авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

П.С.Шараев

Законодательные органы государственной

власти

в субъектах РФ в 90-е годы XX века.

(на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей).

Томск

2007

УДК

ББК

Ш

Шараев П.С. Законодательные органы государственной власти в субъектах РФ в 90-е годы XX века (на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей). – Томск: Томский государственный университет, 2007. – В монографии исследуются законодательные органы государственной власти в Западной Сибири в конце XX в. Рассматривается процесс их становления и завоевания политического пространства в системе управления субъектом РФ. Выявляются правовые основы становления, освещается механизм выборов в региональные парламенты, анализируется структура легислатур и законотворческая деятельность.

Для научных работников, преподавателей, студентов и всех интересующихся новейшей историей.

ВВЕДЕНИЕ Предлагаемая монография посвящена истории становления законодательных органов государственной власти в субъектах РФ на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей.

Основой формирования новой демократической государственности, согласно принятой в 1993г. Конституции РФ, явилось утверждение принципа разделения властей между центром и регионами. Происходившее радикальное изменение всей системы государственной власти в 90-х гг. XX столетия привело к появлению новых политических институтов в субъектах РФ. С 1994г. в стране начали функционировать законодательные (представительные) органы государственной власти регионов.

Обращение к вопросам их становления актуализировано, во-первых, реализацией конституционно-правовой реформы и развитием федерализма в стране. Во-вторых, общей политической и социально-экономической ситуацией, сложившейся в процессе реформ, направленных на становление и укрепление законодательных органов власти на уровне субъектов федерации. Она не только способствовала утверждению принципа разделения властей в политической практике, его обсуждению в предметном отношении, но и поставила вопрос относительно возможности его реализации на уровне регионов с учетом особенностей их развития.

Парламент на уровне региона, является не только представительной, но и законодательной властью, устанавливающей правовые нормы для всех носителей властных отношений, а это указывает на необходимость его изучения как исторического феномена. В сферу компетенции законодательной власти входят определение основ внутренней и внешней политики через законотворчество, на основании которого формируется организация и деятельность отдельного субъекта федерации.



Представительная, законотворческая и контрольная функции региональных легислатур (законодательных собраний) свидетельствуют об особом значении законодательной ветви власти в жизни общества. Примером этого служит процесс утверждения бюджета, когда сталкиваются интересы властных структур, групп интересов и различных слоев населения. Как показала практика, утверждение самих парламентов в системе властного управления зависит от особенностей социально-политического процесса в регионах.

Потребность в изучении процесса становления законодательных органов государственной власти в субъектах РФ, подтверждается тем, что формирование независимых ветвей власти с эффективной системой государственного управления определены в качестве приоритетных политических задач. В период создания новой схемы управления в регионах актуальность приобретает политический фактор – отношение общества к власти, её формированию и деятельности. У граждан появляется возможность непосредственного участия в формировании властных структур через механизм выборов. Реальностью стала политическая борьба на выборах между партиями, коалициями, активно используется административный ресурс. Рассмотрение организационно-правовых основ создания законодательных органов государственной власти в субъектах РФ и их деятельности в условиях постоянного изменения системы управления государством обозначает прикладную грань актуальности данной проблемы.

Рассмотрение региональных легислатур направлено на восполнение существующего недостатка исследований политического процесса в субъектах РФ, так как в большинстве случаев объектом научного интереса выступает Федеральное Собрание (ФС). В отличие от широко представленного в литературе процесса становления федерального парламента (ФС РФ), вопросы развития региональных легислатур разработаны достаточно слабо в силу новизны явления разделения властей на местах.

Рассмотрение деятельности региональных законодательных собраний дает возможность постановки новых исследовательских вопросов, касающихся типологии, методов и форм, исторической преемственности парламентаризма в условиях демократизации российского государства. Новые законодательные органы государственной власти субъектов федерации были сформированы и осуществляли свою деятельность на принципах, отличавшихся от канонов классического парламентаризма. При этом опыт функционирования советских законодательных (представительных) органов оказался мало пригодным в условиях коренного изменения политической системы. Можно ли в этом случае говорить о своеобразии российского парламентаризма? Рассмотрение региональных парламентов позволяет утвердительно ответить на этот вопрос.

Проблемы властного управления, как в центре, так и на местах, в силу своей неоспоримой значимости для развития государственности всегда привлекали внимание ученых. И в этой связи в отечественной историографии их можно отнести к числу традиционных. Научные труды по вопросам организации государственной власти принадлежали представителям русского конституционализма второй половины XIX – начала XX в.: Б.Н.Чичерину, П.И.Новгородцеву, Л.И.Петражицкому и др.1. Принимая идеи правового государства и общественного договора, они пытались встроить их в «патриархально-отеческую» модель отношений между государством и обществом. В период создания Государственных Дум (1905-1917 гг.) остро обсуждались вопросы монархического и федеративного устройства государства, разделения власти, народного представительства.





Б.Н.Чичерин, крупный государствовед и философ права, являясь автором концепции “охранительного либерализма”, разработанной в начале 1860-х гг., был приверженцем конституционной монархии. По сути, он создал стратегию социально политической модернизации России, позволяющей постепенно реформировать государственный строй без революционных потрясений. Особое внимание им уделялось вопросам народного представительства, так как итогом реформ должна была стать конституционная монархия с представительным парламентом. Отрицательно оценивая демократию как форму правления, он отмечал в качестве её недостатков: господство посредственности, политическое равенство и деспотизм большинства. По мнению Б.Н.Чичерина, конституционная монархия как форма правления преодолевала противоречие между равенством и свободой, постепенно вводя традиции свободы в общественную жизнь путем расширения избирательных прав. Русский мыслитель считал, что представительный парламент, участвующий в управлении государством, является признаком политической зрелости народа.

Идеи Б.Н.Чичерина об эволюционном государственном строительстве с учетом политических традиций народа актуальны и сейчас. В частности, они касаются проблем демократических свобод, организации народного представительства и политической оппозиции.

Сторонниками идеи правового государства являлись философы права П.И.Новгородцев и Л.И.Петражицкий. Они говорили о верховенстве права и считали, что все политические институты, в том числе и государство, должны создаваться в соответствии с правом. Их рассуждения актуализируют очень сложную для российской общественности проблему правосознания. Именно правовое сознание личности способно ограничить власть государства и обеспечить гражданину широкую свободу.

Заметим, что уровень правовой культуры общества всегда оказывал существенное Чичерин Б.Н. О народном представительстве. – М.: Тип.т-ва И.Д.Сытина, 1899. – 810 с.;

Новгородцев П.И.

Введение в философию права. Кризис современного правосознания. – М.: Наука, 1996. – 269 с.;

Петражицкий Л.И. Очерки философии права. Вып.1. – Спб.: Тип. Эрлиха, 1900. – 138 с.

влияние на эффективность деятельности демократических институтов, в том числе и парламента.

Принципиальным противником теории парламентаризма являлся один из виднейших государственных деятелей второй половины XIX – начала XX в.

К.П.Победоносцев. Известный юрист-цивилист являлся непримиримым противником идей демократии и, в особенности, теории парламентаризма. Его мысли нашли отражение в книге «Великая ложь нашего времени»2. К.П.Победоносцев был убежден, что одним из самых лживых политических начал является начало народовластия. А парламент, рассматриваемый многими как цель и венец государственного устройства, на самом деле является образом великой политической лжи. Критические рассуждения К.П.Победоносцева нужно рассмотреть подробнее, потому что они раскрывают недостатки представительной демократии, с которыми может столкнуться каждый исследователь, изучающий современный парламентаризм.

Признавая политическую рациональность, общественную привлекательность и логичную стройность теории парламентаризма, русский мыслитель указывал на то что, существенные влияние на её практическую реализацию оказывают исторические условия и человеческий фактор. Например, итоги выборов, как способа отбора лучших представителей народа, никаким образом не отражают волю избирателей. Избиратель голосует за того или иного кандидата, не потому что знает его и доверяет ему, а потому что наслышан о нем в период предвыборной агитации. Что касается политический решений, то они зависят не от аргументации и открытости парламентских дебатов, а от партийных или личных интересов депутатов. Рассуждения К.П.Победоносцева о негативных явлениях парламентаризма остаются актуальными и сегодня относительно процесса становления законодательных (представительных) органов государственной власти.

Появление на политической арене СССР и, соответственно, советской модели государственного управления способствовало продолжению дискуссий среди таких Н.С.Тимашев3.

ученых, как Н.Н. Алексеев, И.А.Ильин, Их критичность и противоречивость в оценках советского федерализма и системы народного представительства были обусловлены не только научной позицией, но и обеспокоенностью за будущее России.

Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. – М.: Русская книга, 1993. – 640 с.

Алексеев Н.Н. Советский федерализм // Общественные науки и современность. – 1992. – №1. – С.110-123.;

Ильин И.А. О грядущей России. Изб. статьи. Под ред. Н.П.Полторацского. – Казань: Лиана, 1993. – 366 с.;

Тимашев Н.С. Советский строй как почва для переворотов // Новое время. – 1991. – №42. – С.40-42.

