авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Паразитологическое Общество при Российской Академии Наук

Зоологический институт Российской Академии Наук

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ

Федеральное государственное унитарное предприятие

«АТЛАНТИЧЕСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКЕАНОГРАФИИ» (ФГУП «АтлантНИРО»)

МАТЕРИАЛЫ

V ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ

ПО ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И МОРСКОЙ ПАРАЗИТО-

ЛОГИИ г. Светлогорск, Калининградской области 23-27 апреля 2012 г.

Научный редактор Ч.М. Нигматуллин Калининград АтлантНИРО 2012 1 The Russian Parasitological Society, Russian Academy of Sciences Zoological Institute, Russian Academy of Sciences FEDERAL AGENCY FOR FISHERIES Federal State Unitary Institution «ATLANTIC RESEARCH INSTITUTE OF MARINE FISHERIES & OCEANOGRAPHY» (FSUI «AtlantNIRO») PROCEEDINGS OF THE V ALL-RUSSIAN CONFERENCE WITH INTERNATIONAL PARTICIPATION ON THEORETICAL AND MARINE PARASITOLOGY Svetlogorsk, Kaliningrad district 23-27 April 2012.

Scientific edition by Ch.M. Nigmatullin Kaliningrad AtlantNIRO УДК 576.89(063) М Материалы V Всероссийской конференции с международным участием по теоре тической и морской паразитологии (23-27 апреля 2012 г., Светлогорск, Калининг радская обл.). Нигматуллин Ч.М. (ред.). Калининград: АтлантНИРО. 2012. – 242 с.

В сборнике представлены сообщения, посвященные актуальным вопросам теоре тической, эволюционной, экологической, морской и санитарной паразитологии. Его авторы – паразитологи и зоологи из Азербайджана, Белоруссии, Германии, Канады, Македонии, Польши, России, Украины и Финляндии. В этих сообщениях освещены современные пробле мы становления теоретической и экологической паразитологии, частным и общим вопросам функциональной морфологии, систематики, генетики и филогеографии, фаунистики мор ских, пресноводных и наземных паразитических животных и теории их жизненных циклов.

В ряде сообщений описываются важные с практической и теоретической точек зрения аспек ты популяционной биологии паразитов и использования паразитов в качестве биологических меток для исследования различных сторон экологии хозяев, а также возможности адаптации современных генетических и математических методов для оптимизации паразитологических исследований.

УДК 576.89(063) ISBN 978-5-900678-70-2 Паразитологическое Общество при Российской Ака © демии Наук, 2012.

Зоологический институт Российской Академии Наук, © 2012.

ФГУП «Атлантический научно-исследовательский © институт рыбного хозяйства и океанографии»

(ФГУП «АтлантНИРО»), 2012.

UDK 576.89(063) М Proceedings of the V All-Russian conference with International participation on theor etical and marine parasitology. (23-27 April 2012, Svetlogorsk, Kaliningrad district). Nig matullin Ch.M. (ed.). Kaliningrad: AtlantNIRO Publishing. 2012. – 242 p.

In this volume has been presented the papers on actual questions of theoretical, evolutionary, ecological, marine and sanitary parasitology. Its authors are parasitologists from Azerbaijan, Belor ussia, Canada, Finland, Germany, Makedhonia, Poland, Russia and Ukraine. There are described the modern problems of formation of the theoretical and evolutionary parasitology, the special and general questions of functional morphology, systematics, genetics and phylogeography of parasitic organisms, parasite life cycles/life histories theory and composition of marine, freshwater and ter restrial animals parasite fauna. In some papers are described the important from practical and theor etical point of view aspects of parasite population biology and using of parasites as biological tags in the ecological investigations of different aspects of host ecology, and also on possibilities of ad aptation the modern genetic and mathematic methods for optimization of parasitological investiga tions.

UDK 576.89(063) ISBN 978-5-900678-70-2 The Russian Parasitological Society, Russian Academy © of Sciences, 2012.

Zoological Institute, Russian Academy of Sciences, © 2012.

FSUI «Atlantic Research Institute of Marine Fisheries © & Oceanography» (FSUI «AtlantNIRO»), 2012.

Оргкомитет конференции Председатель: Галактионов К.В. д.б.н., проф., Зоологический институт РАН, Санкт Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург Зам. председателя: Архипов А.Г. д.б.н., зам. директора ФГУП «Атлантический науч но-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии», Калининград Секретарь: Левонюк О.Е. ФГУП «Атлантический научно-исследовательский инсти тут рыбного хозяйства и океанографии», Калининград Члены оргкомитета:

Авдеева Е.В. к.б.н., проф., ФГБОУ ВПО «Калининградский государственный техни ческий университет», Калининград Алексеев А.Н. д.м.н., проф., Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург Беэр С.А. д.б.н., член-корр. РАЕН, Центр паразитологии Института проблем экологии и эволюции им А.Н. Северцова РАН, Москва Гаевская А.В. д.б.н., проф., Институт биологии южных морей НАН Украины, Сева стополь Гранович А.И. д.б.н., проф., Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург Доровских Г.Н. д.б.н., проф., ФГБОУ ВПО «Сыктывкарский государственный уни верситет», Сыктывкар Иешко Е.П. д.б.н., проф., Институт биологии Кар НЦ РАН, Петрозаводск Казаченко В.Н. д.б.н., Дальневосточный государственный технический рыбохозяй ственный университет, Владивосток Карасев А.Б. к.б.н., ФГУП «Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М. Книповича», Мурманск Контримавичус В.Л. академик Литовской АН, член-корр. РАН, Институт экологии АН Литвы, Вильнюс Нигматуллин Ч.М. ФГУП «Атлантический научно-исследовательский институт рыб ного хозяйства и океанографии», Калининград Овчаренко Н.А. д.б.н., Институт Паразитологии ПАН, Варшава, Польша Пронин Н.М. д.б.н., проф., Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН, Улан-Удэ Пельгунов А.Н. д.б.н., Центр паразитологии Института проблем экологии и эволю ции им А.Н. Северцова РАН, Москва Пугачев О.Н. д.б.н., член-корр. РАН, Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург Родюк Г.Н. к.б.н., ФГУП «Атлантический научно-исследовательский институт рыб ного хозяйства и океанографии», Калининград Рысс А.Ю. д.б.н., Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург Чесунов А.В. д.б.н., проф., Московский государственный университет имени М.В.

Ломоносова, Москва 23-27 апреля 2012 года в г. Светлогорске Калининградской области состоялась V Все российская конференция с международным участием по теоретической и морской паразито логии, организованная Паразитологическим обществом при РАН, Зоологическим инсти тутом РАН и ФГУП «Атлантический научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии» (АтлантНИРО).

Финансовая поддержка организации и проведения конференции была оказана ФГУП АтлантНИРО и РФФИ (проект № 12-04-06012-г).

Предыдущие три аналогичные встречи паразитологов имели название Школы по мор ской паразитологии (Паланга, 1983 г., Мурманск, 1990 и 2004 гг.), а четвертая (пос. Лесное Калининградской области, 2007 г.) получила прибавление к названию – Школа по теоретиче ской и морской паразитологии. После этих четырех школ данная встреча прошла в ранге конференции. Такая замена названия была вынуждена, так как АтлантНИРО, на базе которо го проводилось это мероприятие, не имеет права проводить Школы, поскольку как чисто ис следовательская организация не имеет лицензии на образовательную деятельность.

В работе конференции приняли участие паразитологи из научных и учебных заведе ний Дальнего Востока, Сибири, и Европейской части РФ, а также из Украины, Беларуси и Польши. Программа конференции включала пленарную сессию «Проблемы теоретической, эволюционной и экологической паразитологии», семь тематических секций: «Биоразнообра зие и пути трансмиссии паразитов», «Морская паразитология», «Физиолого-биохимические аспекты паразитизма», «Жизненный цикл паразитов и паразитарные системы», «Паразиты солоноватоводных и пресноводных бассейнов», «Морфофункциональные аспекты парази тизма и паразито-хозяинных отношений», «Генетические аспекты паразитизма», «Жизнен ный цикл паразитов и паразитарные системы» и два тематических семинара: «Особенности трансмиссии паразитов в морских экосистемах» и «Использование паразитов в качестве био меток и индикаторов для изучения внутривидовой структуры хозяев».

Всего было заслушано более 100 докладов и выступлений в порядке дискуссии на сес сиях и научных семинарах. В данном сборнике представлены материалы докладов участни ков конференции.

Оргкомитет Е.В. Авдеева, Е.Б. Евдокимова, С.К. Заостровцева (ФГБОУ ВПО Калининградский государственный технический университет, г. Калининград, Россия) ЭПИЗООТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ВИСЛИНСКОМ ЗАЛИВЕ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ ПО НЕКОТОРЫМ ГЕЛЬМИНТАМ При паразитологических исследованиях 15 видов рыб Вислинского залива в 1989 2007 гг. был обнаружен 81 вид паразитов. Большинство из них имели невысокие показатели экстенсивности и интенсивности инвазии и не вызывали явных патологических процессов у хозяев (Авдеева, Евдокимова, 2004;

Заостровцева, 2007). Однако в заливе присутствуют не которые виды гельминтов, которые портят товарный вид рыбы, влияют на численность по пуляции ценных рыб и способствуют их гибели. Данные о влиянии лигулы на лещей в воз расте 1-3 лет описаны ранее (Авдеева и др., 2007). В течение наших исследований произошло увеличение экстенсивности и интенсивности инвазии карповых рыб метацеркариями трема тоды Posthodiplostomum cuticola. Паразит заражает в заливе плотву, густеру, уклею, мелкого леща. Особенно сильно поражена плотва.

В 2004 г. методами полного паразитологического анализа было исследовано 155 экз.

плотвы, в 2006 г. – 269 экз. и в 2007 г. – 168 экз. По этим данным было проведено сравнение зараженности плотвы в зависимости от длины тела и по годам исследования.

Наибольшая экстенсивность заражения плотвы P. cuticola отмечена при длине 12-14 см – 56,2%, наибольшая интенсивность (до 41 экз.) – при длине 20-22 см. У плотвы других раз мерных группах доля зараженных рыб была меньше – от 23,08 до 39,13%. В летнее время в северо-восточной части Вислинского залива заражение постодиплостомумом наблюдается у плотвы длиной 6-26 см. В это время плотва держится на мелководье вблизи зарослей высшей водной растительности. Здесь же обитают моллюски семейства Planorbidae (Planorbis pla norbis и P. carinatus) – первые промежуточные хозяева этого паразита. Заражение плотвы па разитом начинается, когда молодь достигает длины 6 см, что связано с температурным ре жимом в заливе. Повышение температуры активизирует выход из моллюсков церкарий, ко торые активно нападают на молодь плотвы и внедряются в кожные покровы. Зараженность увеличивается по мере достижения плотвой длины 14 см. Экстенсивность инвазии достигает 56,52%, интенсивность до 28 экз. Затем экстенсивность инвазии резко снижается до 23,08%, а интенсивность – до 2-5 экз. Это снижение, по всей вероятности, связано с гибелью плотвы зараженной этим паразитом. Видимо интенсивность инвазии в 28 и более особей паразита губительны для хозяина в этом возрасте, или же зараженная молодь быстрее выедается ры боядными птицами – окончательными хозяевами трематоды.

