авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 ||

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТ 163 ИСТОРИЯ 2006. № 7 МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, религиозная политика властей в 1920-е гг. полностью вписывалась в планы создания атеистического государства. Мусульмане были поставлены в новые условия и оказались перед необходимостью приспособле ния к существующему строю. Однако, несмотря на попытки центральной и PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ местных властей ассимилировать мусульман, ислам остался фундаментальной частью их сознания и образа жизни. Это обстоятельство послужило основой исламского возрождения в современной России.

ПРИМЕЧАНИЯ Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО).

Ф. 4. Оп. 4. Д. 644. Л. 38.

Государственный архив Тюменской области (ГАТО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 198. Л. 17–18.

Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 114.

Тобольский филиал Государственного архива Тюменской области (ТФ ГАТО). Ф.

284. Оп. 1. Д. 2. Л. 71;

Государственный архив общественных и политических объе динений Тюменской области (ГАОПОТО). Ф. 1. Оп. 2. Д. 123. Л. 25.

ТФ ГАТО. Ф. 284. Оп. 1. Д. 2. Л. 71.

ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 306. Л. 203;

ТФ ГАТО. Ф. 434. Оп. 1. Д. 23. Л. 8–9.

ГАОПОТО. Ф. 30. Оп. 1. Д. 919. Л. 31;

ТФ ГАТО. Ф. 676. Оп. 1. Д. 80. Л. 246.

ГАОПОТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 901. Л. 79.

Гарифуллин И.Б. Из истории работы среди татарского населения Тюменской облас ти. (В документах. Ч. 1. 1917–1965 гг.). Тюмень, 1998. С. 115;

Красное знамя. 1929. янв.

Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. 88. Оп. 5. Д. 49. Л. 99.

Из истории культурного строительства в Тюменской области. Свердловск, 1980. С.

117–118;

ГАОПОТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 1098. Л. 110.

Г. Р. Столярова (Казань) ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭТНОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ В СОВРЕМЕННОМ ТАТАРСТАНЕ (к вопросу о факторах межэтнического взаимодействия)* Культурное сходство и различие лежит в основе представлений «мы» и «они», во многом предопределяя сущность, формы и результаты межэтниче ского взаимодействия. Для определения меры сходства и различия представ ляется очень удачным введение понятия «культурная дистанция», которое из простого словосочетания уже превратилось в научную категорию с множест вом смысловых модификаций (социально-культурная дистанция, культурно психологическая дистанция и т.п.). В целом понятия культурной дистанции и культурных границ многоуровневые, включают такие аспекты, как социально профессиональные различия, идеологические ориентации, разнообразие нор мативных ценностей и бытовых стандартов поведения1. Отечественные иссле дования феномена культурной дистанции велись в двух интерпретациях: кон структивистской (В.А. Тишков), в основе которой положение об искусственно * Материал подготовлен при финансовой поддержке РГНФ, проект № 03-01-00758а.




PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № создаваемых властной элитой культурных границах, и концепции объективно существующего культурного многообразия (П.И. Кушнер, Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева). Мы придерживаемся второго направления, полагая, что ряд объективных обстоятельств обусловливают и объективное существование сходства и различия культур;

при этом имеется и субъективная составляющая культурной дистанции, выраженная в субъективных оценках, представлениях, ценностях, психологическом восприятии собственной и иноэтничной среды.

Культурные факторы, влияющие на межэтнические отношения, обычно делят на две группы: первую составляют факторы, связанные с просвещением и информированностью, вторую – степень традиционализма контактирующих культур.

Считается установленным факт, что образованность и просвещенность в целом разрушают границы межэтнического непонимания, отчужденности и предубежденности. Действительно, широкая информированность снимает многие страхи и предубеждения против «чужих» культур, способствует пони манию того, что в основе всякой культуры при всей ее непонятной внешней выраженности лежат общечеловеческие ценности и представления.

Однако требует объяснения тот факт, что среди идеологов и сторонни ков национальных (в том числе радикальных) движений немало высокообра зованных людей. С одной стороны, принадлежность к идеологической элите немыслима без широкой эрудиции и образования;

для этого необходимы не только глубокие знания, но умение четко формулировать и излагать свои идеи, и одних природных способностей здесь явно недостаточно. С другой стороны, именно значительная образовательная продвинутость позволяет людям, склонным к этноцентризму, становиться заметными фигурами в национальных движениях и «зажигать сердца людей».

На формирование образов «мы» и «они» большое влияние оказывают средства массовой информации, особенно телевидение и пресса. Последние, в свою очередь, выполняя социальный заказ, несут определенный идеологиче ский заряд. Причем, как признается Д. Исхаков, «культурные границы реально существуют – это бесспорно. И они проходят не там, где должны были бы пройти по объективным параметрам, а там, где обозначают их идеологи»2.

Наиболее заметно это в отношении татарской культуры. Понимание и объяс нение существующей татарской культурной модели у идеологов Татарстана различается.

Идеологи радикального крыла татарского национального движения (партия «Иттифак») признают расколотость татар в культурном плане на две фракции: группу, ориентированную на западный образ жизни, к которым при мыкают русифицированные, иудаизированные татары и прочие манкурты3, и группу, ориентированную на тюрко-исламские ценности с акцентом на ислам скую составляющую.





Идеологи умеренного крыла национального движения (Татарский обще ственный центр) признают многослойность культурных границ у татар: внут ренняя культурная граница – между татарами-мусульманами и кряшенами, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ внешняя культурная граница – с народами Волго-Уралья, с которыми татары близки в силу культурно-исторических факторов4. Добавим: внутренняя куль турная граница проходит также между верующими татарами обоих вероиспо веданий и атеистами;

между татароязычными и русскоязычными татарами.

Д. Исхаков приводит четыре фактора, которые не позволяют «захлоп нуть» Татарстан в русско-православной Евразии:

– исламский (по мере усиления христианско-православного начала в России татары все более будут ощущать себя северным форпостом мусуль манского мира);

– тюркский (татары ощущали и ощущают себя частью самостоятельной тюркской цивилизации);

– культурный (стремление к прямому контакту с носителями европей ской культуры и цивилизации, так как «российская культура, будучи прямой наследницей советской культуры, плохо приспособлена к потребностям мо дернизации»);

– специфика собственно татарской культуры (формировалась еще до 1917 г. как «высокая культура», существенно отличавшаяся от «высокой» рус ской культуры)5.

Р.С. Хакимов отстаивает идею евроислама как наиболее приемлемую для татар и тоже считает необходимостью непосредственные связи татар с Ев ропой и всей западной цивилизацией;

именно для этого, в частности, следова ло, по мнению автора, перевести татарский язык на латиницу6. Он считает, что в идее «российской», или «евразийской» цивилизации заключены неразреши мые противоречия, и говорить о «славянско-тюркском единстве… могут толь ко очень наивные люди»7. Русская культура «потеряла для татар свою привле кательность», поскольку, во-первых, в России не решен такой кардинальный вопрос как взаимодействие православия и ислама, а, во-вторых, татарам не подходит один из основополагающих принципов евразийства – соборность (коллективизм), поскольку в татарском джадидизме (в котором видится иде альная основа единения татар) на первом месте находятся «личностное начало и свободомыслие»8.

В целом оба автора оппонируют как национал-радикалам с их исключи тельной восточно-исламской ориентацией, так и западникам с их идеей рос сийской или евразийской цивилизации.

Соглашаясь с существованием таких несомненных характеристик татар как исламский, тюркский факторы, наличие культурной отличительности, вы скажем некоторые соображения по поводу вышеизложенных идей.

Татары Волго-Уралья формировались и развивались отнюдь не в безвоз душном пространстве, а в тесном контакте с другими народами и культурами.

Поэтому в культуре татар, так же как и у всех народов, четко выделяется не сколько слоев. Первый слой этнически маркирован, наиболее отличителен и включает как архаические компоненты, так и тот традиционный комплекс (включая инновации), который специалисты называют «народной», или «бы товой культурой». Второй слой составляют региональные культурные элемен PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № ты, которые сложились у татар, равно как и у всех народов Поволжья и Урала (не забудем поволжских великороссов) за длительную совместную историю в результате взаимодействия и взаимовлияний и являются объективной основой существования Волго-Уральской историко-этнографической области. Орга ничный культурный слой татар составляют и «интернациональные» элементы культуры, привносимые в быт процессами научно-технической интеграции, независимо от общественно-экономического строя и господствующей идеоло гии. С этой точки зрения несколько странно выглядит противопоставление татарской культуры российской как «наследнице советской культуры», «плохо приспособленной» на этом основании к процессам модернизации. Во-первых, татарская культура – такая же наследница советской, а, во-вторых, отличи тельность российской культуры как неспособной воспринимать прелести мо дернизации еще нужно доказать (зададимся дополнительно вопросом: и нужно ли?). Наконец, «существенные отличия» «высоких» татарской и русской куль тур, о которых пишет Д. Исхаков, на наш взгляд, принципиально вовсе не су щественны, поскольку противоречия и даже конфликты обнаруживаются там, где культурные разграничители нарушают паритет в сфере практических ин тересов людей (например, участие во власти по признаку этнической принад лежности), что легко преодолимо политическими средствами, а не противо стоянием культур вообще. Не подтверждается и представление об отсутствии коллективизма у татар;

напротив, опросы (в том числе и наши) показывают высокую значимость для татар общественных связей разного ранга и уровня.

