авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования Тюменской области

«ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И

ПРАВА»

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПО БОРЬБЕ

С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Материалы Международной

научно-практической конференции

(02-03 ноября 2010 г.)

Выпуск 7

Часть 2 Тюмень 2010 ББК 67.408 С56 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПО БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ: Материалы Международной научно практической конференции (02-03 ноября 2010 г.). Выпуск 7. Часть 2. Тюмень: Тюменская областная Дума, Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права, 2010. – 244 с.

В сборнике (вып. 7) представлены результаты научных исследований участников конференции, правового регулирования и деятельности посвященные вопросам совершенствования правоохранительных органов России, стран СНГ и дальнего зарубежья, по противодействию преступности и обеспечению конституционных прав и свобод граждан в современных условиях.

Книга может представлять интерес для сотрудников правоохранительных органов, ученых, юристов-практиков, лиц, занимающихся законотворческой и педагогической деятельностью, студентов юридических вузов, аспирантов, адъюнктов и соискателей.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Ю. В. ДАРОВСКИХ, кандидат юридических наук, доцент (отв. ред.);

О. И. КЛОЦ, кандидат юридических наук, профессор;

А.А. МИШУНИНА, доктор юридических наук;

Т. И. ОТЧЕСКАЯ, доктор юридических наук, профессор;

В. И. РОХЛИН, доктор юридических наук, профессор;

А. В. ШЕСЛЕР, доктор юридических наук, профессор.

ISBN 978-5-94221-137-0 (ч. 2) © «ТГАМЭУП», © Тюменская областная Дума, State Economy of Higher Education of Tyumen Region TYUMEN STATE ACADEMY OF WORLD ECONOMY, MANAGEMENT AND LAW CONTEMPORARY ASPECT OF UPGRADING THE JURISDICTION ACTIVITY IN THE FIGHT AGAINST CRIME Materials of the International Conference (02nd-03rd November, 2010) 7th issue Tyumen ББК 67. С CONTEMPORARY ASPECT OF UPGRADING THE JURISDICTION ACTIVITY IN THE FIGHT AGAINST CRIME [Text]: materials of the International Conference (02nd-03rd November, 2010). 7th issue.

Tyumen, Russia: «Tyumen State Academy of World Economy, Management and Law» («TSAWEML»), 2010. – 244 pages.

The collected articles (7th issue) of the Conference participants demonstrate contemporary research data on the matters of upgrading Russia, the CIS and foreign countries, legal adjustment and jurisdiction activity in the fight against crime to ensure constitutional rights and freedom of citizens.



The book can be of interest to jurisdiction officers, scholars, lawyers, men of law, pedagogues, students, and post-graduates.

THE EDITORIAL BOARD:

J. V. Darovskikh, Candidate of Law;

L.V. Ivanova, Candidate of Law;

А.А. Mishunina, Doctor of Law;

T. I. Otcheskaya, Doctor of Law;

V. I. Rokhlin, Doctor of Law;

A. V. Shesler, Doctor of Law.

ISBN 978-5-94221-137-0 (ч. 2) © «TSAWЕML», СЕКЦИЯ № 2.

Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты оптимизации деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений Р.Г. АКСЁНОВ – канд. юрид. наук, доцент, начальник адъюнктуры ТЮИ МВД России Б.В. ПИМОНОВ – канд. юрид. наук преподаватель кафедры расследования преступлений ТЮИ МВД России ОСМОТР МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ, СВЯЗАННЫМ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НЕФТИ И НЕФТЕПРОДУКТОВ Расследование преступлений, совершаемых в сфере оборота нефти и нефтепродуктов, в силу своей отраслевой специфики, зачастую вызывает затруднения у следователей, обусловленные отсутствием у них знаний о технологической терминологии и особенностях товарооборота углеводородного сырья и продуктов его переработки. В частности, это касается и производства осмотра мета происшествия по делам указанной категории.

Непосредственными задачами осмотра места происшествия являются:

– изучение и фиксация обстановки, где производилась добыча, транспортировка, переработка, хранение и сбыт нефтепродуктов;

– обнаружение, фиксация и изъятие следов и объектов нелегального производства;

– получение и оценка исходной информации для выдвижения общих и частных версий о лицах, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, иных соучастниках преступления, способах добычи, производства, хранения, транспортировки и сбыта нефтепродуктов, объемах производства, размерах полученного дохода и т.д.

Осуществляя подготовку к производству осмотра места происшествия по уголовному делу, связанному с незаконным оборотом нефти и нефтепродуктов, необходимо определить вероятные места его проведения. Таковыми могут быть места добычи, транспортировки (нефтепровод, автобойлеры и т.д.), переработки, хранения нефтепродуктов, а также места сбыта. Их осмотр должен проводиться незамедлительно, что обусловлено переменой погодных условий и, как следствие, невозможностью изъятия и закрепления следов преступления. Кроме того, проведение осмотра места происшествия позволяет зафиксировать продолжающееся преступление.

Особое внимание при осмотре места происшествия необходимо обратить на характерные объекты (следы, вещественные доказательства), свидетельствующие о нелегальной добыче, транспортировке, переработке, хранении и сбыте нефтепродуктов, которыми являются различные ёмкости, резервуары, имеющие обвязку трубопроводом с присоединённым смесителем («самоваром»), приготовленными различными химическими присадками, сертификаты, накладные, клише печатей и штампов, деньги, рецептура, различные черновые записи, относящиеся к преступным сделкам, расчётам между соучастниками, записи об адресах, номерах телефонов, а также другие материальные следы (обуви, рук, транспортных средств и т.п.).





Необходимо также выявлять и фиксировать места хранения и тайники, предназначенные для укрытия сырья, готовой продукции и оборудования для её изготовления.

Если местом происшествия является гараж, подсобное помещение или другое отдалённое от жилья преступников место, то в данном случае следует выявлять, фиксировать и изымать следы рук, обуви, транспортных средств, которые могут свидетельствовать о причастности конкретных лиц, в частности организатора, к совершению данного преступления.

При осмотре места происшествия на любых объектах необходимо строго соблюдать меры предосторожности: запрещается производить какие-либо действия с устройствами (приспособлениями), крутить вентили или задвижки, снимать надетые на устройства приспособления, шланги и т.п. во избежание нанесения ущерба гражданам, организациям и окружающей среде.

Отметим, что важным элементом тактических особенностей проведения осмотра места происшествия, выступает технико-криминалистическое обеспечение. Существенная его роль обусловлена спецификой предмета исследуемого преступного посягательства, предполагающего не только знание терминологии в процессе товарооборота нефтепродуктов, но и применение специальных приборов, обеспечивающих обнаружение, закрепление, изъятие и оценку следов нефтепродуктов.

Необходимо отметить, что частой проблемой при производстве осмотра места происшествия по делам, связанным с незаконным оборотом нефти и нефтепродуктов, является отсутствие специальных технических средств для осуществления экспресс-анализа по качеству нефтепродуктов.

Данное обстоятельство приводит на практике к ситуациям, иллюстрирующим непрофессионализм сотрудников правоохранительных органов. Примером такой деятельности может служить материал проверки по факту незаконной предпринимательской деятельности ООО «ПроектРемСтрой», директором которого являлся гражданин П.

Так, в рамках проведения специальной оперативно-профилактической операции «ЭНЕРГИЯ»

установлено, что ООО «ПроектРемСтрой», не имея лицензии на право осуществления погрузо разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте, осуществляет разгрузку мазута на подъездном пути. Для осуществления проверки хозяйственной деятельности «ПроектРемСтрой» был осуществлён выезд на место предполагаемой противоправной деятельности, где в процессе проведения проверочных мероприятий была осуществлена разгрузка двух цистерн, наполненных ГСМ. Полученные пробы вещества, находящегося в цистернах, были направлены на лабораторное исследование. Результаты исследования показали, что предоставленное вещество является «питательной водой» [6].

Необходимо отметить, что в настоящее время широко распространён ряд портативных и простых в эксплуатации экспресс-анализов моторных топлив, масел и других нефтепродуктов, применение которых предполагает эффективное использование сил и средств правоохранительных органов в процессе выявления преступных посягательств в исследуемой сфере.

Примером такого оборудования является октанометр SHATOX SX-200, который осуществляет анализ октанового числа бензинов, цетанового числа дизельного топлива, его тип и температуру застывания, диэлектрическую проницаемость нефтепродуктов, чистоту моторных, трансформаторных и индустриальных масел, тангенс угла потерь и напряжение пробоя трансформаторного масла.

