авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Уральская государственная академия

ветеринарной медицины»

«ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В

ВЕТЕРИНАРИИ, БИОЛОГИИ И ЭКОЛОГИИ»

Часть 2

13 марта 2013 г.

Материалы международной

научно – практической конференции

Троицк-2013

1

УДК: 619

ББК: 48

И- 66 Инновационные технологии в ветеринарии, биологии и экологии, 13 марта 2013 г.

Н-66 / Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. часть 2: сб. науч. тр.– Троицк: УГАВМ, 2013. – 181 с.

Редакционная коллегия:

Главный редактор:

Литовченко Виктор Григорьевич ректор ФГБОУ ВПО «УГАВМ», кандидат сельскохозяйственных наук

Заместитель главного редактора:

Тихонов Сергей Леонидович - доктор технических наук, профессор;

Члены редколлегии:

Безин Александр Николаевич – доктор ветеринарных наук, профессор.

Галатов Александр Николаевич – доктор сельскохозяйственных наук, профессор;

Гизатуллин Ахмет Назипович - кандидат биологических наук, доцент;

Гизатуллин Рауф Назипович – доцент кафедры профессионального обучения, истории и философии;

Дерхо Марина Аркадьевна – доктор биологических наук, профессор;

Кузнецов Александр Иванович – доктор биологических наук, профессор;

Кузнецова Наталья Владимировна- кандидат ветеринарных наук, доцент;

Лыкасова Ирина Александровна – доктор ветеринарных наук, профессор;

Мифтахутдинов Алевтин Викторович - кандидат ветеринарных наук, доцент;

Овчинникова Людмила Юрьевна - доктор сельскохозяйственных наук, профессор;

Стрижиков Виктор Константинович – доктор ветеринарных наук, профессор;

Тропникова Нина Павловна – начальник учебно – методического центра;

Тихонова Наталья Валерьевна – доктор технических наук.

Ответственный за выпуск – кандидат биологических наук, доцент Гизатуллин А.Н.

В сборник вошли статьи, обобщающие результаты научных исследований за по следние годы по наиболее перспективным разработкам ученых и специалистов разных ре гионов России и ближнего зарубежья по проблемам ветеринарной медицины, биологии и экологии.

За объективность и достоверность представленных данных ответственность несут авторы публикуемых материалов.

© ФГБОУ ВПО «Уральская государственная академия ветеринарной медицины», Оглавление Мазура Н.С. РАЗНООБРАЗИЕ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ-ГЕРПЕТОБИОНТОВ В ОКРЕСТНОСТЯХ ЮЖНОУРАЛЬСКОЙ ГРЭС.............................................................................. Макарова Т.Н., Самотаев А.А. МОДЕЛИ ВОЗРАСТНОГО СТАНОВЛЕНИЯ СИСТЕМ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СЕРДЦА КРОЛИКОВ РАЗНОГО ПОЛА.................................................................................................................................. Марус С.И., Каримов Д.Б., Самородова И.М. ВЛИЯНИЕ КОМПЛЕКСНОЙ СХЕМЫ ЛЕЧЕНИЯ НА ИНТЕНСИВНОСТЬ РОСТА ТЕЛЯТ..................................................................... БИОМОРФОЛОГИЯ МЫШЦ Мельник О.П., Друзь Н.В., Никитов В.П.



ТАЗОБЕДРЕННОГО И КОЛЕННОГО СУСТАВОВ НЕКОТОРЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАСТОЯЩИХ ЖУРАВЛЕЙ............................................................................................................... Мещерякова Г.В., Меклер Н.Н. СОДЕРЖАНИЕ НИТРАТОВ В ОВОЩАХ, ВЫРАЩЕННЫХ НА ПРИУСАДЕБНОМ УЧАСТКЕ И РЕАЛИЗУЕМЫХ В ТОРГО РОЗНИЧНОЙ СЕТИ Г. ТРОИЦКА.................................................................................................... Мещерякова Г.В., Бочкарев А.К., Решетняк М.А. ХАРАКТЕРИСТИКА КАЧЕСТВА ДООЧИСТКИ ПИТЬЕВОЙ ВОДЫ БЫТОВЫМИ ФИЛЬТРАМИ............................................... Мещерякова Г.В., Игуменщева М.В, Мурзабаев А. СНЕЖНЫЙ ПОКРОВ И ПОЧВА КАК ИНДИКАТОРЫ ЗАГРЯЗНЕНИЯ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА Г. ТРОИЦКА ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ............................................................................................................... Мифтахутдинов А.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ УРОВНЯ СТРЕССОВОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ И ЛИНЬКИ КУР В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ................................. Мифтахутдинов А.В. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОНЦЕНТРАЦИИ КОРТИКОСТЕРОНА В ПОМЕТЕ ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ СТРЕССОВ У КУР В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ..................................................................................................................................... Мухамедьярова Л.Г., Козяр Ю.В. САНИТАРНО - ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ВОДЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ СИСТЕМЫ ПИТЬЕВОГО ВОДОСНАБЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ.................................................................................................. Насибов Ф.Н., Панкратова А.В., Анищенко Н.И., Гуслинский Н.Е. ПРОФИЛАКТИКА ЭНДОМЕТРИТОВ БЕЗ ПРИМЕНЕНИЯ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИХ СРЕДСТВ.................... Новицкая О.В., Гулянич М.М. ЭПИЗООТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ ВИРУСНЫХ БОЛЕЗНЕЙ КРОЛИКОВ В УКРАИНЕ............ Панкратова А.В., Насибов Ф.Н., Гуслинский Н.Е., Анищенко Н.И. ИССЛЕДОВАНИЕ ПАРАМЕТРОВ БЕЗОПАСНОСТИ И ФАРМАКОКИНЕТИКИ НОВОГО ПРЕПАРАТА «ЭНДОТИЛ-ФОРТЕ» ДЛЯ ТЕРАПИИ И ПРОФИЛАКТИКИ ЭНДОМЕТРИТОВ У КОРОВ.................................................................................................................................................................. Ращектаев А.С., Щербаков П.Н. ТОНКОИГОЛЬНАЯ АСПИРАЦИОННАЯ БИОПСИЯ ПЕЧЕНИ ПРИ ДИАГНОСТИКИ ЖИРОВОГО ГЕПАТОЗА КОШЕК........................................ Романов А.В. МЕДИКАМЕНТОЗНАЯ ИНФИЛЬТРАЦИЯ КРУГЛОЙ СВЯЗКИ ПЕЧЕНИ ПРИ ОСТРЫХ ГЕПАТИТАХ У КОШЕК........................................................................................ Романов А.В. ЛЕКАРСТВЕННАЯ ИНФУЗИЯ В ПРОЕКЦИЮ КРУГЛОЙ СВЯЗКИ ПЕЧЕНИ ПРИ ОСТРЫХ ГЕПАТОПАТИЯХ У СОБАК............................................................... Самородова И.М., Каримов Д.Б., Марус С.И. ВЛИЯНИЕ ПОЛИСОРБА К И БИОСТИМА НА ЗАЩИТНУЮ ФУНКЦИЮ КРОВИ ТЕЛЯТ............................................................................. Сидоренко И.В. СЕЗОННАЯ И ВОЗРАСТНАЯ ДИНАМИКА Сорока Н.М., МАЛЛОФАГОЗНОЙ ИНВАЗИИ ДОМАШНИХ ГОЛУБЕЙ..................................................... Сулейманова К.У., Ормамбекова И. К. ВЛИЯНИЕ КЛЕЩЕЙ ДОМАШНЕЙ ПЫЛИ НА ЛЮДЕЙ И ЖИВОТНЫХ.................................................................................................................. Сушко В.В., Байкенов М.Т. ДИАГНОСТИКА СТЕЛЬНОСТИ И ПАТОЛОГИЙ РЕПРОДУКТИВНОЙ СИСТЕМЫ КОРОВ МЕТОДОМ ТРАНСРЕКТАЛЬНОЙ ЭХОГРАФИИ...................................................................................................................................... Таирова А.Р., Горелик В.С., Третьякова Ю.Е. СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА СОДЕРЖАНИЯ НЕФТЯНЫХ УГЛЕВОДОРОДОВ В МОРСКОЙ ВОДЕ ПРИБРЕЖНОЙ ЗОНЫ П.





НОВОМИХАЙЛОВКА ТУАПСИНСКОГО РАЙОНА................................................................ Таирова А.Р., Горелик В.С., Горелик А.С. СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА БИОГЕННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В МОРСКОЙ ВОДЕ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ................................. Таирова А.Р., Горелик В.С. ДИНАМИКА УГЛЕВОДНЫХ КОМПОНЕНТОВ КРОВИ КОРОВ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ СУКЦИНАТА ХИТОЗАНА....................................................... Таирова А.Р., Горелик В.С. ПОКАЗАТЕЛИ ЛИПИДНОГО ОБМЕНА В ОРГАНИЗМЕ КОРОВ НА ФОНЕ ПРИМЕНЕНИЯ ХИТИНОВЫХ ПРЕПАРАТОВ....................................... Таирова А.Р., Шарифьянова В.Р. ГЕОХИМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ФОНОВЫХ ПОЧВ П.

КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ ВАРНЕНСКОГО РАЙОНА ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ................. Таирова А.Р., Мухамедьярова Л.Г. ОЦЕНКА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОРГАНИЗМА КОРОВ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ СТРЕССОГЕНЫХ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ......................................................................................... Ткаченко Е.А., Дерхо М.А., Романкевич О.А., Середа Т.И., Мальцева Л.Ф. ФЕРМЕНТЫ КРОВИ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СОСТОЯНИЯ ОРГАНИЗМА МЫШЕЙ В УСЛОВИЯХ ЭКСТРЕМАЛЬНОГО ВЛИЯНИЯ СУЛЬФАТА КАДМИЯ........................................................ Токкужина А.Б. ВЛИЯНИЕ ПРОБИОТИЧЕСКОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ «ЭМ-ВИТА»

НА МИКРОБИОЦЕНОЗ РУБЦА КОРОВ...................................................................................... Токкужина А.Б., Таирова А.Р. ВЛИЯНИЕ ПРОБИОТИКА «ЭМ-ВИТА» В СОЧЕТАНИИ С ХИТОЗАНОМ НА МОЛОЧНУЮ ПРОДУКТИВНОСТЬ И КАЧЕСТВО МОЛОКА КОРОВ............................................................................................................................................................... Фазуллин Х.В., Петров А.А., Журавель Н.А., Родионова И.А., Колобкова Н.М.

МОНИТОРИНГ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ЕСПЕЦИФИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ НА ТУБЕРКУЛИН КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РЕАКТИВА КАЦОНИ............................................................................................................................................. Фазуллин Х.В., Петров А.А., Журавель Н.А., Колобкова Н.М., Родионова И.А АНАЛИЗ СИТУАЦИИ ПО ТУБЕРКУЛЕЗУ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА В АРГАЯШСКОМ РАЙОНЕ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ.......................................................................................... Фролова А.И., Ахмед Шериф Омар Ахмед Салем Коритам СОСТОЯНИЕ ГОМЕОСТАТИЧЕСКИХ СИСТЕМ ПРИ НВАГИНАЦИИ КИШЕЧНИКА У СОБАК......... Шакирова С.С., Таирова А.Р. ПРИМЕНЕНИЕ ПОДМОРА ПЧЕЛ В КАЧЕСТВЕ ИНДИКАТОРА ЗАГРЯЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ТЯЖЕЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ............................................................................................................................................................... Шарифьянова В.Р., Бисимбаева Д.А. ДИНАМИКА ВЫБРОСОВ ПОЛИЦИКЛИЧЕСКИХ АРОМАТИЧЕСКИХ УГЛЕВОДОРОДОВ АВТОМОБИЛЬНОГО ПАРКА ООО «УЧАЛИНСКИЙ ГРАНИТ» РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН............................................ Шарифьянова В.Р. НЕКОТОРЫЕ БИОХИМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ КРОВИ ТЕЛОЧЕК В УСЛОВИЯХ СВИНЦОВО-КАДМИЕВОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ Щербаков П.Н.,. Шнякин А.В., Щербаков Н.П. ПРИЧИНЫ И МЕРЫ БОРЬБЫ С БОЛЕЗНЯМИ КОНЕЧНОСТЕЙ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА........................................ Щербакова Т.Б. ВЛИЯНИЕ ПЕЧАТНОГО ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЯ « ВОДА ОЧИЩЕНИЯ»

НА НЕКОТОРЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ВОДЫ.............................. УДК 592 (470.55) ББК 28. РАЗНООБРАЗИЕ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ ГЕРПЕТОБИОНТОВ В ОКРЕСТНОСТЯХ ЮЖНОУРАЛЬСКОЙ ГРЭС Мазура Н.С.

ФГБОУ ВПО «Уральская государственная академия ветеринарной медицины», г. Троицк В последние годы во многих странах стали больше внимания уде лять изучению фауны, населяющей городские экосистемы. Человек дол жен знать, какие группы и виды и в каких количествах встречаются в го родских условиях, чтобы иметь критерии оценки состояния среды, в раз ной степени подвергнутой антропогенному прессу [11].

Беспозвоночные-герпентобионты встречаются во всех ландшафт ных зонах и на территориях различной степени нарушенности, в том чис ле урбанизированных. Они быстро реагируют на изменение экологиче ской ситуации. Поэтому они являются удобным объектом для исследова ния, возможно, могут служить модельной группой для прогнозирования состояния биоты урбанизированных экосистем [1].

Целью нашего исследования явилось изучение разнообразия бес позвоночных животных-герпетобионтов в городских условиях в окрест ностях ОАО «ОГК-3» «Южноуральская ГРЭС» г. Южноуральска Увель ского района Челябинской области.

Материал и методика. Увельский район, на территории которо го расположен г. Южноуральск, входит в лесостепную природную зону Южного Зауралья [6]. Исследование выполнено в 2011 году. Было изуче но разнообразие (количественное содержание и таксономический состав) беспозвоночных животных-герпетобионтов луга разнотравного. Беспо звоночными-герпетобионтами называют беспозвоночных животных, ак тивно передвигающихся по поверхности почвы [3]. Традиционно для учё та таких животных применяют простой и эффективный метод – ловушки Барбера, или почвенные ловушки, или попросту называемые банками ловушками [13]. Почвенные ловушки вообще широко используются в экологических исследованиях [14, 2].

Для изучения разнообразия беспозвоночных-герпетобионтов бы ло выбрано два участка луга разнотравного удаленностью 500 м и 700 м от предприятия «Южноуральская ГРЭС». Для сравнения на расстоянии км от предприятия в аналогичном сообществе также были установлены линии ловушек. На каждом участке линии ловушек были установлены вдоль воображаемой прямой, каждая линия содержала по 10 ловушек, расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Ловушки рабо тали в каждом из трех благоприятных вегетационных сезонов года: в ве сенний период с 8 мая - 13 июня, летом с 7 августа - 10 сентября и осенью с 20 сентября - 16 октября 2011 года. Всего было установлено 90 банок ловушек.

В ходе камеральной обработки материала животные, попавшие в ловушки, были разделены на таксономические группы, систематизиро ванные до уровня семейств, животные каждой группы подсчитывались.

Количество всех животных было приведено к единой единице измерения – количество экземпляров животных на 100 ловушко-суток (экз. на лов.-сут.). Всего было собрано около 12 тыс. экземпляров беспозвоночных животных. Материал был собран автором, также использовались данные из выпускной квалификационной работы Колпаковой Е.А.

Результаты исследований. В нашем исследовании на лугу раз нотравном в окрестностях Южноуралькой ГРЭС беспозвоночные герпетобионты были представлены только одним типом – Членистоногие.

Тип Членистоногие включал 4 класса. Класс Ракообразные и Многоножки отмечен всего несколькими экземплярами. В классе Паукообразные было два многочисленных отряда – Сенокосцы и Пауки, отряд Клещи был не многочисленным. Самым многочисленным и разнообразным явился класс Насекомые, который составил 85 % всего герпетобионтного населения и который были представлены девятью отрядами. Наши данные вполне со гласуются с результатами исследований других авторов, которые также отмечают доминирование насекомых среди беспозвоночных герпетобио нотов городских экосистем [4, 12].

Наибольшая попадаемость герпетобионтов в ловушки отмечена в весенний период - 793,7, 1654,0 и 1763,3 экз. на 100 лов.-сут. на участках в 500 м, 700 м и 2 км удаленности от предприятия, соответственно. В лет ний период попадаемость уменьшилась в 2,9-3,3 раза, по сравнению с ве сенним содержанием, а осенью их стало еще меньше - 198,9, 295,3 и 297, экз./100 лов.-сут. на участках в 500 м, 700 м и 2 км удаленности от пред приятия, соответственно.

Мы выполнили некоторые биометрические расчеты [5]. Оказа лось, что математически достоверных различий в количественном содер жании герпетобионтов разных участков разной удаленности в течение одного сезона года нет, хотя хорошо прослеживается тенденция увеличе ния количественного разнообразия (попадаемости в экз. на 100 лов.-сут.) по мере удаления от предприятия.

Таксономическое разнообразие было несколько выше во всех случаях в летний период, но к осени оно, что вполне понятно, также со кратилось. Не зависимо от удаленности от предприятия самыми обычны ми представителями оказались муравьи, жуки-долгоносики, пауки, клопы, сенокосцы и цикадки. Жуки-жужелицы, жуки-мертвоеды, короткоусые двукрылые были наиболее заметны лишь летом. Прочие отмеченные в исследовании беспозвоночные животные – прямокрылые, жуки-щелкуны, жуки божьи коровки, жуки-листоеды, жуки-навозники, жуки-чернотелки, бабочки, осы, пчелы, наездники и длинноусые двукрылые не были посто янными участниками герпетобионтного населения, хотя временами и бы ли достаточно обильными.

Однако следует отметить, что на участке наиболее удаленном от предприятия во все сезоны года таксономическое разнообразие беспозво ночных (до уровня семейств, включительно) было в 1,5-1,7 раз выше.

Иначе говоря, чем дальше от предприятия, тем животных-герпетобионтов не просто больше, но они и разнообразнее. Например, только на участке луга разнотравного в 2 км от предприятия встретились жуки стафилини ды, сцидмениды, капюшонники и мягкотелки.

Интересны, на наш взгляд, и различия в соотношении таксономи ческих групп на разных участках.

В весенних сборах вблизи предприятия резко доминировали му равьи: 80 и 73 % от всех обитателей поверхности почвы на участках 500 и 700 м от предприятия, соответственно. Жуки-долгоносики составили 7 и %, клопы и пауки по 3 и 5 % каждые. А вот на участке наиболее удален ном от предприятия все той же весной муравьи оказались не столь замет ными - всего 30 % от всех животных-герпетобионтов. Зато количествен ное содержание пауков и жуков-жужелиц на этом участке было более значимо: 23 и 27 %, соответственно.

