авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

МЕЖДУНАРОДНАЯ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ

КОНФЕРЕНЦИЯ

в рамках научной программы

Международного

экономического форума

«ПРОБЛЕМЫ

ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ

ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА:

РЕЗУЛЬТАТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ»

60-летию КузГТУ посвящается

26-27 октября 2010 года

Кемерово

УДК 330.138.11

Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса :

результаты и перспективы : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Кемерово, 26-27 окт. 2010 г. / отв. ред. С. В. Березнев ;

зам. отв. ред.

В. Г. Михайлов ;

Кузбас. гос. техн. ун-т. – Кемерово, 2010. – 337 c.

ISBN 978-5-89070-766-8 В сборнике представлены материалы ученых и специалистов академических, отраслевых институтов, вузов, промышленных предприятий России, Китая и Украины по теоретическим и практическим аспектам экономического развития в условиях глобального кризиса.

Международная научно-практическая конференция призвана отразить современное состояние и последние достижения в области экономической теории, производственного менеджмента, финансов, бухгалтерского учета и информационных технологий в экономике, а также наметить перспективные направления исследований по разработке мероприятий по повышению эффективности функционирования социально-экономических систем.

Сборник предназначен для специалистов, работающих в социально экономической сфере, в том числе в области управления природопользванием, сотрудников высших учебных заведений и научно исследовательских институтов, специалистов органов государственной власти, а также для всех заинтересованных лиц.

УДК 330.138. © Кузбасский государственный ISBN 978-5-89070-766- технический университет, Оглавление СЕКЦИЯ «ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ»

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ БЕРЕЗНЕВ С.В…………………………………………………………………………… СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС В СВЕТЕ МИРОСИСТЕМНОГО ПОДХОДА ОСОКИНА Н.В……………………………………………………………………………. ВЛИЯНИЕ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ (заметки о либерализме) КУСУРГАШЕВА Л.В…………………………………………………………………….. ОБЪЯСНЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА: ОТ ФАКТОРНЫХ К СТРУКТУРНО-ДЕТЕРМИНИСТСКИМ ТРАКТОВКАМ ЛОГАЧЕВ В.А., КОЧЕРГИН Д.Г………………………………………………………... ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ ЗОЛОТЫХ И.Б……………………………………………………………………………. РОЛЬ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА В ИННОВАЦИОННОМ РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ И ПРЕОДОЛЕНИИ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА БАБКИНА С.И., ПОГОРЕЛАЯ Т.А……………………………………………………… ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА НАЦИОНАЛЬНЫХ ЧЕМПИОНОВ В ПЕРИОД ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА: ЗА И ПРОТИВ КАЗАНЦЕВА Е.Г……………………………………….………………………………… ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА:

АЛЬТЕРНАТИВЫ ДЖ. АРРИГИ ЖЕРНОВ Е.Е…………………………………………………………………………….. ЭЛЕКТРОННАЯ КОММЕРЦИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ СФЕРЫ УСЛУГ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ МАРТЫНЧУК О.И………………………….……………………..…………………….. ВЛИЯНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА НА ОПЛАТУ ТРУДА И МОТИВАЦИЮ НАЕМНЫХ РАБОТНИКОВ ОСОКИНА Н.В.;





ОЗДЕРБИЕВА Ж.А………………………………………………….. О ВЛИЯНИИ ГОСУДАРСТВА НА НАКОПЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО КАПИТАЛА В НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА СУВОРОВ А.С…………………………………………………………………………… СОЦИАЛЬНЫЙ РАКУРС ГЛОБАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА ЛУБЯГИНА Л.У…………………………………………………………………………. Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ В КНР ПОГОРЕЛАЯ Г.В…………………………………………….………………………….. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ КИТАЯ КАК ФОРМА АДАПТАЦИИ МИР-СИСТЕМЫ К НОВЫМ УСЛОВИЯМ РАЗВИТИЯ ПОГОРЕЛАЯ Т.А………………………………………………………………………... НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА В КОНТЕКСТЕ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ СКОВЕР Р.А., НАПЛЁКОВА Т.К……………………………………………………… БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ В УСЛОВИЯХ СИСТЕМНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА ВАНЕЕВА Т.В…………………………………………………………………………… РАЗВИТИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ЯКУНИНА Ю.С……………………………………..……………..……………………. РОЛЬ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ МУРОМЦЕВА А.К………………………………………………………………………….…. СЕКЦИЯ «ОТРАСЛЕВОЙ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ»

ПОЛИТИКА ИННОВАЦИОННОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ ВОСТОЧНОГО ДОНБАССА САВОН Д.Ю., КАРИБЖАНОВА Е.Л………………………………………………… СИТУАЦИЯ НА РЫНКЕ ТРУДА В УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ РЕГИОНАХ (НА ПРИМЕРЕ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ) ТРУШИНА Г.С., УМНОВА Е.Г., БУЛДЫГЕРОВА Е.Н., ЯКУШКИНА В.А……... МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ МОРФООРГАНИЗАЦИОННОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ СИСТЕМ САВОСИНА З.П., ЧЕСНОКОВ Н.С………..………………………………………… ПРОБЛЕМЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ХИМИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА КОРЯКОВ А.Г., МИХАЙЛОВ В.Г……………………………………………………. ВЫБОР КРИТЕРИЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ ЖЕРНОВА Н.А., ЖЕРНОВ Е.Е……………………………………………………….. ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ МАРТЫНЧУК Н.И……………………………………………………………………... ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ САФРОНОВ А.Е……………………………………………………………………….. Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

ПРОБЛЕМЫ СЕРТИФИКАЦИИ СМК СТРОИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В УСЛОВИЯХ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ ДЯТЛОВ Ю.В…………………………………………………………………………... РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ ТРУШ Е.А., ДУБРОВСКАЯ С.И……………………………………………………… ОЦЕНКА РИСКОВ ПРИ ПЛАНИРОВАНИИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ НА ХИМИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ САВОСИН И.В…………………………………………………………………….…… ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК ИНДИКАТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА ГАЛАНИНА Т.В., БАУМГАРТЭН М.И……………………………………………... ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ СЛИЯНИЯ / ПОГЛОЩЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ САВОСИНА З.П., ВОРОНИНА М.Ю………………………………………………… К ВОПРОСУ О ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ КОВАЛЕНКО Л.В……………………………………………………………………… ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ДЛЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НА ОСНОВЕ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА НЕУПОКОЕВА Г.В……………………………………………………………………. ДИАГНОСТИКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ УГРОЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ ВАГИНА Н.Д…………………………………………………………………………… ДИВЕРСИФИКАЦИЯ – КАК ОДНО ИЗ УСЛОВИЙ РАЗВИТИЯ УГЛЕДОБЫЧИ МОИСЕЕВА Е.И., ОСИПОВА Л.М…………………………………………………... ТЕХНОЛОГИИ СТРОИТЕЛЬСТВА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ТИМОШЕНКО Д.М., АХМЕРОВА С.Р………………………………………………. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕТОДИКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДОБЫЧИ УГЛЯ И ГАЗА-МЕТАНА ПРИ РАЗРАБОТКЕ УГОЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ КУЗБАССА СКУКИН В.А., ШЕВЕЛЕВ А.А……………………………………………………….. СТРАТЕГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ И ЕЕ РОЛЬ В УПРАВЛЕНИИ КОМПАНИЕЙ ГРИГАШКИНА С.И…………………………………………………………………… СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЖИЛИЩНОЙ ПРОБЛЕМЫ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ В КУЗБАССЕ МАЛЮГИН А.Н., КОЛОТОВКИНА Е.И…………………………………………….. Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

ОРГАНИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ТРЕТЬЯКОВА И.Н., САДЫРИН Р.Д…………………………………………………. УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ САВОСИН И.В…………………………………………………………………………. РЫНОК НЕДВИЖИМОСТИ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ТИМОШЕНКО Д.М., БУЙМОВ А.Е………………………………………………….. ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОБРАЗОВАНИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОТХОДОВ ТИХОНОВА Ж.С………………………………………………………………………. ЭФФЕКТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА – ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СКОВЕР А.Р……………………………………………………………………………. МАРКЕТИНГ В ОБЛАСТИ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ БАКАЙКИНА А.П., УСТИНОВА Е.В………………………………………………... МЕТОДИКА КОМПЛЕКСНОЙ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИЙ В УГОЛЬНОЙ КОМПАНИИ МЕРШИЕВ Р.В……………………………………………………………………….… СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВАШКИНА Н.А………………………………………………………………………... ОТ ТЕХНОГЕННОГО К УСТОЙЧИВОМУ ТИПУ РАЗВИТИЯ ПЕТУХОВА Н.Ю………………………………………………………………………. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ОБОРОТНЫМ КАПИТАЛОМ МЕРКУШЕВА Д.С……………………………………………………………………... ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТАНА НА ШАХТАХ КУЗБАССА СКРЫННИК Л.С., КИРЯЕВА Е.А……………………………………………………. РОЛЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ИННОВАЦИЙ В ПОВЫШЕНИИ КАЧЕСТВА РАБОЧЕЙ СИЛЫ КУЛЕБАКИНА О.И……………………………………………………………………. ПРОБЛЕМЫ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ ИННОВАЦИЙ ЗОНОВА О.В., ЩЕРБАКОВА А.Н…………………………………………………… ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО РЫНКА КУЗБАССА КУДРЕВАТЫХ Н.В……………………………………………………………………. Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ В СТРОИТЕЛЬНОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ МУРОМЦЕВА А.К., МСТИСЛАВЦЕВА И.Ю………………………………………. К ВОПРОСУ УПРАВЛЕНИЯ БЫТОВЫМИ ОТХОДАМИ МЕЗЕНЦЕВА К.И., ТЮМЕНЦЕВА Е.К., КУЗНЕЦОВ Д.В………………………… ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ КРИТЕРИЕВ УПРАВЛЕНИЯ КРИЗИСНЫМИ СИТУАЦИЯМИ НА ПРОМЫШЛЕННЫХ КОМПЛЕКСАХ БАКАЙКИНА А.П., УСТИНОВА Е.В………………………………………………... ИННОВАЦИИ В ОБРАЗОВАНИИ ВАШКИНА Н.А………………………………………………………………………... BUILDING ENERGY EFFICIENCY IN CHINA: POLICY AND ACTIONS Dr. Hongbo Chen………………………………………………………………………... ECOLOGICAL ECONOMY IS A FOUNDATION FOR SUSTAINABLE DEVELOPMENT Hou Jinglin………………………………………………………………………………. ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕНЕДЖМЕНТА БИЗНЕСА ДЛЯ УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ ВАЛАНОВ А.А., САРАПУЛОВА Т.В.,ТРОФИМОВ И.Е…………………………... ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ОЦЕНКИ УРОВНЯ СОГЛАСОВАННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ САРАПУЛОВА Т.В., РЕЧКО Г.Н…………………………………………………….. СЕКЦИЯ «ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ФИНАНСАМИ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА»

УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ НЕСТАБИЛЬНОСТИ МАРТЫНЧУК Н.И……………………………………………………………………... ИНВЕСТИЦИОННО-ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ, КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ШЕВЕЛЕВА О.Б., СЛЕСАРЕНКО Е.В……………………………………………….. ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ СЛОЖИВШЕЙСЯ В РОССИИ СИСТЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ МАМЗИНА Т.Ф., ДЯТЛОВА Н.А…………………………………………………….. ОЦЕНКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕГИОНА КАК ИНСТРУМЕНТ ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ФИНАНСАМИ ШЕВЕЛЕВА О.Б., КАЛАШНИКОВА Е.А…………………………………………… ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД МИРОВОГО КРИЗИСА КУДРЕВАТЫХ Н.В., НАЧЕВА М.К………………………………………………….. Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ ГОРЧАКОВА Т.А., ГОРЧАКОВ С.Н…………………………………………………. О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ОТБОРА НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ ДЛЯ ВЫЕЗДНЫХ НАЛОГОВЫХ ПРОВЕРОК ГОРЧАКОВА Л.Н……………………………………………………………………… СЕКЦИЯ «РОЛЬ БУХГАЛТЕРА В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА»

ФОРМИРОВАНИЕ ТРАНСФЕРТНЫХ (ВНУТРИФИРМЕННЫХ) ЦЕН ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФИНАНСОВОГО РЕЗУЛЬТАТА ХОЛДИНГА КУЧЕРОВА Е.В., ГОРЧАКОВ С.Н…………………………………………………… РОЛЬ БЮДЖЕТОВ В УПРАВЛЕНИИ КРИЗИСНЫМИ СИТУАЦИЯМИ КОРОЛЕВА Т.Г., КАЗАРЯН М.Т……………………………………………………... РОЛЬ БУХГАЛТЕРА В ОРГАНИЗАЦИИ В ПЕРИОД ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА НАПЛЁКОВА Т.К............................................................................................................ РОЛЬ УЧЕТНОЙ ПОЛИТИКИ В УПРАВЛЕНИИ ПРЕДПРИЯТИЕМ ОВЧИННИКОВА И.В………………………………………………………………….. АВТОМАТИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО УЧЕТА КАК УСЛОВИЕ ОПТИМИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАКЕВИЧ Н.А………………………………………………………………………….. ПОВЫШЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА СТУДЕНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ СРЕДСТВАМИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ 1С: ПРЕДПРИЯТИЕ ШМИДТ Т.С……………………………………………………………………………. СЕКЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

УДК 330.138. МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ БЕРЕЗНЕВ С.В., д.э.н., профессор, декан ИЭФ (ГУ КузГТУ) В начале XXI века вновь пробудился интерес к теме перестройки мирового экономического порядка. Эта тема стала заглавной на встречах лидеров стран в форматах «Большой восьмерки» и «Двадцатки», а в рамках Программы развития ООН задолго до нынешнего мирового кризиса был поставлен и обсуждался вопрос о глобализации с «человеческим лицом».

Очевидно, что эти и другие попытки мировой элиты объединиться в переосмыслении базовых основ финансово-хозяйственной деятельности, свидетельствует о драматическом завершении «эволюционной паузы» и наступлением времени для Ответов на Вызовы XX – начала XXI веков.

Негативные проявления глобализации заставляют по-другому взглянуть на, казалось бы, незыблемые ценности господствующей сегодня в мире неолиберальной идеологии. Эти ценности в частности навязывались МВФ в качестве нормы поведения для стран с переходной экономикой, в том числе и для России. В соответствии с ними государства должны были добровольно открыть национальные экономики для отношений с внешним миром, ввести режим внутренних и внешних рыночных свобод, провести тотальную приватизацию государственной собственности, осуществлять жесткую монетарную политику, используя механизм «свободного плавания валют» и при этом резко снизить роль государственных институтов для контроля над экономикой. На практике эффективность этих радикальных мер, мягко говоря, далеко не во всем подтвердилось, а некоторые из них, как, например, - уход государства из экономики, - принесли колоссальные и ничем неоправданные экономические, социальные и политические потери. Налицо урок, о котором как ни странно и, как нельзя лучше, сказал один из апологетов неолиберализма Джордж Сорос: «Поведение людей легко поддается влиянию теорий…, но в общественных, политических и экономических вопросах теории могут быть эффективными и при этом не быть истинными. Поиск истины… вынуждает нас (даже их ! – С.Б.) признать, что общественные явления могут подпадать под влияние теорий, которые были разработаны для их объяснения. В результате изучения общественных явлений может быть мотивировано целями, отличными от поиска истины» [1].

Хочется добавить только одно: теория общественного выбора в основе которой лежит, в том числе, многовековой человеческий опыт совсем не исключает, а даже наоборот предполагает «развитие… через новое». Конечно же, там где выбор, там и риски, и «цена вопроса». Особенно если речь идет об историческом выборе системы, в которой доминантными являются Экономическая теория человеческие ценности. Тем не менее, еще вчера казалось, что не для всех, но для многих и к сожалению для России в том числе, проведение экспериментов «под влиянием теорий, которые были разработаны для их объяснения» стало порочной практикой.

По этому поводу больше всего исторических проклятий досталось марксизму, «сбившего Россию с верного пути на семь с лишним десятилетий». Жаркие теоретические и политэкономические дискуссии и сейчас не утихают. Но не трудно заметить, что между сторонниками диаметральных предпочтений, за сравнительно короткий промежуток времени капиталистической практики на постсоциалистическом пространстве, а также в условиях социализма с «китайским лицом», сформировался достаточно широкий слой талерантно настроенных людей, приверженцев избирательного подхода в политике и экономике.

Этот слой еще зыбок, диффузивен, слабо организационно и идеологически оформлен, но есть все основания утверждать, что именно ему присущие черты и настроения, допускающие сочетание рынка с дирижизмом, требующим расширения механизмов демократии в международных отношениях, лягут в основу новой парадигмы развития экономической глобализации и будут служить своеобразным каркасом общемирового консенсуса. При этом, конечно же, должно учитываться, что экономическая глобализация ведет к универсализации хозяйственной жизни, но в то же время она не ведет к унификации.

Так при всей схожести теоретических установок капитализм в Соединенных Штатах и Западной Европе или в Японии очень по-разному находят пути решения экономических и социальных проблем. Известно также, что в современной глобализации отчетливо выражены как стихийное начало, так и рациональное. Но то и другое по-разному влияют на процессы социального и экономического развития разных стран. В одних национальные «самости» в процессе глобализации утверждаются и даже находят развитие, а в других подавляются. Например, если сравнить основные характеристики хозяйственного уклада разных стран - налоговую систему, трудовое законодательство, социальное обеспечение, роль профсоюзов, уровень вмешательства государства в экономику и т. д. – то можно даже говорить о разных моделях рыночной экономики. В то же время фундаментальные сдвиги в хозяйственной деятельности, обусловленные внедрением современных информационных технологий, в том числе интернета – феномена и символа глобального мира, превращают нашу планету, как принято говорить, в «Мировую деревню» с новой экономикой, в которой жизнь людей подвержена воздействию факторов новизны, динамизма и неустойчивости. Усваивать, преодолевать вс это и извлекать нужные уроки непросто, но необходимо. К сожалению конец XX столетия мы встретили расколотой нацией. Демократия и либеральная модель экономики не стали общенациональной судьбой. В условиях жсткой мировой конкуренции трансформационные по характеру реформы, начатые в Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

начале 90-х, ещ более отчтливо обозначили деление в российском обществе на «…властвующих и подвластных, имущих и неимущих, придав этому делению характер цивилизованного раскола» [2].

Для России аналогичное испытание датся не впервые. В разные исторические периоды и в большей степени под воздействием внешних обстоятельств, российское общество находило в себе силы к консолидации и восстановлению национального консенсуса. Очевидно, в нынешних условиях требуется консенсус социального государства, как во времени Петра Великого, когда и дворянин и смерд, каждый на своем месте несли службу во имя и во славу общего дела – целостности России, что и определяло главную задачу «служилого государства».