У плотвы, достигшей длины 16 см и более, экстенсивность инвазии увеличивается до 39,13%, растет интенсивность заражения, достигая у плотвы длиной 20-22 см до 41 экз. За метной гибели рыбы этих размерных групп, по-видимому, не происходит, так как с возрас том она приобретает иммунитет, а чешуйный покров становится более плотным.

В заливе создаются хорошие условия для развития P. cuticola. Широкая зона высшей водной растительности привлекает рыбоядных птиц. Здесь же в большом количестве оби тают брюхоногие моллюски, в том числе и рода Planorbis. Моллюски этого рода являются индикатором мезосапробных вод, и увеличение их численности, а, следовательно, увеличе ние заражения плотвы P. cuticola, свидетельствует об эвтрофикации залива.

В 2004 г. общая экстенсивность инвазии плотвы постодиплостомумом составила 18,7%, интенсивность даже у наиболее крупных рыб не превышала 22 экз., причем. В 2006 г.

и 2007 г. экстенсивность инвазии плотвы в заливе значительно выросла до 41,88% и 39,88% соответственно. Увеличились и значения интенсивности, достигая у рыб длиной 20-22 см 41 45 экз. Высокие показатели инвазии плотвы в заливе в 2006-2007 гг. зависели, прежде всего, от температурных условий этих лет, что сказывалось на активности выхода церкариев из моллюсков. В целом на распространение постодиплостомоза плотвы в Вислинском заливе оказывают влияние как естественные (состав грунтов, температура воды, наличие зарослей высшей водной растительности, наличие первых, вторых и окончательных хозяев паразита), так и антропогенные (загрязнение воды в заливе, эвтрофикация) факторы.

Из других паразитов рыб Вислинского залива следует обратить внимание на цестоду Triaenophorus nodulosus. Его первым промежуточным хозяином служат копеподы, вторыми – мелкий окунь и ерш, а окончательным – щука. В заливе уровни зараженности щуки, окуня и ерша крайне низки. Однако этот паразит оказался очень опасным для форели, выращиваемой в озере Форелевом в садковом форелевом хозяйстве (Авдеева, Казимирченко, 2011). Это озе ро (бывший песчаный карьер) отделено от залива узкой протокой. Через нее в озеро про никли щука, окунь, ерш и копеподы – циклопы.

Заражение форели в садковом хозяйстве мы наблюдали с 1987 г. Массовой гибели фо рели не происходило. Болезнь протекала в хронической форме. Снижались темп роста рыбы и ее масса. Плероцеркоиды паразита располагались в цистах желтоватого цвета на по верхности печени и, в отдельных случаях, на стенке кишечника. Изменялись окраска печени, ее упругость, иногда отмечали скопление экссудата в полости тела. Зараженность форели триенофорусом с 1990 г. по 2001 г. колебалась в пределах 15-50% (Авдеева, Казимирченко, 2011). Форель, случайно вышедшая из садков в карьер, переходит на естественную для нее пищу (личинки насекомых и мелкая рыба) и T. nodulosus больше не заражается. Меры борь бы с триенофорозом форели включают регулярную сортировку рыбы в садках по размеру, отлов щуки из озера, полноценное и достаточное кормление рыб комбикормами.

Кроме указанных видов паразитов, как опасных для рыб, следует отметить нематоду Anguillicola crassum – паразита плавательного пузыря угря, которая регистрируется в заливе с 1989 г. и может стать серьезной угрозой для популяции угря. Показатели инвазии этим па разитом в последние годы увеличиваются и в настоящее время им заражено почти 40% осо бей угря в заливе (Авдеева, Казимирченко, 2007;

Заостровцева, 2007).

Многолетние наблюдения по формированию паразитофауны рыб Вислинского залива указывают на усиливающиеся в нем процессы эвтрофикации, что может способствовать раз витию различных гельминтозных эпизоотий. Для их прогнозирования необходим постоян ный паразитологический мониторинг в водоеме.

Список литературы 1. Авдеева Е.В., Евдокимова Е.Б. 2004. Результаты эколого-паразитологического иссле дования некоторых водоемов Калининградской области // Современные проблемы паразитологии, зоологии и экологии: материалы I и II межд. чтений, посвященных памяти и 85-летию со дня рожде ния С.С. Шульмана (Калининград, март 2002 г., февраль 2003 г.). Калининград: Изд-во КГТУ. С. 188 200.

2. Авдеева Е.В., Евдокимова Е.Б., Заостровцева С.К. 2007. Эпизоотическое значение не которых паразитов Вислинского залива (Балтийское море) // Материалы IV Всероссийской школы по теоретической и морской паразитологии. Калининград: Изд-во АтлантНИРО. С. 78-81.

3. Авдеева Е.В., Казимирченко О.В. 2007. Ангуилликолез европейского угря (Anguilla anguilla L.) Калининградского залива // Ихтиологические исследования на внутренних водоемах. Ма териалы межд. науч. конференции. Саранск: Изд-во Мордовского гос. ун-та. С. 3.

4. Авдеева Е.В., Казимирченко О.В. 2011. Оценка эпизоотического состояния форелево го рыбоводного хозяйства «Прибрежное» (Калининградская область) // Проблемы иммунологии, па тологии и охраны здоровья рыб. Расширенные материалы III Международной конференции (Борок, 18-22 июля 2011 г.). М.: Изд-во РГАУ МСХА имени К.А. Тимирязева. С. 267-268.

5. Заостровцева С.К. 2007. Эколого-фаунистический анализ паразитофауны рыб Вислинского залива, рек Преголи и Прохладной. Автореф. дис. … канд. биол. наук. Калининград.: Изд-во ФГОУ ВПО «КГТУ». 24 с.

E.V. Avdeeva, E.B. Evdokimova, S.K. Zaostrovtceva THE EPIZOOTIC SITUATION IN THE VISTULA LAGOON OF THE BALTIC SEA CONCERNING SOME HELMINTHES The work represents the data about some Vistula Lagoon (the Baltic Sea) fish helminths (Posthodiplostomum cuticola, Triaenophorus nodulosus, Anguillicola crassum) that are able to cause an epizootic in the lagoon and in artificial water systems. It is detected that the increase of the parasites invasion cases is connected with growing of lagoon eutrophication.

Л.Н. Акимова, Е.И. Бычкова (Государственное научно-производственное объединение «Научно-практический центр НАН Беларуси по биоресурсам», г. Минск, Беларусь) ИЗУЧЕНИЕ ТРЕМАТОДОФАУНЫ ИНВАЗИВНЫХ ВИДОВ МОЛЛЮСКОВ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ Цель работы – обобщение собственных и литературных данных по фауне трематод инвазивных видов моллюсков в водоемах на территории Беларуси. На сегодняшний день в водоемах Беларуси зарегистрировано четыре инвазивных вида моллюсков – Dreissena poly morpha Pallas, 1771, Lithoglyphus naticoides Pfeiffer, 1828, Physella acuta Draparnaud, 1805 и Ferrissia fragilis Tryon, 1863. Здесь представлены данные о трематодофауне первых трех ви дов, которые наиболее часто регистрируются в водоемах Беларуси.

Материалом для работы послужили собственные данные по изучению в 2010-2011 гг.

трематодофауны инвазивных видов моллюсков в 20 водоемах Беларуси (пруд у д. Черевки, озер Нарочь, Баторино, Мястро, Мядель, Рудаково, Большие Швакшты, Дягили, Полоневичи, Белое, Барбаровский Старик, Лукомское, Богинское, Дривяты, Волос, Снуды, Струсто, Ве ликоборское водохранилище, а также реки Днепр и Припять).

На территории Беларуси у D. polymorpha обнаружено 4 вида трематод: Bucephallus poly morphus Baer, 1826;

Phyllodistomum folium Olfers, 1817;

Aspidogaster sp., метацеркарии Echi noparyphium recurvatum Linstow, 1873. Первые сведения о трематодах D. polymorpha получены в оз. Лепельское (Ляхнович и др., 1983): были обнаружены личиночные стадии трематоды P.

folium (до 12,3%). В 2000 г. вышла статья, в которой наиболее полно описываются данные по трематодам D. polymorpha на территории Беларуси (Karataev, 2000) на основании паразитологи ческого обследования моллюсков из 17 водоемов (Днепрово-Бугский канал, озера Лукомское, Лепельское, Дривяты, Волос, Струсто, Войсо, Болдук, Должа, Лотвины, Мядель, Малые Швак шты, Большие Швакшты, Споры, Свирь, Волчин, река Свислочь). В результате этого исследова ния трематоды B. polymorphus зарегистрированы у дрейссены в оз. Лепельское (3,3%), р. Свис лочь (0,6%) и Днепрово-Бугский канал (0,4%). По этим же данным P. folium обнаружен у дрейс сены в оз. Лепельское (0,3%), Лукомское (2,0%) и Войсо (0,8%), Aspidogaster sp. отмечен у мол люсков только в Днепрово-Бугском канале (0,2%). В этой работе (Karataev, 2000) приведены све дения о зараженности дрейссены метацеркариями трематод семейства Echinostomatidae Looss, 1899, которые отмечены в 10 водоемах с экстенсивностью инвазии в пределах 0,3-28,5%. Однако видовой состав эхиностоматидных церкарий не приведен.

В ходе собственных исследований в 2010-2011 гг. нами обследовано на зараженность трематодами 651 экз. моллюсков D. polymorpha из оз. Нарочь и р. Днепр, а также озер Стру сто, Волос и Богинское. В результате проведенных исследований у моллюсков только в оз.

Нарочь зарегистрированы личиночные стадии трематод. Трематодой P. folium было пора жено 1,7 % особей D. рolymorpha. Метацеркарии семейства Echinostomatidae в наших иссле дованиях представлены комплексом видов Echinoparyphium recurvatum Linstow, 1873 / E.

pseudorecurvatum Kiseliene et Grabda-Kazubska, 1990 (15,3%) и Neoacanthoparyphium echinatoides Filippi, 1854 (6,0%). Для метацеркарий рода Echinoparyphium мы используем та кое понятие как комплекс видов в силу того, что они на стадии метацеркарии сложно диффе ренцируются. Оба вида трематод достаточно часто регистрируются у аборигенных моллю сков в оз. Нарочь, выполняющих для них роль первого и второго промежуточного хозяина.