Н.Н. Алексеев, русский правовед и идеолог евразийства, принадлежавший к школе П.И.Новгородцева, указывал на особую природу советского федерализма, обнаруживающуюся в его принципах централизма и децентрализации. Национально территориальный федерализм, ограниченный руководящей ролью партии, по мнению ученого, был оправдан, иначе огромное и полиэтничное государство просто распалось бы. Рассуждения Н.Н. Алексеева о природе советского федерализма, о его географических, национальных и политических предпосылках, позволили увидеть историческую преемственность в вопросах государственного устройства Российской Федерации. Асимметричность российского федерализма, оказавшего влияние на становление современного парламентаризма, обусловила его своеобразие.

Для Н.Н. Алексеева был характерен конструктивный анализ советского опыта представительства, в Советах он видел «особую форму русского восточного демократизма». Но всё же отказ от принципа разделения властей, соответственно, от разделения компетенции между центральными и местными органами власти, с точки зрения правоведа, был неудачным решением. В Советах он видел форму демократизации, позволяющую народу учится самоорганизации и самоуправлению.

Именно на их основе, по мнению Н.Н.Алексеева, должно происходить обновление российского государства 4. Действительно, изучение процесса становления новых органов законодательной (представительной) власти в субъектах федерации не будет объективным без внимательного отношения к политической практике Советов.

Религиозный философ И.А.Ильин, также принадлежавший к русской научной школе возглавлявшейся философами-правоведами П.И.Новгородцевым и Е.Н.Трубецким, был непримиримым противником советской системы государственного управления. За свои убеждения («непризнание Советской власти») он был приговорен к смертной казни, но затем выслан из страны. Воспринимая революцию 1917г. как «разрушительное безумие», а советскую власть как тоталитарный террор, И.А.Ильин считал, что единственной формой государственного устройства в России может быть конституционная монархия. Он отрицательно относился не только к Советам, но и к западной и американской модели демократии, утверждая идеи русской самобытности и правосознания 5.

Для понимания особенностей функционирования советской системы управления важны рассуждения русского юриста Н.С.Тимашева. Изучив советские конституции и Алексеев Н.Н. Русский народ и государство.– М.: Аграф, 1998.- с.107.

См.: Ильин И.А. О грядущей России. Изб. статьи. Под ред. Н.П.Полторацского. – Казань: Лиана, 1993. – С.88.

существующую схему управления, ученый приходит к выводу о том, что советский строй является благодатной почвой для переворотов, потому что иначе власть сменить нельзя. Демократизация государства потребует пересмотра формы народного представительства, перечня публичных прав и свобод граждан, избирательной системы6.

Таким образом, обращение к трудам крупных российских ученых второй половины XIX – середины XX в. позволило выявить различные подходы в изучении вопросов конституционализма, федерализма и парламентаризма. Почти все они сходились в необходимости модернизации российской государственности на демократических принципах с учетом традиций национальной культуры и менталитета. Рассмотрение их работ обусловило выбор актуальных вопросов, касающихся изучения современного российского парламентаризма, в частности – организация народного представительства, национально-территориальная модель государства, избирательная система и правовой нигилизм россиян.

Всплеск интереса к проблемам государственного управления приходится на конец XX – начало XXI в. и вызван формированием российской государственности на принципах федерализма, разделения властей, выборности государственных институтов.

Эти вопросы становятся предметом широкого обсуждения юристов, политологов, философов и историков 7. Из ряда работ выделяются исследования А.Н. Медушевского, И.Г. Шаблинского, И.А. Кравца, посвященные историко-правовым аспектам российского конституционализма 8.

А.Н. Медушевский, современный российский историк и политолог, рассматривал конституционализм не просто как явление исторического процесса, а как теоретическую модель социального конфликта общества и государства, как метод и инструмент его разрешения в сравнительно-исторической перспективе. Особый интерес представляет проведенное ученым обобщение всего опыта российского парламентаризма и конституционализма в сравнительно-историческом освещении. А.Н. Медушевский Тимашев Н.С. Указ.соч. – С.42.

Согрин В. Политическая история современной России. 1985-1994: От Горбачева до Ельцина. – М.: Прогресс академия, 1994. – 192 с.;

Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. – М.: Юридическая литература, 1995. – 175 с.;

Дибров Ю.А., Журавлев В.В. и др. Народовластие в России – очерк истории и современное состояние / – М.: Манускрипт, 1997. – 291 с.;

Максимов А.А. Соотношение законодательной и исполнительной власти в правовом государстве. – Иваново: Ивановский госуниверситет, 1997. – 104 с.

Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за российскую конституционную реформу (1989-1995 гг.). – М., 1997. – 248с.;

Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе.– М.: РОССПЭН, 1998.– 655 с.;

Кравец И.А. Формирование российского конституционализма.

Проблемы теории и практики. – Новосибирск, 2001. – 358с.

определил российский конституционализм как «синтез западных образцов и российской политической традиции»9. Двойственность социальной позиции и принципиальную слабость российского конституционализма он видел в том, что «будучи связан с процессом модернизации и порожден им (идея реформирования общества по западному образцу), конституционализм, в то же время, был объективно направлен против усиления государственной власти, являвшейся основным фактором процесса модернизации»10.

С юридической точки зрения особенности развития российского конституционализма исследовались И.Г.Шаблинским и И.А.Кравцом. На основе сравнительно-правового и конкретно-исторического анализа ученые рассмотрели проблемы конституционного оформления статуса, полномочий и функций политических институтов, соотношения законодательной и исполнительной властей. Их работы, раскрывшие исторические особенности российского конституционного процесса, позволяют понять характер конституционной реформы 1993г., благодаря которой начался процесс становления новых законодательных (представительных) органов государственной власти.

Рассмотрению проблем развития парламентаризма были посвящены работы Р.М.

Романова, И.В.Гранкина, И.П. Рыбкина, В.А. Шеховцова, Н.И.Бирюкова, В.М.Сергеева и др.11. Отметим, что Р.М.Романов и И.П.Рыбкин внесли свой вклад в становление российского парламентаризма как практические политики.

Так, Р.М. Романов охарактеризовал истоки российского парламентаризма, обобщил исторический опыт его становления и обозначил круг самых актуальных проблем его функционирования. Он так же предложил категориальный аппарат, методологию и методику исследования парламентской деятельности. Р.М.Романов определил парламентаризм как сложный социально-политический феномен и обосновал его изучение в рамках двух основных подходов: интердисциплинарного и социоисторического. Более того, ученый говорит о становлении специальной теории – социологии парламентаризма.

Медушевский А.Н. Указ.соч. – С. 597.

Там же. – С.601.

Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Полис. – 1998. – № 5. – С.123-134.;

Он же. Парламентаризм: методологические аспекты социально-политического исследования. – М., 1999. - 52с.;

Он же. Российский парламентаризм: история и современность. – М., 2000. – 331 с.;

Гранкин И.В.

Парламент России. – М., 2001. – 368с.;

Рыбкин И.П. Российский парламентаризм. История. Методология.

Проблемы. – М., 1995.;

Шеховцов В.А. Развитие российского парламентаризма. – Владивосток: Дальнаука, 2002. – 320с.;

Бирюков Н.И., Сергеев В.М. Становление институтов представительной власти в современной России. – М., 2004. – 543с.

Но, несмотря на исследовательскую активность в отношении особенностей российского парламентского процесса, круг работ, характеризующих становление легислатур на региональном уровне, сравнительно узок. Междисциплинарный характер научных работ, имеющих одну исходную позицию в исследовании – специфику развития того или иного региона (историческая, правовая, политическая, культурная и т.д.) – способствовал формированию нового научного направления – регионалистики. И хотя она еще находится в стадии становления, уже обозначен ряд актуальных вопросов, в числе которых проблемы федерализма и развития регионов, становления процесса12.

законодательной и исполнительной ветвей власти, электорального Большинство исследователей фиксируют свое внимание на прикладных вопросах, имеющих весомую политологическую или юридическую составляющую.

Интерес представляют не только фундаментальные исследования ученых, но и публикации по частным проблемам. Так, истории создания российской Конституции 1993г. и анализу происходившей политической борьбы за её содержание были посвящены статьи таких политиков, как В.Л.Шейниса, С.А.Филатова, В.А.Рыжкова Исходя из предмета исследований, существующие работы российских ученых можно разделить на два направления. Первое представлено трудами, рассматривавшими общие вопросы государственного управления в субъектах РФ на основе принципа разделения властей. Для них характерна высокая степень обобщения, что позволяет использовать их в качестве основы для изучения региональных легислатур. Правовым аспектам деятельности законодательных органов государственной власти регионов РФ посвящены работы В.И. Васильева, А.В. Павлушкина, А.Е. Постникова и А.Ф. Малого, М.А. Гмырина14. В них рассмотрены актуальные вопросы формирования, компетенции и организации законодательных органов, статус депутатов, формы их деятельности, полномочия и ответственность депутата перед избирателями. Работы написаны Попов А.И. Региональная политика в России: проблемы государственного управления. - М.: Изд-во РАГС,1999.-291с.;

Россия регионов: трансформация политических режимов. Общ. ред. Гельман В., Рыженков С., Бри М. – М.: Весь мир, 2000. – 376 с.;

Козодой В.И., Козлов И.Г., Осипов А.Г., Степанов А.И., Пучкин Д.Т.