Вышеизложенные оценки процесса глобализации – это, конечно, только незначительная часть общей картины, но эта партикулярность тем не менее дает основание утверждать о возрастающей роли интернационального компонента во всех факторах и механизмах общественного воспроизводства национальных экономик. В этой связи нельзя не согласиться с мнением, что в современном мире при всей самостоятельности национально государственных факторов имеет место « даже преобладание внешних тенденций развития над внутренними во все большем количестве государств» [3]. И это со всей очевидностью, на мой взгляд, подтверждается на примере положения России и ее тренда в поле «кривых глобализаций» в докризисный период 2000 - 2007 годы [4]. Спектр причин и факторов, объясняющих это положение, распадается на две основные группы – внутреннюю и внешнюю. О причинах внешнего свойства следует говорить особо, а пока, собственно, о своих….

Обратимся в этой связи ещ раз к проблемам воспроизводства национальной экономики, которые проявлялись в предкризисные годы и которым посвящено немало исследований и публикаций [5]. При этом многие сходились в одном – у российской экономики есть свои «родимые»

пятна, которые с одной стороны тормозили наше собственное развитие, а с другой - оказывали совсем не безобидное воздействие на показатели мировой экономики.

Действительно, это воздействие формировалось не только под воздействием геополитических ожиданий, но и на основе экономических прогнозов и оценок инвестиционной мкости транзитивной российской экономики. За первыми и так долгожданными результатами подъема промышленности и роста экономики с начала 2000-ых всякого рода ограничения и «пятна» казались не столь значимыми и не преодолимыми.

Например, структура совокупного государственного долга – внутреннего и внешнего, их соотношение между собой в динамике, а также по отношению к объему ВВП, отражают не только важную ростовую тенденцию, но и качественную сторону состояния финансовой системы, ее развитие и развитие всей национальной экономики.

Экономическая теория Картина по этим показателям хотя и была переменчивой, но в целом позитивной. Если в 1998 году отношение совокупного (внешнего и внутреннего) долга к ВВП составляло 148,7 %, то уже к 2001 году этот показатель уменьшился до 58,6 %. В абсолютных цифрах внешний долг на начало 2002 года составлял 146 млрд. долларов США, а внутренний около 600 млрд. рублей (24 млрд. долларов США). Экономика в целом, начиная с 1999 года, демонстрировала высокие темпы роста. При этом ВВП на душу населения в текущих ценах вырос с 45 тыс. руб./чел. – в 2000 году почти до 180 тыс. руб./чел. (7,6 тыс. долларов США) – в 2006 году. Этим сдвигам способствовала более чем благоприятная конъюнктура на энергоносители в течение почти 10 лет на мировых рынках, что позволило России не только подняться с колен, фактически рассчитаться по своим просроченным внешним долгам, в т.ч. унаследованным от СССР, но и накопить резервы.

Если попробовать коротко охарактеризовать преобладающие в официальной среде оценки того периода по поводу экономического роста нашей экономики и е интеграции в мировое хозяйство, то можно увидеть, что они сводились в большинстве к одному – «победителей не судят». Цена вопроса переходного периода как бы перестала быть актуальной, а цель вроде бы оправдала средства. Социальная стабилизация налицо, Россия, что называется, поднялась с колен и готова решать очередную задачу – удвоение производства ВВП и на этой основе – дальнейшее повышение благосостояния россиян. Вместе с тем, если посмотреть глубже, экономическая составляющая в этих оценках не была такой однозначной и даже наоборот – многими ситуация в экономике России оценивалась как «рост без развития», а задача удвоения ВВП требовала ответить на ряд ключевых вопросов.

Первый – насколько и как эта, безусловно важная, но вс-таки арифметическая установка связана с эффективностью использования факторов производства?

Второй – какая роль в решении этой задачи отводится политике накопления капитала?

Третий – как взаимоувязаны ростовая концепция, структурная перестройка и приоритеты внутреннего и внешнего заимствования?

Ответы на эти вопросы актуальны всегда в контексте долгосрочных целей, а тем более они важны для страны, экономика которой находится в переходном периоде, которой предстоит от «многого избавляться и многое приобретать». Как уже отмечалось - количественные показатели, бурный рост внешнеторгового оборота с начала 2000 года обеспечивались, в основном, гипертрофированной структурой экспорта, в котором преобладали сырьевые ресурсы.

Демонстрируя ростовую динамику, экономика все больше накапливала внутренние противоречия, что видно на примере двух макроэкономических показателей – конечного спроса и ВВП [6].

Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

Мы видим, что начиная с 2003 года темпы роста совокупного конечного спроса стали значительно опережать темпы роста экономики. К началу 2007 года это превышение достигло почти двукратного, а по некоторым независимым оценкам спросовые показатели к началу 2008 года превышали показатели роста экономики более чем в 3 раза.

% 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Конечный спрос Тренд конечного спроса по данным официальной статистики Рисунок 1- Соотношение темпов роста конечного спроса и ВВП Такое разбегание показателей, которое обрело, по сути, нелинейный характер, свидетельствует о серьезных противоречиях в развитии секторов экономики. Результаты факторного анализа показывают, что рост экспорта, вызванный благоприятной внешней конъюнктурой, обеспечивал в среднем около четырех процентов прироста в 2002 – 2004 годах (табл. 1).

Но уже в 2005 году вклад экспорта в экономический рост значительно снизился. И хотя это снижение в 2005 – 2006 годах было отчасти компенсировано увеличением вклада потребительского и инвестиционного спроса, тем не менее, как показала практика последующих периодов, диспропорции нарастали. Динамика экспорта сокращалась, а импорта возрастала.

Таблица 1 - Разложение по факторам (элементам) конечного спроса и приростов ВВП в 2000 – 2006 годах Показатель 2000 2001 2002 2003 2004 2005 Прирост ВВП за год, % 10,0 5,0 4,3 7,3 7,2 6,4 6, Вклад факторов, % :

Потребление домашних 3,6 4,7 4,5 4,9 5,7 6,3 7, хозяйств Государственное потребление 0,4 - 0,2 0,5 - 0,2 0,3 0,4 0, Накопление основного 3,1 1,9 0,6 2,3 2,1 2,0 2, капитала Экономическая теория Продолжение табл. Показатель 2000 2001 2002 2003 2004 2005 Прирост запасов 5,8 0,9 - 1,1 0,9 1,5 1,4 0, Экспорт 2,1 1,0 3,8 4,9 3,9 2,2 2, Импорт - 5,0 - 3,3 - 4,0 - 5,4 - 6,4 - 5,9 - 7, Для любой модели экономического развития это важный настораживающий сигнал. Когда эффективность экономики не повышается, когда факторы внешней конъюнктуры имеют отчетливую тенденцию к снижению, то у государства снижаются возможности для выполнения роли акселератора экономической динамики. Однако, именно в эти годы в России раскручивался маховик потребительского кредитования населения коммерческими банками и увеличивались государственные расходы. Иначе говоря, все эти годы государство мотивировало потребительскую идеологию, копируя, по существу, модель потребительского общества США, утвердившуюся у них с середины 70-х годов прошлого столетия.

Финансовый и экономический кризис, вырвавшийся в 2008 – годах из недр «зрелого» капитализма и захвативший всю мировую экономику, наглядно высветил дефективность механизмов регулирования и согласования параметров валютно-финансовой системы с реальным производством мирового продукта. И, кажется, многие стали осознавать, что человечество имеет дело ещ с одним мифом, - глобальным, грозным и коварным в то же время, - не убедительным и даже слабым (рис. 2).

трлн. долл.

Спекулятивный капитал 10 % в год 250 PQ = MV Мировой продукт 3 % в год 0 1960 1973 1980 1990 2000 2010 2020 Рисунок 2 - Динамика разрыва между спекулятивным капиталом и обеспеченным реальной мощностью мировым продуктом На фоне этих глобальных процессов важно теперь посмотреть, что происходило с инвестициями в основной капитал в российской экономике с Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

начала 2000-х годов до момента проявления первых кризисных сигналов в финансовой сфере мировой экономики. По данным ФСГС структура финансирования инвестиций в основной капитал по крупным и средним предприятиям РФ за 2000-2006 годы не обнаружила сколько-нибудь значимых, а самое главное качественных сдвигов [7].

Таблица 2 - Структура финансирования инвестиций в основной капитал по крупным и средним предприятиям, 2000 – 2006 гг.

Показатели 2000 2001 2002 2003 2004 2005 Инвестиции, млрд. руб. 1054 1336 1456 1825 2247 2893 Всего, % 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100, Собственные средства 47,5 49,4 45,0 45,2 45,4 44,5 42, Прибыль 23,4 23,9 19,1 17,8 19,2 20,3 19, Амортизация 18,1 18,5 21,9 24,2 22,8 20,9 19, Привлеченные средства 52,5 50,6 55,0 54,8 54,6 55,5 57, Кредиты банков 2,9 4,4 5,9 6,4 7,9 8,1 9, Кредиты иностр. банков 0,6 0,9 0,9 1,2 1,1 1,0 1, Замные средства других 7,2 4,9 6,5 6,8 7,3 5,9 6, организаций Бюджетные средства 22,0 20,4 19,9 19,6 17,8 20,4 20, Прочие 15,6 18,3 20,4 21,1 20,8 20,5 21, в том числе:

Средства от выпуска - - 0,1 0,2 0,2 0,3 0, корпоративных облигаций Средства от эмиссии акций 0,5 0,1 0,4 0,3 0,2 3,1 2, Источник: ФСГС Как видно из табл. 2, вся динамика структурных изменений за 7-летний период укладывается в интервал от «0» до «5» процентных пунктов. И это тоже настораживает также как и то, что, хотя доля внешнего финансирования в экономике несколько увеличилась, говорить об успешности финансового посредничества не приходится. Потому что это увеличение произошло за счет краткосрочных займов и высоких внутренних ставок за кредит, при крайне низкой доле облигационных и всех других корпоративных займов, при доминировании самофинансирования и государственных средств.

