авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«UNCTAD/DITC/TNCD/2003/3 КОНФЕРЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ТОРГОВЛЕ И РАЗВИТИЮ ЭНЕРГОУСЛУГИ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛУГИ: цели ...»

-- [ Страница 4 ] --

В сообщении подчеркиваются недостатки существующей классификации и предлагается новый перечень, опирающийся на принцип нейтральности источника энергии. В нем ставится акцент на важность предупреждения дублирования в классификации услуг, поскольку ряд услуг в сфере энергетики уже охватывается существующей классификацией. Вместе с тем предлагаемый перечень услуг для новой категории энергоуслуг охватывает ряд позиций, которые уже включены в различные рубрики классификации услуг ГАТС. Тем членам ВТО, которым будет предложено взять обязательства в этой области, важно знать, каким образом различные услуги связаны между собой, с тем чтобы иметь возможность оценить реальные последствия принятия специфи ческих обязательств в различных секторах услуг. Нынешняя классификация услуг не имеет обязательного характера в рамках ГАТС и сама по себе является предметом переговорных предложений. Необходимо договориться о том, будет ли перечень связанных с энергетикой услуг рассматриваться в процессе переговоров в качестве руководящих принципов или в качестве ЕВРОПЕЙСКИЕ СООБЩЕСТВА средства принятия специфических обязательств. В последнем случае в целях достижения большей точности и в целях разработки определений для каждой подкатегории, возможно, было бы целесообразно провести дополнительную работу по определению охвата энергетических услуг, как это было сделано применительно к другим секторам услуг. В частности, важно рассмотреть вопрос о включении научных исследований и разработок в области новых энергетических технологий, с тем чтобы развивающиеся страны в ходе переговоров могли добиваться принятия таких условий, на которых они смогут получить выигрыш от освоения новых технологий.

В сообщении также затрагиваются вопросы, которые в настоящее время прорабатываются в соответствующих органах ГАТС.

Результаты этой работы окажут непосредственное влияние на эти поднятые в сообщении вопросы, включая прозрачность и объективность процедур лицензирования. Однако не совсем ясно, в какой степени принятие этих или дополнительных норм в рамках одного сектора является целесообразным подходом в целом.

Наконец, в своем предложении ЕС не призывают к значительному открытию рынков для временного передвижения физических лиц, а лишь признают необходимость продолжения дискуссий, с тем чтобы "улучшить и облегчить временное передвижение физических лиц в связи с предоставлением конкретных услуг". В этой области необходимо добиться прогресса, чтобы создать существенные выгоды для развивающихся стран, стремящихся утвердиться в качестве экспортеров услуг в области энергетики. На сегодняшний день ЕС и в меньшей степени другие члены ВТО включили в свои специфические обязательства по Соглашению только внутрикорпоративные услуги и подрядные поставщики услуг. В этой связи в ходе переговоров по ГАТС следует сосредоточить внимание на определении тех категорий специалистов, квалифицированных работников и другого технического и обслуживающего персонала, которые необходимы для предоставления услуг в сфере энергетики и смежных областях.





Это следует сделать на секторальном уровне, при этом можно Йолита Буткевичене предусмотреть специфические обязательства в отношении сроков и квот.

Включение энергоуслуг в переговоры по ГАТС под отдельной рубрикой могло бы расширить сферу охвата ГАТС за счет охвата этой новой области международной торговли. Вместе с тем, для того чтобы те страны, которые открывают свои рынки для конкуренции, а также те из них, которые получают новые инвестиции, ведут поиск новых возможностей для торговли и ставят перед собой новые задачи, могли воспользоваться соответствующими привилегиями, необходимо выполнение ряда условий.

Обзор предложений по энергоуслугам, представленных на переговорах в рамках ГАТС ЯПОНИЯ Материал, представленный правительством Японии Введение Национальная энергетическая политика любой страны определяется различными факторами. Если рассматривать пример нашей страны, то Япония в значительной степени зависит от импорта энергоносителей. Нефтяные кризисы привели к тому, что доминирующей целью политики стало обеспечение стабильного энергоснабжения и энергоэффективности. С конца 1980-х годов на фоне все более широкого осознания в мире воздействия сектора энергетики на глобальную окружающую среду и на потепление в этой политике наметились новые тенденции, связанные с природоохранными соображениями. В последнее время японский народ проявляет интерес к либерализации и дерегулированию в данной отрасли с целью сокращения издержек в секторе энергетики и повышения его конкурентоспособности на международном рынке.

Либерализация торговли энергоуслугами непосредственно связана с последней из указанных задач и отвечает интересам японского народа. Вместе с тем в ходе обсуждения вопросов либерализации торговли необходимо учитывать и другие соображения, поскольку либерализация торговли представляет собой лишь один из элементов комплексной энергетической политики. Эта идея является лейтмотивом предложения Японии для переговоров по энергоуслугам.

Основные положения предложения Японии для переговоров Торговля энергоуслугами вкупе с либерализацией энергетиче ского рынка начинает играть важную роль. Вместе с тем в ряде Материал, представленный правительством Японии стран пока еще не созданы достаточные условия для торговли энергоуслугами, что обусловлено низким уровнем развития нормативно-законодательной базы и отсутствием транспарентности в применении норм и правил в секторе энергетики. Недостаток транспарентности в регулировании рынка энергоуслуг снижает степень предсказуемости торговли в этом секторе. Кроме того, система с недостаточной прозрачностью порождает опасения в отношении потенциальных торговых барьеров, что приводит к снижению доверия к рынку той или иной страны. Следовательно, улучшение транспарентности норм в сфере энергоуслуг отвечает интересам всех стран.

В то же время, коль скоро энергоуслуги являются частью базовой инфраструктуры, необходимой для функционирования современной экономики в любой стране, утрата уверенности в стабильных поставках не только наносит вред потребителям, но также оказывает значительное негативное воздействие на всю экономику. В частности, в свете недавних примеров, когда на либерализованных рынках возникали проблемы, связанные с поддержанием стабильного энергоснабжения, что ложилось тяжким бременем на экономику, необходимо прилагать усилия для обеспечения энергетической безопасности и стабильного энергоснабжения, одновременно с этим осуществляя нормативную реформу и реорганизацию предприятий.

Кроме того, с конца 1980-х годов в обсуждениях на глобальном уровне затрагиваются вопросы, связанные с экологией. Наряду с этим в настоящее время ведутся дискуссии в отношении глобальных экологических проблем, и Япония полагает, что всем странам необходимо прилагать усилия в целях гармонизации энергетической и экологической политики с учетом своей национальной специфики и что страны, принимающие меры в этом направлении, не должны оказываться в менее выгодном положении в области торговли энергоуслугами.

Что касается нормотворчества в секторе энергоуслуг в рамках ГАТС, то для соблюдения общественных интересов в таких областях, как улучшение энергобезопасности и надежности ЯПОНИЯ энергоснабжения, охрана окружающей среды, сохранение универсальных услуг и обеспечение безопасности населения, страны-участники могут зарезервировать право принимать такие регулирующие меры, которые являются транспарентными, нейтральными с точки зрения конкуренции и не накладывают более тяжелого бремени, чем это необходимо. Дифференциация в обязательствах, включаемых в перечни по ГАТС, должна быть оправданной с точки зрения таких прав.

Кроме того, возможные нормы в соответствии с ГАТС для внутреннего регулирования в секторе энергоуслуг должны признавать различия между странами-членами, исходя из того, что в каждой стране энергоуслуги исторически развивались по-разному (к примеру, энергоуслуги могли предоставляться государственной или частной компанией), а также с учетом существующей структуры промышленности. Вместе с тем правила должны быть как можно менее дискриминационными и обеспечивать максимальную прозрачность.

В свете вышеизложенных соображений Япония в октябре 2001 года представила в Совет по торговле услугами предложение по энергоуслугам. Япония хотела бы продолжить обсуждение этой чрезвычайно важной проблемы в ходе переговоров по энергоуслугам со своими партнерами как из развивающихся, так и из развитых стран.

Обзор предложений по энергоуслугам, представленных на переговорах в рамках ГАТС НОРВЕГИЯ Рикке Эг-Хенриксен* В предложении Норвегии по энергоуслугам выдвигаются четыре цели:

1. переговоры должны охватывать все энергоуслуги;

2. необходимо стремиться к расширению обязательств в отношении доступа к рынкам и национального режима;

3. необходимо отдельно рассмотреть нормативные вопросы, возможно, с помощью справочного документа;

4. полезным инструментом в процессе переговоров мог бы послужить типовой перечень или контрольный список по энергоуслугам.

Чтобы пояснить исходные условия для нашего предложения, мне хотелось бы остановиться на нашем опыте работы на рынке электроэнергии.

Норвежский электроэнергетический рынок был официально открыт в 1991 году. В последующий период Норвегия провела поэтапное дерегулирование внутреннего рынка электроэнергии, обеспечив для потребителей возможность выбора поставщика энергоуслуг, которого на сегодняшний день они часто выбирают по Интернету. Цель этой реформы политики состояла в повышении эффективности производства энергии и энергоснабжения.