Представляется, что заботы о будущем татар и татарской культуры (впрочем, это касается любой этнической группы и ее культуры), прогнозы и рекомендации должны опираться не на акценты на культурную отличитель ность (они и так очевидны), не на подозрения об имперских амбициях, а на выделение единых ценностей человеческого общежития в любой культуре.

Известно, что никакая, самая важная культурная проблема не может быть ре шена за счет интересов другого народа, и напротив, объединение усилий – са мый продуктивный путь оптимального культурного развития, взаимоуважения и взаимопонимания.

В контексте рассматриваемых нами вопросов основное противоречие процессов модернизации в российском обществе, как утверждают некоторые исследователи, наблюдается между процессами национальной консолидации и поддержанием межэтнического взаимодействия9. Распад единой централизо ванной политической и культурно-идеологической системы регуляции бывше го СССР выявляет отсутствие устойчивых общих механизмов интеграции и стабилизации общественных отношений. Утверждается, что в этих условиях естественно происходит реставрация прежних форм социокультурной саморе гуляции более низкого уровня (выделено мною. – Г.С.), отличающихся ло кальностью в пространстве и временных измерениях. Этническое и нацио нальное возрождение, увязываемое с политическим самоопределением, пред стает как реставрация сепаратистских модусов бытия, значение которых к концу ХХ в. во многом исчерпалось10. В сепаратизме, безусловно, заложен не PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ гативный потенциал, однако, без реставрации и, главное, развития некоторых прежних форм социокультурной саморегуляции (пусть и более низкого, как считают, уровня), совершенно невозможно представить дальнейшее позитив ное развитие, ибо они касаются крайне актуальных и болезненных сфер жиз недеятельности людей.

Опыт Татарстана между тем показывает, что ренессанс и актуализация этничности в целом не носят характера противоборства. Так, религиозный фактор не только не формирует враждебности к другим народам, но и способ ствует межэтнической и межконфессиональной солидарности. По данным Р.Н.

Мусиной, среди русских верующие несколько чаще выражали желание, чтобы их дети знали татарский язык (73% и 64%);

верующие татары выше, чем ко леблющиеся, определили степень близости с русскими;

особенно высокая сте пень близости была выражена у верующих русских к мусульманам и у му сульман к православным русским;

верующие русские и татары чаще опреде лили себя татарстанцами11. Конфессиональная политика в Татарстане (и Рож дество, и Курбан-байрам объявлены праздничными выходными днями;

на тер ритории Кремля построена соборная мечеть Кул-Шариф и восстановлен Бла говещенский собор;

создаются собственные исламские и православные учеб ные заведения), по мнению советника Президента РТ Р.С. Хакимова, привела к тому, что с 1992 г. в республике началась консолидация общества вокруг рес публиканских ценностей. На фоне событий в Боснии, считает Р. Хакимов, Та тарстан выглядит примером, опровергающим теорию столкновений цивилиза ций12, и приводит эволюцию взглядов известного специалиста по СССР и постсоветской России (в том числе Татарстана) Д. Горовитца, который в г. утверждал, что межэтнические столкновения в Татарстане неизбежны, в 1994 г. удивлялся, что они все не происходят, а в 1996 г. заявил, что ошибался в их оценке13. Столь же объективно бесконфликтными считают специалисты сосуществование народных праздников в РТ;

скорее напротив: массовое уча стие в них населения и отсутствие явной политической подоплеки даже спо собствует усилению взаимной толерантности национальных групп14.

Опыт межэтнического сосуществования русских и татар уже доказал, что даже в самые острые периоды истории сохранялась взаимная терпимость.

И, напротив, в условиях политической нестабильности и поляризации общест ва пропаганда «национальной идеи» может привести на уровне массового соз нания к вспышкам этнической ксенофобии, в то время как многие проблемы в национальной сфере могли бы быть решены за счет осуществления принципа национально-культурной автономии, что позволило бы в сочетании с развити ем местного самоуправления удовлетворить этнокультурные потребности, на править этничность в русло нормального развития, не выводя ее на арену по литических спекуляций, избежать межэтнической напряженности.

ПРИМЕЧАНИЯ PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № Дробижева Л.М. Социально-культурная дистанция как фактор межэтнических отно шений // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997. С. 62.

Исхаков Д.М. Проблема культурных границ у современных татарских идеологов // Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России. М., 1998. С.

150.

Там же. С. 143.

Там же. С. 137, 139.

Там же. С. 145, 146.

Хакимов Р. Кто ты, татарин? Казань, 2002.

Хакимов Р. Россия и Татарстан: у исторического перекрестка // Панорама-Форум.

1997. № 1. С. 53.

Там же. С. 54, 55.

Ерасов. Социальная культурология. М., 2000. С. 519–520.

Там же.

Мусина Р.Н. Религиозность как фактор межэтнических отношений в Республике Татарстан // Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России.

М., 1998. С. 232–242.

Татары. М.: Наука, 2001. С. 510.

Из интервью с Р.С. Хакимовым. Личный архив автора.

Абдрахманов Р., Маврина Э. Республика Татарстан. Модель этнологического мони торинга. М., 1999. С. 102.

М.Г. Агапов, И.В. Бобров (Тюмень) ГРАНИЦЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ: АНАЛИЗ РЕЛИГИОЗНОЙ СИТУАЦИИ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ В предлагаемом анализе мы исходим из того, что религиозная ситуация является порождением взаимонаправленного воздействия трех субъектов об щественно-политической деятельности:

религиозных организаций как субъектов гражданского общества;

1) общества как среда и цели деятельности религиозных организаций;

2) государства, являющегося организатором политико-правовых норм и 3) принципов взаимодействия различных сил общества.

Таким образом, религиозная ситуация возникает в результате пересече ния процессов межконфессиональных отношений с церковно-государственной политикой, иначе – в результате взаимодействия религиозных групп друг с другом и государством.

К числу факторов, формирующих религиозную ситуацию на территории Тюменской области можно отнести следующие:

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ стратегия органов государственной власти (Законодательное и норма 1) тивное регулирование и правоприменение административными органами, органами юстиции, правоохранительными органами, судами);

стратегия религиозных организаций (создание условий нормальной жиз 2) недеятельности для своих адептов, богослужебная и вероисповедальная практика);

представления субъектов религиозной ситуации друг о друге, которые 3) возникают в ходе реализации их стратегий;

уровень общественной толерантности в религиозной сфере;

4) иностранные международные организации (религиозные как составная 5) часть того или иного конфессионального поля;

светские организации как гаранты Декларации прав человека и международного права);

В сентябре 2004 г. на территории Тюменской области было официально зарегистрировано 214 религиозных организаций, из них: 80 исламских, 77 Рус ской православной церкви Московского Патриархата (РПЦ МП), 42 протес тантских религиозных организаций, 5 Римско-католической церкви, 4 РПЦЗ, Сознания Кришны, 1 Армянско-апостольской церкови, 1 Свидетелей Иеговы, 1 Церкви Иисуса Христа последних дней (мормоны) и 1иудейская.

Для адекватного понимания сущности религиозной ситуации, которая сложилась на территории Тюменской области к осени 2004 г., представляется необходимым и достаточным детализированное рассмотрение стратегий, реа лизуемых в регионе РПЦ МП, различными протестантскими организациями и мусульманскими структурами, а также общественного климата, складывающе гося вокруг них, и государственную политику в религиозной сфере, проводя щуюся различными органами государственной власти в Тюменской области.

В 2002 г. 87,09% респондентов, опрошенных аналитическим управлени ем департамента информационной политики Администрации Тюменской об ласти (АТО), отнесли себя к православию. В то же время 40,18% респондентов отнесли себя к неверующим, а более 5% не смогли обозначить себя верующи ми людьми. Данные цифры позволяют предположить, что заметное число гра ждан, относящих себя к православию вряд ли задумываются над религиозным содержанием этого понятия и приписывают его к себе в качестве маркера сво ей этничности.

Тобольско-Тюменская епархия РПЦ МП на сентябрь 2004 г. располагала на территории Тюменской области 77 зарегистрированными общинами.