Также, существует лабораторный комплект 2М6, предназначенный для отбора проб и проведения приемо-сдаточного анализа горюче-смазочных материалов [1]. Возможности данного комплекта, в который входят октанометр, пробоотборник, набор ареометров, индикаторные трубки, водочувствительная паста, лабораторная посуда и материалы для проведения экспресс-анализа топлива, позволяют определить октановые и цетановые числа, плотность нефтепродуктов, содержание свинца, суммарной и нерастворенной воды, противокристаллизационных жидкостей в топливах для реактивных двигателей, водорастворимых кислот и щёлочей в светлых нефтепродуктах, воды в противокристаллизационных присадках, тяжёлых углеводородов, смол в автомобильном бензине, плотность кислотного электролита, состав и температуру замерзания охлаждающей жидкости по её плотности, а также осуществлять отбор проб нефтепродуктов и количественное определение воды в резервуаре.

Однако у правоохранительных органов в настоящее время отсутствуют указанные либо аналогичные приборы. В данном случае при первоначальном обследовании жидкостей сотрудники, осуществляющие выявление и раскрытие преступных посягательств в исследуемой сфере, могут использовать люминесцентный анализ обнаружения, идентификации и фиксации следов нефтепродуктов. При этом люминесценция голубым (синим) цветом указывает на наличие следов легколетучих нефтепродуктов, фиолетовым – дизельного топлива, а оттенки от желтого до коричневого цвета помогают установить следы смазочных материалов.

Во время осмотра транспортных средств или других ёмкостей с похищенным необходимо изъять образец находящихся в них нефтепродуктов. Для этого ёмкость должна находиться в покое 2 3 часа. После чего берут 3 пробы: со дна, среднего и верхнего уровней жидкости в количестве не менее 0,5 л.

Совместно со специалистами необходимо произвести слив и замер находящихся в транспортных средствах нефтепродуктов и сдать их на временное хранение.

Если присутствие соответствующего специалиста при проведении осмотра места происшествия обеспечить не представилось возможным, необходимо измерить высоту заполнения ёмкостей нефтью и нефтепродуктами, а точное измерение затем произвести в процессе такого вида следственного осмотра, как осмотр предметов и документов.

При осмотре автозаправочных станций следует обращать внимание на корректировку суммарных счётчиков топливно-раздаточной колонки (ТРК), поскольку показания компьютера (контролера) при проверке должны совпадать с суммарными счётчиками ТРК. Также необходимо проверить пломбировку ТРК (соответствие схеме пломбировки, целостность пломбировочной проволоки, отсутствие следов постороннего воздействия на пломбы, соответствие оттисков на пломбах печатям в формулярах ТРК и т.д.), в обязательном порядке провести проверки погрешности ТРК с целью выявления фактов сверхнормативного недолива нефтепродуктов клиенту.

В присутствии понятых и представителя организации необходимо изъять образцы нефтепродуктов из заправочных колонок и резервуаров в чистые сухие бутылки, которые заполняются не более чем на 80 % их ёмкости и закрываются пробками. Горло бутылки следует обернуть полиэтиленовой или другой плотной пленкой и обвязать бечёвкой, концы которой опечатываются или пломбируются. На бутылку наклеивается этикетка, на которой указывается место отбора проб, номер колонки, резервуара, марка горючего по документам, дата, время отбора, наименование стандарта или технических условий на нефтепродукт и ставятся подписи понятых, представителя организации, следователя [9, с.70].

При производстве осмотра места происшествия изъятию подлежат:

а) документы, на основании которых действовала организация или отдельные лица:

письменное разрешение (лицензия) финансово-разрешительных органов, договоры, доверенности, кассовые ленты, журналы поступления нефтепродуктов, журналы сдачи смены, перечни функциональных обязанностей, ежедневные отчеты, накладные, свидетельствующие об интеллектуальном подлоге обоснованности транспортировки нефтепродуктов, их хранения и т.д.;

б) документы, содержащие сведения о незаконном изготовлении продукции или оказания услуг:

техническая документация о нормах расхода сырья и материалов, чертежи, рецептура, расценки, наряды, платёжные ведомости и т.д.;

в) документы, содержащие сведения о добыче нефти, материалов, приобретении оборудования: накладные, фактуры, наряды, платёжные поручения и требования, счета, договоры, книги складского учета и др.

Осуществляя осмотр мест происшествий по рассматриваемой категории уголовных дел, следователю (дознавателю) необходимо обращать внимание на имеющуюся оргтехнику. Это связано с тем, что настоящее время распространено ведение бухгалтерии, в том числе и «черной», на персональных компьютерах. Также необходимо помнить, что в последнее время преступными элементами бухгалтерия ведется и хранится на арендованном в Интернете сайте, что не позволяет её обнаружить даже при изъятии компьютера. Кроме того, преступными элементами с целью противодействия раскрытию преступных деяний в случае их выявления используются сайты, физически размещенные на территории иных государств [7, с. 240].

Как уже указывалось ранее, следователю (дознавателю, оперуполномоченному) необходимо знать особенности оборота нефтепродуктов для правильного описания их в процессуальных документах, верного построения версий и т.д. Однако по результатам исследования было установлено, что субъекты, осуществляющие уголовное преследование лиц, занимающихся незаконным оборотом нефтепродуктов, испытывают серьезные затруднения при описании предмета исследуемого преступного посягательства.

Кроме того, необходимо отметить, что по делам в сфере оборота нефтепродуктов часто приходится проводить осмотр места происшествия на открытой местности вне населённых пунктов, вдали от каких-либо ориентиров. На практике у следователя (дознавателя) в данной ситуации возникают затруднения организационного и технического плана при фиксации обстановки места происшествия и ориентирования обнаруженных на местности объектов, представляющих значение для расследования преступного посягательства. В данной ситуации существует несколько способов правильного определения и описания местоположения осматриваемых объектов.

Первый способ заключается в использовании метода определения азимутов, при котором определяется неподвижный ориентир, равноудаленный от обнаруженных на местности объектов, точка стояния и базовое направление от точки стояния до ориентира. По данным параметрам затем осуществляется привязка объектов – вещественных доказательств, найденных на местности (ёмкость с нефтью, «минизавод» по переработке нефти, нефтепровод и т.д.) [8, с. 31].

Второй способ заключается в использовании современных возможностей спутниковых систем глобального позиционирования: GPS (глобальная система позиционирования) и Глонасс (российская спутниковая навигационная система). С помощью данных систем, используя соответствующие навигационные приборы, можно определить географическую широту и долготу любого объекта.

Однако в случаях отсутствия при осмотре места происшествия навигационной системы следователю необходимо уметь ориентировать вещественные доказательства по методу промеров по направлениям (метод глазомерной съемки) либо определения азимутов.

Эмпирическое исследование раскрытия и расследования исследуемой нами категории преступных посягательств указывает на низкое качество выполняемых схем при осуществлении осмотров мест происшествий. К основным недостаткам можно отнести такие, как ошибки в масштабировании, неточности координатной привязки объектов, ошибки в детализировании элементов обстановки места происшествия и т.д.

Для преодоления проблемы, связанной с трудоемким процессом составления план-схемы, правоохранительными органами могут быть использованы, например, электронные карты «ДубльГИС»1, распространяемые бесплатно в случае их некоммерческого использования и указания на распечатанном фрагменте товарного знака данной организации, например, ООО «ДубльГИС Городской информационный справочник и геоинформационные системы (электронный справочник организаций, объединенный с картой города).

Тюмень». Использование ресурсов данной организации (программных продуктов, распространяемых бесплатно на CD-disk или онлайн-сервисах «ДубльГИС» в сети Internet [3]) позволяет выбрать необходимую территорию города, установить её масштаб и распечатать данный фрагмент с использованием принтера. Декларируемая данной организацией средняя точность измерений расстояния между объектами по план-схеме «ДубльГИС» составляет 30 метров (проведённые нами исследования возможностей описываемой системы с использованием GPS-навигации иллюстрируют погрешность не более 3 метров). В данной системе имеются карты 23 городов России и Украины с возможностью навигации по карте, просмотра ближайших остановок, информации о фирмах в зданиях, печати и отправки фрагментов по e-mail.

Кроме того, при необходимости проведения следственного действия с составлением схемы местности, находящейся вне городов, существуют возможности использования Интернет-ресурсов при поиске необходимой местности, её масштабировании и распечатывании. Так, например, возможно использование карты компании «Google» [4].