Власть, общество, выборы. Политическое развитие Новосибирской области в 2000-2003 гг. – Новосибирск, 2005. – 544 с.

Шейнис В.Л. Состязание проектов (К истории создания российской Конституции) // ОНС. – 2003. – №6. – С.5-20.;

Филатов С.А. Что значит для России Конституция 1993 года // ОНС. – 2003. – №6. – С.21- 27.;

Рыжков В.А. Роль Государственной Думы в политической жизни современной России // Дневник АШПИ № 7. Роль парламента в демократическом государстве / Под ред. проф. Ю.Г.Чернышова. – Барнаул: изд-во Алтайского ун та, 1999. – С.11-33.

Васильев В.И, Павлушкин А.В, Постников А.Е. «Законодательные органы субъектов Российской Федерации:

правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы». – М.: Городец-издат, 2001. – 288 с.;

Малый А.Ф., Гмырин М.А. Организация областного парламента. – Архангельск, 2001.– 206 с.

учёными-юристами и в большей степени ориентированы на правоведов, депутатов и государственных служащих.

Политологические аспекты становления легислатур рассматриваются в работе Д.В.Гончарова и в сборнике под редакцией В.Гельмана, А.Кузьмина, Г.Люхтерхарда, С.Рыженкова 15. Последняя публикация интересна тем, что посвящёна как истории, так и современному статусу органов государственной власти на примере таких субъектов РФ, как Москва, Саратов, Самара, Рязань. Здесь же для сравнения представлена система государственного устройства ряда зарубежных стран. То, что книга вышла в свет благодаря помощи Фонда Фольксваген и при участии Центра исследований Восточной Европы при Бременском университете, говорит об интересе зарубежных учёных к проблемам становления новой системы власти в российских регионах.

Различные аспекты теории разделения властей рассматривались больше в рамках отдельных статей. Общим проблемам становления системы разделения властей в Афанасьева16.

регионах посвящена статья М. Автор анализировал события политической жизни, происходившие в российской глубинке, пытаясь определить суть процессов. Правовые вопросы полномочий, организации деятельности и функционирования органов власти рассматривались в работе В. Лысенко17. Подробно описывалось значение Уставов субъектов Федерации, как основополагающих документов, на основе которых формировалась вся законодательная база регионов.

Особенности внедрения в региональную политическую практику механизма сдержек и противовесов, лежавшего в основе разделения властей, характеризовались в работах И.Умновой и И.Куколева 18. Авторы пришли к выводу, что региональным парламентам долго придётся доказывать свою состоятельность в силу отсутствия опыта законотворческой работы на местном уровне.

Второе направление – это работы, посвященные вопросам становления законодательных органов власти на основе анализа электорального процесса. Для изучения региональных аспектов выборов группы местных специалистов сформирован практически во всех крупных регионах;

среди столичных исследователей наиболее Гончаров Д.В. Легислатуры в российских регионах: институциональная оценка // Казанский федералист. – 2005. – №2-3. – Электрон. данн. – Казань.: Казанский иститут федерализма, 2005. – Режим доступа:

http://www.kazanfed.ru/publications/kazanfederalist/n14-15/25/, свободный;

Органы государственной власти субъектов РФ. Учебные материалы. / Под ред. В.Гельмана, А.Кузьмина, Г.Люхтерхарда, С.Рыженкова. – М.:ИГПИ,1998.– 144 с.

Афанасьев М. «Российская провинция: передел власти или государственное строительство // Власть – М.1994.-№6. C.46- Лысенко В. «Устав области, края, города федерального значения, автономного образования: каким ему быть // Государство и право. М. 1995. -№10. С.62- Умнова И. Представительная власть: варианты регионов // Ваш выбор. –1994. – №1 (8);

Куколев И.

Региональные элиты: борьба за ведущие роли продолжается // Власть – 1996. – №1. С46-52.

известны Центр геополитических исследований, группа Н. Петрова под эгидой Московского центра Карнеги, а также группа Л. Смирнягина, работающая в рамках президентских структур. Основные методы исследования - анализ электоральной статистики и создание на его базе тех или иных типологий регионов.

Так, одна из первых научных работ принадлежала Н. Петрову, который, проанализировав законодательные основы и ход избирательных компаний в представительные органы власти регионов в 1994г., пришёл к выводу об отходе от наметившейся в начале 90-х гг. тенденции разделения властей при сохранении декоративных функций местных законодательных органов государственной власти19.

Среди множества работ на тему выборов, следует выделить статьи, опубликованные в академических журналах. К примеру, вопросы электорального процесса в регионах России ежегодно обсуждались на страницах журнала «Политические исследования (Полис)». Так, по утверждению одного из авторов этого издания, именно необходимость создания нового механизма формирования на территории субъекта законодательной власти привела к развитию региональной избирательной системы,20 проблемам становления которой посвящены статьи Голосова Г.В., Дахина А.В. и Распопова Н.П., Ковалева В.А., Мелешкиной Е.Ю21. Статьи прикладного характера, освещавшие формирование органов законодательной власти на основе демократических выборов, публиковали журналы «Власть» и «Российская Федерация». Особый интерес представляет публикация М. Афанасьева, где автор оценивает выборы в региональные законодательные органы второго созыва, затрагивающие, в том числе и Западную Сибирь 22. Что касается политического процесса, протекавшего в Западной Сибири, различные его аспекты освещались в Новикова 23.

работах С.В. Богатейший исторический материал, аналитически представленный в них, позволяет увидеть многообразие социально-политической жизни в обозначенном регионе.

Н.Петров «Выборы представительных органов власти регионов» //МО и МЭ. – М.1995.№3, С25-34;

№4.С33 46.

Лысцов В.В. Становление избирательной системы Воронежской области // Полис. – 1998. – № 5.С167-168.

Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // Полис. – 1997. – № 4.С44-57;

Дахин А.В., Распопов Н.П. Проблема региональной стратификации в современной России // Полис. – 1998. – № 4. С132-145;

Ковалев В.А. Мажоритарная или пропорциональная система? Взгляд из республики Коми // Полис. – 1998. – № 5.С161-164;

Мелешкина Е.Ю. Особенности электорального поведения на федеральных, региональных и местных выборах в Самарской области // Полис. – 1998. – № 5.С165-166.

Афанасьев М. В России сформированы представительные собрания правящих региональных групп // Власть – 1998 - №2.С 43-45.

Новиков С.В. Демонтаж административного механизма. Политические партии и движения 1985-1991 гг. – Омск: Омский облинститут усовершенствования учителей, 1992. – 99с.

Изучением регионов, в том числе и развитием системы власти, в России занимаются несколько центров. Их можно разделить на три типа, исходя из статуса учредителя: 1) центры, учрежденные структурами государственной власти;

2) центры, открытые при университетах;

3) центры, учрежденные отечественными и иностранными общественными и частными фондами.

К первому типу можно отнести созданный в 1994-95гг. аналитический центр при Президенте России, где на базе группы Л. Смирнягина было обозначено направление "Регионалистика". В основном, работа центра была связана с рассмотрением проблем российского федерализма как одного из направлений современных реформ. Некоторые результаты его деятельности были освещены в научном докладе Л. Смирнягина «Российский федерализм: парадоксы, противоречия, предрассудки»24. Автор рассмотрел федерализацию в качестве коренного изменения государственного устройства, как территориальную форму демократии. Анализируя развитие федерализма в политической области, Л. Смирнягин особое внимание уделил парадоксам, противоречиям российского федерализма в отсутствии устоявшихся федеральных традиций. Но в целом, деятельность центра носила ярко выраженный прикладной характер и в научном плане не представляет значительного интереса. Здесь же следует сказать о Центре регионального анализа и прогнозирования при Российской академии государственной службы, руководимом А. Шутовым, занимавшемся вопросами государственного управления. В результате некоторые аспекты этой проблемы нашли отражение в авторских публикациях самого руководителя 25.

Ко второму типу относятся региональные центры, учрежденные при государственных университетах Барнаула, Екатеринбурга и Саратова. Так, в Барнауле при Алтайском государственном университете с 1996г. под руководством доктора исторических наук Ю.Г.Чернышова работает Алтайская Школа Политических Исследований (АШПИ). В центре внимания ученых самых разных специальностей – историков, политологов, социологов, экономистов, юристов – находятся актуальные проблемы российской политической жизни, обсуждаемые в рамках научно практических конференций. Работы исследователей публикуются в «Дневниках АШПИ». Интересны и полезны в рамках данного исследования статьи, вышедшие в тематических сборниках «Роль парламента в демократическом государстве», Смирнягин Л.В. Российский федерализм: парадоксы, противоречия, предрассудки. - М., 1998. - 72 с. (Науч.