В последние полтора года руководство Тобольско-Тюменской епархии РПЦ МП предприняло действия, направленные на ограничение свободного общения священнослужителей со светскими журналистами и научным сооб ществом. Все чаще священники отказываются от общения под предлогом не обходимости благословения (разрешения) архиепископа Тобольско Тюменского Димитрия. Часть высшего духовенства епархии проникается апо калипсическими настроениями (наступления царства сатаны как преддверия второго пришествия Иисуса Христа). В этой связи они заявляют, что «в обще стве – упадок морали. Полагаться на государство бесполезно: если бы госу PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № дарство хотело оно легко могло бы взять под контроль телевидение [главный транслятор греховности], например, в США телевидение под контролем госу дарства, там не транслируется разврат, сцены насилия, алкоголизм, но наше государство не хочет пресечь распространение греховности, не хочет способ ствовать восстановлению морали, укреплению института семьи. Закон что дышло – как повернул, так вышло». При этом подчеркивается непричастность ко всему вышеперечисленному высшего руководства страны. Слышатся ут верждения, что «вслед за духовным уничтожением русского народа грядет фи зическое уничтожение большей его части и передача оставшихся под власть иноплеменников». Признаком подобного развития ситуации людям, высказы вающим подобные мысли, видится «кровоточение» в Тюменской области икон, 2 из них в Тюмени.

Тобольско-Тюменская епархия продолжает вести работу по социально му служению в тюрьмах, детских домах, больницах. Тем не менее за послед нее время среди части священнослужителей все больше ощущается скепти цизм в отношении результативности усилий по христианизации взрослого на селения региона, внимание переключается на работу среди детей и молодежи.

В этой связи отдельные храмы, например г. Тюмени, начинают специализиро ваться на работе с определенными возрастными категориями, так Знаменский собор – с молодежью, Всесвятская церковь – с детьми. Планируется пере стройка деятельности регионального движения «Сибирь молодая православ ная». Сегодня оно представляет рыхлое активистски-инициативное движение, испытывающее большие проблемы с текучестью состава. В начале 2005 г.

движение скорее всего будет подвергнуто структурализации, выделению в его составе руководящего звена из мирян (ныне координацию движения осущест вляют отдельные священники).

Необходимо обратить внимание на позицию руководства Тобольско Тюменской епархии в сфере межконфессиональных отношений. Более или менее терпимо оно относится к мусульманскому сообществу Тюменской об ласти. В то же время руководство Тобольско-Тюменской епархии категориче ски отказывает в признании легитимного статуса многочисленным протес тантским общинам. Подобную позицию епархия навязывает органам государ ственной власти РФ в Тюменской области и АТО. Отказываясь от совместного участия с другими христианскими группами в мероприятиях, организованных светскими властями, руководство епархии вынуждает их во избежание кон фликтных и неудобных ситуаций не приглашать на последующие мероприятия неприемлемые для РПЦ религиозные организации.

Можно констатировать, что руководство епархии проводит линию на утверждение исключительной роли РПЦ в Тюменской области и низведение других религиозных групп до уровня лишь терпимых, что входит в противо речие с принципом свободы совести, закрепленным в Конституции и законах РФ.

По состоянию на сентябрь 2004 г. в Тюменской области было зарегист рировано 42 протестантских религиозных организаций, из них: евангельских PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ христиан – 15, евангельских христиан-баптистов – 6 (1 – Совет церквей еван гельских христиан, 5 – объединение Церквей евангельских христиан баптистов ТО, ХМАО, ЯНАО), христиан веры евангельской – пятидесятников – 10, хри стиан-адвентистов седьмого дня – 4 (ЗСКЦ ХАСД), Новоапостольской церкви – 3 (УЗС УЦ НаЦ), лютеран – 2 (Епархия Урала, Сибири и Дальнего Востока ЕЛЦР), пресвитериан – 1 (СХПЦ), методистов – 1 (РОМЦ).

В Тюменской области протестантское религиозное сообщество является одним из самых многочисленным среди конфессиональных объединений. В него входит более 2500 чел. (без учета Свидетелей Иеговы и Церкви Иисуса Христа Святых последних Дней (мормонов), которые не входят в протестант ское сообщество г. Тюмени и области) Большинство протестантских общин включает в себя от 150 до 300 че ловек (Тюменская христианская церковь христиан веры Евангельской, Цер ковь евангельских христиан-баптистов «Духовное возрождение», Новоапо стольская церковь и др.), наряду с ними есть общины, объединяющие не более 50 чел. (Тюменская христианская пресвитерианская церковь Святой Троицы, Тюменская Объединенная Методистская церковь «Спасение») и достаточно крупные, охватывающие до 1000 чел. (Тюменская христианская церковь «Свет Миру»). При этом важно отметить, что номинальных (лишь считающихся та ковыми) протестантов, как правило, не бывает. Каждый протестант активно участвует в жизни своей церкви.

Важнейшей проблемой для протестантского сообщества Тюменской об ласти является создание собственной культовой инфраструктуры. Собствен ные культовые здания имеют церкви «Свет Миру», «Преображение», «Духов ное возрождение» и др. Однако для большинства, как правило, немногочис ленных протестантских религиозных организаций строительство собственного храма или молитвенного дома недоступно, для своих богослужений и иных мероприятий они арендуют общественные здания, используют помещения других церквей, собственные квартиры.

Практически все протестантские религиозные организации нацелены на активное участие в жизни общества. По их мнению, «общество нуждается в помощи, много людей находится в трудном положении. Люди живут в страхе перед завтрашним днём». Многие руководители протестантских церквей гово рят: «Я вижу – мы можем и способны помочь обществу». При этом протестан ты не отделяют себя от общества: «Мы – ячейка общества», – говорят они.

По мнению протестантов, доминирующее положение в современном российском обществе занимает РПЦ, но оно, на их взгляд, основывается не на заслугах РПЦ перед Богом (распространение веры и помощь нуждающимся) или обществом (социальное служение, нравственное воспитание граждан), а на особых отношениях между РПЦ и властью. «Российские чиновники все – и тюменские не исключение – выполняют поставленную перед ними государст вом задачу – придать РПЦ статус государственной религии, а православию – статус государственной идеологии». По мнению протестантов, РПЦ видит в них своих соперников, «так как протестанты, в отличие от православных, со PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № циально активны». При этом сама РПЦ, по мнению протестантов, не способна решать стоящие перед обществом задачи, так как «ее духовенство бездуховно, сама она заботится только о деньгах и власти».

Своей важнейшей задачей в отношении общества протестанты считают евангелизацию своих сограждан, то есть распространение веры в Иисуса Хри ста как личного спасителя каждого человека. Решению этой задачи прямо или косвенно подчинена вся деятельность субъектов протестантского религиозно го сообщества. Евангелизация, с одной стороны, и оказание помощи нуждаю щимся в ней – с другой, рассматриваются протестантами как их «служение»

обществу.

Исходя из этого, протестантские религиозные организации ведут актив ную деятельность по расширению своего влияния. Эта деятельность тесней шим образом связана с проповедью Евангелия. На этом направлении каждая из церквей действует исходя из своих возможностей. Небольшие церкви ведут евангелизацию среди родственников, знакомых, соседей, то есть своего бли жайшего окружения. Обладающие большими ресурсами протестантские церк ви осуществляют евангелизацию на районном, общегородском и областном уровнях. В этом случае основными способами евангелизации являются «от крытые евангелизационные собрания» (проповедь Евангелия на улице), «тю ремные служения» (христианские встречи и библейский занятия в исправи тельных учреждениях города), проведение отдельных общегородских акций («Марши Иисуса Христа», Акции против наркотиков, СПИДа и абортов), бес платный показ фильмов по религиозной тематики, бесплатная раздача религи озной литературы (в первую очередь – Евангелия). Иногда такие мероприятия приурочиваются к большим общехристианским праздникам, отмечаемым про тестантами. Некоторые протестантские церкви готовят в настоящее время масштабные евангелизационные проекты, например Тюменская христианская церковь «Свет Миру» – проект «ОБЬ», который представляет собой планомер ную долгосрочную работу по евангелизации северных народов. Евангелизаци онные мероприятия приводят к постоянному увеличению членов протестант ских церквей, расширению охваченных их деятельностью территорий, пре вращению протестантского сообщества в важный фактор жизни общества Тюмени и области.

Евангелизация тесным образом связана с социальным служением про тестантских церквей. Социальная деятельность протестантов развивается по следующим направлениям:

– профилактическая работа с молодежью в учебных заведениях (школы, училища, техникумы);

– организация детских студий (театральных, музыкальных, танцеваль ных, в ряде случаев – спортивных секций);

– работа с заключенными;

– работа с наркозависимыми и социальнозапущенными. (При протес тантских церквях действуют реабилитационные центры – «некоммерче ские, добровольные общественные объединениями для создания и реа PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ лизации программ реабилитации, адаптации и профилактики наркома нии на территории Тюменской области». При Тюменской христианской церкви «Свет Миру» – РЦ «Соль земли», РЦ «Добрый самарянин», РЦ «Возрождение Плюс». При Тюменской Христианской Церкови христи ан веры Евангельской действует три фонда социальной реабилитации.

Здесь бывшие заключённые и наркоманы проходят «адаптационный пе риод»: им помогают вернуться к нормальной жизни, найти работу);

– оказание помощи таким социальным учреждениям, как детские дома, дома престарелых и инвалидов;

– оказание помощи многодетным семьям, малоимущим.

Социальное служение протестантов, по словам одного из пасторов, «приводит к тому, что в церковь приходят родители наркоманов, алкоголиков, заключённых и сами бывшие зависимые. Церковь движется проблемами».