В летний период на двух участках у предприятия также преобла дали муравьи: 30 и 26 % от всего населения (на участке 500 и 700 м уда ленности от предприятия, соответственно), жуки-долгоносики (25 и %), более заметными стали пауки и сенокосцы (каждые по 4 и 8 %), жуки жужелицы (4 и 10 %), жуки-мертвоеды (4 и 9 %), цикадки (3 и 6 %), ко роткоусые двукрылые (5 и 6 %), клопы (2 и 4 %). А вот в осеннем сборе уже доминировали другие животные: цикадки (16 и 23 %), какие-то мел кие жуки imago species (7 и 12 %), сенокосцы (6 и 10 %). Менее богатыми осенью по количеству оказались пауки (2 и 9 %), жуки-долгоносики (5 и %), короткоусые двукрылые (5 и 6 %), муравьи (3 и 6 %), клопы (2 и 4 %).

На участке наиболее удаленном от предприятия в летний период домини рующей группой выступили пауки, жуки-жужелицы и сенокосцы (20, 18 и 14 %, соответственно), а в осенний период – сенокосцы, цикадки и жуки долгоносики (15, 14, и 12 %, соответственно).

Смеем предположить, что с увеличением антропогенной нагрузки разнообразие беспозвоночных-герпетобионтов несколько сокращается, упрощается. Это выражается и в изменениях трофической структуры бес позвоночных-герпетобионтов участков разной удаленности от предпри ятия: вблизи предприятия разнообразие хищных беспозвоночных умень шается и компенсируется одной единственной группой – муравьями. В то же время разнообразие на участке наиболее удаленном от предприятия таксономическое разнообразие хищников выше, их долевое участие за метнее.

Мы провели статистическую обработку результатов с помощью программы STATISTICA v. 6.0. Кластерный анализ, в результате которого были построены дендрограммы сходства по методу одиночного присое динения, во всех случаях наглядно продемонстрировал, что участок луга разнотравного наиболее удаленный от предприятия «Южноуральская ГРЭС» занимает отличное от прочих положение.

Сокращение разнообразия беспозвоночных животных и, в част ности, хищных беспозвоночных на антропогенно нарушенных территори ях отмечалось нами и ранее. Так на участке распаханной степи в агроце нозах Северного Казахстана попадаемость беспозвоночных герпетобионтов в ловушки в 3,6 раз ниже, чем на участке естественной степи, а численное разнообразие пауков вообще меньше в 113 раз [9]. Та же тенденция наблюдалась и среди герпетобионтов городских мест оби тания. На участке школьного дендросада (г.Троицк) количество герпето бионтов в 1,5 раз выше, чем на участке степи, аналогичном по геоботани ческим характеристикам и испытывающем большее антропогенное воз действие. При этом видовое разнообразие пауков и жужелиц выше на том участке, где менее выражена антропогенная нагрузка [8]. То же мы кон статировали и в исследовании беспозвоночного населения травостоя в городских местах обитания. И в городских, и в загородных биоценозах были отмечены одни и те же группы беспозвоночных-хортобионтов. Од нако в формировании населения хортобионтов городских биоценозов ос новная роль принадлежала растительноядным равнокрылым и полужест кокрылым, а доля хищников в биоценозах города составляла только 1/ часть. В загородных же биоценозах доля хищных хортобионтов увеличи валась и достигала 1/3 части [10]. При изучении разнообразия беспозво ночных лесной подстилки в березняке промышленной зоны на террито рии калийного рудодобывающего производства (г. Березники, Пермского края) мы обнаружили, что таксономическая структура животных под стилки не обеднена, по сравнению с таковой в контрольном березняке, расположенном на пределами промышленной зоны, но плотность в берез няке промышленном достоверно меньше, по сравнению с контрольным, а доля хищных беспозвоночных в нарушенном березняке в 2 раза ниже [7].

Таким образом, различия в количественном и таксономическом разнообразии беспозвоночных животных-герпетобионтов одного и того же растительного сообщества в окрестностях Южноуральской ГРЭС, но на участках по-разному удаленных от источника антропогенной нагрузки, могут выступить как показатель состояния окружающей среды. Практи ческая значимость работы заключается в том, что полученные данные дополняют сведения об особенностях фауны урбанизированных террито рий, о сезонных изменениях разнообразия беспозвоночных герпетобионтов.

Резюме Ловушками Барбера изучено разнообразие беспозвоночных жи вотных-герпетобионтов луга разнотравного в городских условиях в окре стностях ОАО «ОГК-3» «Южноуральская ГРЭС» г. Южноуральска Увельского района Челябинской области. С увеличением антропогенной нагрузки разнообразие беспозвоночных-герпетобионтов во все благопри ятные сезоны года сокращается. Это выражается в уменьшении количест ва герпетобионтов и в упрощении таксономического разнообразия по ме ре приближения к предприятию, а так же в изменениях трофической структуры герпетобионтов участков луга разнотравного разной удаленно сти от предприятия: чем ближе источник нагрузки, тем меньше долевое участие хищных беспозвоночных-герпетобионтов.

Список литературы 1. Анюшин, В.В. Экологический состав и классификация сооб ществ герпетобионтых насекомых (Coleoptera: Carabigae, Tenebrionidae) ленточных боров Средней Азии / В.В. Анюшин // В сб. Островерховой Г.П. Вопросы экологии беспозвоночных. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1988. – С. 35-43.

2. Гиляров, М.С. Учёт крупных беспозвоночных (мезофауна) / М.С. Гиляров // Количественные методы в почвенной зоологии. – М.:

Наука, 1987. – С. 9-26.

3. Догель, В.А. Количественный анализ фауны лугов в Петергофе.

Исследования по количественному анализу наземной фауны / В.А. Догель // Рус. зоол. журн. – 1924. – Т.4. – С. 117-154.

4. Еремеева, Н.И. Структура и экологические механизмы форми рования мезофауны членистоногих урбанизированных территорий: на примере г. Кемерово: автораф. дисс. … доктора биол. наук. – Кемерово, 2006. – 25 с.

5. Лакин, Г. Ф. Биометрия / Г.Ф.Лакин. – М.: Высшая школа, 1980. – 293 с.

6. Левит, А.И. Южный Урал: география, экология, природополь зование / А.И. Левит. – Челябинск: Южно-уральское книжное из-во, 2001.

– 245 с.

7. Мазура, Н.С. Структура беспозвоночных животных лесной подстилки как индикатор антропогенного воздействия / Н.С.Мазура // Материалы V- научно-практической конференции «Перспективные на правления научных исследований молодых ученых, специалистов Урала и Сибири». – Троицк: УГАВМ, 2001. – С. 26-28.

8. Мазура, Н.С. О разнообразии беспозвоночных животных го родских мест обитания / Н.С.Мазура, В.А.Заболотнов // Материалы VI научно-практической конференции «Перспективные направления науч ных исследований молодых ученых, специалистов Урала и Сибири». – Троицк: УГАВМ, 2002. – С. 85-86.

9. Мазура, Н.С. Характеристика комплексов напочвенных члени стоногих агроландшафтов Северного Казахстана / Н.С.Мазура // Мате риалы межвузовской научно-практической и научно-методической кон ференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины, товароведе ния, животноводства, экономики и организации с.-х. производства и под готовки кадров на Южном Урале». – Троицк: УГАВМ, 2002. – С.85-87.

10. Мазура, Н.С. Разнообразие беспозвоночного населения траво стоя разных биоценозов г. Троицка / Н.С.Мазура // Материалы междуна родной научно- практической конференции «Научное обеспечение инно вационного развития в ветеринарной медицине». – Троицк: УГАВМ, 2012.

– С.94-98.

11. Молодова, Л. П. Структура фауны жесткокрылых герпетобионтов в разных биотопах г. Гомеля / Л. П. Молодова, Т. Р. Ряхо ва // Биоиндикация в городах и пригородных зонах. – М.: Наука, 1993. – С.

79-83.

12. Савосин, Н.И. Эколого-фаунистическая характеристика герпе тобионтного населения членистоногих крупного промышленного центра:

автореф. дисс. …канд. биол. наук. – Кемерово, 2010. – 20 с.

13. Barber, H. Traps for cave in habiting insects / H. Barber // J. Elisha Mitchell Sci. Soc. – 1931. – V.46. – P. 259-266.

14. Uetz, G.W. Pitfall trapping in ecological stradies of wandering spiders / G.W. Uetz, J. D. Unzic ker // J. Arachnol. – 1976. - V.3. – № 2. – P.

101-111.

УДК 636.92:612.17. МОДЕЛИ ВОЗРАСТНОГО СТАНОВЛЕНИЯ СИСТЕМ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СЕРДЦА КРОЛИКОВ РАЗНОГО ПОЛА Макарова Т.Н., Самотаев А.А.

ФГБОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины, г.Троицк Введение. Заключительным этапом любого исследования при анализе результатов биологического исследования является создание мо дели изучаемого процесса. В нашем случае построение модели для роста и развития кроликов, а также биоэлектрических процессов в сердце.

Математическая модель представляет процессы или явления, в том числе и биологические. При этом под математическими моделями понимают системы математических выражений, в том числе чисел и век торов, описывающих свойства, взаимосвязи, структурные и функцио нальные параметры объекта моделирования [1].

Использование моделей позволяет выявлять скрытые закономер ности в работе отдельных элементов изучаемого органа, прогнозировать их состояние в определенные жизненные периоды животных [2,3].

Цель исследования. Используя системный поход через матема тические модели выявить закономерности деятельности сердца у расту щих кроликов разного пола.