Необходимо также отметить широкий по своим техническим возможностям многофункциональный цифровой комплекс «МСР-ТВ» [5, с. 198]. Формируемый им электронный документ включает в себя фотоплан (фотографические изображения места происшествия), карту местности с сопровождением голосового и текстового комментария. Кроме того, он позволяет выполнять ряд немаловажных функций непосредственно на месте происшествия:

– составлять розыскные карточки на подозреваемых в совершении преступления;

– передавать по каналам связи в подразделение ОВД цветные фотографии подозреваемых, образцы их почерка, фрагменты дактилоскопической карты и другую информацию, позволяющую оперативно предпринимать меры по установлению всех обстоятельств совершенного преступления;

– осуществлять подключение к сети Интернет [5, с. 199].

Еще одним решением стоящей перед следователем задачи по привязке объектов вещной обстановки к месту происшествия (путём составления план-схемы, фото-таблицы и привязкой их к географическому объекту (улице, километру шоссе и т.д.) является использование современных цифровых систем, предназначенных для добавления географических координат к фотоснимку.

Примером таких устройств может послужить выпускаемый фирмой Sony модуль GPS-CS1, который осуществляет связь со спутниками через 12-канальный GPS-приёмник, записывает географические координаты фотоаппарата в момент производства снимка во внутреннюю память устройства. При последующей передаче на компьютер по интерфейсу USB 2.0 полученных снимков и данных позиционирования с помощью комплектного программного обеспечения осуществляется сопоставление снимков с координатами точек съемки. Эта операция производится на основе автоматического анализа «временных отметок» снимков и моментов определения координат [2].

Изложенные в настоящей статье рекомендации, естественно, нельзя признать исчерпывающими. Однако, выполнение правоприменителями описанного минимума приёмов, способно повысить эффективность рассматриваемого следственного действия по преступлениям в сфере оборота нефти и нефтепродуктов и в целом оптимизировать деятельность по их раскрытию и расследованию.

Литература:

1. Shatox [Электронный ресурс]. URL: http://www.shatox.ru (дата обращения: 11.01.2010 г.).

2. Zoom [Электронный ресурс]. URL: http://zoomgps.ru/news.php?year=2006&month= 09&date=2006-09-01&id=132 (дата обращения: 11.01.2010 г.).

3. ДубльГИС [Электронный ресурс]. URL: http://2gis.ru (11.01.2010 г.).

4. Карты Google [Электронный ресурс]. URL: http://www.maps.google.ru (11.01.2010 г.).

5. Курин А.А., Кошкин П.П., Понайоти Д.Н. Использование навигационной информации при производстве следственных действий // Использование достижений иных наук в криминалистике:

материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, Краснодар, 18-19 апреля 2008.

Краснодар, 2008.

6. Книга учета сообщений о преступлениях Тюменского ЛУВД на ЖВВТ № 2286 от 28.08.2007.

7. Осипенко А.Л. Трансграничные преступления, совершаемые с использованием сети Интернет // Использование современных технологий в правоохранительной деятельности и региональные проблемы информационной безопасности: сб. мат. науч.-практ. конф. Вып. 7.

Калининград: Калининградский юридический институт МВД России, 2006.

8. Осмотр места происшествия: справочник следователя. М.: Юрид. лит., 1979.

9. Проткин А.А. Первоначальные следственные действия при расследовании хищений горючего на нефтесбытовых и автотранспортных предприятиях. М., 1987.

*** Л.А. АЛЕКСАНДРОВА – канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии К ВОПРОСУ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ Закон обязывает следователя, дознавателя, при обнаружении признаков преступления возбудить уголовное дело и начать расследование (ст.21 УПК РФ). Тем не менее, на данном этапе нельзя обойтись без оценочных понятий, поскольку иногда сомнению подвергается явность этих признаков.

Наиболее ярким примером рассматриваемой ситуации являются дорожно-транспортные происшествия.

При наличии неявных признаков дорожно-транспортного преступления, информацию о нём принято направлять инспекторам по исполнению административного законодательства (ИАЗ).

Подобная практика даёт преимущество при производстве по административным делам, однако качество расследования по уголовным делам, возбуждаемым по факту ДТП, при этом оставляет желать лучшего.

По материалам дел, поступившим в следственный отдел от инспектора по административному законодательству, бывает очень сложно восстановить обстоятельства преступления, поскольку прошло немало времени с момента ДТП. Инспектор, получая сообщение о ДТП, сначала возбуждает дело об административном правонарушении, проводит по нему расследование, а потом, как показывает практика, прекращает производство в связи с необходимостью возбуждения уголовного дела. Решение выносится в форме постановления о прекращении дела об административном правонарушении и передаче материалов в следствие с формулировкой: «материалы направить для принятия решения в отдел по расследованию дорожно-транспортных преступлений ГСУ при ГУВД Свердловской области»1.

В некоторых подобных постановлениях встречаются ссылки на ст.ст.145 и 151 УПК РФ, однако в самом Кодексе об административных правонарушениях, в перечне обстоятельств, исключающих производство по делу, нет ни одного, применимого в данном случае (ст.24.5). Пункт 7 ч.1 ст. 24.5 КоАП указывает только на необходимость прекращения производства по делу об административном правонарушении в случае, когда по данному факту есть в наличии постановление о возбуждении уголовного дела. Невозможно в рассматриваемой ситуации прекратить административное производство и по п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП, поскольку состав административного правонарушения есть, однако по своим последствиям данное деяние подпадает под действие статей УК РФ.

Нередко наряду с постановлением о прекращении дела об административном правонарушении, материалы содержат и постановление о продлении срока проверки сообщения о преступлении до суток, поскольку «материалы необходимо подготовить для передачи в ГСУ»2. По многим делам такое продление допускается после истечения срока административного производства. Так, по одному из рассмотренных дел, наезд на трёх пешеходов при повороте автомашины налево был допущен октября 2009 года. Двое из них в тяжёлом состоянии были доставлены в травмотологические отделения городских больниц. Тем не менее, по данному факту было возбуждено не уголовное, а административное производство, срок по которому был продлён 23 ноября 2009 года по приведённому выше основанию. Таким образом, после совершения преступления прошло около месяца, прежде чем материалы дела поступили к следователю после прекращения производства по нему в административном порядке. Очевидно, что подобные происшествия требуют начала производства в рамках уголовного процесса, и чем скорее — тем лучше, иначе может быть утрачена возможность установления обстоятельств преступления, перечисленных в ст.73 УПК РФ.

Ярким примером подобного стечения обстоятельств являются материалы по наезду на пешехода, совершённого 20 ноября 2009 года. Пешеход — подросток — получил травмы, несовместимые с жизнью, и скончался в тот же день в больнице, не приходя в сознание. В день происшествия с целью проверки наличия вины водителя было вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении по ст.12.24 КоАП РФ3.

Как известно, данная статья предполагает ответственность за причинение лёгкого и средней тяжести вреда здоровью, однако то, что подросток скончался в больнице не приходя в сознание в тот же вечер, было отражено в справке о дорожно-транспортном происшествии. В связи с этим Архив СО по расследованию ДТП при ГУВД Свердловской области.

Там же.

Архив СО по расследованию ДТП при ГУВД Свердловской области.

материалы должны были быть направлены в следственный орган для проведения расследования по факту гибели пешехода и вынесения уголовно-процессуального решения в соответствии со ст. УПК РФ по ч.2 ст.246 УК РФ, но этого сделано не было.

Начав расследование в административном порядке, инспектор по исполнению административного законодательства 15 февраля 2010 года вынесла определение о назначении автотехнического исследования, предоставив эксперту схему ДТП сомнительного качества и противоречивые объяснения водителя и очевидцев. При том, что со времени наезда на пешехода прошло уже два с половиной месяца, выводы по результатам исследования носили вероятностный характер. Тем не менее, допускалось, что водитель располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода при движении с расчётной скоростью. Справка об исследовании из экспертно-криминалистического центра ГУВД по Свердловской области была предоставлена инспектору по ИАЗ 02 марта 2010 года.

Этот вывод не являлся однозначным, что не позволило инспектору принять решение об отсутствии в деянии водителя состава преступления. В связи с этим материал был направлен в специализированный отдел по расследованию ДТП при ГУВД Свердловской области 11 марта года.

Однако начальник этого отдела материал не принял. Надо полагать, что после истечения почти четырёх месяцев просто невозможно было что-либо установить по данному делу.

Возвращая материал командиру полка ДПС ГИБДД УВД, руководитель отдела по расследованию ДТП сослался на ст.145 УПК РФ и на распоряжения начальника ГУВД Свердловской области № 23/3400 от 13.07.2001 года. Тем не менее, данное распоряжение по своему содержанию противоречит указанной статье. Оно требует «…исключить практику направления в следственные подразделения для принятия решений материалов, не содержащих признаков составов преступлений»1.

