авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Qr – Qurcus robur L, Fe – Fraxinus excelsior L., Ap – Acer platanoides L., Ac – Acer campestre L., At – Acer tataricum L., An – Acer negundo L., Tc – Tilia cordata Mill., Ug – Ulmus glabra Huds., Pt – Populus tremula L., Bp – Betula pendula Roth., Ps – Pinus sylvestris L., Сс – Crataegus curvisepala Lindm., Ee – Euonymus europea L., Ev – Euonymus verrucosa Scop., Ca – Corylus avellana L., Rc – Rhamnus cathartica L., Ri – Rubus idaeus L., Sn – Sambucus nigra L., Sh – Stellaria holostea L., Cp – Carex pilosa Scop., Ag – Aegopodium podagraria L., Lm – Lamium maculatum L., Gu – Geum urbanum L., Pn – Poa nemoralis L., Chm – Chelidonium majus L., Gr – Geranium robertianum L.

Для оценки подпологового возобновления широколиственных пород в различных формациях исследовали видовое разнообразие и обилие подроста.

Для этого закладывали пробные площадки 20х20 м, на которых выполняли геоботанические описания по стандартной методике (Ипатов, 2000).

Дополнительно производили учет подроста отдельно по каждой породе путем прямого пересчета числа особей по следующим классам высоты: всходы, мелкий (0 – 0,5 м), средний (0,5 – 2 м), высокий (2 – 5 м). Также оценивали обилие подроста на пробных площадях по шкале обилия (Атрохин, Кузнецов, 1989):

«единично» - 250 особей на га;

«редко» - 251-2000;

«средней густоты» - 2001 8000;

«обильно» - 8001-13000;

«очень обильно» - 13000.

Как показали исследования, наибольшее видовое разнообразие подроста отмечено в сосняках и березняках (Рис. 1), что связано, прежде всего, с высокой подпологовой освещенностью (сквозистость 30-50%), так как именно освещенность является лимитирующим фактором для развития подроста (Рыжков, 2001).

Кроме того, и сосна и береза являются слабыми эдификаторами.

В данных формациях присутствует даже подрост наиболее светолюбивых мелколиственных пород (осины и березы).

Наименьшее разнообразие подроста в относительно светлых ясенниках объясняется наличием во втором ярусе значительного количества клена остролистного, создающего сильное затенение. Высокое видовое разнообразие подроста в дубняках, при более разреженном втором ярусе, достигается за счет подроста пород 2-й величины (груши, яблони, черемухи). Присутствие в большинстве формаций интродуцированных видов: клена ясенелистного (Acer negundo L.), ясеня пенсильванского (Fraxinus pennsylvanica Marsh.), дуба красного (Quercus rubra L.), робинии (Robinia pseudoacacia L.) свидетельствует об активном вмешательстве человека в процесс формирования данных сообществ.




По количеству подроста широколиственных пород также лидируют березняки (10600 шт./га), однако в них много мелкого (до 0,5 м) подроста, характеризующегося низкой выживаемостью (Рис. 2). В сосняках наблюдается иная картина – при небольшой плотности подроста различия между количеством подроста разных классов высоты менее существенны. При этом среднего подроста больше, чем мелкого и высокого. Различие сосняков между собой достаточно велико. Небольшое количество подроста в одних насаждениях обусловлено изолированностью их от других древесных формаций и, следовательно, сложностью попадания вегетативных и генеративных зачатков.

Присутствие подроста определенных пород в одних сосновых массивах и отсутствие его в других связано, прежде всего, с видовым составом ближайших лиственных насаждений, откуда могут долетать семена. В других массивах возобновление древесных пород подавляется присутствием сомкнутого яруса подлеска из малины и бузины (Табл. 1), затеняющего подрост или развитием плотной злаковой дернины, препятствующей прорастанию семян. В сосняках, активно посещаемых местным населением, основной причиной низкой численности подроста являются периодические пожары. В то же время в сосняках отмечается высокая выживаемость подроста, связанная, прежде всего, с благоприятными условиями подпологовой освещенности (средняя сквозистость 40-50%).

Встречаемость подроста большинства пород в сосняках низкая - 15 – 60% (Рис.

3А), что обусловлено их неоднородностью. Повсеместно распространен только подрост дуба, однако количество его невелико (не более 2000 шт./га).

Преобладает высокий подрост, который растет на участках, где высота подлеска не превышает 1-1,5 м. Подрост ильма встречается реже (встречаемость 83%), однако в некоторых сообществах, преимущественно в понижениях рельефа, его обилие выше, чем у дуба (до 8000 шт./ га).

Формации широколиственных пород по общему количеству подроста, а также соотношению численности мелкого, среднего и высокого подроста между собой различаются незначительно, что объясняется сходными условиями развития подроста, в первую очередь низкой подпологовой освещенностью (ср.

сквозистость 10-20%). Ясенники наиболее однородны по представленности подроста. Повсеместно в них распространен подрост липы, ясеня, клена остролистного и клена полевого. Наибольшее обилие отмечено у подроста клена остролистного и клена полевого (до 8000 шт./га), тогда как подроста липы и ясеня немного. Подрост дуба в данной формации не зафиксирован (Рис. 3Б). В дубняках, напротив, наблюдается значительная неоднородность сообществ.

Повсеместное распространение подроста ни для одной породы не зафиксировано. Тем не менее наиболее широко распространен подрост ильма (встречаемость 87%) и клена остролистного (встречаемость 80%), причем обилие клена в некоторых сообществах очень велико и достигает 13 000 шт./га.

Встречаемость подроста клена полевого несколько ниже (70%), однако численность его в большей части сообществ значительна (2000 - 8000 шт./га).





Наиболее редко встречается подрост дуба, представленный в основном единично (Рис. 3В).

Рис. 3. Встречаемость подроста широколиственных пород с учетом его обилия в различных формациях эксплуатационных лесов Борисовского района В березняках у всех пород отмечена высокая встречаемость подроста – 60 100%. Максимальное количество подроста зафиксировано у клена остролистного (более 13 000 шт./га), при этом и распространен он повсеместно.

Весьма обилен также подрост ясеня. Наименее обилен подрост дуба, клена полевого и клена татарского (Рис. 3Г).

Что касается распространения подроста в липняках и осинниках – то прежде всего следует отметить их сходство (Рис. 3Д, 3Е), обусловленное наличием в осинниках сомкнутого второго яруса из липы. В обеих формациях повсеместно распространен подрост липы и клена остролистного, причем обилие подроста липы в осинниках выше. Представленность подроста остальных пород и в липняках, и в осинниках примерно одинаковая.

Исключение составляет только подрост клена полевого, повсеместно распространенный в липняках, причем в большинстве сообществ его обилие велико (2000 - 8000 шт./га).

Особо следует отметить отсутствие подроста породы-эдификатора древесного яруса почти во всех исследуемых формациях. Для развития подроста светолюбивых пород (березы, осины, сосны, дуба) освещенность под пологом материнского древостоя недостаточна. Препятствует развитию подроста также конкуренция с подлеском и злаковой дерниной. В сосняках подрост сосны появляется только на вырубках и опушках, а также на гарях, где уничтожается напочвенный покров, подлесок и подрост лиственных пород. Исключение составляют липняки и ясенники. В липняках теневыносливая липа активно возобновляется вегетативно, причем количество ее высокого перспективного подроста значительно. В ясенниках же преобладает мелкий семенной подрост ясеня, выживаемость которого очень низкая, что обусловлено возрастанием светолюбия ясеня с возрастом (Попадюк и др., 1994).

Прогнозируя дальнейшую судьбу исследуемых формаций, можно предположить что березняки и осинники достаточно скоро сменятся широколиственными древостоями с доминированием липы мелколистной, клена остролистного и клена полевого. В сосновых насаждениях, где пожары редки, в древостой могут выйти ильм и клен ясенелистный. В сосняках, подверженных регулярным пожарам, имеет шанс выйти в древесный ярус только подрост дуба, устойчивый к воздействию огня (Lanham et. al., 2002). В дубняках же, напротив, благонадежный подрост дуба отсутствует и следует ожидать замены существующего дубового древостоя на древостой, сложенный преимущественно липой, кленом остролистным, кленом полевым или ясенем. Единственной формацией, способной к естественному самовозобновлению, являются липняки.

Однако при систематических рубках данные насаждения, как правило, не имеют возможности развиваться естественным путем и, достигнув возраста спелости, они вырубаются, а затем возобновляются или посадкой лесных культур или проходят через стадию мелколиственных формаций.

Литература:

1. Атрохин В.Г., Кузнецов Г.В. Лесоводство. М, Агропромиздат. 1989. 399 с.

2. Ипатов В.С. Методы описания фитоценоза. СПб, Изд-во СПбГУ. 2000. 53 с.

3.. Попадюк Р.В., Чистякова А.А., Чумаченко С.И., Евстигнеев О.И., Заугольнова Л.Б. Восточноевропейские широколиственные леса. М, Наука. 1994. 364 с.

4. Рыжков О.В. Состояние и развитие дубрав центральной лесостепи. Тула, 2001.182 с.

5. Lanham J. D., Keyser P. D., Brose P. H., Van Lear D. H. Oak regeneration using the shelterwood-burn technique: management options and implications for songbird conservation in the southeastern United States. Elsevier. Forest Ecology and Management. 2002. №155. P. 143-152.

NATURAL REGENERATION OF WOODY PLANTS IN DIFFERENT FORMATIONS OF EXPLOITABLE FORESTS IN BELGOROD REGION Magid I.M., Ryabtsev I.S., Tihodeeva M.Yu.

Saint-Petersburg State University The number of forests in the steppe-forest zone is very little. The research devoted to the plant communities was carried out in the protected area whereas the information about plant communities in exploitable forests is absent because these forests have not been studied. Natural regeneration of woody plants is one of the most important problems in silvics. Differences in regeneration under shelterwood were studied among the six woody formations: oakery, ash forest, lime forest, aspen forest, birch forest and pine forest. According to the research these forest formations are different in the amount of regenerating woody plants, the number of young plants of various species, the aligment of young plants of different size ranges. It was found out that only lime forests can naturally regenerate in the steppe-forest zone.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ВОЗОБНОВЛЕНИЕ В СТАРОВОЗРАСТНОМ СОСНЯКЕ РЕЗЕРВАТА «АЩОЗЕРСКИЙ»

Петрова А.Н., Шорохова Е.В., Яковлева Т.В.