В условиях очевидного, по мнению протестантов, неприятия протес тантского сообщества как равноправного партнера со стороны власти в лице Комитета по делам национальностей АТО («отклонение ряда наших инициа тив»), Тобольско-Тюменской епархии РПЦ («наши мероприятия пикетировали подконтрольные РПЦ общественные организации») и общества («сектофо бия») протестантские религиозные организации действуют по-разному.

Одни из них (явное меньшинство) становятся на позиции конформизма, говоря: «Мы маленькая церковь, если не послушаемся, то лишимся того не многого, что имеем», либо руководствуясь тем, что «в советские годы было гораздо тяжелее».

Другие церкви «уходят в подполье», что находит свое выражение, на пример, в получении помещений для проведения мероприятий на основе не официальных личностных договоренностей с их владельцами, без уведомле ния властей;

в отказе от регистрации возникших новых религиозных групп («так проще», «меньше хлопот с властями»);

в проведении собраний и про смотре фильмов на квартирах членов церкви и т.д.

Наконец, целый ряд протестантских церквей видит для себя выход из создавшейся ситуации в объединении в рамках Совета христианских церквей в целях совместного отстаивания своих прав.

Совет христианских церквей г. Тюмени – это неформальный координа ционный орган, созданный по инициативе нескольких лидеров протестантских церквей в октябре-ноябре 2003 г. Совет христианских церквей создавался в целях отстаивания прав протестантов. Отношение к Совету христианских церквей в самом протестантском сообществе неоднозначное. Большинство считает, что Совет следовало создать уже давно («порознь мы более уязвимы, чем вместе»). С другой стороны, высказываются мнения, что «такие околоцер ковные организации могут становиться бременем для церквей, а сейчас нет необходимости в объединении. Для объединения необходимы объективные причины, которых на данный момент нет». Некоторые протестантские органи зации отказались вступить в Совет христианских церквей, так как «в совете PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № христианских церквей отношения между церквями неравноправные. Три церк ви пятидесятнические, они все и решают». Их это не устраивает.

Все попытки Совета христианских церквей и отдельных протестантских пасторов наладить отношения с Тобольско-Тюменской епархией РПЦ МП бы ли отклонены последней, для которой протестанты не сограждане, а «сектан ты», «предатели», «вероотступники», иногда – «сатанисты».

На сегодняшний день в деятельности Совета христианских церквей на метилась тенденция к его трансформации в Совет церквей, то есть – нефор мальную организацию, включающую в себя все, а не только христианские, религиозные организации региона. Первым шагом на этом пути стал сбор подписей под проектом «Декларации о сотрудничестве и взаимодействии Ад министрации Тюменской области с религиозными организациями, представ ленными в Тюменской области». Помимо протестантов Декларацию подписа ли католики, иудеи, мусульмане. Протестанты призывают воспользоваться опытом Ижевска, Пензы, Кургана, где, по их словам, протестанты, РПЦ и ор ганы власти успешно сотрудничают друг с другом.

Протестантские церкви активно занимаются образовательной деятельно стью. Для протестантов большой ценностью является как духовное, так и светское образование. Многие протестантские пасторы имеют высшее образо вание, некоторые – несколько высших образований, в том числе юридическое и религиоведческое. Различные библейские курсы действуют практически при каждой протестантской церкви. При поддержке Тюменской христианской церкви «Свет миру» в ноябре 2004 г. в Тюмени планируется открытие заочной программы по специальности религиоведение Русского Христианского Гума нитарного института (РХГИ) г.С.-Петербург.

По данным Комитета по делам национальностей АТО, в ходе опроса граждан, проведенного в 2002 г., из 2500 опрошенных жителей (юга) Тюмен ской области 5,58% обозначили свою конфессиональную принадлежность к исламу. Однако эта цифра лишь условно отражает распространение ислама среди населения области. Надо иметь в виду, что часть опрошенных отнесли себя к мусульманам, исходя из бытующего на сегодняшний день соотнесения этнической и религиозной идентичности. По оценкам мусульманских деятелей региона число настоящих (по религиозным меркам) приверженцев ислама не значительно.

По данным Управления Министерства юстиции РФ по Тюменской об ласти, в конце сентября 2004 г. приверженцы ислама были объединены в зарегистрированных общин. Основная часть официально действующих му сульманских организаций входит в состав Духовного управления мусульман Тюменской области (ДУМ ТО). Значительное число мусульманских общин находятся под юрисдикцией или поддерживают контакты с Тюменским казыя том Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМ АЧР).

Две организации в Тюмени и Тобольске находятся под контролем Централь ного Духовного управления мусульман (ЦДУМ). Еще две организации облас ти заявляют о своем автономном статусе.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ Надо иметь в виду, что некоторые реально существующие мусульман ские общины не испытывают потребности регистрироваться и функционируют в качестве либо религиозных групп, либо реально существующих религиозных сообществ.

Идущие в последние годы миграционные процессы создали условия для новых подвижек внутри исламского сообщества области. Среди выходцев из Азербайджана на территории области есть и приверженцы шиитского течения ислама. По логике вещей и из-за серьезных догматических и вероисповедаль ных разногласий между суннитами и шиитами, последние со временем могут оформить собственные религиозны структуры. Граждане, переселяющиеся с Северного Кавказа и из Средней Азии, нередко являются приверженцами ша фиитского мазхаба суннизма и суфийских тарикатов. Некоторые из подобных мусульман могут вести религиозную жизнь в рамках так называемого внеме четного ислама, сообразуясь со своим собственным представлением об исламе и опираясь на богословские воззрения религиозных авторитетов проживаю щих вне территории области, а то и России. Надо отметить, что в ноябре г. Тюменскую область посещал группа, предположительно, дагестанцев, вхо дящих в состав подобного внемечетного джамаата. Присутствие мигрантов в среде исламского сообщества области становится все более и более заметным.

Так, по оценкам экспертов из исламской среды, выходцы из кавказского ре гиона и Средней Азии являются основной массой прихожан, посещающих ме чети городов области.

Надо иметь в виду и то, что существующие религиозные общины обла дают определенным своеобразием. Во-первых, в деревнях действуют неболь шие общины (10 – 20 чел.), как правило, пожилых людей, которые пытаются практиковать ислам. Во-вторых, в городах области вокруг мечетей образовы ваются более сложные институции. С одной стороны, мечети становятся цен трами проповеди, исполнения обрядов, обучения религии посредством медре се, воскресных школ и т.п. С другой стороны, нередко общины (на пятничный намаз, во многих городах, приходят до сотни человек), создающиеся вокруг них, носят формальный характер. В городах реальными центрами стяжения мусульман начинают становиться священнослужители или религиозные акти висты. Среди молодежи и людей среднего возраста заметна тенденция не только жить по канонам ислама, но и его богословского постижения. В облас ти действуют официальные медресе в с. Ембаево, г. Тобольске, и женское в г. Тюмени. Различными мусульманскими структурами люди направляются на учебу в медресе Москвы, Казани, Бугуруслана, Альметьевска, Медины, араб ских стран, Турции, а также на исламские курсы различной продолжительно сти. Обучение проходят как мужчины, так и женщины. Ныне в регионе духов ное образование получили порядка 400 человек. Существуют исламские круж ки самообразования. Повышается значимость исламских механизмов социаль ной регуляции. Говорится о необходимости упорядочивания распределения закята, ведения списков нуждающихся мусульман. Существуют внутренне структурированные, но официально не зарегистрированные исламские фонды.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № Их средства формируются из добровольных пожертвований и денег спонсо ров, а распределяются на закят и другие потребности общин. Подобным при мером может служить фонд «Доверие» (г. Тюмень).

Стратегия мусульманского сообщества Тюменской области может быть охарактеризована следующим образом: привнесение ислама в жизнь татарско го населения, а также других этнических групп области, культурно исторически связанных с мусульманской традицией;

в то же время с интере сом приветствуется обращение к исламу русских людей, а также представите лей других народов (ДУМ АЧР способствует деятельности в России движения «Русские мусульмане»/«Русский ислам»);

в целом мусульманские общины вполне удовлетворились бы возможностями своего свободного существования в рамках обозначенного выше социокультурного пространства. В то же время мусульманские общины открыты для межконфессионального диалога и в це лях обеспечения более полных реализаций прав граждан и религиозных общин в сфере свободы, совести осенью 2004 г. ДУМ ТО и ДУМ АЧР поставили свои подписи под проектом «Декларации о сотрудничестве и взаимодействии Ад министрации Тюменской области с религиозными организациями, представ ленными в Тюменской области».

Еще одной причиной присоединения основных исламских структур Тю менской области к указанному проекту декларации стали их обеспокоенность «ростом исламофобии в России и в области», а также, по их мнению, «несба лансированная религиозная политика в регионе».

Важным фактором нынешнего и будущего развития ситуации внутри исламского сообщества Тюменской области являются непростые взаимоотно шения между местными лидерами ДУМ ТО, ДУМ АЧР и ЦДУМ. Исламские лидеры убеждены и в том, что определенную негативную роль в этих взаимо отношениях играет «избирательная политика АТО в отношении исламских структур».