докл. / Моск. науч. обществ. фонд;

N 63) Шутов А.Ю. Территориальные органы управления в истории России: опыт административно-политического участия. // Вестник Московского университета. – Серия 12. – Политические науки. – 1997. – № 6. – С.80-96.;

Он же: Земская избирательная система. Из истории разработки. // Полис. – 1998. – № 2. – С.134-146.

«Современная Россия и мир: альтернативы развития» и «Республика Алтай и реформы в экономике и федеративном устройстве России»26. Ученые отмечали важную роль парламента в формировании государственной политики, так как в нем отражаются все общественные процессы.

Ю.Г.Чернышов в своем вступительном докладе «Парламент и демократия: история и современность» указывал на необходимость изучения российского парламентаризма в сравнении с опытом Запада, который «может быть весьма поучительным»27. Соглашаясь с ним, заметим, что полноценное рассмотрение парламентской практики требует обращения и к американской политической системе. Исследовательский интерес в этом плане вызывает и статья историка Ю.В.Галактионова «Веймарский парламентаризм начала 30-х годов – российский парламентаризм конца 90-х годов: проблемы демократической и тоталитарной альтернатив» 28. В ней доказывался тезис о том, что парламентский опыт Германии является наиболее важным для России, чем опыт Англии или США.

Довольно критическая оценка системы разделения властей, установленная Конституцией 1993г., была дана депутатом Государственной Думы РФ В.А.Рыжковым в работе «Роль Государственной Думы в политической жизни современной России».

Описывая процесс создания Конституции, он указывает на то, что парламент, изначально создавался как слабый и безответственный, но в итоге оказался могущественным и политически безответственным институтом. И в этой связи, сложившаяся система власти нуждается в новой реформе. Высказанные В.А.Рыжковым рассуждения побуждают обратить серьезное внимание на Уставы областей для четкого представления места региональных легислатур в системе властных отношений.

Особый интерес вызывает опубликованная в этом же сборнике статья К.Н.Емешина «Избирательные технологии как механизм установления взаимодействия Чернышов Ю.Г. Парламент и демократия: история и современность // Дневник АШПИ № 7. Роль парламента в демократическом государстве / Под ред. проф. Ю.Г.Чернышова. – Барнаул: изд-во Алтайского ун-та, 1999. – С.3-11.;

Рыжков В.А. Роль Государственной Думы в политической жизни современной России // Там же. – С.11-33.;

Галактионов Ю.В. Веймарский парламентаризм начала 30-х годов – российский парламентаризм конца 90-х годов: проблемы демократической и тоталитарной альтернатив // Там же. – С.72-82.;

Емешин К.Н.Избирательные технологии как механизм установления взаимодействия парламента со структурами гражданского общества // Там же. – С.167-173.;

Еремин И.А. Влияние лоббизма на формирование парламентской демократии в России // Там же. – С.173-179.;

Коваленко Л.Г. Некоторые проблемы российского парламентаризма // Там же. – С.184-185.;

Шульце П. Регионы и политическая стабилизация в переходный период // Дневник АШПИ № 13/14. Современная Россия и мир: альтернативны развития. Республика Алтай и реформы в экономике и федеративном устройстве России / Под ред. проф. Ю.Г.Чернышова. – Барнаул: изд-во Азбука, 2001. – С.65-75.;

Землюков С.В. Проблемы разграничения полномочий и ответственности различных уровней власти в РФ // Там же. – С.82-91.;

Сатаров Г.А. О реформе государственного управления в России // Там же. – С.221-227.

Чернышов Ю.Г. Указ.соч. – С.5.

Там же. – С.74.

парламента со структурами гражданского общества»29. Автор, используя факты из местной политической жизни, рассматривал обратный процесс в эволюции избирательной системы. По его мнению, он обусловлен освоением структурами власти избирательных технологий. Примерами этого служат схемы контроля над партиями или их «нейтрализации», «раскрутка» одних и «подавление» других кандидатов, «губернаторские» или «мэрские» списки, списки «резерва» с кандидатами для выполнения «позитивных» задач и «против» какого-либо кандидата.

Интерес представляет публикация Ю.Н.Еремеева «Особенности организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ».

Автор указал на существующие противоречия в процессе становления российского парламентаризма, под сомнение были поставлены исполнение региональной легислатурой своих представительных и законодательных функций30.

Так, материалы исследователей, опубликованные в «Дневниках АШПИ», способствовали расширению источниковой базы и были использованных при рассмотрении некоторых аспектов российского парламентаризма. Вместе с тем, внимательное изучение трудов АШПИ свидетельствует о недостаточной освещенности политического процесса, происходящего непосредственно в субъектах федерации.

В Институте философии и права Уральского отделения РАН г. Екатеринбурга изучались вопросы экономической самостоятельности регионов, политических отношений с центром, правового равенства между собой субъектов РФ. Например, особенностям законодательной практики в Свердловской области посвящена коллективная монография А.В. Гайды, М.Ф. Казанцева, К.В. Киселева, А.Н. Кокотова, А.В. Лобашева, В.Н. Руденко31. Труды исследователей регионального правотворчества были представлены в виде коллективной монографии32, а также опубликованы в Вестнике гуманитарного университета и научном ежегоднике института33. Особенности Там же. – С.168.

Еремеев Ю.Н. Особенности организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ // Дневник АШПИ № 13/14. С.273.

Законодательство и правотворческий процесс в Свердловской области: состояние, проблемы, совершенствование / А.В.Гайда, М.Ф.Казанцев, К.В.Киселев, А.Н.Кокотов, А.В.Лобашев, В.Н.Руденко;

РАН.

Урал. отд-ние, Ин-т философии и права. - Екатеринбург: УрО РАН, 1999. - 140 с.

Федерализм и децентрализация / Г.Глисон, М.Ф.Казанцев, И.М.Модель, Б.С.Модель, С.Е.Вершинин, К.Мацузато, Ж.Ф.Гарриг, В.Б.Евдокимов, В.Н.Руденко, Г.А.Ковалева и др.;

Отв. ред.: А.В.Гайда, В.Н.Руденко;

РАН. Урал. отд-ние. Ин-т философии и права, Урал. фонд социал. исслед. - Екатеринбург: УрО РАН, 1998. 416 с.

Горфинкель И.М. Свердловская область: становление политической системы и правовых институтов // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - № 1(18). - С.62-72.;

Муравский В.А.

Разделение властей: исторический опыт и Конституция Российской Федерации // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук, 1999. Вып.1. - Екатеринбург, становления органов государственной власти в Ханты-Мансийском автономном округе, рассмотренные В.Б. Евдокимовым, нашли отражение в монографии «Федерализм и децентрализация». Но в исследованиях этого центра преобладают, в основном, правовые аспекты.

В Саратове историки, политологи, социологи, юристы занимались комплексными исследованиями регионов, часть которых инициируются Центром региональных социологических исследований при государственном университете 34. Деятельность исследователей не ограничивается теоретическим характером, как и в других центрах, они принимают активное участие в политической жизни региона. Так, в течение 2002г.

по заданию правительства и администрации Саратовской области ЦРСИ было проведено исследование электоральных предпочтений населения г.Саратова и г.Энгельса в период избирательной кампании по выборам в областную Думу.

И третий тип – это исследовательские центры, учрежденные отечественными и иностранными общественными и частными фондами. Из столичных центров серьезного внимания заслуживает деятельность Московского Центра Карнеги, отличавшаяся масштабностью и качеством проводимых исследований по социально-политическому мониторингу регионов России. Результаты были публикованы в ежегодниках «Политический альманах России» в виде обобщенных сведений о властных структурах субъектов, персоналиях, аналитических работ о региональной политической жизни, её развитии, функционировании и влиянии на общий политический ландшафт в России в перспективе. Ряд научных статей по развитию регионов был представлен в издаваемом центром журнале «Pro et contra». Так, в тематическом номере «Центр и регионы России» были опубликованы работы Н. Петрова, В. Нечаева, М. Мендраса, В.

Слатинова, Д. Ольшанского 35.

Интерес в рамках Сибирского региона представляет деятельность Новосибирского Фонда развития политических технологий и прогнозирования «Сибирь-Форум», официально зарегистрированного в августе 1997г. и руководимого кандидатом 1999. - Ч.3. - С.215-234.;

Русакова Н.В. Итоги и последствия выборов в Законодательное Собрание Свердловской области 12 апреля 1998 г. // Выборы органов власти субъектов РФ в 1998 г. - М., 1998. С.71-75.