Статья 145 УПК РФ, напротив, говорит о том, что решение о возбуждении уголовного дела или отказе в возбуждении принимают: орган дознания, дознаватель, следователь или руководитель следственного органа.

Более того, ст.264 УК РФ уголовно-процессуальным законом отнесена к подследственности следователей органов внутренних дел (п.3 ч.2 ст.151 УПК РФ). Конституционным Судом РФ в ряде своих постановлений (от 14.01.2000 г. №1-П, от 23.03.1999 г. №5-П и от 27.06.2000 г. №11-П) сформулированы правовые позиции, согласно которым стадия возбуждения уголовного дела является обязательной. Таким образом, процессуальное решение о возбуждении уголовного дела или отказе в этом должен принимать следователь.

По возвращённому административному материалу инспектором по исполнению административного законодательства было принято, по сути, уголовно-процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Согласно п.6 ч.2 ст.23.3 КоАП РФ, инспектор по ИАЗ является субъектом расследования дел об административных правонарушениях. Данный факт говорит о том, что уголовно-процессуальное решение было принято не полномочным субъектом. По этому признаку принимаемые инспекторами решения являются незаконными.

Кроме того, по административному производству может быть принято, соответственно, только административное решение (ст.ст.28.8, 28.9 КоАП РФ), а не уголовно-процессуальное.

Родители погибшего подростка обжаловали решение об отказе в возбуждении уголовного дела в суд в порядке ст.125 УПК РФ, однако оно было отменено прокурором до начала судебного заседания, а материалы были направлены на дополнительную проверку снова инспектору по административной практике. В сентябре 2010 года было вновь принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели пешехода.

Об этом не стоило бы писать, если бы подобная практика не была повсеместной. Думается, стоит вспомнить порядок, предусматривавший обязательное возбуждение уголовного дела по факту причинения вреда здоровью и, тем более, смерти в дорожно-транспортном происшествии. По данным материала должны работать штатные дознаватели в тесном взаимодействии со следователями. К инспекторам по исполнению административного законодательства эти материалы должны попадать только в случае, если состав преступления при установленной вине водителя не подтвердится в процессе расследования по уголовному делу. Такое может быть, например, если экспертиза установила наличие не тяжкого, а небольшой или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего в ДТП. Существующая практика противоречит действующему законодательству, как административному, так и уголовно-процессуальному. Кроме того, ограничивается доступ граждан к правосудию — право, провозглашённое Конституцией Российской Федерации.

Там же.

Я. В. ВОЛКОЛУП – аспирантка кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ СТАТУСЕ АДВОКАТА СВИДЕТЕЛЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». Согласно ч. 1 ст. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» квалифицированная юридическая помощь понимается как деятельность, оказываемая адвокатами, осуществляемая на профессиональной основе. Квалифицированная юридическая помощь может быть оказана любым заинтересованным участникам производства по уголовным делам: потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. впервые установил возможность оказания квалифицированной юридической помощи свидетелю по уголовному делу.

«Необходимость обеспечения прав свидетелей и актуальность оказания им квалифицированной юридической помощи в рамках процессуального института представительства признаны на высшем международном уровне» [1, с. 84].

В соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе являться на допрос с адвокатом.

Однако данная норма породила достаточно много вопросов:

1) в каком статусе адвокат свидетеля вступает в уголовно-процессуальные отношения с субъектами уголовного процесса?

2) какими процессуальными полномочиями наделяется адвокат свидетеля?

3) возможно ли участие адвоката в иных (кроме допроса) следственных действиях, к производству которых привлекается свидетель?

На основании анализа раздела II «Участники уголовного судопроизводства» УПК РФ можно прийти к выводу, что адвокат свидетеля не назван в числе участников уголовного судопроизводства, но ему принадлежат конкретные процессуальные права и обязанности. Эта ситуация в настоящее время не является исключительной. В содержании УПК РФ имеются и другие случаи, когда лицо, формально не признаваемое участником уголовного судопроизводства, тем не менее, является носителем субъективных прав и обязанностей: заявитель, лицо, явившееся с повинной, лицо, привлекаемое для дачи объяснений, залогодатель и др.

В отношении адвоката свидетеля имеется косвенное уточнение его процессуального статуса: в ч. 5 ст. 189 и в ч. 6 ст. 192 УПК РФ предусмотрена возможность адвоката воспользоваться правами защитника, установленными в ч. 2 ст. 53 УПК РФ. В связи с этой нормой возникает вопрос: означает ли это, что адвокат свидетеля рассматривается законодателем как его защитник? В. Авдеев, И.

Воскобойник в своей работе указывают, что «свидетель не относится к стороне защиты. В связи с этим представляется спорной позиция законодателя, согласно которой адвокат подозреваемого и обвиняемого при реализации своих прав, предусмотренных в ч. 2 ст. 53 УПК РФ, является защитником указанных участников уголовного судопроизводства, а адвокат свидетеля при реализации тех же прав имеет неопределенный уголовно-процессуальный статус. В связи с изложенным допустимо прийти к выводу, что адвокат, участвующий в следственных действиях на стороне свидетеля, является представителем последнего»[1, с. 85].

Полагаем, что эта точка зрения является дискуссионной. В соответствии с ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителем может быть адвокат, а также иное лицо, которое правомочно в соответствии с Гражданским кодексом РФ представлять интересы потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя. В этой норме не упоминается свидетель, а в ст. 56 УПК РФ отсутствует указание на право свидетеля привлекать к участию в уголовном деле своего представителя. Это положение следует признать справедливым, так как было бы странно, если бы в уголовном деле принимал участие представитель лица, уполномоченного дать показания по обстоятельствам совершении преступления и иным существенным для уголовного дела фактам.

Определяя статус адвоката свидетеля, необходимо, на наш взгляд, исходить из следующих факторов:

- статус адвоката свидетеля производен от статуса свидетеля, что означает необходимость первоначального определения статуса свидетеля и его особенностей;

- свидетель не отнесен ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты;

- законодатель не признает наличие у свидетеля самостоятельного интереса к исходу уголовного дела, соответственно не наделяет его процессуальными правомочиями по их защите;

- конституционные права и свободы свидетеля как участника уголовно-процессуальных отношений могут быть поставлены под угрозу неправомерного ограничения либо подвергнуться прямому нарушению в ходе производства по уголовному делу, что вызывает необходимость создания гарантий по предотвращению, пресечению указанных ситуаций и восстановлению нарушенных прав гражданина, выступающего свидетелем по уголовному делу.

Таким образом, свидетель не защищает собственные материальные интересы в уголовном деле, но вправе защищать конституционные права и свободы, которые могут быть неправомерно ограничены или нарушены в ходе производства по уголовному делу. Для обеспечения этой защиты законодатель создает процессуальные гарантии: освобождает свидетеля от уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против самого себя или своих близких родственников, предоставляет возможность подачи жалоб на действия должностных лиц и государственных органов, различных ходатайств и т.д. В целях эффективности осуществления свидетелем указанных и иных процессуальных прав законодатель наделяет его еще одним процессуальным правом, имеющим обеспечительное значение: воспользоваться услугами профессионального юриста – адвоката, который окажет лицу, участвующему в уголовном деле, квалифицированную юридическую помощь.

Полагаем, что такая помощь может потребоваться в случаях, когда свидетель попадает в затруднительную жизненную ситуацию и реализуется именно в том, что его адвокат, вступая в производство по уголовному делу, защищает его права (материальные и процессуальные) и свободы, предотвращая ущерб его законным интересам либо способствуя их восстановлению (например, помогает в составлении искового заявления о компенсации морального вреда).

В опровержении вывода о том, что адвокат свидетеля является его процессуальным представителем может быть приведен и следующий аргумент: в соответствии с ч. 5 ст. 189 и ч. 2 ст.

53 УПК РФ адвокат свидетеля не обладает самостоятельностью процессуального поведения: он не вправе от своего имени совершать какие-либо процессуальные действия, его полномочия ограничиваются помощью свидетелю в рамках следственного действия. Однако это обстоятельство не опровергает возможности признания адвоката свидетеля его процессуальным защитником, поскольку, исходя из установленных уголовно-процессуальным законом полномочий, дозволенные для него действия направлены именно на защиту его интересов.