Проблема естественного возобновления является одной из важнейших задач лесоведения и лесного хозяйства. Интенсивность этого процесса зависит от комплекса климатических, биологических и абиотических факторов [2].

Характеристика естественного возобновления является обязательным элементом геоботанических и лесопатологических исследований. Она включает количественную и качественную оценку подроста, его состава, возраста, состояния и т.д. Эти данные позволяют не только глубже понять природу леса, но и дают представления относительно его дальнейшего развития [1].Целью данного исследования является оценка изменчивости общего количества, породного состава, жизненного состояния и распределения по размерным группам естественного возобновления в связи с удаленностью от береговой линии Кангозера, характеристиками древостоя и видовым составом живого напочвенного покрова.

Объект и методика. В качестве объекта исследований был выбран резерват «Ащозерский» природного парка «Вепсский лес», расположенного в восточной части Ленинградской области на границе с Вологодской. Вепсовский ландшафт – район расположения резервата - имеет сложную морфологическую структуру.

Среди урочищ ведущее место занимает холмисто-моренный комплекс (35-40% площади). Значительную роль играют также урочища моренных равнин, с преобладанием как суглинистой, так и опесчаненной морены, а также урочища водно-ледниковых песчаных равнин – зандров (по 19-23% площади). Меньшую площадь занимают урочища камового комплекса. В климатическом отношении Вепсовский ландшафт отличается от других ландшафтов Северо-Запада наименьшей теплообеспеченностью и большим увлажнением;

для него характерны низкие средние месячные температуры, большая подверженность заморозкам, короткий вегетационный период, повышенное количество осадков (до 700 мм), в том числе мощный снежный покров. В связи с пересеченным рельефом имеется большое разнообразие мезо- и микроклиматов. Отдаленность территории резервата от сплавных путей, а также ограниченный местный сбыт древесины препятствовали проведению здесь рубок и способствовали сохранению относительно естественного состояния лесных массивов. Опытные объекты расположены в Курбинском лесничестве Винницкого лесхоза,.

На разном расстоянии от береговой линии Кангозера в направлении юг север от берега было заложено 3 трансекты с детальным учетом всех компонентов экосистемы. Расстояние между трансектами составляло 50 метров.

Каждую трансекту делили на 3 участка: а, b и с, длиной по 20 метров. Между участками b и с оставляли перерыв 20 метров. т.е. участок c рассматривали, как контрольный при удалении от береговой линии.

При учете естественного возобновления участок а делили на два: I и II ( по 10 метров каждый), участки b и с оставляли без изменений. На каждом участке проводили учет естественного возобновления по породам на полосе шириной метра и длиной, соответствующей длине участка. Каждую особь относили к одной из следующих размерных групп: менее 6, 6-25, 26-50, 51-150, более 150см и более 2м в высоту.

По результатам измерений сумма площадей сечения древостоя на трансектах a, b и c равны 38,2м2, 32,4м2 и 25,1м2 соответственно. Состав древостоя на трансекте а– 7С3Олс, на трансектах b и c–10С едБ. Средний диаметр на трансектах a, b и c составляет 20,5см, 23,7см и 26см соответственно.

В живом напочвенном покрове на всех трансектах преобладают следующие виды: Vaccinium myrtillus L., Vaccinium vitis-idaea L, Pleurozium Schreberi Mitt, Dicranum polysteum Sw. Общее проективное покрытие на трансектах a и b различается не значительно и равно 25,1% и 24,6% соответственно, на трансекте с ОПП меньше и составляет 19,7%.

Результаты и их обсуждение. Общее количество всходов и подроста было достаточно высоким для перестойных сосновых лесов. Наибольшая интенсивность возобновительного процесса наблюдалась на расстоянии 10-20 м от береговой линии;

в непосредственной близости от озера количество подроста было несколько ниже (Рис. 1, 2). Здесь, возможно, наблюдалось взаимодействие факторов: по мере удаления от береговой линии уменьшалась также полнота древостоя (Рис. 5).

8000 6000 4000 2000 0 0-20 20-40 60-80 0-10 10 20 20-40 60- растояние от берега озера, м растояние от берега озера, м Рис. 1. Количество подроста, шт/га по мере удаления от береговой линии (среднее и стандартная ошибка) В возобновлении преобладала высотная группа от 0,5 до 1,5 м (Рис. 2), в основном, сосна (Рис. 4). Число всходов (высотой менее 0,05 м) и самых крупных экземпляров подроста (более 2 м) увеличивалось по мере удаления от береговой линии. Уменьшалась доля березы, осины и других лиственных пород, а также ели;

закономерно увеличивалась доля сосны.

Более полно связь с полнотой древостоя и характером живого напочвенного покрова предполагается выявить при дальнейшей обработке данных.

100% 90% количество деревьев 80% 2, 70% 1, 60% 0,51-1, 50% 0,26-0, 40% 0,06-0, 30% 0, 20% 10% 0% 0-10 10 20 20-40 60- расстояние от берега озера, м Рис. 2. Распределение возобновления по размерным группам количество деревьев, шт/га 0-10 10-20 20-40 60- расстояние от берега озера, м Рис. 3. Возобновление сосны 100% С количество деревьев 80% РБ Ос 60% Олс Мож 40% Ива Е 20% Б 0% 0-10 10 20 20-40 60- растояние от берега озера, м Рис. 4. Породный состав возобновления возобновление, тыс.шт/га 10 абсолютная 0 площадь сечения,м^2/га 0-20 20-40 60- растояние от берега озера, м Рис.5. Связь естественного возобновления с полнотой древостоя Выводы. Возобновление можно признать удовлетворительным (в среднем 2,5-4 тыс. шт/га) Общее количество всходов и подроста, породный состав и структура возобновления в старовозрастном сосновом лесу зависели от взаимно сопряженных факторов: удаленности от берега озера, полноты древостоя и характеристик живого напочвенного покрова.

Авторы благодарят Илкку Ванха-Майамаа за помощь в планировании исследования и проведении полевых работ.

Литература:

1. Естественное возобновление древесных пород и количественный анализ его роста. Лаборатория лесоведения. М.: Наука. 1970.–115с.

2. Зябченко С.С. Сосновые леса европейского севера. Институт леса карельского филиала АНСССР. Л.: Наука, 1984.–248с.

NATURAL REGENERATION IN OLD-GROWTH SCOTS PINE FOREST IN THE “ASCHOZERSKY RESERVE”, LENINGRAD REGION, RUSSIA Petrova, A., Shorohova, E., Yakovleva, T.

Saint-Petersburg State Forest Technical Academy, Saint-Petersburg The average number of seedlings and undergrowth varied from 2.5 to 4 thousands per ha. The number, tree species composition and size structure of seedlings and undergrowth depended on the distance from the lake shore and stand basal area.

БОТАНИЧЕСКИЙ САД – ПАМЯТНИК ПРИРОДЫ.

Селиванова Е.А., Боговая И.О.

Объектом исследования являлся Ботанический сад лесотехнической академии имени С.М. Кирова, один из немногих памятников природы и ландшафтной архитектуры города Санкт-Петербурга.

Целью данной работы является изучение истории формирования и анализ современного состояния Ботанического сада. Для достижения цели были поставлены следующие задачи: изучение этапов формирования территории Ботанического сада;

анализ и оценка ландшафтной композиции;

анализ состояния зеленых насаждений, дорожно-тропиночной сети, цветников, водной системы.

Методика работ. Теоретические исследования проводились на основе изучения и анализа литературных источников, картографических материалов (почвенные карты, карта древесно-кустарниковой растительности, исторические и современные карты-схемы, архивные фотодокументы).

Экспериментальные исследования проводились методом закладки учетных площадок и пробных площадей. На пробных площадях проводился: перечет деревьев и кустарников, с определением породы, возраста А, диаметр D, высота H, категории жизненного состояния, проводились фитопатологическое и энтомологические обследования.

Парк ЛТА основан в начале XIX века, датой основания принято считать апреля 1827 года, когда его Императорское Величество Николай I утвердил к исполнению записку министра финансов генерал-лейтенанта графа Е.Ф.Канкрина об устройстве Лесного парка на даче Санкт-Петербургского лесного института. В формировании парка принимал участие садовый мастер Д.Буш. В 1833 году был заложен ботанический (дендрологический) сад. Парк частично сохранил планировку и сооружения XIX века – центральный партер, основные аллеи, водоемы, мосты. Наш парк расположен в центральной части Выборгского района. Парк и дендрологический сад имеют уникальную коллекцию древесно-кустарниковых растений, служит учебной и научной базой академии по акклиматизации древесных пород в условиях северо-западной зоны.

В связи с этим 20 июля 1970 года приказом № 402 министра высшего и среднего образования В. Столетова парку был присвоен статус Ботанического сада. Парк является памятником садово-паркового искусства и архитектуры XIX века и находится под охраной Государственной Инспекции по охране памятников истории и культуры. В нем размещены мемориальные захоронения, метеорологическая башня, а также здесь расположены могилы виднейших ученых Д.Н. Кайгородова, Э.Л. Вольфа, М.Е. Ткаченко.

В парке произрастает около 23 тыс. деревьев и 24 тыс. кустарников.

Видовой состав парка очень разнообразен и насчитывает около 1600 видов и форм древесных и кустарниковых растений и лиан: главнейшие лесообразующие породы таежной зоны, зоны широколиственных лесов, редкие древесно кустарниковые растения Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока, Крыма и Кавказа, Северной Америки.

За время существования парка изменилось не только общее экологическое состояние территории, но ландшафтная планировка и состав коллекций.

Еще в начале 20 века местность представляла собой покрытую лесом территорию. Вплоть до 1928 года была избыточно увлажненной. Лишь после прокладки системы осушительных канав и прудов, существенно понизивших уровень грунтовых вод, произошло изменение гидрологических условий, повлиявших в первую очередь на микроклиматические условия, состояние и рост растений.

В результате отпада значительно сократилось количество экземпляров ценных хвойных пород – сосна румелийская, кедр сибирский, пихта бальзамическая. Полностью погибла коллекция ели европейской. Не только время изменило облик парка, но и такие события как война, блокада, природные и стихийные бедствия, оставили ощутимый след в парке.