Г.В. Дыльнов «Государство и местное самоуправление: региональные проблемы». – Саратов, 1999. 44с.;

Л.С. Аникин «Становление местного самоуправления в Российской Федерации. Опыт социологического исследования.» – Саратов, 1997. 83с;

Поликарпов Б.Э. «Триада власти региона: становление, проблемы, перспективы.» – Саратов, 1998. 37с;

Д.В. Покатов «Политическая региональная элита: вчера, сегодня, завтра» – Саратов, 1998. 47с.

Петров Н. Федерализм по-российски // Pro et contra. – 2000. – Т.5. - №1. – С. 7-33;

Нечаев В Региональные политические системы в постсоветской России // Там же. – С.80-95.;

Мендрас М. Как региональные элиты защищают свою власть //Там же. – С.63-79;

Слатинов В. Законодательное регулирование государственной службы // Там же. – С.123-136;

Ольшанский Д. Дезинтеграция: новые симптомы старой болезни // Там же. – С.34-62.

исторических наук В.И.Козодоем. Специалисты Фонда, кроме практической деятельности (организация и проведение выборных и PR-компаний различного уровня), занимаются научными исследованиями в области современной политической истории и политологии в регионе. Результаты теоретических и прикладных разработок Фонда публикуются, как в виде отдельных статей, так и монографий, справочников и пособий36.

Здесь обращает на себя внимание фактологически содержательная, выполненная на основе архивных источников и работ отечественных и зарубежных исследователей, монография А.Г. Осипова и В.И. Козодоя «Политический спектр. Формирование многопартийности в Западной Сибири 1986-1996» представляет особую ценность для историка. Авторы исследования раскрыли сложный и противоречивый характер процесса формирования многопартийной системы в России и, в частности, в Западной Сибири. В числе выявленных особенностей они указали на «маловлиятельность»

политических партий в процессе формирования региональных представительных органов власти.

Не менее значимо выполненное В.Козодоем, И.Козловым, А.Осиповым, А.Степановым, Д.Пучкиным историко-политологическое исследование об общественно политической жизни Новосибирской области в 2000-2003гг., которое нашло своё отражение в книге «Власть, общество, выборы». Авторы с присущей для историков скрупулезностью осветили политические явления, касающиеся органов власти, в том числе и представительных.

Говоря о степени изученности проблемы, необходимо отметить перевес юридических и политологических исследований над историческими, в научной литературе. За последние годы российскими учеными создана определённая теоретическая база для изучения процесса становления региональных органов власти, в том числе и законодательных. Рассмотрение литературы свидетельствует о высоком научном уровне изучения правовых и политологических аспектов функционирования законодательных органов субъектов РФ. Но, в то же время позволяет заметить, что фактически нет трудов исторического характера, в результате чего проблемы становления региональных легислатур и анализа исторического опыта остаются мало Новосибирск политический.2001.Справочник. / Под ред. Осипова А.Г. – Новосибирск, 2001. – 232с.;

Осипов А.Г Козодой В.И. Политический спектр (формирование многопартийности в Западной Сибири 1986-1996). – Новосибирск, 2003 – 355с.;

Козодой В.И. Формирование многопартийности в Сибири 1985-1996. – Новосибирск, 2004.;

Бег по граблям, или Как проиграть собственные выборы. Учебное пособие. / Рук. проекта В.И.Козодой. – Новосибирск, 2004 – 49с;

Козодой В.И., Козлов И.Г., Осипов А. Г., Степанов А.И., Пучкин Д.Т.

Власть, общество, выборы. Политическое развитие Новосибирской области в 2000-2003 гг. – Новосибирск, 2005. – 545с.

изученными. Отсутствуют также работы сравнительного плана, позволяющие увидеть принципиальную разницу между деятельностью органов представительства в СССР и современной России.

И последнее, в большинстве названных работ рассматривались лишь отдельные аспекты функционирования региональных легислатур, процесс их становления и деятельности ещё не стал предметом системного исследования. Мало внимания уделено проблеме дееспособности законодательных органов власти субъектов федерации, анализу реализуемых ими функций, в частности, представительским и контрольным. В современной историографии пока отсутствуют монографические исследования, предлагающие комплексное рассмотрение всей совокупности процессов становления законодательной власти и механизмов её функционирования.

Глава 1. Законодательные органы государственной власти в системе управления субъектом РФ 1.1. Правовые основы становления законодательных органов государственной власти субъектов РФ В последнее десятилетие XX века в России начался процесс реформирования политической системы, сопряженный с поиском эффективных вариантов демократизации государства. Он привёл к возникновению новых политических институтов и изменению ранее функционировавших, в частности, представительной власти37. Но, чтобы понять специфику происходивших перемен с органами представительства, необходимо обращение к истории российского государства.

Идея народного представительства, теоретически разработанная философами Нового времени (Дж. Локк, Ш. Монтескьё, Ж.Ж. Руссо), тесно связана с концепциями разделения властей и парламентаризма. Интерес к ней проявляли еще представители русского конституционализма второй половины XIX – начала XX в.: Б.Н.Чичерин, П.И.Новгородцев, Л.И.Петражицкий и др.38. Обращался к этим вопросам и В.И.Ленин.

Создавая модель нового государства после событий 1917г., он отвергнул теорию разделения властей39. О судьбе идей представительства и парламентаризма очень точно сказано авторитетным исследователем Р.М.Романовым. Анализируя исторические истоки российского парламентаризма, он отмечал, что «его становление характеризуется сложными, противоречивыми процессами – то усилением парламентских тенденций, то, наоборот, “депарламентаризацией”, изменением роли и функций представительной власти»40.

Подтверждение этому можно найти в истории советского государства. Чтобы быть объективными следует отметить, что парламентская форма управления государством была отвергнута в 1917г. ещё до прихода к власти большевиков 41. Ни Временное правительство, ни Петроградский Совет (изначально состоящий из меньшевиков и эсеров) в период двоевластия к парламентской форме правления так и не пришли.

Согрин В. Указ.соч. - С. 5.

Чичерин Б.Н. О народном представительстве. – М.: Тип.т-ва И.Д.Сытина, 1899. – 810 с.;

Новгородцев П.И.

Введение в философию права. Кризис современного правосознания. – М.: Наука, 1996. – 269 с.;

Петражицский Л.И. Очерки философии права. Вып.1. – Спб.: Тип. Эрлиха, 1900. – 138 с.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.33.С.270.

Романов Р.М. Российский парламентаризм: история, современность, перспективы. – М., 2000. – С. Николаев А.Б., Поливанов О.А. Российский парламентаризм в 1917г.//Кентавр. 1995.№2. С.72-86.

Новое государство социалистического типа было создано на принципах соединения законодательства и управления. На вопрос: как или чем заменить парламент вождь мирового пролетариата отвечал: «…представительные учреждения остаются, но парламентаризма, как особой системы, как разделения труда законодательного и исполнительного;

как привилегированного положения для депутатов, здесь нет. Без представительных учреждений мы не можем себе представить демократии, даже и пролетарской демократии, без парламентаризма можем и должны» 42. Органом власти, заменившим буржуазный парламент, стали Советы.

Институт Советов, сочетавший законодательно-представительские и исполнительные функции, принципиально отличался от классической схемы разделения ветвей власти. Именно через Советы народ должен был осуществлять принадлежащую ему государственную власть. Любые другие государственные органы признавались подотчётными и подконтрольными Советам. Это было продекларировано в первой советской Конституции от 10 июля 1918г. «Верховная власть в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике принадлежит Всероссийскому съезду Советов, а в период между съездами – Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету Советов». ВЦИК, в свою очередь, являлся «высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом Российской Социалистической Федеративной Советской Республики»43. В реальной практике Советы всех уровней достаточно быстро стали чисто декоративными органами, так как все властные полномочия были сосредоточены в руках Совета Народных Комиссаров (СНК), исполнительного, по сути, органа. Конституция 1924г. подтвердила соединение законодательства с управлением, оставив ЦИК, состоящий из Союзного Совета и Совета национальностей, и Съезд Советов.

Новая Сталинская Конституция 1936г. формально была очень демократической.

Она закрепила в качестве законодательной ветви власти в СССР – Верховный Совет, «высший орган государственной власти СССР…» 44. Он имел двухпалатную структуру:

Совет Союза и Совет Национальностей. Появляется и «высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти – Совет Министров». Также нужно отметить, важный момент, которым является развитие выборного законодательства. В двух первых Конституциях содержались статьи, лишающие некоторые (достаточно многочисленные) категории граждан избирательных прав. Это были проигравшие в Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.33. С.48.

Советские Конституции. Справочник. М.:Политиздат, 1963. С.103 – 128.

Советские Конституции. Справочник. М.: Политиздат. 1963. С. 234-270.

ходе революции и гражданской войны слои населения, т.н. «лишенцы». В 1936г. многие ограничения были отменены, и Конституция гарантировала всеобщие, прямые, равные выборы при тайном голосовании. Примерно тогда же увеличивается представительство пролетариата и колхозного крестьянства в законодательных органах. Хотя представительство это было во многом формальным. Присутствие на съездах рабочих и колхозников, по сути, означало участие всего советского народа в управлении государством.

