авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменской области «ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ...»

-- [ Страница 5 ] --

Значительное разнообразие и важность большинства истребуемых документов, связанных с нарушением законодательства, обусловливает необходимость их письменного запроса от предприятий (организаций и т.д.), поэтому представляется, что данная форма могла бы быть признана как наиболее предпочтительная. Письменное обращение компетентного органа, на наш взгляд, способствовало бы повышению ответственности руководителя предприятия (организаций и т.д.) и служило бы гарантией сохранности запрашиваемых документов.

Особое внимание должно быть уделено письменным актам, подтверждающим нарушения требований органов государственного экологического контроля (протоколы ранее проведенных проверок;

предписания;

документы о применении мер административного воздействия;

результаты лабораторных исследований воды, воздуха, почвы;

постановления о приостановлении или прекращении работ, эксплуатации объекта;

сведения о принятых органами экологического контроля мерах по возмещению вреда, причиненного экологическим правонарушением).

Документы о нарушениях законодательства об охране окружающей среды направляются в органы прокуратуры в месячный срок с момента выявления (по надзорности и месту нахождения предприятий, учреждения, где они допущены). При этом копии ведомственных инструкций, приказов, положений или выписки из них должны быть надлежаще оформлены и заверены [6].

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела большое значение имеют материалы технического расследования аварий, которые должны включать:

приказ руководителя соответствующей организации о назначении комиссии для расследования причин аварии;

акт технического расследования по форме приложения 1 (протокол осмотра места аварии, графические фото- и видеоматериалы);

распоряжения председателя комиссии по техническому расследованию (например, о назначении экспертной комиссии, если в этом есть необходимость);

заключение экспертной комиссии об обстоятельствах и причинах аварии с необходимыми расчетами;

докладные записки служб предприятия о ходе ликвидации последствий экологического нарушения, если они принимали в ней участие (горноспасательные части, газоспасательные службы и т.д.);

протоколы опроса и объяснения лиц, ответственных за соблюдение промышленной безопасности;

справка об обучении и проведении инструктажа по технике безопасности и проверке знаний производственного персонала;





справка о размере причиненного вреда;

форма учета и анализа аварий согласно приложению 3, а также иные материалы, характеризующие допущенное нарушение, в том числе, о лицах, пострадавших от них;

приказ руководителя по результатам экологического нарушения и его письменная информация о выполнении предложений комиссии по расследованию;

копии материалов в Госгортехнадзор России [5].

Учитывая, что расчет экологического ущерба и техническое расследование в целом осуществляется представителями организации, на объекте которой допущено нарушение, следует в ходе проверки обратить внимание на соответствие фактов действительности, а представленных расчетов – действующим методикам. Для этих целей целесообразно привлечь соответствующих специалистов.

Имея своей задачей, сбор дополнительных данных, предварительная проверка является одной из важнейших гарантий обоснованного возбуждения уголовного дела и выступает, таким образом, необходимой предпосылкой борьбы с деяниями рассматриваемой категории.

При этом следует отметить, что, будучи предварительной, по отношению к расследованию, данная деятельность ограничена пределами получения лишь минимума фактических данных, достаточных для возбуждения уголовного дела, и не должна ориентироваться на исчерпывающее установление всех обстоятельств, характеризующих состав преступления.

Решение задачи установления наличия или отсутствия признаков преступного деяния в ходе проверки материалов о нарушении природоохранного законодательства обусловливается, по нашему мнению, выяснением характера как собственно деяния, повлекшего наступление вредных последствий, так и самих последствий.

Определение характера деяния предполагает, прежде всего, сбор сведений об источниках загрязнения;

конкретных обстоятельствах допущенного нарушения и лицах, причастных к последствиям;

наличии связи между нарушенными правилами и последствиями.

Установление характера последствий, вызванных деянием виновных, возможно путем изучения антропогенного загрязнения (вид загрязняющего вещества, площадь, количество, толщина слоя, состав и т.д.);

причиненного ущерба (опасность для здоровья людей, животного и растительного мира, стоимость, затраты на восстановление, хозяйственная ценность и т.д.).

К моменту решения органами расследования вопроса о возбуждении уголовного дела не требуется наличия абсолютно точных данных об ущербе, однако, поскольку законодатель рассматривает его в качестве основного признака состава преступления, сведения о нем должны быть соответствующими критериям, предусмотренным для конкретных составов.

Направления предварительной проверки и круг задач, подлежащих решению в ходе ее проведения, определяются в каждом конкретном случае в зависимости от объема и содержания поступившей информации и особенностей деяния, на признаки которого о нем указывают.

В числе средств сбора дополнительной информации в ходе предварительной проверки может быть использовано непосредственное ознакомление проверяющего с предприятием (организацией, объектом), где согласно поступившим материалам допущены нарушения, повлекшие наступление вредных для экологии последствий. Цель такого ознакомления заключается в изучении: условий деятельности;

особенностей технологического процесса и его контроля;

практики обращения экологически опасных веществ и отходов, проводимых природоохранных мероприятий;

состояния оборудования и механизмов;

документооборота и отчетности;

состояния трудовой и технологической дисциплины т.д. В связи с тем, что изучение деятельности предприятия по своей сущности, целям и правилам проведения фактически совпадает с назначением следственного осмотра, представляется целесообразным законодательно закрепить возможность его производства в ходе доследственной проверки (в настоящее время такое исключение, как известно, допускается только для осмотра места происшествия) и внести соответствующие изменения в ст. 140 и ч. II ст. 176 УПК РФ.

Положительное решение этого вопроса соответствовало бы интересам практики и не влечет, на наш взгляд, опасности уничтожения барьера, ограждающего жизнь граждан от вмешательства органов власти и не создает «атмосферы бесконтрольности в применении мер государственного принуждения», в чем противники производства следственных действий до возбуждения уголовного дела (помимо осмотра места происшествия) видят основную опасность [7, с.105], ибо в данном случае сфера деятельности лица, осуществляющего проверку, связана исключительно с установлением обстоятельств, находящихся за пределами прав и интересов личности.

В качестве важного проверочного действия выступает и осмотр места происшествия, являющийся следственным действием (как подчеркивалось - единственным), производство которого разрешено до возбуждения уголовного дела. Необходимость осмотра места происшествия в ходе предварительной проверки возникает, как правило, для исследования обстановки произошедшего события (аварии на нефтегазопроводах;

пожары, возникающие при возгорании нефти и газа;

участки территории: а) загрязненные нефтепродуктами, буррастворами;

б) разрушенные от механического воздействия на их растительный и почвенный покров;

в) подвергшиеся воздействию фракций нефтепродуктов от их сжигания на факелах и т.д., а также связанные с ней объекты (буровые площадки, компрессорные станции, нефтегазопроводы, шламовые амбары, скважины, оборудование, водоемы, места обитания животных, заболевшие или погибшие люди, животные и т.д.). Полученная при этом информация позволяет выдвинуть версии об обстоятельствах исследуемого события;

масштабах последствий;

лицах, причастных к ним. К сожалению, данное действие в рассматриваемом качестве используется редко. В определенной мере это объясняется тем, что часть сведений о произошедшем событии поступает с материалами технического расследования.

Поскольку в последнем (а вместе с этим – и в первичном осмотре места происшествия) представители следственных органов участия не принимают, недопустимо игнорирование производства его повторного осмотра даже по прошествии определенного времен, ибо в случае возбуждения уголовного дела трудно рассчитывать на успех расследования, опираясь только на материалы технического расследования.

При проведении осмотра места происшествия в стадии доследственной проверки наряду с применением общих тактических рекомендаций, разработанных для данного следственного действия, важно учитывать специфику анализируемых преступных деяний. Эффективность организации и проведения проверки во многом определяется четкостью ее планирования, знанием проверяющим технологии нефтегазового производства и нормативных актов, регламентирующих его деятельность, а также широким использованием консультаций специалистов. Сложность и многоплановость задач, возникающих при проверке материалов (большой объем документов и объектов, подлежащих изучению;

несвоевременное реагирование на запросы необходимых данных;

уклонение от дачи объяснений и т.д.), зачастую едва позволяет вложиться в сроки, предусматриваемые уголовно процессуальным законом (ст. 144 УПК РФ) для исключительных случаев. Это дает основание полагать, что десятидневный срок, отведенный в порядке исключения на проверку сообщений о преступлениях в указанной статье, должен быть оговорен как единый и безусловный. Думается, что высказываемые практическими работниками предложения о допустимости продления данного срока, вряд ли могут быть признаны полезными, так как запоздалое возбуждение уголовного дела, несомненно, повлечет за собой утрату следов преступной деятельности, снижение результативности отдельных следственных действий и иные отрицательные последствия. Если к тому же учесть, что доследственной проверке материалов по определенной категории преступлений (в частности, совершаемых в нефтегазовой отрасли) предшествует техническое расследование, рассчитанное на месячный срок, неприемлемость позиции сторонников увлечения продолжительности проверки становится очевидной.