С 1994 по 2007 год в парке было посажено около 200 видов древесно кустарниковых растений, в том числе растет и дуб, посаженный в честь летнего юбилея академии.

Планировка основных частей выполнялась по проекту садового мастера П.Гонзаго. В настоящее время общая площадь Ботанического сада составляет га, в том числе закрытая для свободного посещения часть 7,5 га. Открытая для свободного посещения ландшафтная и прогулочная часть составляет 57,5 га.

С момента основания парк является научной и учебной лабораторией под открытым небом для студентов и сотрудников академии. Так же парк является рекреационной зоной отдыха для горожан. Для этого в парке проложены экскурсионные маршруты для познавательного отдыха, пеших прогулок, спортивного ориентирования на местности.

В недавнем прошлом территория Лесного института была загородной.

Сегодня это городской парк с очень высокой антропогенной нагрузкой. Он окружен плотной многоэтажной застройкой, промышленными предприятиями и городскими транспортными магистралями, что пагубно влияет на его состояние.

Парк многими усилиями преподавателей и студентов преобразился в живописный ландшафт с рядом перспектив, солнечными лужайками и продуманной системой насаждений.

В настоящее время парк требует комплексного ремонта: восстановления мелиоративной сети, очистки водоемов, ремонта дорожно-тропиночной сети, расширение ассортимента коллекции, воссоздания исторических ландшафтов и пейзажей.

Был проведен анализ современного состояния: анализ насаждений и композиции парка. Даны рекомендации по использованию парка для научно-исследовательских и рекреационных целей, а также для экскурсионного использования.

BOTANICAL GARDEN AS A MEMORIAL OF NATURE.

Selivanova E.A. master of forest science Forest Faculty FTA Bogovaya I.O. professor.

Saint-Petersburg state forest technical academy, Saint-Petersburg The analyses of the present park were carried on: the analysis of the park plantations and communications.

Recommendations are given as to how the park should be used for researches and recreational aim as well as for excursions.

РАЗНООБРАЗИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СЕМ. РОЗОЦВЕТНЫЕ (ROSACEAE) В КОЛЛЕКЦИИ ДЕНДРОСАДА СПбГЛТА им. С. М. Кирова* Стеняева П. А.

Дендрарий (от греч. dendron – дерево), арборетум (от лат. arbor – дерево) – участок территории, где в открытом грунте культивируются древесные растения.

Дендросады выполняют различные функции – сохранение видов, интродукция растений, экологическое образование, популяризация накопленных знаний среди населения.

Дендросады существуют по всей России – Сочинский дендрарий (Худековский парк), дендрариум Государственной лесостепной опытной станции в Орловской области, Главный ботанический сад в Москве, Уфимский дендропарк, дендрарий Адыгейского государственного университета, Сыктывкарский ботанический сад, полярно-альпийский ботанический сад, ботанические сады в Самаре и Петрозаводске и др.

В 1833 г. в честь 30-летия со дня основания Лесного института был заложен дендрарий СПбГЛТА. Ранее, в 1827 г. был заложен учебный парк, который сейчас вместе с дендрологическим садом, интродукционными питомниками, цветочной плантацией и оранжерейно-тепличным хозяйством составляют единый учебно-научный и производственный комплекс – ботанический сад Санкт-Петербургской Государственной Лесотехнической академии площадью га. Официально этот статус был присвоен саду в 1970 г.

Дендросад ЛТА предназначен для различных исследований в области ботаники и дендрологии, селекции древесных растений, их физиологии и экологии, лесных культур, лесоведения, декоративного древоводства, помологии и цветоводства, фитопатологии, энтомологии, орнитологии, зоологии, почвоведения и гидромелиорации, метеорологии и климатологии. Ведущие научные направления деятельности дендросада – это интродукция древесных растений и фенологический мониторинг. Богатейшая дендрологическая коллекция включает не только таежные виды, но и флору Дальнего Востока, Крыма, Кавказа, Европы, Северной Америки, Ирана, Японии, Кореи и Китая.

Ботанический сад ЛТА расположен в северной части Санкт-Петербурга, в подзоне южной тайги, по флористическому районированию – в северо-западной части Ладого-Ильменского флористического района. Климат – атлантико континентальный с нежарким влажным летом и умеренно холодной зимой.

Среднегодовая температура воздуха 4,2о С, средняя температура июля +17,8о С, февраля -7,9о С. Фенологический вегетационный период длится с 11 апреля по 16 октября (188 суток). Чрезвычайно опасны для выращиваемых растений, особенно интродуцентов южного происхождения, поздне-весенние и ранне осенние заморозки. Годовая сумма осадков составляет 602 мм с максимумом дождей в августе. Следует заметить, что район расположения ботанического сада ЛТА характеризуется более холодным микроклиматом, чем в целом по * Работа выполнена при поддержке гранта Минобрнауки РФ (РНП.2.2.3.1.8654).

Санкт-Петербургу. Поэтому, например, в ботаническом саду Ботанического института РАН, расположенном в более теплом Петроградском районе Санкт Петербурга, древесные интродуценты, как правило, повреждаются морозами значительно слабее и реже, а адаптируются успешнее, чем в дендропарке ЛТА.

Хотя в последние десятилетия климат Санкт-Петербурга заметно потеплел, опасность сильных повреждений морозами и гибели интродуцированных древесных растений очень высока. Таким образом, успешной адаптации древесных экзотов, особенно южного происхождения, в ботаническом саду ЛТА, как и в целом на северо-западе России, экологически прежде всего препятствуют: сравнительно короткий безморозный период, недостаток тепла в сезон вегетации в сочетании с длительным световым днем, неблагоприятные термические условия для перезимовки (периодически повторяющиеся очень суровые зимы, или чередование морозных периодов с оттепелями в зимы мягкие), малоснежность зим (особенно последних лет), а также кислые и бедные или довольно плодородные, но избыточно увлажненные почвы.

Наибольшее количество видов в дендрологической коллекции насчитывалось в предвоенный период – в 1936 г. в дендрариуме произрастали древесные растения 1212 видов и форм. В 1947 г. их насчитывалось менее 800, но уже в 1967 г. дендрофлора арборетума включала растения 1400 таксонов. К 1976 г. в арборетуме и парке Лесотехнической академии произрастали деревья, кустарники и лианы около 1700 видов, форм и сортов. В 1993 г. в постоянных дендрологических экспозициях ботанического сада произрастали древесные растения 1132 видов, форм и культиваров, относящихся к 158 родам из семейств. Очевидно, что таксономическая коллекция стала несколько беднее, чем, например, в 70-е годы прошлого века. Объясняется это прежде всего массовым вымерзанием недостаточно зимостойких интродуцентов в аномально суровые зимы 1978-79, 1984-85 и особенно 1986-87 гг., когда морозы около -30о С держались по несколько дней. Тогда же был зафиксирован абсолютный минимум температуры воздуха для Санкт-Петербурга – -43,3о С. К примеру, в эти зимы погибли даже взрослые, неоднократно плодоносившие деревья абрикоса обыкновенного (Armeniaca vulgaris), маньчжурского (A. mandshurica), тибетского (A. Kochneana) и черешни (Cerasus). Однако следует отметить, что в условиях современного, в целом более теплого климата, чем ранее, биоклиматическая ситуация для адаптации интродуцентов значительно улучшилась. Например, боярышник перистонадрезанный (Crataegus pinnatifida Bunge), вишня Максимовича (Cerasus Maximovichii) и яблоня маньчжурская (Malus manshurica) ранее были незимостойкими и только вегетировали, а теперь плодоносят и даже дают вполне жизнеспособные семена. Следовательно, в повторной интродукции растений есть большой познавательный и практический смысл (Булыгин, 1994).

Семейство Розоцветные – одно из крупнейших семейств цветковых растений, включающее около 100 родов и 3000 видов. Розоцветные распространены почти во всех областях земного шара, где могут расти цветковые растения, но их основная часть сконцентрирована в умеренной и субтропических зонах северного полушария. Они встречаются в самых разнообразных растительных сообществах и, хотя обычно не играют в них доминирующей роли, являются тем не менее одним из важнейших семейств.

На основании различий главным образом в морфологии плодов и в основных хромосомных числах семейство разделяется на 4 подсемейства:

Спирейные (Spiraeoideae) – плод – листовка, редко коробочка, основные хромосомные числа 8 и 9;

Розовые (Rosoideae) – плоды – орешки, многоорешки, многокостянки, часто с участвующим в образовании плода гипантием, основные хромосомные числа 7, 9, реже 8;

Яблоневые (Maloideae) – плод – яблоко, основное хромосомное число – 17;

Сливовые (Prunoideae) – плод – костянка, основное хромосомное число – 8 (Тахтаджян, 1981).

Сем. Розоцветные (Rosaceae) – одно из наиболее представленных в ботаническом саду ЛТА. Из родовых комплексов древесных растений данного семейства преобладают спирея (Spiraea), боярышник и рябина (Sorbus). Среди кустарников широко представлены спиреи и розы (Rosa). Как плодово-ягодные растения большой интерес представляют разные виды вишни, сливы (Prunus), боярышника и груши (Pyrus). Интересно, что очень широко распространенная в культуре арония черноплодная (Aronia melanocarpa) родом из Северной Америки, впервые была испытана именно в дендрологическом саду ЛТА (Булыгин, 1994).

Представители сем. Розоцветные имеют важное декоративное, пищевое и медоносное значение. Вещества, содержащиеся в них, используют в качестве пищевых добавок. Среди представителей сем. Розоцветные есть масличные растения – миндаль (Amygdalus), персик (Persica), абрикос (Armeniaca), слива;

растения, дающие древесину – вишня;

эфирномасличные растения – розы;

камеденосные – вишня, слива;

лекарственные – розы. Черемуха обыкновенная (Padus avium) проявляет инсектицидную и ратицидную активность, у черешни и черемухи Маака (Padus maackii) акарицидной активностью обладают листья.

Таблица Количественная характеристика видов и родов сем. Розоцветные.

