авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА (г. КАЗАНЬ)

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ

БЕЗОПАСНОСТЬ

НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ

Материалы

Международной научной конференции

22 июня 2009 г.

Казань

2009

2

УДК 159.9.:39: 316.7

ББК 88

С 69

Печатается по рекомендации Академии наук Республики Татарстан и решению Ученого совета Института экономики, управления и права (г.

Казань) Рецензенты:

доктор психологических наук А.Н. Грязнов;

доктор философских наук, профессор М.Д. Щелкунов;

доктор педагогических наук, профессор З.Г. Нигматов С 69 Социально-психологическая безопасность народов Поволжья: Материалы Международной научной конференции;

22 июня 2009 г.;

под ред. И.М. Юсупова, с Г.Г. Семеновой-Полях. – Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и права, 2009. - 462 с.

ISBN 978-5-8399-0291- В сборнике представлены как теоретические воззрения философов, так и результаты исследований социальных психологов по актуальным вопросам общественной жизни, сложившейся на постсоветском пространстве к первому десятилетию XXI в. Состоявшийся в интернете 22 июня 2009 г. обмен мнениями ученых России и стран СНГ редколлегия сочла достойным ограниченного тиражирования среди специалистов социально гуманитарного направления.

Материалы адресуются психологам, социологам, философам.

УДК 159.9.:39: 316. ББК ISBN 978-5-8399-0291-6 © Академия наук Республики Татарстан, © Институт экономики, управления и права (г. Казань), Оргкомитет:

Председатель – проф. Тимирясов Виталий Гайнуллович.

Сопредседатель - академик – секретарь отделения социально экономических наук АН РТ, проф., д.т.н. Сулейманов Джавдет Шавкетович (АН РТ).

Зам. председателя – проф., д.псх.н. Юсупов Ильдар Масгудович.

Ученый секретарь - к.псх.н. Семенова-Полях Галина Геннадьевна Ответственные члены оргкомитета:

к.псх.н. Семёнова-Полях Галина Геннадьевна к.псх.н. Шевцов Алексей Маркович Беляева Александра Аркадьевна Приглашенные члены оргкомитета:

д.псх.н. Морозов Александр Владимирович (Институт Международных социально-гуманитарных связей);

д.псх.н, Д.пед.н. Клейберг Юрий Александрович (Московский государственный областной университет);

д.псх.н. Мкртычян Герасим Амирович (Нижегородский государственный университет);

д.псх.н. Поваренков Юрий Павлович (Ярославский государственный педагогический университет);

д.соц.н. Фоминых Владимир Павлович (Чувашский государственный университет).

СОДЕРЖАНИЕ Обращение к участникам конференции…………………………………………. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Юсупов И.М. (г. Казань) Исторические корни самоидентификации народов Поволжья……………………………………………………………..…………… Гарифуллин Р.Р.(г.Казань) Концепция российской психологической безопас ности………………………………………………………………………….……. Мингазов Х.С. (г. Казань) Функциональная структура самоуправления индивидуальным социальным поведением: системная модель……………….. Белоусова А.Б., Гришко И.Н., Кривцова Е.К., Синеглазова А.Г. (г. Казань) Концепция социально-психологической безопасности молодежи Республики Татарстан…………………………………………………………………………... Халитов Р.Г. Юсупов И.М. (г. Казань) Межгрупповой диссонанс как индикатор психологической безопасности общества…………………………. ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Байбакова Е.В. Аввакумова Н.Ю. (г. Казань) Влияние информационных технологий и информации на демографическую ситуацию в стране…………. Бегоян А.Н. (г. Ереван, Армения) Киберсексуальная зависимость и проблема социально-психологической безопасности семьи……………………………… Азарёнок Н.В. (г.Минск, Беларусь) Клиповое сознание как проблема информа - ционно-психологической безопасности……………………………………….. Карпов А.М. (г. Казань) Самозащита от информационно-психологических угроз……………………………………………………………………………….. Сулейманов Р.Ф. (г. Казань) Психомузыкальное пространство как фактор опасности/безопасности нравственного развития подрастающего поколения………………………………………………………………………….. Юсупова Г.В., Виссарионова В.А. (г. Казань) Особенности эмоционально коммуникативной сферы подростков, увлекающихся компьютерными играми……………………………………………………………………………… Саглам Ф.А. (г. Казань) Психолого-педагогические аспекты безопасности использования интернета в учебно-воспитательном процессе………………. Мавлявиева Л.И. (г. Казань) Формирование информационной культуры учащейся молодежи как условие их социально-психологической безопасности…………………………………………………………………….. МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МЕЖЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ Иванова Л.Н. (г. Казань) Деятельность ассамблеи народов Татарстана в раз витии межэтнической и межконфессиональной толерантности……….…… Колесников В.А. (г. Волгоград) Этнотолерантность как элемент политической культуры………………………………………………………………………… Королева Л.А., Королев А.А., Соломадина Н.А. (г. Пенза) Православие, ислам, власть в России: к вопросу о толерантности (по материалам Среднего Поволжья)……………………………………………………………………….. Фролова Е.В. (г. Казань) Группы этнических меньшинств полиэтничного города: этническая идентичность и межэтническая толерантность (по материалам исследований украинского, немецкого, чувашского и армянского населения г. Казани)…………………………………………………………….. Хусаинова Н. Ю., Гиниятуллина А.Р. (г.Казань) Межконфессиональная толерантность и архетипы……………………………………………………… Меньчиков Г.П. (г.Казань) Основные «механизмы» психологических самозащит………………………………………………………………………... Иванова И.Г. (г. Казань) Поликультурное образование и его значение в воспитании толерантности личности………………………………………….. Маркова Н.Г. (г. Нижнекамск, Татарстан) Формирование у молодежи толерантности как индикативного качества конструктивной личности…….. Додина Р.Р. (г. Наб.Челны, Татарстан) Формирование культуры поведения в межнациональных отношениях………………………………………………… Романова О.В. (г. Зеленодольск, Татарстан) Толерантность современных студентов…………………………………………………………………………. Леонова И.С. (г. Когалым, Ханты-Мансийский окр.) Корпоративная культура класса как основа формирования толерантности у младших школьников….. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ Григорьева О.В. (г. Казань) Тенденции современного развития трудовых отношений………………………………………………………………………... Цагарелли Ю.А. (г.Казань) Психология управления в экстремальных ситуациях………………………………………………………………………… Трифонова Т.А. (г. Казань) Отбор персонала как превенция безопасности организации……………………………………………………………………… Куличева С.С., Назметдинова И.С. (г. Астрахань) Обеспечение безопасности в образовательной среде………………………………………… Прохорова Ю.В. (г. Зеленодольск, Татарстан) Проблема обеспечения личной психологической безопасности сотрудников уголовно-исполнительной системы России………………………………………………………………….. Белкин А.И. (г. Самара) Оценка профессионально-важных качеств следователя………………………………………………………………………. Скоробогатов А.В., Пушкарева А.И. (г. Казань) Восприятие правовой защищенности студентами юридических и неюридических специальностей. Овчинников К.А. (г. Казань) Военная безопасность: региональный аспект. Беляева А.А. (г. Казань) Остроумие как один из приемов совладающего поведения субъектов экстремальных профессий.………………………..…… Юсупова Г.В., Головина Е.А. (г.Казань) Влияние социально психологических установок руководителя на межличностные отношения в трудовом коллективе……………………………………………………………. Старовойтова С.Ю., Тазиева Г.С. (г. Казань) Психологическое здоровье у людей рабочих специальностей с разным уровнем нервно-психического напряжения………………………………………………………………………. ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ И ЕГО ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Сутужко В.В. (г. Саратов) Девиантное поведение как социальный феномен…………………………………………………………………………... Федорова Н.В. (г. Омск) Психологическая сущность делинквентного поведения………………………………………………………………………… Клейберг Ю.А. (г. Москва) Теоретические подходы к определению взаимосвязи деструктивного поведения и девиантного поведения….……… Хисматуллина З.Н. (г.Казань) Нарушение механизма социализации как фактор, обуславливающий девиантное поведение……………………….…… Майсак Н.В. (г. Астрахань) К вопросу о проявлениях в профессии девиативных тенденций и паттернов личности……………………………….. Ананьева Н.А. (г. Москва) Личностная изменчивость девиантного типа и ее пределы………………………………………………………………………...… Буракова В.В. (г.Зеленодольск, Татарстан) Алгоритм предупреждений и приоритет различных отклонений в поведении людей…………………..…… Малюшина Ю.А. (г. Курган) Влияние экстремальных условий на формирование девиантного поведения несовершеннолетних в историко психологическом контексте………………………………………………..…… Фирсова Т.А. (г. Самара) Психолого-педагогический фактор формирования девиантного поведения современного подростка…………………………...… Шамухаметова Е.С. (г. Шадринск, Курганская обл.) Особенности девиантного поведения подростков……………………………………….…… Кравченко Е.М. (г. Москва) Кризисы феминности и маскулинности как формы девиантного поведения…………………………………………………. Месникович С.А., Зайко Е.В. (г. Минск, Беларусь) Ценностные ориентации подростков с девиантным поведением……………………………………...…. Роденко Е.А. (г. Казань) Изучение уровня психологического благополучия личности подростка……………………………………………………...……… Челнокова Т.А. Булычева Т.А. Кусургашева А.Е. (г. Зеленодольск, Татарстан) Социально-психологические факторы, способствующие рискованному поведению подростков…………………………………………. Славутская Е.В. (г. Чебоксары) Причины и факторы формирования аддиктивного поведения подростков……………………………...…………… Гордеева Е.Г. (г. Казань) Возрастные особенности самоактуализации и саморазвития у наркозависимых и здоровых в юности и зрелости…………. Филатова-Сафронова М.А. (г. Казань) Психологические проблемы супругов в кризисных стадиях жизненного цикла семьи……………………………….