* Советник, Постоянное представительство Норвегии, Женева. Адрес элект ронной почты: rikke.eeg-henriksen@mfa.no НОРВЕГИЯ Клиенты имеют доступ к конкурентному рынку. Однако это не означает, что рынок не регулируется. Ввиду специфических особенностей энергетического рынка правительство играет активную роль в установлении нормативно-правовой базы, регулирующей конкуренцию в области производства, торговли и снабжения, в дополнение к установлению регулирующего режима для естественных монополий, передачи и распределения энергии.

В целом Норвегия удовлетворена результатами реформ политики в электроэнергетическом секторе. Мы также пошли еще дальше и в настоящее время создали общий либерализованный рынок со странами Северной Европы.

В целях дерегулирования системы потребовалось разъединить отдельные функции электроэнергетического сектора. В ходе этого процесса также стала очевидной возможность выявления ряда отдельных услуг. На сегодняшний день в этой области было принято относительно немного обязательств, и в их число входят обязательства, взятые на себя Норвегией.

Как подчеркивается в нашем предложении, Норвегия рассматривает надежное, эффективное и конкурентное по цене энергоснабжение как основополагающее необходимое условие для экономического и социального развития. Мы полагаем, что эффективные энергоуслуги являются одним из ключевых факторов в процессе экономического роста, и считаем, что либерализация будет отвечать интересам национальной экономики стран.

В Норвегии осуществляется процесс реорганизации нефтяного и газового секторов.

Наш опыт показывает, что для полной реализации выгод, связанных с эффективными конкурентными энергоуслугами, и для принятия экономически обоснованных обязательств необходимо рассматривать всю цепочку видов деятельности в энергетике в совокупности. Поэтому мы бы хотели рассмотреть такие вопросы, как выявление ресурсов, производство, передача, транспортировка и распределение, продажа и маркетинг, вне зависимости от того, Рикке Эг-Хенриксен осуществляются ли эти виды деятельности на суше или в зоне шельфа.

Мы осознаем необходимость обсуждения оптимальных способов включения энергоуслуг в перечни. В классификаторе W/ энергоуслуги не выделяются в отдельный сектор или подсектор.

Соответствующие услуги разбросаны по различным разделам классификации. Поэтому для целей обсуждения мы предлагаем как часть нашего предложения использовать предварительный контрольный перечень для услуг, связанных с энергетикой.

Наше предложение основано на законном праве национальных органов власти осуществлять регулирование и на уважении целей национальной политики, в том числе экологических соображений.

Мы полагаем, что вопрос о государственном праве собственности на естественные ресурсы выходит за рамки этих переговоров.

Поскольку энергоуслуги являются сложной областью, в которой действует множество норм, важное значение также имеет рассмотрение вопросов регулирования. В качестве одного из методов можно было бы использовать справочный документ.

Основными элементами такого документа могли бы стать правила, регулирующие транспарентность, недискриминационный доступ к энергосистемам и сетям, а также требования, направленные на предупреждение антиконкурентной практики.

Мы также признаем, что члены ВТО находятся на разных стадиях разработки режима регулирования и что характер конкуренции в области энергоуслуг в значительной степени варьируется от страны к стране. В этой связи мы ожидаем, что обязательства будут также различными по своему уровню.

В заключение следует отметить, что либерализация внутреннего энергетического рынка в Норвегии и сотрудничество с другими странами Северной Европы принесли позитивные плоды. Мы полагаем, что сектор энергетики обладает потенциалом для всех членов ВТО, включая развивающиеся страны.

Обзор предложений по энергоуслугам, представленных на переговорах в рамках ГАТС СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ Лана Экимофф* Введение Мне хотелось бы поделиться с вами некоторыми мыслями в отношении переговоров по энергоуслугам в рамках ГАТС, которые Соединенные Штаты включили в свое предложение, направленное в Комитет по торговле услугами ВТО. Сначала мне хотелось бы остановиться на истории подготовки этого предложения, дать краткое описание включенных в него вопросов, а затем обрисовать нашу позицию на переговорах.

В ходе подготовки к переговорам по ГАТС Соединенные Штаты изучили сектора услуг и отметили отсутствие отдельной или четкой классификации видов деятельности в сфере энергоуслуг.

Энергетические компании Соединенных Штатов подняли вопрос об этом пробеле в переговорах по ГАТС, обратив на него внимание Управления представителя Соединенных Штатов по торговле.

Компании отметили, что за последние десятилетия в энергетике произошли кардинальные изменения, которые привели к значительному расширению сектора услуг в энергетике.

Более года назад мы приступили к обсуждению с нашими коллегами в рамках переговоров по ГАТС идеи о том, что нам, пожалуй, необходимо признать сектор энергоуслуг в качестве отдельного сектора в ГАТС по аналогии с телекоммуникациями, финансовыми услугами, компьютерными услугами и услугами в области окружающей среды.

* Старший экономист, Управление международной политики, торговли и инвестиций, Министерство энергетики, Соединенные Штаты. Адрес элек тронной почты: lana.ekimoff@hq.doe.gov Лана Экимофф 1. Подготовка предложения для переговоров по энергоуслугам При подготовке предложения для переговоров нам в первую очередь потребовалось определить, что представляют собой энергоуслуги, и выявить виды деятельности, связанные с данным сектором.

Мы проанализировали всю цепочку видов деятельности, связанных с предоставлением энергопотребителям доступа к эффективно производимой, разумной по цене и надежной энергии.

Для целей обсуждения виды деятельности в энергетике были разбиты на пять следующих категорий:

1. деятельность, связанная с разведкой, освоением и добычей энергоресурсов;

2. деятельность, связанная с эксплуатацией энергообъектов;

3. деятельность, связанная с энергосетями (например, транспор тировка, передача и распределение энергии);

4. услуги, относящиеся к оптовым энергетическим рынкам, включая торговые и брокерские услуги;

5. услуги, относящиеся к розничному энергетическому рынку, включая энергоучет и расчеты, а также обслуживание потребителей.

Мы понимаем, что каждая из этих пяти категорий включает множество различных видов деятельности. Они тесно взаимо связаны, и если рассматривать их в совокупности, то можно сказать, что они и представляют собой "энергетический сектор". Некоторые из этих видов деятельности включены горизонтально в существующие секторальные классификации. Другие могут включать виды деятельности, которые пока еще не выделены в отдельные категории и не входят в сферу охвата системы классификации. Ряд энергоуслуг в настоящее время охватывается в различных категориях, например услуги, относящиеся СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ к энергораспределению и горнодобывающей деятельности и вклю ченные в раздел "прочих деловых услуг", а также транспортировка топлива по трубопроводам, содержащаяся в рубрике "транспортные услуги".

Следующий проанализированный нами вопрос касался причин, обусловливающих необходимость рассмотрения сектора энерго услуг. Было отмечено, что на рынке происходят кардинальные изменения в связи с тем, что многие страны осуществляют приватизацию и дерегулирование в секторе энергетики, которые приводят к разукрупнению услуг. В предыдущий период в энергетической отрасли ряда стран преобладали государственные компании, действовавшие главным образом на внутренних рынках, эти компании были вертикально интегрированы и занимали монопольные позиции.

Кроме того, по мере технологического прогресса, включая развитие Интернета, применение более сложных методов бурения, оборудования и методов энергосбережения, а также такой уникальной технологии для производства энергии, как микро процессоры, в секторе энергоуслуг появляются новые виды деятельности. В условиях, когда правительства, промышленность и потребители наращивают усилия в области поиска инновационных решений для обеспечения эффективности и стабильности энерго снабжения по разумной цене, также обостряется необходимость в разработке и внедрении новых технологий.

Что касается целесообразности подготовки соглашения об энергоуслугах, то здесь возникло несколько фундаментальных вопросов. Один из них заключается в том, каким образом поставщики энергоуслуг смогут извлекать пользу из соглашения по энергоуслугам. Было решено, что такое соглашение могло бы служить основой, которая стимулировала бы страны к принятию значительных и реальных обязательств в отношении доступа на рынок энергоуслуг. В свою очередь такая основа позволила бы правительственным чиновникам и поставщикам энергоуслуг более четко определять, какие энергоуслуги являются частью обязательств той или иной страны.

Лана Экимофф Еще более важный вопрос заключается в том, каков будет выигрыш и каким образом смогут его получить страны в случае, если будет принята классификация энергоуслуг. Во-первых, едва ли следует сомневаться в том, что в плюсе окажутся все страны.

Энергия – это катализатор экономического развития и роста. Она играет исключительно важную роль для развития и обеспечения функционирования таких экономических секторов, как обрабаты вающая промышленность, сельское хозяйство и телекоммуникации.

Кроме того, энергия является источником базовых социальных услуг для населения в целом. Согласно данным Энергетической ассоциации Соединенных Штатов, объем энергопотребления в течение следующих 20 лет возрастет на 50 процентов, при этом ежегодные потребности для строительства и эксплуатации энергосистем составят 200 млрд. долларов.