Количество видов Подсемейство Род 1984 Спирея 22 Пузыреплодник 7 Рябинник 2 Спирейные Нейлия 1 Сибирка 1 Стефанандра 1 Итого 6 34 Роза 20 Розовые Малина 3 Курильский чай 2 Итого 3 25 Рябина 38 Боярышник 17 Яблоня 15 Ирга 8 Яблоневые Кизильник 6 Груша 2 Арония 2 Хеномелес+Айва 2 Мушмула 1 Итого 9 91 Вишня+Черешня 8 Слива 8 Черемуха 5 Сливовые Миндаль 3 Абрикос 1 Принсепия 1 Итого 6 26 Всего: 24 176 Объектом исследования в данной работе являются древесные и кустарниковые растения сем. Розоцветные, произрастающие на территории дендросада ЛТА. Были использованы таксационные описания и карты Верхнего дендросада, сделанные в 1984 г. В процессе работы инвентаризационные данные 1984 г. сопоставлялись с имеющейся на сегодняшний день ситуацией в парке, было собрано большое количество гербарных образцов для дальнейшего уточнения видов и их названий.

На момент инвентаризации 1984 г. в дендросаду насчитывалось 176 видов из сем. Розоцветные, представленные 24 родами из 4 подсемейств. На сегодняшний день в коллекции дендросада были выявлены 142 вида из сем.

Розоцветные, представленные 22 родами из 4 подсемейств.

За более чем двадцатилетний период, прошедший с момента инвентаризации 1984 г. из состава коллекции дендросада выпали 34 экземпляра представителей сем. Розоцветные, что составляет 19% от их первоначального количества. В 2007 г. на территории дендросада были выявлены следующие виды, не учтенные предыдущей инвентаризацией: абрикос обыкновенный или урюк (Armeniaca vulgaris), боярышник гладкий (Crataegus laevigata), боярышник полумягкий (Crataegus submollis), роза даурская (Rosa dahurica), роза канадская (Rosa blanda), яблоня ягодная или сибирская плакучая (Malus baccata cv.

‘Pendula’) и спирея серая (Spiraea x cinerea) – садовый гибрид S. hypericifolia и S.

cana. Очевидно, что происходило пополнение коллекции дендросада в период с 1984 по 2007 гг.

В коллекции Верхнего дендросада представлены все 4 подсемейства из сем.

Розоцветные (Таблица 1).

Подсемейство Спирейные (Spiraeoideae): спирея, рябинник (Sorbaria), пузыреплодник (Physocarpus), сибирка (Sibiraea), стефанандра (Stephanandra).

Подсемейство Розовые (Rosoideae): малина (Rubus), роза, курильский чай (Dasiphora).

Подсемейство Яблоневые (Maloideae): боярышник, кизильник (Cotoneaster), рябина, яблоня, груша, арония, ирга (Amelanchier), хеномелес (Chaenomeles) или айва (Cydonia).

Подсемейство Сливовые (Prunoideae): черемуха, вишня и черешня, слива, абрикос, миндаль, принсепия (Prinsepia).

В ходе обследования состояния представителей сем. Розоцветные отмечены наиболее характерные поражения листьев, цветков, коры и побегов вредителями и болезнями – мучнистая роса (боярышник), «млечный блеск» листьев (боярышник) и пятнистость листьев (роза). Существует и некоторая приуроченность к подсемействам – Сливовые, к примеру, страдают от дырчатой пятнистости, особенно свойственной декоративным видам;

курчавости листьев, характерной для персика;

бактериального рака и тли. Розоцветные также страдают от таких насекомых, как щитовка яблоневая и пчелы-листорезы (роза).

Бактериальный ожог буквально «косит» кустарники из сем. Розоцветных.

Пораженные побеги увядают и засыхают. Характерным признаком является появление неопадающих увядших листьев. Если болезнь дошла до ствола дерева, спасти его невозможно (Хессайон, 2006).

На сегодняшний день в коллекции дендросада СПбГЛТА сем. Розоцветные представлено 4 подсемействами, 22 родами и 142 видами. В период с 1984 по 2007 гг. было утрачено 34 экземпляра, а в состав коллекции добавлено 7 видов.

Литература:

1. Бруно П. Кремер. Деревья. М., 1998. 288 с.

2. Булыгин Н. Е., Сахарова С. Г. Дендрология. СПб, 2004. 104 с.

3. Булыгин Н. Е. Уникальный арборетум зоны тайги // Известия СПбГЛТА.

СПб. 1994. № 2 (160). С. 201-211.

4. Жизнь растений. Цветковые растения. Том 5 (2). Тахтаджян А. Л. М., 1981.

512 с.

5. Хессайон Д. Г. Все о декоративных деревьях и кустарниках. М., 2006. 128 с.

THE DIVERSIFICATION OF REPRESENTATIVES OF ROSACEAE FAMILY IN THE ARBORETUM COLLECTION OF SAINT-PETERSBURG STATE FOREST TECHNICAL ACADEMY Stenyaeva P. A.

Saint-Petersburg state forest technical academy, Saint-Petersburg In present material were analyzed arboreal plants from Rosaceae family, growing in the arboretum of Saint Petersburg state forest technical academy. Natural, climatic and historical conditions were described. The Rosaceae family is one of the most represent and interesting families in the arboretum. It has an important stocking, ornamental and national economy meaning. Inventory descriptions and maps of 1984 were studied and compared with today’s situation in the botanical garden.

Секция 1б. «Биология и естествознание: микробиология, экология, ландшафтоведение, энтомология, древесиноведение, фитопатология и почвоведение»

Section 1b. “Biology and natural sciences: microbiology, ecology, landscape science, enthomology, wood science, phytopathology and soil science” РОЛЬ TILIA CORDATA MILL. В ЗАРАСТАНИИ ПОЛЯН В ДУБРАВЕ «ЛЕС НА ВОРСКЛЕ» ЗАПОВЕДНИКА «БЕЛОГОРЬЕ» (БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ) Варганова И.В., Чуйкина Е.В.

Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург Поляны являются неотъемлемой частью дубрав и играют важную роль в поддержании их устойчивого развития и биологического разнообразия. На сегодняшний день получила признание «Gap»-теория (теория окон), согласно которой устойчивое поддержание всего потенциального видового разнообразия территории возможно, если, последовательно сменяя друг друга во времени и пространстве, будут возникать местообитания разного ранга, где удовлетворяются экологические потребности разных видов (Коротков, 1991;

Смирнова, 2004). В естественном состоянии структурная мозаичность лесных фитоценозов возникает как результат выпадения отдельных деревьев или групп, вследствие которого образуются окна разных размеров. Кроме того, возможно антропогенное происхождение окон, например, на месте локальных вырубок. В дальнейшем такие окна могут поддерживаться в результате сенокошения или использования территории для локального выпаса. При отсутствии регулярных воздействий такие окна быстро заселяются подростом древесных растений и со временем зарастают. Кроме поддержания видового разнообразия травянистых растений, окна или поляны, играют и другую важную роль - в окнах развивается подрост широколиственных пород, таких как дуб, ясень, липа, вяз, т.к. многие древесные растения будучи светолюбивыми не могут возобновляться под пологом древостоя.

В дубраве «Лес на Ворскле» существующие поляны в течение долгого времени поддерживались регулярным сенокошением. Около 20 лет назад сенокошения прекратились, и теперь происходит зарастание этих окон главным образом липой мелколистной. Целью данного исследования стало изучение роли липы мелколистной в процессе зарастания полян. Окружающее исследуемые поляны сообщество представляет собой дубраву, сложенную трехсотлетними дубами, с плотным пологом Tilia cordata втором ярусе. Центр поляны заселили 20-летние липы. Напочвенный покров представлен видами высокотравья Stachys sylvatica L., Clinopodium vulgare L., злаками: Elytrigia repens (L.), Agrostis capillaries L., Poa angustifolia L.. Здесь же нашли для себя подходящие условия и некоторые дубравные виды, например, Pulmonaria obscura Dumort., Stellaria holostea L..

От расположенных на поляне деревьев липы мелколистной вдоль трансекты идущей под полог древостоя вплотную друг к другу закладывались площадки размером 0.1 м2. На каждой площадке отмечалось общее проективное покрытие (ОПП) видов, видовое разнообразие и проективное покрытие (ПП) каждого вида.

При обработке данных площадки были разделены на зоны в зависимости от положения относительно кроны липы. Было выделено 5 зон: под кроной липы, на краю кроны, вне кроны деревьев – на фоне, на краю сомкнутого древесного полога, под пологом древостоя. В каждой зоне с помощью сквозистомера (Ипатов и др., 1971) оценивалась освещенность. Всего было заложено трансекты.

Сравнение ОПП видов и освещенности дало почти полное совпадение (рис.). Можно предположить, что именно освещенность является основным действующим фактором, определяющим обилие травянистого яруса. При камеральной обработке результатов методом корреляционного анализа были выявлены достоверные связи (уровень значимости 95%) между обилием обнаруженных видов растений и их положением на трансекте относительно кроны липы. Достоверные корреляции были обнаружены для 24 видов из вида, выявленных на площадках. Отрицательная обратная связь обнаружена для луговых видов Elytrigia repens, Veronica chamaedrys L. и Poa angustifolia относительно кроны липы и полога леса. Лесные виды, такие как Lamium maculatum L., тяготеют к подпологовым пространствам и для них получена положительная связь с расположением относительно кроны липы и древесного полога (рис.). Достоверно коррелирует с положением площадки относительно кроны липы ПП Geum urbanum L.. Из этого можно было бы заключить, что вид тяготеет к местообитаниям с более слабой освещенностью, чем на открытом участке, но такой закономерности не наблюдается относительно полога. Схожая ситуация складывается при анализе данных ПП видов Pulmonaria obscura, Carex hirta L. и Galium verum L. В целом под пологом слабо развит травянистый покров и ОПП не превышает 20%. Но в тоже время под пологом встречаются однолетние сорные растения: Viola arvensis Murr. и Galiopsis bifida Boenn..

Появление сорных растений в дубраве можно объяснить нарушенными напочвенного покрова пороями кабанов, которые массово населяют дубравный заповедник и следы их деятельности были обнаружены в ходе исследований.

Рисунок. Изменение сквозистости, общего проективного покрытия и покрытия отдельных видов в разных зонах трансекты липа – опушка - древесный полог.