.. Колпакова Л.М. (г. Казань) Психологическая адаптивность в контексте социально-психологической безопасности………………………………….… Кувшинова Т.И., Михайлова В.П., Корытченкова Н.И. (г. Кемерово) Специфика девиаций у подростков муниципального учреждения «Социальный приют для детей»………………………………………………………………... Корытченкова Н.И. Будницкая Н.К. (г. Кемерово) Социально психологическая дезадаптация детей как фактор семейного неблагополучия и появления девиантного поведения………………………………………….… Худякова И.С. (г. Улан-Удэ) Основные теоретические подходы к классификации несовершеннолетних преступников…………………….…… Челнокова Т.А., Бурукина Е.А. (г. Зеленодольск, Татарстан) Социально психологический портрет осужденных, склонных к нарушению режима содержания………………………………………………………………………. Иванов Д.В. (г. Самара) Психолого-педагогическая профилактика подростковой наркомании………………………………………………………. Гагарина Е.А. (г. Казань) Сходства и различия в профилях спортивных и музыкальных фанатов…………………………………………………………… Семенова-Полях Г.Г., Ванюхина Н.В. (г. Казань) Психологическая готовность солдат к неуставным отношениям………………………………… Фаттахов В.В. (г. Казань) Качество здоровья, жизни и девиации поведения у ветеранов боевых действий……………………………………………………... КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ Абдрахманов В.Р., Абдрахманов Ш.В. (г. Казань) Компьютерные технологии и здоровье……………………………………………………...…… Хаматвалиева Ю.В. (г. Казань) Формирование дезадаптивных черт характера и поведения у наркозависимых…………………………………………………. Фассахова Л.С., Фаттахов В.В., Ханнанов Н.И., Насруллаев М.Н.(г.

Казань) Клинико-психологические аспекты реабилитации и безопасности больных после ампутации нижних конечностей…………………………...…. Бочарова А.Н. (г. Оренбург) Клинико-социальные аспекты девиантного поведения у лиц с умственной отсталостью………………………...………… Васильева Т.Н. (г. Астрахань) Обеспечение социально-психологической безопасности ребенка с ограниченными возможностями здоровья в условиях интегрированного обучения……………………………………………………. Жуйкова М.В. (г. Казань) Формирование аддиктивного поведения при использовании пассивных форм совладающего поведения………………..… ПСИХОЛОГИЯ В КРИЗИСНЫХ И ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ (тезисы студенческих и аспирантских научных работ конкурса Академии наук Республики Татарстан) Зиновьева С.А. (г. Казань.) Личностные особенности подростков с девиантным поведением…………………………………………..…………….. Юлыгина Ю.В. (г. Казань) Влияние жизненной позиции на конструктивности личности в жизни (на примере лиц раннего зрелого возраста)………….…… Федотова Г.Р. (г. Чистополь, Татарстан) Психологические особенности проявления надежности работников пожарной службы в экстремальных условиях……………………………………………………………………..…… Шакирова Г.Ф. (г. Казань) Исследование взаимосвязи гендерного внутриличностного ролевого конфликта и ценностных ориентаций супругов………………………………………………………………………….. Лучинина О.В. (г. Казань) Исследование интегрального показателя надежности в экстремальной ситуации курсантов танкового училища..….… Яруллина Р.Л. (г. Казань) Исследование связи свойств нервной системы с компонентами надежности в экстремальной ситуации……………………….. Хисамиева А. И. (г. Казань) Исследование связи переключаемости и избирательности внимания с компонентами надежности в экстремальной ситуации у курсантов танкового училища…………………………………..… Саттарова Э.Г. (г. Альметьевск, Татарстан) Проблемы саморазвития студентов в образовательном пространстве…………………………………… Наши авторы………………………………………………………………...…… Обращение к участникам конференции В словаре В.И. Даля опасность определяется как некоторая угроза.

Развивая альтернативную идею, безопасность в самом широком смысле можно определить как минимизацию угрозы здоровью и жизнедеятельности человека.

В бытовом сознании сложились разные дефиниции этого термина. На сегодняшний день вопросы безопасности человечества приобрели актуальность в самых разных сферах его существования. Видимо, поэтому, слово «безопасность» употребляется в самых разных контекстах. Что касается социально-психологической безопасности, то мы в дальнейшем изложении материалов будем руководствоваться понимаем ее как минимизации потенциальных угроз, возникающих в межличностных общественных, межгосударственных отношениях, - там, где человеческая деятельность связана с тесным взаимодействием субъектов. Актуальность этих вопросов существовала всегда, а для современности она приобрела особую остроту.

На стыке тысячелетий произошли значительные трансформации, результаты которых выразились в социально-психологических конфликтах, драмах и даже трагедиях не только отдельных лиц, но и населения целых городов и регионов бывшего СССР.

В период преобразований традиционно на первый план выходят:

нарастание социальной напряжённости, маргинализация значительной части населения, миграция, преступность. Ход экономических реформ всё отчётливее выявляет психологические проблемные ситуации, отражающиеся в массовом сознании «новыми» социальными установками, сменой ценностных ориентаций или разочарованием от происходящих перемен. Самосознание социально дезадаптированных маргиналов – лиц, оказавшихся вытесненными из нормальной экономической жизни и доведённых до грани человеческого существования, выражено утратой своего «я», прогрессирующим состоянием незащищённости, никчёмности, с последующей агрессивностью и массовым девиантным поведением. Численность лиц с психическими расстройствами продолжает расти. Их ряды пополняют субъекты, получившие высшее образование и пострадавшие от социально-экономических реформ, вынужденные мигранты, инвалиды, люмпен-пролетарии, преступники. При наметившейся тенденции их численность может превысить критическое значение. Относительное спокойствие социальной среды при пересечении в одной точке векторов неудовлетворённости людей может выйти из под контроля и трансформироваться в гражданское неповиновение, забастовки, демонстрации, вооружённые противостояния. Прокатившаяся волна «цветных» революций в Украине, Грузии, Кыргызстане, а также бунты маргиналов в предместьях Парижа – фактическое тому подтверждение.

Значимость социально-психологической безопасности населения поднялась на государственный уровень.

Сегодня общество незамедлительно реагирует на угрозу биологической жизни людей, но остаётся индифферентным при возникшей для человека социально-психологической угрозе. Конечно, заботиться о сохранении человеческого рода в целом престижнее, чем ежедневно опекать каждого в отдельности. В то же время специалисты непубличных профессий: социальные работники, психологи, психотерапевты постоянно сталкиваются с психологическими проблемами личности, пытаясь разрешить их с опорой на свой индивидуальный опыт. На сегодняшний день теоретически не обоснованна программа мер, упреждающих трансформацию общественного сознания, что порождает в массах девиантное поведение в различных его формах. Учитывая это мы пригласили ученых различных отраслей высказаться по этим актуальным вопросам. На сегодняшний день применительно к Среднему Поволжью, где компактно проживают семь титульных национальностей, и особенно к Татарстану, занимающему географически центральное положение, этот вопрос не является только теоретическим.

Превенцию психологической безопасности народов можно представить в виде системно-комплексных мероприятий, которые мы пытались образно показать на рис.

Психологическая безопасность населения Среднего Поволжья Социально-психологическая помощь народам Среднего Поволжья Укрепление межнационального Сохранение и межконфессионального психического здоровья взаимодействия населения Среднего народов Среднего Поволжья Поволжья Разработка и внедрение методик и Демпфирование техник социально- маргинального психологической состояния населения помощи Среднего Поволжья Превенция жестокости Профилактика и и насилия над детьми, коррекция порождающих аномального паттерны девиантного поведения поведения в зрелости взрослых Состоявшийся 22 июня 2009 года обмен мнениями в интернете по заявленным проблемам, на взгляд оргкомитета конференции, оказался достойным опубликования для круга специалистов социально-гуманитарных профессий. В дискуссии приняли участие представители ученого мира Астрахани, Волгограда, Еревана, Казани, Кемерово, Кургана, Когалыма, Минска, Москвы, Омска, Самары, Саратова, Шадринска, Улан-Удэ – городов Российской Федерации и СНГ. Планируя конференцию как Всероссийскую, организаторы были приятно удивлены обилию материалов, поступивших не только из региона Поволжья и России в целом, но и из стран ближнего зарубежья, поэтому статус проведенной конференции был повышен до международного.