Открытие доступа на рынки обеспечивает для страны возмож ность выбора ресурсов, поставщиков, технологии, оборудования и ноу-хау. Либерализация рынка энергоуслуг в стране не требует отказа от собственности на основные энергоресурсы. К примеру, в Норвегии электростанции остались в собственности государства.

Тем не менее открытый доступ к передающим энергосетям и конкуренция между (принадлежащими государству) энергопроиз водителями привели к значительному снижению цены и улучшению качества услуг для потребителей. Наличие различных источников энергии, доступной по разумным ценам, является одним из важных факторов, определяющих способность страны конкурировать на мировом рынке. В отсутствие надежного, эффективного, конку рентного по цене и экологически устойчивого энергоснабжения невозможно функционирование наземного и воздушного транс порта, финансовых рынков, а также, в частности, компьютерных, телерадиовещательных и телекоммуникационных систем. Страны с ограниченным и/или дорогостоящим доступом к электроэнергии оказываются в крайне невыгодном конкурентном положении:

высокозатратные энергетические факторы негативно влияют на отечественную промышленность и на возможность страны привлекать иностранных инвесторов, которые предпочитают в своих зарубежных операциях не иметь дела с энергоисточниками, характеризующимися высокими издержками. Кроме того, дорого стоящая энергия ложится тяжелым бременем на потребителей в СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ коммунально-бытовом секторе и на социальные услуги – от отопления и уличного освещения до больничного хозяйства.

В декабре 2000 года, приняв во внимание эти факторы, Соединенные Штаты представили официальное предложение для рассмотрения в ходе переговоров по соглашению по энергоуслугам.

Вкратце в нем были отмечены следующие элементы:

• важность окружающей среды;

• важность конкуренции в сфере услуг, обеспечивающей потреби телям доступ к эффективному и надежному энергоснабжению по рыночным ценам;

• изменения в структуре отрасли после Уругвайского раунда;

• признание права регулировать энергоресурсы с учетом целей национальной политики, включая охрану окружающей среды и устойчивое развитие;

• наличие во многих зарубежных странах барьеров, ограничи вающих доступ на рынок и поощряющих дискриминационный доступ;

• вопрос о праве собственности на ресурсы не входит в сферу охвата переговоров;

• идея о справочном документе, в котором были бы сформули рованы вопросы, связанные с доступом.

Предложение, содержащее основные пункты обсуждения по вопросу о выделении энергоуслуг в ходе переговоров в отдельный сектор, послужило импульсом для представления еще пяти предложений – от ЕС, Норвегии, Венесуэлы, Канады и Чили (в период после окончания этой конференции еще одно предложение представила Япония), и мы надеемся, что многие другие страны также представят свои предложения.

Представленные предложения характеризуются рядом общих моментов, включая:

• признание существования сектора энергоуслуг;

• необходимость конкуренции (на основе режима регулирования);

Лана Экимофф • выигрыш для экономики;

• право собственности на ресурсы на переговорах не обсуждается;

• основным препятствием является ввоз оборудования или "инструментов торговли";

• важность охраны окружающей среды;

• регулирование должно отражать цели национальной политики.

Разумеется, по-прежнему имеется ряд ключевых нерешенных вопросов, касающихся, в частности:

• определений;

• классификации;

• сферы охвата энергоуслуг.

В декабре 2001 года Соединенные Штаты направили сообщение (WTO, JOB (01)167, 4 December 2001) в отношении предлагаемых переговоров.

2. Существующее положение Итак, на каком же этапе мы находимся, в том что касается поднятых нами вопросов? Мы по-прежнему ведем обсуждения, полемику и стремимся получить дополнительную информацию.

Именно поэтому мы участвуем в переговорах, с тем чтобы ознакомиться с проблемами и интересами всех стран. Наша делегация считает весьма плодотворными и информативными те официальные и неофициальные контакты, которые мы наладили за вчерашний день с нашими партнерами по переговорам. В ряде случаев мы констатировали, что у других участников возникают те же вопросы, что и у нас, – например в отношении различий между различными секторами энергоуслуг, – и что они поднимают вопросы, которые мы по сути не рассматривали, как, например, роль малых и средних предприятий. Мы выступаем за проведение откровенного и открытого диалога на этом прекрасном форуме, с тем чтобы мы смогли подготовить оптимальную базу для переговоров.

Обзор предложений по энергоуслугам, представленных на переговорах в рамках ГАТС ВЕНЕСУЭЛА Эльбей Борреро* Введение Цель настоящего документа состоит в том, чтобы изложить позицию Венесуэлы на переговорах во Всемирной торговой организации (ВТО) по энергоуслугам в свете особенно благопри ятных возможностей, открываемых Генеральным соглашением по торговле услугами (ГАТС).

Торговые переговоры не являются единственным средством, способствующим укреплению отечественного производственного потенциала. Чтобы активизировать участие в глобальной экономике, развивающимся странам необходимо разработать и реализовать комплекс торгово-промышленных и технологических стратегий, ориентированных на рынок. Эти стратегии должны быть направлены на преодоление ограничений в сфере предложения и получения максимального выигрыша от либерализации торговли.

На нынешних переговорах венесуэльская делегация активно пропагандирует среди участников "более широкий охват, выходящий за рамки только вопросов торговли"1. Для Венесуэлы как развивающейся страны, являющейся членом ВТО, крайне важно, чтобы итоги торговых переговоров способствовали ускорению экономического роста и повышению благосостояния ее населения.

* Второй секретарь, участник переговоров по ГАТС-2000 от Венесуэлы.

Автор выражает благодарность Тиму Маккену, Хуану Франциско Мисле, Карлосу Аньесу и Джасмин Такоа-Виельма за их замечания и предложения, которые оказали помощь в подготовке этого документа. Адрес электронной почты: elbey.borrero@ties.itu.ch WTO, Communication from Venezuela, Negotiating Proposal on Energy Services, S/CSS/W/69, 29 March 2001.

Эльбей Борреро 1. Сфера охвата предложения Венесуэлы В своем предложении Венесуэла отмечает, что его основная цель состоит в том, чтобы итоги нынешних переговоров способствовали укреплению производственного потенциала отечественных предпринимателей. В предложении Венесуэлы говорится о том, что переговоры по энергоуслугам необходимо увязывать с достижением целей развития для развивающихся стран, и прежде всего с их возможностью и впредь использовать энергоуслуги в качестве инструмента диверсификации своей экономики, содействия ее развитию и укрепления частного сектора. Кроме того, еще одна цель Венесуэлы в этом контексте заключается в укреплении предпринимательских возможностей за счет передачи технологии и других средств.

Исходной посылкой предложения является тот факт, что расширение доступа на рынок в секторе энергоуслуг должно иметь благоприятные последствия для всех стран. К числу других предпосылок, которые имеют важное значение для Венесуэлы и которые совпадают с переговорными предложениями других стран в этой области, относится то, что участникам переговоров не следует затрагивать вопрос о праве собственности на природные ресурсы и что в секторе энергетики будет и впредь осуществляться регулирование для обеспечения достижения целей национальной политики и выполнения обязательств по услугам общего пользования.

В предложении также затрагивается еще один дополнительный аспект, касающийся классификации энергоуслуг. Венесуэла рекомендует, чтобы классификация была гибкой и отражала специфические особенности энергоисточников. С этой целью в предложении сформулированы три критерия отбора: во-первых, по источнику энергии (например, нефть, газ, гидроэнергия);

во-вторых, по технологическому этапу энергетической цепочки (например, услуги, относящиеся к производству, преобразованию, транспор тировке, распределению и сбыту);

и, в-третьих, проведение различия между "основными" энергоуслугами, то есть услугами, которые непосредственно связаны с основными процессами, и "неоснов ВЕНЕСУЭЛА ными" услугами, то есть услугами, которые играют вспомо гательную роль в цепочке добавления стоимости энергоуслуг.

После представления настоящего предложения группа квалифицированных сотрудников директивных органов и участ ников переговоров, включавшая представителей государственного сектора и экспертов из частного сектора, провела соответствующую работу. Ценный опыт работы этой группы показывает, что результаты деятельности по классификации должны четко отражать коммерческие реалии международной торговли энергоуслугами, облегчая тем самым понимание этих процессов основными участниками, в частности торговыми фирмами и предприятиями.

Кроме того, адекватная классификация и определение данного сектора могли бы сыграть ключевую роль в создании возможностей для использования дифференцированного подхода к вопросам политики и регулирования в процессе обмена обязательствами по доступу к рынку и предоставления странам уступок в рамках национального режима. Это помогло бы членам ВТО в формулировании обязательств в этом стратегическом секторе, а также позволило бы сохранить гибкость, особенно для развивающихся стран, в деле либерализации их рынков в соответствии с национальными стратегиями развития.

