авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИЖЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ "ЭКОНОМИКА, ПРАВО И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ"

ФИЛОСОФИЯ

НАУКИ

МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ

ИСТОРИЯ НАУКИ

Материалы интернет-конференции 16-19 июня 2008 г.

Ижевск

2008

Философия науки. Методология науки. История науки. Материалы интер-

нет-конференции 16-19 июня 2008 г. (Сб.) / Публикуется по решению Уче ного совета факультета "Экономика, право и гуманитарные науки" Ижев скго государственного технического университета. Ред. Н.А.Печерских Ижевск, 2008, 82с.

Сборник работ, представленных на интернет-конференцию. Филосо фия науки и техники, проблемы преподавания философских дисциплин в ВУЗах, специальные вопросы истории науки, организация научно-техниче ских практик.

© Авторы статей, постатейно.

© Факультет "ЭПиГН", общая редакция Оглавление Н.А.Печерских Что нужно преподавать в курсе философии для магистранта?................. И.В. Гордеева Наука в эпоху постмодернизма: рациональные знания и лженаучные идеи........................................................................................................................................... Лохов А.Г. Принципы технологии........................................................................................ А.Ф.Оропай Время, пространство, хронотоп в социально-гуманитарном познании ( в аспекте изучения литературно-художественного профетизма)......................................... М.В. Баженов История понимания переживаний страха, стыда и раскаяния: космоцен тризм, сенсуализм и эволюционизм в философии, психологии и биологии.................... С.И.Платонова Философские основания социологического знания................................ Т.А.Пономарев «Органон» Аристотеля как философско-научный текст......................... Гуляшинов А.Н. ОТНОШЕНИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ В ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬ НОСТИ ПРИ ПРИНЯТИИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ.......................................... С.Н. Селивановский, А.С. Потапов Опыт проведения производственной практики ино странных студентов................................................................................................................ В мае-июне 2008 г. в Ижевском государственном техническом уни верситете было объявлено проведение конференции «Философия науки.

Методология науки. История науки», проведение которой было запла нировано 16-19 июня 2008 г. На конференцию было представлено 9 докла дов из Ижевска, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Кургана. По причи нам организационного характера докладчики не смогли принять личное участие в запланированной конференции. В связи с этим представленные материалы публикуются в виде сборника для дальнейшего обсуждения.



Предполагается в будущем публикация как отзывов на уже опубликован ные статьи, так и вновь поступающих в адрес оргкомитета (petcher@list.ru) материалов.

Н.А.Печерских Что нужно преподавать в курсе философии для маги странта?

ИжГТУ Вялотекущая реформа высшего образования в новой России, ско рость которой, как иногда кажется, отстаёт даже от ползучей эволюции времён застоя, а иногда - просто идущей не в ту сторону, привела всё-таки к одному важному, и даже, может быть, полезному изменению. По крайней мере, курс философии оказался разделённым на три части, и не повторяет ся в одном и том же виде на различных ступенях высшего и послеву зовского образования.

На первой ступени высшего образования будущий бакалавр зна комится с основами философии: набирается имён классиков философии, уточняет определения категорий, знакомится с различиями между основ ными философскими направлениями. Этот курс вполне естественно может быть построен как историко-философский: классическая Греция, поздняя античность, средневековая философия и Возрождение, Новое время и классическая немецкая философия, Западная, Восточная и русская филосо фия...

На третьей ступени подготовки научного работника - в аспирантуре (ступень послевузовского образования) - соискатель научного звания изу чает общую и специальную историю науки, а так же её метаисторию. Ему предстоит выполнить обзор проблемы, составляющей предмет его диссер тационного исследования - и лучше, что бы этот обзор был выполнен по всем правилам исторической науки. Ему предстоит определить место свое го исследования в отношении к развитию его специальной отрасли науки, но лучше, что бы он определил своё место в своей отрасли по тем канонам, которые предлагают классики наукоучения: Аристотель, Бэкон, Декарт, Кант, Гегель, Гуссерль, Витгенштейн, Копнин, Поппер, Кун, Тулмин.

Но так получается в этой схеме, что значительная часть материала старого советского курса бывшей марксистстко-ленинской философии просто повисает в воздухе. Будущий бакалавр ещё успевает узнать о проблеме сознания - но? скорее, уйдёт в проблему самосознания, по соб ственному интересу и по наставлению преподавателя. Формы чувственно го и рационального познания останутся в стороне, и останется только упо вать, что в курсе психологии ощущение, восприятие и представление бу дут названы именно формами познавательной деятельности. Формы раци онального познания и вообще остаются далёко... Будущий бакалавр ещё может узнать о том, что методология Аристотеля была созерцательной, а в эпоху Нового времени, начиная с Декарта и Бэкона, разрабатывается мето дология активного, экспериментального познания - но даже то, что это из менение составляет содержание Коперниканской революции в науке, со вершённой Галилеем, скорее всего, останется за бортом. Или наоборот, студент узнает, что существует проблема критерия (в связи с философией скептицизма), но тогда дай бог добраться до критерия практики, а уж ак тивность или пассивность познания остаются без рассмотрения. Успеет бу дущий бакалавр узнать, что в диалектике три закона, но не разобрать при чинность, системность, диалектику необходимости и случайности, сущно сти и явления, отдельного и общего... Или название герменевтики, но не её связь и противоречия с лингвистическим методом и теорией отражения...





Уж такова особенность исторического метода, что он может всё, но требует очень больших объёмов информации. Догматический метод не мо жет надежно защитить от поспешного обобщения. Всегда остаётся во прос: а почему автор считает, что причинность - это именно действующая причинность, а не целевая, или не прадигматическая? а почему автор счи тает, что душа есть функция тела, и не рассматривает концепцию, по кото рой душа есть нематериальная субстанция? Но зато при догматическом из ложении удаётся представить гораздо больше материала, хотя, конечно, и приходится отбрасывать исторические вариации, и остаётся опасность, что подобранное в качестве типичного не столь хорошо, не столь ясно и понят но, как то, что оставлено без рассмотрения в качестве отклонения эмпири ческого хода истории.

На рассмотрение магистранту остаётся ещё очень многое. Маги странт должен познакомиться с основами научного метода. Если магистру скрипичного искусства (теологии, философии, даже медицины) достаточ но владеть своим ремеслом и уметь выполнять свою работу, то магистру даже искусствоведения (религиоведения, философских наук, медицинских наук) нужно прежде всего владеть ремеслом научного исследования.

Магистр наук должен знать:

формы научного знания (фактического и теоретического) и их соот ношение с формами человеческого познания вообще;

набор методов научного познания и отношения между этими метода ми, которые превращают такой набор в систему;

критерии, применяемые к научному знанию;

основные проблемы и противоречия в научной эпистемологии и ме тодологии.

Магистр наук должен владеть:

базовыми приемами наблюдения, измерения, организации экспери мента (и не только в своей отрасли науки);

основами формальной логики;

основами диалектической логики в виде учения о категориях науки и о формах развития научного знания;

навыками анализа научных проблем, постановки и решения задач научного исследования.

Магистр наук должен быть:

ориентированным на объективное познание, честное и непредвзятое исследование в своей объектно-предметной области;

научно честным, готовым признавать чужие заслуги и свои ошибки;

научно смелым, готовым идти в познании своего предмета до конца (но не любой ценой), способным открыто высказывать свое мнение и отстаивать его, несмотря на сопротивление и противодействие;

ответственным - перед самим собой, перед коллегами и перед обще ством в целом.

Естественно, что один только преподаватель философии не в состоя нии не только воспитать, но даже и обучить магистранта всему тому, что составляет базу общенаучной методологической подготовки исследовате ля. Естественно, что формированием ценностных установок исследователя ("Магистр наук должен быть") прежде всего занимается "Магистр вели кий", руководитель магистерской программы, и лишь во вторую очередь "приглашаемый" философ. Даже и в области знаний ("Магистр наук дол жен знать") и умений ("Магистр наук должен владеть"), кроме роли руко водителя программы, чётко видна необходимость ещё одного курса, по преимуществу математического. Вариации такого курса (в зависимости от направлений науки) уже получили различные названия: "Эконометрика", "Планирование эксперимента", "Сбор и анализ данных". Иногда названия математического и философского курсов дублируют друг друга: "Методо логия научного творчества" и "Методология научных исследований", как в технических направлениях. И тем не менее, "идеологические" различия в материале и организации курса остаются.

Философский курс ориентируется на гносеологическую проблемати ку, на содержательную и социальную сторону исследований. Его "начин кой" должны быть проблемы познания, логический и гносеологический статус форм научного познания, гносеологическое содержание и оценка эффективности методов науки. Философия начинается там, где возникает её основной вопрос, проблема отношения мышления к бытию. В науке это - отношение знания и методов его получения к объекту и предмету позна ния. Это - рассмотрение истории и современного состояния научного зна ния и методов науки с позиций философских наук - гносеологии, логики, эпистемологии. Это - философская методология науки.

