авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО ПРОБЛЕМАМ ГЕОЭКОЛОГИИ,

ИНЖЕНЕРНОЙ ГЕОЛОГИИ И ГИДРОГЕОЛОГИИ

РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

СЕРГЕЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Научное обоснование актуализации

нормативных документов инженерно-

геологических и инженерно-экологических

изысканий

Выпуск 12

Материалы годичной сессии

Научного совета РАН по проблемам геоэкологии,

инженерной геологии и гидрогеологии (23-24 марта 2010 г.) Москва Российский университет дружбы народов 2010 1 УДК 624.131.: 551.3 ББК 26.323 С 32 С 32 Сергеевские чтения. Научное обоснование актуализации норматив ных документов инженерно-геологических и инженерно-экологиче ских изысканий. Выпуск 12. Материалы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гид рогеологии (23-24 марта 2010 г.). – М.: РУДН, 2010. – 492 с.: ил.

ISBN 978-5-209-03420- В сборнике опубликованы доклады, представленные на двенадцатую еже годную конференцию «Сергеевские чтения» памяти академика Е.М. Сергеева (г. Мо сква, 23-24 марта 2010 г.). Чтения посвящены научному обоснованию актуализации нормативных документов инженерно-геологических и инженерно-экологических изысканий. Обсуждаются общие вопросы регламентирования инженерно-геологиче ских и инженерно-экологических изысканий;

вопросы регламентирования оценки опасных природных процессов;

оценки сейсмической опасности;

особенности прове дения изысканий в районах распространения специфических и многолетнемерзлых грунтов, а также полевые и лабораторные методы инженерно-геологических и гидро геологических исследований. Рассматриваются возможные пути совершенствования классификации грунтов и подземных вод в нормативных документах.

ISBN 978-5-209-03420-9 ББК 26. Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

В.И. Осипов (ответственный редактор), О.Н. Еремина (ответственный секретарь), А.Д. Жигалин, В.П. Зверев, Б.К. Лапочкин, И.И. Молодых, Г.З. Перльштейн, Г.П. Постоев, Н.А. Румянцева Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант №10-05-06013).

© Научный совет РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии, © Российский университет дружбы народов, Издательство, Академик РАН Евгений Михайлович СЕРГЕЕВ (1914–1997) ПРЕДИСЛОВИЕ Ежегодная научная конференция «Сергеевские чтения» проводится на чиная с 1999 г. в память о выдающемся советском ученом – инженере геологе, педагоге и организаторе науки, лауреате Ленинской и Государствен ных премий СССР академике Е.М. Сергееве. Согласно постановлению бюро ОГГГГН РАН, конференция является одновременно годичной сессией Науч ного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидро геологии, что определяет круг выносимых на обсуждение актуальных науч ных проблем.

Двенадцатые Сергеевские чтения 2010 г. посвящены непростой про блеме – научному обоснованию актуализации нормативных документов ин женерно-геологических и инженерно-экологических изысканий. Выбор темы конференции неслучаен – он продиктован трудной ситуацией, сложившейся в последние годы в нашей стране в строительной отрасли в связи с реформиро ванием порядка лицензирования и регламентирования инженерных изыска ний. В научных кругах вызывает тревогу наблюдаемый в настоящий момент процесс «либерализации» изысканий, их приведения к западным геотехниче ским стандартам без учета экономических, природных и климатических осо бенностей России, без учета сложившихся традиций, накопленного опыта и практики. Речь идет об упразднении СНиПов и введения вместо них техниче ских регламентов и внутренних стандартов организаций;

о выделении гео технических изысканий в самостоятельный вид инженерных изысканий на ряду с существовавшими ранее геодезическими, гидрометеорологическими, инженерно-геологическими и инженерно-экологическими изысканиями;

а также об объединении всех стадий инженерных изысканий (стадии ТЭО – проект – рабочие чертежи) в одну – «проектная документация». Эти нововве дения вызывают целый ряд проблем как в аспекте нормирования изысканий, так и с точки зрения подготовки специалистов. Кроме того, в июле 2008 г.

вступил в силу Федеральный закон о переходе от лицензирования к саморе гулируемым организациям в области инженерных изысканий, архитектурно строительного проектирования и строительства, подразумевающий прекра щение с 1 января 2010 г. лицензирование вышеуказанных видов деятельно сти. Этот закон вносит кардинальные изменения в Градостроительный кодекс РФ. От того, как изменения, намеченные Правительством, будут воплощены в жизнь, зависит в будущем качество работы всей строительной отрасли.

В связи с вышеизложенным Научный совет РАН по проблемам геоэко логии, инженерной геологии и гидрогеологии считает крайне необходимым и своевременным представить на обсуждение широких научных кругов про блему совершенствования нормативной базы инженерно-геологических и инженерно-экологических изысканий, научно обосновать необходимость и направления пересмотра СНиПов и регламентирования изысканий. На три буну «Сергеевских чтений» были вынесены следующие темы:

– Общие вопросы регламентирования инженерно-геологических и ин женерно-экологических изысканий.

– Инженерно-геологические и инженерно-экологические изыскания в районах развития опасных природных процессов.

– Инженерно-геологические и инженерно-экологические изыскания в сейсмически опасных районах.





– Инженерно-геологические и инженерно-экологические изыскания в районах распространения специфических грунтов.

– Полевые и лабораторные методы инженерно-геологических и гидро геологических исследований. Классификации грунтов и подземных вод в нормативных документах.

– Перспективные направления развития нормативной базы инженерно геологических изысканий.

Предложенная проблематика получила живой отклик среди специали стов – инженеров-геологов, геоэкологов и гидрогеологов, о чем свидетельст вует большое число поступивших научных сообщений. Оргкомитетом «Две надцатых Сергеевских чтений» получено 120 докладов из 28 городов России и стран СНГ. Отрадно отметить, что значительная доля участников нашей конференции – специалисты научно-производственных организаций, непо средственно связанные с проведением инженерно-геологических и инженер но-экологических изысканий. В настоящем сборнике опубликовано 96 докла дов, представляющих интерес с научной точки зрения и строго отвечающих объявленной тематике конференции. Все материалы, помещенные в сборни ке, приводятся в авторской редакции. Надеемся, что публикация данного сборника, как и сама прошедшая конференция «Двенадцатые Сергеевские чтения» не останется незамеченным событием, а внесет достойный вклад в дальнейшее развитие и совершенствование отрасли инженерных изысканий.

Председатель оргкомитета конференции «Сергеевские чтения» академик В.И. Осипов Отв. секретарь оргкомитета кандидат геолого-минералогических наук О.Н. Ерёмина 1. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РЕГЛАМЕНТИРОВАНИЯ ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИХ И ИНЖЕНЕРНО ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ ПРОБЛЕМЫ ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ В г. ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ И.В. Абатурова, О.Н. Грязнов, И.А. Савинцев, Л.А. Стороженко, И.А. Емельянова, И.Г. Петрова УГГУ, кафедра ГИГ;

620144, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 30, тел./факс (343) 257-92-71, E-mail: gingeo@mail.ru После принятия принципиального решения о необходимости строи тельства того или иного объекта все звенья строительного производства можно выстроить в виде следующей последовательности: инженерные изы скания – проектирование фундамента и функциональной части здания – строительство объекта – эксплуатация объекта.

Проектирование Этапы строительного Инженерные фундамента и Строительство Эксплуатация производства изыскания объекта объекта функциональной части здания Продолжительность 0,2 0,5-1,0 1-3 50- этапов, год Стоимость, % 0,05-0,1 до 3-5 80-90 10- Инженерные изыскания – это первое, самое непродолжительное по срокам и самое дешевое по стоимости звено. В результате выполнения инже нерно-геологических изысканий проектировщик получает информацию о геологическом строении массива грунтов;

рельефе, гидрографии;

гидрогеоло гических условиях;

составе и свойствах грунтов;

геологических процессах;

сейсмической опасности. Все это позволяет выбрать тип основания и фунда мента, размеры здания и максимальные нагрузки на основание.

Однако в последнее время участились «дешевые» формально выпол ненные инженерные изыскания, которые не позволяют получить достовер ную и качественную информацию об инженерно-геологических условиях площадки и могут создать иллюзию «хороших» грунтов, что зачастую приво дит к катастрофическим последствиям.

За последние 15 лет произошли существенные изменения как в харак тере строительства, так и в проведении инженерно-геологических изысканий.

Появилось много частных акционерных организаций, проводящих изыскания с разным уровнем профессионализма, по различным методикам, без учета реальных значений напряженно-деформированного состояния. В результате инженерно-геологические условия, включая свойства грунтов, стали оцени ваться некачественно и часто формально, что в итоге увеличило вероятность возникновения аварийных ситуаций.

Изменения в характере строительства выразились в том, что произошел переход от строительства по типовым проектам к проектированию и строи тельству объектов по индивидуальным проектам, а в ряде случаев – зданий и сооружений с уникальными характеристиками. Стало нормой строительство зданий выше 12-16 этажей с обязательной заглубленной подземной частью, с передачей нагрузки через опоры глубокого заложения на прочные слои. Все это привело к существенному росту давления на грунт до 0,8-1,2 МПа вместо 0,3-0,5 МПа. Изменился и характер нагрузок на грунты. У проектировщиков появилась необходимость учета ветровых нагрузок, динамических и сейсми ческих воздействий.

Ханты-Мансийск находится в центральной части Западно-Сибирской низменности на правом берегу р. Иртыш в 15 км от ее устья. В геологическом строении города принимают участие породы аллювиального генезиса терра сового комплекса р. Иртыш и породы озерно-аллювиального и ледниково аллювиального генезиса, слагающие Самаровское поднятие.