Материалы и методы исследований. Исследования проводились в виварии УГАВМ с августа 2001 по февраль 2002 г. на кроликах обоего пола, полученных в мае 2001 г. от 9 взрослых крольчих породы советская шиншилла. Рационы растущих животных были сбалансированы по ос новным питательным веществам в соответствии с нормами ВИЖ. Ежене дельно в возрасте с 3,5 до 8,5 месяца у кроликов измеряли температуру тела, определяли частоту пульса и дыхания, массу тела животных. Био электрическую активность сердца регистрировали с помощью электро кардиографа ЭК1Т-04 в трех стандартных отведениях.

Результаты исследований. Установлено, что в возрасте 3,5 меся ца у самок кроликов для первой модели, отражающей состояние клиниче ских показателей, зависимой переменной явилась частота сокращения сердца, а независимыми факторами были масса тела, температура тела и частота дыхания.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,65, уровень значимости составил р = 0,25, что больше, чем = 0,05, то есть гипотеза о недостоверности модели принимается. Зависимая пере менная и все коэффициенты регрессии оказались незначимыми, таблица 1.

Для второй модели отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца Р, а независимыми факторами были зубцы R и S, интервал S-T и зубец Т, желудочковый комплекс QRST. Ока залось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 9,3, так как p = 0,01, что меньше, чем = 0,05, то гипотеза о не достоверности модели отклоняется.

Таблица 1 -Уравнения множественной регрессии физиологических пока зателей у самок кроликов в возрасте 3,5 месяца (пример) Переменная Коэффициент Среднекв. отклоне- t ние критерий частота сокращения сердца Свободный член -3170,9 1593,9 1, Частота дыхания 0,14 0,674 0, Масса тела -0,06 0,086 0, Температура тела 91,00 41,89 2, Значимость модели F = 1,65 p = 0, амплитуда зубца Р Свободный член 0,194 0,083 2, Комплекс QRST -0,204 0,420 0, Зубец S 0,536 0,126 4,25* Зубец R -0,336 0,126 2,66* Зубец T -0,068 0,117 0, Интервал S-T -0,106 0,494 0, Значимость модели F = 9,30* p = 0, продолжительность интервала Т – Р Свободный член 0,077 0,076 1, Частота пульса -0,001 0,000 2, P-Q -0,000 0,001 0, R-R -0,143 0,415 0, Систолический показа 0,391 0,083 4,72* тель Значимость модели F = 17,3* p = 0, Примечание: * - P 0,05 – 0, Во второй модели, отражающей возбуждение желудочков, зави симой переменной явилась амплитуда зубца S, а независимыми фактора ми были зубцы T, интервал R-R, зубец P и R, желудочковый комплекс QRST. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 4,59, уровень значимости составил р = 0,05, то есть, равно критическому уровню = 0,05, то есть гипотеза о недостоверности модели отклоняется.

Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии оказались незначи мыми.

В модели отражающей, нагруженность желудочков, зависимой переменной был систолический показатель, независимыми факторами выступали частота пульса, интервал S-T, P-Q и Т-Р. Оказалось, что стати стика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 4,17, так как p = 0,05, то есть, равно критическому уровню = 0,05.

Зависимая переменная оказалась незначимой, зато существенным было влияние зубцов S (t = 4,25, p = 0,005), в меньшей степени зубца R (t = 2,66, p = 0,037). То есть, регрессионная модель, отражающая зависи мость силы возбуждения предсердий от уровня возбуждения желудочков сердца самок кроликов в возрасте 3,5 месяца значима, в первую очередь за счет существенного влияния на амплитуду зубца P, зубцов R и S. От метим также, что все остатки модели между фактическим и теоретически уровнями укладываются в симметричную относительно нулевой линии полосу шириной 2S. Это означает, что, по-видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме того, оказалось, что точки различий рас положены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону. недостоверности модели отклоня ется. Зависимая переменная оказалась незначимой, зато существенным было влияние интервалов P-Q (t = 2,45, p = 0,044) и Т-Р (t = 2,56, p = 0,037). То есть, регрессионная модель, отражающая зависимость функ ционирования желудочков у самцов кроликов в возрасте 3,5 месяца зна чима, в первую очередь, за счет достоверного влияния оцениваемого по казателя от времени проведения возбуждения от предсердий к желудоч кам и диастолы. Отметим также, что все остатки модели между фактиче ским и теоретически уровнями укладываются в симметричную относи тельно нулевой линии полосу шириной 2S. Это означает, что, по видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме того, оказа лось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была диастола, независимыми факторами выступали частота пульса, систолический показатель, интервал Р-Q и RR. Оказалось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 17,3, так как p = 0,001, что меньше, чем = 0,05, отсюда гипотеза о недосто верности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась незначи мой, зато существенным было влияние интервала R-R (t = 4,72, p = 0,002).

То есть, регрессионная модель, отражающая зависимость диастолы от ряда общих характеристик сердца у самок кроликов в возрасте 3,5 месяца значима, в первую очередь, за счет существенного влияния на продолжи тельность диастолы интервала R-R. Отметим также, что все остатки моде ли между фактическим и теоретически уровнями укладываются в симмет ричную относительно нулевой линии полосу шириной 2S. Это означает, что, по-видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме то го, оказалось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону.

В возрасте 3,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась температура тела, а независимыми факторами были масса тела, частота сокращения сердца и частоты дыхания.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 6,6, так как p = 0,01, что меньше, чем = 0,05, то ги потеза о недостоверности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась значимой (t = 24,6, P = 0,00000001), существенным было также влияние массы тела (t = 3,71, p = 0,006), в меньшей степени частоты ды хания (t = 2,79, p = 0,023). То есть, регрессионная модель зависимости температуры тела от других клинических показателей у самцов кроликов в возрасте 3,5 месяцев значима, в первую очередь за счет существенного изменения самой температуры тела, а также влияния массы тела и часто ты дыхания животных. Отметим также, что все остатки модели между фактическим и теоретически уровнями укладываются в симметричную относительно нулевой линии полосу шириной 2S. Это означает, что, по видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме того, оказа лось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону.

В возрасте 4,5 месяца у самок кроликов для первой модели, отра жающей состояние клинических показателей, зависимой переменной яви лась масса тела, а независимыми факторами были частота дыхания, тем пература тела и частота сокращения сердца. Оказалось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 7,97, так как p = 0,01, что меньше, чем = 0,05, то гипотеза о недостоверности модели от клоняется. Зависимая переменная оказалась незначимой, зато существен ным было влияние частоты дыхания (t = 2,31, p = 0,05), в большей степе ни частота сокращения сердца (t = 3,88, p = 0,005).

Отсюда, регрессионная модель, отражающая зависимость массы тела от уровня клинических показателей самок кроликов в возрасте 4, месяца значима, в первую очередь за счет существенного влияния на нее частоты дыхания и особенно частоты сокращения сердца. Отметим также, что все остатки модели между фактическим и теоретически уровнями ук ладываются в симметричную относительно нулевой линии полосу шири ной 2S. Это означает, что, по-видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме того, оказалось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась электрическая систола сердца, а независимыми факто рами были зубцы P, T, R и S, интервал S-T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 71,6, уровень значимости составил р = 0,00003, что меньше, чем = 0,05, то есть гипотеза о незначимости мо дели отклоняется. Зависимая переменная оказалась незначимой, зато су щественным было влияние времени деполяризации миокардиоцитов же лудочков (интервал S-T), (t = 13,3, p 0,0001).

Следовательно, регрессионная модель, отражающая зависимость электрической систолы сердца от уровня возбуждения предсердий и же лудочков самок кроликов в возрасте 4,5 месяца значима, в первую оче редь за счет существенного влияния на нее времени полной деполяриза ции миокардиоцитов желудочков.

В модели, отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была диастола, независимыми факторами выступали частота пульса, систолический показатель, интервал Р-Q и R-R. Оказалось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 6,57, так как p = 0,02, что меньше, чем = 0,05, отсюда гипотеза о недостовер ности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась незначимой, зато существенным было влияние систолического показателя и интервала R-R (t = 2,91 и 3,08, p = 0,002). То есть, регрессионная модель, отражаю щая зависимость диастолы от ряда общих характеристик сердца у самок кроликов в возрасте 4,5 месяца значима, в первую очередь, за счет суще ственного влияния на продолжительность диастолы систолического пока зателя и интервала R-R. Отметим также, что все остатки модели между фактическим и теоретически уровнями укладываются в симметричную относительно нулевой линии полосу шириной 2S. Это означает, что, по видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоянны. Кроме того, оказа лось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нормальному закону.

В возрасте 4,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась частота дыхания, а независимыми факторами были масса, темпе ратура тела и частота сокращения сердца. Оказалось, что статистика кри терия Фишера для построенного уравнения равна F = 4,17, так как p = 0,05, что равно, = 0,05, то гипотеза о недостоверности модели отклоня ется. Зависимая переменная оказалась незначимой, зато существенным было влияние массы тела животных (t = 2,96, p = 0.02 ).

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца Р, а независимыми факторами были зубцы R, S и T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,34, уровень значимости составил р = 0,33, то есть, больше критиче ского уровня = 0,05, то есть гипотеза о достоверности модели отклоня ется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии оказались не значимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была электрическая систола сердца (комплекс QRST), независи мыми факторами выступали частота пульса, интервал S-T, P-Q и Т-Р, R-R и систолический показатель. Оказалось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 283,8, так как p = 0,000004, то есть, меньше критического уровню = 0,05, то гипотеза о недостоверности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась значимой (t = 7,23, p = 0,0008),существенным было влияние интервала R-R (t = 16,8, p = 0,00001) и систолического показателя (t = 10,5, p = 0,0001). То есть, рег рессионная модель, отражающая зависимость электрической систолы сердца у самцов кроликов в возрасте 4,5 месяца значима, в первую оче редь, за счет ее достоверного изменения, а также длительности сердечно го цикла и активного состояния желудочков. Отметим также, что все ос татки модели между фактическим и теоретически уровнями укладывают ся в симметричную относительно нулевой линии полосу шириной 2S.