В системе средств предварительной проверки информации о совершенном преступлении заметная роль принадлежит оперативно – розыскной деятельности, представляющей собой комплекс разведовательно – поисковых мероприятий, осуществляемых гласно и негласно компетентными государственными органами посредством специальных сил и средств. К таким мероприятиям могут быть отнесены: опрос;

наведение справок;

исследование документов;

обследование различных объектов, оборудования, участков местности и т.д.;

контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;

прослушивание телефонных переговоров.

Представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела результаты указанных действий должны содержать достаточные фактические данные, указывающие на признаки преступления и соответствовать установленным требованиям [4].

К числу проверочных действий относятся также средства прокурорского надзора;

изучение нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность нефтегазодобывающего производства;

получение консультаций у специалистов.

Собранные в процессе доследственной проверки сведения позволяют принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела, являются гарантией успешного и эффективного расследования.

Литература:

1. Гаврилин Ю.В., Шурухнов Н.Г. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений. Курс лекций / Под ред. профессора Н.Г. Шурухнова. – М.: книжный мир, 2004.

2. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.:

Издательство МГУ, 1978.

3. Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 Уголовного кодекса Российской Федерации. – М.: Издательство «Спарк», 1998.

4. Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следовательно, прокурору или в суд. Утверждена ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175 /226/336/201/410/56.

Согласована с Генеральным прокурором РФ 25 декабря 1997 г.

5. Постановление Федерального горного и промышленного надзора России (Госгортехнадзор России) от 8 июля 1999г. №4. Зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ 2 июля 1999 г.

(Регистрационный номер 1819). «Об утверждении Положения о порядке технического расследования причин аварий на опасных производственных объектах».

6. Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 23 июля 1992г. №7-10д-82 «О надлежащем оформлении и направлении материалов в органы прокуратуры по фактам уголовно-наказуемых нарушений природоохранительного законодательства», Указание Генеральное прокуратуры, МВД Федеральной службы лесного хозяйства РФ № 25/7 от 14 мая 1997г.;

№ 1/8588 от 12 мая 1997г. «Об усилении координации и взаимодействия в борьбе с нарушениями Федерального лесного законодательства и порядке оформления и передачи материалов о лесных пожарах и лесонарушениях в правоохранительные органы».

7. Савицкий В.М. Очерки теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве М., 1975.

8. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972;

Миньковкий Г.М. Рассмотрение сообщений о преступлениях. Возбуждение уголовного дела // Руководство для следователей. Ч. 1 М.: 1981;

Шурухнов Н.Г. Средства проверки сообщений о совершенном или готовящемся преступлении / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной применению нового уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации. М., 9. Шурухнов Н.Г. Криминалистика: Курс лекций / Н.Г. Шурухнов. – М.: Эксмо, 2006;

Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975;

Курс криминалистики в 3 томах. Том 2. Криминалистическая методика расследования преступлений против личности общественной безопасности и общественного порядка / Под ред. О.Н.Коршуновой и А.А.Степанова. – Спб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004.

*** А.П. КОГОСОВ – соискатель кафедры уголовного процесса и криминалистики ЮУрГУ ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В юридической литературе выделяются различные формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Традиционно формы использования специальных знаний делят на процессуальные и непроцессуальные. Но анализ практики и юридической литературы приводит к выводу о том, что на самом деле таких форм гораздо больше. Однако, единых критериев выделения форм использования специальных знаний не определено. Так, в литературе формы использования специальных познаний определяются в зависимости от вида и целей деятельности следователя [1, с. 116;

3, с. 7]. Еще в качестве основания указывают на регулирование определенной формы уголовно-процессуальным законодательством [3, с. 8;

2, с. 80].

На наш взгляд, для определения форм использования специальных знаний необходимо выделить в качестве оснований для выделения различных форм использования специальных знаний процессуальный порядок привлечения знаний сведущих лиц в уголовном процессе и значение результата использования специальных знаний для раскрытия, расследования преступления и разрешения уголовных дел.

Для того, чтобы определиться с понятием форм использования специальных знаний необходимо обратиться к общепринятому философскому понятию формы, выделить существенные черты процессуальной формы, выработанные теорий права, а затем обратиться к понятию и признакам уголовно-процессуальной формы.

Форма в философии понимается как устойчивая связь между элементами содержания, как способа существования, системы организации, внутреннего строения и внешнего выражения какого либо явления или объекта.

В уголовно-процессуальной науке под уголовно-процессуальной формой принято понимать установленный уголовно-процессуальным правом порядок производства по уголовным делам, включающий последовательность стадий и условия перехода дела из одной стадии в другую;

общие условия, характеризующие производство в конкретной стадии;

основания, условия и порядок производства следственных и судебных действий, выполняя которые компетентные государственные органы и должностные лица реализуют свои полномочия, а граждане осуществляют свои права и обязанности;

содержание и форму решений, которые могут быть вынесены по уголовному делу.

В общей теории права принято выделять следующие признаки процессуальной формы:

1) ориентированность на достижение конкретного социального результата;

2) наличие определенных, последовательно сменяющих друг друга ступеней деятельности;

3) создание модели развития, движения того или иного явления, закрепляемой на нормативном уровне;

4) иерархическое построение;

наличие динамики развития[4,с.105-106]. Следует отметить, что все эти признаки характерны также для процессуальных форм использования специальных знаний в уголовном производстве.

Общепринято указывать на две формы использования специальных познаний в уголовном процессе: экспертизы и участие специалиста в следственных и судебных действиях. В зависимости от их роли в процессе доказывания можно следующим образом классифицировать формы использования специальных познаний при расследовании и разрешении уголовных дел.

1. Формы, регламентированные УПК, а их результаты имеют доказательственное значение:

назначение и производство судебной экспертизы;

допрос эксперта;

участие специалиста в следственных действиях. Привлечение сведущих лиц к производству экспертизы наиболее распространенная форма использования специальных знаний в сфере процессуальной деятельности. Развитие института специальных познаний - это в первую очередь развитие судебной экспертизы как основной формы их использования в судопроизводстве. В современной уголовно процессуальной литературе обычно выделяются следующие признаки экспертизы:

• Применение специальных знаний в форме исследования к определенному объекту и предмету.

• Осуществление экспертизы особым субъектом - экспертом по поручению следователя, лица производящего дознания, прокурора и суда.

• Соблюдение процессуальной формы.

• Получение новой информации (фактических данных) и оформление результатов форме заключения эксперта, являющегося самостоятельным видом судебных доказательств Расширение сферы использования экспертизы в судопроизводстве обусловлено, во-первых, необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности;

во-вторых, ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением противодействия расследованию со стороны организованных преступных групп. В-третьих, интеграция и дифференциация научного знания обусловливает возможность использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки.

Этот вид деятельности сведущего лица позволяет получить результаты, имеющие значение источников доказательств по делу. В связи с этим вопросы о назначении экспертизы и выборе эксперта, его правах и обязанностях, о порядке оформления результатов экспертизы получили достаточно подробную регламентацию в действующем УПК.

Однако, деятельность сведущих лиц не исчерпывается участием в отыскании, закреплении и оценке доказательств по делу. На практике специалисты оказывают существенную помощь в принятии процессуальных решений и в отыскании ориентирующей информации, а иногда и сами являются источником такой информации. Поэтому необходимо выделить следующие непроцессуальные формы использования специальных знаний в расследовании и разрешении уголовных дел:

2. Использование специальных знаний, о которых УПК упоминает, но не определяет процессуальный порядок их применения, однако их результаты являются доказательством по делу:

получение заключения специалиста и его показаний, проведение документальных проверок и ревизий. Для проведения ревизий привлекаются специалисты соответствующих отраслей знаний.

Проводимая по инициативе следователя ревизия осуществляется по правилам, предусмотренным ведомственными нормативными актами контрольно-ревизионных управлений Министерства финансов России. Технические обследования также проводятся соответствующими специалистами, например пожарно-техническим инспектором, государственным инспектором безопасности дорожного движения для выяснения причин пожара, автодорожного происшествия. Приобщенные к делу акты ревизий и обследований приобретают значение иных документов. Ревизия не является следственным действием. Обычно требования следователя, лица, производящего дознания о производстве ревизии рассматриваются как иной способ собирания доказательств. Ревизия может производиться и до возбуждения уголовного дела. Ревизор в этом случае не является процессуальной фигурой. В случае необходимости он может быть допрошен в качестве свидетеля.