Современные отложения поймы, I и II надпойменных террас представ лены переслаиванием суглинков, супесей от тугопластичной до текучей кон систенции, которые содержат прослои и линзы водонасыщенных песков. Ал лювиальные отложения подстилаются песками мелкими, пылеватыми, водо насыщенными неогенового возраста.

В геологическом строении Самаровского поднятия принимают участие озерно-аллювиальные отложения V надпойменной террасы, представленные супесями, суглинками от твердой до текучепластичной консистенции с про слоями водонасыщенных песков. Подстилаются отложения породами ман сийской толщи, представленными супесями и суглинками, а также опоковид ными грунтами (рисунок).

В пределах города широко развиты экзогенные геологические процес сы, такие как оврагообразование, суффозия. Коэффициент пораженности процессами составляет 30-40%, местами достигая 80-100%. Отличительной особенностью грунтов, слагающих основание сооружений, является их час тое фациальное замещение как по глубине, так и по простиранию. Физико механические свойства грунтов определяются наличием водонасыщенных слоев и прослоев. Их присутствие обусловливает низкую несущую способ ность, проявление тиксотропных свойств, пучинистости.

Таким образом, инженерно-геологические условия г. Ханты-Мансийска отличаются необычайной сложностью, которая заключается в наличии грун тов различного генезиса, которые фациально замещают друг друга как по ла терали, так и по вертикали;

грунтов с низкой несущей способностью;

тиксо тропных грунтов;

грунтов особого состояния и свойств (пучинистых опоко видных);

разрозненных водоносных линз и прослоев;

активных геологиче ских процессов – оврагов, оползней, суффозии;

а также особого геодинами ческого состояния «Самаровского останца».

Рисунок. Фрагмент инженерно-геологического разреза (г. Ханты-Мансийск) Анализ выполненных инженерно-геологических изысканий на терри тории города за период с 1960 по 2002 г. позволил выявить следующие не достатки:

1. Отсутствие топогеодезических привязок горных выработок.

2. Отсутствие данных по дате бурения.

3. Бурение скважин осуществлялось шнековой установкой без отбора монолитов.

4. Описание скважин выполнено неквалифицированно, не отвечает об щепринятым требованиям.

5. Генезис грунтов указан неверно.

6. Не ясно, какой уровень грунтовых вод зафиксирован – появившийся или установившийся.

7. Зачастую подземные воды, отобранные из одной и той же скважины, имеют разный химический состав.

8. Лабораторные исследования выполнены не в полном объеме.

9. В отчетах значения характеристик грунтов приводятся из справочни ков, СНиПов и ведомственных норм. Эти данные, естественно, отличаются от результатов реальных полевых и лабораторных исследований.

10. Отсутствуют данные о возможном изменении инженерно-геологи ческих условий в период строительства и эксплуатации зданий и сооружений.

Положительным является лишь выдержанность объемов и глубины изысканий.

Таким образом, та информация, которую представляют изыскатели, не может полностью удовлетворять проектировщиков. В то же время и проекти ровщики не всегда четко и ясно представляют особенности взаимодействия здания с грунтовым массивом и то, каким образом можно адекватно учесть особенности такого взаимодействия в конструкциях сооружений.

Решение этой сложной задачи мы видим в необходимости повышения качества инженерно-геологических изысканий на основе разработанного рег ламента по проведению изысканий в пределах территории г. Ханты Мансийска. Мы предлагаем ввести следующие изменения в проведении ин женерно-геологических изысканий города:

1. Выполнять геофизические работы методом МОГТ с целью расчлене ния деформационных характеристик грунтов.

2. Бурение скважин осуществлять только колонковым способом. Отбор монолитов проводить грунтоносом.

3. Глубина изучения должна определяться глубиной заложения фунда мента, нагрузками на грунт и должна на 10% превышать предложенную СНиП.

4. Описание керна скважин необходимо выполнять по установленному плану, начиная с генезиса грунта.

5. Выполнять испытания грунтов в условиях естественного залегания для получения интегральных характеристик физико-механических свойств грунтов в том диапазоне нагрузок и при таких воздействиях, которые реали зуются в пределах активной зоны оснований фундаментов. Это статическое или динамическое зондирование, испытания грунтов дилатометром, прес сиометром, крыльчаткой, определение тиксотропии грунтов сейсморазвед кой.

6. Лабораторные исследования проводить в полном объеме с обяза тельным определением гранулометрического состава, механических свойств и тиксотропии.

7. При строительстве сооружений в нагорной части необходимо учиты вать характер, степень и скорость развития экзогенных геологических про цессов. При строительстве на участках развития тиксотропных грунтов рас считывать зону влияния от временного или постоянного источника вибрации.

СТРОИТЕЛЬСТВУ В МОСКВЕ ПОДЗЕМНЫХ СООРУЖЕНИЙ – СОВРЕМЕННУЮ НОРМАТИВНУЮ БАЗУ А.М. Демин, М.А. Иофис Всероссийский институт научной и технической информации Российской академии наук, 125190, Москва, ул. Усиевича, 20. Тел. 8 499-155-43-78. Факс 8 499-943-0060.

E-mail: demine2001@mail.ru Институт проблем комплексного освоения недр РАН, Москва, тел.8 495 360-49-04, факс 8 495 360-89-60, e-mail: iofis@mail.ru В настоящее время наблюдения за изменением геомеханического со стояния массива горных пород и деформациями объектов при строительстве подземных сооружений ведутся различными организациями по ведомствен ным инструкциям, предназначенным для решения иных, как правило, более узких задач. Эти инструкции содержат неодинаковые требования к точности измерений, различные методики проведения наблюдений и обработки их ре зультатов. Такие различия делают практически невозможным сопоставление полученных данных, их обобщение и использование, что может привести к крупным авариям, особенно в условиях интенсивного строительства подзем ных сооружений в плотно застроенных районах города. Отсюда возникла не обходимость составления единой инструкции, содержащей научно обоснованные нормы, требования и методы, позволяющие оперативно оце нивать изменение геомеханического состояния породного массива при строи тельстве подземных сооружений и на основании полученной информации своевременно принимать надежные профилактические и защитные меры.

При составлении этой инструкции были использованы методы, прибо ры и инструменты, нормы и требования, содержащиеся в существующих от раслевых документах, особенно в «Инструкции по наблюдениям за сдвиже нием горных пород, земной поверхности и подрабатываемыми сооружениями на угольных и сланцевых месторождениях» [1]. Одновременно в настоящей инструкции отражены особенности развития деформационных процессов при строительстве подземных сооружений и учтена специфика проведения на блюдений в этих условиях.

Основным отличием настоящей инструкции от существующих норма тивных документов является то, что составлению проекта наблюдательной станции предшествует прогноз ожидаемых сдвижений и деформаций, на ос новании которого выбираются наиболее надежные для рассматриваемых ус ловий методы наблюдений, оптимальное расположение реперов, рациональ ная частота наблюдений и другие параметры станции, при которых обеспечи вается оперативное получение информации о развитии деформационных процессов, необходимой для своевременного принятия профилактических и защитных мер.

Инструкция [2] была составлена в 1997 г. Институтом проблем ком плексного освоения недр Российской академии наук совместно с Научно исследовательским, проектно-изыскательским и конструкторско-технологи ческим институтом оснований и подземных сооружений им. Н.М. Герсе ванова и Московским городским трестом геолого-геодезических и картогра фических работ, при участии Управления развития Генплана г. Москвы и АО «Московский комитет по науке и технологиям». Инструкция была согласова на с Правительством Москвы и утверждена Госгортехнадзором России.

После издания этой инструкции резко снизилось количество аварий при строительстве подземных сооружений, хотя объемы подземного строи тельства существенно возросли. Вместе с тем, накопленный за прошедшие 12 лет опыт показывает, что существуют возможности ее совершенствования.

Более того, в Москве стали сооружаться такие уникальные подземные объек ты, как Лефортовский и Серебряноборский тоннели, особенности которых в упомянутой инструкции не учтены. В связи с этим возникла острая необхо димость переработки упомянутой инструкции и издание ее в новой редакции.

Это существенно улучшит безопасность работ при строительстве подземных сооружений и обеспечит нормальную эксплуатацию объектов в зоне влияния подземных сооружений.

Инструкция [2] может быть использована как исходная база для со ставления аналогичных нормативных документов применительно к другим крупным городам России и СНГ.

Литература 1. Инструкции по наблюдениям за сдвижением горных пород, земной поверх ности и подрабатываемыми сооружениями на угольных и сланцевых месторождени ях. – М.: Недра, 1989.

2. Инструкция по наблюдениям за сдвижениями земной поверхности и распо ложенными на ней объектами при строительстве в Москве подземных сооружений. – М.: ИПКОН РАН, 1997. – 76 с.

РОЛЬ НОРМАТИВОВ В ОРГАНИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА «КАДАСТРА ПЛОЩАДОК АЭС»

Д.В. Добрынин, М.Т. Ойзерман ОАО «ЭНПРАН»

В истории Росатома уже создавались «Кадастры площадок АЭС» (1978, 1982 г.), содержание их явно не соответствовало нормативным требованиям к стадии изысканий «Выбор площадки АЭС», в них лишь приводились самые общие сведения (10-15 строк), снятые с мелкомасштабных карт. Анализ этих «Кадастров», выполненный в 2006-2007 гг., показал, что практически все включенные в них «районы» по тем или иным причинам оказались совер шенно непригодными для строительства АЭС. Кстати, точно также были за бракованы практически все площадки, разведанные в последние годы Ниже городским и Московским Атомэнергопроектами.