Инвазивный вид моллюсков L. naticoides - представитель Понто-Азовской фауны. Изуче ние фауны трематод этого моллюска в Беларуси было начато С.Э. Мастицким (Mastitsky, 2007) на оз. Лукомское, который зарегистрировал у него три вида – Sphaerostoma bramae Mller, 1776, Palaeorchis sp. и Apophallus donicum Skrjabin et Lindtrop, 1919 (последний описан как Rossicotre ma donicum). В ходе собственных исследований L. naticoides в прибрежной зоне оз. Лукомское и реки Припять (окрестности г. Микашевичи) были обнаружены три вида трематод – Apophallus muehlingi Jgerskild, 1899 (оз. Лукомское, 33,3% в 2010 г. и 100% в 2011 г.), Nicolla skrjabini Iwanitzky, 1928 (р. Припять, 16,7%), Microphallidae gen. sp. (оз. Лукомское, 16,7%).

Последний вид отмечается впервые для водоемов Беларуси, и поэтому приводим его опи сание. Церкарии Microphallidae gen. sp. очень мелкие. Ротовая присоска расположена субтерми нально и несёт стилет без крыльев и дистального утолщения. Брюшная присоска или отсутст вует, или находится в зачаточном состоянии. Округлый фаринкс прилегает к ротовой присоске.

Пищеварительная система не просматривается. Желез проникновения 4 пары, расположены они латерально, ниже середины тела. Протоки желез проникновения отходят двумя группами: по ла теральному краю и в медиальной части тела, затем они открываются самостоятельными от верстиями в области стилета. Мочевой пузырь V-образный. Экскреторная формула:

2[(1+1)+(1+1)]=8. Хвост церкарии простой, не несёт плавательной мембраны. В литературе мы нашли единственное схожее описание для обнаруженной нами церкарии Microphallidae gen. sp.

На территории Украины зарегистрирована Cercaria stepha у моллюска L. naticoides (Здун, 1961), которая размерами и морфологически идентична обнаруженной нами. На территории Беларуси это первое обнаружение представителя семейства Microphallidae Travassos, 1921.

Трематодофауна северо-американского инвазивного вида моллюсков Physella acuta до на ших исследований на территории Беларуси не изучалась. В 2010-2011 гг. мы обследовали на за раженность трематодами 1383 экз. моллюсков в прибрежной зоне оз. Белое с каналами. Были от мечены только случаи заражения физеллы метацеркариями типа Tetracotyle (4,2%) и метацерка риями плагиорхидного типа (0,8%), видовая принадлежность которых не установлена.

Таким образом, в результате проведенных исследований и анализа литературных данных в водоемах Беларуси у инвазивных видов моллюсков выявлено как минимум 14 представителей класса Trematoda: у D. polymorpha – Phyllodistomum folium, Bucephallus polymorphus, Aspidogaster sp., а также метацеркарии Echinoparyphium recurvatum / E. Pseudorecurvatum и Neoacanthoparyphium echinatoides;

у Lithoglyphus naticoides – Sphaerostoma bramae, Palaeorchis sp., Apophallus donicum, A. muehlingi, Nicolla skrjabini и Microphallidae gen. sp.;

у Physella acuta – метацеркарии тетракотилидного и плагиорхидного типов. Впервые на территории Беларуси у D. polymorpha отмечены метацеркарии N. echinatoides и у L. naticoides представитель семейства Microphallidae.

Работа выполнялась при поддержке Белорусского Республиканского Фонда фундамен тальных исследований (№ Б10Р-176).

Список литературы 1. Здун В.И. 1961. Личинки трематод в пресноводных моллюсках Украины. Киев: Изд-во АН УССР. 144 с.

2. Ляхнович В.П., Каратаев А.Ю., Анципович Н.Н. 1983. Влияние подогрева воды на степень заражения Dreissena polymorpha личинками трематоды Phyllodistomum folium Olfers в озере Лукомское // Биология внутренних вод. Инф. бюлл. № 58. С. 35-38.

3. Karataev A.Y. 2000. Endosymbionts of Dreissena polymorpha (Pallas) in Belarus // Internat. Rev Hydrobiol. V. 5-6. P. 543-559.

4. Mastitsky S.E. 2007. First report of parasites in Lithoglyphus naticoides (Gastropoda: Hydro biidae) from Lake Lukomskoe (Belarus) // Aquatic Invasions. V. 2 (2). P. 149-151.

L.N. Akimova, E.I. Bychkova THE STUDY OF THE THE TREMATODE FAUNA OF INVASIVE SPECIES OF MOLLUSCS FROM BELARUS In this paper we analyzed the literature and presented own results of the trematode fauna of invasive species of molluscs in Belarus. Nowadays 14 species of trematodes from invasive molluscs (Dreissena polymorpha, Lithoglyphus naticoides and Physella acuta) recorded in the country.

Л.Н. Акимова, Е.И. Бычкова (Государственное научно-производственное объединение «Научно-практический центр НАН Беларуси по биоресурсам», г. Минск, Беларусь) ЛИЧИНКИ ТРЕМАТОД ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ ВОДОЕМОВ БЕЛАРУСИ Моллюски являются обязательным звеном в жизненном цикле трематод, выступая для них первым, а иногда и вторым промежуточным хозяином. Для многих видов трематод опи саны жизненные циклы с указанием промежуточных и окончательных хозяев. Следователь но, изучение трематодофауны моллюсков может указать на круг потенциальных окончатель ных хозяев. Большинство видов трематод имеют гостальную специфичность к моллюскам, развиваясь у представителей одного рода, реже семейства, а иногда даже ограничиваясь единственным видом промежуточного хозяина. Таким образом, изучение личиночных ста дий трематод дает вполне достоверную оценку трематодозной ситуации в исследуемом во доеме. Цель нашего сообщения – описать видовое разнообразие трематод моллюсков, оби тающих в водных экосистемах Беларуси.

Материалом послужили сборы моллюсков в 2010-2011 гг. на мелководье 20 водоемов:

пруд Черевки, озера Нарочь, Баторино, Мястро, Мядель, Рудаково, Большие Швакшты, Дя гили (Национальный парк «Нарочанский»), Богинское, Дривяты, Снуды, Струсто, Волос (Национальный парк «Браславские озера»), Полоневичи, Белое, Барбаровский Старик, Лу комское, Великоборское водохранилище, а также реки Днепр и Припять. Было собрано и об следовано на зараженность трематодами 21456 экз. моллюсков, в том числе 14174 экз. в 2010 г.

и 7282 экз. в 2011 г. Они относятся к 23 видам из 11 семейств: Lymnaeidae (2692 экз.

Lymnaea stagnalis, 2199 экз. Stagnicola palustris, 48 экз. S. corvus, 857 экз. Radix ampla, 73 экз.

R. auricularia, 1486 экз. R. ovata), Planorbidae (2812 экз. Planorbarius corneus, 3240 экз. Plan orbis planorbis, 647 экз. Anisus vortex, 85 экз. Bathyomphallus contortus, 11 экз. Segmentina nitida), Physidae (1383 экз. Physella acuta), Acroloxidae (118 экз. Acroloxus lacustris), Bithyniid ae (2632 экз. Bithynia tentaculata, 45 экз. B. leachi), Viviparidae (1298 экз. Viviparus contectus, 446 экз. V. viviparus), Valvatidae (40 экз. Valvata piscinalis), Hydrobiidae (38 экз. Lithoglyphus naticoides, 18 экз. Marstoniopsis scholtzi), Neritidae (524 экз. Theodoxus fluviatilis), Dreissenidae (651 экз. Dreissena polymorpha), Sphaeriidae (113 экз. Sphaerium corneum). Результаты обсле дования фауны трематод брюхоногих моллюсков в 2010 г. были опубликованы (Акимова и др., 2011).

Видовое разнообразие церкарий в вышеперечисленных водоёмах Беларуси, представ лено 116 видами и более крупными таксонами из 29 семейств. Ниже приводится список идентифицированных видов трематод и их систематическое положение:

Azygiidae Lhe, 1909 (2 вида) – Azygia lucii (Mller, 1776), A. mirabilis (Braun, 1891).

Leucochloridiomorphidae Yamaguti, 1958 (3 вида) – Leucochloridiomorpha lutea (Baer, 1826), Amblosoma exile (Pojmanska, 1972), Leucochloridiomorphidae gen. sp.

Cyclocoelidae Stossich, 1902 (1 вид) – Cycloecelium microstomum (Creplin, 1829).

Cyathocotylidae Mhling, 1898 (3 вида) – Holostephanus volgensis (Sudarikov, 1962), Cy athocotyle bushiensis (Khan, 1962), Paracoenogonimus ovatus (Katsurada, 1914).

Strigeidae Railliet, 1919 (10 видов) – Apatemon gracilis (Rudolphi, 1819), Australapate mon burti (Miller, 1923), A. minor (Yamaguti, 1933), Australapatemon sp.1, Cotylurus cornutus (Rudolphi, 1808), C. brevis (Dubois et Rausch, 1950), C. szidati (Zazornova, 1991), Cotylurus sp.1, Parastrigea robusta (Szidat, 1928), Strigea strigis (Schrank, 1788).

Diplostomidae Poirier, 1886 (11 видов) – Alaria alata (Goeze, 1782), Codonocephalus urniger (Rudolphi, 1819), Diplostomum paracaudum (Iles, 1959), D. pseudospathaceum (Niewia domska, 1984), D. spathaceum (Rudolphi, 1819), D. volvens (Nordmann, 1832), Pharyngostomum cordatum (Diesing, 1850), Posthodiplostomum brevicaudatum (Nordmann, 1832), P. cuticola (Nordmann, 1832), Tylodelphys clavata (Nordmann, 1832), T. excavata (Rudolphi, 1803).

Derogenidae Nicoll, 1910 (1 вид) – Halipegus ovocaudatus (Vulpian, 1859).

Schistosomatidae Stiles & Hassall, 1898 (7 видов) – Bilharziella polonica (Kowalewski, 1895), Trichobilharzia franki (Mller et Kimmig, 1994), T. szidati (Neuhaus, 1952), T. regenti (Ho rak, Kolarova & Dvorak, 1998), Trichobilharzia sp. var. narochanica, Dendritobolharzia sp., Gi gantobilharzia sp.

Sanguinicolidae Graff, 1907 (2 вида) – Sanguinicola inermis (Plehn, 1905), Sanguinicola armata (Plehn, 1905).

Echinostomatidae Looss, 1899 (15 видов) – Echinochasmus coaxatus (Dietz, 1909), E.

beleocephalus (Linstow, 1873), Echinoparyphium aconiatum (Dietz, 1909), E. pseudorecurvatum (Kiseliene et Grabda-Kazubska, 1990), E. recurvatum (Linstow, 1873), Echinoparyphium sp., Echi nostoma bolschewense (Kotova, 1939), E. echinatum (Zeder, 1803), E. miyagawai (Ishii, 1932), E.

revolutum (Frцhlich, 1802), Isthmiophora melis (Schrank, 1788), Hypoderaeum conoideum (Bloch, 1782), Moliniella anceps (Molin, 1859), Neoacanthoparyphium echinatoides (Filippi, 1854), Pary phostomum radiatum (Dujardin, 1845).