Указанные выше факторы создают внутри исламского сообщества Тю мени среду, которая питает радикальные настроения. На сегодняшний день в области продолжает действовать запрещенная Верховным Судом РФ от февраля 2003 г. партия Хизбут-Тахрир аль ислами. Так, 14 ноября 2004 г.

группы молодых людей распространяли листовки этой организации среди му сульман г.Тюмени. Необходимо отметить, что, по всей видимости, официаль ные лидеры мусульманских общин г.Тюмени не имеют прямого отношения к деятельности данной организации. В то же время, не смотря на публичные за явления, осуждающие деятельность Хизбут-Тахрир аль ислами, которые они периодически делают под воздействием органов юстиции и Комитета по делам национальностей АТО, их реальное отношение к этой организации заключает ся в позиции «не поддержки и не осуждения». В этом явно проявляются ис ламская солидарность и сомнения в правильности религиозной политики, про водимой в Тюменской области. Необходимо отметить то, что публичная дея тельность молодых людей, приписывающих себе принадлежность к Хизбут Тахрир аль ислами вызывает у мусульманских лидеров досаду, так как в ре PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ зультате подозрение падает на все исламское сообщество и может негативно сказаться на условиях его существования. Деятельность радикалов и исламо фобия среди определенной части населения являются фактором, отталкиваю щим часть граждан региона, например татар, от ислама.

Определение воздействия религиозной литературы на формирование экстремистского мировоззрения затруднено тем, что содержащиеся в ней бо гословские доктрины являются политически амбивалентными, на практике они использовуются различными представителями мусульманского сообщест ва в самых разнообразных, в том числе и социально приемлемых (призыв к нравственному поведению, благотворительности и т.д.) целях. Примером это го может являться трактовка понятия «джихад» – усилие, рвение ради Аллаха, предполагающее как добрые дела и благочестивую жизнь, так и в крайних случаях военное сопротивление.

В настоящее время все субъекты религиозного сообщества Тюменской области прочно встроены в информационно-сетевые российские и междуна родные системы. Важно отметить, что, по крайней мере, протестантское и му сульманское сообщества рассматривают себя как неотъемлемую часть соот ветствующих международных религиозных структур – для протестантов это различные мировые объединения христианских церквей, в которые многие из них включены, а для мусульман – транснациональная умма. Протестанты и мусульмане активно сотрудничают с российскими и международными право защитными организациями. Материалы о ситуации с исламом и жизнью ис ламских общин регулярно появляются на различных мусульманских, светских и атеистических сайтах русской зоны Интернета. Аналогичная информация размещается в российских светских и мусульманских газетах. Хорошо пред ставлена в печатных и электронных СМИ деятельность Тобольско-Тюменской епархии РПЦ МП, с 1999 г. она находит свое отражение в отчетах тюменских правозащитных организаций, которые размещаются на сайтах Московской Хельсинской группы и других правозащитных организаций. Периодически эти материалы публикуются отдельной брошюрой и размещаются в СМИ.

Религиозная ситуация в Тюменской области характеризуется следую щими позитивными чертами:

– создана законодательная база политики в отношении религиозных сообществ;

– создается научно-методическое обеспечение деятельности Комитета по делам национальностей АТО;

– налажено взаимодействие федеральных органов власти на террито рии Тюменской области и Администрации региона;

– налажены процессы регистрации, контроля за деятельностью рели гиозных организаций и правовой помощи им со стороны органов Ми нистерства юстиции на территории Тюменской области;

– проходят круглые столы, дискуссии между представителями свет ской общественности и рядом религиозных организаций (православные, мусульмане, иудеи);

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № – РПЦ пытается наладить сотрудничество с учительством области;

– протестанты, мусульмане, иудеи проявляют готовность к сотрудни честву со светскими кругами;

– расширяется участие религиозных организаций в решении социаль ных проблем региона;

– в последнее время наметилась консолидация ряда религиозных орга низаций для налаживания межконфессионального диалога и сотрудниче ства, что может внести свой вклад в укрепление гражданского общества Тюменской области.

В то же время негативное воздействие на религиозную ситуацию оказы вают следующие факторы:

– возросла конфликтогенность в отношениях между представителями ДУМ АЧР и структурами АТО, то же можно отметить и в отношении протес тантского сообщества;

– наметилась тенденция к закрытию от светской общественности, а час тично и от органов власти Тобольско-Тюменской епархии РПЦ МП;

– наметилась тенденция к сегрегации детей части православных и про тестантов от общегражданской школьной системы;

– в религиозные коллизии и конфликты втягивается часть православных мирян и приверженцев ислама, а в этих условиях духовные лидеры РПЦ и му сульман не могут оказать должного воздействия на своих прихожан;

– органы государственной власти на территории Тюменской области не всегда проявляет твердость в проведении конституционных принципов в от ношении религиозных групп, проявляют конформизм в отношении чрезмер ных требований отдельных сообществ, в частности РПЦ.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ Рец. на: Кривошеев Ю.В. Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование. СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2003. 239 с.

Выдающийся деятель раннего русского средневековья князь Андрей Юрьевич Боголюбский не был обойден вниманием историков. Ему посвящено немало исследований, как специальных, так и в связи с другими проблемами истории Руси. Тем не менее в условиях неизбежной в современную эпоху де конструкции традиционного исторического сознания, связанного с распро странением новой системы общественных ценностей, с переосмыслением прошлого каждое новое слово историков об этом князе вызывает значитель ный интерес1. Это не случайно. Столь яркий исторический персонаж, носитель самых разнообразных и противоречивых личностных качеств, действовавший в условиях глубоких перемен и потрясений на русской земле, в историческом сознании русского общества неизбежно играет роль одного из «мест памяти», благодаря которым это сознание получает определенную целостность и при обретает ориентацию в прошлом и в настоящем2.

В такой непростой историографической ситуации известный исследова тель истории Руси Ю.В. Кривошеев, имеющий опыт работы в жанре историче ской биографии3, сумел найти малоизученную нишу. Он таким образом сфор мулировал проблему исследования, что ее изучение не только способствовало более глубокому пониманию личности и исторической роли Андрея Боголюб ского. Оно помогало уяснить причины внимания к его политической и челове ческой судьбе на протяжении многих веков нашей истории и связанные с ни ми особенности изучения его биографии рядом поколений историков. Подоб ная постановка исследовательской проблемы позволила автору на протяжении всего повествования поддерживать глубокий интерес читателя, совмещая рас крытие внутренней напряженности того времени, когда протекала жизнь и деятельность Андрея Боголюбского, с едва ли меньшей напряженностью исто риографической ситуации, когда закипали, по его словам, «страсти по Анд рею» и когда создавались посвященные ему труды историков.

Такой проблемой для Ю.В. Кривошеева оказалась гибель князя, что придавало его книге черты произведения историко-правового жанра. Не слу чайно автор обозначил данную особенность подзаголовком «Историческое расследование». Очевидно, и это понимал сам автор, подобное «расследова ние» неизбежно велось в предшествовавшей историографии и ведется им са мим при недостатке достоверного материала и при наличии множества интер претаций. Это обстоятельство заставляло его идти двумя путями. Во-первых, «расследование» предполагало использование им метода, обозначенного со временным итальянским историком К. Гинзбургом как «уликовая парадигма», при которой по отдельным следам и приметам в сознании исследователя вос создается исторический факт и вскрывается картина события4. Во-вторых, при неясности ряда фактов и при множественности их истолкований и основывав PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № шихся на них версий предполагалась необходимость их сопоставления и оцен ки степени их вероятности.

Подобная постановка проблемы предопределила своеобразную компо зицию книги. В отличие от трудов, выполненных в традиционном историко биографическом жанре, в исследовании Ю.В. Кривошеева кульминацию со ставила гибель главного героя. Логически и исторически это оправдано. В ней, как в фокусе, выразились итоги его политической деятельности, борьбы его за укрепление великокняжеской власти во Владимиро-Суздальской земле и вос приятие ее и самой личности князя в разных слоях общества, причем не только в Северо-Восточной Руси. Поэтому обстоятельства жизни князя до его убий ства даны в виде предыстории главного события, составившего центр повест вования. Также нетрадиционно, но логически оправдано помещение в заклю чительной части книги главы, характеризующей восприятие образа князя в русском историческом сознании, а также важных и до сих пор не изученных фрагментов посвященной ему историографии.

Такая структура предопределила использование самых разнообразных источников. Среди них не только летописи, агиографическая литература и фольклорные источники, но также данные судебно-медицинской экспертизы останков князя. Кроме того, автором введены в научный оборот разнообраз ные историографические источники, относившиеся к обсуждению рукописи книги Н.Н. Воронина «Андрей Боголюбский» в конце 40-х – начале 50-х гг.

прошлого века. Это позволило представить не только историческую обстанов ку, в которой жил, вел борьбу и погиб князь Андрей, но и понять причины интереса к нему соотечественников последующих поколений, а также ситуа цию в советской историографии, когда обсуждалась рукопись труда Н.Н. Во ронина и стоял вопрос об ее издании.