Нормативная база инженерных изысканий под объекты атомной энер гетики, по сути, была сформирована в 1987 г. Чернобыль сыграл огромную роль, хотя изыскатели еще ни одного раза не были причиной аварийных си туаций. Именно под влиянием чернобыльского «синдрома» стоимость АЭС возросла приблизительно в 5 раз, причем почти исключительно за счет мно гоступенчатых систем активной и пассивной безопасности.

За последние 20 лет ситуация изменилась кардинально:

• реакторы нового типа практически безопасны (реактор с «Курска»

можно запустить в любой момент);

• появились новые методы и технические средства производства изы скательских работ;

• дистанционные методы исследования;

• высокий уровень компьютеризации;

• новые сейсмические и тектонические события, природные и техно генные катастрофы и т.п.

Понятно, что проблема актуализации нормативной базы является необы чайно важной и давно назревшей. В докладе Н.М. Хайме и др. говорится о си туации с нормативами в атомной отрасли и о создании нового «Свода правил по инженерным изысканиям», поэтому здесь мы его касаться не будем.

Технологически изыскания под АЭС проводят в несколько этапов:

1. Обследование территории района с целью выбора пунктов (участ ков 10 х 10 км.) 2. Изыскания на территории предпроектного пункта с целью выбора площадок (3 х 3 км).

3. Изыскания на площадке – стадия «Проект».

4. Изыскания на стройплощадке – стадия «Рабочая документация».

Первые два этапа – предварительные, третий и четвертый этапы – про ектные.

Выбор пункта практически всегда производится исключительно на ос нове изыскательских материалов прошлых лет, литературных источников, космо- и аэрофотоматериалов, схем территориального развития и т.п. Собст венно на этом и основана технология создания настоящего «Кадастра».

В нормативной базе есть три запрещающих фактора: сейсмичность (свыше 9 баллов), активные геодинамические зоны, природоохранные зоны федерального уровня. Реально список «запретов» значительно шире: отсутст вие источников водоснабжения, высокие скорости движения земной коры, крутые уклоны на местности, отсутствие инфраструктуры (транспортной и сетевой), неблагоприятные условия, опасные природные процессы, подраба тываемые территории, близость крупных населенных пунктов и пр.

По существу, задача выбора «пункта» сводится к оценке «интегрально го» эффекта всех нормативных факторов. Эта процедура, называемая в архи тектуре «зонингом» (не путать с «зонированием»), дает возможность разбра ковать территорию, отбросить непригодные для строительства АЭС пункты, а также выделить «благоприятные» и «условно благоприятные» пункты раз мещения АЭС. Основой зонинга является специализированная ГИС, состоя щая из тематических слоев, представленных следующими тематическими картами:

1. Топографическая карта территории Российской Федерации 1 : 8 000 000.

2. Топографическая карта территории Российской Федерации 1 : 2 500 000.

3. Топографическая карта территории Российской Федерации 1 : 1 000 000.

4. Топографическая карта территории Российской Федерации 1 : 1 000 NGA.

5. Карта общего сейсмического районирования 1 : 8 000 000.

6. Карта-каталог эпицентров землетрясений по 2007 г. включительно 1 : 8 000 000.

7. Карта современных движений земной коры 1 : 2 500 000.

8. Карта современных движений земной коры 1 : 8 000 000.

9. Карта границы распространения вечномерзлых грунтов.

10. Карта авиатранспортных коридоров России 1 : 2 000 000.

11. Карта тектонического районирования России 1 : 8 000 000.

12. Тектоническая карта России, сопредельных территорий и акваторий масштаба 1 : 4 000 000.

13. Карта месторождений полезных ископаемых 1 : 2 500 000.

14. Карта районирования опасных экзогенных процессов 1 : 4 000 000.

15. Карта ландшафтно-геохимического районирования 1 : 4 000 000.

16. Карта особо охраняемых природных территорий 1 : 2 500 000.

17. Карта транспортной инфраструктуры.

18. Карта сетевой инфраструктуры.

19. Карта и данные статотчетности по социально-экономической характе ристике субъектов Федерации.

20. Карта доступности технического водоснабжения.

Важнейшую роль на этом этапе играет анализ результатов дистанцион ных зондирований. Специально разработанный интерфейс позволяет в опера тивном режиме получать практически всю необходимую информацию (как в табличном, так и в 3D формате) для принятия управленческих решений, кор ректировки Генсхем размещения энергетических объектов, резко сокращает сроки и стоимость изыскательских работ, особенно на допроектных этапах.

Идея подобного кадастра не нова, но для Росатома особенно актуальна.

На этапе исследования района выделяются 3-4 альтернативных равно изученных пункта, один выбирается как приоритетный, преимущественно исходя из интересов заказчика, а материалы по остальным складируются в архиве и, по существу, исчезают из реального доступа. Именно их и предпо лагается размещать в кадастре первого уровня.

Аналогично и на этапе выбора площадки. В пределах пункта выделя ются 2-3 равноизученных варианта, один принимается, а остальные входят в кадастр второго уровня.

В результате работ в 2007-2008 гг. было выбрано более 30 пунктов, из которых лишь на шести были продолжены инженерные изыскания, по итогам которых было разведано более 20 площадок размещения АЭС, и только на шести из них ведутся изыскания под стадию «Проект»!

Именно эти неиспользованные пункты и площадки будут составлять наполнение кадастра, и с большой вероятностью смогут быть использованы в дальнейшем, поскольку со временем меняется ситуация, развивается инфра структура, промышленность и пр., в результате ранее отвергнутые пункты и площадки могут обрести актуальность для строительства атомных энергети ческих объектов и не только.

На первом этапе построения ГИС-модели «Кадастра» выполняется зо нинг всей территории РФ, исключаются территории, непригодные для строи тельства объектов атомной энергетики.

На следующем этапе выполняются исследования «директивно» выде ленных районов, в пределах которых намечаются пункты, детальность иссле дования на этом уровне ГИС-модели «Кадастра» 1 : 500 000 – 1 000 000, что соответствует нормативным требованиям к инженерным изысканиям на этапе выбора пункта размещения АЭС. В результате выделенные таким образом пункты будут являться наполнением кадастра наряду с пунктами, выделен ными ранее традиционными методами.

В ближайшие годы планируется построение ГИС-модели «Кадастра»

третьего уровня, в котором будут представлены результаты работ двух предыдущих уровней, а также результаты инженерно-геологических изыска ний, выполненных на этапе выбора площадки. По содержательному наполне нию объекты, включенные в этот уровень кадастра, должны соответствовать всем требованиям, предъявляемым для получения «Лицензии на размещение АЭС».

НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ АКТУАЛИЗАЦИИ НОРМАТИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИНЖЕНЕРНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ ПРИ ОЦЕНКЕ УРОВНЯ ХИМИЧЕСКОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ ГРУНТОВ С.В. Заволокина*, А.Д. Потапов** * ГУП «Мосгоргеотрест», 125040, г. Москва, Ленинградский пр-т, д. 11. тел./факс: 458-66-30.

** ГОУ ВПО Московский государственный строительный университет, 129337 г. Москва, Ярославское шоссе, д. 26, тел./факс 8 499 188-15- e-mail: umu-potapov@mail.ru На современном этапе градостроительного развития г. Москвы в усло виях сокращения территориальных резервов для создания и развития благо приятной среды жизнедеятельности в целях устойчивого развития города не обходимы опережающие темпы освоения подземного пространства [5]. В связи с этим Правительство Москвы приняло Постановление «О Городской программе подготовки к комплексному градостроительному освоению под земного пространства города Москвы на период 2009-2011 гг.» [6].

При строительстве наземных объектов и строений сегодня изыскатели сталкиваются с отсутствием нормативных документов, разработанных с уче том особенностей формирования территории Москвы. Осваивая подземное пространство столицы, хорошо бы избегать возникновения неувязок, имею щих место при наземном строительстве. Так, при оценке четвертичных отло жений используются нормативные документы, которые были разработаны для почв. Процитируем ГН 2.1.7.2511-09 «Гигиенические нормативы. Ориен тировочно допустимые концентрации (ОДК) химических веществ в почве»:

«Величины ОДК для химических веществ природного происхождения, по всеместно присутствующих в почвах, продуктах питания и воде, обоснованы для трех ассоциаций основных почв России по их устойчивости к химиче скому загрязнению» [1, п. 1.3]. По сути, экологи при оценке четвертичных отложений не могут пользоваться этим нормативным документом на застраи ваемых территориях города Москвы. Устойчивость горных пород к химиче скому загрязнению на территории мегаполиса отличается от устойчивости почв не только в силу особенностей генезиса, но и внешних факторов, харак терных для урбанизированных территорий.

Один из основных нормативных документов в строительстве для эко логов – это СП 11-102-97 «Свод правил по проектированию и строительству.

Инженерно-экологические изыскания для строительства». В данном доку менте отмечено: «При отсутствии фактических данных по регионально фоновому содержанию контролируемых химических элементов в почве до пускается использование справочных материалов…» [8, п. 4.21]. Справочные материалы или ориентировочные значения приведены для Средней полосы России. На сегодняшний момент в г. Москве при оценке уровня химического загрязнения по коэффициенту концентрации загрязняющего компонента ис пользуют ориентировочные значения для дерново-подзолистых почв. В связи с вышеизложенным возникает ряд вопросов. Как можно по этим значениям оценивать четвертичные отложения, тем более, коренные породы – мел, юру, карбон? Корректно ли оценивать для всех генетически разных образований общую экологическую и геоэкологическую ситуацию и на основе этих дан ных и давать прогноз на будущее? И актуальны ли нормативные документы, используемые изыскателями?