Защита адвокатом интересов других лиц в уголовном судопроизводстве может иметь много форм своего воплощения: дача консультаций, подготовка процессуальных документов, участие, присутствие при процессуальных действиях, производимых с участием подзащитного, самостоятельная реализация предоставленных уголовно-процессуальным законом полномочий, например, подача жалоб и заявление ходатайств и т.д.[2, с. 56] Из этого же следует, что адвокат свидетеля выполняет функцию по его защите и в процессуальном отношении должен наделяться именно этим статусом. В то же время в уголовно процессуальном законе при определении содержания статуса этого субъекта необходимо уточнить, что речь идет именно о защитнике свидетеля, так как совокупность процессуальных полномочий защитника лица, против которого ведется уголовное преследование и защитника свидетеля должно существенно отличаться в силу объективных и понятных причин.

Полагаем, что защитник свидетеля должен быть наделен следующими процессуальными правами в дополнение к тем, которые указаны в ч. 2 ст. 53 УПК РФ:

- отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

- заявлять ходатайства в ходе следственного действия, возражать против действий следователя;

Следует расширить диапазон участия защитника свидетеля и допустить его в производство иных, не указанных в ст. 189 УПК РФ следственных действиях, к участию в которых привлекается свидетель.

Предлагаем дополнение УПК РФ статьей 53.1 следующего содержания:

«53.1 Защитник свидетеля 1. Свидетель имеет право воспользоваться услугами защитника.

2. Защитник приглашается свидетелем для участия в следственных действиях и оказания квалифицированной юридической помощи. Защитником свидетеля является адвокат. Защитник свидетеля в подтверждение своих полномочий представляет следователю удостоверение адвоката и ордер адвокатского образования, который приобщается к материалам уголовного дела.

3. Защитник свидетеля вправе:

1) давать по ходу следственного действия краткие консультации свидетелю;

2) задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам;

3) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия;

4) заявлять ходатайства в ходе следственного действия, возражать против действий следователя;

В формулировку п. 6 ч. 4 ст. 56 внести следующее изменение:

«6) являться для участия в следственных действиях со своим защитником;

».

Полагаем, что предлагаемые изменения будут способствовать совершенствованию уголовно процессуального законодательства и практики его применения.

Литература:

1. Авдеев В., Воскобойник И. Проблемы деятельности адвоката при производстве следственных действий с участием свидетеля // Уголовное право. 2006. № 5.

2. Семенцов В.А., Бургер Б.М. Уголовно-процессуальные формы участия адвоката в досудебном производстве. – М.: «Юрлитинформ». 2010.

*** Н.В. БЛАЖЕВИЧ – доктор филос. наук, профессор, ТЮИ МВД РФ ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДА МОДЕЛИРОВАНИЯ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Моделирование как метод познания заключается в замене объекта-оригинала моделью, которая исследуется, а затем результаты экстраполируются на оригинал. В следственной практике используют многие виды моделирования: мысленное (например, при разработке следственных версий и планирования расследования), физическое (создание материальных макетов, муляжей, предметов-аналогов), математическое (моделирование условий протекания процессов с помощью соответствующих математических расчетов). Следует отметить, что к моделированию следователь обращается тогда, когда прямое исследование объекта невозможно или нецелесообразно. Кроме того метод моделирования начал применяться недавно при производстве криминалистических экспертиз, при построении версий, при планировании расследования преступлений.

При моделировании объект познания заменяет модель. Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, воспроизводя объект исследования, способна заменить его так, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте.

Как видно из определения, модели делят на два вида: материальные и мысленные. В качестве материальной модели может выступить естественный вещественный аналог или сконструированная вещь. Мысленные модели представляют различного рода знаки: схемы, рисунки, символы и т.д.

Вообще мысленные модели можно разделить на два вида: иконические (рисунки, фотографии, схемы, чертежи и т.п.) и символические (обычные вербальные или специальные символы математические, физические, химические и т.п.).

Особым случаем моделирования в следственной практике следует назвать реконструкцию восстановление, воссоздание объектов, ситуации по сохранившимся остаткам, описаниям, фотоснимкам или другим данным. Реконструкция может быть материальной или мысленной.

Применение метода моделирования имеет определенные закономерности, определенный алгоритм. Универсальный алгоритм применения моделирования складывается из следующих шагов:

а) осознания предпосылок применения метода моделирования (объективные предпосылки недоступность, удаленность, сложность объекта исследования и т.д., субъективные предпосылки способности и предпочтения исследователя и т.д.);

б) формулировки цели, задач и программы применения метода моделирования (например, проверка следственных версий, показаний обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, розыск подозреваемого, изучение отдельных обстоятельств преступного события и т.п.);

в) выбора или создания модели (на этом этапе решают, какие признаки существенны с точки зрения задач моделирования и должны быть воспроизведены на модели, удовлетворяют ли они требованиям объективности, полноты, всесторонности расследования преступления, достаточно ли их для получения необходимой информации);

г) исследования модели и получения модельной информации (информация может быть получена самим следователем, путем предъявления для опознания, постановкой эксперимента, посредством экспертного исследования и т.п.);

д) интерпретации результатов моделирования (переносится информация с модели на оригинал по правилам аналогии).

Полученная методом моделирования информация может быть проверена другими методами, в частности путем проведения реального следственного эксперимента. Следует также отметить, что действия следователя на каждом из выделенных этапов имеют определенный порядок.

В расследовании преступлений складываются специфические приемы моделирования и особые разновидности моделей. Рассмотрим виды моделей и моделирования, учитывая сферу их применения, объекты, приёмы и средства осуществления в следственной практике. В следственной практике моделирование применяется, во-первых, при производстве следственных действий для получения доказательственной информации, во-вторых, в экспертной практике, в-третьих, в организационно-управленческой деятельности, обеспечивающей расследование преступления.

Моделирование при производстве следственных действий используется для проверки имеющихся или получения новых доказательств, для исследования версий. Конечно, к моделированию следователь обращается в тех случаях, когда прямое изучение объектов невозможно или нецелесообразно. Например, когда обстановка на месте происшествия изменена, вещественные доказательства утрачены или не установлены, прямое исследование следов, образованных на месте происшествия, нельзя осуществить в виду отсутствия для этого надлежащих условий и т.д. Нередко бывает необходимо проверить версию о механизме (логике) преступного события (дорожно-транспортного происшествия, убийства, изнасилования), и поскольку при постановке этих опытов использовать человеческий материал невозможно, следователь прибегает к моделированию.

Объектами материального моделирования в следственной практике чаще всего являются:

1) предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов (орудия преступления, средства поджога, взрыв, отдельные строения, оружие, автомашины, инструменты и другие предметы);

2) обстановка на месте происшествия, подвергшаяся изменению в силу различных причин;

3) следы ног, рук, обуви, транспорта, орудий взлома, инструментов и иных материальных предметов;

4) документы, частично сгоревшие, подвергшиеся изменению под влиянием сырости, микроорганизмов и др.;

5) прижизненный облик потерпевшего;

6) отдельные признаки трупа (вес, рост, телосложение);

7) признаки внешности отсутствующего подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, обвиняемого;

8) криминальные ситуации (положение предметов и лиц в период предшествующий преступлению, в момент его совершения и после него);

9) явления, связанные с исследуемым преступным событием, например, горение, разрушение каких-либо предметов и т.п.

Как мысленное моделирование можно рассматривать образные представления следователя о месте происшествия, суждения об облике разыскиваемого, вещественных доказательствах, о связях между людьми, предметами, явлениями, касающимися преступления. Такие модели могут быть выражены следователем в виде словесных описаний, планов, рисунков, чертежей, схем и т.п. Эта информация может обрабатываться на компьютере (с помощью кибернетического моделирования).

Необходимо отметить, что жестко разграничить способы моделирования невозможно. Все они связаны между собой, дополняют и обусловливают друг друга. Так, создание и использование любой материальной модели опосредовано мысленным моделированием. В свою очередь, мысленные модели проверяются с помощью материального моделирования.

Предметом логического анализа является не только сущность, структура и виды методов, но и их границы применимости. Это относится и к методу моделирования. Содержание моделирования зависит от особенностей изучаемого объекта, целей изучения, средств, условий и избранных видов модели. С точки зрения задач расследования важно учитывать, что модель и оригинал обладают не только сходством, но и различием. Модель - это другой объект, сходный с оригиналом, отображающий его свойства, зафиксированные вещественно или мысленно. Моделирование всегда предполагает упрощение. «Простое» - это доступное, состоящее из незначительного количества элементов, связей и отношений, а иногда и неделимое. «Сложное», наоборот, - это трудное для познания, обладающее большим количеством элементов, связей, разнообразием характеристик.