Это означает, что, по-видимому, дисперсии ошибок наблюдений постоян ны. Кроме того, оказалось, что точки различий расположены близко к прямой, то есть можно предположить, что остатки распределены по нор мальному закону.

В возрасте 5,5 месяца у самок кроликов для первой модели, отра жающей состояние клинических показателей, зависимой переменной яви лась масса тела, а независимыми факторами были частота дыхания и час тота сердечных сокращений, температура тела. Статистика критерия Фи шера для нее равна F = 2,75, уровень значимости составил р = 0,11, больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрес сии оказались незначимыми.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась электрическая систола сердца, а независимыми факто рами были зубцы P, R, S и T, интервал S - T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 2,82, уровень значимости составил р = 0,12, больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о достовер ности модели отклоняется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

Для третьей модели, общее состояние сердца, зависимой пере менной явился период, когда все миокардиоциты предсердий находятся в состоянии реполяризации, а независимыми факторами частота пульса, систолический показатель, диастола и сердечный цикл (R-R). Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,57, уровень значи мости составил р = 0,28, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

В возрасте 5,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась частота сокращений сердца, а независимыми факторами были частота дыхания, температура и масса тела. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,89, уровень значимости составил р = 0,21, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о зна чимости модели отклоняется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии также оказались незначимыми.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца Р, а независимыми факторами были зубцы R, S и T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,34, уровень значимости составил р = 0,33, то есть, больше критиче ского уровня = 0,05, то есть гипотеза о достоверности модели отклоня ется. Зависимая переменная и все коэффициенты регрессии оказались не значимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была диастола сердца, независимыми факторами выступали час тота пульса, интервал S-T, P-Q и R-R, систолический показатель. Оказа лось, что статистика критерия Фишера для построенного уравнения равна F = 29,3, так как p = 0,0004, то есть, меньше критического уровню = 0,05, то гипотеза о недостоверности модели отклоняется. Зависимая пе ременная оказалась незначимой (t = 0,04, p = 1,01), существенным было влияние интервала R-R (t = 4,08, p = 0,007), P – Q (t = 6,39, p = 0,0007) и систолического показателя (t = 2,56, p = 0,043). То есть, регрессионная модель, отражающая зависимость продолжительность диастолы сердца у самцов кроликов в возрасте 5,5 месяца значима, в первую очередь, за счет достоверного влияния длительности сердечного цикла, активного состоя ния желудочков и особенно деполяризации предсердий.

В возрасте 6,5 месяца у самок кроликов для первой модели, отра жающей состояние клинических показателей, зависимой переменной яви лась температура тела, а независимыми факторами выступали частота дыхания, частота сокращения сердца и масса тела.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,68, уровень значимости составил р = 0,25, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная оказалась значимой (t = 103,2, p = 0,0000000000001), тогда как все коэффициенты регрессии также оказались незначимыми.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца S, а независимыми факторами были зубцы P, R и T, интервал S-Т и желудочковый комплекс QRST. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,68, уровень значи мости составил р = 0,65, то есть, больше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая пере менная и все коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была деполяризация предсердий (интервал P-Q), независимыми факторами выступали интервал R-R, частота пульса, систолический пока затель, диастола. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 3,95, уровень значимости составил р = 0,06, то есть, больше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась незначимой, в то же время существенным было влияние диастолы (t = 3,31, p = 0,01). То есть, регрес сионная модель, отражающая зависимость деполяризация предсердий (интервал P-Q) у самок кроликов в 6,5 месяцев не значима, несмотря на достоверное влияние диастолы.

В возрасте 6,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась масса тела, а независимыми факторами выступали температура тела, частота дыхания и частота сокращения сердца.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,68, уровень значимости составил р = 0,25, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная оказалась незначимой (t = 0,75, p = 0,47), как и все коэффициенты регрессии.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась электрическая систола сердца, а независимыми факто рами были зубцы P, R, S и T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,92, уровень значимости составил р = 0,50, больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась значимой (t = 2,64, p = 0,03), тогда как все коэффициенты регрессии оказались несущественны ми.

Для третьей модели, описывающей общее состояние сердца, за висимой переменной явилась диастола сердца, а независимыми фактора ми выступали интервал P – Q, систолический показатель, частота пульса, интервал S-T и сердечный цикл (R-R). Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 5,23, уровень значимости составил р = 0,003, что меньше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о недостовер ности модели отклоняется. Зависимая переменная, как все коэффициенты регрессии, кроме интервала P-Q (t = 4,28, р = 0,01), оказались незначи мыми.

В возрасте 7,5 месяца у самок кроликов для первой модели, отра жающей состояние клинических показателей, зависимой переменной яви лась масса тела, а независимыми факторами выступали частота дыхания, температура тела и частота сокращения сердца, табл. 4.5.9.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 2,23, уровень значимости составил р = 0,15, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная оказалась незначимой (t = 1,94, p = 0,09), как и все коэффициенты регрессии.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца S, а независимыми факторами были зубцы R, T и P, интервал S-Т и желудочковый комплекс QRST. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 1,52, уровень значи мости составил р = 0,31, то есть, больше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая пере менная (t = 0,69, p = 0,51) и все коэффициенты регрессии оказались незна чимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной была деполяризация предсердий (интервал P-Q), независимыми факторами выступали частота пульса, интервал R-R, диастола и систоли ческий показатель. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 9,14, уровень значимости составил р = 0,01, то есть, меньше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о незначимости модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась существенной (t = 3,46, p = 0,01), достоверным было влияние диастолы (t = 5,35, p = 0,001) и систоли ческого показателя (t = 3,44, p = 0,01). То есть, регрессионная модель, от ражающая зависимость деполяризация предсердий (интервал P-Q) у са мок кроликов в 7,5 месяца значима.

В возрасте 7,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась частота дыхания, а независимыми факторами выступали частота сокращения сердца, температура тела и масса тела.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,60, уровень значимости составил р = 0,66, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная оказалась незначимой (t = 0,16, p = 0,87), как и все коэффициенты регрессии.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца S, а независимыми факторами были желудочковый комплекс QRST, зубцы T, P и R. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 3,42, уровень значимости составил р = 0,15, то есть, больше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели отклоняется. Зависимая переменная (t = 2,08, p = 0,08) и все коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной был систолический показатель, независимыми факторами высту пали частота пульса, интервалы R-R, P-Q, S-T и диастола. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 7,87, уровень значимости составил р = 0,01, то есть, меньше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о незначимости модели отклоняется. Зависимая переменная ока залась несущественной (t = 1,72, p = 0,137), достоверным было влияние интервала R-R (t = 4,98, p = 0,002) и S-T (t = 2,62, p = 0,039). То есть, рег рессионная модель, отражающая зависимость систолического показателя у самцов кроликов в 7,5 месяца значима.

В возрасте 8,5 месяца у самок кроликов для первой модели, отра жающей состояние клинических показателей, зависимой переменной яви лась температура тела, а независимыми факторами выступали частота дыхания, частота сокращения сердца, и масса тела, табл. 4.5.11.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,63, уровень значимости составил р = 0,62, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная оказалась значимой (t = 54,1, p = 0,00000000002), а все коэффициенты регрессии незначимыми.

Для второй модели, отражающей систолу сердца, зависимой пе ременной явилась амплитуда зубца S, а независимыми факторами были зубцы T, P и R. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее рав на F = 3,93, уровень значимости составил р = 0,54, то есть, больше крити ческого уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели откло няется. Зависимая переменная была значимой (t = 3,26, p = 0,12), досто верным было и влияние зубца R (t = 3,13, p = 0,14), остальные коэффици енты регрессии оказались незначимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной был желудочковый комплекс QRST, независимыми факторами выступали частота пульса, интервалы P-Q, Т-Р, систолический показатель, интервал R-R,, S-T. Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 40,9, уровень значимости составил р = 0,0004, то есть, меньше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о незначимости модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась несущественной (t = 0,06, p = 0,95), как и все коэффициенты регрессии. То есть, регрессионная мо дель, отражающая зависимость систолического показателя у самок кро ликов в 8,5 месяца значима.

В возрасте 8,5 месяца у самцов кроликов для первой модели, от ражающей состояние клинических показателей, зависимой переменной явилась масса тела, а независимыми факторами выступали частота со кращения сердца, температура тела и частота дыхания.

Установлено, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,64, уровень значимости составил р = 0,61, что больше критического уровня = 0,05, то есть гипотеза о значимости модели отклоняется. Зави симая переменная (t = 0,03, p = 0,98) и коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

Для второй модели, отражающей систолу предсердий, зависимой переменной явилась амплитуда зубца P, а независимыми факторами были желудочковый комплекс QRST, зубцы T, R и S.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 0,38, уровень значимости составил р = 0,82, то есть, больше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о достоверности модели отклоняется.

Зависимая переменная (t = 1,90, p = 0,10) и все остальные коэффициенты регрессии оказались незначимыми.

В модели отражающей общее состояние сердца, зависимой пере менной был интервал S-T, независимыми факторами выступали частота пульса, интервалы P-Q, Т-Р, систолический показатель, интервал R-R.