При полномасштабном освоении подземного пространства необходи мой становится разработка нового научно-методического подхода, в котором следует ввести ориентировочные значения для коренных пород г. Москвы, которые, помимо всего прочего, учитывали бы генетический тип грунтов в зависимости от кислотно-щелочного состояния среды. Ведь на процессы, ко торые происходят в толще и четвертичных и коренных пород, в большей сте пени оказывают влияние техногенные факторы, чем природные явления [7].

Вследствие этого для определения ориентировочных значений необходимо провести изучение химического состава застраиваемой толщи непосредст венно на территории г. Москвы. Это и будет одной из основных отправных точек для выработки грамотной оценки изучаемого объекта, а, следовательно, и приближенного к реальным условиям прогноза состояния окружающей среды.

В среде специалистов, изучающих распределение тяжелых металлов [12, 11, 10], сложилось мнение, что поллютанты задерживаются в верхнем почвенном горизонте, но стоит задуматься и признать, что если мы говорим о таком мегаполисе, как Москва, то участков, где почва оправдывала бы себя в роли фильтра, очень мало. Вероятно, такие почвы остались только где нибудь на территории рекреационных зон, основная же масса почв исследуе мой нами территории деградировала и роль буфера выполнять не способна [4].

Многочисленные химические анализы образцов грунта четвертичных отложений, проведенные на застраиваемых территориях, доказали, что почвы города Москвы не справляются со своими функциями (сорбция поллютантов) в силу чрезвычайно высокой техногенной нагрузки. Помимо этого, содержа ние строительных отходов карбонатного состава в техногенных отложениях зачастую приводит к повышению общей щелочности грунтов [9], вследствие чего снижается миграционная способность тяжелых металлов и происходит их аккумуляция.

Так, в работе «О масштабах загрязнения четвертичных отложений…»

[2] показано, что основная масса поллютантов накапливается в толще четвер тичных отложений. Приведем только данные (табл. 1), исходя из которых видно, что массы меди и цинка, содержащиеся в толще четвертичных отло жений, на порядок превышают содержание их в почвенном покрове: по кад мию – в четыре раза, а по никелю – почти в 29 раз.

Таблица Сравнительная оценка масс тяжелых металлов, содержащихся в почвенном горизонте и четвертичных отложениях г. Москвы Тяжелые металлы 109 г или 103 т Масса Объект изучения породы 109 т медь цинк кадмий никель почвенный покров 0,373 37,28 111,83 0,56 11, насыпные грунты четвертичные 11,34 213,99 1090,57 1,59 121, времени голоцена отложения неоплейстоцен 31,65 172,06 907,91 0,78 200, четвертичные отложения 42,99 386,05 1998,48 2,37 321, Более того, при анализе в разрезе четвертичных отложений и образова ний оказалось, что уменьшения среднего содержания в породах химических элементов с увеличением глубины не происходит [3].

Приведем данные по одному из обследованных участков, современный рельеф которого полностью антропогенный, обусловлен наличием толщи на сыпных грунтов. На сегодняшний день геолого-литологическое строение до глубины 18 м представлено в следующем виде. С поверхности до глубины 0,7-1,5 м участок покрыт техногенными грунтами (k-QIV). Насыпные грунты представлены песками, супесями с крошкой и обломками кирпича, бетона, щепой древесины, щебнем и дресвой известняка.

Техногенные грунты подстилают современные аллювиальные отложе ния (a-QIV), представленные русловой и пойменной фациями. Русловая фация встречается в верхней части разреза (до 2,0-4,8 м) и представлена песками различной крупности. Пойменная фация сложена глинами и суглинками с прослоями песка и включением органики (до 7,0-13,9 м). Мощность аллюви альных отложений изменяется от 5,5 до 12,6 м.

Участок расположен в пределах доледниковой долины размыва, где не посредственно под обводненными песчано-глинистыми четвертичными от ложениями на глубине 7,0-13,9 м залегают породы верхнего отдела каменно угольной системы. Породы перхуровской толщи (C3pr) представлены извест няками. Известняки микрозернистые, органогенно-обломочные, доломитизи рованные, местами с окремнением, трещиноватые, разрушенные до щебня, дресвы и муки (до 13,2-14,0 м). Их мощность составляет 0,4- 6,2 м. Породы неверовской толщи (C3nvr) сложены мергелистыми глинами с прослоями мер гелей и известняков трещиноватых, мощность которых изменяется в преде лах от 2,3 до 3,5 м. Породы ратмировской толщи (С3rt), вскрытой на глубину 2,0 м, представлены известняками, местами доломитизированными, с про слоями мергелистых глин, трещиноватыми и разрушенными до щебня, дрес вы и муки.

Таблица Результат измерения, мг/кг Глубина отбора образца, м pHKCl кадмий медь никель цинк скв. 1 скв. 2 скв. Геол. инд.

скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. скв. 0,5–0,7 0,3–0,8 0,5–0,7 6,98 8,12 8,14 0,232 0,063 0,018 359,20 24,53 131,60 14,14 12,34 6,78 233,38 55,44 64, k-QIV 0,8–1,5 0,7–1,3 - 5,60 8,12 - 0,004 0,011 - 15,84 13,19 - 5,79 5,99 - 14,68 14, 0,7–1,0 1,5–2,0 1,3–2,57,43 7,41 5,63 0,004 0,008 0,083 54,42 7,31 7,79 7,33 7,24 15,20 59,64 13,92 17, 1,0–2,0 2,5–4,88,14 - 5,69 0,001 - 0,095 15,20 - 6,40 5,22 - 12,49 25,66 - 15, 2,0–4,0 4,0–6,0 6,39 6,36 - 0,009 0,019 - 10,59 10,48 - 16,31 23,29 - 30,70 31,08 4,0–6,0 6,0–7,0 7,41 7,14 - ПО 0,052 - 10,09 12,83 - 148,52 70,70 - 84,44 126,54 6,0–8,0 4,8–6,7 7,07 - 5,67 ПО - 0,067 5,56 - 11,47 49,73 - 16,83 197,28 - 24, a-QIV 6,8–7,2 - - 5,58 - - 0,080 - - 11,27 - - 35,72 - - 35, 7,2–9,0 - - 8,34 - - 0,188 - - 3,86 - - 15,35 - - 44, 9,0–12,0 - - 5,61 - - 0,033 - - 7,62 - - 18,70 - - 27, 12,0–13,9 - - 6,83 - - 0,038 - - 7,22 - - 13,66 - - 21, 8,0–10,0 7,0–9,0 8,36 7,36 - 0,232 0,223 - 9,21 227,96 - 1,97 29,33 - 13,69 106,60 10,0–13,0 9,0–11,0 7,83 8,43 - 0,242 0,236 - 11,07 17,83 - 2,15 0,98 - 15,36 31,91 C3pr 11,0–13,2 - 8,39 - - 0,223 - - 146,28 - - 0,74 - - 90,37 13,0–14,0 13,9–14,3 8,41 - 7,42 0,216 - 0,151 11,72 - 72,64 16,00 - 13,22 43,56 - 56, 14,5–18,0 13,2–16,0 14,3–16,6 8,06 7,78 8,27 0,106 0,198 0,199 9,88 8,90 7,50 17,82 14,22 14,26 50,35 44,91 33, C3nvr 16,0–18,0 - 8,36 - - 0,138 - - 7,14 - - 26,03 - - 58,96 С3rt Из данных, приведенных в таблице 2, следует, что содержание загряз няющих веществ в коренных породах сравнимо с содержанием их в четвер тичных отложениях. Соответственно, налицо проникновение поллютантов в каменноугольную систему.

Подводя итоги, следует сказать, что если сегодня не будет пересмотра имеющихся нормативных документов и дополнения их необходимыми для грамотного анализа данными, в частности, фоном и ориентировочными зна чениями, разработанными на основе систематизированных и обработанных данных проводимых исследований грунтов коренных пород, хотя бы по ос новным контролируемым химическим элементам, то при планируемых опе режающих темпах освоения подземного пространства, характеризующихся значительным увеличением концентраций поллютантов, мы придем к тому же положению, что и с оценкой геоэкологического состояния четвертичных отложений.

Литература 1. ГН 2.1.7.2511-09. Гигиенические нормативы. Ориентировочно допустимые концентрации (ОДК) химических веществ в почве 2. Заволокина С.В., Зверев В.П. О масштабах загрязнения четвертичных отло жений территории г. Москвы тяжелыми металлами // Сергеевские чтения. Инженер но-геологические проблемы утилизации и захоронения отходов. Выпуск 7/ Материа лы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии (23 марта 2005 г.). – М.: ГЕОС, 2005. – С. 111-115.

3. Заволокина С.В., Зверев В.П. О распределении тяжелых металлов (меди, цинка, кадмия, никеля) в четвертичных отложениях территории Москвы // Геоэколо гия, инженерная геология, гидрогеология, геокриология. – М.: НПО «Издательство “Наука”», 2007. – № 1. – С. 67-74.

4. Заволокина С.В. Оценка загрязнения грунтов г. Москвы тяжелыми металла ми (медь, цинк, кадмий, никель) при проведении инженерно-экологических изыска ний // Четвертая научно-практическая конференция. Раздел «Охрана окружающей среды» – новые подходы и требования к разработке: Материалы докладов. – М.: Эко Real, 2004. – С. 62-68.

5. Постановление Правительства Москвы от 29.05.2007 N 412-ПП «О Концепции ос воения подземного пространства и основных направлениях развития подземной урбанизации города Москвы».