На практике о реальном разделении властей и парламентаризме речи и быть не могло. «Отец всех народов», И.В.Сталин железной рукой единолично управлял государством, а Конституция была нужна как некий демократический фасад 45.

Последняя советская Конституция 1977г. усилила единовластие Советов и даже расширила права Верховного Совета. Хотя внешне это было отступление от теории разделения властей. Фактически всей полнотой власти обладал центральный аппарат КПСС и государственные, исполнительные структуры. Советы реально выполняли только функции представительства, так как в них были формально представлены практически все категории населения СССР, и также существовал механизм прямой и обратной связи народных депутатов с избирателями.

В годы перестройки начинается процесс возвращения к «раннесоветским» формам демократии. На январском пленуме ЦК КПСС в 1987г. Генеральный Секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачёв выступил с предложением ввести альтернативные выборы народных депутатов и других государственных должностей всех уровней власти. Далее, уже на XIX партийной конференции, проходившей в Москве с 28 июня по 2 июля 1988г., заговорили о правовом государстве, парламентаризме, разделении властей и гражданском обществе. М.С.Горбачёв в докладе «О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки» говорил: «Основной принцип можно сформулировать так: ни один государственный, хозяйственный или социальный вопрос не может решаться помимо Советов»46.

Согласно резолюции «О демократизации советского общества и реформе политической системы» решающим направлением реформы должно было стать обеспечение полновластия Советов народных депутатов всех уровней как основы социалистической государственности и самоуправления в нашей стране47. Был Романов Р.М. Российский парламентаризм: история, современность, перспективы. – М., 2000. – С.96.

Материалы XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза. Политиздат. М.

1988. С.44.

Там же. С.119.

поставлен вопрос о лишении партийных органов функций управления хозяйством и управления государством посредством реализации лозунга: «Вся власть - Советам!».

Но изменение роли Советов предполагало и реформирование советской модели федерализма. Было сказано о расширении прав союзных республик и автономных образований путем разграничения полномочий центра в лице Союза СССР и республик в составе Союза через передачу ряда функций управления на места. Предлагалось избрать новый высший орган законодательной власти страны – Съезд народных депутатов СССР. Две трети делегатов должны были выбираться населением на альтернативной основе, а оставшаяся часть от общественных организаций. Съезд должен был сформировать Верховный Совет – орган, работающий на постоянной основе и являющийся советским парламентом. Затем на внеочередной двенадцатой сессии Верховного Совета СССР XI созыва в декабре того же года были приняты законы об изменениях и дополнениях Конституции СССР, о выборах народных депутатов СССР. В материалах сессии говорилось о том, что «возрождение полновластия Советов предполагает реорганизацию руководства местными делами на принципах самоуправления, самофинансирования, самообеспечения, согласования местных интересов с государственными»48. После введения системы конкурентных выборов сократилась численность депутатского корпуса Советов, состоялся созыв первого Съезда народных депутатов и избрание Верховного Совета летом 1989г.

Что касается законодательных органов власти на местах, то Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР»49 закрепил разделение властей на законодательную и исполнительную ветви и расширил права местных Советов. Ранее региональные и местные Советы подчинялись ВС СССР и РСФСР, а исполкомы Советам Министров СССР и РСФСР. Реально же руководство осуществлялось партийными комитетами на всех уровнях, что обеспечивало согласование интересов. По новому закону вертикальное подчинение Советов было отменено. Применение закона разъяснялось в Постановлении ВС РСФСР от 10.10.1990г. «О введении в действие закона РСФСР “О взаимоотношениях Советов народных депутатов и исполнительных органов в период проведения экономической реформы”»50.

Советы народных депутатов.1989. М. №1.С.15.

Закон СССР от 09.04.1990.«Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР», «Ведомости СНД и ВС СССР», 1990 г, № 16,ст.267.

Постановление ВС РСФСР от 10.10.1990. « О взаимоотношениях Советов народных депутатов и исполнительных органов в период проведения экономической реформы». // Ведомости СНД и ВС РСФСР.

1990. №19. Ст.198.

Еще одним серьёзным шагом в развитии местных законодательных органов стало введение с октября 1989г. поста председателя местного Совета и создание Президиума Совета, руководившего работой между сессиями. По замыслу реформаторов, такие действия должны были привести к возникновению определённой автономии местного законодательного органа. По сути, в этот период происходило некое своеобразное подновление Советов, всё ещё остававшихся под контролем региональных партийных комитетов. Весной 1990г. последовали выборы на съезд народных депутатов и избрание ВС СССР и местных Советов. Часть новоизбранных депутатов была достаточно либерально настроена, и дистанцировалась от КПСС, которая в то время находилась уже в кризисном состоянии. Теперь исполнительные комитеты всё меньше контролировались обкомами, а председатели местных Советов узурпировали часть полномочий органов исполнительной власти. В ответ на это ВС РСФСР издал Закон «О некоторых вопросах правового регулирования деятельности краевых, областных Советов народных депутатов51», вводивший подчинённость исполкомов Советов вышестоящим органам исполнительной власти.

Таким образом, первые шаги по созданию правовых основ законодательных органов субъектов РФ были связаны с конституционной реформой М.С.Горбачёва.

Соглашаясь с российским историком И.Г.Шаблинским, нужно отметить, что её главным позитивным результатом явилось создание системы работоспособных органов представительной власти, включающих всесоюзный, республиканский и местный уровни52.

Но существовали и существуют и критические оценки горбачевских реформ. По мнению Р.М. Романова это возвращение к якобы более демократичным формам парламентаризма было поверхностным, и привело к ослаблению государственности, расшатыванию связей между республиками, и, в конце концов – к распаду Союза53.

Возможно, это и выступило в качестве побудительного фактора, но СССР распался по целому ряду причин. Это серьёзный системный кризис в экономике, утрата КПСС монополии на власть, амбиции руководителей некоторых союзных республик и ряд других.

Закон СССР от 10.10.1990г.« О некоторых вопросах правового регулирования деятельности краевых, областных Советов народных депутатов»// Ведомости Съезда народных депутатов и ВС РФ. – 1990. - №20.

Шаблинский И.Г Пределы власти. Борьба за российскую конституционную реформу (1989-1995 гг.) – М., 1997. – С.24.

Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление //Полис. – 1998. - №5. – С.123 – 134.

О достаточно противоречивой роли Советов в недавней отечественной истории говорил и российский историк Ю.Г. Чернышов. С его точки зрения, они, с одной стороны создавали идеологическую фикцию «подлинного народовластия», с другой – способствовали развитию традиций представительной власти в стране. Именно поэтому в «перестройку» появляются Съезды народных депутатов СССР, подготовившие переход к современному российскому парламентаризму 54. Первая оценка Ю.Г.

Чернышова не вызывает сомнений, а вторая довольно спорная, поскольку традиции не могут формироваться при формальном к ним отношении, как со стороны реформаторов, так и самого населения.

Соглашаясь с исследователями, однако, не следует забывать, что советские законодательные (представительные) органы на всём протяжении своей истории в реальности не соответствовали парламентским учреждениям в их классическом понимании. Но все же процесс реформирования представительной системы, начавшийся в конце 80-х гг. и длившийся до 1993г., можно характеризовать, как довольно удачную попытку, приблизившую региональные законодательные (представительные) органы власти к парламентской практике. Об этом свидетельствуют события, происходившие на местах, в частности, в Кемеровской, Новосибирской и Томской областях. Этот исторический отрезок можно назвать позднесоветским этапом, потому что происходило обновление Советов как органов государственной власти, несмотря на то, что менялись политическая идеология государственного строительства и руководители страны.

Кроме реформы М.С.Горбачева, очень значительную роль в реформировании органов государственной власти на местах сыграл и августовский путч 1991г. Уже августа был издан Указ Президента РСФСР № 75, согласно которому функции государственного управления передавались главам местных администраций, назначаемых лично Президентом РСФСР совместно с местным Советом. Областные и краевые комитеты КПСС были распущены. Исполкомы подчинялись только главе местной администрации, т.е., появилась «исполнительная вертикаль» власти55. Центру важно было удержать под контролем регионы, и данный Указ был вполне логичен со стороны Президента в конкретной политической ситуации. Однако местные Советы при этой системе никак не изменялись.

Но здесь следует отметить один важный момент. Являясь сам опытным функционером, Б.Н. Ельцин вполне справедливо считал, что руководить тем или иным Чернышов. Ю.Г. Указ.соч. – С.7-8.

Указ Президента РСФСР от 22.08.1991г. №75 « О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР»// Российская газета. 1991.27 авг.

регионом должен знающий, имеющий связи и управленческий опыт профессионал хозяйственник. Президент вынужден был выбирать либо из поддержавших его демократов, либо из старых аппаратных кадров областного уровня. Демократы оказались очень полезны в дни путча, во время кипения страстей, а вот их способности к ежедневному рутинному, управленческому труду были под большим вопросом. Это прекрасно понимали и в местных Советах. Победители, опасаясь аппаратного реванша, пытались не допустить к ключевым должностям представителей старой номенклатуры.