Редколлегия и оргкомитет не сочли нужным проводить редакторскую работу поступивших материалов, которые публикуются с сохранением авторской стилистики и в оригинальной редакции. В конце сборника приводится список участников с их электронными адресами. Это даст возможность заинтересованным лицам наладить деловые и научные связи в случае возникновения такой необходимости.

Оргкомитет конференции благодарит всех, кто нашел время для участия и выражает надежду, что поднятые проблемы привлекут внимание не только научного мира, но и различных институтов государства: здравоохранения, социальных служб, образовательной системы и администрации городов и областей. Мы будем благодарны, если поступят предложения продолжить эту дискуссию уже не только в теоретическом, но и в практическом плане в Казани, признанной Роспатентом «третьей столицей» России.

Наш электронный адрес: psilab@ieml.ru Наш сайт: www.ieml.ru И. М. Юсупов, зам. председателя оргкомитета ******************************************************************** ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И.М. Юсупов г. Казань ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ Основой психоаналитического подхода к анализу глубинных мотивов политической активности масс может явиться модель коллективного бессознательного. Характерной чертой модели современной российской ментальности является четкое расслоение сферы мотивации деятельности людей на два конфликтующих между собой уровня. С одной стороны, россиянин воспроизводит поведенческие шаблоны, привитые ему в детства в родительской семье. С другой - он вынужденно приспосабливается к резко изменившейся реальности, диктующей, подчас, прямо противоположные формы адаптационного поведения. Налицо болезненное расслоение психики, типичное для человека переходной эпохи, вынужденного ломать традиционные модели поведения. Отказ от воспроизведения поведенческих стереотипов, основанных на патерналистской схеме родительской семьи, их вытеснение в область личного бессознательного порождает тяжелый неврозогенный конфликт.

С психоаналитической точки зрения произошло разрушение репродукции "сверх-я" общества, ответственного за контроль и сохранение сложившейся вековой морали и нравственности. Пришедшие на смену социальные стандарты для среднего и старшего поколений оказались не пропущенными через культуру их детства, а потому воспринимаются ими как навязанные и чужеродные. Здесь следует всмотреться в исторические корни формирования российского менталитета.

1. На протяжении веков границы российского государства были географически размыты на юг от Киева и восток от Москвы, нося условный характер. Они постоянно расширялись, поглощали просторы Евроазиатского континента с населявшими его народами Кавказа, Поволжья, Урала, Центральной Азии, Сибири. Гигантское геофизическое пространство позволяло экстенсивно и расточительно использовать ресурсы, по истощении которых происходило переселение на новые, еще не основанные земли. Это обстоятельство не стимулировало развития капитализма с его машинным производством, интенсивным использованием природных богатств, совершенствованием технологий их добычи и переработки.

Стремясь сохранить вековую вольницу (но не свободу), представители славянского этноса, перемещаясь на восток, дошли до Форт-Росса в Калифорнии. Развитие шло не столько по пути цивилизации с ее разрушающей природу моралью, сколько по пути сохранения культуры с ее нравственностью, опирающуюся на заповеди толерантного к другим конфессиям православия. При этом поглощение других этносов, населяющих Евроазиатский континент, качественно отличалось от притязаний европейских народов на занятые территории. Места хватало всем, и стратегия "огня и меча" трансформировалась в более лояльные формы сохранения относительных автономий в местах компактного проживания народов. Отсутствие коммуникаций не позволяло устанавливать жесткий централизованный контроль за ходом общественной жизни, а поставленные наместники следили лишь за своевременной и полной выплатой дани верховной власти. Это ассимилировало ментальность оседлых национальных меньшинств с ментальностью кочевника, не тяготеющего к обустройству своего временного пристанища. Россиянин веками как бы жил на колесах в состоянии перманентной передислокации: от походов князя Олега к вратам Царьграда через освоение Сибири казаками Ермака до строительства БАМа в советское время. Отсюда, в отличие от переселенцев Северной Америки или Австралии, сложилось эксклюзивное российское отношение к экологии "пройденных" территорий с его бесхозяйственностью и расточительством.

2. Насаждение православия, если и носило принудительный характер, не приобретало черты истребительных войн, приводивших на других континентах Земли к уничтожению целых народов. В этом свете следы великодержавной политики, проводимой Россией с XVI в. остались и поныне в виде мирно соседствующих конфессий у народов Поволжья, Забайкалья, Казахстана. Например, принудительная русификация тюрко-язычных народов между Волгой и Уралом с присвоением им православных имен и фамилий не привела к уничтожению ислама. Немалая часть народа мари в конце XX столетия остается язычниками. Мигрировавшие из Европы в реформаторскую эпоху Петра I немцы, несмотря на разрушительную антирелигиозную политику большевизма, сумели сохранить свое лютеранское вероисповедание. Все это не могло не наложить отпечаток на идею аморфного славянского единства, дававшую всплески только в критические периоды всеобщей опасности (формирование ополчений Минина и Пожарского, отечественных войн 1812 г. и 1941-45 гг.). Этническая и религиозная неоднородность Среднего Поволжья привела к взаимопроникновению культур, ныне комплементарно сочетающихся в языках, именах, обрядах, нравах, обычаях. Родовые корни сплелись в тугой узел. В регионе уже трудно найти чисто русскую или чисто национальную семью. Отсюда берет начало специфическая черта ментальности, которая может быть охарактеризована как ригидно-толерантная в отношении инородцев и инноваций. Именно поэтому массовая эвакуация разноязыких народов из Белоруссии, Прибалтики и центральной России в 1941-42 гг. и переселение смешанных семей беженцев из Средней Азии и Северного Кавказа в 1992-94 гг. не была воспринята титульными национальностями Поволжья как угроза их национальной рафинированности, как покушение на сложившуюся веками эклектическую культуру.

3. Народами России присущ общинный уклад жизни. Он складывался как необходимая форма выживания в суровых климатических условиях Евразии. В то время, когда в Европе развивался капитализм, в крестьянской России продолжал преобладать ручной труд. Поэтому хуторское хозяйство не получило распространения. Приходилось работать экстенсивно с привлечением больших масс людей: всем миром строили избу молодоженам и погорельцам, всем миром, а не семьей осваивали новые земли, на деревенских сходках всем миром решали не только общинные, но и лично-семейные проблемы. Жизнь проходила у всех на виду. Утаить доходы, сколотить солидный капитал для открытия своего крупного бизнеса в условиях крестьянской России было просто невозможно. Община немедленно требовала своей доли, пропорционально числу едоков.

Самые гипертрофированные формы принцип общинности приобрел в коммунах, которые не были изобретением большевиков, а уходили корнями в вековую экономическую отсталость России. С развитием капитализма он перекочевал в промышленные центры, оставив потомкам наследие в виде рабочих, а впоследствии студенческих общежитии, детских садов, пионерских лагерей, коммунальных квартир, субботников и воскресников. Не только реализация, но даже сама идея общинности с ее неизбежным атрибутами народам перенаселенной Европы не могла прийти в голову, ибо скученность требует четкого размежевания не только жизненного пространства, но и сохранения интимности в духовной жизни. Иллюстрацией тому могут служить интерьеры католических и лютеранских кирх, где прихожане во время службы находятся в символически ограниченных пространствах, разделенных партами, чего нет ни в православной церкви, ни в мусульманской мечети.

Специфика российской государственности состояла в ее опоре на идеологию: вначале на религию, а впоследствии на утопические идеи коммунизма. В этих условиях для общины маскулинная власть стала приемлемой для феминной ментальности россиян, архетипично сохранившейся по сей день. Народ всегда ждал и надеялся на справедливую власть символического отца: "Вот приедет барин (но не барыня!), барин нас рассудит". В этом афоризме народа закреплены корни российского домостроя, недифференцированного различиями обосновавшихся в стране религий.

В мусульманских семьях российских народов власть мужского начала очерчена даже более рельефно, чем в православных общинах.

Непререкаемость мужского авторитета находится в иерархической подчиненности: аксакал-отец-муж-абый (старший брат). Попытки низвергнуть вековые традиции и ликвидировать архетипы личности в государственных переворотах 1917 и 1991 гг., т.е. совершить, выражаясь психоанали-тическим языком, символическое отцеубийство, к успеху не привели. Даже напротив, эти акции реактивно усилили притяжение народов к религии в поиске символического отца-защитника. Лишившись аксакала (царя, генерального секретаря, президента), российская провинция невротично восстановила нанесенный ей духовный ущерб замещением его оставшимися старшими братьями общины - бывшими секретарями областных или городских комитетов КПСС. Образовавшийся вакуум деидеологизации тотчас восполнила воспрянувшая религия, которая способствовала регрессии коллективного бессознательного народов к традиционно патерналистской схеме российского государственного устройства.

4. Специфический для российской ментальности фактор представляет пролетаризация культуры, образования, управления, начавшаяся после октябрьского переворота 1917 года. Свертывание НЭПа к 1927-28 гг. с последовавшей монополизацией экономической и политической власти привело к ликвидации наиболее предприимчивой части населения страны.

Одновременно с этим была уничтожена прогрессивная часть потомственной интеллигенции - мозг нации. Приток во все сферы жизни - крестьянской и люмпен - пролетарской массы, неспособной ввиду нарушенной преемственности поколений к ассимиляции культурных традиций, коренным образом изменил моральные и нравственные стандарты общества. Осколки пролеткультовского наследия в виде "шедевров" архитектуры, монументального искусства и бестселлеров литературы еще долго будут определять ментальность россиян.