С другой стороны, если обратиться к другим показателям инвестиционных процессов в экономике России за 2000-2007 годы (табл. 3), то очевидно как положительную тенденцию надо выделить – увеличение Экономическая теория доли инвестиций в основной капитал по отношению к ВВП с 15,9 % - в году, до 19,3 % - 2007 году.

Общий объем иностранных инвестиций за этот же период увеличился в 9 раз, при увеличении ВВП в 4,5 раза. В то же время, прямые иностранные инвестиции по отношению к ВВП практически остались на одном уровне (рост 0,2 %), что говорит о недоверии инвесторов к российскому инвестиционному пространству.

Таблица 3 - Основные показатели инвестиционных процессов в экономике России, 2000 – 2007 гг. (млрд. руб.) Показатель 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 ВВП (трлн. руб.) 7,3 8,9 10,8 13,2 17,0 21,6 26,9 33, Валовое накопление 1232 1689 1939 2432 3131 3837 4557 основного капитала Инвестиции в 1165 1505 1762 2186 2865 3611 4581 основной капитал Иностранные 308 416 620 911 1167 1517 1498 инвестиции Прямые иностр. 125 116 125 208 271 370 372 инвестиции Кредиты и долгов. 256 349 520 747 922 1189 1141 ценные бумаги Справочно, % ВВП Валовое накопл.

основного 16,9 18,9 17,9 18,4 18,4 17,7 18,4 21, капитала Сбережения 34,2 31,1 31,9 33,1 33,8 34,5 34,2 34, Иностранные 4,2 4,7 5,7 6,9 6,8 7,0 5,6 8, инвестиции Прямые иностр. 1,7 1,3 1,2 1,6 1,6 1,7 1,4 1, инвестиции 2007 – оценка Источники: ФСГС;

оценки ИЭФ.

Мировой экономический кризис заставляет по-новому взглянуть на многие стороны внутренней экономической политики и внешней торговли.

На саммите ОПЕК в конце 2008 года делегация России огласила о снижении поставок нефти на внешние рынки в 2009 году. Снижение экспортной квоты должно было способствовать расширению внутреннего рынка за счет увеличения спроса ресурсопотребляющих отраслей – транспорта, Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

строительного комплекса, машиностроения и АПК. Но таким ожиданиям должны предшествовать системные решения государственных институтов, финансово-кредитных учреждений и самого бизнеса. Пока же бизнес больше склонен концентрировать усилия в традиционных экспортно ориентированных производствах. Так, по данным института региональной политики анализ намечаемых в регионах инвестиционных проектов в период до 2020 года показывает, что отечественные компании намерены вложить почти половину всех средств в наращивание мощностей по добыче и переработке нефти и газа (34% капвложений) и в металлургию (13%), более трети в электроэнергетику (14%) и инфраструктуру (21%), [8]. При такой структуре инвестиций, при таких намерениях не может не возникнуть вопрос: почему и для чего же пришел кризис и какие уроки извлекли наши отечественные предприниматели в условиях усиливающейся конкуренции глобализирующейся экономики?

Между тем, уроки очевидны, если в очередной раз обратиться к трендам российской экономики в глобальном миросистемном поле: наша экономика устойчиво позиционирует себя в поле неэффективных экономик, с невысокими абсолютными показателями ВВП на душу населения, с низким относительным показателем добавленной стоимости на единицу ВВП и деформированной структурой реального сектора и товарной структуры экспорта. Реально и существенно изменить положение можно и необходимо.

Для этого Россия должна занять достойное место на мировых рынках продукции машиностроения, металлообработки, других отраслей замыкающих секторов экономики.

Пока же, в докризисный период, наша экономика росла в противофазе тенденциям развития передовых стран. О чем наглядно свидетельствуют динамика отраслевой структуры валовой добавленной стоимости (ВДС) реального сектора (табл. 4) и товарная структура экспорта (табл. 5).

Таблица 4 - Отраслевая структура ВДС реального сектора РФ, 1998-2006 гг.

Отрасль 1998 2000 2002 2004 ТЭК 38,3 38,4 38,7 41,4 42, МСК(машин) 17,0 16,2 17,2 15,6 14, Химия и нефтехимия 5,2 5,3 4,2 3,7 3, Металлы и изделия 13,7 17,8 15,4 18,2 18, Прочие 25,8 22,3 24,5 21,1 19, Экономическая теория Таблица 5 - Товарная структура экспорта РФ, 1998-2006 гг.

Отрасль 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 ТЭК 42,5 44,4 53,8 54,7 55,2 56,7 58,8 65 66, МСК(машин) 11,5 10,7 8,8 10,5 9,5 9,0 7,2 5,3 5, Химия и 8,4 8,5 7,2 7,5 6,9 6,8 6,4 5,9 5, нефтехимия Металлы и изделия 27,2 25,5 21,7 18,8 18,7 13,8 16,8 14,2 14, Прочие 10,4 10,9 8,5 8,5 9,7 13,7 10,8 9,6 9, Негативные тенденции очевидны и сходны как по структуре валовой добавленной стоимости, так и по товарной структуре экспорта.

Доля машиностроения и химической промышленности в структуре ВДС реального сектора сокращается, а доля топливной промышленности стабильно растет. В свою очередь в товарной структуре экспорта аналогично сокращается доля машиностроения при увеличении доли сырьевых товаров.

Какие выводы можно сделать из приведенного анализа инвестиционного процесса? Их несколько.

Первый вывод состоит в том, что объем инвестиций в экономику, несмотря на его общий рост, явно недостаточный для решения качественных структурных сдвигов и повышения эффективности. В анализируемом периоде (2000 - 2007 гг.) удалось незначительно прирастить норму валового накопления капитала, а точнее – удержать ее в среднем на уровне 18 % от ВВП. При такой норме накопления российская экономика смогла обеспечить достаточно высокие темпы роста ВВП – в среднем за год примерно 6,9 %.

Но, несмотря на это, Россия по-прежнему нуждается в решении многих острых и фактически неотложных экономических и социальных проблем.

Отсюда следует, что нам в целом необходимо добиваться увеличения объемов производства ВВП. Международное сопоставление трендов экономического роста последних лет показывает, что основным фактором, обеспечивающим при прочих равных условиях более высокие темпы экономического развития, является повышенная норма накопления.

Что означает в данном случае для российской экономики «повышенная норма накопления», каков е уровень и соотношение с темпами роста?

Прежде чем ответить на эти вопросы, надо отметить, что наша экономика значительную часть прироста обеспечивала в последнем десятилетии за счт мощностей советского периода, загрузка которых к концу 90-х составляла 50-60 %. Как показывают расчеты института народнохозяйственного прогнозирования РАН при сложившейся воспроизводственной и технологической структуре капвложений поддерживать в дальнейшем темпы роста ВВП на уровне 6 – 6,5 % при норме накопления в 18 % не удатся.

Даже при увеличении нормы накопления до 25 % сначала темпы роста экономики несколько прирастают, а затем опускаются до уровня 4,5 – 5 %.

Сказывается высокая капиталомкость в целом традиционных отраслей экономики, в том числе приростной части капвложений. Искомая Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

«повышенная норма накопления», обеспечивающая темпы роста российской экономики в среднем 7,5 % приближается к уровню 32-35 % (рис. 3 и рис. 4).

% 7, Норма накопления 7 % ВВП 6, 6 Норма 5,5 накопления Капиталоемкость 4, 3, 2, Рисунок 3 - Динамика ВВП в зависимости от нормы накопления и роста капиталоемкости (а) % 9, 9 Норма накопления Норма накопления 8, ВВП 7, 6, 5,5 Капиталоемкость 4, 4 3, 2, Рисунок 4 - Динамика ВВП в зависимости от нормы накопления и роста капиталоемкости (б) Это сопоставимо с тем, что демонстрирует экономика Китая: при норме накопления около 40 % обеспечиваются темпы роста ~10 %.

Второй вывод: ожидать инвестиционного бума не следует по причинам того, что бизнес России остается чрезмерно закрытым, и не прозрачным для потенциальных инвесторов. Он также слабо осваивает корпоративные инструменты для привлечения займов и в целом институциональное «оформление» экономики не отвечает необходимым и достаточным условиям привлечения долгосрочных кредитов для решения стратегических задач. И как одно из проявлений на эту ситуацию … иностранные инвестиции в экономике, в 2009 г. (табл. 6) [9].

Экономическая теория Таблица 6 - Иностранные инвестиции в экономику России Кто за 2009 г. вложил в Россию больше всех Страны / направления Сумма Общий объем иностранных инвестирования, инвестиций млн.

в экономику России, млн. долл.* долл.

Люксембург Оптовая и розничная торговля Связь 1342 Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг Производство пищевых продуктов, включая напитки и табак Нидерланды Оптовая и розничная торговля Добыча топливно- 2647 энергетических полезных ископаемых Связь Производство пищевых продуктов, включая напитки и табак Финансовая деятельность Целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство Производство и распределение электроэнергии, газа и воды Китай Транспорт * Источник: Росстат.

Третий: государственная инвестиционная политика последних лет и антикризисные действия власти не несут в себе четких и взаимосвязанных стратегических ориентиров.

Реакция российских государственных органов на возникшие в связи с мировым финансовым кризисом, по сути, свелась к двум мерам:

расширение механизмов рефинансирования и ликвидности банковского капитала;

ускоренная капитализация государственных корпораций.

Эти меры смягчили критическую ситуацию с текущей платежеспособностью, но не сняли ограничений, связанных с получением доступного финансирования для развития экономики.

Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

Четвертый: Первые три условия в совокупности с экспортно импортной политикой, реализуемой бизнесом и государством, фактически сформировали процесс деиндустриализации экономики.