Делегация Венесуэлы распространила в качестве добавления к своему предложению перечень основных энергоуслуг в целях содействия будущим обсуждениям этой темы в рамках ВТО.

2. Перспективы переговоров Переговоры по энергоуслугам должны принести пользу всем участникам. С одной стороны, страны, обладающие техническими возможностями и потенциалом в сфере энергоуслуг, смогут расширить свои торговые возможности. С другой – страны, внутренний потенциал которых ограничен, получат возможность увязывать открытие рынков со своими условиями развития. Эти условия должны быть ориентированы на создание выгод для конечных потребителей (домашних хозяйств и промышленности).

Эльбей Борреро Совершенно очевидно, что реализация сценария "обоюдного выигрыша" зависит от того, каким образом члены будут вести переговоры и увязывать их результаты с пересмотром и последующим осуществлением внутренней политики. Определение надлежащей последовательности действий между переговорами по обязательствам и реализацией политики – это отнюдь не простая задача. Важнейшую роль в обеспечении максимально возможной эффективности результатов переговоров играет нормативная база.

Цель переговоров по ГАТС состоит не в дерегулировании и не в приватизации секторов услуг. Концепция, которой придерживается Венесуэла, состоит в том, что странам следует ориентироваться на "изменение режима регулирования", что, в принципе, влечет за собой установление такого режима регулирования, который способствует конкуренции и эффективности.

На сегодняшний день на переговорах по услугам отдельные развивающиеся страны еще не в полной мере готовы к тому, чтобы рассматривать энергоуслуги в качестве одного из приоритетных секторов их интересов. В частности, услугам в области туризма и строительства уделяется больше внимания как секторам, обладающим "экспортным" потенциалом. Итоги аналитической работы, проведенной ЮНКТАД, и результаты совещания экспертов по энергоуслугам еще раз подчеркивают важность сектора энергоуслуг для развивающихся стран, а также тот факт, что оптимальным способом получения максимальной выгоды является участие в переговорах в рамках ВТО.

3. Варианты политики Последствия, которые переговоры по торговле в сфере энерго услуг могут иметь для внутренней политики в области энергетики, будут зависеть от того, каким образом, во-первых, обязательства будут обсуждаться, а во-вторых, консолидироваться или "фиксироваться" членами. Настоящий раунд переговоров является первым после вступления ГАТС в силу, и за ним последуют другие.

Важнейший принцип, который следует учитывать развивающимся странам, участвующим в этих переговорах, заключается в гибкости ВЕНЕСУЭЛА ГАТС с точки зрения условий доступа на рынок и обязательств в отношении национального режима. После страна произвела внутреннюю оценку и приняла решение взять на себя то или иное обязательство, характер этих условий должен отражать результат оценки существующей и будущей структуры регулирования, а также текущую конфигурацию рынка. Некоторые из этих условий или требований могут включать совместные предприятия, требования в отношении приема на работу и/или наращивания потенциала местных трудовых ресурсов, широкое внедрение технологии и т. д.

Сделанный в настоящем документе акцент на возможность установления условий для доступа к рынку соответствует подходу "на основе более широкого охвата, выходящего за рамки только вопросов торговли", взятому на вооружение Венесуэлой в ее предложении для переговоров. Также важно учитывать, что развивающиеся страны испытывают серьезные трудности в области предложения и в них отсутствуют необходимые предварительные условия для формирования конкурентоспособного сектора услуг2. В этом смысле наличие доступа на рынок и предоставление национального режима в других странах будет отвечать интересам только тех стран, которые обладают экспортным потенциалом в соответствующих секторах. Поэтому одним из первых шагов на пути обеспечения того, чтобы либерализация внесла позитивный вклад в достижение национальных целей, является создание конкурентоспособного сектора энергоуслуг. Правительства могут добиться успеха в создании конкурентной среды путем тщательной проработки условий, которые должны будут соблюдать участники рынка.

Кроме того, весьма желательно, чтобы развивающиеся страны поощряли развитые страны и, более того, требовали от них принятия мер, направленных на расширение их участия в мировой торговле услугами. Об этом говорится в статье IV ГАТС, которая гласит, что "возрастающее участие развивающихся стран-членов в междуна См. Mashayekhi M., "GATS 2000: Progressive liberalisation", in Positive Agenda for Developing Countries: Issues for Future Trade Negotiations, UNCTAD/ITCD/TSB/10, Geneva, 2000, p. 175.

Эльбей Борреро родной торговле облегчается посредством достигнутых путем переговоров специфических обязательств... в отношении:

а) усиления национального потенциала их сферы услуг, ее эффективности и конкурентоспособности, среди прочего, посред ством доступа к технологии на коммерческих условиях;

b) улучшения их доступа к каналам распределения и информа ционным сетям..."3.

Если все участники этих переговоров примут целенаправленные политические решения и осуществят нормативные реформы, то это в будущем даст наилучшие результаты для всех. Энергоуслуги являются одним из ключевых входных факторов для всех видов экономической деятельности, а также сами по себе являются важным источником получения дохода. Именно поэтому шансы на успех будет определяться внутриполитическим климатом, сопряженным с обязательствами, которые будут приняты на этих переговорах.

4. Несколько слов об МСП На сегодняшний день основная масса энергоуслуг в Венесуэле предоставляется малыми и средними предприятиями (МСП). МСП конкурируют с крупными сервисными транснациональными корпорациями (ТНК), которые обладают колоссальной финансовой мощью, имеют доступ к современной технологии, глобальным сетям и инфраструктуре сложных информационных и коммуникационных технологий (ИКТ).

Существует интересная зависимость между либерализацией услуг и прямыми иностранными инвестициями (ПИИ). Это связано главным образом с третьим способом предоставления услуг, который определяется в ГАТС как "коммерческое присутствие" (поставщика услуг одного члена на территории другого члена).

В этой связи открываются широкие перспективы для содействия налаживанию связей между национальными фирмами и зарубеж The General Agreement on Trade in Services, in The Results of the Uruguay Round Multilateral Trade Negotiations: The Legal Texts, WTO, 1995.

ВЕНЕСУЭЛА ными филиалами. "Взаимосвязи являются одной из ступеней на пути укрепления конкурентоспособности отечественных фирм, позволяя им создать плацдарм в международных производственных сетях и полностью встраивая зарубежные филиалы в экономику страны, в которой они действуют....Программы налаживания взаимосвязей следует рассматривать как часть более широкого комплекса стратегий в области ПИИ и МСП"4.

Установление взаимосвязей отвечает правам и обязанностям, закрепленным в ГАТС, и могло бы стать частью обязательств, принятых посредством переговоров между развитыми и развивающимися странами в рамках переговоров по энергоуслугам.

Согласно данным за 1999 год, шесть из 25 крупнейших мировых ТНК и две из 10 крупнейших ТНК из развивающихся стран осуществляют операции в секторе энергоуслуг (разведка нефти/ нефтепереработка/сбыт)5. Совершенно очевидно, что в данном секторе существуют возможности для налаживания таких связей.

Правительствам следует использовать эти возможности.

Заключительные соображения В предложении Венесуэлы для переговоров звучит идея о том, что эти переговоры позволят Венесуэле достичь двух важных результатов. Во-первых, Венесуэла создаст условия, в которых отечественные поставщики услуг также получат выигрыш от консолидированных и предсказуемых обязательств, которые страна решит предоставить другим торговым партнерам. Во-вторых, Венесуэла получит дополнительный доход от расширения торговых возможностей, связанного с предоставлением рыночного доступа и национального режима другими членами ВТО.

Есть один важнейший аспект, который Венесуэла вновь подтвердила в своем предложении, касается сохранения права на регулирование секторов энергоуслуг в соответствии с целями UNCTAD, World Investment Report 2001: Promoting Linkages, UNCTAD/WIR/2001, United Nations, New York and Geneva, 2001.

Ibid, table III.1, p. 90, and table III.9, p. 105.

Эльбей Борреро национальной политики. ГАТС является одним из результатов Уругвайского раунда, который явно ориентирован на создание такой среды, в которой развивающимся странам будет проще решать проблемы, связанные с либерализацией торговли, и получать весьма значительные преимущества в интересах их роста.

Важный урок, который развивающиеся страны могут извлечь из этих переговоров на сегодняшний день, заключается в необходимости активного участия и четкого определения результатов, которые они ожидают получить. С учетом Дохийской программы работы и ориентиров, которые были намечены для переговоров по услугам в целом, перспективная задача будет состоять во включении в исходные требования всех тех моментов, которые были на сегодняшний день отражены в секторальных предложениях для переговоров. Форма окончательных перечней обязательств будет зависеть от того, насколько хорошо эти страны подготовятся к следующему этапу переговоров.