Экспертиза в этом случае назначается тогда, когда по делу требуется более глубокое и квалифицированное исследование финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организации. Не редко она производится после ревизий, если последняя произведена не полно, не качественно и её результаты вызывают сомнения по другим причинам, а также в случаях когда требуется более углубленное исследование обстоятельств дела, в том числе с учетом собранных по делу доказательств.

Также доказательством по делу будут являться исследование предметов, документов и трупов с привлечением специалиста в стадии возбуждения уголовного дела;

разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста. Последний вид использования специальных знаний интересен тем, что форма внешнего выражения разъяснения сторонам и суду, вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию может быть различной. В частности это может быть в форме показаний, в форме письменной справки или устной консультации.

3. Использование специальных знаний, которое УПК не предусмотрено, однако их результаты могут иметь значение доказательств. Например, результаты так называемых «несудебных экспертиз», результаты которых могут быть использованы в качестве «иных документов».

Назначается такая экспертиза не в связи с производством по делу и проводится в непроцессуальной форме. И по предмету, и по осуществляющим ее субъектам несудебная экспертиза может быть самой разнообразной. Так, существует Государственная экспертиза градостроительной или сметной документации. Нередко несудебная экспертиза проводится каким-нибудь ведомством или частной фирмой. И, наконец, несудебная экспертиза может производиться по заказу частного лица. Так, экспертные учреждения Министерства юстиции РФ проводят на коммерческой основе экспертизы по заказам юридических или физических лиц. Таким образом, в современных условиях возможности для проведения различного рода несудебных экспертиз довольно широки, и эти экспертизы получают все большее распространение. Естественно, что акты таких экспертиз все чаще вовлекаются в уголовное судопроизводство: представляются следователю или в суд заинтересованными лицами, служат основанием для возбуждения уголовного дела. Надо полагать, что с развитием принципа состязательности в уголовном процессе такие явления будут наблюдаться все чаще, так как сторона защиты проявляет все большую активность в отыскании и представлении доказательств. В связи с этим возникает вопрос о доказательственном значении результатов несудебной экспертизы.

Разумеется, результаты такого рода экспертизы не могут рассматриваться как заключение эксперта, поскольку она проводится вне уголовного процесса. Вместе с тем, очевидно, что отрицать их значение как источников доказательств нельзя. Следует особо подчеркнуть, что назначение несудебной экспертизы взамен судебной недопустимо. Несудебная экспертиза может быть использована в качестве доказательственной информации, если она проведена до начала расследования по уголовному делу или в процессе расследования, но по инициативе подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, защитника, гражданского истца, гражданского ответчика, которые не были согласны с заключением эксперта, назначенной органами, осуществляющими производство по уголовному делу. Однако в последнем случае результаты несудебной экспертизы могут являться основаниями для назначения повторной экспертизы следователем или судом.

4.Использование специальных знаний, которые названы УПК, однако результаты которых не имеют доказательственного значения. К этой форме можно отнести такую функцию эксперта (специалиста) как помощь следователю, дознавателю в постановке вопросов эксперту, консультации специалиста которые имеют ориентирующее значение, так называемая консультативно-справочная деятельность специалиста. Лицо, ведущее производство по делу, может обратиться за консультацией к любому специалисту, познания которого необходимы для разрешения того или иного вопроса. Полученные при консультации советы, рекомендации или справки, носящие устный характер, процессуального значения не имеют. Если же такие справки оформлены письменно, то в этом случае их можно рассматривать как иные документы. Следователь может обратиться к специалисту за советом: какие вопросы можно сформулировать эксперту, каковы возможности экспертизы, какими научными положениями можно объяснить то или иное явление.

Литература:

1. Зуйков Г.Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования // Криминалистическая экспертиза. 1966. № 1.

2. Селина Е.В. Применение специальных познаний в уголовном процессе. М., 2002.

3. Сорокотягин И.Н. Системно-структурная характеристика специальных познаний и формы их использования в борьбе с преступностью // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью.1983. № 7.

4. Яковенко О.В. Процедура в праве как категория теории государства и права /Вопросы теории государства и права: Межвузовский сборник научных трудов. Саратов. 1998.

*** Н.И. КОЗЛОВА – адъюнкт кафедры криминалистики ОмА МВД России КЛАССИФИКАЦИЯ СПОСОБОВ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ОСКОРБЛЕНИЙ В отечественной криминалистики исследованием способа совершения преступления занимались такие ученные, как Г.Н. Мудъюгин, А.Н. Колесниченко, Г.Г. Зуйков, Р.С. Белкин, В.Н. Карагодин, И.М. Лузгин, В.П. Лавров и др. Одним из основополагающих определений способа совершения преступлений является определение, данное Г.Г. Зуйковым, который под способом понимает взаимосвязанную систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, которая определяется объективными и субъективными факторами, могущими быть связанными только с использованием соответствующих орудий, средств и условий места и времени, соответствующих достижению преступной цели. [11. с. 21] В литературе имеются иные определения способа совершения преступления, по мнению Р.С. Белкина: «детерминированная личность, предметом и обстоятельствами преступного посягательства система действий субъекта, направленная на достижение преступной цели и объединенная единым преступным замыслом». [1, с.

47-48] Колмаков В.П. под способом понимает «совокупность объективных физических (материальных) признаков, характеризующих способ противоправного действия (бездействия), примененные для этого орудия и средства, избранные место, время, условия обстановки и приемы поведения виновного во время совершения преступления». [13, с. 193-196] Таким образом, можно сделать вывод о том, что до настоящего времени в криминалистической методике нет единого мнения о содержании понятия способа совершения преступления. Так одни ученные, как Н.П. Яблоков, И.Ф. Пантилеев рассматривают способ совершения преступления как ключевой элемент криминалистической характеристики преступления. [14, с. 460-463, 15, с. 20-24] Н.П. Яблоков определяет как субъективно обусловленную систему поведения субъекта до, в момент и после совершения преступления, оставляющая различного рода характерные следы, вовне, позволяющие с помощью криминалистических приемов и средств получить представления о сути происшедшего, своеобразии преступного поведения правонарушителя, его отдельных личностных данных и, соответственно, определить наиболее оптимальные методы решения задач раскрытия преступления [8, с. 24] Другие авторы, как например, С.В. Землюков, В.Е. Корноухов, рассматривают способ совершения преступления как элемент, присущий преступной деятельности, раскрывая содержание во взаимосвязи с механизмом совершения преступления. [16, с. 55] О.В. Челышева рассматривает способ преступления в качестве системы связей и отношений субъектов преступления между собой, орудиями и средствами, а также с предметом преступления в процессе подготовки, совершения и сокрытия преступления. [22, с. 30] Наиболее полное исследование в области изучения способа совершения преступления, по нашему мнению, провел М.С. Уткин, который предложил следующую классификацию способов совершения преступления в зависимости от наличия тех или иных элементов в его структуре:

1) полноструктурные или наиболее квалифицированные способы (подготовка, совершение, сокрытие преступлений);

2) менее квалифицированные или усеченные первого типа (совершение и сокрытие преступления);

3) менее квалифицированные или усеченные второго типа (подготовка и совершение преступления);

4) неквалифицированные или упрощенные состоящие только из действий по совершению преступлений. [21, с. 6] Р.С. Белкин отметил, что действия по сокрытию преступления могут быть как связаны, так и не связаны единым умыслом приготовлением и совершением преступления. Действия по подготовке и сокрытию преступления обусловлены наличием цели по достижению преступного результата [6, с. 233].

Ю.А. Головиным была предложена иная классификация способов, согласно которой способы совершения преступления он подразделил на:

1) в зависимости от сложности структуры: полноструктурные и неполноструктурные способы совершения преступлений;

2) по содержанию: осуществляемые путем комплекса активных действий;

осуществляемые путем бездействия;

смешанные;

3) в зависимости от использования в процессе совершения различных орудий и средств:

сопряженные с использованием различных орудий и средств;

реализуемые без использования каких либо орудий и средств;

4) по кругу лиц, участвующих в совершении преступления: осуществляемые единолично;

осуществляемые группой лиц;

5) по времени осуществления: кратковременные и длительные. [9, с. 127-128] Часть 1 ст. 130 УК РФ определяет оскорбление как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Таким образом, оскорбить можно только другого человека. При этом признаки оскорбления усматриваются только в тех случаях, когда действия лица направлены против определенного человека и нет сомнений в том, что речь идет именно о нем. [7, с. 6] Если унижаются честь и достоинство лица, которое невозможно идентифицировать как потерпевшее от оскорбления, то также отсутствует состав преступления. По нашему мнению, оскорбление относится к неквалифицированному способу, так как состоит только из действий по совершению преступлений, так как подготовка к совершению преступления у рассматриваемого состава отсутствует. Изучение уголовных дел показало, что в большинстве случаев оскорбление возникает спонтанно, в результате эмоционального всплеска, лицо, совершающее противоправное действие находится в состоянии алкогольного опьянения, выражая нецензурные слова тем, с кем проживает или хорошо знаком.