Cathaemasiidae Fuhrmann, 1928 (1 вид) – Cathaemasia hians (Rudolphi, 1809).

Psilostomidae Looss, 1900 (4 вида) – Psilotrema simillimum (Mhling, 1898), P. Spiculige rum (Mhling, 1898), Psilochasmus oxyurus (Creplin, 1825), Sphaeridiotrema globulus (Rudolphi, 1819).

Fasciolidae Railliet, 1895 (1 вид) – Parafasciolopsis fasciolaemorpha (Ejsmont, 1932).

Paramphistomidae Fischoeder, 1901 (3 вида) – Calicophoron daubneyi (Dinnik, 1962), Pa ramphistomum cervi (Zeder, 1790), Paramphistomum sp. 1.

Diplodiscidae Cohn, 1904 (1 вид) – Diplodiscus subclavatus (Pallas, 1760).

Notocotylidae Lhe, 1909 (5 видов) – Notocotylus attenuatus (Rudolphi, 1809), N. Ephemera (Nitzsch, 1817), N. imbricatus (Looss, 1893), N. noyeri (Joyeux, 1922), N. regis (Harwood, 1936).

Opecoelidae Ozaki, 1925 (2 вида) – Nicolla skrjabini (Iwanitzky, 1928), Sphaerostoma bramae (Mller, 1776).

Heterophyidae Leiper, 1909 (1 вид) – Apophallus muehlingi Jgerskild, 1899.

Opisthorchiidae Looss, 1899 (1 вид) – Metorchis cf. bilis (Braun, 1890).

Monorchiidae Odhner, 1911 (4 вида) – Asymphylodora imitans (Mhling, 1898), A. tinkae (Modeer 1790), Palaeorchis incognitus (Szidat, 1943), Parasymphylodora markewitschi (Kulako wskaja, 1947).

Plagiorchiidae Lhe, 1901 (13 видов) – Haplometra cylindracea (Zeder, 1800), Neoastio trema trituri (Grabda, 1959), Plagiorchis elegans (Rudolphi, 1802), P. mutationis (Panova, 1927), P. multiglandularis (Semenov, 1927), P. nanus (Rudolphi, 1802), P. neomidis (Brendow, 1970), P.

vespertilionis (Mьller, 1780), Plagiorchiidae gen. sp. I, Plagiorchiidae gen. sp. II, Plagiorchiidae gen. sp. III, Plagiorchiidae gen. sp. IV, Plagiorchiidae gen. sp. V.

Haematoloechidae Freitas & Lent, 1939 (3 вида) – Haematoloechus asper (Looss, 1899), H. variegatus (Rudolphi, 1819), Skrjabinoeces similis (Looss, 1899).

Leptophallidae Dayal, 1938 (2 вида) – Paralepoderma brumpti (Buttner, 1951), P. progene ticum (Buttner, 1951).

Omphalometridae Looss, 1899 (7 видов) – Neoglyphe locellus (Kossack, 1910) / Rubens trema exasperatum (Rudolphi, 1819), Neoglyphe sobolevi (Schaldybin, 1953), Omphalometra fle xuosa (Rudolphi, 1809), Omphalometra sp., Plagioglyphe obtusus (Strom, 1946), Rubenstrema opisthovitellina (Soltys, 1954).

Telorchiidae Looss, 1899 (3 вида) – Opisthioglyphe ranae (Frhlich, 1791), O. rastellus (Olsson, 1876), Telorchis assula (Dujardin, 1845).

Microphallidae Ward, 1901 (1 вид) – Microphallidae gen.sp.

Pleurogenidae Looss, 1899 (3 вида) – Pleurogenes claviger (Rudolphi, 1819), Pleurogenoi des medians (Olsson, 1876), Prosotocus confusus (Looss, 1894).

Lecithodendriidae Lhe, 1901 (1 вид) – Latetrotrema arenula (Creplin, 1825).

Prosthogonimidae Lhe, 1909 (1 вид) – Prostogonimus ovatus (Rudolphi, 1803).

Церкарии с неясным систематическим положением (4 вида) – Cercaria nigrospora (Wer gun, 1957), C. pugnax (La Valette, 1855), C. fenica II (Wikgren, 1956), Virgulate Xiphidiocercariae I.

Таким образом, в результате исследований зарегистрировано 116 видов и более круп ных таксонов трематод из 29 семейств. Из них для 97 видов представлено видовое название, для 8 – родовая принадлежность, для 7 видов установлена только принадлежность к семей ству. Ещё 4 вида имеют неясное систематическое положение, из которых для 3-х видов из вестны только «церкарные» имена.

Работа выполнялась при поддержке Белорусского Республиканского Фонда фунда ментальных исследований (№ Б10Р-176).

Список литературы Акимова Л.Н., Шималов В.В., Бычкова Е.И. 2011. Видовое разнообразие личинок трематод брюхоногих моллюсков водоемов Беларуси // Паразитология. Т. 45. Вып. 4. С. 287-305.

L.N. Akimova, E.I. Bychkova LARVAL TREMATODES OF FRESHWATER MOLLUSCS FROM RESERVOIRS IN BELARUS The purpose of this paper was to describe the prevalence of the species diversity of larval trematodes of freshwater molluscs in 20 aquatic systems in Belarus, based on a study of snails examined from 2010 to 2011.

Л.Н. Акимова, Е.И. Бычкова ( Государственное научно-производственное Объединение «Научно-практический центр НАН Беларуси по биоресурсам», г. Минск, Беларусь) Г.Г. Хрисанфова, С.К. Семенова (Институт биологии гена РАН, г. Москва, Россия);

О.О. Толстенков (Центр паразитологии Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, г. Москва, Россия);

Т.В. Жукова (Белорусский государственный университет, г. Минск, Беларусь) РОЛЬ МОЛЛЮСКОВ В ФОРМИРОВАНИИ ОЧАГОВ ТРЕМАТОДОЗНОЙ ИНВАЗИИ В ОЗЕРАХ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «НАРОЧАНСКИЙ», БЕЛАРУСЬ В настоящей работе на основании результатов собственных исследований приводится анализ роли моллюсков в формировании трематодозной инвазии в двух озерах Национального парка «Нарочанский» – Нарочь и Большие Швакшты. За последние два полевых сезона нами была обследована фауна трематод моллюсков 20 водоемов Беларуси. Однако, в отличие от других обследованных водоемов, на оз. Нарочь и Б. Швакшты проводилось наиболее полно масштабное изучение зараженности моллюсков трематодами (по 3-4 сбора на постоянных контрольных участках, для остальных водоемов сборы проводились 1-2 раза за полевой сезон).

На примере вышеуказанных двух водоемов мы проанализируем участие моллюсков в форми ровании очагов трематозной инвазии в водоемах Национального парка «Нарочанский».

Сборы моллюсков на оз. Нарочь и Б. Швакшты проводились на мелководье и с по верхности водной растительности в период с мая по октябрь 2010-2011 гг. Всего собрано и обследовано на зараженность трематодами 9252 экз. моллюсков 16 видов из 7 семейств:

Lymnaeidae Rafinesque, 1815 (6 видов);

Planorbidae Rafinesque, 1815 (5);

Acroloxidae Thiele, 1931 (1);

Bithyniidae Troschel, 1857 (2);

Viviparidae Gray, 1824 (1);

Valvatidae Gray, 1840 (1);

Dreissenidae Gray, 1840 (1) (см. табл.). Для видовой идентификации личинок трематод изго тавливались временные препараты живых личинок, которые окрашивались витальными кра сителями и изучались с использованием микроскопа AxioStar plus.

Полученные результаты представлены в таблице. Средняя зараженность моллюсков трематодами на оз. Б. Швакшты в течение двух лет исследований находилась практически на одном уровне – более 18%. Межгодовые различия (14,3% и 23,9%) в зараженности моллюсков личиночными стадиями трематод на оз. Нарочь обусловлены, скорее всего, наличием в 2011 г.

дополнительного контрольного участка, где отмечена очень высокая зараженность моллюсков трематодами, а также увеличением в выборках видового разнообразия моллюсков.

Зараженность отдельных видов моллюсков трематодами на обследованных озерах значительно варьирует. Однако у большинства из них экстенсивность инвазии составляет бо лее 10%. Менее 10% отмечена зараженность у A. vortex (2,6-5,4%) и D. polymorpha (1,7%). S.

nitida оказались свободными от личинок трематод, что можно объяснить малым объемом вы борки. У ряда видов моллюсков отмечены стабильные значения показателя зараженности с незначительными отклонениями в зависимости от года исследования и водоема: для R. auri cularia (10,3-15,8%), P. corneus (20,4-25,4%), A. vortex (2,6-5,4%), B. contortus (15,4-16,1%), B.

tentaculata (23,5-22,5%). Для большинства видов моллюсков отмечаются значительные коле бания экстенсивности инвазии трематодами – более 10%.

Видовой состав моллюсков и зараженность их личиночными стадиями трематод Коли- Нарочь Большие Швакшты Вид моллюска чест-во ви- 2010 г. 2011 г. 2010 г. 2011 г.