6. Постановление Правительства Москвы от 18.11.2008 N 1049-ПП «О Город ской программе подготовки к комплексному градостроительному освоению подзем ного пространства города Москвы на период 2009-2011 гг.».

7. Потапов А.Д., Савченко А.Л. Оценка защищенности подземного стока от за грязнений (на примере «Марьинского парка» г. Москва).// Сергеевские чтения. Ин женерно-геологические проблемы утилизации и захоронения отходов. Выпуск 7/ Ма териалы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инже нерной геологии и гидрогеологии (23 марта 2005 г.). – М.: ГЕОС, 2005. – С. 46-49.

8. СП 11-102-97. Свод правил по проектированию и строительству. Инженер но-экологические изыскания для строительства.

9. Труфманова Е.П., Николаева С.К., Викторова М.А. Проблемы изучения грунтов несанкционированных свалок на территории города// Материалы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии. Сергеевские чтения. Вып. 6. – М.: Изд-во ГЕОС, 2004. – С. 111-114.

10. Черных Н.А. Закономерности поведения тяжелых металлов в системе поч ва–растение при различной антропогенной нагрузке [дерново-подзолистые почвы]:

Автореф. дис. … д-ра биол. наук. – М., 1995.

11. Fleischer F. et. al. Environ. Health Perspect, 1974, v. 253.

12. Newland L.W. Mercury // The Handbook of Environmental Chemistry (editor O. Hutzinger), v. 3, part A, Anthropogenic Compounds: Springer-Verlag (Berlin – New York), 1980.

ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОЦЕНКИ В НОРМАТИВНЫХ ДОКУМЕНТАХ ИНЖЕНЕРНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В.Г. Заиканов, Т.Б. Минакова Учреждение Российской академии наук Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, 101000, Москва, Центр,Уланский пер. д. 13, стр. 1.

Тел.: 623 3111, факс: 623 1886. E-mail: direct@geoenv.ru К основным градостроительным требованиям при разработке феде ральных целевых программ, целевых программ субъектов РФ, местных целе вых программ, а также программ социально-экономического развития терри ториальных образований РФ всех уровней, согласно Градостроительному ко дексу РФ [4], обязательным должно быть обеспечение: защиты территорий и населения от воздействий ЧС природного и техногенного характера, охраны окружающей природной среды, рационального природопользования, улуч шения экологической обстановки градостроительными средствами. Для реа лизации этих правовых требований в градостроительстве был разработан ряд документов, позволяющих осуществлять инженерно-экологические исследо вания в соответствии с установленным порядком для разных видов проекти рования. Согласно действующим нормативным документам для всех видов и стадий проектирования одной из важнейших задач является оценка экологи ческого состояния территорий с позиций возможности организации и разме щения новых производств и производительных сил, схем расселения, про грамм развития и др. Инженерно-экологические исследования проводятся также для обоснования градостроительной документации в части обеспече ния экологической безопасности проживания населения и оптимальности градостроительных решений с учетом мероприятий по охране природы. Эко логическое состояние города оценивается по геохимическому загрязнению компонентов природных систем и воздействию геофизических полей как от природных, так и техногенных источников.

В СНиП II-02-96 и СП II-102-97, являющихся фактически методиче скими руководствами по оценке экологического состояния отдельных компо нентов природных систем территорий в зависимости от ее функциональной значимости, к сожалению, ничего не говорится о комплексной экологической оценке территории. Она только обозначается. Такая интегральная оценка не обходима как результирующая, тем более, что как указывается в вышеобо значенных документах, графическую часть отчетного материала помимо прикладных карт необходимо обязательно сопровождать оценочными и про гнозными экологическими и геоэкологическими картами. Отличие между этими картами и их содержанием документами не определяется.

К сожалению, в этих документах отсутствует комплекс инженерно экологических исследований для схем градостроительного планирования развития территорий субъектов РФ, их частей, а также районов и округов.

При экологической или геоэкологической оценке территорий, имеющих дос таточно большие площади, необходимо, наряду с уже разработанными мето дами, обосновывать и вводить новые комплексные методы экологической и геоэкологической оценок, а также представления отчетного картографиче ского материала, особенно для территорий регионального и субрегионально го уровней, разработанные и апробированные в проектных работах. В норма тивных документах необходимо разделить информацию, относящуюся к эко логической и к геоэкологической оценкам. Более десяти лет, прошедших с момента выпуска нормативных документов по инженерно-экологическим изысканиям, определяют необходимость их корректировки и обновления. В качестве примера можно предложить методику, разработанную и апробиро ванную в ряде субъектов федерации [6, 7].

Опыт выполненных работ для территорий регионального и субрегио нального уровней показал, что проектировщикам для принятия объективных решений необходимы интегральные оценки инженерно-экологических усло вий.

Основой предлагаемой методики является геосистемный подход и ком плексность оценки. Критерием геоэкологической оценки территории региона служит уровень ее геоэкологической стабильности (нестабильности), урбани зированной территории – степень ее геоэкологической опасности. Оценивае мая единица региона – геосистема или ландшафтно-геоэкологический уча сток (ЛГУ), урбанизированной территории – урболандшафтный участок (УЛУ), определяемые на ландшафтной основе с использованием карты зем лепользования или функциональным зонированием территорий с учетом морфотипов застройки, класса опасности предприятий и т.п.

Для количественной интегральной геоэкологической оценки наиболее подходит нормативный метод в силу многочисленности учитываемых пока зателей (объемы, свойства и качество различных видов природных ресурсов, распространенность и интенсивность эндо- и экзогенных геологических про цессов, плотность и характер застройки территории, источники негативного техногенного воздействия и радиус их влияния и т.д.). В целях сопоставимо сти получаемых оценок по разным регионам целесообразно привлекать стои мостные показатели городов, обеспечивающие определенную соразмерность результатов. Нормативный подход ориентирован на законодательно установ ленные стоимостные параметры. Нормативы – фиксированные величины, заменяющие оценки реальной стоимости ресурсов и затрат на ликвидацию негативных последствий и причиненных убытков.

Интегральная геоэкологическая оценка регионов, представляющая со бой оценку природно-ресурсного потенциала на момент расчетов, базируется на природном районировании с учетом воздействия техногенеза и природных процессов, учитываемого через величины экономического ущерба. Для урба низированной территории выделение УЛУ осуществляется на основе резуль тирующей оценки последствий взаимодействий в системе «природа– технический объект» (последствий проявления экзогенных геологических процессов и/или воздействия техногенеза и относительной ценностью реци пиентов).

В 80-е и в начале 90-х годов прошлого века большое внимание в нашей стране уделялось разработке нормативно-методической базы применительно к природоохранной деятельности с целью оценки ее эффективности [3, 11, 14, 15, 16, 18, 19, 21 и др.]. Однако эта работа не была завершена, и нормативы были определены для многих, но далеко не для всех необходимых показате лей. Затем в связи с произошедшими изменениями в законодательстве и структуре органов власти, при перестройке нашей экономики, переходе к ры ночным отношениям часть этих документов была отменена, а новые норма тивы практически не разрабатывались.

Для использования рыночных цен необходима организация соответст вующего мониторинга, без которого работы по назначению оценок природ ных ресурсов, включая и кадастровые оценки, бессмысленны, кроме того, рыночные цены используются в основном в случаях совершения сделки с конкретным объектом [2]. Кадастровые оценки определяются самими субъ ектами и трудно сопоставимы между собой. Поэтому геоэкологическая оцен ка вынуждена базироваться в основном на прежних, разработанных в разные годы нормативах, приводимых к единой дате с учетом коэффициента индек сации цен.

Для оценки исходного природно-ресурсного потенциала можно при влечь нормативы, представленные в известных документах [10, 13, 14 и др.], а для оценки ущерба, приравниваемого либо к нормативной стоимости удорожания строительства в осложненных геологических условиях, либо за тратам на восстановление качества территории (санацию почв, очистку вод и т.п.), либо к нормативам платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду и размещение отходов [1].

Утвержденных современных методик оценки экономических и соци альных последствий экологического вреда и убытков, которые могут быть причинены хозяйственной деятельностью, у нас в стране нет. В некоторых субъектах РФ (Москва, Томск, Чебоксары, Калининград, Нижний Новгород и др.) приняты региональные нормативные документы, касающиеся оценки и возмещения экологического ущерба. Однако большинство из этих методик являются покомпонентными, а не комплексными [2, 12].

Таким образом, существующая нормативная база недостаточна и тре бует обновления для повышения точности геоэкологической интегральной оценки. Опыт работы с проектными организациями, участие в разработке территориальных схем планирования показал, что для повышения качества и эффективности проектирования и планирования на любом территориальном уровне необходимо проведение интегральной геоэкологической оценки тер ритории как обязательного элемента изыскательских работ. Следовательно, документы [9, 20] следует дополнить разработкой рекомендаций по изучению геоэкологической обстановки и проведению комплексной оценки на основа нии геоэкологических критериев.

Литература 1. Базовые нормативы платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду и размещение отходов (утверждены Мин. охраны окружающей среды природных ресурсов РФ 27 ноября 1992 г.). – М.: Минприроды России, 1993. – 13 с.

2. Бобылев С.Н., Медведева О.Е. Экология и экономика. – М.: Центр эколо гической политики России, 2004. – 340 с.

3. Временная методика определения экономической эффективности затрат в мероприятия по охране окружающей среды // Эффективность капитальных вложе ний: Сб. утвержденных методик. – М.: Экономика, 1983. – С. 73-125.


4. Градостроительный кодекс РФ. – М., 1998. – 63 с.