5. Начиная с эпохи Ивана IV и особенно государственных реформ Петра I, российская ментальность формировалась под влиянием имперского мифа - социально-идеологического образования, поддерживающего идею метанационального коллективного бессознательного, Имперский миф имеет свои особенности:

а) создает ситуацию искусственного сиротства ввиду принудительной социализации человека вне его семьи, поскольку отцы и матери находятся на обязательной государственной службе;

ситуация пролонгируется по цепи: ясли - детский сад - школьная "продленка" - пионерский лагерь - студенческое или рабочее общежитие - служба в армии;

это взращивает архетип личности, неспособной идентифицироваться с родителем своего пола, и в порядке компенсации ищущей своего символического Отца;

взращивает личность с неосознаваемой установкой пожертвовать жизнью ради имперской идеи (примером могут служить канонизированные имена Ивана Сусанина в опере М.И. Глинки "Жизнь за царя", Александра Матросова, Зои Космодемьянской, молодогвардейцев Краснодона и т.д.);

б) имперский миф выстраивает футурологическую модель, обещающую всеобщее благоденствие в необозримом будущем, а в настоящем требующую от отдельного человека терпения и жертвенности. Имперский миф реализовался именно в России с её православием, в котором идея смиренности (Христос терпел и нам велел) как нельзя лучше легла на исламские каноны (в переводе с арабского "Ислам" буквально означает покорность), культивирующие раболепское отношение клана к его главе;

в) идеологические притязания имперского мифа носят глобальный характер, чего бы они не касались, что определяет сконцентрированность любых форм индивидуальной мотивации на достижение общей цели и выводят личность из-под влияния семейных, профессиональных и национальных ограничений (чего стоила идея мировой революции, идея строительства мирового социализма, дорогостоящее соперничество двух супердержав XX века за право быть первыми на Луне старшее и среднее поколения соотечественников отлично помнят);

г) имперский миф создает условия для негативного переживания человеком Эдипова комплекса в атмосфере материнской депривации, что, с одной стороны, порождает невиданную сублимационную активность энергии либидо (численность творческой и научной интеллигенции, число научных открытий и изобретений выросли неизмеримо именно в годы советской власти в сравнении с предшествующими историческими периодами), а с другой порождает у личности серьезные проблемы в семейной и сексуальной жизни (число пациентов, анонимно обращающихся в службы семьи и брака, а также к сексопатологам, несоизмеримо больше, чем это представляется на непросвещенный взгляд).

Веками культивировавшийся имперский миф вошел в глубинные слои коллективного бессознательного, защищая народы Среднего Поволжья от невротической тревожности, вызываемой обычно взаимно групповой конфронтационной дихотомией "мы - они", и превратился в их alter-ego. Он нашел себе благоприятную почву в регионе потому, что ни один из населяющих народов не сложил своего родового мифа. Все гипотезы о происхождении того или другого этноса, как впрочем и русского, не имеют веских, археологически подтверждаемых фактов. В силу этих причин попытки создать на протяжении новейшей истории национальные мифы увязали в топях безвестности.

Распад любой империи исторически всегда приводил к возникновению на её территории ряда национально ориентированных образований с соответствующей национально окрашенной идеологией (мифом), естественно сменяющей миф имперский. Отличительными чертами национального мифа являются:

а) приоритет интересов социальной прослойки, объединенной единой территорией, языком, историческими традициями, перед любыми другими групповыми интересами;

б) стабильность элиты общества с ориентацией на патерналистскую модель властвования;

Элита - совокупность конкретных личностей-творцов, призванных ценностно атрибутировать, адаптировать этнос, придавая ему свой культурно-этнический образ;

элита всегда национальна, связана с обществом, а при распаде государства оказывается не у дел, идеи оказываются невостребованными, а её представители подвергаются репрессиям;

в) сформированные устойчивые модели родовой (национальной) идентификации личности путем воспитания в семье, а не вне семьи;

г) психологическое освоение собственной территории через эмоционально окрашенное восприятие национальных традиций В быстротечный период "распада суверенитетов", явившегося следствием истощения имперской идеи*, попытки националистов (плебс, получивший гуманитарное образование в первом поколении) создать национальный миф встретил в регионе Поволжья организованный отпор со стороны властных структур и бессознательное отторжение со стороны межнациональных семей и метанационального истеблишмента. Образ врага, обязательный для консолидации неоднородных масс в кризисной ситуации [I], был смещен с внешнего на внутренний (на националистически ориентированное меньшинство), олицетворяющий собой источник деструктивности (в последующем военные события на территории Северного Кавказа, начавшиеся в августе 1999 года, подтвердили высказанные З. Фрейдом положения теории коллективного бессознательного). В Татарстане принятые властными структурами превентивные меры пробудили комплекс вины за низверженного Отца и породили потребность во взаимоидентификации на почве иллюзии равенства и братства. В идеологическом плане стал педалироваться девиз "Народы Татарстана навеки вместе", прочно закрепившийся на хорошо обозримых транспортных магистралях. Истощившийся было социалистический миф коминтерновского проекта бальзамом лег на коллективное бессознательное этнически неоднородного населения республики, столетиями ориентированного на патерналистскую схему государственного устройства.

В мировой истории известны два хорошо зарекомендовавших себя способа сохранения социальной стабильности в условиях кризиса империи:

популяризация демократического мифа, оберегающая имперски воспитанную личность от шока при национальной переориентации общества;

второй авторитарная модель властвования с институтом президентства.

Истеблишмент - совокупность ключевых социальных, культурных и политических ролей, обеспечивающих реальное и символическое существование государства;

истеблишмент метанационален, связан с государством, а при его распаде раскалывается и может оказаться на службе у других политических сил;

для него характерно господство рациональных и квазирациональных бюрократических процедур.

** Период существования имперского мифа, основанного на футурологическом прогнозе (мировая революция, победа коммунизма во всем мире и т.д.), ограничивается временем социальной активности не более, чем трех поколений, т.е. 70-75 годами;

первое поколение, одурманенное иллюзиями, не может от них отказаться даже в старости, ибо это означало бы потерю смысла уже прожитой жизни;

второе поколение испытывает психологический дискомфорт в служении непринимаемой им идее и отреагирует невротическую тревожность диссидентским движением;

третье поколение в своем социально зрелом возрасте отторгает имперский миф как недостижимый в реализации. Так произошло с коммунистическим движением на территории СССР в течение XX столетия.

Идеологическое истощение государства закономерно вызвало потребность заполнения образовавшегося вакуума. Не случайно в августе 1996 г. президент России поставил перед идеологическими службами страны задачу разработки новой общенациональной идеи, а его преемник в январе 2000г. утвердил новую военную доктрину державы, включающую внешних и 6 внутренних потенциальных угроз для государства (образ врага).

Сегодня мы являемся свидетелями разложения имперского мифа, которое неизбежно должно было произойти по причинам провала футурологического прогноза, потери привлекательности своей для третьего и четвертого поколений сограждан, родившихся в советский период и экономического истощения политико-территориальной экспансии.

Таким образом, в беглом описании коллективного бессознательного российской провинции на сегодняшний день можно выделить характерные признаки сложившегося менталитета:

- ориентация на патерналисткую схему государственного устройства с поиском персонифицированного "отца-защитника";

- ригидно-толерантное отношение к взаимопроникновению культур и настороженность к инновациям, внешне выражающееся - как инертность населения, а в действительности являющееся бессоз нательной потребностью в социальной стабильности;

- доминирование общинного начала над индивидуальным;

- чувство уверенности в могуществе и исходной правоте массы;

- склонность к уравниловке и ненависть к богатству;

- подавленная потребность в личных достижениях, компенсаторно провоцирующая завистливую неприязнь к личности, проявляющей инициативу.

С психоаналитических позиций* демократический миф - вынужденная самооргани-зация общества, лишившегося своей элиты, это состояние коллективного невроза, демпфирущего индивидуальный невроз личности.

Демократия - это инфантильный, регрессивный тип поведения невротизированных народных масс, выражающий младен-ческие стереотипы сращенности с миром и другими людьми. Она может предстать как социальное заболевание по следующим признакам:

а) разрушается сложившийся принцип социальной стратификации общества, размывается правящая элита, нарушается естественно воспроизводящаяся статусная субординированность;

б) происходит массовая невротизация общества, теряется уверенность в завтрашнем дне, уверенность в своей личной безопасности;

в) на основе возрождающейся частной собственности происходит сепарирование личности от социума, провоцируется страх ближнего своего (число появившихся с началом "демократизации" зарешеченных окон, бронированных дверей, глухих заборов, ограждающих фешенебельные особняки, поражает самое буйное воображение);

г) в экстремальном течении эта социальная болезнь приводит к разложению государственности, получившим в России обозначение "беспредела", когда путем голосования избирают командиров в армии (так * I. Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого "Я" // Я и Оно. - Тбилиси:

Мерани, 1991. Кн.1. 2000.