Взяв на вооружение некоторые из идей, высказанных в настоящем документе, развивающиеся страны, возможно, выявят новые пути для участия в этих переговорах и укрепления своих позиций в данных условиях, что будет способствовать достижению целей развития. Роль ЮНКТАД в наращивании аналитических возможностей развивающихся стран и ее лидирующая роль в области развития сети специалистов в этой сфере имеют поистине огромное значение.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст* 1. Доступ к сетям в качестве предварительного условия трансграничной торговли энергоресурсами и энергоуслугами Международная торговля энергоресурсами по существу оказалась в стороне от общего процесса обсуждения и разработки норм международного торгового права. Основная причина этого состоит в том, что все более конкурентоспособные национальные, а затем региональные рынки энергоресурсов (понимаемых здесь как электричество и газ) стали открываться лишь в прошлом десятилетии вследствие приватизации и последующей либерализа ции бывших национальных энергомонополий. Существует также важное различие между торговлей "обычными" товарами и услугами и торговлей энергоресурсами. Торговля энергоресурсами, по крайней мере электричеством и газом, как правило, зависит от * Томас У. Вельде является профессором международного права, экономики, природных ресурсов и энергетики и возглавляет программы в области энергетики и международных деловых отношений при Центре права и политики в области энергетики, нефтепродуктов и минеральных ресурсов (СЕПМЛП), Университет Данди, Шотландия (www.cepmpl.org).

Он возглавляет кафедру Жана-Моне по вопросам европейских правовых норм в области экономики и энергетики;

адрес электронной почты:

Twwalde@aol.com. Андреас Й. Гунст является научным сотрудником и преподавателем по вопросам законодательства европейских стран в области энергетики и энергосистем при СЕПМЛП;

адрес электронной почты:

andreas.gunst@btopenworld.com. Авторы с признательностью отмечают замечания, в частности, по вопросам объединения энергосистем, предложенные Робертом Притчардом, Сидней, Австралия, координатором проводимого АТЭС исследования по объединению энергосистем;

адрес электронной почты: robert@resourceslaw.net.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст наличия сетей (за исключением сжиженного природного газа (СПГ), транспортируемого судами). Зависимость от наличия сетей означает прежде всего, что одной лишь отмены импортных барьеров недостаточно – открытие сетей (и их формирование) для импорта энергоресурсов требует принятия более активных мер. Однако это предполагает наличие энергосетей, что, как мы поясняем, связано с проблемой привлечения инвестиций в создание новых объектов инфраструктуры. Цель настоящей статьи заключается в обсуждении и объяснении этой характерной черты международной торговли энергоресурсами и разработке конкретных предложений по дальнейшей либерализации, прежде всего в интересах развива ющихся стран.

Свободная трансграничная торговля энергоресурсами (прежде всего, электричеством и газом) по объединенным энергосетям сулит заметные экономические выгоды с точки зрения безопасности, гибкости и качества энергоснабжения и более высокого уровня конкуренции, что способствует росту национального богатства за счет потребительских цен и выгод, связанных с предоставлением услуг. Причины, по которым необходимо создавать взаимосвя занные сети, могут быть одними в случае электричества и совершенно другими в случае газа. Если международная торговля газом может быть крайне необходима той или иной стране, которая не располагает достаточными внутренними ресурсами, то обмен электроэнергией (которая сама является вторичным энергоресурсом) может быть вызван скорее заинтересованностью в использовании электростанции с наиболее низкими предельными издержками, подключенной к единой энергосистеме (например, недорогостоящей избыточной гидроэлектроэнергии)1. Кроме того, определенные выгоды с точки зрения безопасности дают также аварийный обмен мощностями или обмены оборотными резервами. Эти выгоды стали Многие единые системы создаются в целях эксплуатации естественного синергического взаимодействия систем, базирующихся главным образом на гидроэнергии, и систем, базирующихся прежде всего на теплоэлектро станциях;

это позволяет полностью использовать избыточные мощности гидроэлектростанции в сезон дождей, а также дозагружать мощности в период засухи.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ очевидными еще в 90-е годы, когда в Северной Америке и Европе уже существовал ряд объединенных энергосистем, однако торговля энергоресурсами отнюдь не была свободной и регулировалась государственными импортными и экспортными монополиями (или в некоторых случаях частными концернами регионального значения, как это происходило, например, в Западной Германии). И лишь когда пошла волна либерализации системы энергоснабжения, некоторые государства вновь открыли для себя свободную торговлю энергоресурсами2 как средство подъема застоявшихся рынков своих бывших монополий в области газа и электричества.

Однако число и мощность большинства существующих объеди ненных энергосистем рассчитаны лишь на удовлетворение потребностей с точки зрения безопасности, и в этой связи они нуждаются в значительной модернизации, с тем чтобы стать конкурентоспособными.

Хотя действующие в энергетическом секторе компании, их работники и политические сторонники, живущие за счет распределения монопольной ренты, всегда и везде критикуют либерализацию, а значит, и ее важнейшую составляющую – доступ третьей стороны – и приводят против нее самые различные доводы социально-экономического, культурного и правового порядка, либерализация срабатывала пока везде. В Соединенном Королевстве предсказывали, что либерализация сектора энергетики приведет к общему развалу системы энергоснабжения. Этого не произошло.

Цены снизились прежде всего потому, что приватизированные и конкурентоспособные рынки должны, согласно экономической теории, работать более эффективно и на практике действительно В настоящее время мало кто ставит под сомнение тот факт, что газ может являться сырьем или товаром. Этот вопрос, хотя и неубедительно, ставился применительно к электричеству, однако, как показали Пьерро и Нуш, в международных и наднациональных соглашениях, а следовательно, и в условиях свободной трансграничной торговли товаром или сырьем скорее является электричество. К тому же различия между свободной торговлей услугами и товарами являются незначительными. Philip-Xenophon Pierros and Sabina Nuesch, "Trade In Electricity: Spot On", 34 Journal of World Trade, 4, August 2000, 95–124.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст функционируют успешнее3. Экономия издержек достигается не только за счет сокращения потребностей в количестве занятых и повышении эффективности в условиях более целенаправленной разработки и применения новых технологий, но и благодаря перераспределению производственных фондов путем слияний и поглощений в целях достижения более производительного сочетания активов.

Снижение затрат на энергетику способствует повышению конкурентоспособности экономики, позволяя при этом прави тельствам устанавливать более высокий налог на энергоресурсы:

значительная доля роста производительности вследствие либера лизации сектора энергетики поглощается в настоящее время новыми налогами на энергетику, и эта доля скорее всего будет увеличиваться. Одно из важных преимуществ состоит в том, что благодаря либерализации некогда тяжеловесные и неповоротливые монополии, тесно связанные с политическими и профсоюзными деятелями, становятся более гибкими, активно внедряют все новое, выходят на мировой рынок и ориентируются на перспективу, то есть застойные отрасли становятся весьма конкурентоспособными.

Обычно преодолеть серьезные препятствия и добиться такой либерализации удается лишь наиболее мощным в экономическом отношении странам. Имели место случаи, когда меры по либерализации порой рассматривались как неудачные. Летом 2001 года перебои с электроснабжением в Калифорнии повсеместно приводили в качестве примера такой неудачи. Дело в том, что в Калифорнии сложилась такая ситуация (сейчас она устранена), когда оптовые цены были отпущены, однако это не сопровождалось установлением свободных розничных цен;

более высокие цены предложения, сложившиеся в условиях мощного экономического роста, не доходили до потребителей. Отсутствовали все необходимые стимулы, в том числе для инвестирования в новые мощности (чему препятствовала повсеместная оппозиция строи тельству электростанций), для создания объединенных энергосистем Среди недавно вышедших трудов по вопросу о понятии конкуренции в экономической теории можно упомянуть Jack High, Competition in Economic Theory (Cheltenham, Elgar, 2001).

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ с другими государствами и, в области спроса, для реализации мер по обеспечению энергосбережения4.

Потенциальные экономические выгоды от торговли энерго ресурсами могут быть особенно значительными в отношениях между развивающимися странами, и этот потенциал остается практически незадействованным. Как правило, все наталкивается на запретительно высокие институциональные препятствия (законо дательство, налоги, риски политического и нормативного характера, дискриминация, техническая несовместимость и отсутствие добрососедских отношений). За последние 15 лет развитые страны добились значительного прогресса в деле развития трансграничной торговли энергоресурсами, однако развивающиеся страны остались в стороне от этого процесса. Основной причиной этого является недостаточная развитость внешних и внутренних институтов ответственного правления5.

Без либерализации торговли энергоресурсами вряд ли возможна либерализация рынка энергоуслуг. Опыт открытых или открыва ющихся рынков энергоресурсов показывает, что в этом случае возникают новые виды услуг (торговля энергоресурсами, их доставка, регулирование спроса, поставки, брокерские услуги, торговля фьючерсами). До либерализации подобных услуг в сколько-нибудь значимой форме не было, за исключением, возможно, незначительных управленческих функций в рамках единых T. Brennan, "Drawing lessons from the California power crisis", Resources for the Future (RFF) Newsletter, 144 (summer 2001), 8–13 (www.rff.org);

см.