пп % пп % 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1, 30 0, крона край фон край полог кроны полога Viola arvensis Lamium maculatum Galeopsis bifida Veronica chamaedrys крона сквозистость фон край кроны край ОПП полога полог средняя Elytrigia repens Geum urbanum Отдельные деревья липы и липовый полог, прежде всего, изменяют освещенность и как следствие трансформируют напочвенный покров.

Затененные их кронами участки заселяются теневыносливыми лесными видами, а проективное покрытие светолюбивых опушечных растений закономерно снижается.

Литература:

1. Ипатов В.С., Кирикова Л.А., Бибиков В.П. Сквозистость древостоев:

измерения и возможности использования в качестве показателя микроклиматических условий под пологом леса // Бот. журн.1977 Т.62.

№10. С. 1441-1445.

2. Коротков В.Н. Новая парадигма в лесной экологии // Биол. науки. 1991.

Вып. 8. С. 7-10.

3. Смирнова О.В. Методологические подходы и методы оценки климаксового и сукцессионного состояния лесных экосистем (на примере восточноевропейских лесов) // Лесоведение. 2004. №3. С. 15-26.

THE MEANING TILIA CORDATA MILL. IN A PROCESS OF FILLING OF GLADES IN OAK-FOREST «FOREST ON THE RIVER VORSKLA» IN THE RESERVATION «BELOGORJE» (REGION OF BELGOROD) Varganova I.V., Tchujkina E.V.

Saint-Petersburg state university, Saint-Petersburg In the filling of glades by the lindens there are changes in the level of illumination of the soil-cover. There is the increasing role of forest species and there is decreasing the abundance of meadow species.

СЕМЕННОЕ РАЗМНОЖЕНИЕ ДУБА ЧЕРЕШЧАТОГО (QUERCUS ROBUR L.) В ГОРОДСКИХ УСЛОВИЯХ НА ГРАНИЦЕ ЕСТЕСТВЕННОГО АРЕАЛА.

Васильев С. В.

Дуб черешчатый является одним ценным растением, используемым в озеленении на Северо-Западе России. Сравнительно устойчивый в условиях городской среды, он издавна ценится при создании крупных парковых и лесопарковых массивов, для групповых и аллейных посадок. На широте Санкт Петербурга он находится на северной границе своего естественного ареала.

Изучением семенного размножения дуба черешчатого в условиях Санкт Петербурга в разное время занимались Э. Л Вольф (1929);

П. А. Акимов, Н. Е.

Булыгин (1961);

Н. М. Андронов (1962);

А. Г. Головач (1980);

Н. Е. Булыгин, С.

Г. Сахарова (2004). В своих работах авторы большей частью затрагивали вопросы зимостойкости, биологии цветения и плодоношения дуба черешчатого и мало внимания уделяли росту и развитию его самосева в первые годы жизни.

Наши исследования проводились на территории Ботанического сада Лесотехнической академии. Для изучения численного и высотного распределения однолетнего самосева в октябре 2003 года было заложено учетных площадок (50x10 см), расположенных при разном удалении от стволов материнских деревьев по четырем сторонам света. В апреле 2004 года проводилось изучение сохранности сеянцев. В местах скопления самосева было заложено пять однометровых учетных площадок, на которых подсчитывалось число погибших, поврежденных и неповрежденных сеянцев, а также измерялась общая длина осевого побега и длина обмерзшей части.

В июле 2005 года изучались темпы роста самосева дуба черешчатого в первые годы жизни. Было заложено пять учетных площадок площадью 1м2, на которых определялось общее число самосева, его возраст, длина годичных приростов и оценивалась повреждаемость сеянцев низкими температурами и их перепадами в зимний период. Полученные данные были обработаны методами вариационной статистики.

Исследования выявили возможность массового появления самосева дуба черешчатого в условиях Санкт-Петербурга. Так в 2003 году под пологом материнских деревьев было зарегистрировано, в среднем, 226 шт/м2 однолетних сеянцев, при этом на некоторых учетных площадках это число превышало шт/м2.

Обнаружена неравномерность численного и высотного распределения сеянцев по сторонам света и в зависимости от расстояния от стволов материнских деревьев.

При удалении от ствола происходит нарастание числа сеянцев на учетных площадках, достижение его максимального значения и постепенное убывание.

Притом наибольшее число сеянцев наблюдается в промежутке 1-3 м от ствола (здесь сосредоточено, в среднем, 56,6% от общего числа самосева), что связано с образованием максимального числа желудей в верхней и средней частях кроны материнского дерева, которые характеризуются лучшей освещенностью и характером расположения зоны всасывающих корней.

Наибольшее число сеянцев приурочено к западному направлению от ствола, а наименьшее – к южному и восточному. Это, вероятно связано с засушливостью весны – лета 2002 года и с большим испарением влаги южной и восточной стороны кроны, приведшим к уменьшению числа завязавшихся плодов.

Максимальная высота однолетних сеянцев дуба черешчатого (16,9 см) наблюдается ближе к периферии проекций крон материнских деревьев в промежутке 6 – 7 метров от ствола, что обусловлено некоторым улучшением световых и почвенно-грунтовых условий их произрастания.

Наибольшим средним приростом (13,5 см) характеризуются сеянцы первого года жизни. Именно в этот период рост растений определяется, в основном, запасом питательных веществ, накопленных в семядолях, и в меньшей степени зависит от световых и почвенно-грунтовых условий. В последующие годы наблюдается резкое замедление скорости роста. На второй год величина прироста снижается на 73,3%, а годичный прирост третьего года составляет всего лишь 72,2% от прироста второго года.

Данная тенденция объясняется, прежде всего, реакцией растений на неблагоприятные факторы внешней среды. Недостаток тепла и света под материнским пологом, высокая повреждаемость мучнистой росой и связанное с этим общее ослабление сеянцев дуба черешчатого приводят к неполному вызреванию побегов текущего года и к массовому повреждению сеянцев осенними заморозками и зимними морозами.

Повреждаемость однолетних сеянцев дуба черешчатого низкими температурами Общее Число Средняя Средне- Средняя длина Среднеквад Номера число поврежден- высота квадрати поврежденной ратическое учетных сеянце ных сеянцев сеянцев ческое части lповр±m,см отклонение площа в шт/м2 h±m,см отклоне-, см док шт % см % ние, см 1 28 17 60,7 15,7±0,5 2,80 2,4±0,7 8,6 3, 2 35 22 62,9 14,9±0,6 3,55 4,6±0,9 12,9 5, 3 56 30 53,6 15,2±0,6 4,29 2,6±0,5 4,5 4, 4 114 58 50,9 20,7±0,6 5,96 2,8±0,4 2,3 4, 5 133 48 36,1 18,1±0,4 4,96 1,5±0,3 1,0 3, Итого 366 174 47,8 18,0±0,3 5,36 2,4±0,2 13,3 4, Как видно из таблицы в первую зиму были повреждены осевые побеги у 47,8% сеянцев. Кроме того, 3,6% сеянцев полностью погибли, а у 6,3% поврежденной оказалась только верхушечная почка. В то же время у большинства сеянцев повреждено, в среднем, 13,3% годичного прироста.

В последующие годы, из-за общего ослабления сеянцев в связи с недостатком тепла и света повреждаемость низкими температурами усиливается.

Согласно учету 2005 года на второй год жизни самосева обмерзание захватывает 66% годичного прироста, а на третий год – 71%. К третьему – четвертому году жизни самосева доля полностью погибших сеянцев составляет 46,9%, причем на некоторых учетных площадках это число достигает 80,3%.

В результате проведенных исследований можно сделать следующие выводы:

1. В условиях Санкт-Петербурга возможно массовое появление самосева дуба черешчатого под пологом материнских деревьев.

2. Максимальное число сеянцев появляется в непосредственной близости от стволов материнских деревьев (на расстоянии 1-3 метров).

3. В связи с недостатком тепла и света и высокой повреждаемостью низкими температурами рост и развитие сеянцев дуба черешчатого весьма затруднен, что подтверждается массовой гибелью самосева в первые годы жизни.

Появление обильного самосева дуба черешчатого указывает на перспективы его использования в практике озеленения, но только при условии его своевременной пересадки в школьные отделения питомника.

Литература:

1. Акимов П.А., Булыгин Н.Е. Наиболее интересные деревья и кустарники дендрологического сада и парка Ленинградской лесотехнической академии им.

С. М. Кирова. Л.: ЛТА, 1961. 111 с.

2. Андронов Н.М. Деревья и кустарники дендрологического сада Ленинградской лесотехнической академии им. С.М. Кирова. Л.: ЛТА, 1962.

3. Булыгин Н.Е., Сахарова С.Г. Дендрология. СПб.: СПбГЛТА, 2004. 104 с.

4. Вольф Э.Л. Парк и арборетум Ленинградского Лесного института.

Ленинград, 5. Головач А. Г. Деревья, кустарники и лианы Ботанического сада БИН АН СССР. Л.: Наука, 1979. 188 с.

SEED REPRODUCTION OF ENGLISH OAK (QUERCUS ROBUR L.) IN MEGAPOLICE CONDITIONS AT THE BORDER OF ITS NATURAL HABITAT.

Vasiliev S. V.

Saint-Petersburg state forest technical academy, Saint-Petersburg The analysis of Oak (Quercus robur L.) regeneration outbreak in Saint-Petersburg region condition on the Northern border of species distribution is presented in paper. Growth, vitality and disturbance characteristics of epicormic shoots 1-3 years were analysed.

ВЛИЯНИЕ КЛИМАТИЧЕСКИХ И ГЕЛИОФИЗИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ПРИРОСТ ХВОЙНЫХ В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Гилев М.Л.

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург.

По теме доклада существует обширная литература и наработки при исследовании территории Кемеровской области [1, 5], а также по влиянию солнечной и геомагнитной активности, и климатических факторов на прирост древесных растений в других регионах России и сопредельных территорий [2, 3, 4]. В нашей работе выполнена сравнительная характеристика трёх пород хвойных по одному региону.

Работа основывается на материалах лиственницы сибирской, ели обыкновенной и пихты сибирской, собранным автором с сотрудниками КузГПА:

Жуковым И.А., и Сюбаевым А.А. в период экспедиций ЕГФ КузГПА 1999 – 2005 гг. Они произрастали в разных по физико-географических условиях: пихта в пойме р. Мундыбаш, плакорнае ель и лиственница в горах Кузнецкого Алатау в радиусе 200 км.