было в 1917 г.), самосудом определяют виновность или невиновность преступника с последующими публичными казнями (так было в Чечне в 1996 г.).

При запущенности этой социальной болезни перечень её симптомов резко возрастает, а её протекание может закончиться летальным исходом (распадом госу-дарства). В период вспышки российской "демократии" патологическое развитие болезни было в Татарстане локализовано вмешательством скорой помощи:

а) не произошла ротация сложившейся в коммунистическую эпоху элиты, в первую очередь, партийной;

президентом Татарстана стал бывший первый секретарь ОК КПСС, а мэром города - председатель горисполкома (то же самое случилось в отпавших от СССР союзных республиках);

б) харизматический окрас республиканского Отца-Президента не только не померк, но и получил ещё больший контраст на фоне традиционно феминной российской ментальности, всегда востребовавшей твердую маскулинную власть;

в) все институты государства (правоохранительные органы, служба безопасности, образование) сохранили контроль за политической жизнью и, более того, усилили свое воздействие на ультрапредприимчивую часть жителей в период "демократизации";

г) разгул российской приватизации в республике был остановлен и ограничен предприятиями торговли, местной промышленности, жилища;

к аграрным инновациям применены административно-экономические "контрацептивы";

класс мелких собствен-ников родился малочисленным, недоношенным и хилым.

С позиций теории бессознательного институт президентства должен неизбежно возникнуть на стадии краха имперской идеи в силу востребования массой, испытывающей комплекс вины за "грех отцеубийства". Появление института президентской власти - это востребованность массой национального мифа, персонифицированного в общена-циональном лидере-отце: национально организованное общество нуждается кроме идентификации с горизонтальными структурами (семейными, территориальными, религиозными, профессиональными и пр.) и в идентификации с вершиной власти по вертикали. От демократического президента общенациональный лидер отличается основанной на харизме несменяемостью, что практически подтвердилось в марте 1996-го случаем безальтернативного избрания президента Республики Татарстан на второй срок.

Президент в условиях становления национальной государственности это лицо, берущее на себя общую вину за "грех отцеубийства" и создающее психологическое пространство для трансформации коллективного бессознательного в сторону созидания естественных для человека горизонтальных форм групповой идентификации и подавляющее имперскую тягу к жертвенности во имя глобальных сверхидей. В этой ипостаси он исполняет несколько ролей:

а) роль спасителя нации, которая размывалась в условиях имперского существования;

б) подобно государственному гербу, флагу и гимну играет роль символа в психологической модели рационального властвования;

в) роль старшего брата-бунтаря в семейном клане, демонстративно противостоящего постимперскому центру и отстаивающего права субъекта федерации на самостоятельное использование своих доходов;

г) роль отца-лидера, любящего всех членов семейного клана отеческой любовью и не допускающего никаких сепаратистских поползновений на собственную власть.

С учетом социально-политических реалий, сложившихся в Татарстане к 2009 году, можно констатировать, что институт президентства - необходимый атрибут государственности. Наличие Первого лица, в каком бы качестве оно не выступало (Генеральный секретарь, Верховный главнокомандующий, Президент, Папа римский, наконец), консолидирует массу, коллективное бессознательное которой невротично отреагирует на нем свою амбивалентность (любовь и ненависть) и предохраняет массу от распада (трансформации в агрессивную толпу с деструктивной направленностью).

Все рассмотренные механизмы и феномены функционирования коллективного бессознательного принадлежат к общебиологическим и общесоциальным, а следовательно, могут использоваться для достижения любых целей. Чем невротизированнее масса, особенно в периоды общественно-экономических кризисов, тем легче реализация этих механизмов.

Р. Р. Гарифуллин г. Казань КОНЦЕПЦИЯ РОССИЙСКОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В 2001 году в Татарстане впервые начала реализовываться концепция Российской психологической безопасности, разработанная Р.Р.

Гарифуллиным. Она была поддержана администрацией Президента Татарстана в лице советника по вопросам безопасности Татарстана Салимовым В.А. и разослана во все государственные управленческие структуры республики Татарстан. Более того, эта концепция прошла в году широкое обсуждение на страницах газеты «Республика Татарстан». В Р.Р. Гарифуллин, Концепция Российской психологической безопасности. – Казань:Форт-Диалог, 2001. - 24 с.

этой концепции при рассмотрении вопросов безопасности государства выделялись проблемы национальной и государственной безопасности.

Между тем, в настоящее время, состояние общества требует более глубокого и отдельного рассмотрения различных составляющих национальной безопасности: продовольственной, экологической, генетической и др. При этом есть такие виды безопасности, которые практически не входят в структуру национальной безопасности. Особое место среди них занимает, выдвигаемая нами, Российская психологическая безопасность. Ниже будет показано, что именно она на современном этапе развития нашего общества, выступает в качестве стержня, обеспечивающего национальную и государственную безопасность государства. В то же время необходимо отметить, что этому вопросу практически не уделяется отдельного внимания, а если и уделяется, то в сочетании с другими проблемами. В результате, как показывает время, эту проблему практически игнорируют, считая её эфемерной и надуманной. Так например, в настоящее время, во властных структурах до сих пор не существует института советников по вопросам психологической национальной безопасности.

Благодаря вышеприведённому ошибочному подходу, мы проиграли психологическую войну (идеологическая война в неё входит лишь как составляющая), навязанную нам Западом. Эту внешнюю психологическую войну, которая продолжается до сих пор, условно можно назвать отечественной. Но она, в настоящее время уже не является настолько актуальной, каковой является внутренняя психологическая война, которая по сути своей, уже стала гражданской. Так например, в настоящее время, идёт скрытая гражданская война между психически больными гражданами и остальной частью населения страны (в России насчитывается уже около двух миллионов наркоманов). Имеет место высокая, девяностопроцентная алкоголизация социума. Благодаря наркоманам и алкоголикам совершаются дерзкие преступления против собственности и против народа. Примеров связанных с психологической (эмоциональной и интеллектуальной) деградацией граждан, приносящей значительные материальные потери и человеческие жертвы можно приводить множество. Очевидно, что эта деградация вызвана не только ростом наркомании и алкоголизма населения страны (см. ниже). Она наносит значительный материальный ущерб государству и уносит десятки тысяч наших граждан. Это проблема выживания нации и её будущих поколений.

Мы рассмотрели только часть положений, но уже видно, что благодаря только им наносится большой вред государству и его безопасности. Поэтому настало время отдельно ставить вопрос о государственной психологической безопасности. В связи с этим, перейдём к более подробному изложению структуры психологической безопасности государства.

Когда говорят о государственной безопасности, то преимущественно рассматривают проблему внешнего деструктивного влияния отдельных личностей, сообществ, стран и различных социальных институтов (террористов, экстремистских организаций, СМИ и др. ) на всё общество в целом. При рассмотрении психологической безопасности государства, решается иная задача: как общество в целом, деградируя в эмоциональном и интеллектуальном плане может наносить вред себе, государству, государственности и т.п.? В частности, сюда входят проблемы наркотизации, алкоголизации, шизофренизации, дебилизации как общества в целом, так и отдельных его структур и граждан: учащихся и родителей, руководящих кадров и их подчинённых, представителей различных социальных институтов, профессий и др.. Очевидно, что только этими вышеприведёнными психологическими проблемами эта проблема не исчерпывается (см. ниже). В большинстве случаев, она первична по отношению к другим проблемам, рассматриваемым в рамках национальной безопасности. Иными словами, проблема психологической безопасности, главным образом, включает в себя проблему, идущую не от отдельных малочисленных структур и слоёв общества, а от общества в целом, обладающего социально-патологическими свойствами. В процессе исследований мы пришли к выводу, что в настоящее время социальная патология общества, главным образом, связана не с социально психологическими и экономическими условиями, а с психопатологическими свойствами его граждан.

В целом структуру психологической национальной безопасности можно представить следующим образом:

Наркотизация и алкоголизация общества Выше уже было отмечено, что по сути своей, в настоящее время идёт гражданская война между армией психически больных наркоманов и остальной часть общества. В настоящее время количество наркозависимых личностей (алкоголиков и наркоманов) катастрофически увеличивается. В России потребляют наркотики 3,5-4 процента граждан (около 2- миллионов человек), из них каждый четвёртый несовершеннолетний.

Приблизительно восемьдесят процентов населения, являются алкоголиками (сильно и умеренно систематически потребляющими алкоголь), причём среди них 90 процентов мужчин и 10 процентов женщин. Так например, в Татарстане около ста тысяч наркоманов. В Архангельской области каждый четвёртый в возрасте от 13-30 лет являются наркоманами.

Алкоголизация общества уже нанесла большой урон нашей экономики благодаря неадекватной, патопсихологической, социальной активности личностей, находящихся во властных структурах (например, первый президент России сильно страдал хроническим алкоголизмом, имела и имеет место относительно большой процент алкоголизации Государственной Думы, чиновников правительств различных уровней и т.п. ) Автору данной работы приходилось консультировать и заниматься реабилитацией некоторых высокопоставленных чиновников. Мы здесь, очевидно имеем ввиду не деградированных в запое алкоголиков, но лиц, которые благодаря систематическому потреблению алкоголя (пива, водки, шампанского) уже страдают перепадами настроения и беспокойствами и поэтому систематически (еженедельно или ежемесячно) подбадривают себя. Уже это формирует в них такие деструктивные установки как: установка к пассивным способам защиты при встрече с трудностями, установка к неприятию на себя ответственности за совершаемые поступки, установка к предпочтению эгоцентрических мотиваций альтруистическим, установка к малой опосредованности деятельности, установка довольствоваться временным и не вполне адекватным потребности результатам деятельности. Это наносит большой вред государству и поэтому является одной из важных проблем его безопасности.