Оказалось, что статистика критерия Фишера для нее равна F = 20,4, уро вень значимости составил р = 0,001, то есть, меньше критического уровня = 0,05, отсюда гипотеза о незначимости модели отклоняется. Зависимая переменная оказалась несущественной (t = 0,26, p = 0,81), как и все коэф фициенты регрессии, кроме интервала RR (t = 5,95, p = 0,001). То есть, регрессионная модель, отражающая зависимость систолического показа теля у самцов кроликов в 8,5 месяцев значима.

Выводы. Результаты полученных исследований свидетельству ют, что системный подход на основе математических моделей позволяет более углубленно выявлять особенности деятельности сердца кроликов, давая тем самым возможность устанавливать неизвестные ранее законо мерности в работе столь сложного органа.

Резюме Рассчитаны и описаны модели функционирования биоэлектриче ской системы сердца у кроликов разного пола и возраста, позволившие не только выявить новые стороны механизмов взаимодействия сердечно сосудистой системы с другими системами, но и прогнозировать состояние всего организма животных.

Список литературы 1. Лакин Г.Ф. Биометрия: Учебное пособие для биологических спец.вуз.-М.: Высш.Школа, 1990.-352 с.

2. Лазарев В.М. Корреляционно-регрессионная связь живой мас сы с показателями экстерьера цыплят породы белый плимутрок // Физио логия и морфология с.-х. жив-х: Сб.науч.работ/ Саратовск.СХИ.-1980. С.53- 3. Митсюк Н.С. Корреляционно-регрессивный анализ в клиниче ской медицине / Н.С.Мисюк, А.С. Мастюкин, Г.П. Кузнецов. М., 1975. 150 с.

УДК 636.22/.28.064-053.2:619:616- ВЛИЯНИЕ КОМПЛЕКСНОЙ СХЕМЫ ЛЕЧЕНИЯ НА ИНТЕНСИВНОСТЬ РОСТА ТЕЛЯТ Марус С.И., Каримов Д.Б., Самородова И.М.

ФГОУ ВПО «Уральская государственная Академия ветеринарной медицины», г. Троицк Актуальность. Применение антибиотиков с целью профилакти ки, лечения респираторных и желудочно-кишечных заболеваний, а также в качестве стимуляторов роста послужило причиной появления высокоус тойчивых форм микроорганизмов у человека и животных. Современные тенденции в мире в области производства кормов для сельскохозяйствен ных животных и птиц направлены на ограничение и полный запрет ис пользования кормовых антибиотиков. Причина этого лежит в предполо жении о том, что использование антибиотиков приводит к появлению ле карственно устойчивых форм бактерий, которые передадут эту устойчи вость патогенам человека. Если это случится, то антибиотики, эффектив ные в настоящее время при лечении заболеваний, станут абсолютно бес полезными (Башкиров О.Г., 2001;

Понюхов В. А., 2006).

Ситуация, сложившаяся в отношении антибиотиков, подталкива ет к поиску новых форм препаратов и альтернатив антибиотикам, отве чающих современным требованиям сельскохозяйственного производства.

В качестве такой альтернативы могут рассматриваться пробиотики, пре параты повышающие иммунологическую реактивность организма, биоло гически активные пептиды и др., являющиеся продуктами микробиологи ческого синтеза. Одним из перспективных направлений в замене антибио тиков как кормовых добавок, так и лекарственных средств для профилак тики желудочнокишечных заболеваний птиц является пробиотикотерапия (Антипов В.А., 1991;

Ноздрин Г.А., 1996, Малик Н.И. с соавт, 2001;

Па нин А.Н., 2001). Биологически активные вещества, ферменты, нуклеоти ды, препараты на основе нуклеиновых кислот, лимфокины, цитокины, а также пробиотики являются новым классом препаратов, осуществляющих влияние на организм на системном уровне. Их влияние затрагивает регу ляторные системы и за этот счет активируется неспецифическая рези стентность организма, иммунитет и пр. После активации этих систем ор ганизм способен к противовирусной, антибактериальной защите, повыша ется его общая сопротивляемость (Донченко А.С. с соавт., 1997;

Аликин Ю.С, 1998, Шкиль Н.А., 2000).

И.М. Самородовой с соавт. (2011), показано, что сорбенты, при меняемые с профилактической и лечебной целями при желудочно кишечных заболеваниях молодняка позволяют сохранить поголовье телят в раннем возрасте и отказаться от антибиотиков, что существенно снижа ет затраты на ветеринарные мероприятия по лечению и сохранению те лят.

Цель и задачи. Так как комплексные препараты являются более эффективными при профилактике и лечении, чем монопрепараты, так как их суммарное биологическое воздействие будет более выраженным. По этому было принято решение дать фармакологическую характеристику эффективности совместного применения энтеросорбента Полисорба К и пробиотика Биостима при желудочно-кишечных патологиях телят.

Материалы и методы. Для оценки эффективности совместного применения данных препаратов на основании данных дифференциальной диагностики по принципу аналогов было сформировано 3 опытных груп пы телят (n=10). Телят первой группы лечили по методу, принятому в хо зяйстве: при первых признаках заболевания пропускали 1-2 выпойки мо лозива и задавали внутрь: настой, приготовленный из ромашки аптеч ной и тысячелистника обыкновенного, приготовленный по прави лам Государственной Фармакопеи РФ (ГФ-1009). На 1 г сухого вещест ва растения брали 10 мл воды и настаивали в кипящей водяной бане в те чение 15 минут, после чего процеживали, охлаждали до температуры тела животного и выпаивали внутрь в дозе 10 мл/кг массы животного, внутри мышечно вводили нитокс в дозе 1 мл/кг массы животного, в качестве про тивомикробного средства.

Телята второй группы получали внутрь Биостим в дозе 10 мл на голову и Полисорб К в дозе 0,2 г на кг живой массы, в отваре лекарст венных трав, 3 раза в сутки. Внутримышечно этим телятам в первый день лечения вводили полирибонат в дозе 1 мг/кг, однократно. Эти телята ан тибиотик не получали.

Контролем служили телята, у которых не наблюдалось клиниче ских симптомов острого расстройства пищеварения.

Дополнительно телятам контрольной и опытных групп применя ли витаминный препарат элеовит внутримышечно, в дозе 3 мл на голову, согласно наставлению.

До эксперимента и на десятый день опыта у телят брали кровь для гематологических и биохимических исследований, а также определя ли параметры клинического состояния телят и регистрировали сроки выздоровления во всех трёх группах. Наблюдение за телятами осуществ ляли в течение 2 месяцев с момента постановки на опыт. В течение этого срока осуществляли контроль за клиническим состоянием животных опытных и контрольной групп. В течение эксперимента проводили взве шивание телят и рассчитывали среднесуточный, абсолютный и относи тельный приросты.

Результаты исследования. Выздоровление телят второй опыт ной группы происходило на 3,4±0,11 сутки опыта. При лечении телят первой группы признаки нормализации общего состояния отмечали в среднем на 5,2±0,14 сутки лечения.

Улучшение состояния телят второй группы регистрировали уже после третьей выпойки препаратов. Клиническое выздоровление телят этой группы регистрировали при оформлении каловых масс и отсутствии шумов при аускультации подвздошно-паховой области.

При изучении показателей роста и развития всех телят обнаруже но следующее.

Данные о среднесуточном приросте и живой массе телят отра жены в табл. 1.

Таблица 1 – Динамика роста телят по группам (X ± Sх, n=10) Живая масса, кг Группы Начало опыта 30-е сутки 60-е сутки 29,532,62 44,912,71** I 60,702,62* 47,362,14* 64,212,44* II 28,682, 32,152, III 49,542,54 66,342,37 3, Примечание: * P0,05;

** P0, Из таблицы 1 следует, что телята второй опытной группы опере жали в росте телят первой группы и контрольных телят.

Так, разность живой массы на 30-е сутки после начала опыта у телят 1-ой группы в сравнении с начальными данными составила 15, кг, у второй – 18,68 кг, у телят контрольной группы – 17,39 кг.

Разность живой массы на 60-е сутки у телят 1-ой группы была 15,79 кг, у второй – 16,85 кг, у контрольной группы телят – 16,8 кг.

Следовательно, интенсивность роста телят 2-ой группы выше, чем у первой группы опытных телят на 5,8% на 30-е сутки и на 6,3 % на 60-е сутки после начала эксперимента. В то же время телята первой опыт ной группы отставали от контрольных телят в эти сроки 11,6 и 6,4%.

При подсчете среднесуточного прироста живой массы были по лучены следующие результаты.

Таблица 2 – Среднесуточный прирост живой массы телят после лече ния(X ± Sх, n=10) Среднесуточный прирост живой массы, г Группы За опытный пери 30-е сутки 60-е сутки од I 512,663,72** 526,337,20* 519,454,30*** II 622,664,11** 561,624,21 592,146,22** III 579,66 5,82 560,002,09 569,835, Примечание: * P0,05;


** P0,01;

*** P0, Как следует из таблицы 2, среднесуточный прирост живой массы у опытных телят 2-ой группы на 30-ые сутки был достоверно выше, чем у телят первой группы и контрольных телят. На 60-ые сутки опыта разница с контрольными телятами была недостоверна, но в целом, за весь период опыта сохранилась та же тенденция.

На 60-е сутки интенсивность роста телят второй группы превыси ла интенсивность роста телят 1 группы на 353 грамма, за весь период опыта разность между ними составила 726,9 г.

Среднесуточный прирост живой массы телят второй опытной группы за весь опытный период составила 592,14 г, что было выше тако вого у телят 1 группы на 12,28% (P0,01) и выше среднесуточного при роста живой массы телят контрольной группы на 3,77% (P0,05).