также The Economist от 21 июля 2001 года: часто приводят пример неудачной приватизации британской компании "Рейлтрэк". Однако и в этом случае в результате приватизации была создана весьма сложная многоуровневая система регулирования, которая не сопровождалась достаточными стимулами для того, чтобы "Рейлтрэк" или железнодорожные компании вкладывали средства в модернизацию системы государственных железных дорог, которая в течение десятилетий испытывала острую нехватку инвестиций.

См. далее R. & A. Seidman, T. Waelde, Making Development Work:

Legislative Reform for Institutional Transformation and Good Governance, Kluwer 1999.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст энергомонополий. Либерализация рынков энергоресурсов означает, что существующие монополии (вместе с их политическими и социальными придатками) проигрывают или же вынуждены перестраиваться, с тем чтобы стать конкурентоспособными;

но это же также означает наличие значительных потенциальных возмож ностей в плане создания рабочих мест для высококвалифици рованных специалистов и деловых возможностей, отчасти новых, отчасти перетекающих к новым сервисным компаниям вследствие перестройки существующих энергомонополий6.

Еще одним преимуществом либерализации является то, что она значительно сокращает возможности для коррупции, столь характерной в условиях тайного сговора между отраслью энергетики и государственным аппаратом. Степень причастности практически всех энергомонополий к коррумпированным связям с полити ческими деятелями неизменно была выше среднего уровня7.

Проведенное организацией "Транспаренси Интернэшнл" обсле дование показывает, что энергетика является отраслью, в которой По вопросу о социально-экономических последствиях либерализации сектора энергетики см. EU Commission, Report of March 2001, Completing the Internal Energy Market, and the Commission staff working paper of December 2001, First Report on the Implementation of the Internal Electricity and Gas, SEC (2001) 1957.

Во всех европейских странах взаимоотношения между государственными или частными, но организованными в форме картеля энергетическими предприятиями и профсоюзами и государственным сектором отличались высокой степенью коррумпированности. Как показали проведенная в Италии операция "mani pulite" ("чистые руки") и кампании, организованные французской и германской прессой и прокурорами этих стран, энергомонополии и их правовая защита со стороны государства представляют собой огромный и безнаказанно действующий механизм коррупции. См., например, Douglas Porch, The Secret Services (Oxford, Oxford University Press, 1997);

"Les comptes extraordinaires de la Maison Elf", Le Nouvel Observateur, 12 March 1998, 64–65;

"L'Elyse de Mitterrand au coeur du systme Elf", Figaro, 12 July 2000. Можно смело утверждать, что такого рода связи существовали во всех странах ЕС, что было обусловлено не столько национальной склонностью к коррупции, сколько известными взаимосвязями между действующими под охраной государства монополиями и финансовыми потребностями и алчностью политиков, ведающих вопросами регулирования государственной помощи.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ наблюдается, пожалуй, наиболее высокий уровень "большой коррупции"8. Это неизбежно, так как рента с энергосистемы поддерживается политиками, а затем делится. Как показали связанные с коррупцией скандалы, энергетические компании дают взятки политическим деятелям и партиям практически в каждой стране. С появлением конкуренции на рынках энергоресурсов взаимное проникновение политических деятелей и энергоиндустрии ослабляется, и таким образом снижаются потенциальные возможности для коррупции всей политической системы.

Энергетическая монополия по существу означает сговор между государством и данной отраслью, основной целью которой является коррупция (что происходит также, возможно, при участии профсоюзных лидеров). Либерализация сектора энергетики означает разрыв тесных связей, постепенную отмену монопольной ренты и отмирание роли политиков в поддержании монопольной ренты ввиду исчезновения этой формы дохода, так как делить с политическими деятелями уже нечего. Конкуренция способствует уменьшению монопольной ренты, а на смену политикам и профсоюзным деятелям, по логике рынка, приходят владельцы акций.

Либерализация трансграничной торговли энергоресурсами (прежде всего, электричеством и газом) невозможна в условиях отсутствия эффективной системы обеспечения стандартного, легко регулируемого и предсказуемого доступа к энергосетям. Этот урок можно извлечь из функционирования рынка телекоммуникаций, где для обеспечения доступа конкурирующих поставщиков телеком муникационных услуг к конечным потребителям потребовался доступ к телефонным линиям, и сейчас эта проблема в целом решена в большинстве развитых стран. Аналогичный урок можно извлечь из процесса либерализации национальных энергоресурсов и возникно См. http://www.transparency.org/documents/cpi/1999/bps.htm#bpi. Третий по размаху уровень коррумпированности (3,5) приходится на энергетику, однако, поскольку государственные энергетические ведомства занимаются государственными поставками, степень коррумпированности может быть еще выше – на самом высоком уровне (1,5), который установлен в обследовании.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст вения конкурирующих рынков энергии, сначала в Соединенных Штатах и в Соединенном Королевстве, а сейчас все чаще и в других государствах – членах ЕС и в рамках самого Европейского союза.

Ограниченная в пределах данной сети энергия не может поступать к энергораспределительным компаниям и потребителям (более крупным промышленным объектам и домашним хозяйствам). В принципе, не входящие в данную сеть импортер электричества или газа или производитель электричества может получить доступ на разумных условиях к ранее существовавшим объединенным системам и сетям, обеспечивающим хранение, транспортировку и распределение;

для строительства новых объектов такого типа необходимо получить разрешение, однако это может помочь лишь в исключительных случаях. Действующие в этом секторе компании, обычно государственные (в настоящее время зачастую приватизированные) или частные монополии общенационального или регионального/местного значения, обычно делают все возможное для того, чтобы воспрепятствовать доступу новых компаний/конкурентов к их системе. Главным препятствием является система транспортировки. Контроль над ней позволяет использовать ее в полном объеме и таким образом ссылаться на нехватку мощностей, взимать чрезмерно высокую плату за транспортировку и получать информацию, которая позволяет обойти новых конкурентов и является способом затягивания и создания препятствий для доступа за счет длительных переговоров, тяжб и манипулирования ценами, условиями и техническими кондициями.

Таким образом, доступ третьей стороны (ДТС) является непременным условием создания конкурентоспособных национальных рынков энергоресурсов и конкурентоспособных трансграничных рынков энергоуслуг. Без ДТС действующие в секторе энергетики монополии выступают в виде своего рода пропускного пункта на соответствующий рынок;

выгоды, связанные с новыми поставками и конкуренцией, извлекают компании, а не потребители и не экономика в целом. Торговля электричеством и газом возможна, но лишь на условиях существующих монополий и к их выгоде, что, по существу, лишь закрепляет их монопольное положение и вынуждает новых поставщиков направлять свои энергоресурсы через их объекты, на их условиях и в соответствии с их стратегией.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ В настоящей статье, которая носит отчасти исторический, отчасти аналитический и отчасти правовой характер и в какой-то мере ориентирована на вопросы политики, мы даем обзор основных экономических концепций, лежащих в основе доступа третьей стороны к энергетическим сетям, прослеживаем эволюцию концепции доступа третьей стороны в законодательстве по вопросам конкуренции и в деятельности по регулированию сектора энергетики с уделением особого внимания накопленному в последнее время наиболее актуальному и сохраняющемуся опыту стран ЕС, излагаем основные проблемы международного трансграничного транзита энергоресурсов и предлагаем в заключение подход к либерализации торговли энергоресурсами и энергоуслугами на основе "справочного документа" в рамках будущего режима ГАТТ9.

2. Основные концепции: естественная монополия, политическая экономия и экономическое регулирование систем транспортировки энергоресурсов А. Естественная монополия Трансграничное перемещение энергоресурсов (импорт, экспорт и транспортировка) и поставки энергии принято рассматривать в качестве "естественной монополии", то есть такой деятельности, которая не может быть предпринята в условиях конкуренции в коммерческих масштабах и должна осуществляться какой-то одной компанией, наделенной для этого в правовом порядке эксклюзивными правами, которых требуют государственные интересы. Это распространялось на всю деятельность в секторе энергетики, особенно электроэнергетику и газовую промыш ленность10, хотя в становлении этих отраслей в девятнадцатом веке Одна из недавних работ, посвященных понятию конкуренции в эконо мической теории, была подготовлена Джеком Хайем (см. примечание 3).

См. the Communication by the European Commission, Services of Interest in Europe, OJ 1996 C 281/3, and the XXVIth report on European Competition Policy (1996), points 22 and 113 et seq.;

а также по общим вопросам Buendia Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст решающую роль сыграли частные инвестиции11. Эта прочная зависимость между энергоснабжением, монополией и обществен ными интересами унаследована с первой половины двадцатого века:

войны, отсутствие безопасности и приоритет соображений национальной безопасности с точки зрения самообеспеченности и автономии наряду с коллективистскими тенденциями этого периода привели к созданию национальных государственных монополий или картелей;

эти опасения все еще сильны в массовом сознании12.

Государство, выполняя свои "отеческие" функции, призвано гарантировать наличие ресурсов;

их отсутствие подрывает безопасность. Контролируемые государством импортные и экспортные монополии регулировали трансграничный обмен энергоресурсами, но лишь в тех случаях, когда это считалось абсолютно необходимым для национальной безопасности поставок.