Освещая главный сюжет своего исследования, Ю.В. Кривошеев избрал, как представляется, наиболее убедительную форму подачи материала, которая заключается в освещении разнообразных версий событий. Вкладом в изучение биографии князя является проделанная автором систематизация версий траге дии 1174 г. в Боголюбовском замке. Такой метод не только дает представление о широте и разнообразии представленных в историографии точек зрения. Бла годаря его использованию автору удалось на материалах данной проблемы сформировать вполне современное представление об относительности той ис торической истины, которую способно дать изучение далекого раннесредневе кового прошлого. Кроме того, современный характер исследования Ю.В. Кри вошеева наглядно проявился в стремлении к познанию исторических событий и явлений через понимание людей изучаемого времени, путем выявления явно и неявно выраженных в источниках следов присущей им системы ценностей, структур их сознания и категорий культуры общества того времени. Это по зволило ему представить убийство князя не только в свете рационально пости гаемых методами классической историографии представлений об обществен но-политических предпосылках данной акции. Убийство, совершенное княже скими слугами разного ранга, показано как явление сложной и своеобразной PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ мультикультурной ситуации, сформировавшейся в условиях причудливого сочетания многообразных конфессиональных основ, которые уживались в русском средневековом сознании, а также к сознанию пестрого в этническом отношении окружения владельца боголюбского замка. Столь же убедительно продемонстрирована связь между описанием в источниках отношения к телу убитого князя до его погребения и вскрытыми автором преимущественно язы ческими традициями отношения к мертвому вообще и к погибшему насильст венной смертью, в частности, которые бытовали в XII в. на Руси.

Значительный интерес в условиях относительно слабой известности фе номена отечественной историографии советского времени представляет впер вые поставленная Ю.В. Кривошеевым проблема истории рукописи моногра фии Н.Н. Воронина об Андрее Боголюбском. Первым шагом в изучении вся кой проблемы является нередко введение в научный оборот относящихся к ней источников. Благодаря выявлению и публикации Ю.В. Кривошеевым писем и документов из архива Н.Н. Воронина, хранящегося в Государственном архиве Владимирской области, стали доступны сведения, наглядно характеризующие условия работы историка в послевоенный период, когда идеологические уста новки и штампы нередко напрямую душили свободную научную мысль. Осо бенно это заметно по письму Н.Н. Воронина заведующему редакторским отде лом академического издательства Д.Е.Михневичу, из которого виден мораль ный и интеллектуальный уровень редактора научной монографии, больше все го боявшегося, что сохранение в рецензируемом им труде сколько-нибудь не традиционных характеристик будет воспринято как идеологический просчет.

Не менее интересны сведения переписки, относящиеся к личностным характе ристикам не только самого Н.Н. Воронина, но и таких авторитетных истори ков русского средневековья, как Б.Д. Греков, Д.С. Лихачев и начинавший в то время свою научную деятельность В.Т. Пашуто. Интересным и своеобразным исследовательским методом Ю.В. Кривошеева, допустимым в ходе изучения общественной мысли новейшего времени, является публикация источника без авторского комментария. В самом деле, такой источник во многом говорит сам за себя. Однако несомненно, что дальнейшее изучение поставленной Ю.В.

Кривошеевым историографической проблемы потребует более четкого выра жения отношения историка к содержащимся в них фактам из истории истори ческой науки и оценки личной научной и этической позиции историков – ав торов данной переписки.

Представляется, что отдельные положения интересного исследования Ю.В. Кривошеева могут вызывать вопросы. Так, требует, на наш взгляд, более четкого обоснования утверждение, согласно которому в летописном рассказе о диалоге между Кузьмищей Киянином и Амбалом «содержится почти вся ос новная информация» (с.119). Очевидно, что следовало бы выразить авторское отношение к выводу И.Н. Данилевского о смысле этого рассказа. Как пред ставляется, И.Н. Данилевский убедительно показал параллели между этим текстом и текстами Священного Писания, а также других источников. Он сде лал вывод о том, что в нем «мы имеем дело не столько с "документальным" PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № описанием реального события, сколько с оценкой самого факта убийства Анд рея... и, главное, с характеристикой возможных последствий самого убийства для дальнейшей судьбы Русской земли»5. Этот вывод дает основание для того, чтобы усомниться в реальности событийной стороны рассказа о разговоре Кузьмищи с Амбалом.

Определенные сомнения могут иметь место по поводу упоминания ав тором о возможности иудейского следа в гибели князя. Наиболее логичным представляется возражение по поводу того, что в убийстве из иудеев участво вал, вероятно, только Ефрем Моизич. Об Амбале же говорится как о ясине, а обращение к нему Кузьмищи: «Помнишь ли, Жидовине...», конечно же, не могут служить указанием на этническую или конфессиональную принадлеж ность, а содержат иной смысл. Впрочем, сам Ю.В. Кривошеев осознавал не достаточную обоснованность, гипотетичность идеи иудейского следа (с. 83).

Возможно также, что при обосновании причин гибели князя следовало бы несколько полнее учитывать такую сторону его политики, как стремление поставить князей под свою власть, лишив их статуса свободных вассалов. Это обстоятельство тонко прослежено в летописи. Когда князь Мстислав Рости славич обвинил Андрея в том, что тот, посылая к нему, как и к другим Рости славичам, своего мечника Михна с распоряжением уходить из «Руськои зем ли», он тем самым обращался к нему «не акы къ князю, но акы къ подручнику и просту человеку»6. Организованный Андреем поход на Киев окончился не удачей. Между тем, одной из очень давних традиций, определявшей положе ние князя на Руси, был подрыв его позиций по отношению к окружению в случае военной неудачи. Такая традиция прослеживалась в историографии еще в Х в., со времени Игоря и Святослава7. Что же касается Андрея, то этой его неудаче предшествовал столь же неудачный поход на болгар. Несомненно, что эти неудачи способствовали подрыву его позиций, причем не только в пределах своей, Владимирско-Суздальской земли, но и на Руси вообще, где у него накануне гибели по существу не оказалось союзников среди князей. Воз можно, что стремление Андрея Боголюбского изменить характер межкняже ских отношений, сформировать основы самодержавия по византийскому об разцу натолкнулись на упорное и успешное сопротивление южнорусских кня зей, дороживших своим вассалитетом и своей вольностью и не допускавшим обращения с собой как со слугами более низкого ранга8.

Несомненно, что новое исследование об Андрее Боголюбском Ю.В.

Кривошеева представляет собой существенный вклад в историографию не только жизни и деятельности этого князя, но и Руси XII в. в целом, ее общест венных отношений, культуры и социально-религиозного сознания. Между тем, она написана в доступной для широкого читателя форме и представит интерес как для специалистов, так и для всех тех, кто интересуется историей русского средневековья.

ПРИМЕЧАНИЯ PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ Только за самое последнее время об Андрее Боголюбском вышли в свет следующие исследования: Георгиевский В.Т. Святой благоверный князь Андрей Боголюбский.

М., 1999;

Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII XIV вв.). М., 2001. С. 65–94;

Данилевский И. А был ли казус? Некоторые размышле ния об одной перебранке, которой, вероятно, никогда не было... // Казус. Индивиду альное и уникальное в истории. М., 2003. Вып. 5. С. 337–364;

Толочко П.П. Дворцо вые интриги на Руси. СПб., 2003. С. 164–172.

Нора П. Франция-память. СПб., 1999. С. 20, 26;

Артог Ф. Время и история. Как пи сать историю Франции? // Анналы на рубеже веков: Антология. М., 2002. С. 162.

См.: Кривошеев Ю.В. Пути и труды Владимира Мономаха. СПб., 1993.

См.: Гинзбург К. Приметы. Уликовая парадигма и ее корни // Гинзбург К. Миф – эмблемы – приметы. Морфология и история: Сб. статей. М., 2004. С. 189–241.

Данилевский И. А был ли казус? С. 357.

ПСРЛ. М., 1998. Т. 2. Стб. 573.

См.: Королев А.С. История междукняжеских отношений на Руси в 40–70-е годы Х века. М., 2000. С. 124–126, 231.

В связи с этим А.Л. Юрганов указывал на различия в культуре политических отно шений между Югом и Северо-Востоком Руси. При сохранении на Юге традиций вольного вассалитета на Северо-Востоке развивались отношения, основанные на полной зависимости от князя. На этом основании он, сравнивая литературные источ ники XII в., отмечал: «Как будто в разные эпохи писалось "Моление" Даниила Заточ ника и южные русские летописи того же XII в., столь различны они и по духу, и по системе ценностей». См.: Юрганов А.Л. У истоков деспотизма // История Отечества:

люди, идеи, решения. Очерки по истории России IX – начала ХХ в. М., 1991. С. 39.

Л.В.Мининкова (Ростов-на-Дону) Рец. на: Зорина А.А. Византийское наследие в искусстве средневековой Руси. Отечественная историография второй половины XIX – начала XX века. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2005. 188 с.