Общий среднесуточный прирост живой массы за опытный период у контрольных телят составил 569,83 г, у телят 1-ой опытной группы, которых лечили принятым в хозяйстве методом – 519,45 г.

Таким образом, несмотря на переболевание телят в раннем воз расте, после применения рекомендуемого лечения наблюдается достовер ное повышение продуктивности живой массы телят второй опытной группы, получавших энтеросорбент и пробиотик.

Заключение. Таким образом, телята, получавшие Биостим и По лисорб К, обладают наибольшей скоростью роста в сравнении с другими телятами хозяйства. Учитывая, полученные позитивные данные можно рекомендовать данную схему для дальнейшего применения в хозяйстве с целью повышения продуктивности и возможности полноценного разви тия телят.

Резюме Комплексное применение пробиотика Биостим в дозе 10 мл на голову и энтеросорбента Полисорб К в дозе 0,2 г на кг живой массы при острых расстройствах пищеварения сокращает сроки лечения телят на суток. Позволяет повысить показатели роста и развития телят, получав ших препараты, увеличивая среднесуточный, абсолютный и относитель ный прирост живой массы.

Список литературы 1. Аликин, Ю.С. БАВ в профилактике и лечении сельскохозяйст венных животных/ Мат-лы научно-практич. конф-ции "Совершенствова ние методов профилактики болезней птиц". Новосибирск, 2001. 55 - 76.

2. Антипов, В.А. Использование пробиотиков в животноводстве //Ветеринария.№4 -1991 -С.55-58.

3. Башкиров, О.Г. Биоплюс в современном высокоэффективном птицеводстве /БИО.- 2001.- №2.

4. Донченко, А.С. с соавт. Использование индуктора интерферона ридостина для повышения резистентности организма животных и имму ногенности вакцины БЦЖ/ А.С. Донченко, В.Н. Донченко, Новосибирск, Н.А. Донченко// Эпизоотология, диагностика, профилактика и меры борь бы с болезнями животных: Сб. науч. Тр.//РАСХН. Сиб. Отд-ние. ИЭВ СиДВ. Новосибирск, 1997. 87- 5. Малик Н.И., Панин А.Н. Ветеринарные пробиотические препа раты //Ветеринария.- 2001.- 1- 46-49.

6. Ноздрин, Г.А. Фармакологическая коррекция иммунодефици тов у телят в ранний постнатальный период жизни: Автореф. дисс.... д-ра.

вет. наук. Санкт-Петербург, 1996. 37 с.

7. Самородова, И.М. Фармакологическое обоснование примене ния витартила в животноводстве и птицеводстве /Самородова И.М., Ра бинович М.И., Петухов В.С., Васильев В.А., Сентяков А.В.// Монография.

Троицк, 2011 г. - 278 с.

8. Панин, А.Н. Пробиотики: теоретические и практические аспек ты //БИО.-2001.-№3.

9. Понюхов, В. А. Рациональные схемы применения пробиотиков и иммуномодуляторов на основе РНК и их противоэпизоотическая эффек тивность в промышленном птицеводстве Автореф. Дис. канд.биол.наук.

Новосибирск, 2006.- 21с.

10. Шкиль, Н.Н. Эпизоотологические и иммунологические аспек ты микоплазмоза телят во взаимосвязи с бруцеллезом и другими инфек циями: /Автореф. дис... канд.вет.наук. Новосибирск, 2000. 23с.

УДК 619:611.728.3/738.1:598.241. БИОМОРФОЛОГИЯ МЫШЦ ТАЗОБЕДРЕННОГО И КОЛЕННОГО СУСТАВОВ НЕКОТОРЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАСТОЯЩИХ ЖУРАВЛЕЙ Мельник О.П., Друзь Н.В., Никитов В.П.

Национальный университет биоресурсов и природопользования Украины, Украина, г. Киев Актуальность. Исследованию мышечной системы птиц посвя щено значительное количество работ. Тем не менее относительно доста точно изучено ее строение на всех уровнях организации только у домаш них птиц. Изучение же биоморфологической организации на широком сравнительно-анатомическом материале еще далеко от совершенства, из за сложности получения, а соответственно и отсутствия значительного изучаемого материала [1;

3]. Биоморфология животных организмов – это в вышей степени фундаментальная наука, и как каждая фундаментальная наука имеет большой потенциал для выхода в практику. Поэтому, одной из задач, а скорее главной задачей современной биморфологии является ревизия данных и постулатов, составляющих методологическую основу морфологической науки и разработка морфологических основ управления биологическими системами. В этом контексте биоморфологическое на правление в сравнительно-анатомических исследованиях должно не только удовлетворять потребности животноводства и практической вете ринарии, но и выяснять вопросы эволюционного становления тех или иных видов животных и их органов и систем, в том числе и мышечной системы [2;

4]. Изучение эволюционной биоморфологии, в современных условиях, чрезвычайно актуально, поскольку дает возможность с новей ших позиций взглянуть на ход эволюционного процесса.

Цель и задачи. Определить биоморфологические особенности мышц, точки фиксации, дифференциацию, перистостисть и степень раз вития каждой отдельной мышцы и мышечных групп. Установить, про центное соотношение массы мышц сгибателей тазобедренного и коленно го суставов представителей отряда журавлеобразных к массе мышц раз гибателей Материалы и методы. Материалом наших исследований были фиксированный 10% раствором формалина трупы представителей отряда журавлеобразных: винценосный журавль – Balearica pavonina и серый журавль – Grus grus. Во время исследований проводилось обычное анато мическое препарирование мышц тазобедренного и коленного суставов.

Для выяснения внутреннего строения мышц каждую мышцу рассекали с целью определения наличия или отсутствия перистости. Кроме того, с целью выяснения степени развития мышц и мышечных групп, каждую мышцу взвешивали.

Результаты. Мышцы тазобедренного и коленного суставов, со ответственно точкам фиксации и выполняемой функции разделяются на сгибатели и разгибатели.

К сгибателям тазобедренного сустава относятся: каудальная под вздошно-вертлужная, краниальная подвздошно-вертлужная, внешняя подвздошно-вертлужная и внутренняя подвздошно-бедренная мышцы, а к разгибателям – седалищно-бедренная, медиальная запирательная и по верхностная седалищно-бедренная мышцы.

Каудальная подвздошно-вертлужная мышца берет начало на ла теральной поверхности большого вертела бедренной кости толстым, ши роким, мощным, но коротким сухожильем. Мышечные волокна направле ны в краниальном направлении. Поскольку мышца двуперстая, то соот ветственно присутствует сухожильная перемычка. Заканчивается мышца мышечно на краниальном крае подвздошной кости, при этом мышечное брюшко плотно прилегает ко всему периметру вогнутости подвздошной кости, а именно ее латеральной поверхности.

Краниальная подвздошно-вертлужная мышца начинается мышеч но-сухожильно на латеральной поверхности бедренной кости, а именно в дистальной половине большого вертела. Заканчивается мышечно апоневротически на дистальном крае подвздошной кости. На латеральной поверхности мышцы присутствует апоневротическое поле. Мышца под вздошневолокнистая. Мышечные волокна направлены в каудальном на правлении.

Наружная подвздошно-вертлужная мышца фиксируется мощным, тонким, сравнительно длинным сухожилием у серого журавля на каудо латеральной поверхности большого вертела бедренной кости, а у винце носного журавля – кранио-латеральной. Заканчивается мышца на кау дальном крае подвздошной кости в области дорсального спинного гребня у серого журавля – мышечно-сухожильно, а у винценосного журавля – мышечно. Мышца одноперистая.

Внутренняя подвздошно-бедренная мышца так же продольново локнистая. Начинается мышечно в дистальной половине каудального края подвздошной кости. Мышечные волокна направлены в дистальном на правлении и фиксируются на медиальной поверхности в проксимальной трети бедренной кости.

Седалищно-бедренная мышца в серого журавля берет начало мышечно-сухожильно на каудальной поверхности проксимальной части бедренной кости. В винценосного журавля мышца начинается толстым, мощным, широким сухожилием на каудо-латеральной поверхности про ксимальной части бедренной кости. В птиц обоих видов мышца однопе ристая, присутствует апоневротическое поле. Мышечное брюшко распо ложено на всем протяжении латеральной поверхности седалищной кости.

Заканчивается мышечно на каудальном крае ее. Мышечные волокна на правлены в каудальном направлении.

Поверхносная седалищно-бедренная мышца нами описана впер вые. Фиксируется в серого журавля апоневротически на каудальной по верхности средней трети бедренной кости. Заканчивается мышечно сухожильно на дорсальном крае седалищной кости. У винценосного жу равля фиксируется мышечно на каудальном крае проксимальной полови ны бедренной кости. Заканчивается тонким, широким, но коротким су хожилием на дорсальной поверхности седалищной кости. Мышца одно перистая, присутствует апоневротическое поле. Мышечные волокна на правлены в кранио-дистальном направлении Медиальная запирательная мышца у обоих видов дифференциру ется на три ножки: проксимальная (мышечная), дистальная (мышечная) и средняя (сухожильная). Сухожильная ножка очень длинная. В каудальной части имеет слабо дифференцированное от основной массы мышцы мы шечное брюшко. Данная дифференциация описана нами впервые, однако она четко доказывает принцип развития мышц тазовых конечностей во обще и мышечной системы в часности путем трансформации и диффе ренциации в гравитационном поле Земли. Все ножки крепятся на куа дальний поверхности проксимального конца бедренной кости. Ножки объединяются в совместные мышечные волокна и проходят через затуль ное отверстие на медиальную поверхность плотно прилегая к седалищной и лонной костям. Мышца продольноволокнистая.