Список литературы 1. Дж. Сорос, Кризис мирового капитализма, Москва, 1999, С.127.

2. Сборник материалов межвузовской научно-практической III конференции;

Падалко Л.И. Проблема становления национальной идеи в России. С. 372-373.

3. Иванов И.Д. Внешнеэкономический комплекс России: взгляд изнутри, М., ИД «Русь», 2009 г.

4. Харченко Н.В. Глобализация мировой экономики: планета, страна, регион, Кемерово: Кузбассузиздат, 2005. 143 с.

5. Березнев С.В. Экономический рост: проблемы воспроизводства и развития», Материалы 2-ой международной научно-практической конференции, г. Прокопьевск, 2009, С. 285-289.

6. Долгосрочный прогноз развития экономики России // Проблемы прогнозирования, 2007- № 6, С. 4-15.

7. Материалы международного научного конгресса «Глобалистика – 2009».

8. Григорьев Л., Инвестиционный процесс: накопленные проблемы и интересы // Вопросы экономики, 2008 - № 4, С. 50-53.

9. Источник: Росстат.

УДК 330.138. СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС В СВЕТЕ МИРОСИСТЕМНОГО ПОДХОДА ОСОКИНА Н.В., д.э.н., профессор, зав. кафедрой общей экономики (ГУ КузГТУ) Уже почти три года назад мировой кризис, который международные валютно-финансовые организации тогда квалифицировали как «кризис одной отрасли», мы рассматривали как нарушение глобальной стабильности, чреватой мировым кризисом [6,16].

Признаки ипотечного кризиса в форме снижения числа продаж домов появились еще в 2006 году. В начале 2007 года развернулся кризис нестандартных ипотечных кредитов, затем проблемы с кредитованием ощутили и наджные замщики. Ипотечный кризис послужил спусковым крючком кризиса ликвидности мировых банков. Далее кризис развился в общефинансовый, а затем перерос в экономический – падение производства и социальный – рост безработицы и снижение реальных доходов. Ранее всего в реальном секторе пострадала автомобильная отрасль. Банки прекратили Экономическая теория выдачу кредитов на покупку автомобилей, и объмы их продаж начали сокращаться. Это привело к сокращению производства металла и сокращению рабочих мест в автомобильной промышленности и смежных отраслях.

Признание начала мирового кризиса произошло в середине 2008 года, и было подтверждено беспрецедентным решением об одновременном снижении процентных ставок финансовыми регуляторами ведущих стран в начале октября 2008, как необходимости глобальной координации действий.

Особенность кризиса в том, что он является самым крупным в течение последних 70 лет. По данным МВФ, впервые после 1930 года мировой ВВП в 2009 г. уменьшился на 2,2 % или почти на $1,5 трлн. в год при объеме $ трлн. Имело место самое резкое за более чем 70 последних лет сокращение мирового торгового оборота – на 15 %. Снижение объемов продукции промышленности в развитых странах и странах с переходной экономикой составило 15-30 %;

падение фондовых рынков в 2,5 – 5 раз;

в 1,5 – 2 раза снизились цены на нефть и газ, несколько меньше – на металлы. Вдвое выросла безработица в США, она приблизилась к 10 % в Еврозоне и продолжает расти [1].

Интересно вспомнить, что на рубеже XX-XI века любимым тезисом либеральных фундаменталистов было утверждение о том, что современная макроэкономическая политика решила проблему управления деловым циклом, так что серьезные рецессии остались в прошлом.

Наибольшее сокращение ВВП наблюдается в развитых странах – на 3,5 %. Из них на первом месте идет Япония, затем Европа. В США, где раньше всех приняли антикризисные меры, спад меньше – 2 %. Самый большой в мире спад ВВП в Латвии – на 17, 8%. В зоне развивающихся стран спада ВВП нет, а наблюдалось только снижение темпов экономического роста в 3 раза. Ранее их ВВП увеличивался на 6% в год, а в 2009 г. прирост составил меньше 2 %. Лучше всего дела обстоят в Китае, Индии и Бразилии.

Когда в августе 2007 года в США «взорвался ипотечный пузырь», в официальных финансовых кругах России преобладало мнение, что стране ничего не грозит, она остается «островком стабильности». В действительности же Россия больше всех крупных стран мира пострадала от глобального кризиса. Падение ВВП в 2009 г. – на 8,9 %, что невыгодно отличает ее от других стран группы BRIC и даже от других нефтедобывающих государств.

Мировой экономический кризис за полтора года отбросил Россию на 2 2,5 года назад - к началу 2007 года. Промышленное производство упало более чем на 15 %, в том числе машиностроение – почти вдвое. Стоимость экспорта в 2009 г. по сравнению с 2008 г. упала на 42% – почти на $200 млрд.

[1]. Ухудшение условий кредитования российских банков, предприятий и организаций со стороны зарубежных инвесторов усилило их кризис ликвидности и привело к оттоку капитала из России с июля 2008 г. по сентябрь 2009 г. в размере около $190 млрд.

Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

Нынешний кризис, по мнению многих экспертов, интегрирует несколько кризисов разного рода, в том числе валютный кризис, структурный кризис, парадигмальный кризис, цивилизационный кризис. Его оценивают как кризис-матрешку, который несет в себе все крупнейшие кризисы, бывшие в человеческой истории. Нынешний кризис является проявлением глобальной неустойчивости. И главное в нем то, что это системный кризис капитализма.

Валютный кризис проявляется в снижении силы американского доллара как мировой резервной валюты, как меры стоимости в международном коммерческом обороте и меры богатства в процессе накопления капитала. Социальный капитал доверия, стоящий за долларом, подвергается медленной, но устойчивой эрозии. Это находит отражение в изменении структуры международных валютных резервов и мирового спроса на долларовые активы. Как следствие появляются новые проекты валютной ликвидности. В их числе не только озвученный на заседании «большой двадцатки» в январе 2009 г. проект SDR, но и находящийся в тени проект «амеро» – североамериканская объединенная валюта зоны НАФТА, проект ACU – коллективная валюта стран Юго-Восточной Азии, и, наконец, халидж, – валюта, которую планируют ввести члены Совета экономического сотрудничества стран Персидского залива.

Структурные кризисы связаны с процессами смены доминирующих экономических укладов и с диспропорциями в мировом воспроизводстве.

Доминирующий в современной экономике пятый технологический уклад, по мнению специалиста в этой области академика РАН С.Глазьева, «близок к пределам своего роста» [3]. Нестабильность цен на энергоносители, вздутие и крах финансовых пузырей можно считать признаками завершающей фазы жизненного цикла действующего уклада и начала структурной перестройки экономики на основе шестого технологического уклада.

Сложившаяся структура общественного капитала и производства не соответствует изменившимся условиям эффективного использования ресурсов. Наиболее острой диспропорцией в воспроизводстве мирового общественного капитала является возрастающий разрыв в динамике материального капитала и денежно-ссудного капитала, накопление которого происходит опережающими темпами. На протяжении предшествующих 20 30 лет в экономике развитых стран, прежде всего, в Соединенных Штатах фантастическими темпами расширялся финансовый сектор.

Отсюда вытекает парадигмальный кризис. Парадигма современной экономики – это глобальный финансовый капитализм, отвязанный от каких либо реальных стоимостей. В 2007 г. стоимость операций с производными финансовыми инструментами, в основном с фьючерсными контрактами на процентные ставки, покупку валюты, и т.д. в сумме в 48 раз превысила стоимость материальных активов в США [5]. Таким образом, преобладает Экономическая теория способ накопления, в котором прибыль больше производится через финансовые каналы, чем через производство товаров.

Разбухание финансового рынка, в особенности, рынка производных инструментов, имеет прямую связь с процессом функционирования миросистемных центро-периферийных отношений. Эти отношения связаны с извлечением миросистемной ренты – монопольных преимуществ, получаемых странами центра и, в первую очередь, гегемона миросистемы, в виде неэквивалентного присвоения ресурсов полупериферии и периферии.

Функционирование миросистемы в условиях глобализации под руководством ее гегемона – США привело к накоплению процессов, проявившихся в современном многостороннем кризисе.

Главным способом извлечения миросистемной ренты в США является их валютная монополия. Все важнейшие сырьевые ресурсы, в том числе нефть и продовольствие на планете продаются за доллары. Обладая сильнейшей резервной валютой, США осуществляют обмен реальных ресурсов на свои долларовые долги, регулярно обесцениваемые биржевыми кризисами. Эквивалентный обмен, соответствующий формуле (Т-Д-Т) – товар-деньги-товар, заменяется формулой (Т-Д-ДД) – товар-доллар долларовые долги США. В соответствии с ней США приобретают полноценные ресурсы, расплачиваются за них своей внутренней валютой – долларами, затем отоваривают доллары акциями и облигациями, т.е.

фиктивным капиталом, а не товарной массой [4].

Присваиваемая гегемоном миросистемная рента не связана с более высокой производительностью факторов производства, а есть результат их монополии на резервную валюту, опирающуюся на «авианосный мускул» и «ядерный кольт».

Осуществив за счет ТНК аутсорсинг реального производства на полупериферию и периферию, страны центра и, в первую очередь, гегемон миросистемы США, стимулировали перемещение накопления капитала из реальной сферы в виртуальную. В 1999 г. президент США Б.Клинтон подписал закон о финансовой модернизации, который юридически оформил отмену положений закона Гласса-Стигала. Вместо отрегулированной специализации банки США получили возможность спекулятивного использования денежных средств промышленных корпораций для покупки биржевых и прочих ценных бумаг.

