.

5. Записку с изложением причин, побудивших полковника Горлова и меня проектировать пистолет по системе Бердана и некоторые соображе ния о пистолетах и револьверах для вооружения кавалерии»32.

Пистолет системы Бердана был создан в единственном, опытном экзем пляре. Его создание стало еще одним проявлением работы русских офице ров над унификацией стрелкового оружия. После доработки пистолета заказ на изготовление предполагалось разместить на заводе Кольта. Карл Иванович отмечал, что устройство патрона к нему они сделали подобным пехотному, чтобы можно было использовать одни инструменты. При этом он оговаривал, что «для заказа валового производства необходимо уто нить стенки гильз в передней части. Можно придать наружной поверхнос ти вид конуса. Изготовление же патронов можно заказать Бриджпортской компании»33. Оставшись в США один, А.П. Горлов, выполняя обязанности военного атташе, конструктора, технолога, финансиста, не упускал из виду и положение дел с развитием револьверов. Так, он сообщил, что специаль но созданный в Америке комитет, кроме винтовок, изучил и испытал 11 систем револьверов34. А.П. Горлов перечислил «по порядку» достоин ства шести образцов, признанных там лучшими: однозарядный пистолет Ремингтона центрального воспламенения, четыре револьвера его же систе мы и револьвер Смита и Вессона. При этом он отметил, что последний превосходит все прочие испытанные комитетом револьверы, но необходи мо произвести в нем некоторые изменения: сделать его оружием централь ного огня, цилиндр удлинить, калибр увеличить35.

В 1870 г. в России проходили активные испытания следующих систем:

1. Револьвер, предложенный Галаном;

2. Однозарядный пистолет Бердана (Горлова и Гунниуса);

3. Однозарядный пистолет Ремингтона;

4. Двухзарядный пистолет полковника Лилиенфельда, управляющего Сестрорецким заводом36.

Лучшим признали пистолет Ремингтона. В военных кругах России еще не был окончательно решен вопрос, чем лучше перевооружить легкую кавалерию – пистолетами или револьверами. В распоряжении членов Оружейной комиссии не было бесспорно лучшего образца револьвера.

В то же время система Ремингтона была испытана всеми государствами, принята в Австрии, Швеции, Дании. Устройство механизма пистолета было подобно ружью, за исключением экстрактора, который расположен не сбоку, а снизу и, соответственно этому, имел другое очертание. Испы тывали всего один имеющийся в распоряжении комиссии пистолет. Выя вили некоторые его недостатки, но при этом решили, если дальнейшие испытания механизма этой системы подтвердят уже полученные непло хие результаты, пистолет может быть признан годным для вооружения37.

Приезд А.П. Горлова на родину из далекой Америки определил выбор.

Он привез с собой усовершенствованный револьвер системы Смита и Вессона, который высоко оценила американская комиссия в Сент Люисе в марте 1870 г. С 1869 г. фирма Смита и Вессона стала производить ре вольверы, ствол которых откидывался не вверх, а вниз. Звездчатым экст рактором автоматически экстрактировались все гильзы сразу. Члены Оружейной комиссии признали револьвер удовлетворяющим всем тре бованиям солдатского боевого оружия. Немедленно было испрошено высочайшее повеление на принятие его в нашей кавалерии вместо суще ствующих ранее пистолетов и на заказ не менее 20 000 таких револьверов с патронами заводу Спрингфильда в Америке уже в 1871 г. 38 Возвра тившись в Амери ку, А.П. Горлов за нялся размещени ем заказа. При за казе в 30 000 цена за один револьвер 10,67 мм револьвер системы Смита и Вессона вместе с затратами 1 го образца. На стволе надпись: «Смита и Вессона на прием и укупор оружейная фабрика. Г. Спрингфильдъ. Америка».

ку составила 13 Заводской № 19024. Длина ствола – 202 мм.

долларов. В начале Инв. № 51/19.

работ в день изготавливали 30 ре вольверов, но вскоре производи тельность достигла 100 штук в день. Так благодаря А.П. Горлову в 1871 г. шестизарядные револьверы калибром 4,2 линии (10,67 мм) системы Смита и Вессона приня ли на вооружение русской армии.

Уже в 1872 г. во время их изготов ления в Америке были сделаны не которые изменения в форме и рас положении частей револьвера:

укорочен ствол, уменьшен вес. 10,67 мм револьвер системы Смита и Вессона 2 го образца. На стволе В июне 1872 г. из Америки в Глав надпись: «Смита и Вессона ное артиллерийское управление оружейная фабрика.

были доставлены: «револьвер Г. Спрингфильдъ. Америка».

Смита – Вессона, 30 патронов к Заводской № 10789. Длина ствола – нему и проектированные Свиты Его 176 мм. Инв. № 51/3.