Моделирование обеспечивает создание упрощенного по сравнению с оригиналом объекта. Модель проще оригинала. При их создании отвлекаются от деталей, частностей и этим помогают решению следственных задач.

Следователь обязан учитывать, что упрощение в моделировании имеет положительную и отрицательную стороны. Отвлекаясь при моделировании от несущественных, второстепенных с точки зрения поставленных задач расследования свойств и сторон объекта, можно опустить и то, что действительно является существенным. Это отрицательная сторона метода моделирования.

Положительную сторону метода составляет то, что он служит источником новой доказательной информации и способом проверки имеющихся доказательств.

Расследование носит эвристический, поисковый характер. При этом следователь должен учитывать, что фактор времени оказывает воздействие на следы преступления, иногда благоприятствует их уничтожению, сокрытию, равно как сокрытию самого правонарушителя и факта преступления. Уничтоженные или поврежденные преступником предметы нельзя изучить непосредственно, прямым наблюдением. При моделировании они воссоздаются и исследуются.

Кроме того, моделирование позволяет установить связь элементов состава преступления.

Реконструкция вещественной обстановки на месте происшествия позволяет установить первоначальное положение объектов, объяснить механизм события или образования отдельных следов, вскрыть связи между действиями преступника и наступившими последствиями.

Моделирование дополняет эксперимент. Эксперименты с моделями освобождают следователя от рамок законодательной регламентации и создают ему новые условия познания. Так, следователь может использовать эксперименты с моделями, воспроизводящими конкретную обстановку, во время допросов подозреваемых, потерпевших, свидетелей. Наглядность такого эксперимента может помочь участникам события восстановить в памяти интересующие следователя детали.

Подводя итог, необходимо отметить, что метод моделирования таит в себе неисчерпаемые возможности в познании уголовной истины. Знание же следователем его сущности, структуры, видов, логики применения способствует эффективному и быстрому расследованию преступлений.

*** Б.Я. ГАВРИЛОВ – доктор юрид. наук, профессор, засл. юрист РФ, зав. кафедрой управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России ОТКАЗ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: РЕАЛИИ И МИФЫ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ Складывающаяся на протяжении трех десятилетий (1980-2010 гг.) криминогенная обстановка, характеризующаяся:

во-первых, значительным приростом преступности;

Сведения о количестве зарегистрированных преступлений в 1980-2010 гг.

Период 1980 1991 1999 2006 Кол-во 2. зарегистр. 1.028 2.168 3.002 3. преступлений (в тыс.) во-вторых, неадекватностью реагирования на нее правоохранительных органов, в первую очередь, органов внутренних дел и органов прокуратуры, позволяет автору предложить научному сообществу и практическим работникам, наряду с криминалистической категорией противодействия [см.: 15;

21, с. 30;

2, с. 217;

3, с. 767;

18, с. 16;

20, с. 54], уголовно-процессуальную категорию противодействия расследованию.

Необходимость введения в научный оборот предлагаемой автором категории обусловлена реалией ее существования, что подтверждается распространенностью фактов противодействия расследованию путем укрытия сотрудниками правоохранительных органов преступлений от учета. Об этом позволяют судить как теоретические высказывания ученых-процессуалистов о противоречиях отдельных положений УПК РФ требованиям ч.1 ст. 46 и ст. 52 Конституции РФ в части обеспечения доступа граждан к правосудию, так и фактические обстоятельства, свидетельствующие о многочисленных нарушениях со стороны должностных лиц правоохранительных органов прав граждан, подтвержденные статистическими данными в этой сфере деятельности.

Ежегодно до двух млн. вынесенных органами дознания, следователями, дознавателями и их руководителями процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела органами прокуратуры и судьями признаются незаконными, необоснованными и по их постановлению, вынесенному в соответствии с ч.ч. 6 и 7 ст. 148 УПК РФ, отменяются руководителями следственных органов и начальниками органов дознания, в том числе с возбуждением уголовного дела.

Статистические данные о возможном количестве преступлений по итогам 2010 г. выведены автором экспертным путем с учетом динамики преступности за 2009 г. и 7 мес. 2010 г.

Сведения о количестве незаконных, необоснованных процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела Период Вынесено решений об Из них признаны Удельный вес отказе в возб. незаконными, (%) уголовного дела необоснованными 2008 5,3 млн. 1,8 млн. 33, 2009 5,6 млн. 1,9 млн. 33, I пол. 2010 2,9 млн. 1,0 млн. 35, Тем самым, есть основания утверждать, что незаконные необоснованные решения об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям, сообщениям граждан и организаций о преступлениях являются противодействием расследованию со стороны самих органов расследования и их должностных лиц, поскольку их последствием является умышленная деятельность субъектов расследования по воспрепятствованию решению задач своевременного расследования совершенного преступления и установления материальной истины по уголовному делу.

Более того, последствием незаконного, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела является, по сути, сокрытие следов преступной деятельности и влечет за собой, в частности, утрату вещественных доказательств, в том числе по причине несвоевременности проведения следственных действий, экспертиз и т.д., что в криминалистике рассматривается как противодействие расследованию.

Существующее положение со стороны должностных лиц правоохранительных органов, как это ни парадоксально звучит, обусловлено наличием в российском уголовно-процессуальном законодательстве процессуальной нормы об отказе в возбуждении уголовного дела [см.: 14;

11;

9, с.

115 – 125] и института возбуждения уголовного дела [см.: 25, с. 64 – 70;

6, с. 56;

6;

4, с. 58;

13, с. 14 – 17;

8, с. 5 – 10;

9, с. 341 – 345;

16, с. 34 – 36;

28, с. 22 – 24], что на протяжении ряда последних лет вызывает обоснованную критику значительной части ученых и абсолютного большинства практических работников. Их негативным последствием является то, что существующие на протяжении полувека правила начала производства предварительного расследования возбуждением уголовного дела при одновременной возможности принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела, с одной стороны, ограничивает конституционное право граждан на доступ к правосудию, а с другой стороны, является одной из основных причин снижения эффективности деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью [см.: 22;

12;

7;

1;

19;

26;

27 и др.].

Позволяют об этом судить официальные статистические данные за 2004-2010 гг. о количестве зарегистрированных заявлений и сообщений о преступлениях и принятых по ним процессуальных решений о возбуждении уголовного дела [23].

Зарегистрировано Из них возбуждены Уд. вес к числу заявлений и уголовные дела зарегистрированных сообщений о заявлений преступлениях 2004 19.602.611 2.496.59 12,7% 2005 21.404.482 2.925.374 13,7% 2006 19.305.176 3.262.617 16,9% 2007 20.592.380 2.991.385 14,1% 2008 21.499.523 2.632.572 12,2% 2009 22.788.829 2.445.495 11% I пол. 2010 11.775.212 1.094.475 9,3% Приведенные статистические данные свидетельствуют, что количество возбужденных уголовных дел по фактам зарегистрированных преступных заявлений имеет негативную тенденцию к сокращению (с 16,9% в 2006 г. до 9,3% - в I полугодии 2010 г.). Иными словами, предварительное расследование осуществляется менее чем по каждому десятому заявлению, сообщению о преступлении, а удельный вес процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела в 2,5 раза превышает долю возбужденных уголовных дел. Подобное позволяет считать противодействием расследованию.

Более того, из статистических данных о состоянии преступности в России видно, что количество официально зарегистрированных преступлений, начиная с 2007 года, стабильно снижается (от 6,7 до 10,4% в год).

Сведения о количестве зарегистрированных преступлений за 2007-2010 гг. [24] Период 2007 2008 2009 Количество 3.582.541 3.209.862 2.994.820 2.720. зарегистрированных преступлений +, - к АППГ (в %) - 7,1 - 10,4 - 6,7 - 9, Это могло бы свидетельствовать о повышении эффективности борьбы с преступностью, если бы с уменьшением официально зарегистрированной преступности не возрастал уровень латентной преступности, как скрытой, когда граждане в правоохранительные органы не обращались [17], так и официально зарегистрированной латентной преступности [7;

10, с. 32 – 36], которая заведомо формируется за счет укрытых от учета сотрудниками правоохранительных органов преступлений путем незаконного, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела (около 2-х млн.

ежегодно). Отсюда растет недоверие населения к работе сотрудников органов внутренних дел, и именно поэтому большая часть граждан (60%) не заявляет о совершенных в отношении них преступных посягательства, не пытаясь тем самым реализовать свое право на доступ к правосудию.