В то же время, необходимо отметить, что с одной стороны, бюджетные средства, отпускаемые на разрешение этой проблемы уменьшаются и имеет место малая эффективность лечения наркозависимости, а с другой наблюдается плохая работа правоохранительных органов, системы безопасности и армии (по некоторым сведениям, как не обидно это сознавать, наркотрафиком занимаются некоторые лица из этих же структур). Таким образом, единственным эффективным методом являются методы профилактики наркомании, да и те «замазолили» глаза молодёжи своей чисто поверхностной пропагандой и устрашением настолько, что в некоторых случаях, наоборот сформировали интерес к наркотикам. Точка зрения о том, что необходимо снять у молодёжи любопытство к наркотикам и, поэтому, всё о них рассказывать, является ошибочной и опасной. Мы пришли к выводу, что необходимы иные подходы - методы скрытой профилактики наркомании.

Рекомендации 1. Внедрить во всех учебных учреждениях программу психологической безопасности учащихся, в основе которой должна лежать скрытая профилактика наркомании и алкоголизма, направленная на формирование у учащихся и молодёжи жизнеутверждающего психологического состояния и способности не быть зависимыми от всякого рода деструктивных манипуляций, обмана, влияний со стороны окружающего мира в т.ч. наркобизнеса (Программа разработана нами в рамках Татарстанского регионального отделения Российской Академии Образования и представлена ниже).

2. Ввести институт советников по вопросам психологической безопасности государства, который, в силу избежания коррупции, был бы подотчётным только президенту России или президентам и губернаторам Российских регионов.

3. В рамках социальной рекламы внедрить в СМИ скрытую антинаркотическую рекламу.

4. На базе многочисленных и бездействующих пионерских лагерей России открывать сети лечебно-трудовых лагерей и реабилитационных центров для наркоманов и алкоголиков.

Социальная шизофренизация В настоящее время в обществе, обострились признаки социальной шизофрении (шизофренизации общественного сознания). Её характеристики аналогичны классической шизофрении, описываемой в патопсихологии:

1. Непоследовательность развития. Нелогичность в принятии решений.

Хаос в некоторых его областях. Отсутствие чётко выполняемой программы.

Отсутствие направленности общественного сознания и его ориентиров.

Средства массовой информации, будучи прямой проекцией общества, также шизофренизируют. Телезрительский или читательский глаз, особенно незрелый, не может сориентироваться в этой вакханалии ненужной и нужной правды, идиотизма и интеллектуальности, любви и порнографии, истинного искусства и суррогатов бездарных, но богатых теледеятелей и т.д. В психологии известно, что долгое отсутствие направленности сознания и установок ведёт к быстрой деградации личности. Эту аналогию можно перенести и на общество.

2. Двойственность. Неспособность принимать ответственные и эффективные решения, вызванная раздвоением между новым и старым, консервативным и прогрессивным, рыночным и коммунистическим. Общество «мучается застряв между этими двумя мирами». До сих пор мы не определились с выбором. Поэтому мы «желаем как можно лучшего, а получается как всегда».

Умом мы «рванули» в рынок, а сердцем остались в прошлом. В этой двойственности лежит глубинная причина беспокойств общества и главного тормоза его развития - бюрократии.

3. Аутизм. Большинство граждан России стали пленниками своих собственных мирков («Cо своим телевизором, со своей колбасой», «Моя хата с краю -ничего не знаю»). Социальная апатия, безразличие и неспособность к субъект-субъектному чувственному диалогу, достигли опасной черты.

Благодаря чуждой и болезненной для нашего сознания рыночно-прагматичной психологии, мы стали бездушными средствами друг друга. СМИ, сами того не замечая, благодаря систематическому показу «чернухи» воспитывают в нас толстокожесть и апатию к чужому горю. Это опасная тенденция.

Рекомендации:

1. Настало время когда из уст президента должна чётко прозвучать концепция не только социально-экономического, но и социально психологического развития. По сути своей необходимо восполнить дефицит идеологической работы, которая, к сожалению, сейчас практически не ведётся. (В США практически весь кинематограф и телевидение подчинены национальной идеологии, патриотизму и высокой гражданской самооценке. И во многом это не связано лишь с успехами в экономике ).

Провести такое преобразование СМИ, в результате которого, с 2.

одной стороны они не потеряли своей потребительской ценности, а с другой, формировали единую для всех жизнеутверждающую направленность общественного сознания. В частности несмотря на объективность информационных телевизионных программ, в целом они должны носить оптимистическую направленность («Чтобы не погибнуть той смертью, которую придумаем себе сами!»). Развлекательные программы и фильмы должны основываться на «доморощенной»

постмодернистской концепции новой и позитивной реальности, которая будет внедряться с телеэкрана в реальную жизнь (Где фильмы после которых хочется подражать их героям, изменять и строить жизнь к лучшему? ) 3. Учитывая трудности реализации вышеприведённого пункта, вызванные сильной конкуренцией кино и видеопродуктов иностранного производства, необходимо, с одной стороны ограничить прокат низкопробных и дешёвых фильмов и передач деструктивной направленности, а с другой, проводить конкурсы и выделять значительные средства на создание лучших отечественных образцов телевидения и кинематографа. (К сожалению, неуклюжие попытки некоторых известных кинорежиссёров возродить дух нации с помощью своих фильмов пока безуспешны в силу недопонимания ими настроения общества. Именно поэтому нужно проводить конференции, конкурсы сценариев и т.п.

Виртуализация общества.

Шизофренизации общества (в частности аутизму) способствует его виртуализация. Наши исследования показали, что около 66% респондентов отдают предпочтение в виртуальным и искусственным мирам (наркотической и электронной виртуальности). Иными словами, значительную часть времени наше общество проводит за экранами своих телевизоров. Благодаря телевидению общество постепенно превращается не в созидателей, а наблюдателей себя.

Компьютеры в большинстве случаев используются чисто потребительски в примитивных целях и задачах. Так например, доля использования Интернета для научных исследований на 31% ниже, чем в развлекательных. Благодаря систематическому погружению людей в алко и наркотические и электронные виртуальные миры воспитываются такие деструктивные установки личности как установка к воображаемому удовлетворению потребности, установка к быстрому удовлетворению потребности при малых затратах усилий, установка к пассивным способам защиты при встрече с трудностями, установка к неприятию на себя ответственности за совершаемые поступки, установка к предпочтению эгоцентрических мотиваций альтруистическим, установка к малой опосредованности деятельности, установка довольствоваться временным и не вполне адекватным потребности результатам деятельности. Это опасная тенденция, ведущая к росту многочисленной армии бездельников и филистёров. Кроме того, нами выявлена корреляция между наркотизацией и виртуализацией общества.

Рекомендации:

1. В рамках школьного курса основ ОБЖ (основы безопасности жизни) представлять учащимся психологию деструктивного влияния компьютерных, теле-, видео-, нарко- и алко- виртуальных реальностей. Благодаря этому курсу, учащиеся должны глубоко осознать, что все эти виртуальные миры имеют одну и ту же искусственную природу и ведут к интеллектуальной и эмоциональной деградации.

2. Разработать нормы и ограничения пользования компьютерной и телевизионной аппаратурой.

Бездуховность и социоапатия.

Одним из атрибутов духовности общества является его единство. В таком случае о какой духовности можно говорить если в нём прогрессирует социальная шизофрения (аутизм, непоследовательность, безответственность, патологическая раздвоенность и нерешительность ). Традиционными способами, направленными на созерцание красоты и культурное приобщение (умной болтовнёй), эту проблему решить практически невозможно.

Необходимо затрагивать не только структуры, связанные с восприятием и мышлением, но и волевые структуры. К сожалению, в настоящее время в большинстве учебных заведений большое внимание уделяется лишь мыслительной и поведенческой сфере, а деятельность направленная на воспитание жизнелюбия и способности преодоления, остаётся без внимания.

Согласно нашим оценкам, около 23% состоятельной в материальном плане молодёжи способны в наглую ездить без билета в городском транспорте и не переживать за это, оправдываясь плохим материальным состоянием. 64% терпимо относятся к криминальным преступлениям.

Дебильность и проблема психической нормы.

В настоящее время остро встала проблема психической нормальности.