Серии годичных колец измерялись МБС-2 в единицах шкалы окуляра микрометра, с последующим переводом в миллиметры. Составлены сводные таблицы прироста годичных колец по каждой породы. Полученные ряды сопоставлены в абсолютных значениях (мм), разбиты на десятилетия, пересчитаны в индексы от средней десятилетней нормы. Для них выполнена выборка максимальных и минимальных значений. Ниже приведены графики, где даётся годовой ход осадков и средних месячных температур воздуха в годы с максимальными и минимальными индексами прироста. А также анализируется солнечная и геомагнитная активность в годы больших и малых величин прироста деревьев.

t,°С x, мм - - -17 -25 -33 -41 I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII Рис. 1. Ход температуры с нарастающим Рис. 2. Ход осадков по ГМС Междуреченск.

итогом по данным ГМС Амзас в годы:

с минимальным приростом (пунктирная линия);

с максимальным приростом (сплошная линия).

Из анализа температуры (рис.1) следует, что максимальные показатели прироста годичных колец формируются при высоких летних температурах. При более низких температурах в марте происходит промерзание грунта, при маломощном снежном покрове, наблюдается снижение прироста (рис. 2).

W аа 66 61 I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII Рис. 3. Числа Вольфа в годы аномалий Рис. 4. Геомагнитное возмущение в годы прироста хвойных. аномалий прироста хвойных.

Обозначения см. на рис.1. Обозначения см. на рис.1.

Анализ рис. 3 показывает, что максимальный прирост годичных колец хвойных на юге Кемеровской области наблюдаются в годы с низкими значениями чисел Вольфа, в годовом ходе минимальные значения чисел Вольфа можно выделить в апреле, июле и ноябре.

На графике геомагнитной возмущённости индекса аа (рис. 4.) хорошо прослеживаются наибольшие различия в минимумах и максимумах индекса аа в весенний и осенний сезоны. На нём хорошо виден сезонный ход с максимумами в апреле и сентябре и с минимумом в июне.

Выполненное исследование даёт основание говорить об устойчивых различиях в изменениях солнечной и геомагнитной активности, как фона на котором происходят сезонные колебания метеорологических элементов в годы больших и малых приростов годичных колец деревьев.

Литература:

1. Жуков И.А. О динамике радиального прироста некоторых древесных пород Южного Кузбасса в течение ХХ века.// Природа и экономика Кузбасса.

Материалы межвузовской научной конференции. Вып 7. Новокузнецк. 1994 г.

С. 20-24.

2. Ловелиус Н.В. Дендроиндикация. Санкт-Петербург: Петровская академия наук и искусств, 2000 г. – 313 с.

3. Поликарпов Н.П., Чебакова Н.М., Назимова Д.И. Климат и горные леса Южной Сибири. Новосибирск.: Наука. 1986 г.

4. Полюшкин Ю.В. Изменчивость радиального прироста пихты сибирской в южной тайге Западной Сибири. Автореф. канд. дисс. Свердловск. 1976 г. 36 с.

5. Удодов В.П., Адаменко М.Ф., Мезенцева О.П., Жуков И.А., Атаева И.В., Коровкина Г.Ю. Динамика ландшафтной структуры Южного Кузбасса в 40- годы ХХ века.// Природа и экономика Кузбасса. Материалы межвузовской научной конференции. Вып 7.Новокузнецк. 1994 г. С. 15-20.

THE INFLUENCE OF CLIMATIC AND GELIOPHYSICAL FACTORS ON THE GROWTH OF CONIFEROUS PLANTS IN THE KEMEROVO REGION.

Gilev M.L.

State Russian pedagogical university by A.I. Herzen, Saint-Petersburg.

In this article some climatic and cosmic data is analyzed, being searched through with the help of some mathematical methods in the years of maximal and minimal growth of the larch (in the index units) on the territory of Kemerovo region;

we present here description of the most important scales and their analysis.

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЛЕСОПАРКА «ПИСКАРЕВКА» (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) Голубев С.Н.

Рекреация, как важная функция городских лесов нуждается в обязательном регулировании и контроле, отсутствие которых может привести к нежелательной трансформации и даже гибели лесопарковых экосистем. Вопрос о влиянии рекреации до конца не изучен, не хватает данных о происходящих в лесах изменениях под влиянием отдыхающих, так называемых стадиях рекреационной дигрессии. Без них невозможна объективная оценка состояния леса и планирование лесопаркового хозяйства.

В 2007 г. в лесопарке (л/п) «Пискаревка» (Санкт-Петербург) были начаты комплексные исследования флоры и растительности под влиянием рекреационной нагрузки. На обследуемой территории (18 га) было заложено постоянных пробных площадей (ПП), на каждой из которых проведено геоботаническое описание, измерена освещенность под пологом древостоя на высоте 1м, захламленность бытовым мусором, площадь неорганизованной дорожно-тропиночной сети (дтс). В качестве дополнительного критерия при анализе нарушенности почв были использованы результаты, полученные с помощью плотномера Ревякина (20-кратная повторность на каждой ПП).

Размеры ПП 20м20м и 1040 (400 м). При закладке ПП учитывалась степень их удаления от опушки, густота дтс, густота подлеска, проводимые хоз.

мероприятия.

В рамках исследованных сосновой и березовой формаций, выделено ассоциаций (таблица 1) Размещаются они на подзолистых иллювиально железистых супесчаных почвах (Егоров, 2006). Возраст древостоев 60 лет, отдельные деревья возрастом до 150 лет.

Анализ условий местопроизрастания позволяет считать ненарушенным аналогом «Пискаревского» л/п березняки и сосняки черничные. Наиболее близкими к ним являются березняки гравилатово-черничные (таблица 1). В живом напочвенном покрове (жнп) этой ассоциации обычны такие виды как Maianthemum bifolium, Trientalis europaea, Vaccinium vitis-idaea, Dryopteris carthusiana, Luzula pilosa. Доминантами являются Vaccinium myrtillus и Geum allepicum. При сравнении этой ассоциации с Betuletum myrtilloso-oxalicum и Betuletum gramineoso-myrtillosum (таблица 1) прослеживаются следующие закономерности:

1. Березняки гравилатово-черничные, граничащие с березняками чернично кисличными тяготеют к районам с близким расположением крупных троп.

На их территории менее развита дтс, отклонение указателя плотномера (свидетельство плотности сложения почв) меньше почти в 1,5 раза (таблица 1). Они менее захламлены. Объясняется это меньшей рекреационной нагрузкой, по сравнению с березняками чернично-кисличными.

2. В березняках злаково-черничных по сравнению с березняками чернично кисличными гораздо выше освещенность ткя (таблица 1).

Это свидетельствует о том, что на фоне низкой освещенности (до 10 % от освещенности на открытом месте) рекреационная нагрузка в березовых формациях на указанных почвах ведет к формированию гравилатово-черничной и чернично-кисличной ассоциации. При большем освещении под пологом древостоя (15-20 %) формируется злаково-черничная ассоциация. Объяснить это можно тем, что кислица менее прихотлива в отношении плотности почв (Казанская и др., 1977), но плохо переносит избыток освещения.

В южной части лесопарка (пр. Непокоренных) в ткя растительных сообществ присутствует значительное количество растений – нитрофилов (Urtica dioica, Anthriscus sylvestris, Rubus idaeus). Возможно, это связано с тем, что данные участки лесопарка являются в зимний период местами ночевки птиц (ворон, галок), в результате чего происходит существенное обогащение почвы азотом за счет птичьего помета. В этих условиях сформировались 2 типа березняков: Betuletum geumоso-rubosum и Betuletum urticoso-rubosum (таблица 1).

При освещенности 20% (Betuletum urticoso-rubosum) проективное покрытие малины достигает 50%. Ее содоминантами являются Glechoma hederacea и Urtica dioica. При увеличении освещенности в жнп появляются Veronica chamaedris и злаки (Avenella flexuosa 8%). В обеих ассоциациях постоянно встречается Anthriscus sylvestris (6-9%), Geum rivale и Dryopteris carthusiana.

Плотность сложения почв в этих ассоциациях наименьшая (на глубине 1 см 7- мм). С увеличением освещенности количество видов возрастает более чем в раза (с 9 до 20), за счет злаков и лесных видов.

В 2007 г. по окраинам лесопарка прореженен подлесок. В ткя прореженных участков л/п в южных частях лесопарка (пр. Непокоренных) доминирует Geum allepicum. Единично встречаются Avenella flexuosa, Stellaria media, Maianthemum bifolium, Taraxacum officinale, Trientalis europaea, Vaccinium vitis-ideae. Анализ ассоциации и условий местопроизрастания на соседней непрореженной территории (Betuletum myrtilloso-oxalidosum) и в данной ассоциации свидетельствует о том (табл. 1), что до осветления здесь был березняк кислично черничный с примесью растений нитрофилов.

В юго-западной, окраинной части л/п под влиянием рекреантов сформировалось злаковое сообщество (Pinetum graminosum) (таблица 1). С увеличением густоты тропиночной сети соотношение видов жнп свидетельствует о сильной нарушенности сообщества, что позволяет рассматривать эту ассоциацию как близкую к заключительным стадиям рекреационной дигрессии. Здесь часто наблюдается обнажение корней деревьев в верхних слоях почвы – свидетельство плохой аэрации вследствии сильного уплотнения (почвы не заболочены) (Казанская и др., 1977).

Тропиночная сеть в л/п представлена 2 типами. Первый приурочен к центральным районам, представляет собой переплетение слабозаметных, иногда заросших троп. Второй тип - хорошо выраженные тропы, вытоптанные до минерального грунта или лишенные растительности. Разветвленность сети меньше. Это объясняется тем, что такой тип дтс приурочен к лесным окраинам и служит транзитными путями к местам непосредственного отдыха.

При описании кострищ было установлено, что часто новый костер разжигается рекреантами на старом кострище. Это ведет к искажению полученных в описании результатов. Подсчет кострищ должен вестись с разделением их на постоянные (существующие несколько лет), возобновимые (свежие кострища созданные в этот или прошлый год) и невозобновляемые. На малых территориях это не отражает реальной рекреационной нагрузки, что противоречит выводам других авторов (Егоров 2006).