Так гр. Д. 24.08.2009, находясь в состоянии алкогольного обвинения, на почве внезапно возникших неприязненных отношений с бабушкой назвал последнюю «сукой» и «проституткой». [20] Знание обстоятельств, характеризующих способ, помогает установить причины и условия, способствующие совершению преступления. [12, с. 16] Способ совершения преступления обуславливается многими факторами: свойства личности (пол, возраст, образование, судимость и т.д.), обстановка совершения преступления, действия потерпевшего.

Оскорбление лица, в большинстве случаев происходит на бытовом уровне, в ходе ссоры или ранее существовавшего конфликта. Основной целью применения такого способа посягательства является оказание психологического воздействия на собеседника (лица, проживающего с ним или по соседству), с целью унизить честь и достоинство потерпевшего. По изученным уголовным делам оскорбительные действия проверяемых лиц, как правило, носили нецензурный характер. При этом умысел преступника может быть направлен не только на унижение чести и достоинства в неприличной форме, но и на характеристику личных качеств потерпевшего. Умышленное унижение чести и достоинства лица оказывает негативное воздействие на его физическое состояние («стресс»), потерпевший начинает испытывать отрицательные эмоции, проявляющиеся в чувстве собственной неполноценности, обеспокоенности, подавленности. [23, с. 8] Наряду с оскорблением, а порой и одновременно с ним, преступник высказывает угрозы физической расправы и наносит удары.

Так, гр. М, придя домой, стал оскорблять свою сожительницу Г. нецензурной бранью, после взял металлический прут и ударил Г. по телу, высказывая при этом угрозу убийством. [2] Оскорбление по своему содержанию выражается в отрицательной оценке человеческой личности, оно может быть словесным, письменным либо в демонстрации действий. Словесное оскорбление состоит в унижении достоинства лица произнесением по его адресу оскорбительных слов и выражений. Оно может быть нанесено путем рассказа третьим лицам, при предвидении передачи оскорбления потерпевшему. Разновидностью словесного оскорбления является использование кино и видео монтажа, а также через сеть «Интернет». Как нам представляется, данные способы могут быть определены как оскорбление с использованием технических средств.

Центральный суд Омска взыскал с жителя города 1,5 тысячи рублей в пользу женщины, которую он оскорбил на форуме социальной сети «Одноклассники». Истица, экс-преподавательница одного из омских ВУЗов, требовала взыскать со своего виртуального оппонента 20 тысяч рублей. Как она пояснила в исковом заявлении, ответчик на форуме группы оскорбил ее и распространил сведения о том, что ее «с позором выгнали из ВУЗа». [24] Письменное оскорбление может быть нанесено в письме, телеграмме, изображении, надписях, любом ином документе, направленном как потерпевшему, так и иному лицу при сознании, что это станет известно оскорбляемому. Оно может предназначаться как для чтения самого потерпевшего, так и для чтения других лиц, поэтому трудно согласиться с утверждением М.М. Гродзинского о том, что обязательным условием письменных оскорблений является их предназначение для чтения другим лицам. [10, с. 51] К. была осуждена по ст. 130 УК РФ. На почве личных неприязненных отношений она написала письмо Н., в котором употребила в ее адрес неприличные по форме выражения. [5] Оскорбление действием выражается совершением по адресу потерпевшего неприличных жестов, телодвижений. Оскорбление действием путем телодвижений с прикосновением без причинения физической боли потерпевшему будет иметь место в толчках, облитии жидкостями, срывание одежды. Некоторые авторы пишут, что рассматриваемый вид оскорбления всегда связан с применением физического воздействия. [18, с. 57] Следует согласиться с данной точкой зрения в части, так как не во всех случаях оскорбление связано с применением физической силы. Наиболее правильный подход, на наш взгляд, является мнение о том, что оскорбление действием состоит в унижении достоинства лица путем тех или иных актов поведения (например, пощечина) либо неприличных, унижающих достоинство жестов. [19, с. 49] Примерами могут служить следующие уголовные дела. 1. Действия гр. Г, который подошел к машине Н. и через опущенное стекло плюнул в лицо последнему и стал выражаться в его адрес нецензурными словами. [4] 2. Гр. В. оскорбил свою жену нецензурной бранью, после чего взял ведро с помоями и вылил его на голову жены. [3] Следует сказать, что суд, рассматривая дело по существу, не выясняет какие действия или высказывания выражали отрицательную оценку личности потерпевшего, унижали его честь и достоинство, а также чем подтверждается наличие у осужденного прямого умысла на оскорбление потерпевшего, что влечет вынесение оправдательных приговоров.

Приговором мирового судьи судебного участка № 3 Чкаловского района г. Екатеринбурга от 31 мая 2007 года М. оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 130 и ст. Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием в его действиях составов указанных преступлений. По результатам рассмотрения жалобы потерпевшего судом апелляционной инстанции оправдательный приговор отменен, и приговором Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 17 августа 2007 года М. признан виновным в оскорблении 23 октября 2006 года К. и в угрозе убийством. Проверив материалы дела, судебная коллегия по уголовным делам нашла приговор суда апелляционной инстанции подлежащим отмене в связи с тем, что М. при рассмотрении уголовного дела не отрицал, что в ходе ссоры с К. выражался нецензурной бранью, однако делал это «для связки слов», не имея умысла оскорбить потерпевшего. Последний также отвечал ему грубостью. Потерпевший К. указал, что воспринимал нецензурную брань М. как оскорбление. Однако, признавая М. виновным в оскорблении, суд апелляционной инстанции не выяснил, какие именно высказывания выражали отрицательную оценку личности К., унижали его честь и достоинство, а также чем подтверждается наличие прямого умысла М. на оскорбление потерпевшего.Не учел суд и то обстоятельство, что органом предварительного расследования обвинение М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, в нарушение права на защиту не конкретизировано в обвинительном акте.

При таких обстоятельствах причастность М. к оскорблению К. не нашла своего подтверждения. [17] Изучение материалов уголовных дел и судебной практики показало, что наиболее часто встречающимся является устное оскорбление, выраженное в неприличной форме (94 % случаев), письменное в 1 % случаев, действием 5 % случаев.

Таким образом, можно выделить три способа посягательства, такие как, оскорбление жестом, оскорбление воздействием, нарушающим телесную неприкосновенность (плевки в лицо, выливание помоев и т.д.), оскорбление насильственным воздействием (толчок, пощечина, нанесение ударов и.т.д.).

Литература:

1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинския Е.Р. Криминалистика / Под ред.

Р.С. Белкина. М. 1999.

2. Архив Сидельниковского района г. Омска № 1-149 1999.

3. Архив Сидельниковского мирового суда г. Омска № 1-/154 1999.

4. Архив Кировского мирового суда г. Омска № 1-6/2010.

5. Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга. Дело № 5/1-8/07.

6. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации / Р.С. Белкин. М. Академия МВД СССР. 1979.

7. БВС РСФСР. 1988. № 8.

8. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: монография / Т.С. Волчецкая;

под ред.

проф. Н.П. Яблокова. Калининград. 1997.

9. Головин Ю.А. Криминалистическая систематика: монография / А.Ю. Головин;

под общ. ред.

Н.П. Яблокова. М. 2002.

10. Гродзинский М.М. Преступление против личности. М. 1924.

11. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. // Социалистическая законность. 1971. № 11.

12. Зуйков Г.Г. О способе совершения и способе сокрытия преступлений // Оптимизация расследования преступлений. Иркутск. 1982.

13. Колмаков В.П. Значение для расследования точного установления способов совершения и сокрытия преступлений против жизни / Труды Харьковского гос. мед. института. Харьков. 1956.

Вып. 5.

14. Криминалистика: учебник / под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.С. Селиванова М. Юрид. Лит. 1988.

15. Криминалистика: учебник / под ред. Н.П. Яблокова. 3-е изд., перераб. и доп. М. Юрист.

2005.

16. Курс криминалистики. Особенная часть. Т. 1. Методика расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / отв. ред. В.Е. Корноухов. М. Юристъ. 2001.

17. Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 06 июля 2007 г., дело № 22-7000/2007.

18. Советское уголовное право. Особенная часть / под ред. В.А. Владимирова.

19. Сухарев Е.А., Трофимов Н.И. Охрана жизни, чести и достоинства работников милиции и народных дружинников. М. 1970.

20. УД № 30 564 ОВД по Вяземскому району.

21. Уткин М.С. Особенности расследования и предупреждение хищений в потребительской кооперации / М.С. Уткин Свердловск. 1975.

22. Челышева О.В. Гносеологические основы отечественной криминалистики (теоретико прикладное исследование). Автореф. Дисс…докт. Юрид. наук. СПб. 2003.