Математический курс ориентируется на формальную характеристику научных знаний и методов. Его "начинка" - вычислимые характеристики научного знания, математическая форма и математические процедуры в применяемых исследователем методах. Это, прежде всего,- статистические методы оценивания и приближения, но нелишними были бы и элементы теории доказательств. Парадокс состоит в том, что именно в этой области математика превращается в "экспериментальную" науку. А если дело дохо дит до статистической оценки доказательности некоего приближения к ма тематической категории..., то тут уж, прошу поверить на слово, без фило софского анализа методологических проблем не обойтись.

Философский курс магистранта предполагает общее знакомство с ис торией философии, а так же элементарное знакомство с теорией и практи кой перевода с одного языка на другой. Весьма полезным будет так же па раллельное знакомство с методологическими разделами математической статистики в виде курсов "Биометрия", "Эконометрика", "Социометрия", "Планирование эксперимента" или "Анализ и обработка данных". Матери ал философского курса магистранта может служить категориальной базой для изучения истории науки. Изучение "метаистории" науки, то есть исто рических концепций науки, от "Органона" Аристотеля до современной "Эволюционной эпистемологии", требует систематического и "догматиче ского" ознакомления с гносеологией, логикой и научной эпистемологией.

Но просто поставить задачу написать ещё один, "правильный" учебник было бы совершенно недостаточным.

Следует понимать, что пока мы в России увлечённо занимались ре формированием образования и науки, серьезно изменилась сама наука.

Решение задачи секвенирования генома явным образом открывает новый этап в истории всей науки. Вслед за задачами элементарного анали за "в основном" решены и задачи структурного анализа. В течение 200 лет экспериментально-математическое познание работало над выделением элементарных частиц и элементарных сил. В течение ХХ столетия основ ные задачи сводились к описанию структур - в кристаллографии, в социо логии, затем на биохимическом уровне. Секвенирование генома - заметная веха на этом пути. Как и в поиске элементов (на что нацелен, например, Большой Адронный Коллайдер), конечно, в исследовании структур воз можны новые открытия - природа неисчерпаема. Но каждое такое новое открытие требует все больших и больших интеллектуальных и материаль ных усилий. БАК стоит десятки миллиардов долларов и потребовал объединения усилий ученых и государств всего мира. Смена проблемати ки, а вместе с тем и лидера естествознания в этих условиях вполне есте ственна, поскольку рядом, и даже на основе решенных старых проблем, открывается новая проблематика, требующая значительно меньших уси лий, но дающая при этом результаты, не менее значимые в научном и практическом смысле.

Описание структуры буквально, в качестве продолжения исследова ния, требует изучения поведения этой структуры (системы) и в "стандарт ных", и в "реальных" условиях "обитания". Лидер или группа лидеров естествознания должны проявить адекватный новой проблематике подход и построить адекватную методологию исследования. Само лидирование является продуктом адекватности методологии, и, следовательно, возмож ности методологической экспансии на новые области со сходной пробле матикой.

Изучение поведения в самом широком смысле этого термина - от ди намики молекулярных констелляций до космологической эволюции, от самоорганизации белково-нуклеиновых реакций до распределения психи ческих процессов и обработки информации в ЦЕРНЕ в период работы Большого Адронного Коллайдера - неизбежно порождает ряд весьма сход ных проблем, независимо от объекта исследования.

1. Уникальность каждого исследуемого процесса. Структура тогда позна на, когда она может быть воспроизведена, т.е. перестает быть уникальной.

В изучении поведения меня интересует прошлое, настоящее и будущее именно этого процесса. Объект эволюционного исследования невоспроиз водим, и утверждение типа: "всегда, когда в Сибири происходит геологи ческий разлом, образуется озеро со сверхчистой водой", мягко говоря, ли шено эвристического смысла. Озеро Байкал существует один раз, но науч ные законы якобы содержат квантор общности и, хотя бы формально, предполагают неограниченное повторение объекта исследования.

2. Парадокс "познания по истории" (диагноза по лечению). Поведение есть результат не только структуры, но и всех окружающих условий. Событие есть конкреция влияний, по выражению А.Уайтхеда, направленный внутрь процесс самотворения. Но эти влияния, процессы, порождающие событие, независимы друг от друга до тех пор, пока они не сойдутся в данном собы тии. Если анатомия человека есть ключ к познанию анатомии обезьяны, то в еще большей степени история анатомии есть ключ к познанию условий обитания вида. Смысл и значение структуры раскрываются только по её последующей истории, но исследователю поведения нужен диагноз как основа прогноза. Однако история (и только она) может служить основой для раскрытия многообразия процессов, происходящих в "среде обитания" исследуемого объекта, и тем самым - основой более надежного диагноза и прогноза.

3. Многоуровневость моделирования поведения. Кроме обычного деления "микро-макро", даже в физике приходится выделять "мега" (звёздные си стемы, галлактики, метагаллактику). В биологии "микро" есть генотип, а "макро" - фенотип организма;

но кроме них есть ещё и популяционный уровень, а ещё выше - биоценотический и биосферный уровни. И все эти три, четыре или пять уровней ещё раскалываются онтогенезом и филогене зом, как уровнями "поведения", эволюции. В экономике, наряду с обычны ми "микро" (отдельное хозяйство) и "макро" (национальная экономика), приходится вводить и "мезо" (неясно - то ли отрасль, то ли регион) и "ги пер" - мировую экономику в целом. А в изучении "поведения" ещё хуже:

реакция агента экономики на ситуацию, конъюнктура, цикл жизни хозяй ства, цикл жизни отраслевого рынка, национальный экономический рост и развитие, институциональные трансформации;

то есть по крайней мере шесть временных планов или уровней организации. И каждый из них име ет своё преломление в "микро", "мезо", "макро" и "гипер" уровнях эконо мики. Кроме того, поскольку на каждом уровне складываются свои струк туры, невозможно осуществить переход от одного уровня к другому фор мальным интегрированием, как в статистической физике.

"Поведение" (или эволюцию) приходится изучать в открытых, неравновес ных и сильно неустойчивых системах. Не только время жизни, но и харак терные эволюционные периоды отдельного предприятия сравнимы как с периодами изменений на отраслевом рынке, так и с периодами институци ональных трансформаций. Кто-то успевает всю жизнь прожить в эпоху перемен. Отношения между уровнями оказываются совсем иными, чем в условиях действия "числа Авогадро": действия отдельного предприятия, и не только такого крупного, как "Газпром", могут иметь "макро" и "гипер" экономические последствия.

Из биологических наук, чаще других претендующих на лидерство в естествознании, наиболее близкий к очерченному выше подход имеет эво люционная теория. Даже в этологии проблематика уникальности и исто ричности стоит менее остро, чем в области эволюционных исследований.

Опыт исследования индивидуальности существует в этологии в отрыве от моделирования, которое оказывается всегда типологичным.

Огромный опыт накоплен так же в гуманитарных науках, прежде всего в исторических. Если бы в герменевтике удалось перейти от толкова тельного субъективизма к экспериментально-математическому отражению смыслов в истории, то это могло бы стать основой для серьезного прорыва в методологи исследования поведения и эволюции.

Лидером науки в XVII-XIX веках была физика. Лидером науки в ХХ веке стала биология. Лидером науки XXI века должна стать история астрофизическая, геологическая, биологическая, психологическая, эконо мическая, социальная.

Про советскую науку следует сказать: пациент скорее мертв, чем жив. Да, основной причиной смерти пациента был "шок без терапии". Да, сказалось и хроническое недофинансирование в течение 16 лет. Да, сказа лись и попытки реформировать науку "сверху", "снизу" и "сбоку", только не из интересов самой науки. Но не надо забывать и того, что "мировая наука", единственное, что может называться наукой, - просто ушла вперёд.

Структура философского курса магистранта должна определяется избираемым для его построения систематическим, а не историческим под ходом к изложению материала. Впрочем, поскольку в изучении и построе нии методологии науки приходится ориентировался на геологию, биоло гию и социальную историю, а не на математическую физику, то и система тическая структура курса получится скорее "естественной" или "генетиче ской", а не логической.

И.В. Гордеева Наука в эпоху постмодернизма: рациональные знания и лженаучные идеи Уральский государственный экономический университет Ключевые слова: научная рациональность, лженаучные идеи, мировоззрен ческий кризис, качество образования Развитие современного постиндустриального общества «на основе всемерного использования потенциала, заключенного в прогрессе теорети ческого знания», – факт, не подлежащий сомнению. Превращение научных знаний в непосредственную производительную силу общества, невидан ные ранее темпы научно-технического прогресса изменили облик совре менного мира в большей степени, нежели политические и социально-эко номические потрясения последних десятилетий. Экономика современных высокоразвитых стран Запада и Востока – это экономика общества, осно ванного на высоком интеллектуальном потенциале и наукоемких отраслях промышленности. Все это порождает спрос на знания, а формирование «класса интеллектуалов» стимулирует развитие системы высшего образо вания, ибо уровень интеллектуального развития начинает непосредственно определять материальное благосостояние.