Таблица 1.

Характеристика ассоциаций лесопарка «Пискаревка»

Номера описаний 13.34.42 44.51.52 12.31.43 22 21 33 Pinetum geum anthryscosum graminosum oxalidosum myrtillosum myrtillosum graminoso myrtilloso Betuletum Betuletum Betuletum Betuletum Betuletum geumoso rivaleoso geumoso rubosum rubosum urticoso Pinetum Ассоциация Сомкн. древостоя 83 53 67 60 10 60 4 2 4 8 9 3 Pinus sylvestris 6 8 6 2 1 7 Betula pubescens 87 62 70 50 0 0 Sorbus aucuparia Освещенность, % 5 17 8 3 44 53 мохово-лишайниковый ярус, ОПП% 7 3 8 8 7 3 + отклон. плотномера 1 см, мм 12 17 15 11 32 7 отклон. плотномера 3 см, мм 26 32 22 29 48 27 отклон. плотномера 5 см, мм 32 38 31 40 50 34 дорожно-троп. сеть % 4 4 4 3 1 2 общее количество трав.- куст. видов 14 17 16 14 12 20 ТКЯ ОПП% 18 33 18 19 73 100 5 14 3 2 - + Vaccinium myrtillus 3 2 1 + - Geum allepicum 5 40 + +. + + Rubus idaeus 2 + - - - Oxalis acetosella - - 1 + - Urtica dioica - 1 + - 4 + Deschampsia cespitosa - - - - - Achillea millefolium + 1 1 - - Veronica chamaedrys - + + - + Solidago virgaurea + 3 + + 8 Avenella flexuosa + 4 1 1 - - Stellaria media - - + + 2 Glechoma hederacea 1 + 1 1 - - Geum urbanum 1 + - - + Geum rivale + + + - - - Ranunculus acris + - + 2 - 6 Anthriscus sylvestris + + + + 1 + Taraxacum officinale + + + - - - Luzula pilosa - 1 - - - 3 Hieracium sylvaticum 1 - 1 - - + Dryopteris carthusiana + + + - - - Vaccinium vitis-ideae + + + - - + Trientalis europaea + + + - - - + Maianthemum bifolium В основу составленной классификации растительных сообществ (таблица 2) положен учет степени воздействия на почву при разной освещенности.

Таблица 2.

Классификация растительных сообществ л/п «Пискаревка»

Освещенность % 60 и Стадии 0-10 10-30 30-45 45- более рекреацион ной дигрессии Betuletum Betuletum 2 geumoso- geumоso myrtillosum rubosum Betuletum Betuletum myrtilloso- gramineoso oxalicum myrtillosum 3 Pinetum Betuletum geumoso urticoso rivali- rubosum anthryscosum Pinetum graminosum Примечание: Курсивом выделены ассоциации на богатых почвах в южной части л./п.

Степень воздействия на почву определялась согласно разработанной шкале рекреационной дигрессии (приложение 3).

Таблица 3.

Шкала рекреационной дигрессии лесопарка.

Стадия Характер нарушения дигрессии 1 Древостой, подлесок, ткя характерны для лесов этого типа.

2 Изменение соотношения видов в ткя обусловлено непосредственным вытаптыванием надземных частей растений.

3 Изменение соотношения видов ткя обусловлено уплотнением почвы, нарушением аэрации и водного режима. Угнетение подлеска. Начало осветления.

4 Гибель подлеска. Начало распада древостоя. Обнажение древесных корней (на сухих почвах).

5 Гибель древостоя. Преобладание в ткя выносливых к вытаптыванию видов. Появление участков, вытоптанных до минерального грунта.

Эрозионные процессы на равнинных участках.

На данном этапе исследований таблица недоработана, требует существенных дополнений. На ее основе произведен прогноз изменения ткя постоянных ПП (таблица 4), на которых в 2007 г. был вырублен подлесок.

Согласно прил.2 на этих территориях должны сформироваться ассоциации, расположенные в тех же строках, но сдвинутые на некоторое количество столбцов вправо от исходных, поскольку при прочистке изменяется освещенность под пологом древостоя, а нарушенность почв остается прежней. В последующем эти прогнозы помогут подтвердить и уточнить полученные результаты.

Практические выводы на данном этапе работы следующие:

1. Основная территория относится к умеренной стадии рекреационной дигрессии (таблица 3), нуждается в уборке мусора. Сильно нарушенной территорией является юго-западная часть лесопарка.

2. Главная рекреационная нагрузка приходиться на удаленные от опушки, плохо просматриваемые территории. Меньшая нагрузка лежит на окраинах лесопарка, которые служат коридорами к местам непосредственного отдыха.

Самое оптимальное состояние у просматриваемых мест, часто граничащих с крупными оживленными дорогами.

3. При описании дтс необходимо указывать ее предназначение или тип. В этом случае результаты точнее отражают степень рекреационного воздействия на лесопарк.

4. Простой подсчет площади кострищ не отражает реальную рекреационную нагрузку. Подсчет необходимо осуществлять с разделением кострищ на постоянные, возобновимые и невозобновляемые. Территории, на которых ведется подсчет должны быть, по возможности максимально большими.

Таблица 4.

Прогноз изменения ткя ПП под влиянием осветления на 2008 год Исходная Освещен 2007 пп Вид ассоциация ность,% год год Vaccinium myrtillus + 1- Convallaria majalis 1 + Betuletum Geum urbanum 4 2-3, 11 myrtilloso- Avenella flexuosa - +- oxalidosum Solidago virgaurea 4 2- ОПП ТКЯ 21 25- Vaccinium myrtillus - + Convallaria majalis + Dryopteris spinulosa 2 + Deschampsia cаespitosa - + Betuletum Veronica chamaedris - + 23 myrtilloso- Avenella flexuosa + 1-1, oxalicum Stellaria media + 1-1, Urtica dioica - + ОПП ТКЯ 6 9- Rubus ideae + +- Geum allepicum 9 5- Oxalis acetosella + Betuletum Deschampsia cespitosa - 1- 32 myrtilloso- Veronica chamaedrys 2 2-3, oxalidosum Anthriscus sylvestris + +-1, ОПП ТКЯ 14 18- Betuletum geum 41 Без изменений allepicoso myrtillosum Литература:

1. Егоров Е.В. Влияние рекреационной нагрузки на флору и растительность лесопарка «Пискаревка» (оценка состояния)//Дипломная работа выпускника СПбГЛТА, 2006. 89 С.

2. Казанская Н.С., Ларина В.В., Марфенин Н.Н. Рекреационные леса. – М.:

«Лесная промышленность», 1977. 247 С.

THE ANALYSIS OF THE STATE OF FLORA AND VEGETATION OF FOREST PARK "PISKAREVKA" (ST.-PETERSBURG) Golubev S.N.

Saint-Petersburg state forest technical academy, Saint-Petersburg The influence of recreation on the flora and vegetation of the forest park “Piskarevka” was stadied. The main assotiations at the forest park were characterised.

ПРИРОСТ И ОТПАД ДЕРЕВЬЕВ В ПАРКЕ САНКТ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ ИМ. С.М. КИРОВА ЗА ПЕРИОД С 1983 ПО 2007 ГОД.

Добровольский А.А.

В настоящее время для Северо-Запада РФ накоплено достаточно большое количество данных постоянных пробных площадей для насаждений ели и сосны и в меньшей степени для березы и осины. Данные многолетних исследований по отпаду широколиственных пород для Северо-Запада в известной нам литературе отсутствуют, а по ольхе черной, лиственнице, пихте сибирской они крайне малочисленны.

Изучая динамику древостоев и прогнозируя их развитие, человек может принимать те, или иные меры для улучшения качества и состава насаждения в данных условиях с учетом постоянного посещения населением этих мест.

Динамика древостоя зависит от целого комплекса условий (состава, почвенно климатических условий, вредителей, болезней, антропогенных воздействий и т.д.), суммарное влияние которых трансформирует и изменяет насаждения.

Одним из основных признаков, характеризующих динамику древостоя, является отпад, изучая структуру и состав которого, можно выяснить, какое из условий в наибольшей степени влияет на гибель деревьев. Сведения о динамике отпада в процессе онтогенеза древостоя необходимы для понимания закономерностей роста, определения величины потенциальной продуктивности. Также нормальные темпы отпада желательно знать для мониторинга.

Материал и методика. В основу работы положены данные подеревной инвентаризации древесных насаждений парка Санкт-Петербургской государственной лесотехнической академии им. С.М. Кирова, проведенные в 1983 г. Северо-Западным лесоустроительным предприятием и повторной инвентаризации, проведенной в 2007 г. автором с участием студентов и других сотрудников СПбГЛТА. В работе приведены предварительные данные, охватывающие часть территории парка. Площадь территории составляет 6 га. В анализ включены данные по 2187 деревьям, местоположение которых было точно установлено с привязкой к топографическому плану. В ходе инвентаризаций для каждого дерева был определен диаметр на высоте 1.3 м (для более точного определения, диаметр вычисляли через окружность на высоте груди, деленную на 3,14), высота, возраст, категория санитарного состояния, наличие болезней и вредителей, характеристики облиственности и равномерности кроны дерева и ее положение по отношению к другим деревьям.

Точное местоположение деревьев было обозначено в 1983 г. на планах масштаба 1:500, что позволило установить наличие (отсутствие) каждого дерева в 2007 г. и проследить изменение его санитарного состояния, высоты и диаметра за 22 года. Санитарное состояние деревьев охарактеризовано четырьмя классами: 1 - деревья без повреждений, с равномерной, густой кроной, облиственность более 75%;

2 – деревья с повреждениями (морозобойные трещины, наклон ствола, неравномерная крона, гнили, механические повреждения и др.), облиственность более 50%;

3 – усыхающее дерево, облиственность менее 50%;

4 - мёртвое дерево (сухостой, ветровал, ветролом).

Доля отпада деревьев за 1 год (M) рассчитана по формуле:

M = 1 – (C/N0)1/y, где N0 - количество живых деревьев в 1983 г., C - количество выживших деревьев к 2007 г., y – количество лет между инвентаризациями (24 года).