В результате указ спровоцировал борьбу в областных и краевых Советах за кандидатуры на должность главы администрации субъекта, так как для их назначения требовалось согласие местного представительного органа. Исключением не стали и рассматриваемые области РФ.

Так, например, в Кемеровской области главой Администрации стал М.Б. Кислюк – зам.председателя Совета рабочих комитетов Кузбасса (СРКК). Вообще, он – нетипичный лидер рабочего движения, не из простых шахтёров, а главный экономист разреза «Черниговский». Это кадровое решение Президента вызвало много вопросов в Кемерово, так как с ним были связаны явные нарушения закона. Это отсутствие согласия облсовета, фальшивые телеграммы в столицу якобы от имени рабочих комитетов в его поддержку. Факты подлога позднее были установлены депутатской комиссией Кемеровского областного Совета депутатов. В частности, было выявлено, что собрания в большинстве рабочих коллективов по выдвижению М.Б.Кислюка вообще не проводились56. Тем не менее, М.Б. Кислюк находился на должности до 1997. В соседней Новосибирской области была развернута компания против назначения на должность главы региона действующего председателя облсовета В.П. Мухи58.

Демократическая фракция депутатов обвинила его в признании ГКЧП в телевизионном выступлении 19 августа. Их поддержала областная организация «Демократическая Россия», которая призвала коллективы предприятий и учреждений создавать стачкомы, Кузбасс. 1992. 21 февр.

Андреев. В.П.,. Воронин Д.В. Шахтёры и шахтёрское движение в Кузбассе в 1989-1991гг. – Кемерово:

Кузбассвузиздат, 2002. С.149.

Муха Виталий Петрович – род. 17 мая 1936 г. в Харькове. Закончил Харьковский авиационный институт.

Работал мастером, нач.цеха на заводе им.Чкалова, Новосибирска. Прошел путь от нач.ОТК до директора. С 1982 г. –ген.директор ПО «Сибсельмаш».В 1988 г. секретарь, 1-й секретарь обкома КПСС. В 1990 г. народный депутат РСФСР и депутат облсовета. В 1990-1991 гг. – председатель Новосибирского областного Совета депутатов. В 1991-1993 гг. – Глава администрации Новосибирской области. В 1990-1993 гг., 1996-1997 гг. председатель межрегиональной Ассоциации «Сибирское соглашение».В 1994-1995 гг.-вице-президент банка «Левобережный». В 1995 г. участвовал в выборах Главы администрации Новосибирской области ( из кандидатов занял 2 место). По итогам повторного голосования избран Главой администрации Новосибирской области. В 1996-1999 гг.- Глава администрации НСО, член Совета Федераций ФС РФ. Умер в 2005 г.

Вечерний Новосибирск. 1991. 26 авг.

как в дни путча, а депутатов – к роспуску действовавшего областного Совета60.

Говорилось также, что, будучи первым секретарём обкома КПСС, а затем председателем облсовета В.П.Муха проявил себя только как убеждённый противник любых демократических реформ. Но внимательно следившие за событиями на местах столичные аналитики знали, что демократов в облсовете меньшинство, да и другие общественные движения не поддержали инициативу «ДемРоссии» по роспуску представительного органа власти. В итоге победил прагматизм Б.Н.Ельцина.

Соответствующим Указом В.П.Муха был назначен на должность главы Администрации области 61.

В Томском областном Совете ещё с 1990г. существовали, кроме коммунистического большинства, две депутатские группы – «Действие» (лидер – О.

Кушелевский) и «Демократический Томск» (лидер – С. Сулакшин). После роспуска КПСС именно между ними и развернулась борьба за пост главы областной администрации. В конце сентября 1991г. в области побывала группа высокопоставленных чиновников с целью ознакомления с возможностями томских промышленных предприятий62. Группа депутатов из «Демократического Томска»

отвечала за организацию этого визита на территории области. На запланированной встрече с работниками внешнеэкономических отделов вместо представителей правительства пришёл депутат облсовета от «Дем.Томска» Б. Шайдуллин и предложил подписать обращение к властям с выражением недоверия облисполкому и лично О.

Кушелевскому. Информация о методе проведения мероприятия широко обсуждалась в печати, о ней стало известно в Москве 63. Ситуация была проанализирована на уровне Администрации Президента, созвано специальное совещание, где принято решение о формировании Томской областной администрации на основе коалиции всех движений, действующих в области. Главой областной Администрации был назначен председатель областного Совета В.М. Кресс 64. По сути, это был выбор компромиссной фигуры65.

Вечерний Новосибирск. 1991. 18 сент.

Указ Президента РСФСР от 26 ноября 1991г. №235 «О главе Администрации Новосибирской области».

Ведомости областного совета народных депутатов. 1991. 30 нояб.-6 дек.

Известия. 1995. 24 марта.

Красное Знамя. 1991. 1окт.

Красное Знамя. 1991. 31 окт.

Кресс Виктор Мельхиорович – род. 16 нояб. 1948 г. В 1971 г. окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт (ныне Новосибирский аграрный университет) по специальности “ученый-агроном”. В 1971-1975 гг.

агроном в совхозе “Корниловский”, в1975-1979 гг. — директор совхоза “Родина”. В 1979-1987 гг. — председатель областного производственного объединения “Сельхозхимия”, затем — заместитель начальника управления сельского хозяйства, заместитель председателя агропромышленного комитета Томской области. С 1987 по апрель 1990 г. являлся первым секретарем Первомайского райкома КПСС. В марте 1990 г.В.М. Кресс избран народным депутатом Томского областного Совета народных депутатов, в апреле 1990 г. — председателем облсовета. 20 октября 1991 г. Указом Президента РСФСРВ.М. Кресс был назначен главой Рассмотренные события, последовавшие за Указом Президента РСФСР № 7566, позволяют утверждать, что данные Советам полномочия в согласовании кадровых назначений придали представительным органам определённую политическую значимость.

Среди нововведений заслуживает внимания учреждённый институт представителя Президента на местах. Он официально создавался для координации действий исполнительной власти в регионе67. Так, представителем Президента по Кемеровской области был назначен А.В. Малыхин, в Новосибирской области – А.Н. Манохин, в Томской области – С.С. Сулакшин. Появление этого политического института вызвало полемику. Некоторые исследователи, например А.М. Салмин, считали функции представителя Президента придуманными и дублирующими функции федеральных органов68.

Но факты подтверждают, что введение поста Представителя Президента явилось ещё одним шагом к укреплению властной вертикали путём расстановки лично преданных и верных людей. Например, тот же А.В. Малыхин до назначения на должность работал проходчиком одной из шахт Новокузнецка. Во время выступлений шахтеров стал одним из лидеров движения. Личная встреча с Б. Н. Ельциным во время поездки последнего по Кузбассу во многом предопределила его назначение 69.

Представитель в Новосибирске А.Н. Манохин был активистом «Демократической России». Во время путча это движение организовало сопротивление ГКЧП, затем поддержало указы Президента о запрете КПСС и конфискации имущества партии 70.

Назначенный представителем по Томской области С.С. Сулакшин тоже являлся активным сторонником политики Ельцина, яростным борцом против КПСС.

Третьим шагом в реформировании органов государственной власти на местах в рамках позднесоветского этапа стало принятие ряда федеральных законов. Так, федеральный закон, принятый в декабре 1991г. вводил малый Совет – орган, постоянно администрации Томской области. В декабре 1993 г. избран в Совет Федерации. 17 декабря 1995 г. избран губернатором Томской области. В.М. Кресс одновременно баллотировался в Государственную Думу, являясь № 1 в региональном списке НДР. В январе 1996 г. вновь вошел в состав Совета Федерации. Заместитель председателя совета Межрегиональной ассоциации “Сибирское соглашение”.Состоял в КПСС до августа г. 23 августа 1991 г. на пленуме Томского обкома КПСС В.М.Кресс заявил о своем выходе из состава членов обкома партии в связи с непринципиальной позицией, занятой первым секретарем обкома КПСС.

Указ Президента РСФСР от 22.08.1991г. №75 « О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР». Российская газета. 1991.27 авг.

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991..№34.С.1146.

Салмин. А.М. «О некоторых проблемах самоопределения и взаимодействия исполнительной и законодательной властей в Российской Федерации // Политические исследования. 1996.№1.С.10.

В.П. Андреев., Д.В. Воронин. Указ.соч. С.150.

А.Г. Осипов., В.И. Козодой. Политический спектр. Формирование многопартийности в Западной Сибири.

1986-1996. Новосибирск. – 2003. С.95.