В данной ситуации нельзя не вспомнить высказывание В.И. Вернад ского о приоритетной роли научной мысли в преобразовании биосферы в ноосферное состояние и о невиданном ранее возрастании значения наук в общественной жизни всего человечества. Казалось бы, сбывается мечта сциентистов, и современной науке по силам осуществить ранее не разре шимую философией и религией задачу: сделать всех людей счастливыми.

Тем не менее, реальность развеивает оптимистические иллюзии. В конце ХХ – начале XXI вв. одним из парадоксов развития человечества стал рост интереса к всевозможным паранаучным и антинаучным учениям. Повы шенное внимание к всевозможным оккультным «наукам» в российских и зарубежных СМИ, художественной и претендующей на звание научно-по пулярной литературе, а также среди значительной части населения нельзя объяснить, исходя исключительно из гносеологических причин. Очевид но, что ситуация значительно сложнее и требует детального анализа. При этом не следует забывать, что развитие любой самоорганизующейся систе мы (а современный глобализирующийся мир, безусловно, является та ковым) определяется синергетическим эффектом взаимодействия целого ряда фактов, причем некоторые из последних нередко упускаются из вни мания в силу своей «незначительности». Таким образом, вызывающее се рьезную и небезосновательную тревогу кризисное состояние мировоззре ния значительной части населения может являться результатом сочетания разнообразных и нередко взаимоисключающих причин и одновременно представлять серьезную угрозу для перспективы дальнейшего развития об щества в целом.

Интерес к исследованиям современного противостояния научных (в первую очередь, естествознания) и лженаучных концепций неуклонно воз растает на протяжении последних 10 лет. Распоряжением Президиума РАН № 101003-500 от 11.11.1998 г. была создана Комиссия по борьбе с лженау кой. В работах В.С. Степина, В.Л. Гинзбурга, Э.П. Круглякова и др. нашел яркое и, в достаточной мере, полное отражение как драматизм современно го состояния науки в России, так и возрастающее влияние антинаучных концепций на мировоззрение российского общества, включая государ ственные структуры. К сожалению, на взгляд автора данной работы, среди причин, вызвавших современный мировоззренческий кризис, фигурируют в основном гносеологические, а также социально-экономические. При этом за пределами внимания оказались как особенности национального мышления и культуры, так и изменения мира современной науки в целом.

Данная работа представляет собой, главным образом, анализ комплекса различных причин возрастания интереса к вышеупомянутым учениям, как характерных для мирового развития в целом, так и с учетом специфики российского менталитета и социально-экономической ситуации в стране. Также в работе рассматриваются всевозможные нередко недооце ниваемые негативные последствия (экономические, мировоззренческие, социальные) от роста влияния лженаучных концепций.

Прежде чем анализировать специфический характер взаимоотноше ний научных и лженаучных концепций в современном мире, необходимо иметь четкое представление о соответствующей терминологии. Существу ет несколько дефиниций слова «наука», наиболее распространенными сре ди которых являются «сфера человеческой деятельности, функции которой состоят в выработке и систематизации объективных знаний о действитель ности», а также «форма духовной деятельности людей, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных за конов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того чтобы предвидеть тенденции развития действительности и способствовать ее изменению». В.И.Вернадский в качестве основных особенностей науч ного познания выделял: 1) обязательную эмпирическую проверяемость вы водов;

2) активное использование математических методов исследования;

3) рациональность мышления, указывая, что «есть одно коренное явление, которое определяет научную мысль и отличает научные результаты и научные заключения… от утверждений философии и религии, – это обще обязательность и бесспорность правильно сделанных научных выводов, научных утверждений, понятий, заключений».

Что касается лженаучных концепций, то приходится констатировать, что, несмотря на ряд исследований в данной области, четких дефиниций понятия «лженаука», а также единой классификации учений, относящихся к данной сфере деятельности, не существует. Так, например, термины «лженаука», «антинаука», «псевдонаука» в одних случаях рассматривают ся как синонимы, в других же исследованиях характеризуются как родственные, но все же самостоятельные понятия. В.Ф.Берков объединяет всю терминологию под общим словом «паранаука», определяя последнюю как «форму познавательной деятельности, возникающей как альтернатива или дополнение к существующим видам научного знания, и главным при знаком, по которому конкретную форму познавательной активности мож но отнести к области паранаучного знания, является несоответствие обще принятым критериям построения и обоснования научных теорий, а также неспособность рационально истолковать изучаемые феномены». В.В.Сви ридов использует общий термин «псевдонаука», под которым понимает «социально-психологический феномен, который, выполняя в обществе функции, не связанные с получением достоверного и эффективного зна ния, претендует на статус и авторитет науки».

В дальнейшем мы будем использовать наиболее распространенный термин «лженаука» как синоним псевдонаучного знания, понимая под ней совокупность учений, претендующих на статус науки, но не соответствую щих критериям научного знания. Мистика, наряду с религией, мифологи ей, искусством составляют самостоятельные сферы духовной культуры и не могут соответствовать критериям научного знания по определению, а также являться лженауками до тех пор, пока они сами не постулируют себя в качестве таковых, декларируя свою принадлежность к миру науки.

Что касается критериев отличия лженауки, то наиболее общепри знанными являются следующие:

Утверждения лженауки не согласуются с установленными фактами, не выдерживают объективной практической проверки.

Псевдонаучные знания фрагментарны и не вписываются в какую либо интегральную картину мира.

Доминирующая роль науки начинает проявляться в период позднего Возрождения и, несомненно, обусловлена потребностями практического развития общества, зарождения и развития капиталистических отношений и индустриальной цивилизации. XIX век в истории Европы можно по пра ву охарактеризовать как период величайшего научного оптимизма, когда лозунг Ф.Бэкона «Scientia potentia est» получил реальное воплощение в жизнь, наука декларировалась в качестве величайшей человеческой ценно сти, «сама себе философия» (О.Конт), и с научно-техническим прогрессом связывались надежды на реализацию всеобщего счастья. Однако спустя 100 лет ситуация изменилась радикальным образом. Согласно данным со циологического исследования, проведенного в странах Европы, 63,2% опрошенных полагают, что наука несет опасные знания, а около 80% утверждают, что ученые пренебрегают этикой в процессе исследования.

Еще более парадоксальными выглядят результаты проекта, объединившего исследователей из 30 стран мира с целью выяснения отношения к науке современных 15-тилетних подростков. Данные опроса выявили обратно пропорциональную зависимость между уровнем экономико-технологиче ского развития страны и взглядами учащихся на роль науки в обществе.

Наиболее негативные оценки научной деятельности были выставлены в Японии, где большинство опрошенных полагает, что потенциальный вред от научных исследований превалирует над выгодой.

Таким образом, можно констатировать, что из воплощения надежд на всеобщее счастье научно-технический прогресс превратился в своего рода «пугало» современного постиндустриального общества, что обуслов лено очередным мировоззренческим кризисом цивилизации. Пессимисти ческие взгляды на современное развитие преобладают не только в слабо развитых, но и процветающих странах, Средства массовой информации привычно оценивают международные события в терминах катастроф. В подобной ситуации становятся привычными всевозможные апокалипсиче ские сценарии и прогнозы развития человечества. Чаще всего катастрофи ческие сценарии связывают с 1) возможностью применения оружия массо вого поражения (ядерного, химического, бактериального) как в мировой войне, так и локальными террористическими группами;

2) полной модифи кацией природы человека и превращения последнего в некоего киборга и 3) экологическим кризисом цивилизации. В любом случае в происходящем обвиняют в первую очередь науку, которая, снабдив человечество сред ствами к самоуничтожению, не смогла обеспечить его духовный прогресс и, кроме того, не в состоянии представить какие-либо точные прогнозы на будущее. Следовательно, в газах населения наука утрачивает одну из важ нейших – прогностическую функцию знания. Кроме того, отсутствие сре ди специалистов какого бы то ни было единого мнения по поводу таких важных проблем как глобальное изменение климата или экологическая си туация на планете вызывает разочарование в существовании объективных научных истин и «общеобязательности правильно сделанных научных вы водов».

Следующая причина изменения отношения к научным исследовани ям отражена Ш.Л.Глэшоу в символичном заглавии «Физика элементарных частиц как бесполезная трата времени и денег»: физика элементарных ча стиц стала малопонятной, дорогостоящей и совершенно непрактичной. Ка оны, мюоны, нейтрино и им подобны, быть может, никогда не повлияют на будущие технологии.

Изучение классической механики необходимо для создания метеорологических спутников. Ядерная физика и релятивистская формула Е=Мс2, привели к получению атомной энергии. Однако физика частиц кажется бесконечной дорогой в никуда. Затраты на научные иссле дования в высокоразвитых государствах сопоставимы с годовыми бюдже тами некоторых регионов. Но если прикладная наука на 60-85% финанси руется из различных фондов и заказчиками, заинтересованными в разра ботке той или иной темы, т.е. существует за счет большого бизнеса, то фундаментальные исследования осуществляются, в первую очередь, за счет государственного бюджета, следовательно, в конечном счете, на день ги налогоплательщиков. Современное общество потребления, ориентиро ванное на существование «здесь и сейчас» не заинтересовано в накаплива нии «бесполезных» теоретических знаний для гипотетических потомков.