дов трема- исследовано, экз. / заражено, % тод Н БШ Lymnaea stagnalis L., 1758 13 8 412 / 15,1 331 / 37,2 131 / 23,7 165 / 13, Stagnicola palustris Mller, 1774 12 7 528 / 15,2 354 / 26,6 505 / 15,6 216 / 25, Stagnicola corvus Gmelin, 1791 2 1 - 43 / 37,2 - 5 / 20, Radix ampla Hartmann, 1821 14 3 212 / 13,2 366 / 22,1 - 34 / 11, Radix auricularia L., 1758 4 1 - 29 / 10,3 - 19 / 15, Radix ovata Draparnaud, 1805 9 4 76 / 13,2 80 / 46,3 34 / 26,5 108 / 3, Planorbarius corneus L., 1758 11 8 464 / 22,0 504 / 20,4 152 / 24,0 71 / 25, Planorbis planorbis L., 1758 19 8 1012 / 13,9 541 / 29,4 29 / 13,8 93 / 10, Anisus vortex L., 1758 10 4 33 / 3,0 368 / 5,4 - 117 / 2, Bathyomphallus contortus L., 1758 1 1 - 13 / 15,4 - 56 / 16, Segmentina nitida Mьller, 1774 - - - 11 /- - Acroloxus lacustris L., 1758 - 2 - - - 43 / 58, Bithynia tentaculata L., 1758 17 8 323 / 24,2 325 / 25,5 - 68 / 23, Bithynia leachi Sheppard, 1823 1 - - 9 / (22,2) - 12 / Viviparus contectus Millet, 1813 10 4 529 / 7,6 344 / 31,7 33 / 9,1 42 / 35, Valvata piscinalis Mьller, 1774 - 1 - 8 / 37,5 - 30 / 6, Dreissena polymorpha Pallas, 1771 1 - 194 /- 180 / 1,7 - Итого 103 52 3783 / 14,3 3506 / 23,9 884 / 18,3 1079 / 18, Сокращения: Н – Нарочь, БШ – Большие Швакшты Видовое разнообразие трематод у моллюсков (табл.) почти в два раза выше на оз. Нарочь, чем на оз. Б. Швакшты (103 и 52 вида соответственно). Список видового состава трематод мол люсков на обследованных водоемах мы не приводим в силу ограниченного объема публикации, перечислим лишь семейства (в скобках приводится сокращенное название озера, где трематоды присутствуют у моллюсков данного семейства): Azygiidae Lhe, 1909 (Н), Leucochloridiomorphi dae Yamaguti, 1958 (Н, БШ), Cyclocoelidae Stossich, 1902 (Н), Cyathocotylidae Mhling, 1898 (Н, БШ), Strigeidae Railliet, 1919 (Н, БШ), Diplostomidae Poirier, 1886 (Н, БШ), Schistosomatidae Stiles & Hassall, 1898 (Н, БШ), Echinostomatidae Looss, 1899 (Н, БШ), Cathaemasiidae Fuhrmann, (Н), Psilostomidae Looss, 1900 (Н, БШ), Fasciolidae Railliet, 1895 (Н), Paramphistomidae Fisc hoeder, 1901 (Н, БШ), Diplodiscidae Cohn, 1904 (Н, БШ), Notocotylidae Lhe, 1909 (Н, БШ), Opecoelidae Ozaki, 1925 (Н), Opisthorchiidae Looss, 1899 (Н, БШ), Monorchiidae Odhner, 1911 (Н, БШ), Gorgoderidae Looss, 1899 (Н), Plagiorchiidae Lhe, 1901 (Н, БШ), Haematoloechidae Freitas & Lent, 1939 (Н, БШ), Leptophallidae Dayal, 1938 (Н, БШ), Omphalometridae Looss, 1899 (Н, БШ), Telorchiidae Looss, 1899 (Н, БШ), Pleurogenidae Looss, 1899 (Н, БШ), Lecithodendriidae Luhe, 1901 (Н), Prosthogonimidae Lhe, 1909 (Н, БШ).

В Национальном парке «Нарочанский» на оз. Нарочь зарегистрированы трематоды 26 се мейств, для оз. Б. Швакшты фауна – 20 семейств. Наибольшее разнообразие трематод в обсле дованных озерах отмечено у P. planorbis (19 видов), B. tentaculata (17 видов). У R. ampla, L. sta gnalis, S. palustris, P. corneus, A. vortex и V. contectus зарегистрировано от 10 до 14 видов трема тод. Три вида моллюсков (B. contortus, B. leachi и D. polymorpha) были инвазированы только од ним видом трематод. Если для D. polymorpha данный факт может соответствовать действитель ности, так как этот моллюск является инвазивным и, как следствие, имеет небогатую фауну тре матод, то для B. contortus и B. leachi, вероятно, можно объяснить малым объемом выборок. На личие у них одного вида трематод вряд ли соответствует действительности.

Таким образом, фауна трематод моллюсков в оз. Нарочь и Б. Швакшты представлена видами трематод, принадлежащих к 26 семействам. Эпидемиологическое значение из зарегист рированных трематод имеют представители семейств Opisthorchiidae и Schistosomatidae, отме ченные на обоих водоемах Национального парка «Нарочанский». Проблема церкариоза у кон тактирующих с водой людей для оз. Нарочь существует с 1990-х годов, причиной которого яв ляются личинки трематод семейства Schistosomatidae. На сегодняшний день на оз. Нарочь заре гистрировано 7 видов трематод из этого семейства: Bilharziella polonica Kowalewski, 1895, Trichobilharzia franki Mller et Kimmig, 1994, T. szidati Neuhaus, 1952, T. regenti Horak, Kolarova & Dvorak, 1998, Trichobilharzia sp. var. narochanica (Хрисанфова и др., 2009), Dendritobolharzia sp., Gigantobilharzia sp. Обнаружение представителей семейства Opisthorchiidae в курортной зо не должно служить тревожным сигналом, требующим дальнейшего мониторинга фауны тре матод.

Работа выполнена при поддержке БРФФИ Б10Р-176, РФФИ ГК П1043, также работа была поддержана грантом Президента РФ МК-1093.2011.4.

Список литературы Хрисанфова Г.Г., Лопаткин А.А., Мищенков В.А., Хейдорова Е.Э., Дороженкова Т.Е., Жукова Т.В., Рысков А.П., Семёнова С.К. 2009. Генетическая изменчивость птичьих шистосом (класс Trematoda, сем. Schistosomatidae) озера Нарочь: идентификация нового вида в группе Trichobilharzia ocellata // Доклады РАН. Т. 428. № 5. С. 698-702.

L.N. Akimova, G.G. Khrisanfova, O.O. Tolstenkov, T.V. Zhukova, S.K. Semenova, E.I. Bychkova THE ROLE OF MOLLUSCS IN THE FORMATION OF TREMATODE INVASION IN LAKES OF NATIONAL PARK «NAROCHANSKIY», BELARUS The results of own study on the role of different gastropod species in the formation of tre matode invasion in two lakes in National Park «Narochanskiy» (Belarus) – Naroch and Bolshie Shvakshty are analyzed in this paper.

Л.М. Акулова, А.П. Савченко (Сибирский федеральный университет, г. Красноярск, Россия) КАПИЛЛЯРИОЗ У РЯБЧИКА TETRASTES BONASIA В ОСЕННИЙ ПЕРИОД НА ТЕРРИТОРИИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Нематода Capillaria caudinflata (Molin, 1858), относящаяся к семейству Capillariidae (Neveu-Lemaire, 1936), наиболее распространенный гельминт у рябчика и весьма специфичный паразит всех куриных птиц как диких, так и домашних. Заражение C. caudinflata происходит при употреблении птенцами дождевых червей, которые входят в пищевой рацион в весенне-лет ний период. Цикл развития C. сaudinflata включает участие промежуточного хозяина, каковым экспериментально установлены дождевые черви трех видов – Allolobofora caliginoza, Eisenia foetida и Lumbricus terrestris (Рыжиков, Черткова, 1968). По данным В.Г. Гагарина (1953), прово дившим исследования на домашних курах, капилляриозы наблюдались у птиц в течение всего года. Однако интенсивность инвазии зависела от времени года и от возраста птиц. У взрослых птиц заражение капилляриями, как правило, не сопровождается клинически выраженными сим птомами заболевания (Скрябин и др., 1957). В.Г. Гагарин (1952) рассматривает капилляриоз, вы зываемый С. caudinflata, как болезнь молодняка, развивающуюся в весенне-летний период. Наи более тяжело он протекает у птиц в возрасте 1-3 месяцев. У инвазированных птиц развивается энтероколит и, как следствие, анемия: птица быстро худеет и отстает в росте. Она часто и по долгу сидит, неохотно передвигается, гибель наступает в результате крайней степени истощения и общей интоксикации (Скрябин и др., 1957). Больные и ослабленные птицы становятся легкой добычей хищников.

Весной у перезимовавших птиц число капиллярий бывает минимальным. С мая по июль количество этих нематод постепенно нарастает, достигая своего максимума, а с конца августа вновь начинает снижаться (Гагарин, 1953). По нашим данным птенцы рябчика появ ляются в подтаежных лесах Красноярского края во второй декаде июня, поэтому заражение их нематодами достигает максимума к первой половине августа. Сохранившийся молодняк постепенно начинает освобождаться от капиллярий. Так, у 5- 6-месячных цыплят в октя бре-ноябре интенсивность инвазии снижается примерно 8-10 раз, приближаясь к общей зара женности взрослого поголовья. В это время ни клинических проявлений, ни патолого-анато мических изменений зарегистрировать не удалось. Однако продолжительность жизни С.

caudinflata в организме птицы может превышать 7 месяцев. Быстрое снижение количества капиллярий у молодняка происходит за счет их самовольного отхождения без терапевтиче ского вмешательства как результат защитной реакции организма, но выздоровление проис ходит медленно, а птицы остаются недоразвитыми (Гагарин, 1953).

Целью данной работы – изучение зараженности рябчика в осенний период и оценка её вероятного влияния на развитие молодых птиц. Были проведены гельминтологические ис следования 47 экз. рябчиков (20 взрослых и 27 молодых птиц), добытых А.П. Савченко и И.А. Савченко на территории Большемуртинского района Красноярского края осенью 2010 г.

Фиксация желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) проводилась 5% р-ром формальдегида, лабо раторная обработка материала – методом полного гельминтологического вскрытия отдель ных органов (ЖКТ) (Рыжиков, Черткова, 1968).

Нематода C. caudinflata наиболее распространенный гельминт рябчика на территории Красноярского края. Результаты данного исследования показали, что общая зараженность (ЭИ, %) рябчиков в осенний период составила 22% с интенсивностью инвазии (ИИ, экз.) 4, экз. и индексом обилия (ИО, экз.) 1,02 экз. Основная локализация нематод отмечена в верхнем, а именно, в двенадцатиперстной кишке (65%) и в среднем отделах тонкого кишечника (35%). За раженность взрослых птиц и молодняка между собой достоверно не отличалась (р 0,05) и со ставляла 20% и 22,2% соответственно (табл.). Однако количество гельминтов у взрослых особей оказалось несколько выше, чем у молодых, в основном за счет одной птицы, в ки шечнике которой было обнаружено максимальное число паразитов – 31 экз. У остальных за раженных птиц число гельминтов не превышало 2 экз.

Зараженность рябчика нематодами C. сaudinflata в осенний период 2010 г.

Взрослые птицы Молодые птицы до 1 года Е,% ИИ, экз. ИО, экз. N, экз. Е,% ИИ, экз. ИО, экз. N, экз.

20,0±8,9 9,0±7,3 1,8±1,5 20 22,2±8,0 2,0±0,25 0,44±0,17 Масса, г 414,1±3,73 391,3±3, Для оценки влияния нематод C. caudinflata на развитие рябчиков сравнивались птицы, инвазированные только данной нематодой и свободные от гельминтов. В ходе исследований выяснилось, что в осенний период масса тела молодых птиц, зараженных C. caudinflata и свободных от данного гельминта, достоверно не различалась. Возможно, это связано с тем, что показатели инвазии в летний период были намного выше и большинство молодых птиц к концу октября уже переболели и освободились от гельминтов. Масса взрослых зараженных птиц, в сравнении с незараженными, была незначительно ниже в среднем на 8 г (2%).