Два момента могут привлечь внимание читателей к данному исследова нию: поставленная проблема и подход, предложенный автором для ее реше ния. Осмысление проблемы истоков русской культуры продолжается в отече ственном гуманитарном знании на протяжении трех столетий. Оригинальность выбранного ракурса изучения проблемы состоит в том, что автор пытается в контексте становления историко-культурного знания России рассмотреть на следие Н.П. Кондакова, Д.В. Айналова, Е.К. Редина, М.Н. Покровского, А.П.

Рудакова, Е.Е. Голубинского, А.В. Горского, И.Д. Мансветова, А.П. Голубцо ва, П.А. Лошкарева.

Отрадно, что эта комплексная проблема была рассмотрена впервые в рамках историографического знания. Методика анализа текстов, предложен ная автором, расширяет наше представление о возможностях историописания.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № Создать совершенно новое историографическое полотно автору позволяет синтетический способ историко-культурного прочтения концепций не только историков, византинистов в классическом понимании, но и специалистов в области художественной медиевистики, церковной археологии, религиозной истории.

Автор открывает богатейший пласт российской гуманитарной мысли – церковно-историческую науку, сочетавшую в себе христианское искусство знание и церковную археологию, богословие и литургистику. Христианское искусствознание занимало особое место в русской художественной медиеви стике и истории искусств, но долгое время оставалось вне поля зрения отече ственных историографов. Говорить о русской церковно-исторической науке стали после того, как произошло освобождение от интеллектуальной западни атеизма и коммунистической идеологии. В данном случае обращение к насле дию Е.Е. Голубинского, А.П. Голубцова А.В. Горского, И.Д. Мансветова, П.А.

Лошкарева, Н.В. Покровского – не дань моде, а попытка восстановления орга ничной связи, которая существовала прежде между русским искусствознанием и церковной археологией. В конце XIX – начале XX в. «история христианско го искусства» была основным искусствоведческим курсом в российских уни верситетах. Лекции по христианской иконографии читали Д.В. Айналов, Е.К.

Редин, А.И. Кирпичников, А.М. Миронов и др. Прочитанные ими оригиналь ные курсы лекций по этой дисциплине были изданы литографическим спосо бом и потому оказались практически забыты, а многие тексты лекций так и остались неопубликованными. Содержание этих курсов может и сегодня стать основой для учебников по религиоведению, истории художественной культу ры, средневековой эстетике, семиотике. В то время преподавание этой дисци плины стимулировало развитие византиноведения и изучения русского искус ства. Осмысление этого пласта русской церковной науки позволяет создать более полное представление о процессе усвоения «византийского художест венного» канона в художественной традиции Древней Руси. В этом контексте автор монографии А.А. Зорина стоит в ряду первооткрывателей этого мало изученного компонента истории православной культуры.

Однако как бы не была важна поставленная А.А. Зориной задача – исто риографического восстановления почти стертых портретов русских ученых «второго» и «третьего» планов, центральной фигурой данного исследования, вокруг которого разворачивается интрига авторского замысла, стала личность Никодима Павловича Кондакова. Его имя давно украсило «чело русской нау ки» и занимало почетное место уже в учебной литературе советской эпохи по истории искусствознания и византинистики, но подлинное его «открытие» на чалось в последние два десятилетия, когда было снято «идеологическое табу»

с его эмигрантского прошлого. Феномен «школы Кондакова» и его «иконо графический метод» продолжают давать материал для размышлений. Каждый последующий исследователь, обращающийся к изучению творческого насле дия и биографии Кондакова, интуитивно пытается понять феномен его необы чайного успеха, который уже при жизни получил «титул» корифея российско PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ го искусствознания и византинистики. Благодаря архивоведческим изыскани ям, проведенным в последние десятилетия петербургскими византинистами1, стало возможно осуществить новое прочтение трудов Н.П. Кондакова. Но слишком доверительное отношение к этим чрезвычайно ценным публикациям таит в себе скрытую опасность. Надо помнить, что эти обзоры субъективны, в них представлены не все документы, а произведена выборка. Данные в этих археографических исследованиях оценки не претендуют на выражение «исти ны в последней инстанции».

Фигура Н.П. Кондакова неоднозначная, но он никогда не выпадал из по ля зрения российских историков искусств. Достижения Н.П. Кондакова самым парадоксальным образом сочетались с ошибками, заблуждениями в идентифи кации отдельных произведений искусств, с упорным следованием надуман ным схемам. Тексты его работ отличались монотонным скучным стилем изло жения, педантичным описанием памятников. Поэтому извлечь россыпь плодо творных идей из его книг всегда было чрезвычайно сложно.

А.А. Зорина, синтезируя все известные историографические образы рус ского ученого, предполагает добавить новые штрихи к портрету. Автор моно графии фокусирует внимание на «иконографическом методе» Н.П. Кондакова.

Но сущность этого метода и его преимущества по сравнению с другими суще ствовавшими в то же время методами идентификации и описания памятников художественной культуры автором монографии не определена достаточно четко. Несмотря на то, что метод Н.П. Кондакова почти сразу же получил при знание у западных и российских искусствоведов, его возможности оказались ограниченными. Методология искусствознания в начале XX века развивалась настолько интенсивно, что уже в 30–40-е гг. американским искусствоведом Эрвином Панофским был предложен новый метод – иконологический. Сопос тавления метода Кондакова с методом Панофского позволило бы более четко определить вклад русского ученого в методологию искусствознания.

Отмечая недостатки концепции Н.П. Кондакова, которые стали очевид ны современным историкам культуры, автор монографии практически не упо минает тех критиков, которые не побоялись полемизировать с мэтром в той социо-культурной реальности. Известно, что по многим позициям с ним не соглашался Ф.И. Шмит. В частности, он возражал ему по поводу толкования фресок бывшего христианского храма в Константинополе Кахрие-Джами, а также Киевской Софии. Ф.И. Шмит считал надуманной концепцию Н.П. Кон дакова «расцветов» и «упадков» в искусстве, поскольку она основывалась на субъективно-эстетических впечатлениях. Согласно теории Н.П. Кондакова эпохи расцвета – это эпохи, когда искусство приближается к античным фор мам, а эпохи упадка – эпохи, когда искусство отдаляется от классических форм. Эти положения концепции Н.П. Кондакова были признаны ошибочны ми в 50-е г. XX в. В.Н. Лазаревым, но мало кто решался вступать в полемику с «мэтром» при его жизни2. На два десятилетия раньше В.Н. Лазарева на недос татки исследовательского метода Кондакова в 1933 г. обратил внимание Ф.И.

Шмит. Знакомство с архивами Ф.И. Шмита позволяет утверждать, что В.Н.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № Лазареву могло быть известно мнение Ф.И. Шмита по этому вопросу. Следо вательно, можно предположить, что академик В.Н. Лазарев мог воспользовал ся идеями своего коллеги и выступил с критикой Н.П. Кондакова, в тот мо мент, когда это уже не имело последствий.

К сожалению, в своих суждениях о Ф.И. Шмите автор монографии ссы лается на мнение Е.Ю. Басаргиной, которое нам представляется субъектив ным. В частности, не совсем убедительно выглядят, выдвинутые Е.Ю. Басар гиной «обвинения» в адрес Ф.И. Шмита, которые повторяет автор данной кни ги. Е.Ю. Басаргина утверждала, что мотивом написания статьи «Византинове дение на службе самодержавия» для Ф.И. Шмита 1933 г., было стремление выслужиться перед советской властью. В этой связи хотелось бы сделать не сколько замечаний. Во-первых, статья Ф.И. Шмита так и не была опубликова на и не могла разрушить ореол «святости» мэтра русского византиноведения – Н.П. Кондакова. Во-вторых, разногласия между этими учеными начались го раздо раньше, и имели принципиальный характер. В-третьих, и это главное, Ф.И. Шмита трудно судить за позицию, мы не имеем на это право. Надо пом нить ситуацию 30-х гг. и знать как «ломали» Ф.И. Шмита. Современные пе тербургские историографы только в последние годы стали говорить о русо фобских взглядах отечественных историков и искусствоведов. По причине не мецкого происхождения Ф. Шмиту постоянно приходилось преодолевать субъективное отношение со стороны метров русского искусствознания, в том числе со стороны Н.П. Кондакова и Д.В. Айналова, которые презрения к нем цам не скрывали. Ученые не были «ангелами», как это сегодня стараются представить. В конце концов, надо помнить то, что Ф.И. Шмит был расстрелян в 1937 г., в том числе по причине своего немецкого происхождения, так же как и его 27-летний сын-летчик. Все не так просто.

И наконец, самый принципиальный момент. Сама постановка темы не только продолжает оставаться дискуссионной в современной науке, но и впи сывается в одну из фундаментальных проблем российской истории, которую пытались решить многие русские мыслители. «Понимание истории России и уяснение роли в ней национально-религиозных и культурных традиций – важ нейшая тема русской философской и историософской мысли»4. Концепция А.А. Зориной базируется на бесспорности тезиса о положительном влиянии византийской традиции на становление русской художественной культуры.