Спекулятивный способ накопления капитала является мощным интенсификатором адсорбции миросистемной ренты, которая обеспечивает финансовой олигархии Уолл-стрита возможность наращивать свое богатство не за счет прибыли от производительной деятельности, а за счет прибыли от курсовой стоимости ценных бумаг, по сути, от изменения цифр в компьютере. Это касается и населения в целом. Начиная с 2001 года (после кризиса рынка информационных технологий), в США бурно рос рынок нестандартного ипотечного кредитования, то есть, кредиты выдавались почти всем желающим, независимо от их способности погашать кредит. В Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

2006 г. доля «плохих» кредитов в США составляла 40 % всех выданных кредитов. Это сопровождалось ростом цен на недвижимость, т.к. дома стали покупать все, кому не лень, сначала для улучшения жилищных условий, а потом для спекуляции. Таким образом, спекуляцией занималась значительная часть населения.

В связи с этим говорят о цивилизационном кризисе как кризисе западных ценностей. Он связан с вырождением протестантских буржуазных идеалов, таких как: трудовая мораль, общественно полезная деятельность, личная ответственность за свою частную жизнь, разумное воздержание, обогащение за счет личных усилий. На смену им пришли ценности безудержного потребительства и «жизни взаймы» – по существу, социального иждивенчества.

Ряд экспертов отмечают, что теперешний системный кризис обусловлен сочетанием объективных и субъективных причин. Объективные причины связаны со сложившейся моделью финансового капитализма, обстановкой информационного «супербума» и вытекающей из нее необходимости принимать решения, в том числе в финансовом бизнесе, в условиях нарастающей неопределенности.

Среди субъективных причин важное место принадлежит действиям финансовой элиты по сохранению своих привилегий в получении миросистемной ренты. Эксперты отмечают, что в кризисе присутствует момент интересов мегасубъекта, которым является финансовая олигархия, частично представленная комплексом экономических структур, связанных с ФРС США. Эти интересы преследуют определенные цели, в том числе:

I. Укрепление и расширение монополии структур, связанных с Федрезервом за счет скупки конкурентов. Были скуплены крупнейшие инвестиционные банки. Пять ведущих инвестиционных банков США прекратили свое существование в прежнем качестве. Скупка коснулась и страховых компаний, в том числе гиганта AIG (American International Group).

Ее приобрел фонд, созданный Федеральным резервным банком Нью-Йорка.

Один из планируемых результатов скупки состоит в дальнейшем расширении монополии указанных структур на рынке капитала, контроле над направлениями инвестирования и выпуском акций.

II. Сжигание денежной массы путем провоцирования сложностей, банкротств и списаний в банковской сфере. Среди таких сложностей называют финансовые страховки CDS и новое положение о зачисление активов на баланс FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости».

Долларовую массу нельзя увеличивать бесконтрольно. Чтобы печатать новые доллары, нужно стерилизовать или сжигать старые доллары.

Отличный способ стерилизации – накопление государствами миросистемы долларовых валютных резервов. Они дают США свои заработанные в процессе экономической деятельности доллары в долг, меняя их на казначейские облигации США. При этом долларовая масса уменьшается. Но Экономическая теория темпы уменьшения долларовой массы без кризиса в определенный момент перестают устраивать эмитентов. Кризис – более эффективное средство для изъятия лишних долларов. Убытки, которые несут экономические агенты в ходе кризиса – это и есть «сжигание» лишних долларов, их «усушка» и «утруска». Чем больше убытков, тем больше сгорит долларов, тем больше можно будет напечатать новых долларов.

Н.Стариков высказывает оригинальное объяснение причины кризиса.

«…кризис вызван не перепроизводством долларов, а их повсеместной «стерилизацией». Не печатанием новых денег, а сверхускоренным процессом уничтожения уже напечатанных в предыдущие годы… Это последняя попытка сохранить существующую систему, перезагрузить ее. Сжечь деньги, создать их огромный дефицит и вновь запустить печатный станок» [7].

Нынешний кризис, по мнению главного теоретика миросистемного подхода, И.Валлерстайна, выступает предвестником грядущего кризиса миросистемы и вряд в ближайшем будущем сменится устойчивым равновесием. «Система заходит в тупик, из которого миру будет очень трудно выбраться» [2].

Список литературы 1. Аганбегян А.Г. Уроки кризиса: России нужна модернизация и инновационная экономика // ЭКО. – 2010. – № 1. – с.34 – 61.

2. Валлерстайн И. Динамика глобального кризиса: тридцать лет спустя // Эксперт 14-20 сентября 2009, № 35 с. 48 – 56.

3. Глазьев, С. Мировой экономический кризис как процесс смены технологических укладов // Вопр. экономики. – 2009. – № 3. – с. 26 – 38.

4. Губанов С. Кризисная динамика: параметры и причины // Экономист. – 2009. – № 3. – с. 3-17.

5. Динкевич А.И. Мировой финансово-экономический кризис. (Опыт структурно-функционального анализа) // Деньги и кредит. – 2009. – № 10. – с.

23-30.

6. Осокина Н.В. Глобальная стабильность: реконструкция миросистемы / Россия в контексте реалий глобальной экономики: сб. науч. тр. Вып. 4 / Кузбас. гос. техн. ун-т. – Кемерово, 2008, с. 8-20.

7. Стариков Н. Кризис: как это делается. – СПб.: Питер, 2010. – 304 с.

УДК 330. ВЛИЯНИЕ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ (заметки о либерализме) КУСУРГАШЕВА Л.В., д.э.н., профессор (ГУ КузГТУ) Текущий экономический кризис стал основной темой для политиков и рядовых граждан, социологов, предпринимателей и, разумеется, Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

экономистов. При всем разнообразии подходов к объяснению природы, причин и последствий кризиса, можно выделить, по крайней мере, одну общую доминанту в рассуждениях как теоретиков, так и практиков. Она заключается в признании уникальности или фундаментальности кризиса. Во многих публикациях указывается, что «это не просто еще один, хотя и особенно наглядный и интересный пример кризиса конъюнктуры, не первый и не последний в бурной истории рыночного хозяйства. Это системный кризис современного капитализма, а точнее – его неолиберальной мутации, которая стала преобладать в течение жизни последнего поколения в значительной части мира» [4].

Признание неолиберализма в качестве источника мирового кризиса естественным образом влечет за собой постановку вопроса о смене господствующей англо-саксонской (англо-американской) модели социально – экономического развития и, далее, – об отказе от неоклассической (мейнстримовской) парадигмы экономической теории. Такова на сегодняшний день широко распространенная точка зрения. Хотя справедливости ради надо отметить, что отечественные либералы не сдают своих позиций, и вместо поиска альтернативной модели экономики говорят об опасностях дирижизма, социализма и популизма и о необходимости возврата к либеральной политике [5, 6]. Но оставим их в стороне и разберемся в существе дела: действительно ли глобальный экономический кризис означает крах (нео)либерализма в теории? В более мягкой формулировке вопрос звучит так: изменит ли этот самый глубокий со времен Великой депрессии кризис наши представления об экономике? Попытаемся наметить некоторые ориентиры для ответа на этот вопрос.

Итак, тезис первый. Современный мейнстрим при всем многообразии подходов и школ (монетаризм, школа рациональных ожиданий, неоклассический синтез, новые кейнсианцы, новые классики, неоинституционализм и др.) имеет общую идеологическую основу – либерализм. Суть его в экономическом смысле можно свести к трем составляющим: индивидуализм, свободная конкуренция, минимальное государство. В то же время это общее содержание либерализма на разных этапах принимало свои особые своеобразные черты, обусловленные особенностями производства и воспроизводства на данном этапе и выражавшиеся среди прочего в специфике выполняемой им роли в общественном развитии.

Разные исследователи выделяют разные версии либерализма. Так, например, Р. Дарендорф различает классический либерализм, социальный либерализм и неолиберализм [3]. А.Г. Мовсесян наряду с классическим либерализмом выделяет новый либерализм (видимо, неолиберализм), неоклассический либерализм и либертарианство [7]. Есть еще ордолиберализм, гуманистический неолиберализм, левый либерализм и пр.

Исходным для всех них является классический либерализм («радикально– Экономическая теория критический либерализм» по определению А. Бузгалина и А. Колганова), возникший в период первых буржуазных революций. Провозгласив свободу и равенство как универсальные (общечеловеческие) ценности, которые получили воплощение в таких требованиях как: неприкосновенность частной собственности, свобода торговли, свобода предпринимательства, «дешевое управление», ограничение принуждения и насилия по отношению к каждой отдельной личности, и борясь за их практическую реализацию (например, борьба в Англии вокруг «хлебных законов»), классический либерализм сыграл важную роль в устранении феодально–сословных пережитков и становлении рыночной экономики. С этой точки зрения вполне оправданно определение либерализма как теории и практики реформ, «вдохновлявшей мир в течение двух столетий» [3]. И в этом состоит исторически ограниченная прогрессивная роль либерализма в его классическом варианте.

Исторически ограниченная – поскольку уже в конце XIX – начале XX вв.

«либерализм «умер странной смертью»: он перестал быть движущей силой реформ и превратился в оплот интересов господствующего класса» [3].

Дальнейшая эволюция либерализма шла под определяющим влиянием именно этой тенденции, получившей наиболее яркое воплощение в неолиберализме.