5. Градостроительство: Справочник проектировщика. – М.: Стройиздат, 1986. – 367 с.

6. Заиканов В.Г., Минакова Т.Б., Патренков М.А. Геоэкологическая оценка территорий регионов для планирования их перспективного развития (на примере Смоленской области) // Геоэкология. – 2007. – № 4. – C. 348-360.

7. Заиканов В.Г., Минакова Т.Б. Геоэкологическая оценка территорий. – М.:

Наука, 2005. – 319 с.

8. Заиканов В.Г., Минакова Т.Б. Методические основы комплексной геоэко логической оценки территорий. – М.: Наука, 2008. – 81 с.

9. Инженерные изыскания для строительства. Основные положения. СНиП II-02-96. Минстрой России. – М., 1997. – 43 с.

10. Методика исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства. 2009 (утв. Приказом МПР РФ от 13.04.2009 № 87).

11. Методика определения размеров ущерба от деградации почв и земель (утверждена Роскомземом 10.11.1993 и Минприроды России 11.07. 1994). – М.: Мин природы России, Роскомзем, 1994. – 13 с.

12. Методика оценки стоимости зеленых насаждений и исчисления размера ущерба и убытков, вызываемых их повреждением и (или) уничтожением на терри тории Москвы / Приложение к распоряжению мэра Москвы от 14 мая 1999 г. № 490 РМ.

13. Методика экономической оценки лесов (утверждена Приказом Феде ральной службы лесного хозяйства России от 10 марта 2000 г. № 43). – М.: Феде ральная служба лесного хозяйства России, 2000. – 15 с.

14. Методические указания по экономической оценке лесов. – М.: Государ ственный комитет СССР по лесному хозяйству, ВНИИЛХ. – Пушкино, 1980. – 45 с.

15. Норматив стоимости освоения новых земель взамен изымаемых сельско хозяйственных угодий для несельскохозяйственных нужд (утвержден Постановлени ем Правительства РФ от 27 ноября 1995 г. № 1176).

16. Порядок определения размеров ущерба от загрязнения земель химиче скими веществами (утвержден Роскомземом 10.11.1993 и Минприроды России 18.11.1993 (Методические указания). – М.: Минприроды России, Роскомзем, 1993. – 30 с.

17. Районная планировка. – М.: Стройиздат, 1986. – 325 с.

18. Рекомендации по определению экономической эффективности инженер ной защиты городов от подтопления. – М.: ВНИИВОДГЕО, 1985. – 149 с.

19. Сборник укрупненных нормативов затрат на рекультивацию нарушенных земель. – М.: Госагропром СССР, 1987. – 70 с.

20. Строительные правила. Инженерно-экологические изыскания для строи тельства (СП 11-102-97) / Госстрой России. – М.: ПНИИИС Госстроя России, 1997. – 41 с.

21. Экология и безопасность: Справочник / Под ред.Н.Г.Рыбальского. – М.:

ВНИИПИ, 1993. – Т. 2. Ч.1. – 293 с.;

Т. 2. Ч.4. – 342 с.;

Т. 3. Ч. 2. – 478 с.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ НОРМАТИВНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ г. МОСКВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ О.В. Зеркаль*, Ю.К. Егоров** * «Центргеология», Москва, тел./факс: (499) 256-31-31, e-mail: zerkal@centergeo.ru ** «Мосгосэкспертиза», Москва, тел./факс: (495) 957-75- В настоящее время законодательная, нормативная и инструктивно методическая база инженерных изысканий на территории г. Москвы включа ет в себя несколько типов документов:

1) законодательные и нормативные документы федерального уровня, регламентирующие порядок организации и выполнения инженерных изыска ний, определяющие требования к результатам инженерно-геологических ра бот и порядок их утверждения;

2) правовые акты и нормативные документы г. Москвы, затрагивающие вопросы проведения инженерных изысканий на территории города, утвер жденные постановлениями Правительства г. Москвы;

3) нормативно-методические и инструктивно-методические документы общероссийского действия, определяющие организацию и выполнение ин женерных изысканий, виды и состав инженерно-геологических работ (в зави симости от типа проектируемого строительства и особенностей инженерно геологических условий);

4) нормативно-методические и инструктивно-методические документы г. Москвы, рассматривающие как общие, так и отдельные вопросы выполне ния, виды и состав инженерно-геологических работ на территории города.

Настоящая статья посвящена анализу состояния нормативного обеспе чения инженерно-геологических изысканий, разработанного непосредственно для территории г. Москвы (указаны в пунктах 2 и 4).

Основу нормативной и инструктивно-методической базы инженерных изысканий на территории г. Москвы в настоящее время составляет система Московских городских строительных норм (МГСН), утверждаемых поста новлениями Правительства г. Москвы. Одним из базовых нормативных до кументов является МГСН 2.07-01 «Основания, фундаменты и подземные со оружения»1 [7], в котором:

– регламентируются состав и объем инженерных изысканий, зависящий от геотехнической категории сложности объекта;

– определяется форма технического задания на проведение инженер ных изысканий, а также порядок составления программы и проведения изы сканий, в т.ч. регламентируется глубинность выполняемых изысканий;

– указывается необходимость установления характеристик грунтов на основе непосредственных испытаний грунтов в полевых (испытания штам пом, прессиометром, зондированием) и лабораторных условиях (испытания на одноплоскостной срез, трехосное сжатие, одноосное сжатие (для полу скальных и скальных грунтов), компрессию и фильтрацию, определение со става грунтов и воды);

– составляются требования к определению состава и свойства специ фических грунтов, а также проведения необходимых исследований, направ ленных на оценку развития опасных геологических и инженерно геологических процессов, к которым на территории г. Москвы отнесены со временные движения земной коры, эрозия, карстово-суффозионные провалы и просадки, оползни, подтопление, образование различных техногенных и других слабых грунтов и техногенных полей;

– устанавливаются требования к инженерным изысканиям для реконст рукции существующих сооружений, а также требования к организации и ве дению геотехнического мониторинга;

– приводятся справочные материалы по инженерно-геологическому районированию по степени опасности проявления карстово-суффозионных и оползневых процессов.

МГСН 2.07-01 представляет собой актуализированную редакцию МГСН 2.07-97, действовавших ранее.

В настоящее время МГСН 2.07-01 дополняются серией рекомендаций [14, 15, 17, 18], инструкций [2, 4], пособий [1, 13] и методик [12], конкретизи рующих отдельные положения городских строительных норм. В целом, МГСН 2.07-01 и дополняющие их нормативно-методические документы дос таточно полно охватывают вопросы организации и проведения инженерных изысканий применительно к инженерно-геологическим условиям г. Москвы.

Вместе с тем, к настоящему времени является очевидным необходимость внесения в действующую редакцию МГСН 2.07-01 ряда изменений и допол нений, включая:

– общую актуализацию положений МГСН 2.07-01 с учетом опыта его применения и вновь полученных данных, характеризующих инженерно геологические условия территории г. Москвы;

– дополнение разделом, регламентирующим требования к представле нию картографических материалов по инженерно-геологическому райониро ванию участка изысканий (согласно положениям СНиП 11-02-96);

– дополнение приложений классификацией опасных геологических яв лений (типы оползней, типы карстовых и карстово-суффозионных форм), развитых на территории г. Москвы.

Также представляется целесообразным дополнить МГСН 2.07-01 кар тографическими приложениями в виде полноценных картографических мате риалов в масштабах (например, 1:50000), позволяющих изыскателям прини мать обоснованные решения о необходимости и объеме работ по изучению развития опасных геологических процессов.

Определенной доработки требуют нормативно-методические и инст руктивно-методические документы, дополняющие МГСН 2.07-01. Так, ряд действующих рекомендаций [17, 18] требуют общей актуализации и взаимо увязки с действующими нормативными документами с учетом десятилетнего опыта их применения. Инструкция, регламентирующая проектирование и устройство свайных фундаментов зданий и сооружений [4], требует:

– существенной актуализации в части характеристики инженерно геологических условий территории г. Москвы (как условий строительства в г. Москве);

– увязки требований к инженерным изысканиям с требованиями и по ложениями действующих нормативных документов;

– взаимосогласования разделов, регламентирующих требования к ис ходным данным для проектирования фундаментов и требований к результа там инженерных изысканий;

– увязки требований, предъявляемых к системам геотехнического мо ниторинга, с требованиями и положениями действующих нормативных до кументов и иных инструктивно-методических документов.

Рекомендации, рассматривающие вопросы оценки геологического рис ка на территории г. Москвы [14], требуют:

– взаимного согласования (в части единства терминологической базы) с другими действующими на территории города нормативными документами, затрагивающими вопросы безопасности в строительстве (см. [16]);

– дополнения количественными критериями оценки приемлемости гео логического риска, в т.ч. социального риска развития геологических опасно стей, с учетом действующей законодательной и нормативной базы.

«Инструкция по инженерно-геологическим изысканиям в г. Москве»

(2004) [2], играющая первостепенную роль в организации и проведении ин женерно-геологических работ на территории города, в настоящее время тре бует существенной доработки в части:

– актуализации перечня нормативных ссылок и актуализации раздела, характеризующего условия строительства в г. Москве, общей взаимоувязки с другими инструктивно-методическими документами;

– включения дополнительного раздела, регламентирующего требования к представлению картографических материалов по инженерно-геологическо му районированию участка изысканий (согласно положениям СНиП 11-02-96);


– актуализации стратиграфических схем отложений территории г. Москвы с учетом изменений, внесенных действующим Стратиграфическим кодексом в стратиграфическую шкалу, и дополнением типовыми описаниями разрезов горных пород и грунтов;

– актуализации методов определения характеристик грунтов с учетом изменений стандартов проведения указанных видов работ и существующих тенденций в их развитии, в т.ч. международных;

– согласования положений, определяющих объем инженерно-геологи ческих изысканий для проектирования и устройства фундаментов, с положе ниями других инструктивно-методических документов;

– включением дополнительных приложений с классификацией опасных геологических явлений (типы оползней, типы карстовых и карстово суффозионных форм), развитых на территории г. Москвы.