Автор пытается подкрепить свою позицию специальной главой, посвя щенной разбору вариантов интерпретации концепта «византинизма» в русской историко-философской мысли. (К.Н. Леонтьева, Вл. Соловьева, Н.Я. Данилев ского, Н.А. Бердяева и др.). А.А. Зорина поставила перед собой сложную ин теллектуальную задачу – обнаружить опосредованное влияние концепций рус ских мыслителей на представления российских искусствоведов и специали стов в области художественной византинистики. До настоящего времени ни в рамках чистого философского знания, ни в историографии в ее классическом понимании, ни в искусствознании такие опыты не предпринимались. Предста вители этих, казалось бы, родственных областей гуманитарного знания, вра PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ щавшихся в кругу общих тем и понятий, работавшие над решением одной проблемы, развивались в разных познавательных плоскостях. Историософы занимались умозрительным осмыслением процесса развития русской истории и культурно-религиозных традиций, а искусствоведы реконструировали про шлое на основе изучения визуальных памятников. Проследить «перетекание»

идей и, более того, обнаружить совпадение подходов между этими областями гуманитарного знания, всегда – было достаточно сложной мыслительной операцией. Можно сказать, что их взаимодействие осуществлялось по принципу плавающей корреляции.

В российском гуманитарном знании всегда существовали разные подхо ды к оценке византийского влияния: одни считали, что усвоение византийской культурно-религиозной традиции имело «судьбоносный» характер, оценивали это влияние положительно, другие, наоборот, считали его роковым. Совре менные историки полагают, что влияние византийского православия на Русь было многопланово5. Поддержку этого утверждения они находят в работах русских историков и философов XIX – начала XX в., таких как В.О. Ключев ский, Г.П. Федотов и Н.С. Трубецкой. Эти мыслители ставили под сомнение вопрос о трансляции через Византию на Русь античной классики, поскольку усвоение духовного наследия Древней Греции через византийское богословие происходило поверхностно. Эта группа русских гуманитариев считала, что принятие византийского православия предопределило отставание русской культуры.

Признание факта существования в русской художественной медиеви стике контр концепции теории Кондакова – Айналова могло бы скорректиро вать существующие в отечественной историографии представления о насле дии отечественных византинистов. Хотя открытой дискуссии по этому поводу не состоялось6, одним из первых осмелился оспорить постулат о благотворно сти византийского влияния на русскую культуру искусствовед Федор Ивано вич Шмит. В 1919 г. он писал: «Русь примкнула к Византии, которая была на целый цикл старше её. Не продумав и не пережив всего сама, она должна была сразу усвоить весь тысячелетний чужой опыт, но отдельные люди, ни целый народ, чужим опытом мудры не бывают. И потому вся история русского ис кусства – есть явление весьма сложное, где параллельно происходит постоян ный внутренний отказ от механического усвоения Византии и поиски чего-то другого. И вместе с тем, … идеализация той же Византии, цепляние за ее кра соты, за ее богословие, политические и художественные традиции»7. Эти идеи Ф.И. Шмита во многом совпадают с размышлениями В.О. Ключевского и Г.П.

Федотова8 по проблеме византийского влияния. «Вердикт», выносимый Ф.И.

Шмитом, суров: «Воздействие Византии прекратило самостоятельное развитие русского искусства»9. Внимательное чтение этого интересного исследования Ф.И. Шмита заставляет нас рассматривать известные факты русской культур ной истории эпохи средневековья совершенно иначе, позволяет снять сусаль ную позолоту с привычного образа древнерусской искусства. Значимость вы водов Ф.И. Шмита состояла в том, что они опирались не на политико PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИСТОРИЯ 2005. № философские доктрины, а на самостоятельные наблюдения и изучение икон, фресок, образцов храмового зодчества, изделий древнерусских художествен ных промыслов. К сожалению, это оригинальное и практически забытое ис следование Ф.И. Шмита об искусстве Древней Руси и Украины оказалось вне поля внимания автора.

Кстати, Ф.И. Шмит, на наш взгляд, более лаконично сформулировал принципы «византинизма» стиля в живописи. Сущность «византинизма» в живописи, по Ф.И. Шмиту, состояла в обязательном следовании строгим пра вилам: человеческое тело изображать в анфас, голову (лицо) и ноги, руки – в профиль. Выработанный «шаблон» в изображении человеческого тела, предо пределявший статичность поз и жестов в многофигурных композициях мозаик и фресок, законсервировал развитие византийского искусства. Раз и навсегда найденная формула «византинизма» постепенно превратилась «в тяжелую цепь, приковывавшую ее к отжившему прошлому»10. Своеобразие древнерус ского искусства как раз и определялась способностью переплавить в котле са мобытных представлений о красоте византийский религиозно-живописный канон. Именно эту удивительную способность русской культуры впитывать и усваивать «чуждые этнические элементы» отмечали русские евразийцы Г.В.

Вернадский и Н.С. Трубецкой. Размышляя о причинах популярности визан тийской проблематики в российском искусствознании во второй половине XIX в., автор солидаризируется с мнением Г.И. Взорнова. Ситуация, на наш взгляд, имела гораздо больше нюансов. Подъем национального самосознания в среде научной гуманитарной интеллигенции той эпохи был одним их поводов к изу чению византийского наследия в древнерусском искусстве. Апологетика «ви зантинизма» была историографическим ответом на «европоцентризм», доми нировавший в трудах западных мыслителей. Преодоление западноевропейской концепции началось параллельно с открытием, сначала Н.В. Гоголем, вслед за ним Ф.И. Буслаевым красоты средневековой художественной культуры. По том началось изучение византийской и древнерусской культуры.

В заключение хотелось бы отметить, что в монографии А.А. Зориной поднята одна из сложнейших тем русского гуманитарного знания, которую пытались решить многие русские мыслители. Изучение этой темы помогает понять логику развития русской культуры в прошлом и определить ее совре менной состояние. Тема остается открытой, к ней еще не раз будут возвра щаться медиевисты, искусствоведы, философы, политические историки, по скольку в условиях затянувшегося духовного кризиса современности необы чайно возрастает потребность в обращении к истокам национальной культуры.

ПРИМЕЧАНИЯ Имеются в виду работы А.А. Анфертьевой, Е.Ю. Басаргиной, Л.А. Беляева, И.Л.

Кызласовой, И.П. Медведева. Оригинальные археографические исследования петер бургских византинистов стимулировали появление новых историографических работ не только по персоналиям российских историков культуры, но и позволили по-новому PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006. № 7 ИСТОРИЯ рассматривать процесс обретения самобытного облика художественной культуры Древней Руси. (см.: Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. СПб., 1995;

Рукописное наследие русских византинистов в Санкт-Петербурге. СПб., 1999;

Мир русской византинистики. Материалы архивов Санкт-Петербурга. СПб., 2004).

Как справедливо отмечено автором монографии, только молодые искусствоведы на чала XX в. (П.М. Муратов, Н.П. Пунин, Н.М. Щекотов) отважились оспаривать пре имущества иконографического метода (см.: Зорина А.А. Указ соч. С. 98), но их крити ка не была воспринята «представителями старшего поколения». Эти дискуссии свиде тельствовали о методологическом кризисе в российском искусствознании.

Ф.И. Шмит и В.Н. Лазарев в конце 20-х гг. поддерживали научные контакты, и даже состояли в переписке, обменивались материалами исследований.

См. Афанасьев Ю.Н. Государство и религия в истории России: опыт компаративного исследования // Государство и церковь в истории Франции и России: Материалы рос сийско-французского семинара. Ч.1. 2000. С. 5.

См.: Афанасьев Ю.Н. Государство и религия в истории России…. С. 7.

В одной из своих работ Ф.И. Шмит особенности мозаичных росписей Святой Софии в Киеве объясняет не византийским, а кавказским влиянием, шедшим на Русь через Тмутаракань – когда-то окраину русской земли. Эта точка зрения не получила призна ния среди русских искусствоведов. А концепция древнерусского искусства Ф.И. Шми та была забыта. «Возвращение Шмита» в летопись российского историко-культурного знания было начато еще 80-е гг. прошлого века. В настоящее время его научные заслу ги стали все более очевидными. В частности, сегодня доказана оригинальность и цен ность его интерпретации мозаик киевской Софии, в которой антикварно иконографическое описание памятника, дополняется стилистическим и техническим анализом.

Шмит Ф.И. Искусство Древней Руси и Украина. Харьков, 1919. С. 24.

Ю.Н. Афанасьев приводит интересную цитату из ставшей сравнительно недавно из вестной работы В.О. Ключевского «Об интеллигенции»: «Построив христианский храм, русский образованный человек продолжал жить в языческой избе и по языче скому завету, только развесив по стенам христианские картины» (см.: Афанасьев Ю.Н.

Указ. соч. С. 10).

Там же. С. 23.

Шмит Ф.И. Византийское искусство // Большая Советская энциклопедия. 1-е изд.

М., 1927. Стб. 694;

См. также: Шмит Ф.И. Что такое византийское искусство? // Вест ник Европы. 1912. Октябрь. С. 221–225.

Л.А. Сыченкова (Казань) PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Pages:     | 1 | 2 ||
 





<

 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.