Сравнительный анализ показателей средней массы тела молодых рябчиков (до 1-го года) и взрослых птиц, свободных от гельминтов, показал, что масса молодых птиц ниже массы взрос лых в среднем на 25 г (6%). У некоторых молодых птиц с низкой массой тела (ниже нормы на г или на 15,5% от средних показателей массы тела молодняка) наблюдалось отставание в росте, что, на наш взгляд, могло быть следствием перенесенного капилляриоза. Установлено, что зара женность курообразных капилляриями зависит от количества потребляемых дождевых червей, которые более доступны во влажных и плохо дренируемых почвах, либо в годы с про должительными ливневыми осадками в первой половине лета.

Наши исследования показали, что зараженность капилляриозом у рябчиков на данной территории в 2010 г. была низкой, а заболевание протекало в легкой форме, что в целом не оказало заметного влияния на состояние птиц. Полученные данные совпадают с результата ми учетных работ рябчика, выполненных сотрудниками кафедры прикладной экологии и ре сурсоведения Сибирского федерального университет (г. Красноярск).

Список литература 1. Гагарин В.Г. 1952. Возбудители капилляриидозов домашних птиц и вызываемые ими забо левания // Тр. Гельминт. лаборатории АН СССР. Т. 6. С. 403-406.

2. Гагарин В.Г. 1953. К изучению цикла развития Capillaria caudinflata и терапии капилля риоза кур // Тр. ВИГИС. Т. 5. С. 160-162.

3. Рыжиков К.М., Черткова А.Н. 1968. Определитель гельминтов домашних куриных птиц.

М.: Наука. 258 с.

4. Скрябин К.И., Шихобалова Н.П., Орлов И.В. 1957. Трихоцефалиды и капиллярииды животных и человека и вызываемые ими заболевания. Основы нематодологии. М.: Изд. АН СССР. Т. 6. 587 с.

L.M. Akulova, A.P. Savchenko THE CAPILLARIOSIS OF HAZEL-HEN TETRASTES BONASIA IN THE PERIOD OF AUTUMN ON THE TERRITORY OF KRASNOYARSK REGION Nematode Capillaria caudinflata (Molin, 1858) is the most spread helmint of a hazel-hen on the territory of Krasnoyarsk region. The results of helminthological studies of 47 species have shown that in the autumn 2010 the infection with capillaries of hazel-hen was low: the total infec tion rate was 22% with the intensity of invasion 4.63 species. The sickness passed in the light form and didn’t influence mach on the resources on species in general.


А.Н. Алексеев (Зоологический институт РАН, г. Санкт-Петербург, Россия) ЕЩЕ РАЗ ОБ ИЗМЕНЕНИИ ПАРАДИГМ В ПАРАЗИТОЛОГИИ Классическое определение паразитизма по В.А. Догелю (1962) состоит в том, что по мимо места обитания и пищевой зависимости, паразит выстраивает свои отношения с при родной средой через хозяина (!). Это определение не включает ни понятие вреда, от которого хозяин страдает или погибает, ни понятие пользы, которую хозяин получает от сожителя.

Практически абсолютный вред причиняет хозяину возбудитель сибирской язвы, вегетатив ная форма которой в большинстве случаев убивает хозяина. Существование этой бактерии обеспечивает его споровая форма;

она переживает любые жесткие воздействия внешней сре ды (включая даже космические) и сохраняется в почве столетиями. С другой стороны, при мер также полностью соответствующий определению В.А. Догеля: гиперпаразитизм бак терий рода Wolbachia (внутриклеточные паразиты филярий родов Brugia и Wuchereria – воз будителей тяжелых заболеваний человека бругиоза и вухерериоза). Только присутствие вольбахий обеспечивает филяриям способность стать паразитами и продолжить цикл разви тия сначала в окончательном хозяине – человеке, а затем в промежуточном – кровососущем переносчике-комаре, таким образом «принося пользу» для хозяина-бругии. Отсюда, понятия пользы или вреда антропоморфны, и связаны с понятием вреда (ущерба), причиняемого че ловеку, его домашним животным и продуктам питания. С нашей точки зрения, клещи, кро вососущие паразиты, переносчики возбудителей заболеваний человека, безусловно вредны, а перепончатокрылые – наездники (гиперпаразиты) приносят пользу: личинки, развивающиеся из отложенных в тело клеща яиц, убивают хозяина и сокращают численность этого эктопара зита. Таким образом, понятие паразитизма является амбивалентным. Продукты жизнедея тельности вольбахий, полезные для Brugia, обеспечивая жизненный цикл опасного для чело века паразита, вредны. Напротив, гиперпаразитизм в переносчиках болезней человека, жи вотных и даже растений полезен. В тройные паразитарные системы человек может быть включен либо как тупик существования патогена, либо, что гораздо реже, не только как ре ципиент, но и как источник инфекции: при малярии и филяриатозах человек, как реципиент, страдающая сторона, а переносчики практически всегда кровососущие двукрылые. Для кле щевых инфекций заболевания человек – тупик всегда.

Человечество очень давно стало связывать многие эпидемические и даже пандемичес кие инфекции с природными явлениями и заболеваниями животных. Д.К. Заболотный (1899) и потом Е.Н. Павловский (1940) выявили новый круг явлений: независимую и древнюю цир куляцию возбудителей тяжелых инфекций человека (чумы и клещевого энцефалита) в при роде в виде цепей, в которых циркуляция возбудителя независима от присутствия человека.

Стремительное накопление данных о роли кровососов в появлении таких человеческих ин фекций как малярия, желтая лихорадка, филяриатозы, привело к появлению первой пара дигмы, связанной с трансмиссивными инфекциями, которая не была сформулирована, но молча принималась: «Любое кровососущее членистоногое способно передавать любых агентов, циркулирующих в позвоночных хозяевах». В американской литературе появился термин «”flying pins” – летающие булавки». В это представление включалась не только воз можность передачи кровососущими двукрылыми возбудителей стойких по отношению к воз действиям внешней среды (сибирская язва, туляремия и другие), но (по недавним иссле дованиям) даже возможность переноса вируса СПИДа комарами. Несовершенство таких представлений побудило Е.Н. Павловского (1947) сформулировать вопрос: «почему не все кровососы могут передавать любой патоген?»

В.Н. Беклемишев (1948), по-видимому, был первым исследователем, который попыт ался ответить на этот вопрос, создав «матрицу» в основном на уровне отрядов кровососущих членистоногих и возбудителей. «Способность передать только определенный патоген или патогены определяется таксономической позицией переносчика». Эта парадигма включала как специфических биологических переносчиков, так и контаминаторов. Однако она не вклю чала ни предыстории развития переносчика, ни результаты одновременного носительства пе реносчиком нескольких патогенов, что было сделано включением в схему, как значимый фак тор, питание переносчика на преимагинальной фазе развития (Алексеев, 1985). Следуя этой схеме блохи могут передавать (и передают!) риккетсий, подобно клещам, потому, что их ли чинки не только детритофаги, но и облигатные гематофаги, получающие кровь, подлизывая фекалии питавшихся взрослых особей. Клещи, питающиеся повторно на разных фазах разви тия и на разных мультиинфицированных хозяевах, могут заражаться различными возбудите лями, которые передаются от фазы к фазе развития членистоногого, то есть паразитологи име ют дело с «паразитокосмосом» микроорганизмов внутри тела хозяина-переносчика. Отсюда третья парадигма, разделяемая многими современными учеными, молча придерживающимися ее: «Любой патоген, развивающийся внутри переносчика, передается независимо от лю бого другого возбудителя». Однако наши экспериментальные данные последних 40 лет, не подтверждают полную правоту ни второй, ни третьей парадигмы. Не только принадлежность к той или иной таксономической позиции переносчика, разрешающей целой группе воз будителей в нем развиваться, но и различные по интенсивности действия факторы внутренней среды кровососущих членистоногих, ограничивают (или полностью подавляют) векторную способность представителей целой группы. Так, лизоцим, выделяемый вместе со слюной спе цифического переносчика – клеща, подавляет развитие вульгарной микрофлоры в месте при сасывания и тем самым облегчает заражение животного реципиента и человека вирусом КЭ.

Не полная правомерность третьей принятой парадигмы в том, что при смешанных инфекциях наблюдаются как антагонистическое, так и синергидное взаимодействие патогенов. Так, на пример, введенные первыми при искусственном кормлении через капилляр лейшмании яще риц, подавляют развитие введенный позднее патогенных для человека лейшманий песчанок, вызывающих кожный лейшманиоз, а введение смеси двух возбудителей одновременно уби вает зараженных самок. По нашим наблюдениям инфицированность боррелиями Borrelia bur gdorferi s.l. препятствует репликации вируса КЭ, и чем интенсивнее заражение боррелиями, тем менее вероятно воспроизводство вируса в теле таких клещей. Заражение вирусом КЭ вну три ареала редко превышает 10%, а чаще единицы или доли процентов, тогда как средний уро вень заражения боррелиями – 30%. В отношении вируса КЭ, который может передаваться трансовариально, наблюдается обратное явление: сугубо внутриклеточный паразит – вирус, по всей вероятности, не может противодействовать заражению боррелиями.

Таким образом, приведенные примеры синергидного и антагонистического взаимо действия патогенов при коинфекциях, позволяет сформулировать четвертую парадигму, от рицающую третью: «Патогены не передаются независимо один от другого даже их спе цифическими переносчиками вследствие различных типов взаимодействия между ними и членистоногим-хозяином». Последовательная по времени передача одного возбудителя вслед за другим не подтверждает правильности третьей парадигмы, поскольку зависит от различного по продолжительности времени доразвития вне- и внутриклеточных паразитов в слюнных железах переносчика. При рассмотрении трансмиссивных инфекций их необхо димо разделять на две отличные друг от друга системы. В первой, антропонозной, и донор, и реципиент патогена – человек, страдает как от полученного ранее, так и от переданного пе реносчиком патогена. Пример болезни скота, страдающего от бабезиоза, и человека, зара женного тем же возбудителем. Во второй системе, возбудитель болезни человека (целого ряда клещевых боррелиозов) полезен не только для животного реципиента и донора, но и для переносчика, облегчая и ускоряя его циркуляцию в природе. Так, основной источник борре лий и анаплазм, белоногий хомячек Peromyscus leucopus для клещей Ixodes scapularis служил реципиентом патогенных для человека микроорганизмов на протяжении всей жизни, кото рая, судя по последним данным, даже удлиняется у зараженных особей. Таким образом, эта система ведет себя как двуликий Янус, древний бог начала и конца. При включении чело века, система безусловно вредна;

однако без человека она существует в природе очень давно (грызуны – древнейшие млекопитающие на планете Земля), а ее компоненты взаимно по лезны. Весьма вероятно, что там, где человек – тупик циркуляции возбудителя, существуют отношения взаимного благоприятствования без его участия. Амбивалентность паразитизма проявляется в области системы «животное-донор – возбудитель – клещ – животное-реципи ент». Следовательно, можно сформулировать пятую парадигму:

«Система «позвоночное животное-донор – микроорганизм – кровососущий экто паразит-переносчик – животное-реципиент (не человек)» не является в чистом виде па разитарной, поскольку в ней преобладают явления комменсализма».