Результаты и обсуждение. Данные по среднегодовому отпаду деревьев и диаметрам живых и отпавших деревьев, сгруппированные в три возрастные группы, приведены в таблице.

Таблица.

Показатели отпада деревьев в парке ЛТА за период с 1983 по 2007 г.

Данные по Возрас Данные по живым отпавшим деревьям Средне тная деревьям за 1981 г. t – критерий Вид за 1981 г. годовой группа Стьюдента отпад, % D, D, 2 * N N см. см 1 15, 62,0 356 7,4 73,1 900,92 7, platanoides 2 30, 63,2 130 30,0 88,7 130,41 0, Acer 3 45, 74,3 7 0, Итого 493 103 0, 1 12,0 44,1 71 10,8 18,8 10 0,56 0, glabra Ulmus 2 26,3 115,8 74 28,3 88,6 13 0,68 -0, 3 54,0 100,4 6 0, Итого 151 23 0, 1 16,4 29,9 82 14,5 82,8 13 0,62 0, Betula sp.

2 35,5 6,3 4 42,0 148,0 3 1,95 -0, Итого 86 16 0, 1 11,1 40,8 32 6,0 5,3 4 0,51 3, Fraxinus excelsior 2 31,5 49,0 4 28,0 1 0,91 1, Итого 36 5 0, 1 14,0 40,5 161 9,9 23,2 42 0,94 4, sibirica 2 26,3 81,5 79 13,3 28,1 14 0,68 7, Larix 3 45,4 150,8 20 0, Итого 260 56 0, 1 13,3 63,2 52 25,5 255,2 26 1,52 -3, Quercus 2 36,0 40,4 21 30,4 39,8 10 1,47 2, robur 3 63,3 57,3 10 0, Итого 83 36 1, 1 12,9 35,4 23 8,3 17,3 12 1,56 2, cordata 2 27,1 25,7 16 22,0 8,0 2 0,51 2, Tilia 3 43,5 101,4 22 54,7 361,3 3 0,55 -1, Итого 61 17 0, Всего 1170 256 0, * Возрастные группы: 1 – возраст деревьев 40 лет;

2 – 40-100 лет;

3 – старше 100 лет.

Среднегодовой отпад по всем породам составил 0,8%, что соответствует нормальному показателю отпада. Среднегодовой отпад менее 1% отмечен для клена, вяза, ольхи, березы, ясеня и лиственницы (табл.). Среднегодовой отпад около 1% отмечен для липы. Максимальный отпад отмечен для дуба (1.38%).

Анализ таблицы показал, что наибольший отпад у большинства пород наблюдается в младшей возрастной группе. Для клена, дуба, липы, лиственницы установлено достоверное различие (при уровне значимости 0.01-0.05) средних диаметров живых и отпавших деревьев (табл.). При этом в младшей и средней возрастных группах отпад идет в основном за счет деревьев с диаметром меньше среднего. В старшей группе отпад идет в основном за счет деревьев с диаметром выше среднего (табл.). Большинство отпавших деревьев младшей и средней возрастной групп отставали в росте от соседних деревьев и были ими затенены.

Практически все отпавшие старые деревья характеризовались наличием стволовых и/или корневых гнилей.

Сопоставляя данные по отпаду, полученные в парке ЛТА, с данными других литературных источников (Ozolincius et al, 2005;

Wolf, 2005), можно сделать вывод о том, что существует определенная тенденция снижения отпада к средним классам возраста, т.е. возростно-зависимый график отпада имеет U образную форму с минимумом, приходящимся на средние классы возраста, определяемыми для каждой породы индивидуально. Эту особенность подчеркивают также многие зарубежные исследователи (Lorimer, C. G. & Frelich, L. E., 1984).

В молодом и среднем возрасте происходит преимущественно низовое изреживание за счет отставших в росте деревьев. На стадиях спелого и перестойного леса преобладает верховой отпад, обусловленный в основном внешними воздействиями и усиливающийся при приближении возраста элемента леса к максимальному, известному для данной породы. Он тем выше, чем выше фаутность деревьев, увеличивающаяся, как показали учеты повреждений, с возрастом.

Так как большинство древостоев парка имеет возраст порядка 40-80 лет, можно сделать вывод о том, что в настоящий момент наблюдается минимальный процент отпада и, с увеличением возраста парка, следует ожидать увеличения данного показателя.

Литература 1. Добровольский А.А., Нешатаев В.Ю. Учет естественного отпада древесных пород в парке ГМЗ «Ораниенбаум» // Современные проблемы и перспективы рационального лесопользования в условиях рынка.

Сборник тезисов Международной научно-практической конференции молодых ученых. СПб.: СПбГЛТА, 2006. с. 16-19.

2. Нешатаев В.Ю., Добровольский А.А. Динамика отпада деревьев в парке ГМЗ “Ораниенбаум”. // Материалы международной научно-технической конференции «Современные проблемы устойчивого управления лесами, инвентаризации и мониторинга лесов». СПб.: Севзаплеспроект, 2006. с.

254-259.

3. Lorimer, C. G. & Frelich, L. E. A simulation of equilibrium diameter distributions of sugar maple (Acer saccarum). Bulletin Torrey Botanical Club 111, 1984. Рp. 193-199.

4. Ozolincius R., Virgilijus Miksys & Vidas Stakenas. Growth-independent mortality of Lithuanian forest tree species. Scandinavian Journal of Forest Research, 2005;

20(Suppl 6). Pp 153-160.

5. Wolf, A. Fifty year record of change in tree spatial patterns within a mixed deciduous forest. Forest Ecology and Management 215, 2005. Pp. 221-223.

TREE INCREMENT AND MORTALITY IN FOREST TECHNICAL ACADEMY’S PARK DURING THE PERIOD 1983-2007.

A.A.Dobrovolsky Saint-Petersburg state forest technical academy, Saint-Petersburg.

The study was based on the data obtained during the 24-years observation period of tree mortality in the Saint Petersburg State Forest Technical Academy’s park.

The basis for the study was made up by a total of 2187 sample trees which were measured (height, dbh, vitality, status) and mapped at scale 1:500 at two different occasions in the year 1983 and 2007. The average mortality of trees for park was 0,8 % per year that is normal meaning. The average mortality less than 1% was observed for maple, elm, larch, birch, alder and ash trees. The average mortality around 1% was observed for lime trees. The oak stands show the maximum average meaning of mortality.

МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ И ПРИРОСТ ЛИСТВЕННИЦЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ И НА О. ВАЛААМ Колесников А.П.

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург.

В данной работе использовались материалы, собранные Н.В. Ловелиусом в парке Ботанического института им. В.Л.Комарова в 2000 г. и на о. Валаам в г. Анализировался общий временной ряд с 1931 по 2000 г. Методика сбора и обработки материала описана ранее [1.2.3.4]. На основе измерений рассчитаны отклонения прироста от 10-летней календарной нормы, позволяющие выявить аномальные колебания серий годовых колец. Для проведения анализа факторов среды в каждом десятилетии были выделены по два аномальных отклонения прироста. В качестве характеристик среды использованы температура и осадки по Санкт-Петербургу.

Анализ внутригодового хода температуры показал, что в течение всего года высокие температуры воздуха являются благоприятными для формирования аномально больших приростов в обоих районах исследования. Это положение хорошо просматривается в ходе кривых и линейных трендов (рис. 1.).

Во внутригодовом распределении осадков наибольшее значение для прироста имеет их наибольшее количество в холодную часть года, т.к. они несут функцию сохранения корневых систем деревьев от избыточного переохлаждения. Максимальное количество осадков в июне и июле способствует аномально большим приростам лиственницы, В годы неблагоприятные для роста деревьев избыток осадков в августе и сентябре отрицательно влияют на рост деревьев (рис.2).

t 0C А мм 70 60 50 В 40 А 30 В I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - месяцы -20 I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII годы Рис.1. Средние месячные значения Рис.2. Средние месячные значения температуры воздуха с нарастающим осадков в годы больших (А) и малых (Б) итогом в годы больших (А) и малых (В) приростов лиственницы на о. Валаам и в приростов лиственницы на о. Валаам и СПб.

в СПб.

Литература:

1. Ловелиус Н.В. Изменчивость прироста деревьев. Л. «Наука» 1979. 232с.

2. Ловелиус Н.В. Дендроиндикация С-Пб. 2000. 313с.

3. Ловелиус Н.В., Колесников А.П. Характеристика среды в годы аномалий радиального прироста лиственницы в Санкт-Петербурге//LIX Герценовские чтения. СПб 2006. С36-43.

4. Ловелиус Н.В., Колесников А.П. Факторы среды в годы аномальных приростов лиственницы на острове Валаам//LIX Герценовские чтения СПБ 2007. С 22-29.

NATURE CONDITIONS IN THE YEARS OF THE UNTYPICAL GROWTH OF THE LARCH IN SAINT-PETERSBURG AND THE VALAAM ISLAND.

Kolesnikov A.P.

State Russian pedagogical university by A.I. Herzen, Saint-Petersburg.

In this article some climatic and cosmic data is analyzed, being searched through with the help of some mathematical methods in the years of maximal and minimal growth of the larch (in the index units) on the territory Saint-Petersburg and the Valaam island;

we present here the most important scales.

СТРУКТУРА СООБЩЕСТВ ЗАБОЛОЧЕННЫХ СФАГНОВЫХ ЛЕСОВ ЮЖНОЙ ТАЙГИ НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНО-ЛЕСНОГО ЗАПОВЕДНИКА Кораблев А.П.*, Нешатаев В.Ю.** *Ботанический институт Российской академии наук, Санкт-Петербург, **Санкт-Петербургская государственная лесотехническая академия, Санкт-Петербург.

Центрально-Лесной заповедник располагается в Тверской области на территории Нелидовского, Андреапольского и Селижаровского районов и занимает главный водораздел двух крупных рек Русской равнины – Волги и Западной Двины, на Юго-Западе Валдайской возвышенности. Степень заболоченности лесов в Центрально-Лесном государственном природном биосферном заповеднике составляет 25%, причем три четверти из них – это сфагновые леса мезо-олиготрофного ряда заболачивания. Поэтому их изучение имеет наибольшую научную и практическую ценность.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





<

 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.