Пособие, рассматривающее вопросы обследования и мониторинга при строительстве и реконструкции зданий и подземных сооружений [13], требу ет доработки в части:

– приведения в соответствие с действующими нормативными докумен тами терминологической базы, рассматривающей мониторинг геологической среды;

– дополнения и детализации положения раздела, рассматривающего геологический блок мониторинга, требованиями по составу, задачам и полу чаемым результатам ведения наблюдений за развитием опасных геологиче ских и инженерно-геологических процессов;

– пересмотра положений раздела, рассматривающего геологический блок мониторинга, в части частоты ведения наблюдений, предусмотрев в т.ч.

условия организации непрерывных оперативных наблюдений при неблаго приятном развитии инженерно-геологической ситуации.

Кроме того, актуальной является разработка документов, регламенти рующих порядок освоения участков в районах развития опасных геологиче ских и инженерно-геологических процессов на территории г. Москвы. Поми мо МГСН 2.07-01, различные аспекты проведения инженерных изысканий на территории рассматриваются рядом других городских строительных норм [5, 6, 8, 9, 10, 11], наибольшее значение среди которых принадлежит МГСН 4.19 2005.

В МГСН 4.19-2005 «Временные нормы и правила проектирования мно гофункциональных высотных зданий и зданий-комплексов в городе Москве»

[10] регламентируются требования к результатам инженерных изысканий, которые должны обеспечивать принятие обоснованного конструктивного решения на площадках высотного строительства, а также определяются тре бования к проведению мониторинга компонентов геологической среды и в первую очередь опасных геологических и инженерно-геологических процес сов и динамики подземных вод. Вместе с тем, в действующей редакции МГСН 4.19-2005 отсутствуют четкие критерии (по инженерно-геологическим условиям) оценки возможности осуществлять строительство высотного зда ния на той или иной площадке. Целесообразно более четко определить до полнительные требования, предъявляемые к изысканиям для подземных и заглубленных сооружений, а также задачи геофизических исследований, ко торые, согласно МГСН 4.19-2005, обязательны в составе изысканий. Пред ставляется целесообразным дополнительная разработка инструктивно методического документа (пособия или рекомендаций) по методике выпол нения численных расчетов, предусматриваемых МГСН 4.19-2005. Положения по организации и ведению мониторинга необходимо дополнить требования ми к мониторингу геологической среды в период возведения и эксплуатации высотных комплексов, а не ограничиваться геотехническим мониторингом основных несущих конструкций зданий. В заключение, подводя итог рас смотрения нормативной и инструктивно-методическая база инженерных изы сканий на территории г. Москвы, следует констатировать, что, в целом, дей ствующие документы обеспечивают необходимую полноту и комплексность выполнения инженерно-геологических изысканий на территории города.

Многие нормативные и инструктивно-методические документы успешно применяются в практике организации и выполнения инженерных изысканий на территории г. Москвы. В то же время проведенный анализ показывает не обходимость актуализации многих действующих документов с учетом нако пленного опыта и современных тенденций развития подходов к выполнению инженерно-геологических работ, в т.ч. с учетом международного опыта.

Литература 1. Дополнение пособия к МГСН 2.07-01 «Обследование и мониторинг при строительстве и реконструкции зданий и подземных сооружений». – М., 2005.

2. Инструкция по инженерно-геологическим изысканиям в г. Москве. – М., Правительство Москвы. Москомархитектура, 2004.

3. Инструкция по проектированию зданий и сооружений в районах г. Москвы с проявлением карстово-суффозионных процессов. – М., 1984.

4. Инструкция по проектированию и устройству свайных фундаментов зданий и сооружений в г. Москве. – М., 2001.

5. МГСН 1.01-99 (ТСН 30-304-2000) Нормы и правила проектирования плани ровки и застройки Москвы. – М., 2000.

6. МГСН 1.04-2005 Временные нормы и правила проектирования планировки и застройки участков территории высотных зданий-комплексов, высотных градо строительных комплексов в городе Москве. – М., 2005.

7. МГСН 2.07-01 «Основания, фундаменты и подземные сооружения». – М., Правительство Москвы. Москомархитектура, 2003.

8. МГСН 2.08.01 Защита от коррозии бетонных и железобетонных конструк ций жилых и общественных зданий. – М., 2003.

9. МГСН 2.09-03 Защита от коррозии бетонных и железобетонных конструк ций транспортных сооружений. – М., 2003.

10. МГСН 4.19-2005 Временные нормы и правила проектирования много функциональных высотных зданий и зданий-комплексов в городе Москве. – М., 11. МГСН 5.02-99 Проектирование городских мостовых сооружений. – М., 2005.

12. Методика назначения объема инженерно-геологических изысканий в цен тре и серединной части г. Москвы. – М., 2000.

13. Пособие к МГСН 2.07-01 «Обследование и мониторинг при строительстве и реконструкции зданий и подземных сооружений». – М., 2004.

14. Рекомендации по оценке геологического риска на территории г. Москвы. – М., Правительство Москвы, Москомархитектура, 2002.

15. Рекомендации по применению принципов и способов противоаварийной защиты в проектах строительства. – М., ГУ ГО ЧС г. Москвы – Москомархитектура, 2003.

16. Рекомендации по применению принципов и способов противоаварийной защиты в проектах строительства (методические подходы). – М., 2003.

17. Рекомендации по проектированию и устройству оснований и фундаментов при возведении зданий вблизи существующих в условиях плотной застройки в г. Мо скве. – М., 1999.

18. Рекомендации по проектированию и устройству оснований, фундаментов и подземных сооружений при реконструкции гражданских зданий и исторической за стройки. – М., 1998.

19. Стратиграфический кодекс России. – СПб., ВСЕГЕИ, 2006.

НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К САМОРЕГУЛИРУЕМЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ В.И. Каширский ООО «ГрандГЕО», МО, г. Пушкино, мкр. Заветы Ильича, ул. Счастливая, д. 28.

тел./факс 665-46-90 E-mail KVI@grandgeo.ru Ни для кого не является секретом, что инженерно-геологические изы скания на всех этапах должны выполняться при неукоснительном соблюде нии требований нормативных документов. На практике это удается далеко не всегда, поскольку изыскатели нередко оказываются в тупике из-за того, что стандарты часто противоречат один другому. Масла в огонь подлил закон о техническом регулировании, после принятия которого подавляющее боль шинство специалистов не понимает, какие нормативные документы приме нять в практической работе. На разработку технических регламентов было отведено 7 лет со дня его введения в действие [22]. До сегодняшнего дня практически никто – ни исполнители, ни организации, наделенные контроль но-экспертными функциями, ни на йоту не отступили от традиционных стан дартов и норм, действовавших до принятия закона о техническом регулиро вании. Более того, в действие введен целый ряд нормативных документов по накатанной схеме.

Только практически все они полны противоречий, так, например, в со ответствии с п. 10.1, СНиП 11-02-96 [20] п.п. 4.11;

5.2;

6.3;

6.5;

8.35;

9.6 и 11. МГСН 2.07-01. [14] и п.п. 3.4;

4.1.10;

4.25 и др. Инструкции по инженерно геологическим и геоэкологическим изысканиям в г. Москве следует писать «подземные воды», а не «грунтовые воды». Особой разницы, на первый взгляд, здесь нет, но тот же СНиП 11-02-96 [20] в п.п. 8.24;

8.27 и др. предла гает термин «грунтовые воды» для приповерхностных горизонтов. Как отме чалось выше, в МГСН 2.07-01 [14] отсутствует упоминание о грунтовых во дах, в то же время в п. 1.5.1 и п. 2 раздела «Устройство защитных стенок»

пособия к этому нормативному документу имеется несколько упоминаний о грунтовых водах, а термин «подземные воды» не упоминается вообще [16].

В фундаментальной работе «Москва. Геология и город» глава 3 назы вается «Подземные воды», здесь в основном употребляется термин «подзем ные воды», но в разделе 3.2.5. «Агрессивность грунтовых вод» и рис. 3. многократно употребляется термин «грунтовые воды». А в разделе 3.3. «Ус ловия формирования и разгрузки подземных вод» и подразделе 3.3.1 «Пита ние подземных вод» авторы возвращаются к прежней терминологии [15].

Также немало путаницы в стандартах по защите подземных сооруже ний от коррозии. Постоянно меняются местами термины «активность» и «аг рессивность» грунтов и вод. Так, например, ГОСТ 9.602-2005 [1] указывает, что наибольшее «влияние на условия эксплуатации и срок службы подзем ных металлических сооружений оказывает коррозионная и биокоррозионная агрессивность окружающей среды…». В данном случае принципиальное зна чение имеет не название видов коррозии, а то, каким образом отбираются образцы грунтов и подземных (грунтовых) вод.

Нередко в отчетах (технических заключениях) по инженерно геологическим изысканиям указывается, что пробы на коррозионную агрес сивность (активность) грунтов (и подземных вод) по отношению к углероди стой и низколегированной стали, к свинцовым и алюминиевым оболочкам кабелей и бетону марки W4 отобраны до глубины 3 м». Не является секретом, что кабели с алюминиевыми и свинцовыми оболочками могут закладываться на значительно большие глубины, чем 3 м, а уж тем более ограждения котло ванов, различные виды фундаментов имеют нередко заглубление на 20-30 м, а в последние годы и более. Для них агрессивность грунтов и подземных вод должна определяться к стали и (или) бетону на всю их глубину заложения.