Общеупотребительный в современных дискуссиях термин «неолиберализм» в первом приближении может быть определен как возврат (после господства кейнсианских идей государственного регулирования рынка), к первоначальным идеалам либерализма (хотя Дж. М. Кейнс был также либералом). Следует правда отметить, что среди неолибералов нет единства мнений по поводу механизмов реализации этих идеалов (свобода, равенство, минимальное государство, конкуренция и т.д.). (Антилибералы вообще говорят, что ни свободы, ни равенства в капиталистической рыночной экономике не было, нет и быть не может). Если отвлечься от этих частностей, неважных в данном случае, то останется «незамутненная» суть:

неолиберализм является идеологическим обоснованием и защитником той системы, которая характеризуется глубоким неравенством и угнетением и которая может определяться по-разному: капиталистическая мироэкономика, глобальная гегемония корпоративного капитала или как-то иначе. Так, например, И Валлерстайн пишет: «В капиталистической мироэкономике система работает на социальное исключение (из получения благ) большинства путем включения всей потенциальной рабочей силы мира в систему организации труда, в многослойную иерархию. Эта система исключения через включение была бесконечно усилена широким распространением в XIX в. господствующей либеральной идеологии, которая оправдывала это исключение через включение и сумела впрячь даже мировые антисистемные силы в решение этой задачи» [2]. Поэтому можно утверждать, что место и роль неолиберализма в современном обществе определяется его охранительной и, по сути, регрессивной функцией.

Тезис второй. Либерализм неотделим от частной собственности, Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

рынка и капиталистического способа производства в целом. С одной стороны, хотя ростки либерализма появились задолго до капитализма (как и всех остальных мировоззрений), в своей зрелой форме он является порождением рыночного капитализма, основанного на частной собственности. С другой стороны, либерализм оказал (и продолжает оказывать) большое влияние на реальную капиталистическую действительность. Из этого следует, как минимум, два следствия: во-первых, крах либерализма наступит тогда, когда созидательные потенции капитализма окончательно иссякнут, и он уступит место новому общественному устройству. Следовательно, смысл всех прошлых и нынешних разногласий и дискуссий в экономической теории можно свести к вопросу: быть или не быть частной собственности? Чувство исторического оптимизма не позволяет автору поставить крест на «светлом будущем»

человечества, однако… В исторически краткосрочном периоде скорее всего более реалистичен пессимистический сценарий посткризисного развития, предполагающий усиление и ужесточение «глобальной гегемонии корпоративного капитала» (А. Бузгалин, А. Колганов) и ее идеологической формы – неолиберализма. Во-вторых, смена неоклассического мейнстрима также связана с «концом» рыночного капитализма. А до тех пор альтернативные течения будут находиться на «периферии» экономической мысли, исполняя роль негативной и позитивной критики либерализма, рынка и капитализма. Отсюда – важность сознательного выбора исследовательской позиции.

Тезис третий. Либерализм в любой его модификации неразрывно связан с ценностями западноевропейской цивилизации: «…либерализм возник и развился на базе индивидуалистических европейских и, главным образом, англо-американских традиций и главенствующей в этих странах протестантской религии» [7]. В этом смысле мейнстрим, идеологией которого является либерализм, – это не универсальная теория. Отсюда – непрекращающаяся со времен исторической школы критика абстрактности его теоретических положений и отказа от исследований дорыночных, нерыночных или пострыночных форм организации хозяйственной жизни, на поверхности явлений имеющих вид исторических, социальных, культурных, религиозных и прочих национальных особенностей той или иной реальной экономической системы. Указанная ограниченность мейнстрима в известных пределах преодолевается институциональным анализом. Однако только до известных пределов. Представляется, что пределы эти задаются, с одной стороны, тем, что от утверждения «институты имеют значение» легко перейти к формуле «только институты имеют значение». И тогда от экономической теории как самостоятельной наук

и ничего не остается, как это и происходит, на наш взгляд, в теории «альтернативных моделей капитализма». С другой стороны, институциональный подход в экономической теории – это все же не самостоятельная парадигма, а Экономическая теория дополнение к господствующей неоклассике, призванный заполнить ее явные «пробелы». Как таковой он базируется все на том же либерализме со всеми вытекающими отсюда последствиями. В частности, продвижение в отечественном научном сообществе идеи об альтернативности неоинституционализма неоклассике есть на самом деле внедрение в общественное сознание либеральной идеологии, чуждой российским ценностям. Действительной альтернативой либерализму в экономической теории в современных условиях являлась бы создание национальной экономии как науки, отражающей интересы России в глобализирующейся экономике.

Тезис четвертый. Либерализм как идеология входит в «твердое ядро»

неоклассики (теория общего экономического равновесия Л. Вальраса) в виде как минимум одного (рынок – общепризнанно его идеологическое значение) из «трех Р»: «рациональность – рынок – равновесие». В этом смысле он нормативен, поскольку диктует экономистам, как нужно воспринимать экономическую действительность. Поэтому невозможно «чисто позитивное» развитие экономической теории и поэтому явный для всех (кроме отечественных либералов) сегодня кризис неолиберализма означает кризис экономической теории вообще, в целом, а не кризис нормативности, не кризис только идеологии. И это именно «кризис», поскольку теория не смогла спрогнозировать наступление глобального экономического кризиса и не дает вразумительного объяснения его причин (про «финансовые пузыри» не в счет – это последствия), а не «крах», поскольку нет оснований рассчитывать (в обозримом будущем) на крах рыночного капитализма. Западные экономисты, критикующие мейнстрим и анализирующие методологические основания экономической теории, утверждают, что «замена вальрасианству в роли теоретического ядра мейнстрима давно существует, более того, фактически смена такого ядра уже произошла, но этот состоявшийся факт не вполне осознан и требует дополнительных разъяснений и обоснований. Можно предположить, что речь идет о ситуации, когда новое теоретическое ядро уже сложилось, но в качестве парадигмы научным сообществом еще не принято» [1, с. 261].

Однако, рисуя общие контуры этой новой парадигмы, западные авторы фактически говорят только о замене математического аппарата, лежащего в основе теории и его роли в науке. Представляется, что в данном случае речь не идет о действительно новой парадигме, поскольку сохраняется идеологическая составляющая ее – рынок. Так что противостояние «марксистская политическая экономия – экономикс» продолжается. «Или – или, а что сверх того – то от лукавого».

Список литературы 1. Ананьин О. Что происходит с экономической наукой? / О. Ананьин // Истоки: из опыта изучения экономики как структуры и процесса / редкол. :

Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

Я.И. Кузьминов, В.С. Автономов, О. И. Ананьин и др. – М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. – С. 258–264.

2. Валлерстайн И. После либерализма / И. Валлерстайн. – М. : Едиториал УРСС, 2003. – 256 с.

3. Дарендорф, Р. Либерализм / Р. Дарендорф // «Невидимая рука» рынка / под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена. – М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2008. – С. 248–255.

4. Колодко, Дж. Неолиберализм и мировой экономический кризис / Дж.

Колодко // Вопросы экономики. – 2010. – № 3. – С. 56–64.

5. Кудрин, А. Мировой финансовый кризис и его влияние на Россию / А.

Кудрин // Вопросы экономики. – 2009. – № 1. – С. 9–27.

6. Мау В. Драма 2008 года: от экономического чуда к экономическому кризису / В. Мау // Вопросы экономики. – 2009. – № 2. – С. 4–23.

7. Мовсесян, А.Г. Либерализм и экономика / А.Г. Мовсесян. – М. : Логос, 2003. – 240 с.

УДК ОБЪЯСНЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА:

ОТ ФАКТОРНЫХ К СТРУКТУРНО-ДЕТЕРМИНИСТСКИМ ТРАКТОВКАМ ЛОГАЧЕВ В.А., д.э.н., профессор;

КОЧЕРГИН Д.Г., аспирант (ГУ КузГТУ) Одним из полезных результатов глобального финансового кризиса является начало признания ложности предмета экономикс самими представителями этой науки. Например, А. Кирман, Д. Коландер и Г. Фелмер сознаются, что те, кто «сводит экономику к изучению оптимальных решений в рамках четко поставленной задачи выбора… упускают из виду сложную динамику экономических систем и присущую им нестабильность. Без адекватного понимания этих процессов мы рискуем просто не учесть основные факторы, влияющие на экономику» [1. – Курсив наш. – В.Л., Д.К.].

В частности, этот ложный подход повлиял на сам кризис: «Специалисты по теории финансов, разработавшие теоретические модели, на которых построена современная финансовая архитектура, осознавали серьезные и нереалистичные ограничения, введенные в их модели с целью обеспечить стабильность. Тем не менее, специалисты по финансовой экономике мало информировали общественность о недолговечности своих моделей …» [1].

Следовательно, сегодня опять актуализируется альтернативный подход к экономической теории, который переносит акцент с индивидуального поведения «рационального Робинзона» на более скрытые, объективные, структурные основы экономической деятельности. Теоретическое описание экономических процессов не может удовлетворяться собиранием и Экономическая теория комбинированием бесконечного множества факторов, извне воздействующих на колебания в принятии решений индивидом. Пора снова заняться причинами, которые управляют движением масс, больших групп людей в экономике, т.е. классов. В русле этого, марксистски обоснованного, направления экономической мысли сегодня работают некоторые отечественные ученые. Рассмотрим их оценки сегодняшнего финансового (системного) кризиса.

Стоит отметить, что кризис 2008 г. имеет некие отличия от «классического сценария». Первоначально он проявился в системе ипотечного кредитования, затем поразил ряд финансовых институтов, и лишь затем затронул сферу материального производства. Видимо, данные факты указывают на изменения в структуре мировой экономики, произошедшие со времен расцвета «классического капитализма», связанные, прежде всего, с созданием масштабного финансового сектора.

И действительно, начиная с 1960-гг. в развитых странах наблюдается динамичный рост сферы услуг на фоне уменьшения экономической роли производства товаров.