Концепции происхождения вселенной и множественности миров, строения черных дыр и зарождения земной жизни представляют интерес для дале ких от науки людей до тех пор, пока это не выражается в конкретных сум мах финансовых затрат. Журналист и популяризатор науки Дж.Хорган в своей книге «Конец науки» прогнозирует постепенную утрату последней (под наукой он понимает, в первую очередь, фундаментальное естество знание) своих лидирующих позиций в духовной культуре с сохранением только технологических исследований на базе уже имеющегося теоретиче ского знания. Уже сейчас 91% инноваций имеют в качестве источника предшествующую технологию. И только 9% – достижения в сфере науки.

Выбор же бизнесменов, если существует дилемма между серьезным иссле дованием, обещающим конкретный результат через 5-10 лет и чудо-техно логией, гарантирующей «КПД от 300 до 500 %», зачастую оказывается от нюдь не в пользу традиционной науки.

ХХ век можно по праву назвать периодом научных революций, при ведших к смене естественнонаучной парадигмы и формированию принци пиально новой науки неклассического и постнеклассического типа, не со ответствующей ряду критериев научного знания, перечисленных выше.

Речь идет не только об утрате наглядности, наблюдаемой в квантовой ме ханике «это означает, что любая картина атома, которую можно нарисо вать на основе наших представлений о нем, будет eo ipso ошибочной». По мимо этого, многие современные научные концепции принципиально недоказуемы (модель Большого взрыва, идея существования множествен ных вселенных и пр.) Ниже приведены несколько высказываний специали стов в разных сферах естествознании, как нельзя лучше иллюстрирующие данную мысль.

«Г.М. Идлис и Н.С. Кардашев давно уже отмечали, что деятельность сверхцивилизаций может быть связана с тем, о чем мы можем пока только писать в фантастических романах, например, с уходом в другие про странства, что теоретически возможно в черных дырах. Вместо неограни ченной экспансии в нашем пространстве (или, скорее, после этой экспан сии – эту стадию они могли пройти за миллиарды лет до нашего появления на свет) сверхцивилизация может сосредоточиться на изучении микроми ра, создании черных дыр и других вселенных. Проблема существования внеземного разума плавно переходит в область научной фантастики, рас плывается и исчезает…» (Ю.Н. Ефремов).

«Если бы путешественник смог проникнуть через «горлышко» все ленной наружу, он с удивлением бы увидел что та вселенная, откуда он ро дом, представляется здесь микроскопическим объектом… Это новое про странство также может оказаться почти замкнутым и снова связанным ми кроскопической горловиной со следующим пространством. В принципе та кая повторяемость микроскопического и макроскопического может быть неограниченной…».

Концепция существования Метавселенной, представленной множе ством постоянно порождающихся вселенных, принципиально непроверяе ма даже косвенными методами, следовательно, к ней невозможно при менение важнейших принципов верификации и фальсификации, лежащих в основе достоверного научного знания. Следовательно, научное знание сближается с религиозным, где главным критерием истинности является вера. Таким образом, с точки зрения неспециалиста размывается граница между наукой, мистикой и религией, что неоднократно отмечали и сами исследователи. Многие вообще не видят серьезного различия между науч ной космологией, мистицизмом или сенсационными сторонами парапсихо логии. Несмотря на неоднократные заявления о чистом материализме, эм пирической основе и рациональности современной науки, исследования показывают, что все обстоит далеко не столь однозначно. Религиозно-ми стические взгляды Ф.Бэкона, И.Ньютона, И.Кеплера или М.Фарадея, не оказывали влияния на результаты исследований, так как не имели непо средственного отношения к науке. Однако в науке ХХ-XXI вв. ситуация начинает изменяться. Президент Ран Ю.А.Осипов утверждает, что «сама научная космология сегодня ставит проблемы, соотносящиеся с обсуждаю щимися традиционной теологией вопросами происхождения Вселенной».

«Как полагает синергетика, в сложной системе проявляются внутренние причины ее самоорганизации, не проявленное Дао восточной философии».

Наука, ищущая ответы на загадки мироздания в мистической сфере, пере стает быть наукой в традиционном смысле этого слова. В этой связи совер шенно логичным выглядит высказывание Ф.Капры о том, что уравнения современной квантовой механики сродни восточным мантрам.

Одно из неизбежных следствий перехода современной цивилизации в постиндустриальную и информационную стадию – изменение представ лений о цели, содержании и критериях качества образования. Тенденция к интеграции ряда европейских стран в единое образовательное про странство является результатом происходящих в современном мире стре мительных и необратимых процессов глобализации. Целью реформирова ния европейского образования становится повышение его конкуренто способности на мировом рынке образовательных услуг. Высшее образова ние, являвшееся еще недавно элитарным, постепенно становится массо вым, почти обязательным для успешной карьеры в любой сфере деятельно сти, профессионально ориентированным.

Соответственно, изменяются и требования к уровню и характеру предлагаемых образовательных услуг: из фундаментального образование превращается в прикладное, нацеленное на решение конкретных практиче ских задач. Высшее образование становится непременным условием жиз ненного успеха, а знания превращаются в товар, качество которого пред стоит оценивать потребителю. В этой связи реформы высшего образова ния, осуществляемые в современном мире, нацелены именно на ориента цию вузов в сторону подготовки специалистов в сфере конкретной практи ческой деятельности при одновременном снижении удельного веса фунда ментальных дисциплин в учебных программах. Лауреат Нобелевской пре мии Ш.Э.Глэшоу писал: «мы уводили свою молодежь от науки и техноло гии… Я получил образование в системе бесплатных средних школ Нью Йорка. Государственные экзамены требовали серьезной, обстоятельной и стандартной учебной программы. Сегодня подобное тестирование попу лярностью не пользуется. Важно самовыражение, а грамматика и история – дело десятое». Эту мысль разделяет известный астрофизик К.Саган: «В наши дни на Западе купить астрологический журнал можно в любом киос ке. Гораздо труднее найти издание по астрономии». Такую же картину мы можем наблюдать и в России. Не имея базовых знаний по основным есте ственнонаучным дисциплинам потенциальный предприниматель в принци пе не в состоянии отличить научные от лженаучных идей, а также оценить перспективы той или иной научной разработки и нередко отвергает мир науки. Академик РАН Г.А.Месяц отмечает: «В Америке, например, труд ученого не считается престижным. Там в бизнесе можно заработать гораз до больше. Поэтому черновой работой в науке там занимаются в основном приезжие». Ту же мысль высказывает проф. О.В.Крылов: «Один из круп нейших ученых в области науки о поверхности в США Г.Соморджай, с ко торым я поделился своим мнением о будущем исчерпании ряда научных проблем, посоветовал мне не быть пессимистом. Однако я обратил внима ние, что в его лаборатории сегодня работает меньше сотрудников, чем раньше, и работают в значительной степени китайцы и русские, а не аме риканцы. Так что снижение интереса к науке наблюдается даже в очень хо роших научных центрах».

Рассмотрев основные причины роста влияния лженаучных концеп ций в современном мире, перейдем к анализу нашей российской специфи ки. Одним из факторов, способствовавших стремительному распростране нию лженаучных концепций среди российского населения, явилась готов ность последнего к восприятию данных идей. Не следует забывать, что вплоть до начала ХХ века около 80% жителей нашей страны составляли представители крестьянского сословия. Индустриализация и логически по следовавшая за ней урбанизация существенно изменили географическую карту России и демографическую ситуацию, но практически не затронули глубинные пласты национального менталитета. Духовное самосознание народа, несмотря на официально признанное (и принимаемое) правосла вие, оставалось в значительной степени синкретичным, сохраняя остатки многих языческих культов в виде признания всевозможных сверхъесте ственных сил и духов природы, как благосклонных к человеку, так и враж дебных ему. Вера в единого Бога и посещение церкви вполне сочетались с «кормлением домовых», заговорами против леших и русалок и обращения ми к сельской ведьме для наведения порчи на соседа или к знахарю для снятия этой же порчи.

Крещение Руси, принятое малограмотным населением в сельской местности в большинстве случаев формально, мало что изменило в тради ционном образе жизни: «Во многих русских местах… скверные мольбища идольские сохранялись и до царства великого князя Василия Ивановича… Суть же скверные мольбища их: лес и камни и реки и болота, источники и горы и холмы, солнце и месяц и звезды и озера… всей твари покланяются яко богу и чтут и жертву приносят кровную бесам – волов и овец и всякий скот и птицу…»

Подобное двоеверие, когда человек убежден, что Святой Николай и домовой – существа одного мира, и не осознает, что речь идет о диамет рально противоположных концепциях, сохранилась вплоть до ХХ и даже XXI в., несмотря на официальный атеизм советского периода. Следова тельно, не должно вызывать удивления, что появившиеся в конце 1980-х гг.в СМИ сообщения о т.н. «барабашках» («полтергейсте»), ассоциирова лись с привычными домовыми, йети очень быстро был найден аналог в виде лешего, а что касается русалок, ведьм (или по современному «экстра сенсов»), то в их существовании народная молва никогда не сомневалась (само слово ведьма имеет, очевидно, еще до-славянские, корни). Очень на глядно подобные воззрения отражены Н.В.Гоголем (в повести «Ночь перед Рождеством» ведьма Солоха, знахарь Пацюк и священник мирно уживают ся в одном селе). В свете подобного мышления представляется вполне ло гичной готовность поверить в существование параллельных миров, при шельцев из других измерений или из космоса (при желании им можно найти аналоги в народной мифологии, назвав ступу Бабы-Яги «гравитоле том») или существование в прошлом на Земле высокоразвитой цивилиза ции, воспоминания о которой, возможно дошли до нас в виде сохранив шихся легенд и сказок.