Нам ни в одном из действующих нормативных документов не удалось найти рекомендаций, на какую глубину и с каким интервалом следует отби рать пробы грунтов и (или) вод для каждого типа фундаментов и ограждений котлованов на коррозионную агрессивность поэтому при назначении объемов (количества) отбираемых образцов, интервалы и максимальные глубины отбора специалисты должны руководствоваться здравым смыслом. Следует отметить, что коррозионная «активность», как термин или определение в ГОСТ 9.602-2005 [1] отсутствует, применяется только «агрессивность».

В то же время в п.п. 6.7, 6.28 и 6.29 СНиП 11-02-96 [20] предлагаются терми ны «агрессивность к бетону и коррозионная активность к металлам». Явная путаница в терминологии, отнюдь не способствующая качественному выпус ку отчетов по результатам инженерно-геологических изысканий.

Оживленная полемика среди изыскателей возникла по поводу п. 1. «Инструкции… 2004 г.» [10] и 4.2 рекомендаций по оценке геологического риска на территории г. Москвы [19]. Наибольшее недоумение вызвала фраза, что степень геологического риска должна определяться в отчете инженерно геологических изысканий или на основе отчета по изысканиям. На первом этапе изыскательским организациям вменялось в обязанность отражать в от чете степень геологического риска, но частью этого раздела является эконо мическая составляющая, представляющая коммерческую тайну. И любой ин вестор вряд ли согласится сделать ее всеобщим достоянием. Поэтому было принято соломоново решение предоставить право определения степени гео логического риска на основе отчета по инженерно-геологическим изыскани ям специализированным организациям, таким как Институт геоэкологии РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова и др.

Но, пожалуй, самое большое недоумение у изыскателей вызывает раз ноголосица в терминологии, применяемой к степени влажности (степени во донасыщения) песков. В экспертных заключениях стереотипной стала фраза:

«Термины «маловлажный», «влажный» и «водонасыщенный» для характери стики коэффициента водонасыщения песков не соответствуют требованиям ГОСТ 25100-95 (таблица Б.12) [6] и не могут быть использованы для описа ния грунтов». Крупнообломочные грунты и пески подразделяются по коэф фициенту водонасыщения Sr в соответствии с таблицей Б.17 ГОСТ 25100- [6]:

Таблица 1 (Таблица Б.17, ГОСТ 25100-95) Разновидность грунтов Коэффициент водонасыщения Sr, д. е.

Малой степени водонасыщения 0–0, Средней степени водонасыщения 0,50–0, Насыщенные водой 0,80–1, Как видим, рекомендуются термины «малой степени водонасыщения», «средней степени водонасыщения» и «насыщенные водой», но ранее и в на стоящее время термины «маловлажный», «влажный» и «водонасыщенный»

широко использовались и используются в практике инженерно геологических изысканий. Кроме того, в действующей нормативной доку ментации (и более ранней и более поздней, чем ГОСТ 1995 г.) для обозначе ния степени влажности в подавляющем большинстве случаев употребляются термины «маловлажный», «влажный» и «водонасыщенный», например:

ГОСТ 21.302-96., табл. 3 [5], «Пособие….» табл. 7, табл. 10 [17], Инструкция 2004 г., Прил. Б, п. 5 [10], МГСН 2.07-01, табл. Г [14] и др. В своде правил от 1997 г., ч.I [21] в табл. 1, 6 и 7 рекомендуются термины, также противореча щие требованиям ГОСТ 25100-95 [6].

Таблица 2 (Таблица 1 СП 11-105-97. Ч.I) Плотность сложения при, МПа ПЕСКИ Средней плот Плотные Рыхлые ности Крупные и средней крупности неза висимо от влажности Более 15 от 5 до 15 Менее Мелкие независимо от влажности Более 12 от 4 до 12 Менее Пылеватые Более 10 от 3 до 10 Менее Водонасыщенные Более 7 от 2 до 7 Менее Для пылеватых песков в вышеприведенной таблице 2 (Таблица 1 СП 11-105-97. Ч.I) [21] выделено две строки, в данном случае важно не то, что здесь применяются термины, отличающиеся от терминов приснопамятного ГОСТ 25100-95, а то, что для пылеватых песков явно упущены слова «мало влажные и влажные» (в соответствии с терминологией данного документа). В таблицах 6 и 7 того же СП 11-105-97 [21] отмечены пески «пылеватые мало влажные и влажные» (табл. 6) и «пылеватые (неводонасыщенные)» (табл. 7).

В имеющейся ссылке указано: «Приведенные в таблицах 6 и 7 зависимости не распространяются на пылеватые водонасыщенные пески». Первый вопрос, который сразу же возникает: «А что же на них распространяется?». А за ним и второй вопрос: «По каким критериям оценивать свойства водонасыщенных (насыщенных водой) пылеватых песков?».

В связи с широчайшим применением персональных компьютеров и табличных форм выпуска технических отчетов требуется краткость и пре дельная компактность, особенно при работе с лабораторными таблицами, термины, предлагаемые нормативными документами, должны быть краткими и емкими, чтобы их всегда можно было использовать в таблицах. А в соот ветствии с требованиями ГОСТ 25100-95 [6] мы вместо «влажный» должны вносить в ячейки таблиц: «средней степени водонасыщения», а если еще до бавить сюда же «средней крупности, средней степени сложения», тогда не трудно представить какого размера потребуется ячейка.

Хорошо известен факт, что удаление из русского языка одной буквы «ять» принесло колоссальную экономию бумаги и типографской краски, в результате этой нехитрой операции роман А.Н. Толстого «похудел» на не сколько десятков страниц. А мы пытаемся сделать все с точностью до наобо рот.

Резюмируя раздел, касающийся степени водонасыщения несвязных грунтов, можно сделать банальный вывод: не специалисты нарушают требо вания таблицы Б. 17 ГОСТ 25100-95, а именно ГОСТ 25100-95 [6] противоре чит требованиям большинства действующих нормативных документов, именно в части используемых терминов и определений.

Еще один пример формального подхода к составлению нормативных документов, который касается расчета прочностных и деформационных ха рактеристик супесей по результатам статического зондирования. Их расчет традиционно выполняется по формулам, применимым для глинистых грун тов. Но супеси очень близки по составу к пескам, поэтому значения модулей деформации (Е) этих грунтов в подавляющем большинстве случаев получа ются неоправданно завышенными. Так же значительно завышенными полу чаются и значения сцеплений (С) супесей, рассчитанных по результатам ста тического зондирования, и нередко равные 30-50 кПа и более, которые, как правило, по результатам лабораторных испытаний (в тех случаях, когда удается отобрать образцы ненарушенной структуры) составляют не более 6-12 кПа.

Следует отметить, что нормативные значения удельного сцепления (С), рекомендуемые действующими нормативными документами и выявленные многочисленными исследованиями, в зависимости от коэффициента порис тости (е) для супесей с показателями текучести 0 IL 0,25 не превышают 13-21 кПа, а с показателями текучести 0,25 IL 0,75 находятся в интервале 9-19 кПа [7, 8, 12, 17 ].

Л.Г. Мариупольский [13] справедливо указывает на то, что к определе нию модуля деформации супесей, по данным статического зондирования, необходимо относиться с особой осторожностью.

Так же хорошо известно, что в зарубежной нормативной документации термин «супеси» вообще отсутствует – это наша советско-российская при думка, причем эти грунты мало исследованы, и практически никто не знает, что с ними делать. И как только специалисты, выпускающие отчет, встречают слово «супеси», да еще «тиксотропные», они сразу же пишут фразу, которая стала штампом: «не нормированы» или, отражая их деформационные свойст ва, указывают цифру 6-7 МПа, показывая тем самым, что это не слабые грун ты (под термином «слабые грунты» обычно подразумеваются грунты с моду лем деформации менее 5 МПа), но и грунты с невысокой несущей способно стью. Автору настоящих строк несколько раз приходилось в ходе дополни тельных (контрольных) изысканий сталкиваться с тем, что «ненормирован ные» супеси, с первоначально указанными модулями деформации, 6-7 МПа, при доскональном их исследовании имели модули деформации в несколько раз большие от указанных в отчетах на первоначальных стадиях изысканий.

По сути, это водонасыщенные (насыщенные водой) сильно глинистые пески. Конечно, они являются тиксотропными грунтами, склонными к раз жижению, но в условиях массива, где отсутствует возможность разгрузки (растекания), они являются нередко переуплотненными грунтами и вполне могут использоваться (и используются) в качестве оснований фундаментов зданий и сооружений различного назначения [9, 12].

Многие предложения специалистов-изыскателей нередко остаются вне поля зрения разработчиков нормативных документов. Так, например, на про тяжении многих лет предлагалось откорректировать формулу расчета моду лей деформации глинистых моренных грунтов по результатам статического зондирования. Накоплен значительный фактический материал по статиче скому зондированию и штамповым испытаниям морены, в основном винто выми и круглыми плоскими штампами с А = 600 см2.

Моренные отложения на территории Москвы имеют широкое распро странение и часто служат основанием зданий и сооружений, поэтому опера тивная оценка их деформационных характеристик имеет большое практиче ское значение. Анализ выполненных нами параллельных испытаний морен ных суглинков статическим зондированием и штампами позволил установить статистическую зависимость между сопротивлением погружению конуса qc и модулем общей деформации:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.