Нами выявлено, что в большинстве случаев критерии оценок и системы тестирования подстраиваются под низкий уровень эмоциональных и интеллектуальных психических показателей. Часто это связано с чисто прагматическими проблемами. Так например, преподавателями высших учебных заведений, в целях обеспечения фонда заработной платы и выживания, принимаются абитуриенты с крайне низким уровнем интеллектуального развития. Особенно это наблюдается в коммерческих учебных заведениях. В результате за студенческой скамьёй оказываются лица с эмоциональными и интеллектуальными психическими расстройствами, а также с различным уровнем дебильности и т.д. По нашим оценкам свыше 30% студентов страдают той или иной формой дебильности. Согласно опросам студентов, 45% студенток занимаются различными видами проституции (уличная, элитарная, офисная, тусовочная и т.д.) Но ведь ещё великий Ломброзо показал, что профессиональной проституцией в большинстве случаев занимаются дебильные женщины.


Таким образом, интеллектуальный уровень среднего студента с каждым годом падает. Из этого замкнутого круга можно вырваться если прекратить привычку подстраиваться под падение психических показателей.

Нельзя забывать, что эти вчерашние студенты уже завтра могут превратится (например, благодаря связям и родителям) в «ответственных» работников, чиновников, руководителей. Социальная активность этих патологических кадров может значительным образом сказаться на безопасности граждан и национальной безопасности в целом, и нанести вред государству. К сожалению до сих пор у нас нет независимой системы проверки на психическую нормальной лиц, претендующих в органы исполнительной и законодательной власти. Нет системы отстранения от власти лиц, страдающих старческим или патологическим слабоумием и т.п.

Проблема нормальности также касается моральных норм в обществе. Так например, в настоящее время, благодаря деструктивной рекламе пива, который очевидно является алкоголем, стало нормой распивать и ежедневно немножко быть в тонусе благодаря этому «безобидному» напитку. По улице гуляет немного бодренькая (по сути дела пьяная) молодёжь. Между прочим армия наркоманов и алкоголиков пополняется в большинстве случаев благодаря любителям пива.

Рекомендации:

1. Ввести в систему образования и приёмных комиссий институт независимых экспертов, контролирующих нормы эмоциональной и интеллектуальной нормальности учащихся и студентов.

2. Даже несмотря на то, что значительная часть бюджета пополняется благодаря производству пива, запретить в СМИ его рекламу.

3.. Изыскать финансовые средства, которые компенсировали бы вышеприведённые финансовые потери.

Проблема психогенетики.

Качество генетического фонда падает. В значительной мере этому способствует алкоголизация и наркотизация населения. По нашим исследованиям, около 54% детей, посещающих детские учебные учреждения страдают беспричинными беспокойствами и неврозами, в силу того, что их родители зачали их будучи зрелыми алкоголиками. 38% обладают различными уровнями дебильности. В школах этот показатель достигает уровня 60%. Особенно это имеет место в старших классах. В 40% случаев этот врождённый алкоголизм усугубляется приобретённым, благодаря «безалкогольному» пиву. Большинство школьников даже не догадываются об истинной причине своих душевных проблем. Алкоголизация и наркотизация ведёт к деградации эмоциональных и интеллектуальных структур генофонда.

Фанатизм и экстремизм.

С одной стороны нас радует пропаганда спорта и то, что число фанатов московского «Спартака» растёт с каждым годом. Но с другой, настораживают те побоища и криминал, которые устраивают эти «больные болельщики». Их многочисленности позавидовала бы любая партия, организующая митинг.

Число фанатов в тысячи раз больше, числа фанатов тех или иных партий.

Нас радует подозрительно быстрый рост верующих, но настораживает число религиозных фанатов различных сект и движений.

Что это за феномены? Действительно ли они связаны с феноменами спорта, духовности? Или это замаскированная форма «скрытого фашизма» ?

Нас радует массовость национального праздника «Сабантуй», но настораживает замаскированная форма конфронтации татар другим национальностям. Да, мы радуемся этому празднику, но с другой стороны мы искусственно показываем «Вот мы какие, смотрите!» и в этом уже есть зародыши противопоставления себя другим. Связано это с высоким процентом (свыше 80!) комплекса национальной неполноценности. Именно поэтому большинство московских татар исковеркали свои фамилии на русский лад, стесняясь своей национальности. По нашим исследованиям, можно уверенно говорить, что открытой конфронтации татар другим нациям нет, но скрытая, затаённая в подсознании присутствует. Эту болезнь ещё предстоит изживать. Паразитировать на времени опасно и нужна мудрая политика и долгосрочная программа.

На основании вышеизложенного можно заключить, что нам необходимо научиться отличать элементы фашизма и экстремизма от нормальной жизнеутверждающей массовости и единения людей, которые и есть та самая духовность, которую нам не хватает. Это позволит вовремя пресекать всяческие тенденции к массовым агрессивным психозам, которые могут нанести вред народу и государству.

Рекомендации:

Провести объективную оценку и анализ истинных истоков и мотиваций различных массовых движений. Особое внимание уделить движениям, имеющим патологически агрессивный характер.

Патриотизм общества и армии В шизофреническом обществе (см. признаки социальной шизофренизации) истинного патриотизма нации быть не может. Это патопсихологическая аксиома. В государстве, в котором царит непоследовательность, аутичность, нерешительность и безответственность и другие шизофренические признаки, вероятность появления истинного патриотизма крайне низкая.

Для того, чтобы был настоящий патриотизм, нация должна действительно на основании живых и современных примеров, гордиться собой. Лишь после этого можно снимать фильмы и запускать различные телепрограммы в СМИ. Паразитирование на славной Российской истории и одурманивание этим мальчишек-солдат, на наш взгляд, является преступлением и геноцидом против нации. Разве может воевать мальчишка убежавший на войну из-за голодного и тяжёлого детства в своей деревне?

Что ему дало государство? Как он будет защищать свою Родину, если в это же время в далёкой богатой Москве и других городах «бесятся жиром» и извращаются избалованная армия его ровесников, взрослых дядек чиновников и т.д.

С другой стороны можно вспомнить опыт кинематографа сталинской эпохи постмодернизма и начать снимать фильмы «о счастливой стране, счастливых людях, о героях-кумирах», опережая реальность. Этот подход имеет перспективу. Он оправдан. Благодаря ему можно вдохновить народ на подвиги и научиться подражать кумирам-героям фильмов. Но для этого необходимо два условия: во первых, необходим достаточный информационный фильтр, который бы делал эти фильмы конкурентоспособными ( ведь сталинские ленты выходили на фоне бедного кинорынка), во вторых, необходимы достаточные финансовые средства, и наконец, в третьих, необходима качественно новая сценарная концепция. В настоящее время отрабатывается ретроспективная концепция ( старый гимн, показ старых фильмов и т.д. ) Уже благодаря этому, есть свои положительные сдвиги.

Согласно нашим исследованиям, около 83% школьников испытывают дефицит и чувство зависти к членам каких либо общественных движений и организаций (к несуществующим пионерам, которых узнают только по фильмам и фотографиям родителей). Таким образом, в настоящее время существует ниша и социальный заказ на подобного рода движения. К сожалению эту общественную потребность могут привлечь на свою сторону деструктивные движения: секты, фанаты различных движений и т.п. По нашим исследованиям, уже сейчас в некоторых регионах России школьники готовы называть себя «путинцами». В целях профилактики культа личности президента такие тенденции, на наш взгляд, должны прекращаться. Пусть наша молодёжь подражает и называет себя кумирами фильмов или выдающимися личностями, которыми так богата наша история.

Идеология.

Выше уже было отмечено, что в шизофреническом обществе, где имеет место раздвоенность и неопределённость генеральной линии, отсутствует какая бы то ни была направленность общественного сознания. Многие уверены, что достаточно накормить этого «шизофренического монстра», как все проблемы отпадут автоматически и сразу появится настроение, направленность сознания, идейность и т.д. К сожалению это не так. Часто шизофрения является необратимым деградационным процессом. Накормив этого больного монстра, мы обнаружим, что на роскошном кресле и в прекрасном офисе сидит сытый субъект и плюёт в потолок. Поэтому необходимо перестраиваться и делать упор не только на социально экономические факторы, но и социально-психологические. Именно сейчас как никогда необходима усиленная работа философов, психологов, культурологов, социологов, политологов направленная на создание доморощенной качественно-новой концепции развития общества, основанной на особенностях нашего родного отечества, а не всяких там «китайских» и иных вариантов.

Престиж науки и система образования.

Он катастрофически падает. В настоящее время на базе мелких частных предприятий и общественных организаций открылись тысячи различных псевдоакадемий. По стране гуляет значительное число безработных «академиков» с дипломами международного образца, выданными различными паранаучными сектами и общественными организациями. Всё это дискредитировало само понятие и феномен «академии». В Санкт-Петербурге есть частное предприятие, которое уже присваивает учёные степени докторов наук без всякой системы защиты и регистрации в ВАКе. Дипломы кандидатов и докторов наук продаются на базарах.

Аналогичная ситуация наблюдается и в системе высшего образования.

Дипломы о высшем образовании раздаются «направо и налево». Были бы деньги... Уровень выпускников падает. Многие высшие учебные заведения не соответствуют требованиям, но почему-то лицензированы. Выше уже отмечалось, что коммерциализация системы образования таит в себе опасные для общества моменты. Благодаря этому к управлению хозяйством и страной могут придти не просто дилетанты, но и головорезы, рецедивисты, уголовники различного уровня и квалификации. Эту опасную тенденцию необходимо пресекать.