«Ушла в прошлое пресловутая уверенность в завтрашнем дне. Сего дня мы живем в условиях постоянной нестабильности общества, обнища ния большей части народа, частых и сильных стрессов. Все это создает предпосылки для расцвета лженаук, для проникновения суеверий в широ кие слои общества. Люди ищут спасения от тягот жизни у гадалок, с наде ждой внимают словам целителей» (Э.П.Кругляков). Социально-экономиче ские потрясения, вызванные распадом Советского Союза, изменением всей политической системы и общественно-экономической формации неизбеж но стимулировали мировоззренческий кризис в современном российском обществе. Аналогичная ситуация наблюдалась во Франции во второй по ловине XVIII в. при отсутствии кризиса в сфере естественных и гуманитар ных наук. Именно тогда, в эпоху Просвещения на ниве лженаучных идей активно проявляли себя всевозможные авантюристы. Очевидно, что предложение диктуется повышенным спросом не только на «чудеса», в том числе возможность быстрого решения финансовых проблем, но и есте ственным стремлением любой системы (человеческое общество не являет ся исключением) к поддержанию гомеостаза. «Нынешний бурный расцвет шарлатанства имеет свои специфические истоки. Это и дикий российский капитализм, у которого нет ни чести, ни совести, это и остатки советского менталитета с его безоговорочной верой СМИ, это и подрыв престижа науки в России. Наконец, это мировоззренческий вакуум, образовавшийся в результате кризиса советской идеологии, в который пестрой толпой устремились всякого рода шарлатаны, целители, «гуру», «спасители» и просто мошенники в надежде «впарить» потерявшим ориентацию и уве ренность в себе людям ту или иную небылицу, ложь или обман».

Потребность в стабильности, предсказуемости будущего, уверенно сти в завтрашнем дне совершенно закономерна, но прогнозы футурологов неоднозначны и пессимистичны в отношении России, а синергетическое представление о глобальной эволюции, лежащее в основе постнеклассиче ской науки, утверждает, что развитие мира – процесс необратимый и не предсказуемый. Механическая модель мира И.Ньютона прекратила свое существование (в отличие от законов классической механики), а вместе с ней из науки исчез и лапласовский принцип детерминизма в его гипертро фированно универсальной формулировке. Стационарный, уютный и пред сказуемый мир И.Ньютона не признается более научной общественностью, но значительная часть российского населения продолжает чувствовать себя частью этого мира и стремится к «знанию будущего». Поскольку нау ка не отвечает возлагаемым на нее надеждам, то социальный заказ выпол няют всевозможные прорицатели (астрологи, хироманты и пр.), постули рующие свои прогнозы в качестве научных. Астрологи предоставляют об ращающимся к ним людям иллюзию надежды и предсказуемости в обмен на конкретное материальное вознаграждение, их прогнозы нередко проти воречивы и взаимоисключающи, но более доступны пониманию неспециа листа, нежели сложные математические формулы и специфические терми ны астрономии.

Распад советского Союза, пренебрежительные отзывы «демократов первой волны» об «этой стране», чья миссия – «демонстрировать всему миру, как не надо жить», обвинения в оккупации и завоевании чужих зе мель со стороны политических лидеров ряда стран СНГ и Прибалтики, а также национальных республик самой Российской Федерации закономерно сформировал у части российского населения своего рода «комплекс непол ноценности» и стимулировал ответную реакцию в виде роста националь ного и националистического самосознании. В подобной ситуации очень своевременными оказались конъюнктурные публикации, посвященные ис торическим исследованиям (чаще всего осуществляемым дилетантами в исторической науке), смысл которых сводится к «научному обоснованию»

древности и великого прошлого славянского, русского и т.п. населения.

Типичным примером подобной «фольк-хистори» стала пресловутая «новая хронология», обоснованная академиком РАН А.Т.Фоменко и сократившая всю историю человеческой цивилизации до 1000 лет, так как традиционная история якобы является результатом массовой фальсификации и подделки исторических материалов и документов разных эпох. Данная концепция, справедливо критикуемая профессиональными историками как лженауч ная, тем не менее, вызвала неподдельный интерес среди части студенче ской молодежи не только в силу максимализма последней и интереса ко всему неординарному, разрушающему привычные взгляды на мир, но и по причине постулирования А.Т.Фоменко существования великой Руси-Орды или Русь-Монгольской империи, контролировавшей большую часть циви лизованного мира: «и никогда не обращался наш народ, как учит ортодок сальная история, к скандинавам с призывом о помощи навести порядок в Русской земле». «Западная Европа была в панике, страх охватил не только Германию, но и Францию, Бургундию и Испанию и повлек за собой пол ный застой торговли Англии с континентом. Исключение составлял только император Фридрих II, который вел с Иваном Калитой активную пере писку». Очевидно, что подобные высказывания льстят национальному самолюбию.

Подобные противоречия встречаются и в работах В.Е.Шамбарова, обвиняющего официальную историческую науку в тенденциозности и конъюнктурных соображениях, что, разумеется, имеет место. В то же вре мя сам автор использует в качестве источника объективной информации легенды. «Котловина от большого метеорита известна и в Аризоне, причем ее возраст определен методом радиоуглеродного анализа и состав ляет 25 тыс. лет. А легенды местных индейцев говорят о том, что в этом месте спустилось с неба какое-то божество «в облаке огня». Мы видим,… что память о глобальных катаклизмах неимоверного прошлого считалась настолько важной, что добросовестно сохранялась, облекаясь в мифологи ческие формы и передаваясь из поколения в поколение». Не задумываясь о том, в какой мере историческая память народа способна сохранить сведе ния о событии 25-тысячелетней давности без искажений, так же как и воз можность существования самого народа на протяжении всей этой эпохи на данной территории, автор выстраивает целую естественнонаучную концеп цию, предлагая собственную оригинальную трактовку фактов, объяснимых без всяких мировых катастроф «Кстати, сам факт подобных катаклизмов может объяснить многие загадки палеонтологии, палеоботаники и этногра фии. Например, почему в Сибири когда-то росли тропические растения и жили слоны, а в море у Шпицбергена сформировались коралловые рифы, а за полярным кругом найдены следа произрастания магнолии, кипарисов, платана, каштанов, тополя, а в Гренландии – винограда». Следствием гло бальных катаклизмов является исчезновение древнейшей культуры и заро ждение новой, разумеется, на территории современной России.

Подобные лженаучные идеи отнюдь не являются безобидными с мировоззренческой точки зрения. Если обращение к экстрасенсам за меди цинской помощью может стоить человеку жизни или привести к се рьезным последствиям для здоровья, то идеи «величайшей и древнейшей в мире» культуры воспитывают не столько чувство патриотизма и нацио нальной гордости, сколько национальное высокомерие, неуважение к исто рии других народов и могут послужить благодатной почвой для национал шовинистической идеологи и экстремизма.

Российского учащегося отличает от зарубежных сверстников, во первых, значительно большая любознательность и интерес ко всему необычному, включая выходящее за рамки привычной науки, во-вторых, более широкий кругозор и осведомленность о различных научных пробле мах и дискуссиях и, в-третьих, отсутствие критического мышления и уме ния анализировать полученную информацию. Некритичность мышления является закономерным следствием системы обучения, сложившейся в средней и высшей школе когда предельным критерием истинности выска зывания служит авторитет педагога (или ученого – автора концепции), ко торый не подлежит обсуждению. Причины данной особенности заключа ются не только в авторитарном стиле педагогики, практиковавшейся в со ветском (и монархическом) прошлом страны, но и в отсутствии длитель ных традиций университетского образования в России в целом. В ре зультате, усвоив определенный набор научных теорий и встретив в науч но-популярной литературе высказывание, противоречащее какому-либо из них, учащийся теряется, и, не умея дать оценку мнениям путем сопостав ления данных и фактов, с присущим юному возрасту максимализмом и ни гилизмом отказывается от какой бы то ни было теории вообще.

С целью выяснения распространенности некоторых лженаучных идей среди учащихся студентам первого курса ряда факультетов Уральско го государственного экономического университета были предложены ано нимные анкеты, вопросы в которых отражали различные аспекты взаимо действия науки, лженауки и общества. Всего в анкетировании приняло участие 500 человек. Ниже приведены обработанные данные по ряду выбо рочных вопросов.