Все это постепенно изменилось не только под влиянием технологи Sierra, Exclusive Rights and State Monopolies Under EC Law (Oxford, Oxford University Press, 1999);

Francoise Blum and Anne Logue, State Monopolies under EC Law (New York, Viley, 1998);

и Damen Geradin (ed.), The Liberalisation of State Monopolies in the European Union and Beyond (The Hague, Kluwer Law International, 1999).

F. Borchway, The Role of the State in the Context of Good Governance and Electricity Management, 27 University of Pennsylvania Journal of International Economic Law (2000), 781 et seq.

Эти ощущаемые недостатки зачастую не поддаются логическому объяснению и не подкрепляются какими-то данными, но, тем не менее, они глубоко укоренились в культуре народа и меняются очень медленно.

Например, после проводившейся Европейской комиссией в течение целого десятилетия антимонопольной кампании она "признает" в своем сообщении Services of General Interest in Europe (OJ 1996 C 281/3), что, хотя действие рыночных сил, как правило, способствует предоставлению более качественных услуг при более низких ценах, эти механизмы иногда имеют свои ограничения, поскольку связанные с ними выгоды не всегда передаются всему населению и цель достижения общественного и территориального единения может не достигаться. Таким образом, один из принципов, лежащих в основе политики Комиссии в этой области, состоит в том, что государства-члены должны быть в состоянии делать основополагающий выбор, касающийся их общества, в то время как задача Сообщества заключается в обеспечении того, чтобы используемые ими средства были совместимы с их общеевропейскими обязательствами.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ ческих изменений, региональной экономической интеграции (главным образом, в рамках ЕС) и экономической глобализации, но и в силу изменившихся представлений и законов и особенно по мере развития сети инфраструктуры энергетических отраслей (генера торов, передаточных энергосистем, распределительных магистралей, накопителей, соединительных линий)13. Выработка электроэнергии и снабжение ею уже не считаются естественной монополией, в то время как такое понятие по-прежнему распространяется на ее передачу и распределение. Строительство альтернативных энергосетей сопряжено со значительными издержками, а создание конкурирующих сетей осложняется природоохранными соображе ниями. К тому же в соответствии с принципами экономической эффективности целесообразнее использовать и расширять существующие объекты, а не строить новые. Но и эти воззрения могут быть пересмотрены по мере развития технологии и изменения сложившихся представлений. Например, при транспортировке природного газа строятся конкурирующие трубопроводы, и это может привести к тому, что в данной отрасли наметятся изменения в сторону повышения конкуренции.

Естественные монополии предполагают необходимость регулирования не только в целях сведения к минимуму непроизводительной монопольной ренты и защиты интересов потребителей, но и в целях укрепления конкуренции и обеспечения большего разнообразия поставщиков, доступа для внешних производителей/импортеров энергии (электричества и газа) к энерго объектам (соединительным линиям;

средствам транспортировки, хранения и распределения), которые принадлежат естественной монополии или контролируются ею. Все еще живы традиционные представления о том, что государственная собственность сама по себе поможет решению таких задач в области регулирования и Christopher Foster, Privatisation, Public Ownership and the Regulation of Natural Monopoly (Oxford, Blackwell, 1992);

Piet Jan Slot and Andrew Skudder, "Common features of community law regulation in the network bound sectors, Common Market Law Review 1 (2001), 87–129;

James Mark Naftel, "The natural death of a natural monopoly: Competition in EC telecommunications after the Telecommunications Terminals Judgement", 14 European Competition Law Review 3 (1993), 105–113.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст предоставления общественных услуг, однако государственные компании порой не менее активно преследовали свои собственные интересы. Даже в условиях государственных интегрированных монополий (например, во Франции) возникала необходимость в функциональном разграничении прав собственности и государ ственных функций регулирования.

Однако нужно подходить к этому вопросу осторожно и не путать такое регулирование естественных монополий с "реальной" конкуренцией. К такому средству, как регулирование, прибегают лишь во вторую или даже третью очередь. Снятие формальных правовых ограничений на конкуренцию может быть необходимым для ее оживления, однако для возникновения конкуренции этого обычно недостаточно. Регулирование доступа к естественной монополии в области энергетики почти всегда носит несовершенный характер. В конечном счете необходима такая структура промышленности и прав собственности, которая уравнивает коммерческие интересы владельцев подобных объектов с интересами пользователей, добивающихся доступа. Таким образом, подлинная конкуренция может возникнуть лишь в том случае, если сеть как элемент естественной монополии полностью отделена от функции снабжения. Эта цель обязательного разделения прав собственности пока еще не достигнута в процессе либерализации в странах ЕС, где в настоящее время, по сути, реализовано скорее не "разделение прав собственности", а "управление".

Эффективным средством повышения конкуренции является создание конкурирующих сетей14. Зачастую это означает необхо димость обеспечения сбалансированности краткосрочных интересов В Европе можно привести немало примеров, свидетельствующих о том внимании, которое уделяется созданию конкурирующих сетей. В тех случаях, когда бывшие государственные монополии являются владельцами и операторами всех объединенных в сети объектов, ограничения и препятствия для импорта могут не носить законного характера, однако сохраняются де-факто;

см., например, доклад по официальному расследованию фактической монополии компании ЭНИ на внутреннем рынке газа, Alessandro Bossi, "Italy: Gas Market Report", 16 Journal of Energy & Natural Resources Law 4 (1998), 430–431.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ (либерализация рынка на основе обязательного открытого доступа для всех энергосетей) и кратко- и долгосрочных интересов (высокий уровень и развитый характер конкуренции и минимальное вмешательство в рамках эффективного с точки зрения затрат "легкого" национального регулирования). Опыт стран в плане участия частного сектора в финансировании капиталоемких энергообъектов в условиях, зачастую связанных с высоким уровнем риска, свидетельствует о том, что на первоначальном этапе, когда такие объекты создаются впервые в "неосвоенном" регионе, в целях привлечения инвестиций могут потребоваться изъятия из режима обязательного доступа. При этом следует ожидать, что конкуренция между сетями в краткосрочном и долгосрочном плане станет более ожесточенной15. Главная задача здесь состоит в уравнивании продолжительности и объема допускаемых исключительных прав и длительности и масштабов потребностей инвесторов и банков в финансировании, а также в том, чтобы не допустить чрезмерных протекционистских мер. Для этого необходимо провести сложное и весьма важное различие между разумными и чрезмерными требованиями на предмет предоставления исключительных прав на длительный срок в целях облегчения финансирования.

Доступ третьей стороны 1.

Доступ третьей стороны (ДТС) означает16, что третьи стороны, зачастую являющиеся конкурентами подразделений, занимающихся Этот вопрос далее обсуждается применительно к режимам трансгра ничного доступа к объединенным энергосистемам с сопоставительным анализом ситуации в Европейском союзе, Соединенных Штатах и Австралии в Sam Hamilton, "The regulation of Trans-European Networks", in Laura MacGregor, Tony Prosser and Charlotte Villers (eds.), Regulation of Markets Beyond 2000 (Dartmouth, Ashgate, 2001), pp. 43–57.

Необходимо проявлять осторожность в использовании терминов, касающихся концепции общего (глобального) пользования доступом.

Общее пользование в Соединенных Штатах требует предоставления доступа всем заявителям, даже если это означает ограничение эксплуатации существующими перевозчиками. Этот аспект данной концепции не встречается в законодательстве европейских стран по вопросам энергетики, хотя сам термин часто используется. То же самое относится к требованиям Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст выработкой электроэнергии, снабжением и распределением в компании, которая владеет передающим объектом, имеют законное право использовать такие объекты либо в пределах неиспользованной мощности (расплывчатая концепция), либо на основе справедливого разделения существующих мощностей за разумную плату и на практических технических условиях17. Против ДТС всегда возражают операторы передаточных сетей, которые также занимаются снабжением, поскольку их монопольное или господствующее положение в области снабжения подкрепляется их контролем за распределением. Таким образом, ДТС предполагает наличие законного права наряду с процедурами, которые обеспечивают практическую реализацию таких прав18. Его крайним проявлением является "общее пользование", то есть ситуация, когда после разделения других предпринимательских функций общий перевозчик лишь предоставляет естественную монополию на транспортные услуги по открытым тарифным ставкам19. В целом можно выделить два варианта режимов доступа: когда большинство о доступе к объекту основной инфраструктуры;

вынужденное применение Европейским судом положений Договора, особенно в контексте статьи 86, привело к возникновению различных требований и сферы применения "европейской доктрины основной инфраструктуры", отличающихся от концепции, сложившейся с учетом решений федеральных судов США.

Весьма всестороннее и полное изложение этого вопроса содержится в B. Doherty, "Just what are essential facilities?", Common Market Law Review (2001), 397–436. Довольно поучительное мнение изложено в Jurgen Grunwald, "Common carriage—a reassuring view from Brussels", 8 Oil & Gas Law & Taxation Review 3 (1989/90), 55–61.