Говоря о сфере услуг, можно (условно) выделить в ее составе три сектора: материальный, финансовый и индустрию досуга. В материальный сектор включаются услуги, связанные с материальной стороной жизни человека, здравоохранением, образованием, функционированием реального производства, и производство деловой информации. Индустрия досуга представлена всеми видами деятельности, направленными на удовлетворение обусловленных досугом потребностей человека. Условно, совокупность финансового сектора и индустрии досуга может быть названа «нематериальным сектором» сферы услуг.

В. Данилов-Данильян для характеристики продуктов, производимых финансовым сектором и индустрией досуга применяет термин симулякр [2].

Симулякры являются единицами гиперреальностей, создаваемых деятельностью, соответственно, финансового сегмента и индустрии досуга, и таким образом становятся «фиктивными ценностями», оторванными от материального субстрата.

А. Бузгалин и А. Колганов [3] объясняют гипертрофированный рост нематериального сектора сферы услуг фундаментальным (выходящим за рамки циклического) перенакоплением капитала в «реальном секторе». Это связано с тем, что уже несколько десятилетий назад капитал в реальном секторе не мог воспроизводиться, принося хотя бы среднюю прибыль. В результате его избыток «выплеснулся» в нематериальный сектор сферы услуг, таким образом, немного разрядив ситуацию в реальном секторе.

Вместе с тем, значительное вливание капитала в эти сферы вызвало ажиотажный спрос, повлекший за собой искусственное нагнетание конъюнктуры. Избыточные финансовые ресурсы, не востребованные для удовлетворения «нормальных» потребностей их владельцев, реинвестируется в финансовый сектор, для того, чтобы получить еще большую прибыль, или Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

расходуются в секторе индустрии досуга. Таким образом, вс большие капиталы устремляются в финансовый сектор и индустрию досуга. Вместе с тем, рискованность вложений в данные сектора увеличивается, поскольку здесь доходность инвестиций пропорциональна степени риска. Далее все как в классическом цикле: перегрев конъюнктуры и кризис перепроизводства, банкротства и т.п.

Кроме того, спекулятивная функция финансового капитала за последний век заняла доминирующую позицию по отношению к его «полезным» функциям (осуществление кредитных операций, инвестиций и других средств развития производства товаров и услуг). В результате, финансовый капитал оторвался от своей материальной основы (капитала тех сфер, где создается стоимость) и стал виртуальным – сформировалась относительно самодостаточная сфера финансовых спекуляций, со своими правилами игры: высокие риски, зависимость от случайных факторов, нестабильность. А поскольку поведение данной системы практически непредсказуемо, то становится вполне возможным и возникновение финансовых кризисов, даже, несмотря на наличие определенных механизмов саморегулирования.

Однако кризис 2008 г. по масштабам отличается от обычного циклического кризиса, свойственного современной капиталистической системе. Ряд ученых связывает данный факт с наложением кризиса перепроизводства (перенакопления капитала) на нисходящую волну длинноволновой экономической конъюнктуры, впервые установленной Н.Д.

Кондратьевым.

Именно в рамках данного взгляда актуально говорить о смене в настоящее время доминирующего технологического уклада (ТУ) – крупного комплекса технологических сопряжений производств. Согласно С. Глазьеву, автору данной концепции, начиная с промышленной революции в Англии по настоящее время в мировом технико-экономическом развитии можно выделить жизненные циклы пяти последовательно сменявших друг друга технологических укладов. Ключевой фактор (технологические нововведения, участвующие в создании ТУ) доминирующего в настоящее время пятого информационного уклада – микроэлектроника и программное обеспечение.

Согласно С. Глазьеву, «пятый технологический уклад близок к пределам своего роста, а недавний кризис можно считать признаком завершающей фазы доминирующего пятого ТУ» [4]. Шестой ТУ будет основан на использовании нанотехнологий, ключевым фактором помимо последних будут клеточные технологии и биоинженерия.

В пользу назревающей смены ТУ говорит и то, что к середине 2000-х годов стала завершаться волна перехода к качественно новым производственным системам во всех основных секторах экономик развитых стран. По мнению А. Бузгалина и А. Колганова, значительное отличие эволюции материальной основы современного цикла от классического Экономическая теория проявилось в том, что, по меньшей мере, в двух предшествующих циклах страны развитого капитализма (прежде всего США), не смогли эффективно утилизировать возможности новой технологической волны [3].

В итоге, возможности совершенствования производства на основе пятого ТУ были практически исчерпаны, а принципиально новые технологии шестого ТУ до сих пор не созданы, либо их массовое применение пока невозможно. Таким образом, мировая экономика в настоящий момент переживает системный технологический кризис, выход и которого, по оценкам С. Глазьева, ожидается к 2015 г., после того как завершится структурная перестройка ведущих экономик мира и перехода нового технологического уклада к фазе роста.

А теперь попытаемся дать теоретический синтез этих, мимоходом высказываемых, разрозненных идей. При этом выявится эвристический потенциал современной марксистской теории.

Ключевым является вопрос: действительно ли современный кризис связан с необходимостью массового обновления капитала? Для того, чтобы ответить на данный вопрос, рассмотрим ряд структурных аспектов, детерминирующих экономическое развитие на современном этапе.

Как уже отмечалось выше, согласно концепции смены ТУ, в настоящее время наметился переход от пятого к шестому ТУ. В рамках данного процесса должен происходить масштабный перелив капитала в несущие отрасли шестого уклада (отрасли, связанные с нано-, био-, ит-технологиями), а базовые открытия пятого (компьютерные технологии в различных формах) должны найти широкое применение в сфере материального производства в целом. В результате станет возможным сохранение производительности труда в «старых отраслях» при сокращении общей величины капитала, вовлеченного в производство, и осуществление форсированного развития «новых отраслей» за счет перелива капитала. Однако, в настоящее время технологии пятого уклада нашли свое применение в основном не в промышленности, а в финансовом секторе и индустрии досуга. Подобная тенденция в полной мере показывает конъюнктурность приложения технологий, имеющих стратегическую важность для развития общественного производства в целом. Нематериальный сектор сферы услуг становится паразитическим сектором экономики, главной целью которого является краткосрочная максимизация прибыли.

Согласно марксистской теории, стимул к массовому обновлению капитала в производительной форме появляется при условии относительного превышения затрат на трудовые ресурсы (рабочую силу) по сравнению с техническими элементами капитала. Но преобладающее развитие сферы услуг, и особенно ее непроизводственного сектора, сдерживает рост заработной платы в материальном производстве.

На рис.1 изображены темпы прироста среднегодовой зарплаты работников промышленности, сферы услуг и финансового сектора США за период 1968 2009 гг.

Международный экономический форум «Проблемы экономического развития в условиях глобального кризиса: результаты и перспективы»

Как видно из рис.1, темп прироста зарплаты в сфере услуг в целом начинает превосходить аналогичный показатель по промышленности, начиная со второй половины 1980-х гг. Однако, темп прироста зарплаты в финансовом секторе превосходит как средний уровень по сфере услуг, так и уровень по промышленности. В результате, среднегодовая зарплата в финансовом секторе в последнем десятилетии приблизилась к таковой в промышленности (по данным Министерства труда США на 2009 г.: 39273, $ и 40769,5 $, соответственно).

На основании представленных данных можно сделать предположение, что именно гипертрофированный рост сферы услуг (и финансового сектора, в частности) в последние десятилетия и соответствующее повышение зарплаты в данном секторе экономики затормозили темпы роста зарплаты в реальном секторе. Темпы обновления технических элементов капитала также замедлились, в связи с тем, что при относительно низком уровне заработной платы такое обновление экономически не выгодно.

Рисунок 1 - Прирост среднегодовой заработной платы работников (без учета управленческих кадров) по отношению к предыдущему году в США, %* *Составлено на основании данных Министерства труда США http://www.bls.gov/bls/blswage.htm Кризис – это капиталистический, разрушительный способ выравнивания диспропорций. Именно значительные диспропорции между величинами капитала, находящимися в материальном производстве и сфере услуг, а также диспропорции между уровнем оплаты труда в данных сферах, стали причиной современного кризиса.

Вышесказанное характеризует лишь то, что сложилась объективная необходимость смены (обновления) отраслевой структуры и структуры капитала. Другой немаловажный вопрос: а возможно ли это обновление при сохранении существующих социально-экономических отношений? Ведь Экономическая теория новые структуры должны обслуживаться новыми формами их социальной организации.

Ответ на вопрос с позиции известной теории очевиден: финансовый капитал не сдаст своих позиций и будет дальше раскручивать спираль спекулятивных способов накопления (самовозрастания). Об этом наглядно свидетельствует факт «борьбы» капиталистических государств, в т.ч. России, с современным кризисом – финансовые вливания государственных средств в финансовую систему, т.е. в сферу поддержки спекуляций, а не в сферу реального производства, массового обновления реального капитала, не в повышение зарплат работников реального сектора, науки и образования.

Подлинным выходом из кризиса была бы национализация банковско финансового сектора. Но в условиях паразитического капитализма, особенно в его крайнем российском варианте – трупоедской (!) экономике – это невозможно.

Кроме предложенного здесь синтеза технологического и социального подходов, необходимо еще и переосмысление концепции постиндустриализма, т.е. уход от порочной трактовки его как преимущественного роста сферы услуг. Постиндустриализм теперь надо понимать как «посткапитализм» [5]: это социальная трактовка, а не отраслевая и узко-технологическая. В частности, для нынешней трактовки постиндустриализма характерно следующее понимание детерминант:

применение новых технологий в производстве должно автоматически менять структуру производственных отношений. Однако при правильном понимании детерминант становится очевидным, что именно изменение производственных отношений определяет изменение производительных сил, а не наоборот.

Список литературы Кирман А., Коландер Д., Фельмер Г. Финансовый кризис и провалы 1.

современной экономической науки // Вопросы экономики. 2010. № 6. – С.

10-25.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.