Величества полковником Горловым приборы для переснаряжения этих патронов: щипцы для вынимания кап сюлей, щипцы для вынимания пуль, пульная форма, матрица для прижи мания пуль»39. На следующий год после принятия револьвера на вооруже ние появилась вторая его модификация, с укороченным стволом. Весьма вероятно, что Горлов принимал участие в ее создании. Со временем, вслед ствие всех изменений, в русской армии оказалось три образца револьве ра Смита и Вессона:

1871, 1872 (1873– 1874) и 1880 гг. Длина ствола револь вера 1 го образца рав нялась 8 дм. (203, мм), револьвера 2 го образца – 7 дм. (177, мм), револьвера 3 го образца – 6,6 дм.

(167,6 мм). В 1875 г.

10,67 мм револьвер системы Смита и Вессона револьвер 2 го образ 3 го образца. На стволе надпись: «Людвиг Леве ца был официально и Ко». Берлин. Германия. Заводской № 26833.

наименован кавале Длина ствола – 164 мм. Инв. № 51/11.

рийским: «Государь Император 28 числа сего июля Высочайше повелеть соизволил: в отли чие револьверов 2 го образца системы Смита и Вессона, поступающих на вооружение кавалерии и конной артиллерии, от револьверов той же сис темы, назначенных для вооружения прочих частей войск, наименовать револьвер 2 го образца “кавалерийским револьвером”»41. Приказ по во енному ведомству № 69 за 1880 г. объявлял о введении револьвера тре тьего образца для всех родов войск и кораблей флота. Этот приказ разре шал временно оставить образец № 2 в кавалерийских и конно артилле рийских частях, образец № 1 – в жандармских частях и конвойных ко мандах, а револьвер Галана – во флоте, заменяя их постепенно по мере прихода в негодность. Россия получила действительно добротный револь вер, пуля из которого пробивала 1 дюйм. доску со ста шагов. С 25 ти шагов свинцовая пуля длиной полтора калибра и весом 3,5 золотника (14,9 г) при заряде в одну треть золотника (1,42 г) и начальной скорости 200 м в секунду пробивала четыре дюймовых доски, сложенных вместе.

При заряженном барабане шесть выстрелов производили за 10 с. Ради ус круга, вмещавшего половину пуль на дальность 50 шагов, составлял 21,5 см42. Позднее, в 1894 г., револьвер Смита и Вессона еще попытался состязаться с револьвером Нагана за право стоять на вооружении рус ской армии. Капитан Залюбовский изготовил три облегченных револь вера Смита и Вессона и представил их в Ар тиллерийский коми тет для сравнительных испытаний. Специали сты не только их испы тали, но и озаботились созданием сорта без дымного пороха для этих револьверов43.

Начальник Главного 9 мм револьвер системы Смита и Вессона.

артиллерийского управ На стволе надпись: «Smith and Wesson ления генерал А.А. Ба SPRINGFIELD MASS. U.S.A. PATґD ранцов так оценил зас JAN. 17. & 24. 65 JULY 11. 65 Aug. 24.69.

луги Александра Пав APR.20.75. FEB. 20 & DEC. 18. 1877. REISSUE ловича Горлова: «Неза JULY 25.1871». Заводской № 2. Длина ствола висимо от возлагаемых 128 мм. Инв. № 51/68.

на него по званию воен ного агента в Америке весьма многотрудных обязанностей, выполненных им с необыкновенным знанием дела и пользой для правительства, гене рал майор Горлов известен своими учеными трудами, послужившими на пользу артиллерийской науке и технике. Он усовершенствовал устрой ство скорострельного ружья и скорострельной пушки и к ним патрона;

определил точные правила для наилучшего их устройства, через что ору жие это, введенное ныне в наших войсках, имеет необыкновенную мет кость и достигает дальности на небывалые доселе расстояния. Генерал майор Горлов пользуется за свои труды и познания всеобщим между аме риканцами уважением и с достоинством представляет собою в Америке Русское военное сословие»44. В 1870 г. Александр Павлович за отличие по службе был произведен в генерал майоры и зачислен в свиту его импера торского величества. Александр Павлович успешно справился с тяжелы ми поручениями: ружья и картечницы были изготовлены и отправлены в Россию, заказ на револьверы размещен, началась их модернизация. Вы сочайшим повелением от 26 июля 1873 г. генерал майор Горлов был на значен военным агентом в Англию. Начался новый этап его деятельности, результатом которого стало принятие на вооружение русской армии но вой системы холодного оружия образца 1881 г. В 1882 г. А.П. Горлов вер нулся в Россию, был введен в штат Главного артиллерийского управле ния и назначен инспектором местных арсеналов. В 1886 г. он вышел в отставку. Скончался А.П. Горлов 19 декабря 1905 г. Похоронен в Ницце.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.