23. Чернов Ю.Г. Стресс без страха. М. 1988.

24. http://regnum.ru/news/1206088.htm . Дата обращения 18.07.2010.

*** П.В. КОЗЛОВСКИЙ – адъюнкт факультета подготовки научно-педагогических кадров Омской академии МВД России ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ ПРОТОКОЛА ЯВКИ С ПОВИННОЙ В значительной части дел общеуголовной направленности можно встретить протоколы явок с повинной. В ряде случаев подозреваемые и обвиняемые не подтверждают в судебном заседании и в ходе следственных действий сведения, изложенные в протоколе явки с повинной. В то же время, первоначальная информация может оказываться более полной и точной, нежели полученная позднее в ходе расследования уголовного дела. Это происходит по разным причинам: с течением времени некоторые обстоятельства забываются, на участников производства по делу может быть оказано воздействие перед следственными действиями, обвиняемый может изменить свою позицию с целью избежать уголовной ответственности и т.п. Иногда лицо, которое сделало заявление о явке с повинной невозможно допросить (смерть, тяжелая болезнь и т.п.). Можно ли использовать сведения, изложенные в протоколе явки с повинной в качестве доказательства?

Позиции ученых и правоприменителей по этому вопросу разделились. Так, например, М.С. Шалумов полагает, что к иным документам нельзя относить письменные акты, в которых фиксируются сообщения граждан и организаций об известных им обстоятельствах, если такие сведения могут и должны быть получены путем производства следственных действий, например, допроса, либо в исключительных случаях (смерти лица, сделавшего сообщения), путем допроса лица, которому это сообщение было сделано [7, с. 46]. Аналогичной позиции придерживается В.А. Ярковой, также полагая, что протокол явки с повинной не может выступать в качестве иного документа, так как доказательства данного вида могут быть использованы только для установления обстоятельств: характеризующих личность виновного;

исключающих преступность и наказуемость деяния;

смягчающих и отягчающих наказание;

влекущих за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. А документы, доказывающие виновность лица, могут выступать только в качестве вещественных доказательств, к которым протокол явки с повинной отнесен быть не может [8, с. 4].

Представляется, что нет никаких оснований для исключения документов, составленных в ходе расследования уголовного дела, из числа доказательств. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Указанная формулировка действительно создает определенные сложности при разграничении вещественных доказательств и иных документов. Однако, возможность признания документа вещественным доказательством при определенных обстоятельствах, вовсе не означает, что он не может быть отнесен к иным документам. В теории уголовного процесса этот вопрос давно и успешно разрешен. Вещественным доказательством признается предмет или документ в том случае, если значение имеет его форма. В случае, если имеет значение содержание документа, его относят к такому виду доказательств, как иные документы. Когда документ важен как своим содержанием, так и формой (например: паспорт, оставленный обвиняемым на месте преступления), предпочтение отдается процедуре приобщения вещественного доказательства. Поэтому материалы, собранные в ходе проверки сообщения о преступлении, в том числе и протокол явки с повинной, традиционно признают доказательствами и относят к иным документам [3, с. 685].

Представляется, что реальные причины негативного отношения к использованию в доказывании материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, кроются в том, что отсутствует детально определенный порядок их получения, в отличие от подробно регламентированной процедуры производства следственных действий. В связи с этим возникают опасения, что из-за отсутствия процессуальной формы могут быть нарушены права участвующих лиц, полученная информация не будет достоверной.

Однако, было бы неверно отождествлять отсутствие детально описанной процедуры получения объяснений, оформления явки с повинной и иных документов с отсутствием процессуальной формы.

Ст. 86 УПК РФ определяет такой вид доказательств, как иные документы. Учитывая, что под указанное понятие подпадает очень широкий круг документов: характеристики, письма, справки, объяснения, результаты служебных расследований и т.п. (как на бумажном носителе, так и в электронном виде), невозможно предусмотреть для каждого из них детальную процедуру получения.

Что, впрочем, нисколько не умаляет их доказательственное значение. Безусловно, серьезную обеспокоенность вызывает возможность применения незаконных средств воздействия. Ни для кого не секрет, что значительная часть явок с повинной пишется уже после доставления лица в правоохранительный орган или в местах содержания под стражей. Но, представляется, что борьба с незаконными методами получения признания вины должна вестись не путем исключения явки с повинной из числа доказательств.

В части использования в доказывании материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, показателен следующий пример. По делам о содержании притонов для потребления наркотических средств в качестве доказательств использовались результаты исследований, проведенных в рамках оперативно-розыскной деятельности, которые впоследствии легли в основу обвинительных приговоров. Провести после возбуждения уголовного дела экспертизы не представлялось возможным из-за уничтожения следов наркотических средств в ходе первоначального исследования[4]. В иной ситуации, когда наркотических средств достаточно, по уголовным делам после возбуждения уголовного дела проводится экспертиза по тем же вопросам, по которым до этого проводилось исследование.

Справка о результатах исследования является таким же иным документом, как протокол явки с повинной. Однако, в одном случае документ безо всяких сомнений признается доказательством, а в другом – нет. Видимо, это происходит потому что при проведении исследовании маловероятно применение каких-либо незаконным методов и намного реже встречаются случаи фальсификации.

Однако, едва ли будет правильным признавать или не признавать доказательством тот или иной документ только из-за складывающейся на сегодняшний день правоприменительной практики. Почти обязательное участие защитника при производстве следственных действий тоже не стало гарантией неприменения незаконных методов расследования [6, с. 39-40]. Но это не является основанием для исключения из числа доказательств показаний и протоколов следственных действий.

Поэтому более взвешенным представляется подход, согласно которому любое признание вины является доказательством. А процессуальная форма, в которую облечено признание, будь то показания, объяснение или протокол явки с повинной, не имеет определяющего значения [2, с. 147].

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного суда от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами может быть положено судом в основу обвинительного приговора и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или судебного заседания изменило свои показания.

Однако, самым главным и наиболее дискуссионным остается вопрос о распространении на явку с повинной правила, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Применение указанного правила делает использование явки с повинной в качестве доказательства почти невозможным, так как в подавляющем большинстве случаев лицо делает заявление о явке с повинной в отсутствие адвоката.

Если подсудимый в ходе расследования и в суде подтвердил сведения, изложенные в протоколе явки с повинной, необходимость в нем отпадает. Использование явки с повинной в качестве доказательства будет иметь практическое значение только при отказе от нее в ходе последующего производства по делу.

Конституционный суд РФ в своем Определении от 14 октября 2004 года № 326-О указал, что ст.

142 УПК РФ «не содержит положений, которые противоречили бы нормам уголовно-процессуального закона, устанавливающим порядок доказывания по уголовным делам, в том числе статье 75 УПК РФ, и отменяли бы обязательность их соблюдения при оглашении в ходе судебного следствия сделанного заявления о явке с повинной как самого подсудимого, так и другого лица, привлекаемого либо не привлекаемого в качестве обвиняемого по данному уголовному делу». Данное решение послужило в ряде случаев основанием для ходатайств стороны защиты об исключении явки с повинной из числа доказательств ввиду того, что это доказательство получено без участия защитника и не подтверждено в судебном заседании [5, с. 34]. Действительно ли Конституционный суд РФ вкладывал именной такой смысл, говоря о необходимости соблюдения положений ст. 75 УПК РФ?

Системный анализ норм УПК РФ показывает, что законом участие защитника при составлении протокола явки с повинной не предусмотрено, а зачастую и невозможно. Так, в соответствии с ч. 3 ст.

49 УПК РФ защитник участвует в уголовном деле с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступлении или применения к нему в меры пресечения в виде заключения под стражу, вручения уведомления о подозрении в совершении преступления, объявления подозреваемому постановления о назначении судебно психиатрической экспертизы, а также начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы. Заявление о явке с повинной является добровольным обращением, которое происходит по инициативе гражданина. Поэтому регистрацию такого заявления нельзя рассматривать как действие, затрагивающее права и интересы лица. Кроме того, следователь или сотрудник милиции даже при желании обеспечить участие защитника, не вправе назначить адвоката, так как будет привлечен к ответственности за растрату государственных средств. Предложения о законодательном закреплении нормы об обязательном участии защитника при получении явки с повинной и разъяснении положений УПК РФ и ст. Конституции РФ также представляются сомнительными [1, с. 6-7]. Должностному лицу не может быть заранее известно об обращении. Все указанные действия можно выполнить только после того, как обращение состоялось. А что делать, если после разъяснения прав и приглашения адвоката лицо откажется от ранее сделанного заявления? Не регистрировать, по сути, уже поступившее заявление и, соответственно, не проводить его проверку? Но за такие действия должностное лицо правоохранительного органа может быть привлечено к уголовной ответственности за укрывательство преступлений. Таким образом, УПК РФ не предполагает обязательного участия защитника при составлении протокола явки с повинной.