Таблица Какие из перечисленных дисциплин Вы бы отнесли Ответы уча к научным? щихся, % Математика 93, Философия 42, Экономическая теория 78, Астрология 47, Экология 33, В данном и последующих вопросах допускалось более одного вари анта ответа. Обращает на себя внимание тот факт, что критерии разграни чения научных и ненаучных знаний у большинства учащихся явно размы ты. С одной стороны, теология вполне справедливо исключается из числа научных дисциплин, с другой стороны, среди наук оказалась астрология, которую явно либо путают с астрономией (исключенной из школьной про граммы), либо поддаются убеждению самих астрологов в «научности» их предсказаний. Наиболее парадоксальной выглядит ситуация с экологией, которой «отказали» в научности почти 2/3 всех учащихся.

Таблица Какие из перечисленных концепций, на Ваш взгляд, Ответы уча можно отнести к лженаучным (антинаучным)? щихся, % Возможность построения вечного двигателя 34, Теорию эволюции Ч. Дарвина 10, Теорию относительности А. Эйнштейна 3, Возможность существования внеземных форм жизни и 16, разума Возможность предсказания по положению небесных 54, тел судьбы и будущих событий Существования у ряда людей паранормальных способ- 34, ностей (чтение мыслей и пр.) Корреляция количества опрошенных, отнесших астрологию к числу научных дисциплин с количеством верящих в возможность предсказания по положению небесных тел будущих событий и человеческой судьбы, вполне ожидаема. Характерно, что только 34,1% учащихся считают воз можность построения вечного двигателя лженаучной концепцией, что сви детельствует о явной потребности в корректировке школьных программ по физике. Тот факт, что только 3,2% анкетируемых отнесли к лженаучным теорию относительности не должно вызывать особых иллюзий, так как большинство учащихся экономического вуза просто не знакомо с данной концепцией и поэтому не имеет о ней собственного мнения. Что касается 10% учащихся, охарактеризовавших как лженаучную теорию эволюции Ч.Дарвина, то данный факт можно рассматривать как повод для сдержан ного оптимизма, так как в условиях стремительно развивающейся атаки на дарвинизм со стороны креационистов, сторонников идей Е.Блаватской, ка тастрофистов и новоявленных создателей «новых концепций мироздания»

результат мог быть гораздо хуже хотя бы потому, что эволюционная тео рия изучается в школьном курсе биологии и учащиеся имеют возможность дать ей соответствующую оценку, хотя нередко помнят только идею есте ственного отбора и что «человек произошел от обезьяны». В самом деле, по части опровержений дарвинизм в настоящее время явно лидирует уже в силу того, что для критики теории относительности, например, требуется серьезная математическая подготовка. В качестве аргументов contra ис пользуются самые абсурдные высказывания в духе «никто не видел, как обезьяна превратилась в человека» (термин «превратилась» явно позаим ствован из литературы в жанре «фэнтази»), «найден череп человека совре менного вида, которому уже 2 миллиона лет» (это – лишь указание на бо лее раннее начало человеческой эволюции), «найдены останки австралопи теков на территории Китая» (непонятно, чем это опровергает дарвинизм) и пр.

Таблица С какими понятиями у Вас ассоциируется слово Ответы уча «наука»? щихся, % Достоверность знаний 75, Прогресс 73, Опасность 1, Скука 3, Интерес 27, Противоречивость 20, Непонятность 7, Ненужность Результаты ответов на данный вопрос вызывают более всего опти мизма. Во-первых, очень важно, что ни у одного из опрошенных не воз никло сомнения в ненужности науки как таковой, что, очевидно, контрас тирует с проведенным в главе анализом. Во-вторых, только 1,2% учащихся выразили своего рода опасения перед научными исследованиями. Чаще всего понятие «наука» ассоциируется со словом прогресс (очевидно, что сциентистские настроения еще присутствуют в российском обществе), а также достоверность знаний (таким образом, принцип верификации инту итивно используется учащимися). Характерно также, что ассоциация со словом интерес применительно к науке применяется приблизительно в раз чаще, чем со словом скука. Что касается противоречивости науки, от меченной 20% опрошенных, то результат является вполне закономерным в свете перечисленных выше проблем в самой науке.

Современная российская молодежь, несмотря на обвинения в праг матизме и скептицизме, в большинстве своем еще не заражена антисциен тистскими идеями, готова к восприятию научных достижений и относится к ним с интересом. Около 50% опрошенных связывают перспективы соци ально-экономического развития России в ближайшие десятилетия с интел лектуальным потенциалом нации. Мир вступил в новую фазу своего разви тия, когда главным богатством страны становится не природно-ресурсный потенциал, а интеллект нации, рынок идей и высоких технологий приносит максимальную прибыль. Очевидно, что в ближайшие десятилетия наука сохранит лидирующее положение в обществе, выполняя как рыночные, так и мировоззренческие и социальные (образовательную, здравоохранитель ную и пр.) функции. Важно, чтобы лженаучные идеи не подорвали автори тет науки, а вместе с ним и социально-экономический базис общества, следовательно, необходим взвешенный анализ как причин возникновения, так и возможных последствий развития данных концепций, одним из при меров подобного анализа и является предложенная работа.

ЛИТЕРАТУРА Акимов О.Е. Естествознание: Курс лекций. - М.: Юнити-Дана, Альберт Эйнштейн. Без формул /Сост. К.А.Кедров.- М.: Мысль, Арнольд В.И. Трехсотлетие математического естествознания и небесной механики // Природа, №8, 1987.

Войцеховский А.И. Земля – творение разума? - М.: Вече, 2001.

Антифоменковская мозаика / Под ред. И.А.Настенко - М: Русская панора ма, 2001.

Бабанин А.Ф. Введение в общую теорию мироздания- М.: Едиториал УРСС, 2004.

Берков В.Ф. Философия и методология науки.- М.: Новое знание, 2004.

Василенко И.А. Политическая глобалистика.- М.: Логос, Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. - М.: Рольф, Гейзенберг В. Философские проблемы атомной физики. - М.: Едиториал УРСС, Глэшоу Ш.Л. Очарование физики. - Ижевск: НИЦ Регулярная и хаотиче ская динамика, Девис П. Суперсила. - М.: Мир, 1989.

Ефремов Ю.Н. Вглубь Вселенной. Звезды, галактики и мироздание. - М.:

Едиториал УРСС, 2003.

Капра Ф. Дао физики. - София, 2002.

Кара-Мурза С.Г. Идеология и мать ее наука. - М.: Алгоритм, Кохановский В.П. Философия и методология науки. - Ростов н/Д Феникс, 1999.

Кругляков Э.П. «Ученые с большой дороги» - М.: Наука, 2002.

Крылов О.В. Будет ли конец науки? // Российский химический журнал.

№6. 1999.

Левкиевская Е. Мифы русского народа. - М.: Издательство АСТ. 2004.

Месяц Г.А. Спасти науку. - М.: Наука, Мифы «НОВОЙ ХРОНОЛОГИИ» Материалы конф. на истор. ф-те МГУ.

М.: Русская панорама, Наука. Общество. Человек / Отв. ред. В.С. Степин. - М.: Наука, 2004.

Новиков И.Д. Как взорвалась Вселенная. - М.:Наука, 1988.

Основы философии науки/ под. ред В.П. Кохановского. - Ростов н/Д: Фе никс, Саган К. Космос: Эволюция Вселенной, жизни и цивилизации. - Спб.: Ам фора, Тихоплав В.Ю., Тихоплав Т.С. Физика веры. - СПб.: ВЕСЬ, Философия естественных наук / Под ред. А.С. Лебедева. - М.: Академиче ский проект, 2006.

Хорган Дж. Конец науки. - М.: Амфора, 2002.

Шамбаров В.Е. Русь: дорога из глубин тысячелетий. - М.: Алгоритм, 2000.

Лохов А.Г. Принципы технологии Курганская сельскохозяйственная академия До начала Нового времени господствовало такое представление о че ловеческой жизнедеятельности, в котором искусство и техника ещё чётко не различались. Поэтому рефлексия понятия техники ещё не достигла той степени методичности, которая позволяет человеку, постоянно используя технические знания, методично превращать природные события в арте фактные предметные средства деятельности, сознательно делая их инстру ментом господства над природой И лишь знания о природе, основанные на её неустанном эмпирическом исследовании, целеустремлённые наблюде ния и эксперименты как с природными, так и с искусственно созданными событиями становятся основой для понимания того, в какой степени те или иные природные события человек способен формировать согласно своим целям.

С началом новоевропейской эпохи – под воздействием воззрений Гоббса и Галилея, Бэкона и Декарта, Ньютона, Лейбница и др. – есте ствоиспытатели стали всё более интересоваться разложением явлений при роды на физические элементы и их элементарные функции, и интерпрети ровать поведение природных событий как результат пространственно-вре менных отношений этих элементов. С помощью такого сведения событий природы к геометрии и алгебре стало возможным предсказывать, какие формы и функции появятся у события, если элементы природы перевести в другие отношения и свести воедино. Следовательно, могли быть сконстру ированы (смоделированы) события, поведение которых математически точно соответствовало бы человеческой цели.