Накопление данных о взаимоотношениях в подобных системах, где от возбудителей болезни страдают только Homo sapiens, эволюционно недавний компонент биоценоза пла неты, вероятнее всего подтверждает справедливость ее появления.

Список литературы 1. Алексеев А.Н. 1985. Теория связи питания и пищеварения кровососущих членистоногих с их способностью быть специфическими переносчиками возбудителей трансмиссивных инфекций // Паразитология. Т. 19. № 1. С. 3-7.

2. Беклемишев В.Н. 1948. О взаимоотношениях между систематическим положением возбу дителей и переносчиков трансмиссивных болезней наземных позвоночных и человека // Мед. парази тол. и паразитарн. болезни. Т. 17. № 5. С. 385-400.


3. Догель В.А. 1962. Общая паразитология. Л.: Изд. ЛГУ. 464 с.

4. Заболотный Д.К. 1899. Эндемичные очаги чумы на земном шаре и причины ее распростра нения // Русск. арх. патол. клинич. мед. и бактериол. Т. 8. С. 242-250.

5. Павловский Е.Н. 1940. Переносчики и резервуары вируса клещевого (весенне-летнего) эн цефалита // Арх. биол. наук. Т. 59. № 7-. С. 58-71.

6. Павловский Е.Н. 1947. Микроорганизм, переносчик и внешняя среда в их соотношениях // Зоол. журн. Т. 26. № 4. С. 297-312.

A.N. Alekseev TOWARDS A NEW REVISION OF PARADIGMS IN PARASITOLOGY The classical definition of parasitism proposed by V.A. Dogiel (1962) included the anthropo morphic notions of «usefulness» and «harmfulness» to humans, domestic animals and food products. In the nature, however, pathogens have always circulated independently of human presence. A dramatic increase in our knowledge of disease vectors and infection agents, based on experimental, genetic and molecular data of the recent decades, resulted in frequent revisions of the ideas concerning their interac tions with each other and with the environment. In case of transmissive infections, human presence in the parasitic system should be a crucial consideration. In an anthroponose system the human, being both the donor and the recipient of the pathogens, is affected by the previously contracted pathogen and by the one transmitted by the vector. Systems that do not involve humans have existed for a very long time and their components are mutually beneficial. So, based on the latest data on interactions in the systems where only Homo sapiens suffered from the pathogens, the following paradigm may be proposed: «The system «non-human vertebrate donor – microorganism – blood-sucking ectoparasitic vector – non human vertebrate recipient» is dominated by commensal interactions and cannot be considered as purely parasitic».

Л.В. Аникиева, Е.П. Иешко, Д.И. Лебедева (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Биологии Карельского научного центра РАН, г. Петрозаводск, Россия) ПАРАЗИТЫ РЫБ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ВОД НЫХ ЭКОСИСТЕМ Загрязнение водных систем – одна из актуальных проблем современности. Многочис ленными исследованиями показано, что загрязнение водоемов сточными водами промыш ленного производства и сельского хозяйства, а также бытовыми стоками снижает видовое раз нообразие паразитов. В условиях загрязнения формируются паразитарные сообщества, отли чающиеся от природных естественных сообществ видовым составом, структурой и изменением доминирующих видов паразитов.

В задачу настоящего исследования входило изучение гельминтофауны рыб в оз. Косто мукшском, преобразованном в технологический водоем (хвостохранилище) для захоронения от ходов Костомукшского горно-обогатительного комбината.

За период эксплуатации (более 20 лет) хвостохранилище превратилось в водохранилище объемом 430 млн. куб. м. и площадью 34 кв. км. В результате поступления отходов горноруд ного производства природные слабоминерализованные воды гидрокарбонатно-кальциевого типа сменились водами повышенной минерализации с преобладанием ионов калия и сульфатов. Ви довое разнообразие зоопланктона снизилось в три раза, а численность и биомасса организмов – более чем на порядок. Нарушение ионного состава воды привело к гибели и замещению стено бионтных северных видов (Eudiaptomus gracilis, Heterocope appendiculata, Cyclops scutifer) эври бионтными видами (Cyclops strenuous, Thermocyclops oithonoides) В общей численности и био массе зоопланктона стали преобладать коловратки – типичные индикаторы загрязнения (Калин кина и др. 2003;

Калинкина, Куликова, 2009;

Куликова, 2010). Рыбное население представлено пятью видами, наиболее многочисленны плотва, сиг и щука (Ильмаст и др., 2010).

Паразитологические исследования рыб в Костомукшском хвостохранилище выполнены в июне 2009 г. Методом неполного гельминтологического вскрытия исследованы пищеваритель ные тракты 82 экз. рыб – 32 экз. сигов Coregonus lavaretus L., 20 экз. щуки Esox lucius L.и 30 экз.

плотвы Rutilus rutilus L. Определяли вид гельминта и показатели встречаемости: экстенсивность и интенсивность заражения хозяина, индекс обилия. Статистический анализ показателей зара женности рыб и распределения численности паразитов проводился с использованием про граммы Quantitative Parasitology (Rozsa et al., 2000). Полученные результаты были сопоставлены с данными по паразитофауне рыб водоемов системы реки Каменной (Малахова, Иешко, 1977;

Иешко и др., 1982). Эти водоемы расположены в одной физико-географической зоне с Косто мукшским хвостохранилищем, по гидробиологическим характеристикам относятся к олиго трофному типу, в период исследований не были затронуты хозяйственной деятельностью.

В пищеварительном тракте обследованных рыб Костомукшского хвостохранилища было найдено два вида цестод: у сига (Proteocephalus longicollis) и щуки (Triaenophorus nodulosus) по одному виду. Кишечник плотвы был свободен от гельминтов. Цестода P. longicollis встречена у всех обследованных сигов. Средние показатели зараженности рыб были высокими. Интенсив ность заражения у отдельных особей широко варьировала и различалась на один-два порядка.

Распределение численности гельминта соответствовало негативно-биномиальному. Показатели параметров НБР (k и p) были невысокими. Цестода T. nodulosus была обнаружена у всех обсле дованных щук. Хотя показатели зараженности щуки (интенсивность заражения и индекс оби лия) T. nodulosus были значительно ниже, чем зараженность сига P. longicollis, распределение численности этого вида также подчинялось негативному биному, а показатели НБР k и p имели сходные величины (табл.).

Показатели зараженности и параметры негативно-биномиального распределения численности гельминтов в хвостохранилище Вид Встре-чае- Интен-сив- Индекс Дис-пер- Оценка па- Оценка па- Согла-со Вид хозяина мость, % ность, экз. обилия, сия раметра раметра вание с паразита экз./на НБР, k НБР, p НБР, % рыбу Proteocephalus сиг 100 12-823 265 59572 1,13 0,444 longicollis Triaenophorus щука 100 3-49 22 262 1,87 0,363 nodulosus Ранее было установлено (Малахова, Иешко, 1977;

Иешко и др., 1982), что паразитофауна рыб в озерах системы реки Каменной характеризуется большим разнообразием. В пищевари тельном тракте сигов встречаются цестоды P. longicollis и Cyathocephalus truncatus, трематода Crepidostomum farionis, нематоды Pseudocapillaria salvelini, Camallanus lacustris. У щуки обна ружены цестоды Triaenophorus nodulosus и T. crassus, трематоды Azygia lucii и Bunodera lucio percae, нематоды Raphidascaris acus и Haplonema hamulatum. Плотва заражена цестодами P. tor ulosus, Caryophyllaeus laticeps и Caryophyllaeides fennica, трематодой Allocreadium isoporum, не матодой Pseudocapillaria tomentosa, Raphidascaris acus, скребнем Neoechinorhynchus rutili.

Сопоставление полученных нами материалов с данными по паразитам системы р. Ка менной (Малахова, Иешко, 1977;

Иешко и др., 1982) выявило существенные различия в гель минтофауне рыб. В хвостохранилище отсутствуют паразиты, связанные в цикле развития с бен тическими организмами: цестоды Cyathocephalus truncatus, Caryophyllaeus laticeps, Caryophyl laeides fennica, трематоды Azygia lucii, Crepidostomum farionis, Bunodera luciopercae, Allocreadi um isoporum и нематоды Pseudocapillaria tomentosa, P. salvelini, Raphidascaris acus, Haplonema hamulatum. К числу незарегистрированных видов в хвостохранилище относятся некоторые виды паразитов, жизненный цикл которых проходит с участием планктонных ракообразных отрядов Calanoida и Cyclopoida - цестода Triaenophorus crassus и нематода Camallanus lacustris. Оба вида входят в ядро паразитофауны системы р. Каменной. Например, зараженность щуки Triaenopho rus crassus – окончательного хозяина паразита варьирует от 36 до 82 %, индекс обилия от 4 до экз., Camallanus lacustris – от 20 до 44 %, индекс обилия – 0,4-3,3 экз.

Таким образом, проведенные нами исследования показали, что загрязнение водоема отходами горнорудной промышленности в условиях Севера приводит к резкому снижению разнообразия кишечных гельминтов рыб. Исчезают виды, находящиеся на северной перифе рии ареала – все паразиты карповых рыб, связанные своим происхождением с теплолюби вым верхнетретичным фаунистическим комплексом. Снижается разнообразие гельминтов сиговых и щуки – типичных компонентов фауны северных олиготрофных озер. Изменяется структура разнообразия паразитов. Исчезают нематоды, личиночные стадии которых како е-то время находятся в воде, и виды трематод, использующие рыб в качестве окончательных хозяев. При минеральном загрязнении водоема сохраняются цестоды с широкой экологиче ской валентностью (P. longicollis, T. nodulosus), жизненный цикл которых связан с веслоно гими ракообразными семейства Cyclopidae. В водоеме формируются условия для стабиль ного цикла развития этих паразитов, определяющие их высокую численность. Сопряжен ность популяций паразитов и хозяев обуславливает устойчивость паразитарных систем со хранившихся видов в изменившихся внешних условиях.

Список литературы 1. Иешко Е.П., Малахова Р.П., Голицына Н.Б. 1982. Экологические особенности формирова ния фауны паразитов рыб озер системы р. Каменной // Экология паразитических организмов в биоге ноценозах Севера. Петрозаводск. С. 5-25.

2. Ильмаст Н.В., Стерлигова О.П., Кучко Я.А. 2010. Биология сига Костомукшского хвосто хранилища (республика Карелия) // Экологические проблемы северных регионов и пути их решения.

Апатиты: Изд-во КНЦ РАН, 2010. Ч. 1. С. 187–189.

3. Калинкина Н.М., Куликова Т.П. 2009. Эволюционная обусловленность реакции гидробио нтов на изменение ионного состава воды (на примере пресноводного зоопланктона) // Известия АН.