Кроме того, мотивируя отказ в принятии жалобы, Конституционный суд РФ в Определении от октября 2004 года № 326-О указал, что Подгузов В. В. имел возможность участвовать в исследовании оглашенного заявления о явке с повинной и ходатайствовать о признании его недопустимым доказательством, что говорит о возможности его оглашения. Этот вывод подтверждает и то, что Конституционный суд РФ высказался о необходимости применения ст. 75 УПК РФ при оценки заявления о явке с повинной в целом, а не только п. 1 ч. 2 указанной статьи, где говорится о недопустимости показаний обвиняемого. В таком случае, позиция Конституционного суда РФ заключается в необходимости применения при оценке явки с повинной общих правил о допустимости доказательств и не предполагает постановки знака равенства между явкой с повинной и показаниями подозреваемого обвиняемого.

Изучение уголовных дел показало, что органы предварительного расследования и суд активно используют явку с повинной в качестве доказательства. Из 29 уголовных дел, в которых имелись протоколы явки с повинной, в 22 случаях на них содержались ссылки в обвинительных заключениях и обвинительных актах, а в 19 случаях на явки с повинной, как на доказательство сослался суд. Причем в двух случаях, суд использовал в доказывании протоколы явки с повинной, когда они не были указаны в обвинительном заключении. По иным делам, где на данное доказательство указала сторона обвинения, суд не упомянул протокол явки с повинной, потому что подсудимый полностью признавал вину и уголовные дела рассматривались в особом порядке. В качестве смягчающего обстоятельства при этом явка с повинной была учтена.

Отказ от использования явки с повинной в качестве доказательства столь же радикален, как правило, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 75 УПК РФ, и является, своего рода, формой недоверия правоприменителю. Конечно, для этого есть определенные причины. Однако, в данном случае вопрос о борьбе с незаконными методами расследования не должен решаться путем исключения явки с повинной из числа допустимых доказательств. На момент обращения лица производство по уголовному делу может быть еще не начато. Если уголовное дело возбуждено, производство в отношении лица, обратившегося с заявлением о явке с повинной, еще не начато, меры принуждения не применялись. В случае, когда уголовное дело возбуждено или ведется проверка сообщения о преступлении, лицо может обратиться не в тот орган, где расследуется дело или находится материал проверки. Соответственно, какие-либо иные способы фиксации полученной информации о преступлении помимо составления протокола явки с повинной в этой ситуации невозможны. Совсем иная ситуация складывается, когда явка с повинной имеет место в ходе расследования уголовного дела после наделения лица статусом подозреваемого или обвиняемого. В этом случае попытка получить признание при возможности допросить обвиняемого или подозреваемого с предоставлением всех предусмотренных законом гарантий не может быть признана легитимной.

Учитывая изложенное, представляется возможным говорить об использовании явки с повинной в качестве доказательства по уголовным делам, в том числе и при последующем отказе от нее, в качестве иного документа. Однако, вопрос о доказательственном значения протокола явки с повинной и иных материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, требует дополнительной регламентации в целях исключения существующих разночтений.

Литература:

1. Гладышева О. В., Солонникова Н. В. Явка несовершеннолетнего с повинной: требуется определение процессуального статуса // Российский следователь. 2008. №3.

2. Новиков С. А. «Я виновен!»: Доказательственное значение собственного признания вины в современном уголовном процессе России // Правоведение. 2009. № 1.

3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор Н. В. Жогин, изд. 2-е испр. и доп. – М.: «Юридическая литература». 1973.

4. Уголовные дела №№ 1-330/2010, 1-237/2010, 1-195/2010 и др. (всего 24 уголовных дела за 2008-2010 гг.) // Архив Октябрьского районного суда г. Омска.

5. Фролова Т. А. Явка с повинной относится к иным документам // Уголовный процесс. 2010.

№ 4.

6. Чурилов Ю.Ю. «Карманный адвокат» // Уголовный процесс. 2009. № 12.

7. Шалумов М. С. Явка с повинной: смягчающее обстоятельство, повод к возбуждению уголовного дела, доказательство вины // Уголовный процесс. 2009. № 10.

8. Ярковой В. А. Процессуальное значение явки с повинной // Законодательство и практика.

2006. № 2.

*** А.И. КОНОВАЛОВ – доцент, канд. мед. наук, доц. каф. УПД ТГАМЭУП;

М.Г. ЛОТТЕР – засл. врач РФ, зам. нач. по экспертной работе ГУ ТО «Областное бюро судебно-медицинской экспертизы»;

О.В. КОНОВАЛОВА – врач-ординатор госпиталя ФГУЗ МСЧ ГУВД по ТО К ВОПРОСУ О КЛАССИФИКАЦИИ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ (ПАВ) В ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ Наркомании (токсикомании) – обобщённая группа прогредиентных заболеваний, характеризующихся патологическим влечением к различным природным или синтетическим веществам эйфорического, успокаивающего, болеутоляющего, снотворного, одурманивающего или возбуждающего действия. Арсенал этих веществ постоянно расширяется, пополняясь средствами с новыми специфическими свойствами. В связи с частым приёмом препаратов (природных или синтетических) у лиц, их употребляющих, возникает состояние периодической или хронической интоксикации, развивается стойкая психическая и физическая зависимость, возрастает толерантность, что приводит к повышению принимаемых доз. Прекращение приёма этих веществ вызывает дисфункциональные расстройства психической и соматоневрологической сфер.

Наркомании в своём течении всегда сопровождаются психическими и соматоневрологическими нарушениями, изменениями личности различной глубины, вплоть до её распада, а также социальными последствиями, неблагоприятными как для самого больного, так и для его окружения и общества в целом. Форма (вид) наркомании зависит от того, какое именно вещество, обладающее психоделическим эффектом, применяется в конкретном случае. Особенности этого вещества, используемые дозы, частота его употребления и предпочтительный способ введения определяют характер действия наркотика на организм, клиническую картину болезни и её эволюцию.

Формирование наркоманий и токсикоманий характеризуется развитием трёх основных, облигатных (обязательных, непременных) признаков: психической и физической зависимостью и толерантностью [1, 2, 3, 5, 8, 13, 14].

Определение «наркотическое средство» включает в себя медицинский, социальный и юридический критерии. Медицинский – если соответствующее средство, вещество или лекарственная форма оказывают такое специфическое воздействие на центральную нервную систему (эйфорическое, стимулирующее, седативное, галлюциногенное и др.), которое является причиной его немедицинского применения;

социальный – если это немедицинское применение приобретает масштабы социальной значимости;

юридический – если, исходя из двух предыдущих критериев, соответствующая инстанция, уполномоченная на это (в Российской Федерации - Министерство здравоохранения и социального развития РФ), признала данное средство наркотическим и включила его в официальный список наркотических средств [5, 6, 8]. В правовом аспекте средство признаётся наркотическим только при наличии всех указанных критериев. Правовое обоснование использования наркотических средств закреплено в ФЗ РФ «О наркотических и психотропных средствах» от 08.01.1998 г. (ФЗ № 3).

Существуют международные конвенции о наркотических и психотропных веществах.

Определяется и уточняется список веществ, которые следует считать наркотическими. Можно привести пример с барбитуратами, которые считались ранее токсическим веществом. Это произошло потому, что позавчера они не были включены в список наркотических веществ международной конвенции, а вчера их включили. Но разве позавчера барбитураты не были наркотическими веществами? Всем ясно, что были. Таких примеров можно привести много и с целым рядом других веществ. Законодательные органы пытаются контролировать ситуацию, связанную с наркотиками, пресекают незаконный оборот наркотических веществ (наркотрафик) и т.д. В значительной степени этим и обусловлено появление противодействия. В учении о наркотиках ввели понятие «слабый» и «сильный» наркотик. Но всё не так просто с этими понятиями. Высказываются различные, порой взаимоисключающие мнения, имеются и серьёзные вопросы к определению, что такое наркотик, а также фармакологические и юридические проблемы (прежде всего, следует иметь в виду марихуану).

В Уголовном кодексе (УК) Российской Федерации, в части, касающейся борьбы с незаконным оборотом наркотиков, учтены рекомендации международных договоров, особенности внутреннего «чёрного» рынка наркотических средств. По сравнению с предыдущим УК расширен перечень уголовно-правовых норм и список предметов преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, введены новые квалифицирующие признаки, пересмотрены виды и размеры санкций [4].

УК предусматривает незаконные деяния с четырьмя разновидностями препаратов, оказывающих наркогенное воздействие на человека: наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и одурманивающими веществами (соответствует протоколу заседания № 51/7-96 от 09.10. 1996 г. Постоянного Комитета по контролю наркотиков).

Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10, 1993 г.;

введена в психиатрическую практику в нашей стране с 01.01.1999 г.) предусматривает психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением ПАВ, где термин «наркотики» заменён на «психоактивные вещества» [10]. Этот блок содержит широкий спектр различных по тяжести и клиническим проявлениям расстройств, развитие которых всегда связано с употреблением одного или более или более психоактивных веществ, предписанных или не предписанных по медицинским показаниям. Трёхзначная рубрика идентифицирует использованное вещество, а четвёртый знак кода определяет клиническую характеристику состояния.

Идентификация ПАВ должна основываться на возможно большем числе источников информации. К ним относятся данные, сообщённые самим индивидом, результаты исследования крови и других биологических жидкостей, характерные соматические и психологические признаки, клинические и поведенческие симптомы, а также другие очевидные данные, такие, как вещество, находящееся в распоряжении пациента, или информация от третьих лиц.

По МКБ -10 предусмотрены следующие рубрики [10, 11]:

F10 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя.

F11 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением опиоидов.

F12 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением каннабиоидов.

F13 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением седативных или снотворных средств.

F14 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением кокаина.

F15 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением других стимуляторов (включая кофеин).

F16 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением галлюциногенов.

F17 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением табака.

F18 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением летучих растворителей.

F19 - Психические и поведенческие расстройства, вызванные одновременным употреблением нескольких наркотических средств и использованием других психоактивных веществ.

Рубрики F10, 17 и 18 в отечественной классификации наркотиков можно не использовать.

МКБ-10 предусматривает также в разделе «Травмы и отравления» рубрикацию «Отравление лекарственными средствами, медикаментами и биологическими средствами» (Т36 - Т50), с включением случаев передозировки этих веществ и неправильной выдачи или приёма по ошибке этих веществ. Например, Т40 - Отравление наркотиками и психодислептиками (галлюциногенами):

Т40.0 - Опием, Т40.1 - Героином, Т40.2 - Другими опиоидами (кодеином, морфином), Т40.3 Метадоном, Т40.4 - Другими синтетическими наркотиками (петидином), Т40.5 - Кокаином, Т40.6 Другими и неуточнёнными наркотиками, Т40.7 - Каннабисом (производными), Т40.8 - Лизергидом (LSD), Т40.9 - Другими и неуточнёнными психодислептиками (галлюциногенами) - мескалином, псилоцибином, псилоцином.

Наркологи в медицинской практике используют довольно широкий спектр различных классификаций. Приведём несколько подобных видов систематизаций. Так, например, А.Е. Личко и В.С. Битенский (1991) выделяют [9]:

1. Препараты опия (опий-сырец, морфин, омнопон, кодеин, героин и др.);

2. Снотворные и седативные (барбитураты - барбамил, нембутал, фенобарбитал;

транквилизаторы - мепробомат (мепротан), бензодиазепинового ряда - седуксен (реланиум, сибазон, валиум), элениум (либриум), нитрозепам (эуноктин, радедорм);

снотворное небарбитурового ряда, производное пиперидина - ноксирон);

3. Кокаин (кустарник кока, алкалоид в виде порошка, «крэк»);

4. Препараты индийской конопли - каннабиноиды (гашиш, марихуана);

5. Психостимуляторы (эфедрон, эфедрин, солутан;

первитин;

амфетамин (фенамин);

кофеин);

6. Галлюциногены - производные лизергиновой кислоты (LSD), триптамина (псилоцибин), фенилэтиламина (мескалин), гликолевой кислоты (дитран, амизил);

7. Прочие средства – эрготамин;

анаболические стероиды как допинги (ретаболил, метиландростендиол, тестостерон);

зелёный перец, растение «кошачья мята», сок из замороженных листьев салата-латука, зёрна проса.

Подобная классификация наркотических препаратов соответствует МКБ-9 (1975 г.).

В книге «Военная психиатрия» под ред. С.В. Литвинцева и В.К. Шамрея (2001) разграничение понятий «токсикомании» и «наркомании» сугубо условно, выделяются следующие их частные формы [2]:

- производные каннабиса (гашиш, анаша, марихуана, план, чарс и др.);

- опиаты и опиоиды (алкалоиды опия и синтетические аналоги морфина: кодеин, героин, промедол, омнопон, метадон, фентанил и др.);

- производные эфедрина (эфедрон, перветин);

- амфетамины (фенамин, сиднокарб и др.);

- кокаин;

- барбитураты (барбамил, фенобарбитал, этаминал натрия и др.);

- эфирные растворители (ацетон, бензин, бензол, диэтилэфир, хлороформ, толуол, четырёххлористый углерод и др.);

- психотомиметики (галлюциногены, психодислептики, делиранты) – диэтиламид лизергиновой кислоты (ДЛК, LSD), псилоцибин, фенциклидин и его производные (PSP, 3,4 – метилендиокси метамфетамин – МДМА, «экстази»);

- транквилизаторы и антидепрессанты;

- средства с антихолинергическим действием (циклодол, димедрол, астматол, белладонна и др.).

Американские авторы Г. Каплан и Б. Сэдок (1996) в «Кратком руководстве по клинической психиатрии» (Глава 5 1В «Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ») приводят классификацию следующих веществ [5]:

Опиаты: опий, морфин, героин, меперидин, метадон, пентазоцин.

Фенамин и другие симпатомиметики (включая кокаин), вещества, сходные по воздействию с фенамином.

Галлюциногены: ЛСД, псилоцибин (некоторые виды грибов), мескалин (содержится в кактусе пейотль).

РСР и другие сходные по воздействию с финилциклидином вещества (включая кетамин, ТСР).

Препараты, угнетающие ЦНС: барбитураты, метаквалон, мепробамат, бензодиазепины, глутетимид.

Алкалоиды белладонны (содержатся в некоторых отпускаемых без рецепта лекарственных средствах и в семенах вьюнка): strammonium, гематропин, атропин, скополамин, гиосциамин.

В классификацию включены также летучие углеводороды и нефтепродукты, другие ингалянты и алкоголь.

Немецкий психиатр Райнер Тёлле (1996, 1999), используя МКБ-10, включает в классификацию следующие разделы [13]:

1. Опиоиды (оглушающие средства): опиоидные анальгетики и средства от кашля – Алфентанил (Рапифен), Кодеин (Кодикомпрен, Кодикапс, КодиОПТ, Кодипронт, Трикодеин и др.), +Диацетилморфин, Диаморфин (Героин), Дигидрокодеин (Паракодин, Ремедацен, Тиамон, DHC, Mundipharma), Фентанил (Фентанил-Янссен, в Таламонале), Морфин (Морфин “Мерк”, MSI, MSR, MST Mundipharma, Севредол, Капрос), Смесь алкалоидов опия (настойка опия), Тилидин плюс, Налоксон (Валорон N) и др.

2. Анальгетики.

3. Снотворные средства и транквилизаторы: снотворные средства (седативные, гипнотические) – барбитураты, дериваты мочевой кислоты, дериваты пиперидина и т.д.;

спирты, альдегиды и их дериваты (например, хлоралгидрат, паральдегид);

бромиды и бромуреиды, клометиазол (дистранейрин) и т.п.;

транквилизаторы бензодиазепиновой группы.

4. Психостимуляторы: Амфепрамон, Диэтилпропион (Pегенон, Тенуат), Амфетаминил (АNI), +МДМА (3,4-метилендиокиметамфетамин, «экстази»), Метамфетамин (Первитин), Метилфенидат (Риталин), Норпсевдоэфндрин (Аморфан-депо, антиадипозитум Х-112 S, экспоцит N, Мирапронт N, вита-капли для похудения), Пролинтан (Катовит N) и др.

5. Опьяняющие средства (каннабис, галлюциногены и др.): мескалин (пейот), тетрагидроканнабиол, гармин (яге), буфетенин (когаба), псилоцибин и псилоцин;

полусинтетические или синтетические: D-диэтиламид лизергиновой кислоты (LSD 25, «Делизид») из алкалоида маточных рожков эргобазина;

фенциклидин («Сернил»).

В Постановлении Правительства Российской Федерации от 3 сентября 2004 г. № 454 «О запрещении на территории Российской Федерации растений, содержащих наркотические вещества» в пункте 2 «Размеры запрещённых к возделыванию на территории Российской Федерации растений, содержащих наркотические вещества, для целей статьи 231 Уголовного кодекса Российской Федерации» дополнительно указаны следующие наименования растений:

1. Кактус, содержащий мескалин (растение вида Lophophora williamsii).

2. Кат (растение вида Catha edulis).

3. Кокаиновый куст (растение любого вида рода Erythroxylon).

4. Конопля (растение рода Cannabis).