К сгибателям коленного сустава относятся подвздошно малоберцовая, латеральный и медиальный сгибатели голени, лонно седалищно-бедренная, внешняя бедренно-большеберцовая. К разгибате лям: краниальная подвздошно-большеберцовая, средняя и внутренняя бедренно-большеберцовые и латеральная подвздошно-большеберцовая мышцы.

Краниальная подвздошно-большеберцовая мышца у обоих видов начинается мышечными волокнами от латеральной поверхности крани альной части дорсального гребня. Каудальный край проксимальной части брюшка не дифференцирован с краниальным краем проксимального апо невроза латеральной подвздошно-большеберцовой мышцы. Лентовидное мышечное брюшко характеризуется типичной продольноволокнистой структурой. В дистальной трети отмечена дифференциация на латераль ную и медиальную части, и что интересно, они имеют общее окончание, фиксируясь коротким сухожилием к медиальному краю наколенка.

Латеральная подвздошно-большеберцовая мышца у обоих иссле дованых птиц начинается проксимальным апоневрозом от латеральной поверхности краниальной половины дорсального и от всей поверхности латерального края дорсолатерального подвздошных гребней. Краниаль ный край проксимального апоневроза не дифференцирован с каудальным краем проксимальной части краниальной подвздошно-большеберцовой мышцы. На уровне большого вертела бедренной кости проксимальный апоневроз переходит в мышечные волокна. Брюшко характеризируется мышеными краниальным и каудальным отделами и апоневротическим средним отделом, не дифференцированным от латеральной поверхности дистальной половины средней бедренно-большеберцовой мышцы. Закан чивается мышца коротким сухожилием, фиксируясь к краниальному и латеральному краям наколенка. Продольноволокнистая.

Подвздошно-малоберцовая мышца начинается мышечными во локнами, от дистального края дорсо-латерального подвздошного гребня и прилегающей к нему дорсальной области седалищной кости. Прокси мальный отдел мускула широкий, диференцирован на две головки: крани альная и каудальная. В дистальном направлении брюшко сужается, пучки мышечных волокон конвергируют к внутреннему сухожилию его дис тального отдела, которое ориентировано от медиальной поверхности в каудо-латеральном направлении, выходя на каудальную или каудо латеральную поверхность его дистального конца. На медиальной поверх ности дистального отдела брюшка видна двуперистость.

Дистальный апоневроз продолжается в сухожилие, которое про ходит через петлю подвздошно-малоберцовой мышцы и оканчивается на каудальной поверхности проксимальной трети малоберцовой кости.

Средняя бедренно-большеберцовая мышца начинается сухожиль ем от латеральной поверхности большого вертела, мышечными волокна ми от краниальной и сухожильем от медиальной поверхностей прокси мальной части бедренной кости. Внутренним апоневрозом мышечное брюшко разделено на кранио-медиальную и латеральную части. Внутрен ний апоневроз ориентирован внутри брюшка в кранио-медиальном на правлении, срастаясь с краниальной поверхностью бедренной кости вдоль её краниального гребня. Гребень располагается почти параллельно про дольной оси бедренной кости. От поверхности кости и обоих поверхно стей внутреннего апоневроза мышечные волокна проходят к наружному апоневрозу, окружающему мышцу в виде футляра. Латеральная часть бо лее массивна.

Продолжение наружного апоневротического футляра брюшка в дистальном направлении составляет основную часть сухожилий наколен ка, прикрепляющихся к краниальному, медиальному краю наколенка и латеральному кнемиальному гребню тибиотарзуса. Мышца двуперистая с елкообразной структурой мышечных волокон.

Внутренняя бедренно-большеберцовая мышца представлена од ним мышечным брюшком у венценосного журавля и дифференцирован ным на латеральную и медиальную головки с общим окончанием у серого журавля. Латеральная головка мышечного брюшка у серого журавля и собственно сама мышца у венценосного журавля начинаются от медиаль ной и, частично, каудальной поверхностей проксимальной части бедрен ной кости. Медиальная же головка мышцы серого журавля фиксируется более медиально латеральной с незначительным смещением проксималь ной части в дистальном направлении. На уровне дистальной части бед ренной кости мышечные волокна переходят в сухожилие, которым мыш ца оканчивается на медиальной поверхности проксимальной части тибио тарзуса вблизи края суставной поверхности. Мышца двуперистая.

Наружная бедренно-большеберцовая мышца нами обнаружена только у серого журавля. Начинается мышечными волокнами от каудо латеральной поверхностей проксимальной части дистальной половины бедренной кости. Пучки волокон проходят в каудо-латеральном и дис тальном направлениях. Поверхностный апоневроз брюшка наружной бед ренно-большеберцовой мышцы продолжается в дистальное сухожилие, формирующее каудальный край сухожилия наколенка. Отмечена однопе ристая структура.

Латеральный сгибатель голени у обоих видов исследованых нами настоящих журавлей представлен двумя частями - тазовой и дополни тельной. Тазовая часть начинается мышечными волокнами от каудального отдела дистального края дорсо-латерального подвздошного гребня. Мы шечные волокна направлены в кранио-дистальном направлении, прикреп ляются к апоневротической прослойке, ориентированной спереди назад к продольной оси брюшка, от противоположной поверхности которого от ходят мышечные волокна дополнительной части мышцы. Каудо дистальный отдел тазовой части недифференцирован с сухожильным окончанием медиального сгибателя голени, которое фиксируется к меди альной поверхности проксимальной трети тибиотарзуса.

Бедренную порцию окончания латерального сгибателя голени об разует дополнительная часть, мышечные волокна которой проходят от каудо-латеральной поверхности дистальной трети бедренной кости к апо невротической прослойке, разделяющей тазовую и дополнительную час ти. И тазовая и дополнительная части мышцы продольноволокнистые.

Медиальный сгибатель голени и у венценосного и у серого жу равлей начинается мышечными волокнами от латеральной поверхности среднего отдела седалищной кости. Мышечные волокна направлены кра нио-дистально. Волокна брюшка в дистальной своей части переходят в широкое сухожилие недифференцированое с окончанием латерального сгибателя голени, которым мышца фиксируется к медиальной поверхно сти проксимальной трети тибиотарзуса. Мышца продольноволокнистая.

Лобково-седалищно-бедренная мышца представлена двумя час тями - медиальной и латеральной. Латеральная начинается мышечными волокнами от латеральной поверхности дистального края краниальной трети седалищной кости. Волокна проходят внутри брюшка от седалищ ной кости и медиального апоневроза в кранио-латеральном направлении к каудальной поверхности бедренной кости, где собственно и находится окончание латеральной части.

Медиальная часть начинается мышечными волокнами и неболь шим апоневрозом от латеральной поверхности краниальной половины лобковой кости, дистальнее места отхождения латеральной части. Ленто видное продольноволокнистое брюшко оканчивается мышечными волок нами на каудальной поверхности дистальной половины бедренной кости и недифференцировано с апоневрозом промежуточной порции икроножной мышцы. Обе части продольноволокнистые.

Проксимальная головка пробеденного сгибателя III-го пальца на чинается мышечными волокнами от латеральной поверхности краниаль ной части лобковой кости. Мышечное брюшко развито весьма слабо, во локна которого направлены дистально. Заканчивается мышка длинным сухожилием, недифференцированым с проксимальным сухожилием про беденного сгибателя III-го пальца. Отмечена продольноволокнистая структура.

Выводы исследования.

1. У исследованных нами представителей отряда журавлеобраз ных, степень дифференциации мышц тазобедренного и коленного суста вов обусловлена шагающим типом бипедальной локомоции, а также био морфологическими особенностями статики во время вертикального удер жания тела в гравиатационном поле Земли.

2. Наличие или отсутствие перистости в исследованных мышцах журавлеобразных свидетельствует о необходимости усиления или ослаб ления функции, которую выполняет каждая конкретная мышца.

3. У журавлеобразных значительно усиливаются мышцы сгибате ли тазобедренного и коленного суставов, противодействующие разгиба нию тазовой конечности при бипедальной локомоции. В связи с этим, происходит компенсаторное ослабление мышц разгибателей.

Резюме В статье изложены результаты сравнительно-анатомических ис следований мышечной системы тазобедренного и коленного суставов, проведенных на представителях семейства журавлеобразных – винценос ный журавль (Balearica pavonina) и серый журавль (Grus grus). С помощью макроскопического препарирования установлено точки фиксации, степень дифференциации и степень развития каждой отдельной мышцы и мышеч ных групп.

Ключевые слова: биоморфология, тазобедренный сустав, колен ный сустав, мышцы, журавлеобразные, винценосный журавль, серый жу равль.

Список литературы 1. Бёме Р. Л., Флинт В. Е. Пятиязычный словарь названий живот ных. Птицы. Латинский, русский, английский, немецкий, французский. / под общей редакцией акад. В. Е. Соколова - М.: Рус. яз., «РУССО», 1994. С. 23. - 2030 экз.

2. Мельник О. П. Біоморфологія плечового поясу хребетних: дис.

на здобуття вченого ступеня д-ра. вет. наук : спец. 16.00.02 – Патологія, онкологія і морфологія тварин / О.П. Мельник. – К., 2011. – 382 с.

3. Мельник О.П., Друзь Н.В., Нікітов В.П. Стан і перспективи вивчення біоморфології м'язів ділянки стегна птахів / Науковий вісник НУБіП України. – К.: ВЦ НУБіП України, 2012. – Вип. 172, Ч.1. – 273 с.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.