Применительно к Австралии см. Andrew Thompson and Matthew Callahan, "Australia: Gas pipelines access legislation 1998", 16 Journal of Energy & Natural Resources Law 4 (1998), 414–415;

Kirsten Webb, "Australia – Competition policy: Privatisation of utilities", 3 International Trade & Regulation 5 (1997), 94–97.

Если компания, предоставляющая транспортные услуги, утрачивает свой характер законной монополии, главным образом из-за возникновения в рамках сети нормальной конкуренции, меры регулирования должны быть несколько ослаблены, и обязательное с юридической точки зрения право может уже не понадобиться.

Alexander J. Black, "Common carriage of European natural gas and relevant Canadian experience", 8 Oil & Gas Law & Taxation Review 7 (1990), 195–207.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ условий, на которых предоставляется доступ, устанавливаются самими сторонами (договорный доступ) и когда эти условия устанавливаются тем или иным органом (независимыми регулиру ющими органами, судами, государственными министерствами и административными органами, особенно органами по вопросам регулирования конкуренции, и промышленными ассоциациями), которые контролируют предоставление доступа (регулируемый доступ)20. С учетом нынешней ситуации в области естественной При обсуждении понятий договорного и регулируемого доступа нужно также проявлять осторожность, так как многие дискуссии и выводы изобилуют ошибочными представлениями. Весьма поучительной в этом плане является ситуация, сложившаяся между Германией и Европой.

Германия выбрала режим доступа, в соответствии с которым условия доступа определяются кодексами, принятыми в секторе энергетики, которые не носят обязательного характера, но в целом соблюдаются.

Обсуждение принятой в Германии системы см. в Achim R. Boerner, "Negotiated third party access in Germany;

Electricity and gas", 20 Journal of Energy & Natural Resources Law 1 (2002). Эти кодексы подкрепляются общими законами по вопросам обеспечения доступа и регулирования конкуренции и вытекающим из них конкурентным правом. Таким образом, в большинстве случаев условия доступа определяются внешними "органами". В то же время в соответствии с определением, содержащимся в Директиве ЕС по электричеству 1996 года и Директиве ЕС по газу 1998 года (OJ L 27, 30/01/1997, p. 20, and OJ L 204, 21/07/1998, p. 1, corrigendum OJ L 245, 04/09/1998, p. 43), германская система рассматривается в соответствующих комментариях в основном как система договорного доступа. Однако на европейском уровне большинство комментариев составлено на английском языке, и в них, следовательно, доминирует "британский" подход к этой проблеме. Великобритания прошла свой собственный довольно сложный путь от первоначально неудачной либерализации до установления монополии компании "Бритиш гэс" (БГ) и договорного доступа, и поскольку она установила кодексы доступа задолго до того, как ей пришлось включить во внутреннее законодательство две соответствующие директивы ЕС, условия определения и общий подход британских кодексов доступа в целом заметно отличаются от тех, которые фигурируют в соответствующих законодательных актах ЕС. Критические замечания в адрес Германии, связанные с ее системой доступа, судя по всему, вызваны прежде всего обобщенным выводом следующего типа:

"Германия использует договорный доступ – договорный доступ в случае БГ Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст монополии договорный доступ обычно оказывается неэффективным из-за экономических стимулов, побуждающих интегрированного оператора передаточной сети (ОПС) отказывать в полноценном доступе и создавать для него препятствия, пользуясь своей более прочной позицией при проведении переговоров и большей информированностью и знанием ситуации, присущими оператору сети. В условиях регулируемого ДТС вмешательство внешнего органа может способствовать уравновешиванию позиций на переговорах, особенно если действующие нормы носят обязательный характер, но он имеет и свои недостатки – как правило, он приводит к затяжным судебным спорам, что само по себе является обструкционистской тактикой и может быть сопряжено со значительными издержками в странах, где существуют разнообразные формы владения сетями. Поэтому следующий этап заключается в устранении деловых структур, которые препятствуют ДТС, в том числе путем установления раздельных счетов (с тем чтобы заставить ОПС представлять данные о своей деятельности отдельно и избежать тем самым перекрестных субсидий);

разделения управленческих функций (с тем чтобы избежать ситуации, когда одно подразделение помогает другому, препятствуя тем самым ДТС или получая сведения о деятельности конкурента от подразделения, занимающегося транспортом);

и, наконец, раздельного владения и превращения ОПС в нечто сходное с обычным перевозчиком, то есть в предприятие, занимающееся исключительно транспортировкой по регулируемым тарифным ставкам, которое преследует свою главную коммерческую цель максимального обеспечения поступлений и прибыли за счет транспортировки и не имеет никакой заинтересованности или оказался неэффективным, – следовательно, действующая в Германии система неэффективна" без должного анализа нормативной базы, определяющей доступ применительно к БГ и Германии. Поскольку в Европе вряд ли существует сколько-нибудь сходная административно регулирующая система, следует избегать подобных напрашивающихся аналогий, которые, по сути, вводят в заблуждение. См. сопоставление, проведенное в Catherine Redgewell, Martha M. Roggenkamp, Anita Ronne and Inigo del Guayo, "Energy law in Europe;

Comparisons and Conclusions", in Martha M. Roggenkamp et al. (eds.), Energy Law in Europe, National, EU and International Law Institutions (Oxford, Oxford University Press, 2001), ch. 14.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ЭНЕРГИЕЙ И ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ СЕТЯМ побуждения в силу совместного владения к тому, чтобы содействовать возможностям в плане получения прибыли и укреплению конкурентных позиций других предприятий, соперни чающих с энергетической компанией в рамках транспортной сети21.

2. Регулирование и регулирующие органы Регулирование доступа стало основной функцией вновь создаваемых регулирующих органов в области энергетики. В результате естественная монополия обеспечивает справедливый доступ, не смешивает свою конкурентную деятельность со своей деятельностью монополии (то есть перекрестные субсидии, сбор сведений о конкурентах, создание препятствий для доступа) и гарантирует, что цены в условиях естественной монополии не содержат монопольной ренты, то есть отражают издержки или сопоставимые возможные издержки. Без такого регулирования обеспечить эффективный ДТС практически невозможно.

На сегодняшний день сложились различные модели функциони рования регулирующих органов22. Основной моделью является независимое регулирующее учреждение по образцу Федеральной комиссии по управлению энергетикой Соединенных Штатов (ФКУЭ) и регулирующих органов в области газа/электричества Соединенного Королевства (входящих в настоящее время в Управление по регулированию рынков газа и электричества – ОфГЕМ)23. В рамках этой модели регулирующий орган пользуется Обсуждение вопроса о целесообразности все более жестких форм требуемых или рекомендуемых мер по разделению функций см. EU Commission, Completing the Internal Energy Market, of March 2001, COM (2001) 125 final, и в особенности пояснительный меморандум, касающийся предлагаемой поправки к директивам в области энергетики 1996– 1998 годов;

см. также Second to the Council and the European Parliament on Harmonisation Requirements, SEC (1999) 470, pp. 12–13.

Christopher Foster, "The future of regulation", 4 Utilities Law Review (1993), 110–111;

Colin D. Long and Michael J. Rhodes, "The nature, application and enforcement of regulation: public duties and private rights", Communications Law 2 (1996), 62–70;

and Redgewell et al. (note 20).

"Green Paper on utility regulation", 19 Business Law Review 5 (1998), 125–126.

Томас У. Вельде и Андреас Й. Гунст широкой самостоятельностью с точки зрения использования бюджетных средств и назначения на длительные сроки лиц, уполномоченных заниматься регулированием, которые не могут быть сняты со своих постов политическими властями и которые располагают достаточными полномочиями в плане регулирования, существенно превышающими полномочия министерств. Министер ствам и политикам в целом не нравится эта модель, так как она ограничивает их полномочия и возможность контролировать распределение должностей. Однако некоторые преимущества для политиков в ней все-таки есть. Во многом по аналогии с независимыми центральными банками значительная доля политической ответственности министерств в настоящее время перемещается в более технические, профессиональные и имеющие в этой связи соответствующую репутацию независимые агентства.

Если им удается выполнить свой независимый мандат, заручившись уважением общественности, надобность в политиках отпадает, и принимаемые такими учреждениями решения в целом соблюдаются.

Если регулирующие органы сумеют добиться уважения профессио нальной прессы и соответствующих деловых кругов, их формальная независимость приобретает "материальный" характер, обеспечивая им защиту со стороны их политических и профессиональных сторонников. Независимость регулирующего органа всегда является достаточно сложным вопросом. Далеко не всегда внешняя независимость является политической независимостью (например, как это имеет место в Российской Федерации)24.

В условиях достаточно широких полномочий по согласованию методов регулирования объектов энергетического сектора25 в Европе сформировались разнообразные механизмы регулирования26. Не все John Stern, "Utility reform, privatisation and regulation: lessons from central and eastern Europe and from China", 27 International Business Lawyer (1999), 510–512.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.