К сожалению наши настоящие учёные и профессора часто сами дискредитируют престиж науки, набирая бездарных, но денежных студентов, продавая своё имя бизнесу. Мне приходилось видеть как известный профессор фармакологии на своих лекциях рекламировал средство, которое не заслуживает такого внимания. Он обманывал слушателей, но они верили его авторитету. Таких примеров можно привести множество.

Кроме того, необходимо отметить, что в некоторых учебных учреждениях наблюдается мистификация гуманитарных знаний и многие учёные погружаются в различные паранауки. (Например, астрономы становятся астрологами и т.п. ) Прилавки магазинов завалены околонаучными компилятивными трудами. Имеет место дефицит первоисточников и книг, посвящённых настоящим фундаментальным знаниям. Научно информационное пространство засорено. Необходима выработка соответствующих фильтров.

Имеются перекосы в области среднего образования. Здесь преобладает количество знаний над их качеством. Чего только сейчас не преподаётся, какими только ненужными знаниями не пичкаются наши школьники! К сожалению, есть уже исследования, показывающие, что всё это, наоборот, ведёт к деградационным процессам.

В своё время в Татарстане на волне комплекса национальной неполноценности, с целью возрождения татарской культуры и науки, было открыто множество чисто татарских детских и учебных заведений. Это прекрасно. К сожалению, наука ушла уже далеко вперёд. Современный татарский язык, с одной стороны, оказался неразвитым и не соответствующим требованиям современной науки, а с другой сами специалисты и преподаватели не владеют языком на соответствующем уровне.

(Вспоминается история о том, как трудно разрабатывался принимался договор между Россией и Татарстаном, но до тех пор, пока его разработчики не перешли на русский язык.) Вот и преподаются многие предметы на крайне низком уровне, но зато на татарском языке. Это опасный самообман, замешанный на комплексе национальной неполноценности. Глобализация татарского языка в республике может обернуться низким уровнем учащихся средних и высших школ. Практически, у нас нет высококвалифицированных кадров, владеющих татарским языком на высоко интеллектуальном и научном уровне (за исключением некоторых известных гуманитариев). Необходимо долгое время, чтобы они появились. Увы! Наступило время взглянуть правде в глаза и ориентироваться на те языки, которые задают тон мировой науки, но не бросая свой родной язык.

Кроме того, необходимо отметить, что согласно нашим исследованиям, 63% детей, окончивших татарские дошкольные учреждения, в дальнейшем отстают в средних русских школах. Билингвизм (двуязычие) порой отрицательно сказывается на развитии еще не сформировавшегося сознания ребёнка.

Сейчас в эпоху наркотизации молодёжи как никогда возросла роль преподавания общественных дисциплин: философии, психологии и др. Увы!

То преподавание, которое сейчас имеет место, никак не способствует решению духовных и психологических проблем молодёжи. Оно, по сути своей, представляет собой «некую интеллектуальную антикварную жевачку», не затрагивающую эмоциональную и духовную сферу учащихся.

Рекомендации:

1. Усилить уголовную ответственность лиц дискредитирующих и фальсифицирующих символы и атрибуты Российской науки и образования.

2. Ужесточить систему регистраций внегосударственных образовательных учреждений и академий. Закрыть образовательные учреждения и академии, не соответствующие современным требованиям и дискредитирующие престиж Российской науки и образования.

В рамках вышеприведённой концепции психологической безопасности государства, нами разработана программа психологической безопасности учащихся. Ниже мы приводим часть этой программы, касающейся профилактики наркомании.

Программа скрытой профилактики наркомании учащихся и молодёжи 1. Занятия, направленные на развитие у учащихся жизнелюбия, жизнерадостности, хорошему настроению, а также умению легко преодолевать стрессы, тоску и плохое настроение.

Что такое хорошее настроение с точки зрения науки? Популярно о пограничном анализе, о феномене жизни и смерти, о душе. Технология радости. Законы сохранения радости. Популярно о нейропсихологических механизмах опьянения, радости, хорошего настроения. Почему после отрезвления возникает плохое настроение? Об ограниченных возможностях мозга и запасах радости. Пьянят не наркотические вещества, а «вещества радости», вырабатываемые самим мозгом и выделяемые за счёт наркотического средства. А можно ли этот механизм «включать»

нехимическим, а психологическим способом.

Что такое страсть? Кто такие филлистёры (личности, живущие только желаниями)?

Психология стресса. Причина беспокойств. Приёмы защиты от внешнего психического нападения.

Что мешает чувствовать свои чувства? Как ты чувствуешь, что тебя любят.

О суициде, скуке, о тревоге, о кайфе.

2. Занятия, направленные на развитие способности учащегося противостоять различным деструктивным зависимостям и манипуляциям в т.ч. от наркотиков.

Занимательная наука - психология манипуляции. Что такое манипуляция? О манипуляциях сознанием. О межличностных манипуляциях.

О правде, лжи, обмане, самообмане, блефе. Манипуляция и зависимость. Как защищаться от деструктивных зависимостей и манипуляций. Как научить учащихся видеть и разоблачать манипуляции со стороны деструктивных знакомых, старшеклассников, взрослых, а также лиц, потребляющих алкогольные и наркотические средства. «Мальчики на мажоре». Манипуляции в средствах массовой информации. Психологический анализ деструктивной рекламы.

Развитие социальной и личной компетентности учащихся. Выработка адекватной самооценки. Умение постоять за себя. Умение избегать ситуации не оправданного риска.

3. Занятия направленные на выявление самими учащимися в себе склонности и риска стать наркозависимой личностью.

Что такое наркотическая зависимость? О трёх степенях наркозависимости? Основные признаки и особенности личности склонной к наркопотреблению? Об опасности первого наркопотребления? С чего всё начинается? Утро доброго настроения и наркозависимость.

4. Работа с родителями.

Поведенческие и эмоциональные признаки наркомана. Можно ли возвратить потерянное доверие со стороны детей к родителям? Как перейти на язык чувственного общения с детьми. Как стать другом своего ребёнка? Как распознавать манипуляции и обман со стороны детей в т.ч. уже начавших потребление наркотических средств?

О феномене созависимости. Семья как фактор профилактики.

5. Методы выявления учащихся, имеющих большую вероятность и склонность к потреблению алкогольных и наркотических средств. Анализ эмоциональной и поведенческой сферы учащихся, имеющих риск впервые потребить наркотическое средство Язык и жаргон наркомана. Методы тестирования. Методы группового общения. Методы индивидуального общения.

6. О возможности преподавания различных предметов с элементами скрытой профилактики наркомании:

а) Курс занимательной психологии (Животрепещущие психологические вопросы школьников. Психология манипуляции и зависимости).

б) Курс занимательной физики. О законах сохранения энергии и настроения.

в) Курс занимательной химии. О вредных веществах и ядах. О химии настроения.

г) Курс занимательной истории. (История пьянства и его последствий.) д) Курс занимательной биологии (Нейрофизиология настроения).

е) Занимательный курс русского языка. О жаргонах (в т.ч. жаргон наркоманов) :ж) Курс занимательной философии. О феномене жизни и смерти.

з) Курс занимательной математики.

и) Другие.

7. Знакомство с основными методами открытой профилактики наркомании.

1. Познавательные занятия. Какие знания о наркотиках и всё, что связано с ними, необходимо давать, чтобы снизить любопытство к ним.

Проблема снижения любопытства к наркотическим средствам. Можно ли, подробно рассказывая о наркотиках, снижать любопытство учащихся к ним?

Вредные знания о наркотиках. Нужно ли вообще концентрировать внимание учащихся на понятии наркотик? Критика и недостатки этого подхода.

2. Устрашающие и пропагандистские занятия. Методы, направленные на воспитание страха наркотического потребления, как способов блокирования любопытства к наркотическому потреблению. В каких случаях эти методы эффективны, а в каких нет? Критика и недостатки данного подхода.

Эффекты, вызываемые наркотиками. Деструктивное влияние на психику и тело. Суицид. Статистика смерти. Примеры несчастных судеб. Механизмы расплаты за удовольствие. Существуют ли безопасные наркотики?

Социально-психологические последствия наркомана. Кому выгодна наркомания? Социум и наркоман.

3. Обучающие занятия, направленные на развитие способности учащегося сказать «нет» предложению потребить наркотик.

8. Разбор конкретных ситуаций.

1. Наркоманы принимают подростка в свою компанию.

2. Предложение как принуждение.

3. Манипуляция наркоманов над новичком.

4. Сигареты с нарконачинкой (скрытое принуждение).

5. О вековой традиции наркотиков.

6. Другие 9. Программа работы с учителями.

1. Проблема преодоления учителем беспокойства, вызванного в связи с предстоящей в школе ролью психотерапевта и психолога. Снятие этого беспокойства. Воспитатель и психотерапевт как коллеги. Воспитание как разновидность психотерапии.

2. Основные методы психотерапии. Оказывается это не сложно.

3. Занятия направленные на развитие у преподавателей способности внушать как в директивной, так и в косвенной форме.

4. Формирование у преподавателей мотивации и желания заниматься профилактикой наркомании как интересным творческим процессом.

С чего начать? Обучение преподавателя тому, чтобы не делать из 5.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.