Например, такое свойство природы, как вызывать малыми силами большие действия, получило объяснение посредством сведения совокупно го движения к сумме составляющих его сил, наподобие механико-геомет рического закона рычага. Тем самым стало возможным рациональное син тетическое производство событий произвольной конфигурации, например, целесообразных инструментов, таких механизмов, как канатная тяга и та ких машин, как грузоподъёмники.

В целом сформировался новый общетехнологический принцип господства над природой и её использования на пользу человека. Природу можно преобразовывать посредством: а) разложения её на элементы;

б) понимания элементарного движения с помощью рационально ин терпретируемой геометрии;

в) синтеза элементов в новые результаты, соответствующие намерениям человека. Тем самым, возникла общетех нологическая основа для экстраполяции рациональных деятельных воз можностей человека с области неорганической природы на живые организ мы.


Богданова интересует не столько функционирование комплексов, сколько принципы образования целесообразного единства, организации (не случайно он назвал свою науку тектологией, наукой о строительстве особых организованных состояний бытия). Организация выступает в тек тологии более как состояние, чем как процесс. Новая «строительная» наука – это наука об общих законах, по которым происходит организация эле ментов в функциональное целое.

Исходным условием систематизации любого знания является выдви жение фундаментальной идеи, исходного принципа, в силу значимости ко торого для данной области исследования только и можно упорядочить со вокупность накопленного в ней знания. В силу этого принципа все внеш ние различия и многообразия форм проявления исследуемой области дей ствительности предстают в виде следствия внутренней общности. На этой основе можно строить систему в качестве единства многообразного. В то же время только система принципов, обладающая непротиворечивостью и полнотой, позволяет с единых теоретических позиций осмыслить всю со вокупность явлений, изучаемых данной областью знания. Такие фундамен тальные, интегрирующие принципы не могут быть сформулированы произвольно;

они должны представлять атрибутивные свойства той систе мы объектов, которая является предметом научного исследования (Югай Г.А.). Такая система принципов, будучи положенной в основание истори ко-философских исследований техники, позволила бы разрешить множе ство проблем, связанных сегодня с пониманием сущности технической ре альности. В противном случае исторический анализ техники, в котором интерпретируемые события становятся фактами технического знания, ока зывается просто невозможным.

Выделим некоторые из таких принципов техники.

Принцип креативности.

Ещё Гегель писал о том, что цель «не тождественна с объектом;

поэтому она и должна сначала опосредоваться последним. … Разум столь же хитёр, сколь могуществен. Хитрость состоит вообще в опосредствую щей деятельности, которая, позволив объектам действовать друг на друга соответственно их природе и истощать себя в этом взаимодействии, не вмешиваясь вместе с тем непосредственно в этот процесс, всё же осуще ствляет лишь свою собственную цель»1..

Французский исследователь техники Ф.Рело в работе «Техника и её связь с задачей культуры» (1870) попытался следующим образом выразить общий научный принцип техники: «Если привести неодушевленные тела в такое положение и такие обстоятельства, чтобы их действие, сообразное с законами природы, соответствовало нашим целям, то их можно заставить Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. М., 1975. С. совершать работу для одушевленных существ и вместо этих последних»1.

Легко заметить, что данный принцип имеет отношение лишь к предмет ным техническим устройствам, функционирующим на основе законов неорганической природы. Рело однозначно понимал под техникой ПТС во обще и машины в частности, как их наиболее сложную и развитую для того времени форму. Он и ставил своей целью создать общую теорию ма шин, а именно имеющимися у него кинематическими средствами «науку о машинах вывести дедуктивно» и «представить её структуру таким об разом, чтобы она покоилась на немногих собственно основополагающих истинах».

Французский инженер Жак Лафит в работе «Размышления о теории машин» (1932) предпринимает попытку обрисовать в общих чертах науку, которую он называет «механологией» и дать всесторонний анализ эволю ции технических устройств от «пассивных машин» (посуда, одежда, дома) до «активных» или «рефлексивных машин» (преобразователей энергии, самоуправляемых устройств).

Перефразируем приведенную выше формулировку принципа техни ки с целью получить такую дефиницию технического начала, чтобы полу ченное определение «работало» в отношении любого предметного сред ства деятельности в любой сфере технической деятельности: «Если какие либо события привести в такие состояния и поместить в такие условия, чтобы их взаимодействие, сообразное законам их природы, оптимально со ответствовало нашим целям, то их можно заставить работать для человека и вместо него». В этом случае, как нам кажется, переформулированный в сторону обобщения технический принцип может обнаружить свою дей ственность не только в сфере промышленности, сельского хозяйства и дру гих сферах изменения человеком своего природного окружения, но и в тех областях человеческой активности, где предметом деятельности выступает сам человек, например, в менеджменте, медицине, политике, образовании и т.д. Универсальный принцип открывает возможность для изменения в будущем, выполняя тем самым прогностическую функцию технологиче ского знания. Он демонстрирует открытость технической деятельности че ловека для любого необходимого ему уровня движения форм бытия.

Тем не менее следует признать, что перед нами, даже в своей расши ренной формулировке, не принцип техники, а широкий принцип «механи ки», то есть принцип, вскрывающий суть общего устройства различных предметных средств технической деятельности. Перед нами принцип тру да, создающего оптимальную для жизнедеятельности человека деятельную систему.

Цит. по: Рополь Г. Моделирование технических систем // Философия техники в ФРГ.

М., 1989, с. Принцип искусственного отбора.

Деятельность человека, всегда направлена на сохранение и умноже ние каждого, пусть и незначительного, элемента своей деятельности, при условии, если данный элемент оказывается ему полезен, стало быть, - на уничтожение бесполезных или вредных её элементов, соответственно.

В частности и искусственный отбор, осуществляемый человеком в сельском хозяйстве, частично отвечает данному принципу. Скрещивание животных осуществляется в условиях, которые выгодны человеку. «Ключ к объяснению, - писал Ч.Дарвин, - заключается во власти человека накоп лять изменения путём отбора: природа доставляет последовательные изме нения;

человек слагает их в известных, полезных ему направлениях»1.

Если Ч.Дарвин ещё мог полагать, что изменчивость живых организ мов не производится человеком, а существляется лишь за счёт создания для них новых условий существования, в которых сама природа действует на их организацию и вызывает изменения, то сегодня универсальный принцип техники может быть применён и к генетическому уровню их жиз недеятельности. Генная инженерия и клонирование идут дальше, изменяя естественные состояния живых организмов, вмешиваясь в их репродуктив ные механизмы.

При этом мы должны понимать, что даже этот обобщённый принцип имеет прямое отношение не к технике вообще, а лишь к созданию и функ ционированию технических средств деятельности.

В универсальном процессе артефикации человеком своего бытия неизбежно проявление действия принципа искусственного отбора. Нарас тание числа артефактов, особенно в условиях их массового промышленно го производства, создаёт прецедент их перепроизводства и, следовательно, усиливает экономическую конкуренцию между отдельными товаропроиз водителями. Конкуренция оказывается наиболее сильной между способа ми производства артефактов, относящихся к одной и той же отрасли производства. Отсюда их большая изменчивость в направлении тех свойств, которые оказываются более полезны потребителям данных арте фактов.

Другие принципы техники могут быть изложены пока только в самой общей редакции.

Принцип «золотой пропорции» Л.Мэмфорда.

Человеческая жизнедеятельность имеет стратегическую направлен ность к биотехноценозу, различные биотические и технические элементы которых должны быть представлены в определённой пропорции.

Принцип оптимальности.

Если имеется информация о том, что данный способ жизнедеятель ности оптимален, все живое необходимо выберет (примет) именно данный способ активности.

Дарвин Ч. Происхождение видов. М., 1935. С. Принцип рациональности.

«Развитие и функционирование социального механизма техногенной цивилизации, - пишет Т.Ю.Катуржевская, - можно представить как после довательное осуществление на практике принципа рациональности, кото рый определяет устройство всех общественных систем и институтов и де лает ведущими прагматические цели повышения эффективности произ водства и расширения потребления. Мерилом социального прогресса здесь выступает экономический рост. Система промышленного производства рассматривается в качестве фактора, определяющего общественное устройство. Общество и человек представляются в терминах и категориях пользы, интереса, целерационального действия»1.

Принцип опосредования жизнедеятельности (опосредствования дея тельности).

«Общий принцип этого опосредования, - полагает Х.Закссе, - через промежуточные члены состоит в функциональном подразделении, специа лизации и интеграции специализированного во всеохватывающую систе му»2. Применительно к биологической эволюции сходные мысли высказы вал А.А.Северцев Принцип "золотой середины".

Техническое устройствоа «наилучшего государства», по Аристоте лю, - это «золотая середина», в которой находят «смешение» и место крайности способов образования различных государств, устроенных не лучшим образом. В наилучшем же виде государственного устройства, ни для кого – ни для богатых, ни для бедных – нет препятствий для достиже ния добродетели, следовательно все граждане такого государства будут равны в отношении этого самого главного качества человека, являющегося гражданином полиса.