Вынесение незаконного, необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не только ограничивает права пострадавших от преступления, но, с другой стороны, рождает чувство безнаказанности и вседозволенности у лиц, совершивших преступление.

Негативные последствия отказа в возбуждении уголовного дела заключаются также в ежегодном привлечении к уголовной ответственности за нарушения учетно-регистрационной дисциплины порядка 3-3,5 тыс. сотрудников органов внутренних дел, которые принимали указанные процессуальные решения, исходя из требований уголовно-процессуального законодательства, нормы которого, в силу своего несовершенства, предоставляют сотрудникам правоохранительных органов право принимать незаконные, необоснованные процессуальные решения.

Для ответа на этот вопрос: «Что делать?» автор предлагает обратиться к Уставу уголовного судопроизводства. В соответствии со ст.ст. 309 и 312 Устава уголовного судопроизводства порядок был следующий: «если судебный следователь не найдет достаточных оснований к производству следствия… сведения должны быть собраны… посредством негласного полицейского разведывания». Тем самым уголовно-процессуальный закон не допускал возможности отказа в возбуждении уголовного дела.

С целью недопущения фактов принятия следователем, дознавателем, органом дознания и другими уполномоченными законом лицами незаконных, необоснованных процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, законодатель (по инициативе автора) в ч. 1 с. 148 УПК РФ предусмотрел, что «отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 УПК РФ, допускается лишь в отношении конкретного лица».


Однако правоприменительная практика, по сути, игнорирует данное требование закона.

Недолжным образом за законностью и обоснованностью принятия процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления при неустановлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, обеспечивается процессуальный контроль руководителем следственного органа, начальником подразделения дознания, ведомственный контроль начальником органа дознания и прокурорский надзор. И изменить за 8 лет действия УПК РФ ситуацию систематического нарушения правоприменителем уголовно-процессуального закона не удается, что подтверждают приведенные выше статистические данные о том, что каждое третье решение об отказе в возбуждении уголовного дела признается незаконным, необоснованным и отменяется.

Еще одно негативное обстоятельство существующего сегодня законодательного регулирования возможности принятия правоприменителем процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела заключается в том, что искажаются данные уголовно-правовой статистики о состоянии преступности в России, уровень которой на 100 тыс. населения в 3-3,5 раза ниже, чем в абсолютном большинстве государств Европы, Америки и в 6, 5 раз ниже, чем в Швеции, где реальное состояние общественного порядка и общественной безопасности значительно выше, чем в России.

Это, в свою очередь, не позволяет реально оценить потребности правоохранительных органов и, в первую очередь, органов внутренних в кадровом и материально-техническом обеспечении, без обеспечения которым уровень борьбы с преступностью неуклонно будет снижаться.

Необходимо отметить, что МВД России, Генеральная прокуратура России неоднократно предпринимали усилия для изменения сложившейся ситуации, о чем свидетельствуют многочисленные приказы и указания, в том числе совместные указанных правоохранительных структур. Однако ситуация принципиально не меняется. Более того, в течение 4-х последних лет отмечается очередное сокращение преступности (ежегодно от -7 до -10%). Как следствие – Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым выдвинуто требование о значительном сокращении штатной численности органов внутренних дел.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что существование нормы об отказе в возбуждении уголовного дела негативно сказывается на полноте учета и регистрации преступлений и, соответственно, на оценке работы органов внутренних дел, что порождает недоверие населения к правоохранительным органам. По результатам опросов более 60% граждан по этой причине не заявляют о совершении в отношении них противоправных действий.

Изложенное позволяет автору сформулировать вывод, что для преодоления противодействия преступности сегодня необходимо не только и не столько разрешение этой проблемы в криминалистическом, сколько в криминологическом и уголовно-процессуальном видах деятельности правоохранительных органов. Предложения по этой проблематике неоднократно излагались. Дело за законодателем.

Литература:

1. Акутаев Р.М. Криминологический анализ латентной преступности: дис. … д-ра юрид. наук.

СПб., 1999.

2. Быков В.М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела // Журнал Российского права.

2006. № 7.

3. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. – М., 1988. Белкин Р.С. Курс криминалистики. – М., 2001.

4. Вицин С.Е. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. № 6.

5. Вицин С.Е. Машину правосудия должен запустить человек // Время новостей. 2004. 4 августа.

6. Гаврилов Б.Я. Латентная преступность: понятие, структура, факторы латентности и меры по обеспечению достоверности уголовной статистики. Монография. М.: Проспект. 2007.

7. Гаврилов Б.Я. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. 2003. № 10.

8. Гаврилов Б.Я. Правовое регулирование защиты конституционных прав личности в уголовном судопроизводстве. Монография. – М.: Мир, 2004.

9. Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. – М., 2008.

С. 32-36.

10. Гаврилов Б.Я. Современное уголовно-процессуальное законодательство и реалии его применения // Российский следователь. 2010. №15.

11. Гаврилов Б.Я. Способна ли российская статистика о преступности быть реальной // Государство и право. 2000. №1.

12. Гирько С.И. Актуальные проблемы производства дознания // Юридический консультант.

2006. № 6.

13. Гордиенко В.В. Законодательное установление уголовного проступка и исключение института отказных материалов // Российский следователь. 2010.

14. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. – СПб., 1908.

15. Деришев Ю.В. Стадия возбуждения уголовного дела – реликт «социалистической законности» // Российская юстиция. 2003. № 8.

16. Иншаков С.М. Латентная преступность в Российской Федерации: перспективы исследования // Материалы круглого стола «Латентная преступность: перспективы развития», Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2010.

17. Карагодин В.Н. основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. – Свердловск, 1992.

18. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992.

19. Кустов А.М. Механизм деятельности по противодействию расследованию // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений. – М., 1996.

20. Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступлений и его криминалистическое значение. – М., 1980.

21. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический прогноз. М.: Норма, 2005.

22. Отчет по форме 4-Е // Официальные статистические данные ГИАЦ МВД России за 2004 2010 гг.

23. Отчет по форме I-А «Оперативная статистическая информация о состоянии преступности и результатах расследования преступлений»: Утвержден приказом МВД России от 23.01.2004 г. № 40 // Официальные статистические данные ГИАЦ МВД России о состоянии преступности за 2007-2010 гг.

24. Петрухин И.Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право. 2005. № 1. Скоморохов Р.В. Шиханов В.Н. Уголовная статистика: обеспечение достоверности.

М., 2006.

25. Скоромников К.С. Существующая система учета преступлений и раскрытия их нуждается в кардинальной реформе // Государство и право. 2007 №1.

26. Яшин В.Н., Аксенов В.В. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела по новому Уголовно-процессуальному кодексу // Следователь. 2004. №. С. 22-24.

*** О.А. ГЕЦ – юрисконсульт правового отдела УВД по г. Красноярску НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних в ходе уголовного судопроизводства предполагает специфику проведения следственных и иных процессуальных действий с их участием, принятия отдельных процессуальных решений, а также применения к таким субъектам мер уголовно-процессуального принуждения. Главной особенностью участия в уголовном процессе несовершеннолетних является то, что обеспечение их прав и законных интересов связано, как правило, с деятельностью других лиц, в частности, родителей или иных законных представителей. Законный представитель несовершеннолетнего занимает важную роль в процессе, так как он помогает ребенку обеспечить право на защиту и в полной мере реализовать все права и обязанности в качестве участника уголовного судопроизводства.

Вместе с тем существует ряд проблем и пробелов в правовом регулировании порядка введения в процесс и участия в процессе законных представителей несовершеннолетних. Выделим некоторые из них.

1) Согласно п. 12 ст. 5 УПК РФ законными представителями могут быть: родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний, органы опеки и попечительства.

Данное понятие законного представителя не является уголовно-процессуальным, а его содержание определяется семейным законодательством. Последнее возлагает защиту прав и интересов несовершеннолетних на родителей (ст.64 СК РФ), усыновителей (ст.137 СК РФ), опекунов и попечителей (ст.145 СК РФ), воспитательные, лечебные учреждения и учреждения социальной защиты (ст.147 СК РФ), а также на приемных родителей (ст. 153 СК РФ).

Вместе с тем понятие законного представителя, имеющееся в законодательстве, вряд ли можно признать исчерпывающим и отражающим всю специфику его процессуального статуса. В процессе судопроизводства могут возникать проблемы при отсутствии в жизни у несовершеннолетнего законного представителя, указанного в норме права, но при наличии иного лица (не указанного в законе), имеющего возможность претендовать на защиту интересов и прав ребенка. Такими лицами в некоторых случаях могут быть: бабушки, дедушки, старшие братья, сестры и иные лица, которым данный несовершеннолетний в силу сложившейся ситуации является близким и дорогим (по аналогии с определением, данным в отношении близких лиц)1. Данный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве в значительной мере влияет на реализацию в полной мере своих прав участниками судопроизводства, что приводит к возникновению проблем на практике.