Сер. Биол. № 2. С. 243-248.

4. Калинкина Н.М., Куликова Т.П., А.К. Морозов, Л.И. Власова. 2003. Причины техногенного изменения сообщества пресноводного зоопланктона // Известия АН. Сер. Биол. № 6. С. 747 -753.

5. Куликова Т.П. 2010. Зоопланктон водных объектов бассейна Белого моря. Петрозаводск. 324 с.

6. Малахова Р.П., Иешко Е.П. 1977. Паразитофауна рыб водоемов р. Каменной (бас. Белого моря) // Биол. ресурсы района Костомукши, пути освоения и охраны. Петрозаводск. С. 175-179.

7. Rozsa L., Reiczigel J., Majoros G. 2000. Quantifying parasites in samples of hosts // J. Parasitol..

V. 86. P. 228-232.

L.V. Anikeeva, E.P. Ieshko, D.I. Lebedeva FISH PARASITES OF ANTROPOGENIC TRANSFORM WATER BODIES The paper presents the results of studies on the effect of extractive industrial waste on fish parasites of the lake Kostomukschskoe. During 2009, 32 specimens of Coregonus lavaretus, 20 spe cimens of Esox lucius and 30 specimens of Rutilus rutilus from polluted lake Kostomukschskoe were examined for metazoan parasites from the gut. 2 parasite species – cestode Proteocephalus longicollis from Coregonus lavaretus and cestode Triaenophorus nodulosus from Esox lucius were found.

В.С. Артамонова, А.А. Махров (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва, Россия) Б.С. Шульман (Зоологический институт РАН, г. Санкт-Петербург, Россия), А.Л. Буханова (ООО «НПО ДНК-Технология», г. Москва, Россия), Ю.В. Беспалая, И.Н. Болотов (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт экологических проблем Севера УрО РАН, г. Архангельск, Россия) ГЛОХИДИОЗ У ИСКУССТВЕННО ВЫРАЩИВАЕМОЙ МОЛОДИ СЕМГИ (SALMO SALAR L.): ДИАГНОСТИКА ПУТЕМ АНАЛИЗА ГЕНА COI МИТО ХОНДРИАЛЬНОЙ ДНК И ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДЛЯ ВОС СТАНОВЛЕНИЯ ПОПУЛЯЦИЙ РЕДКОГО ВИДА – ЕВРОПЕЙСКОЙ ЖЕМ ЧУЖНИЦЫ (MARGARITIFERA MARGARITIFERA L.) В Шотландии неоднократно отмечалось заражение искусственно выращиваемой молоди атлантического лосося (называемого на Русском Севере семгой) глохидиями европейской жем чужницы, попадающими на рыбоводные заводы с речной водой (Bruno et al., 1988;

Treasurer, Turnbull, 2000;

Hastie, Young, 2001). В связи с этим была предпринята попытка выявить это забо левание на отечественном рыбоводном заводе.

Молодь атлантического лосося в возрасте 0+ (10 экз.) с признаками поражения жабр была собрана в августе 2009 г. на Солзенском рыбоводном заводе (Архангельская область). В ходе молекулярно-генетического анализа подтвердилась гипотеза о наличие глохидиев жемчужницы на жабрах этих рыб. Для проведения анализа были разработаны праймеры к фрагменту гена COI митохондриальной ДНК, специфичные для жемчужницы, но не инициирующие ПЦР-реакцию с ДНК атлантического лосося.

Секвенирование показало, что ПЦР-продукт, полученный при использовании в каче стве матрицы ДНК, выделенной из жабр атлантического лосося со следами поражения, пред ставляет собой частичную последовательность гена COI, которая полностью идентична со ответствующему фрагменту последовательности этого гена взрослых жемчужниц (в послед нем случае ДНК экстрагировали из раковин моллюсков, погибших от естественных причин).

Видимо, заражение молоди семги глохидиями европейской жемчужницы происходит или происходило ранее и на других рыбоводных заводах бассейна Белого моря. Так, в работе Е.А. Богдановой (1967) глохидиоз (без уточнения видовой принадлежности личинок моллю сков) отмечен на Кандалакшском, Умбском и Княжегубском рыбоводных заводах (Мурман ская область). Вполне вероятно, что он был вызван личинками европейской жемчужницы, поскольку в ручье Жемчужном, реках Ниве и Умбе, откуда происходит водоснабжение этих заводов, жемчужница была отмечена, в Умбе она обитает до сих пор.

В первые годы работы Кемского рыбоводного завода (Карелия) глохидии встречались на жабрах молоди семги и в этом хозяйстве. Постепенно интенсивность заражения падала:

видимо, жемчужницы, оказавшиеся на дне водохранилища, из которого шло водоснабжение завода, постепенно погибали (личн. сообщ. Н.П. Ивановой). До постройки плотин ГЭС жем чужница в реке Кеми была достаточно многочисленной (Властов, 1934). Глохидиоз не нано сит значительного вреда молоди семги (за исключением случаев, когда глохидии поражают личинок), зато выпуск в реки молоди с глохидиями обеспечивает воспроизводство не только семги, но и европейской жемчужницы, занесенной в настоящее время в «Красные книги»

разного уровня – от региональных до международных. Именно благодаря выпускам молоди семги с Солзенского рыбоводного завода поддерживается в настоящее время воспроизвод ство популяции жемчужницы реки Солзы выше плотины, куда не заходят производители ат лантического лосося, но где достаточно часто встречаются молодые моллюски (Беспалая и др., 2007). При этом наши исследования дают основания считать, что заводские рыбы зара жаются глохидиями не только в реке, но и на рыбоводном заводе.

Нам представляется целесообразным не бороться с глохидиозом молоди семги на ры боводных заводах (оберегая от него лишь личинок), а активно использовать зараженных рыб для поддержания и восстановления популяций жемчужницы. Глохидии, как правило, ус пешно развиваются в течение зимы на молоди первого года жизни, поэтому для восстанов ления исчезнувших или поддержания малочисленных популяций жемчужницы важно вы пускать в реки годовиков.

Особого внимания требуют случаи, когда на заводе выращивают молодь семги не из той реки, на которой находится завод. Если в реке, куда вывозят выращенную рыбу, жем чужница исчезла, то выпуск рыб с глохидиями может позволить восстановить популяцию моллюска. Однако, если в реке, куда выпускают рыбу, уже есть популяция жемчужницы, то попадание в эту водную систему глохидиев из другой популяции может нарушить комплекс генетических адаптаций к условиям конкретной реки, складывавшийся тысячелетиями. Хотя вопрос о генетической дифференциации популяций жемчужницы и наличии у этого моллю ска генетических адаптаций к условиям конкретных рек все еще остается открытым, эту проблему следует иметь в виду, поскольку у многих видов, в том числе, у рыб-хозяев евро пейской жемчужницы, генетические адаптации к условиям конкретных рек, несомненно, су ществуют.

Авторы признательны за помощь в выполнении работы сотрудникам Солзенского ры боводного завода и Севрыбвода. Исследования выполнены при поддержке гранта РФФИ № 11-04-98815-р_север_а.

Список литературы 1. Беспалая Ю.В., Болотов И.Н., Махров А.А. 2007. Состояние популяции европейской жем чужницы Margaritifera margaritifera (L.) (Mollusca, Margaritiferidae) на северо-восточном краю ареала (р. Солза, бассейн Белого моря) // Экология. № 3. С. 222-229.

2. Богданова Е.А. 1967. Фауна паразитов семги (Salmo salar L.), кеты (Oncorhynchus keta W.) и горбуши (O. gorbuscha W.) на рыбоводных заводах Заполярья // Изв. ГосНИОРХ. Т. 63. С. 173-188.

3. Властов Б.В. 1934. Биология жемчужницы (Margaritana margaritifera L.) и проблема исполь зования ее раковин как перламутрового сырья // Труды Бородинской биол. станции в Карелии. Т. 7.

Вып. 2. С. 5-36.

4. Bruno D.W., McVicar A.H., Waddell I.F. 1988. Natural infection of farmed Atlantic salmon, Salmo salar L., parr by glochidia of the freshwater pearl mussel Margaritifera margaritifera L. // Bull. Eur.

Ass. Fish Pathol. V. 8. No. 2. P. 23-26.

5. Hastie L.C., Young M.R. 2001. Freshwater pearl mussel (Margaritifera margaritifera) glochidio sis in wild and farmed salmonid stocks in Scotland // Hydrobiologia. V. 445. P. 109-119.

6. Treasurer J.W., Turnbull T. 2000. The pathology and seawater performance of farmed Atlantic sal mon infected with glochidia of Margaritifera margaritifera // J. Fish Biology. V. 57. P. 858-866.

V.S. Artamonova, B.S. Shul’man, A.L. Buhanova, Yu.V. Bespalaya, I.N. Bolotov, A.A. Mahrov GLOCHIDIOSIS IN ARTIFICIAL REARED JUVENILES OF THE ATLANTIC SAL MON (SALMO SALAR L.): COI GENE OF THE MITOCHONDRIAL DNA DI AGNOSIS, AND THE AVAILABILITIES OF THE GLOCHIDIA INFESTATION FOR THE RARE SPECIES OF THE FRESHWATER PEARL MUSSEL (MARGA RITIFERA MARGARITIFERA L.) RECRUITMENT Through the molecular-genetic analysis of the DNA, extracted from the juveniles’ gills of the Atlantic salmon from the Solzensky Hatchery (Arkhangelsk Oblast) was detected the infestation of the fish with glochidia of the freshwater pearl mussel. Primers to gene COI of mitochondrial DNA, spe cific to M. margaritifera but not initiating the polymerizing chain reaction of the Atlantic salmon DNA were selected for the analyses. It is believed that the glochdiosis is presented at other hatcheries of the White Sea basin, and discussed availabilities for recruitment and sustention of the rare species freshwater pearl mussel.

Н.Л. Асеева (ФГУП Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр (ТИНРО), г. Владивосток, Россия), А.А. Смирнов, А.С. Сергеев (ФГУП Магаданский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (МагаданНИРО) г. Магадан, Россия), Л.В. Овчаренко (ФГУП Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), г. Петропавловск-Камчатский, Россия) ЗАРАЖЕННОСТЬ ТИХООКЕАНСКОЙ СЕЛЬДИ (CLUPEA PALLASII) ЛИЧИН КАМИ НЕМАТОД ANISAKIS В ОХОТСКОМ МОРЕ Тихоокеанская сельдь (Clupea pallasii) относится к высокочисленным видам пелагии ческих рыб, широко распространенным в северной части Тихого океана. Всестороннее изу чение сельди является одной из важнейших задач отраслевой науки. Среди биологических факторов, определяющих состояние популяции рыб, немаловажными может быть паразити ческий фактор. Данные о зараженности сельди личинками анизакисов, наряду с другими све дениями, могут использоваться для разделения популяций тихоокеанской сельди, экс плуатируемой промыслом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.