Таким образом, реальным воплощением принципа золотой середины в проекте наилучшего государства Аристотеля выступает средний класс, которому отводится роль посредника между другими классами и слоями античного общества. Нельзя не заметить, что перед нами одновременно и принцип опосредования.

«Только там, - отмечает Аристотель, - где в составе населения сред ние имеют перевес либо над обеими крайностями, либо над одной из них, государственный строй может рассчитывать на устойчивость;

не может быть опасения, что богатые, войдя в соглашение с бедными не согласятся быть рабами друг друга;

если же они будут стремиться создать такое поло жение, какое удовлетворило бы и тех и других, то им не найти никакого иного государственного устройства, помимо среднего. Править по очереди они не согласились бы из-за недоверия друг к другу. Между тем посредни Катуржевская Т.Ю. Будущее – в наших руках // Философские науки. 2001. - № 1. С. Закссе Х. Антропология техники // Философия техники в ФРГ. М., 1989, с. Северцев А.А. Морфологические закономерности эволюции. - М.-Л., ки пользуются повсюду наибольшим доверием, а посредниками и являют ся в данном случае люди средние»1.

Опосредовать, значит сделать так, чтобы наилучшим образом можно было осуществлять взаимодействия противоположностей, или проще раз решать данное противоречие.

Силы природы, - по мысли К.Ясперса, - человек умело способен направлять против самой природы, создавая среду, более благоприятную для своей жизнедеятельности. Таким образом техника начинает господствовать над природой посредством её же самой2.

Антропологический принцип Э.Каппа, А.Эспинаса.

Техника (ПСД и ПТС) есть продолжение человеческих органов, преобразуется в способы деятельности.

Гуманистический принцип.

К.Ясперс пишет: «…Принцип техники заключается в целенаправлен ном манипулировании материалами и силами для реализации назначения человека»3.

Принцип артефикации жизнедеятельности.

По мере развития техники человек оказывается окружен средой, со стоящей из артефактов.

Принцип интегратизма.

Развитие техники направлено на создание объектов, характеризуе мых возрастающей сложностью.

Принцип отчуждения.

Техническое средство есть опредмеченный разум, в нем разум от чуждается, переходит вовне себя.

Предложенное перечисление принципов техники является только первым приближением к построению системы принципов. Требуется выяс нить их взаимные соотношения и проанализировать комплекс принципов на полноту. Кроме того, не ясно различие принципов техники и техноло гии как науки.

Аристотель Политика, IV 1296 b 38 – 1297 a См. Ясперс К. Истоки истории и её цель // Смысл и назначение истории. М., 1994. С.

Ясперс К. Истоки истории и её цель // Смысл и назначение истории. М., 1994. С. А.Ф.Оропай Время, пространство, хронотоп в социально-гуманитар ном познании ( в аспекте изучения литературно-художественного про фетизма) Санкт-Петербургский государственный аграрный университет Время;

пространство;

профетизм;

хронотоп.

Современный человек, с одной стороны, преуспел в глубоком и пер спективном предвосхищении будущего, в проектировании масштабных преобразований, с другой же стороны, стала очевидной принципиальная ограниченность возможностей человека в рациональном постижении бу дущего вследствие стохастичности познаваемых закономерностей и зна чимости бифуркационных процессов. Не нашла подтверждения мысль А.

Эйнштейна, выраженная (в духе декартовского рационализма) в извест ном афоризме: «Бог не играет в кости». Как отмечал в этой связи академик Н. Моисеев, в мире нет сказочного Джинна, способного решать любые за дачи. В этих условиях возрастает актуальность в дополнении рационально го постижения будущего интуитивно-иррациональным его постижением.

Думается, исследование многообразных вненаучных форм предвидения является одной из перспективных задач в социально-гуманитарном позна нии.

Справедливо считается, что народы наделены свойством предощу щать будущее, а великие писатели (поэты) способны озвучивать эти смут ные предчувствия в своих художественных произведениях. Такую проро ческую способность называют литературно-художественным профетиз мом (от позднелатинского prophetia, от греческого propheteia). Исследова ние данного явления относится к проблемным полям целого ряда соци ально-гуманитарных и философских дисциплин. Автор литературно-худо жественного профетического произведения способен мысленно схватить все пространство той социальной реальности, относительно которой осу ществляется пророчество, т.е. некоторое заявление относительно ее значи тельной трансформации во времени. Понятия пространства и времени имеют особое значение в деле адекватного постижения социально-гума нитарными и философскими познавательными средствами данного фено мена.

Традиционно выделяют субстанциальную и реляционную концепции пространства и времени. Если речь идет о специфике пространства и вре мени в социально-гуманитарной сфере, то, в-открытую или по умолча нию, признается правота второй концепции.

В этом (социально-гуманитарном) ключе разрабатывала проблему об ширная плеяда мыслителей, начиная с И. Канта, у которого имеется две важных идеи – об априорности пространства и времени как возможности всякого опыта, и трактовка времени как длительности внутренних психи ческих состояний.

Именно эту вторую идею разрабатывали впоследствии А. Бергсон, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер и другие, вольно или невольно отрывая время от пространства. Бергсон радикально различал «время длящееся» (temps duree) и «время пространственное» (temps espace). В социально-гуманитар ном познании, коль скоро здесь в качестве объектов выступают человек и культура, актуальным оказывается первое. Действительно, у времени в со циально-гуманитарном отношении есть одна особенность, которой нет у пространства: наша мысль, будучи не пространственной, длится, протекает во времени. Места в пространстве отделены друг от друга, но временные периоды совмещаются: прошлое живет в нас, равно как и будущее - в виде образов, порождаемых памятью и проективным воображением. Это не означает, что категорией пространства следует пренебрегать, однако такое пренебрежение объективно имеет место. Например, в аспирантском учеб нике «Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук» (М., 2006) при изложении заявленной про странственно-временной проблематики социально-гуманитарного знания пространство оказалось в значительной степени вообще «забыто», что вполне в русле традиционного «временного» уклона.

Темпоральность социально-гуманитарного бытия стала неким об щим местом. О пространственной же организации оного вспоминают от случая к случаю. Вошедшие в познавательный обиход такие понятия как «экономическое пространство», «политическое пространство», «информа ционное пространство» и т.п. эпистемологически эксплуатируются фраг ментарно и в отрыве от соответствующего «времени».

Перспективную в эвристическом отношении идею связи про странства и времени предпринял М. М. Бахтин при посредстве своего по нятия «хронотоп», которое призвано фиксировать актуальную взаимосвязь временных и пространственных структур, специфическим образом освоен ных в литературно-художественном произведении. Он, как литературовед, применял его к анализу художественных текстов. Однако в настоящее вре мя это понятие приобретает статус междисциплинарного в социально-гу манитарном знании. Хронотопическое моделирование применяется не только к литературным текстам, но и к тому, что ими отражается – к «тек стам», составляющим ткани культурного бытия.

Феномен профетизма в литературно-художественном варианте ин терпретируется чаще всего с использованием отмеченного выше совмеще ния времен. Например, А.И. Герцен в «Былом и думах» писал, что «поэты в самом деле…- «пророки», только они высказывают не то, чего нет и что будет случайно, а то, что неизвестно, что есть в тусклом сознании масс, что еще дремлет в нем».1 К.Г. Юнг, рассматривая «визионерское», по его Герцен А.И. Былое и думы. Минск, 1970. С. 383.

определению, литературно-художественное творчество, отмечает, что оно «раздирает завесу, расписанную образами космоса, и дает заглянуть в не постижимые глубины становящегося и еще не ставшего», заглянуть «в бу дущность нерождённых поколений».1 Хотя таковое литературно-художе ственное творчество Юнг противопоставляет «психологическому», (содер жание которого происходит «из областей человеческого опыта, из психи ческого переднего плана») по сути дела истоки литературно-художествен ного визионерства также лежит в психологии, в ее глубинных временных пластах.

В качестве примера указанного визионерского (мы называем его про фетическим) литературного творчества Юнг совершенно справедливо на зывает роман Г. Мелвилла (1819-1891) «Моби Дик, или Белый Кит ». Это произведение в определенном смысле – образцовое. Это философская притча – пророчество относительно Нового Времени и Нового Света (т.е.

пространства). В качестве такового профетического образца оно берется в данном выступлении. При рассмотрении профетического содержания это го произведения следует исходить из единства времени и пространства.

Хронотоп художественного произведения воспроизводит условными сред ствами реальное пространственно-временное бытие, и это обстоятельство позволяет методологически прояснить изучение литературно-художествен ного профетизма в социально-гуманитарных науках.

Задача данного выступления – попытаться выявить специфические пространственно-временные основания определенного профетического фе номена (содержащегося в указанном произведении Г. Мелвилла), харак терные для определенной этнокультурной среды. В данном случае, разуме ется, той, к которой принадлежал его автор.

В современной этнологии под этнической культурой понимается со вокупность культурных элементов и структур, обладающих этнической спецификой и обеспечивающих этнодифференциацию, т.е. выделение определенного этнического образования среди прочих. Сама этимология термина «этничность» в новогреческом словоупотреблении содержит смысл чужеродности и инаковости, культурного отличия.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.