В связи с этим есть необходимость расширения перечня тех лиц, которые могут быть законными представителями несовершеннолетнего в уголовном судопроизводстве.

2) Возникновение прав и обязанностей законного представителя несовершеннолетнего связывается с такими юридическими фактами как:

- происхождение детей от определенных родителей, удостоверенное в установленном законом порядке (ст. 47 СК РФ);

- передача ребенка на воспитание в семью (на усыновление или удочерение), под опеку (попечительство), в приемную семью, а также в учреждения для детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 123 СК РФ).

Кроме того, в ст. 64 СК РФ прямо указано, что родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Таким образом, О судебной практике по делам об убийстве: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1.

вступление законных представителей в уголовный процесс не зависит от воли и желания представляемого лица, поскольку полномочия на представительство они приобретают не по воле представляемого (согласно доверенности), а на основании закона. Поэтому от оказываемой законным представителем помощи (в отличие от услуг договорного представителя, как предусмотрено в гражданском праве) представляемый отказаться не может;

равно как и согласия последнего на совершение каких-либо действий в его интересах для законного представителя не требуется. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» подчеркнул, что суды кассационной и надзорной инстанций должны рассматривать жалобы законных представителей независимо от позиции, занимаемой по делу несовершеннолетним осужденным или потерпевшим». Это важно, когда в качестве представляемых выступают несовершеннолетние, то есть лица, не всегда в полной мере способные правильно понять и оценить значение совершаемых с их участием процессуальных действий. Однако существуют случаи когда отношения между несовершеннолетним и его законным представителем сложные или даже неприязненные, что может неблагоприятно повлиять на процесс участия как законного представителя, так и самого несовершеннолетнего. Вместе с тем в дальнейшем, после присвоения лицу статуса законного представителя, при возникновении ситуаций, в которых законный представитель может нанести ущерб интересам представляемого лица (ч. 4 ст. 426 УПК РФ), он может быть отстранен от участия на стадии предварительного расследования или в судебном разбирательстве. В связи с этим, чтобы не усложнять процедуру судопроизводства и уменьшить вероятность возникновения необходимости последующего отстранения законного представителя от участия в деле, представляется необходимым ввести норму, дающую право несовершеннолетнему выбирать и давать свое согласие на введение в процесс того законного представителя, которому он в полной мере доверяет и может рассчитывать на его поддержку, что в значительной степени облегчит процесс с участием несовершеннолетних и исключит ряд возникающих впоследствии проблем.

3) Частью 2 ст. 428 УПК РФ предусмотрено, что по определению или постановлению суда законный представитель может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего, без конкретизации оснований, в связи с которыми может быть вынесено соответствующее решение. При этом возникает ряд проблем, которые затрудняют процесс реализации данной нормы. Так у лица, компетентного отстранять законного представителя от участия в процессе, может появиться свой субъективный подход к основанию отстранения, что во многих случаях приводит к ущемлению прав участников процесса. Практика показывает, что полномочное лицо в таких случаях предпочитает вообще не применять вышеуказанную норму, что может привести к конфликтным ситуациям между ребенком и его законным представителем, ущемляя, в частности, права ребенка. В связи с этим целесообразно закрепить в УПК РФ конкретный перечень оснований отстранения законного представителя от участия в судебном разбирательстве по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего.

4) Законные представители несовершеннолетнего являются участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты (ст. 48 УПК РФ), наделенными соответствующими правами и обязанностями. В ходе досудебного производства по уголовному делу законному представителю несовершеннолетнего предоставляются права, закрепленные в ч. 2 ст. 246 УПК РФ, их перечень исчерпывающий и дает многочисленные возможности по защите прав и свобод самого несовершеннолетнего.

Наряду с правами, думается, законный представитель несовершеннолетнего должен иметь и ряд обязанностей, о которых в УПК РФ ничего не сказано. В ст. 422 УПК РФ содержится только указание о том, что законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. При этом данное положение сложно назвать обязанностью для законного представителя – это некоторое ограничение прав (ответственность) за ненадлежащее осуществление защиты несовершеннолетнего. В связи с этим необходимо нормативное закрепление ответственности законного представителя за невыполнение своих законных обязанностей в ходе производства уголовного процесса.

5) При осуществлении такого следственного действия как назначение и производство судебной экспертизы в гл. 27 УПК РФ подробно закреплены права подозреваемого, обвиняемого и их защитника при назначении и производстве судебной экспертизы. В соответствии со ст.198 УПК РФ права таких участников процесса как потерпевший и свидетель ограничены, и могут быть использованы ими только в случаях, когда экспертиза назначается в отношении их самих;

это такие права как: право на ознакомление с заключением эксперта;

у потерпевшего также добавлено право на ознакомление с назначением экспертизы и на отвод эксперта. Можно заметить, что следователь при назначении экспертизы выносит постановление, а также составляет протокол о разъяснении прав подозреваемому (обвиняемому) и их защитнику, при этом о разъяснении прав свидетелю или потерпевшему ничего не говорится. Вместе с тем, в случае, если в качестве свидетеля или потерпевшего выступают несовершеннолетние, то реализовывать свои права они могут через законного представителя, однако права законного представителя несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) при назначении судебной экспертизы в уголовно-процессуальном кодексе не нашли закрепления.

В связи с этим необходимо расширение и закрепление прав таких участников процесса как несовершеннолетний свидетель, потерпевший, а также дополнение УПК РФ отдельной нормой, регламентирующей права законного представителя несовершеннолетнего при назначении судебной экспертизы.

6) Действующий УПК РФ, в целом перечисляя права законного представителя по уголовному делу, не содержит специальной нормы, в которой бы говорилось о его правах как участника следственных действий, проводимых с участием несовершеннолетнего, причем вне зависимости от процессуального статуса несовершеннолетнего – подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. Такими следственными действиями могут быть допрос, очная ставка, проверка показаний на месте. Если права и обязанности других участников следственных действий (защитника, педагога, психолога) непосредственно регламентированы в нормах УПК РФ (ст. 53, ч. 2, 5 ст. 425 УПК РФ и др.), то о правах законного представителя, участвующего в следственных действиях, какие-либо упоминания в законе отсутствуют.

Поэтому думается, УПК РФ необходимо дополнить нормами, регулирующими права и обязанности законного представителя при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.

*** Р.К. ГИТИНОВ – соискатель Института права БашГУ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНЫХ ФОРМИРОВАНИЙ, СОВЕРШАЮЩИХ МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ АВТОСТРАХОВАНИЯ В связи с введением в России обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО), проблема страхового мошенничества в России выходит на качественно новый уровень, появляется новый вид преступлений – мошенничество в сфере автострахования, в результате которого мошенники незаконно получают денежные средства страховых компаний. Результаты проведенных опросов сотрудников правоохранительных органов свидетельствуют о том, что если раньше, т.е. непосредственно после введения ОСАГО, чаще речь шла о мелких единичных случаях мошенничества с участием 2-3 преступников, то в последнее время преступность в исследуемой сфере приобретает все более устойчивый организованный характер, ущерб от которой значительно высок, что соответственно требует привлечения значительного количества сил, средств и времени для ее выявления.

Как показывает анализ изучения материалов уголовных дел мошенничество в сфере автострахования совершалось при участии двух лиц – 4,2% случаев, трех лиц – 20,8% случаев, четырех и более лиц – 75% случаев. Учитывая разнообразие форм соучастия при совершении мошенничества в сфере автострахования можно также отметить, что 16,7% случаев преступных посягательств совершалось группой лиц по предварительному сговору, 8,3% - организованной группой, 75% - преступной организацией.

Преступные формирования, целью которых является незаконное получение страховой выплаты, в зависимости от состава соучастников условно можно разделить на следующие виды:

1) группа, в которую входят только страхователи;

2) страхователи и страховые агенты;

3) страхователи и работники автосервисов;

4) страхователи и лица, осуществляющие оформление страхового случая (работники ГИБДД, пожарной охраны и др.);

5) страхователи, лица, осуществляющие оформление страхового случая, сотрудники страховых компаний из числа работников отдела урегулирования убытков, служб безопасности, экспертов и иных лиц либо страхователи и работники страховых компаний;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.