действующий в краевых и областных Советах. Очень малочисленный он имел все полномочия, кроме кадровых и бюджетных. Закон «О краевом, областном Совете и краевой, областной администрации», принятый в 1992г., определил двоякую подотчётность главы региона перед Президентом и Советом 71. Местный Совет отныне имел право согласовывать назначения заместителя главы администрации и руководителей департаментов. Совет мог приостанавливать решения главы региона и обжаловать его действия в суде, выражать недоверие главе администрации, требовать его отставки. Глава администрации же получал право вето на те или иные решения Совета. Следуя этому закону, споры и разногласия между исполнительной и законодательной ветвями власти региона теперь могли разрешаться в суде, а не только на уровне Президента или Верховного Совета.

Но реализовать положения данного закона на практике оказалось крайне сложно, так как исполнительные органы не собирались делить с кем-либо свои полномочия, и более того, быть подотчетными другой ветви власти. В связи с этим, в одних субъектах возникла острая политическая борьба между законодательной и исполнительной властью, например, в Кемеровской области (М.Б. Кислюк и А.Г. Тулеев72), а в других – установился политический консенсус в силу договоренности между руководителями, например, в Томской области (В.М. Кресс и А.Б. Мальцев73).

Отметим, что эти федеральные законы были приняты очень своевременно, так как укрепление исполнительной вертикали фактически сводило к нулю попытки по внедрению принципа разделения властей. Вместе с тем, они спровоцировали новый виток политической борьбы. Позитивным итогом их реализации явилось четкое Закон РФ от 5 марта 1992г. №2449–1 « О краевом, областном Совете и краевой, областной администрации»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и ВС РФ. – 1992. - №13 Ст.663.

Тулеев Аман Гумирович – род. 13 мая 1944 г. В 1973 г. окончил Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта. 1973-1978 гг.– начальник железнодорожной станции г. Междуреченска. 1978 1985 гг.– зам., затем начальник Новокузнецкого отделения Кемеровской железной дороги. 1985-1989 гг.– зав.

отделом транспорта и связи Кемеровского обкома КПСС. 1989 г.– начальник Кемеровской железной дороги.1990 г.– член ВС РСФСР, депутат облсовета, затем председатель.1991,1996 гг.,– участие в выборах Президента РФ в качестве кандидата. 1994 г. – председатель ЗС Кемеровской области. 1996 г. – министр РФ по сотрудничеству со странами СНГ. С 1997 г. – губернатор Кемеровской области. 2000 г. – участвовал в выборах президента РФ в качестве кандидата. С 2001г. – вновь губернатор Кузбасса.

Мальцев Борис Алексеевич – род. 12 июля 1938 г. В 1960 году окончил факультет промышленного и гражданского строительства Томского инженерно-строительного института. После окончания вуза работал мастером, прорабом на стройках Томской области. В 1964 году возглавил завод железобетонных конструкций.

С 1970 года – заместитель начальника «Главтомскстроя». С 1971 по 1982 год – главный инженер, с 1982 года – начальник «Главтомскстроя». С 1990 по 1991 год – заместитель председателя Томского облисполкома. С по 1994 год – генеральный директор Томской промышленно-строительной ассоциации. Депутат Томского областного Совета народных депутатов (1970–1984). Депутат Государственной Думы Томской области первого (1994–1997), второго (1997–2001) и третьего созывов, бессменный председатель томского парламента. С по 2001 год – член Совета Федерации Федерального собрания РФ, заместитель председателя комитета по международным делам. С 1997 по 2001 год – член Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). С мая 2002 г. входит в состав Совета законодателей субъектов РФ.

определение круга полномочий, что способствовало качественному изменению в функционировании местных органов представительной власти.

Изучая правовые основы становления законодательных органов государственной власти субъектов РФ, нельзя обойти вопрос о состоянии российского федерализма на тот период времени. Ведь именно федерализм, как одна из форм государственного устройства, предполагал наличие органов государственной власти в регионах. Первым документом, положившим начало оформлению нового государственного устройства, стала Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990г., принятая на первом Съезде народных депутатов РСФСР. Можно по-разному оценивать данный документ: политики и учёные расходятся во мнениях. Но бесспорно то, что Декларация явилась основанием для законодательного оформления российского федерализма по национально-территориальному и территориальному типу, и, что важно – для демократического принципа разделения властей. В ней, в частности, говорилось, что «разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства»74.

После принятия Декларации активно пошёл процесс суверенизации, который ускорил правовое оформление новой системы государственной власти. Многие автономные республики в составе РСФСР, стали отказываться от статуса автономий и принимать свои собственные декларации о суверенитете. Однако, суверенизация фактически не коснулась областей;

они сохранили свой статус и не могли заниматься законотворчеством. И в этой связи можно говорить о том, что асимметричность федерации уже была заложена Декларацией, так как именно на её основе в дальнейшем шло развитие российской государственности.

Вторым документом, закрепившим новые отношения между федеральным центром и разностатусными регионами (республиками, краями, областями, автономными областями и округами), стал Федеративный договор от 31 марта 1992г., подписанный в Кремле большинством субъектов федерации. Он фактически состоял из трёх разных, но близких по содержанию договоров75. Закрепив асимметричный характер федерации, Федеративный договор стал правовой основой функционирования органов государственной власти на местах, в том числе и законодательных.

Таким образом, можно сделать вывод, что с конца 80-х гг. до середины 1993г., происходил непрерывный процесс по обновлению Советов. Он шел на основе Декларация о государственном суверенитете РСФСР.// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, N2, Ст.22.

Федеративный договор: Документы. Комментарии. – М.: Республика, 1992. – 77с.

положений конституционной реформы М.М.Горбачева, Указа Б.Н.Ельцина, федеральных законов РСФСР, а также документов по федерализму: Декларации о государственном суверенитете и Федеративном договоре. В этот период была сформирована система органов государственной власти в субъектах федерации на основании принципа разделения властей. Но положение законодательных (представительных) органов власти оставалось незначительным в процессе принятия политических решений. Благодаря государственной политике создаются предпосылки для развития правовой базы принципиально иных законодательных (представительных) органов.

Становление органов законодательной (представительной) власти субъектов федерации начинается примерно с лета 1993г., и продолжается до 2000г. В правовом отношении – это период от Указов Президента РСФСР Б.Н.Ельцина до Указа Президента РФ В.В.Путина от 17.06.2000г. № 1110 «О признании утратившими силу некоторых Указов Президента РСФСР и Президента Российской Федерации». Отметим, что Указ Б.Н.Ельцина от 1993г. о роспуске Советов утратил силу в связи с принятием федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»76.

Изучение документов позволяет утверждать, что правовыми основами для становления новых законодательных органов власти послужили Указы Президента и новая Конституция. В этой связи, имеет смысл, ознакомиться с указами Президента, которые были опубликованы до и после принятия Конституции, а также подробно рассмотреть новый Основной Закон Российской Федерации.

После распада СССР Основной Закон РСФСР явно нуждался в существенной переработке. В этих целях в июне 1993г. было созвано Конституционное Совещание для обсуждения президентского проекта новой Конституции, однако его работа была безрезультатной, так как напряженность во взаимоотношениях исполнительной и законодательной властей перешла уже в открытое противостояние. В этих условиях исполнительная власть в лице Президента РСФСР, взяла инициативу на себя, что собственно и предрешило тогда исход политической борьбы. За период с сентября по октябрь была издана серия Указов Президента РСФСР, направленная на кардинальное реформирование всей политической системы, в том числе и региональных органов власти.

ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» от 6.10.1999 // СЗ РФ. 1999.№42.Ст.5005.

21 сентября Б.Н.Ельцин издал свой известный Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ»77, по которому прекращались полномочия Съезда народных депутатов и Верховного Совета, вводилось «Положение о федеральных органах власти на переходный период» и «Положение о выборах депутатов Государственной Думы». Поскольку данный Указ Президента противоречил действующей Конституции, ВС РФ своим Постановлением от 22 сентября прекратил полномочия Б.Н. Ельцина как Президента 78.

В ответ на это глава государства издал Указ от 27 сентября, в котором говорилось, что до начала работы Федерального Собрания РФ глава администрации края, области, АО, города Федерального значения не может быть освобождён от должности иначе как по решению Президента РФ. В Указе особо подчеркивается, что выборы глав администраций и голосование по отзыву главы администрации в этот период не проводятся79.

29 сентября 1993г. вышел очередной Указ Президента, в котором он рекомендовал «Центральным органам федеральной исполнительной власти обратить особое внимание на необходимость координации деятельности с органами представительной власти субъектов Российской Федерации при реализации поставленных задач в период поэтапной конституционной реформы»80.

7 октября 1993г. Президент подписывает Указ, исключающий ответственность глав администраций краёв и областей перед Советами и фактически устанавливает полное единоначалие в системе исполнительной власти (ранее главы регионов имели двойное подчинение – Президенту и соответствующему Совету). Одновременно с этим был продлён, введённый ранее, мораторий на выборы глав администраций регионов в краях и областях81.

И, наконец, 9 октября 1993г. Президентом подписывается Указ № 1617 «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в РФ», Указ Президента РФ №1400 от 21.09.1993г. « О поэтапной конституционной реформе в РФ»// Собрание Актов Президента и Правительства РФ. М. 1993. №39.Ст.3597.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.