5. Опийный мак (растение рода Papaver somniferum L) и другие виды мака рода Papaver, содержащие наркотические вещества.

6. Эфедра (растение вида Ephedra L).

7. Грибы (любая часть плодового тела), содержащие псилоцибин и (или) псилоцин.

В судебно-медицинской токсикологии многие вещества могут вызывать отравление (расстройство здоровья) или смерть, поэтому яды классифицируются по патофизиологическому (в зависимости от механизма возникающих в организме изменений) принципу [1, 7, 12]. По этой классификации каждое отравление рассматривается как болезнь с поражением всего организма, но с преимущественным избирательным действием на отдельные ткани, органы или системы органов.

Наиболее близка к наркотическим средствам и психотропным веществам группа «Отравление ядами, действующими преимущественно на центральную и периферическую нервную систему»:

1. Яды медиаторного действия:

- отравления холинергическими веществами: М-холинометические (ацетилхолин, карбохолин, пилокарпин, ацеклидин, бензамин, мускарин, ареколин);

- Н-холиномиметические (алкалоиды никотин и анабазин, стимуляторы дыхания лобелин, корконий, цитизин);

антихолинэстеразные (четвертичные аммониевые соединения – тетраметиламмоний, тетраэтиламмоний, холин, эзерин, прозерин, простигмин и др.;

сложные эфиры карбаминовой кислоты –ядохимикаты севин, карбатион и цинеб;

фосфороорганические соединения – октометил, тиофос, хлорофос и др.);

М-холинолитические (алкалоид атропин в растениях семейства паслёновых – красавка или сонная дурь, белена, дурман, гоматропин гидробромид, платифиллин гидротартрат, аэрон, амизил, беллоид и др.);

Н-холинолитические (ганглиоблокирующие) – бензогексоний, пентамин, деколин, кватерон, пахикарпин и др.;

Н-холинолитические (курареподобные) – кураре, циклобутоний, диоксоний, миорелаксин и др.;

- отравления адренергическими веществами: адреномиметическими (адреналина гидрохлорид, эфедрина гидрохлорид, фенамин, нафтизин и др.);

адренолитическими (алкалоиды спорыньи (маточные рожки) – паразитирующий на злаках гриба Claveceps purpurea - эргокриптин и эргометрин, лекарственные препараты спорыньи – эрготал, эргометрина малеат, беллоид и др.

2. Снотворные:

- производные барбитуровой кислоты (барбитал, фенобарбитал, барбамил, этаминал-натрий);

- производные пиридина (ноксирон ).

3. Наркотики, галлюциногены и судорожные вещества:

- наркотики - опий (маковый сок), в состав которого входят различные алкалоиды (около 25), являющиеся производными фенантрена (морфин, кодеин, тебаин) и изохинолина (папаверин, наркотин, нарцеин и др.);

гашиш (марихуана, ганжа, харас, банг, киф, дагга, маханги, анаша, план и др., компонентом которых является тетрагидроканнабинол (ТГК);

кокаин;

- галлюциногены – диэтиламид лизергиновой кислоты (ДЛК-25 и др.);

- судорожные – стрихнин.

4. Седативные, нейролептические средства и транквилизаторы:

- бромсодержащие седативные средства – бромизовал (бромурал), карбромал (адалин) и др.;

- нейролептические средства (нейроплегические) – производные фенотиазина (аминазин, пропазин и др.), производные индола (резерпин), производные тиоксантена (хлорпротиксен), производные бутирофенона (галоперидол и др.), препараты лития (карбонат лития);

- транквилизаторы (успокаивающие средства): карбаминовые эфиры замещённого пропандиола (мепробамат и др.), производные бензодиазепина (элениум и др.), сложные эфиры карбоновых кислот (амизил и др.), успокаивающие средства различных химических групп (триоксазин и др.).

5. Психостимулирующие средства: кофеин, фенамин (амфетамин) и др.

6. Антидепрессанты – имизин (мелипрамин, тофранил).

С 1999 г. в нашей стране фиксируются случаи тяжёлого отравления и привыкания вследствие употребления курительных ароматных смесей, в которых найдено запрещённое вещество – JWH 018, реализуемых под наименованиями: Spice (Spice XXX, Spice Cold, Spice Diamond, Spice Tropical synergy, Pep Spice), EX-SES Platinum, SENCE, Dream Herbal insense, GENIE BLEND, YUCATAN PIRE, Happy Mix Dream, Zoom, SMOKE, Happy Mix Gente, Infinity, Yucatan Eire, Senckation и другими в виде высушенных измельчённых частей растений1, с включением в раздел «Наркотические средства» лист шалфея предсказателей (лист растения вида Salvia divinorum), семена розы гавайской (семена растения вида Argyrea nervosa), цветки и листья голубого лотоса (цветки и листья растения вида Nymphea caerulea)2. Впервые о появлении курительных смесей в России заговорили в 2007 г.

В 2007 г. был синтезирован мефедрон, который продавала одна израильская компания под видом «легального экстази». В начале 2008 г. его производство в Израиле было запрещено в связи с летальными исходами лиц, употребляющих его. До недавнего времени этот наркотик, который рекламировался как удобрение для подпитки растений, соль для ванн или средство для защиты от насекомых, можно было свободно приобрести через Интернет. В России мефедрон из-за легальной продажи стал довольно популярным «клубным наркотиком» и получил в определённой среде название «М-кэт», «мяу-мяу, «бомба». В небольших дозах это «удобрение» действует на человека как амфетамин, в больших – как кокаин, что приводило к длительным спазмам с явлениями эпилепсии и даже смертельному исходу, что вынудило Правительство РФ внести дополнение в раздел «Наркотические средства»3.

В последнее время наркополицейские зафиксировали резкий всплеск числа наркоманов, «подсевших» на нетрадиционный наркотик – дезоморфин, который был разработан американскими медиками как лекарственное средство для снятия болевого синдрома, но не прошел клинического испытания. Кустарно дезоморфин изготавливают из кодеинсодержащих препаратов, свободно продающихся в аптеке (лекарственно-аптечная наркомания), с применением различных ингредиентов – спичечная сера, моющее средство, ацетон, бензин, что не способствует полной очистки от токсических веществ и приводит к различным нарушениям – трофики тканей и получил название «крокодил».

Появление новых наркотиков не позволяет отнести их к определённой группе и затрудняет проведение оперативно-следственных мероприятий.

Таким образом, вышеперечисленные виды классификаций наркотических средств и психотропных веществ очень разнообразны и преимущественно приспособлены для диагностики состояния пациентов или для работы экспертов-химиков. Для практических работников органов внутренних дел была бы удобна более простая классификация наркотических средств и психотропных веществ, в которой можно использовать классификацию по МКБ-10 (психические расстройства и расстройства поведения), а также распространённость подобных веществ, как естественного происхождения, так и искусственно изготовленных.

На наш взгляд подобная классификация должна включать в себя следующие разделы (группы):

1. Растительного происхождения наркотические вещества и психотропные средства:

- индийский мак (опиаты, прототип) и другие сорта масляничных маков - млечный сок (опий сырец, кокнар), маковая соломка (листья, стебель и коробочки);

- индийская конопля (канабис индика, каннабиноиды, прототип) и другие сорта (чуйская, маньчжурская) - международное название всех видов гашиш (от арабского слова “трава”) – марихуана, гашишная паста, гашишное масло, гашишная смола;

- кустарник кока - листья, кока-паста;

- другие растения: мексиканский кактус пейотль (алкалоид мескалин), кат (алкалоиды катин и катинон), эфедра хвощевая, мускатный орех;

грибы - мухоморы (алкалоид мескалин), гриб-паразит спорыньи (ЛСД), южно-американские грибы рода псилоциба (алкалоид псилоцибин), близки к нашим ложным опятам;

арека катеху (пальма бетель или арековая пальма, семена содержат алкалоид ареколин);

красавка, белена, дурман (алкалоиды тропановой группы);

курительные ароматические смеси (лист шалфея предсказателей, семена розы гавайской, цветки и листья голубого лотоса).

2. Лекарственные препараты:

- производные опия (26 алкалоидов) - морфин, омнопон, кодеин и др.;

- производные коки - кокаин, “крэк” (карбонат кокаина, прессованный порошок);

- производные эфедры хвощёвой - эфедрин (входит в состав лекарства “Солутан”, мази “Сунореф”);

Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 08.12.2009 г. «О мерах по пресечению оборота курительных смесей на территории Российской Федерации» - Российская газета, № 4 (5083) от 14.01.2010 г. – С. 20.

Постановление Правительства Российской Федерации от 31.12.2009 г. № 1186 «О внесении изменений в некоторые постановления Правительства Российской Федерации по вопросам, связанным с оборотом наркотических средств» Российская газета, № 4 (5083) от 14.01.2010 г. – С. 19.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.