авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ - ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Первые работы в этой области носили постановочный и во многом публицистический характер в силу своей недостаточной эмпирической обоснованности и слабой теоретико методологической базы. Но уже тогда начатый в рамках данного процесса исследовательский поиск позволил создать интересные работы как в центре, так и на местах. Труды О.В. Крыштановской, М.Н. Афанасьева, А.В. Понеделкова, М.Х. Фарукшина и ряда других исследователей характеризуются заметно большей концептуальной зрелостью и значительным вовлечением эмпирических данных1.

Политическая наука в регионах начинает включать в себя различные уровни и направления анализа. Во-первых, это уровень мониторинговой рефлексии политической активности регионов, дающий развернутые картины политической жизни отдельных ре гионов. Во-вторых, уровень теоретико-методологической рефлек сии, базирующийся на методах общенаучного обобщения и содер жащий создание теоретических концептов. В-третьих, слой спе См.: Магомедов А.К. Мистерия регионализма. Региональные правящие элиты и региональные идеологии в современной России: модели политического воссоздания «снизу» (сравнительный анализ на примере республик и областей Поволжья). М., 2000.

циализированной научной рефлексии, базирующийся на исследо ваниях региональных политических процессов1.

Вместе с тем, в современных политико-регионоведческих ис следованиях прослеживается тенденция к несколько ограничен ному пониманию феномена регионального политического разви тия. Подобного рода подход проявляется в понимании данного феномена, прежде всего, с точки зрения изучения политики цен тра по отношению к регионам, рассмотрения особенностей регио нального партийного строительства в процессе региональных вы боров, анализа этапов становления местного самоуправления, а также исследования проблем федерализма.

Наряду с данным спектром политологических проблем суще ствует ряд специальных исследований, направленных на рассмот рение специфических аспектов регионального политического раз вития, изучение роли региональных политических элит в процессе формирования структуры общественных и государственных от ношений. Центральной исследовательской темой выступает рас смотрение различных типов взаимодействия между региональны ми лидерами и социумом. Вместе с тем внимание некоторых ана литиков было обращено также на изучение характера взаимоот ношений между федеральными и региональными элитами2.





Начинается исследование особенностей и закономерностей развития современных региональных общественно-политических систем, выявление соотношения интеграционных и дезинтеграци онных тенденций в региональных сообществах, изучение влияния современных социальных изменений на структуру «центро периферийных» отношений, рассмотрение возможностей адапта ции и стабилизации региональных систем в контексте формиро вания новой мировой политической конфигурации, анализ влия ния процессов глобализации на функционирование и развитие со временных региональных сообществ3.

Неоднозначным фактором в становлении политической нау ки в регионах стало наследие советских общественных наук. В от личие от наиболее «продвинутых» научных и университетских цен тров, где работают высококвалифицированные кадры ученых и преподавателей, кадровый состав большинства провинциальных вузов состоит из вчерашних преподавателей научного коммуниз ма, истории КПСС, марксистско-ленинской философии. Здесь в большей степени сказывается «советское наследие» - догматизм, несамостоятельность и инерционность мышления, отсутствие Авдонин В.С., Баранов А.В., Дахин А.В. Политическая регионалистика в современной России: ретроспектива и перспек тива становления//Политическая наука в России: проблемы, направления, школы. 1990-2007. М. 2008. с. 114.

См.: Магомедов А.К. Указ. соч.

См.: Авдонин В.С., Баранов А.В., Дахин А.В. Указ. соч.

творческой раскрепощенности, стремление следовать официаль ным установкам и т.п. Но именно подобные «кадры», как правило, организационно и идеологически заявляя о своей верности линии «родной партии» Единая Россия, нередко занимают в региональ ных вузах ключевые позиции, определяя не только их «лицо», но и направление научных исследований, их идеологическую задан ность и политическую ангажированность.

Изучение региональной проблематики как самостоятельного направления появилось в политической науке сравнительно не давно, что отразило тенденцию к расширению междисциплинар ных исследований в современной политологии. Становление тео ретико-методологической базы политической регионалистики свя зано с такими обществоведческими дисциплинами как история, этнография, экономика, право и т.п. Анализ междисциплинарных исследований, по темам регионального развития, показывает, что в них формируется самодостаточная политологическая состав ляющая, с присущими ей концепциями и моделями, подходами и методами.

Вместе с тем, все более значимую роль приобретают методо логические предпосылки региональных политических исследова ний. Выбор адекватной методологии зависит, в конечном счете, от мировоззренческой позиции исследователя, которая, как правило, предполагает тот или иной взгляд на вопросы о смысле истории.

Оценочные и иные суждения относительно постановки и решения этих вопросов формируют вполне определенные рамки проблем ного поля теории социального исследования и даже социально технологических построений, например, властвующего субъекта.

Эта своеобразная аксиоматика исследовательских и практических социальных программ неявно присутствует на «рабочем столе» со циального исследователя или технолога, определяя характер и на правленность поиска решения актуальных проблем и вопросов1.

Под методологией исследования при этом понимают систему об щих познавательных установок, определяющих направление на учной деятельности, ее цель и структуру, а также принципы и ме тоды получения нового знания.

Методология как система познавательных установок содержит несколько уровней. Первый уровень представляют самые общие ког нитивные основания, или модели научного исследования, которых придерживается ученый. Второй уровень методологических установок – это теоретические знания, непосредственно связанные с предметом исследования и решением определенного класса исследовательских Баранец С.Н. К вопросу о методологических основаниях политической регионологии //Человек постсоветско го пространства: Сборник материалов конференции. Выпуск 3 / Под ред. В.В. Парцвания. СПб. 2005. с. 95.

задач. Третий уровень составляют конкретные методы научного ис следования, направленные на получение нового знания в данной предметной области.

В связи с этим задача методологического исследования со стоит в теоретическом осмыслении научной деятельности ученого и определении наиболее эффективных путей решения конкретных исследовательских задач. Поэтому если ученый исследует социаль ную реальность, то методолог изучает ученого за исследователь ской работой, выясняя, что делает последний, реконструируя или конструируя эту реальность, с помощью каких аксиоматических понятий, теоретических конструктов и ценностных подходов пы тается ее описать, понять и объяснить.

Действительно, в любой науке методологически значимым вопросом является вопрос о соотношении фактов и теории. Факты рассматриваются как реальность, а теории – как способы ее ин терпретации. По признанию многих политологов, сегодня россий ская политическая наука не испытывает недостатка в фактиче ском материале. Проблемы ее внутреннего развития прежде всего связаны с состоянием теоретического мышления, призванного способствовать лучшему пониманию российской действительно сти, в том числе и региональных политических процессов.

В регионалистике как научной и учебной дисциплине цен тральное место занимают понятия «регион» и «регионализация».

Однако в современной политической науке и в политической гео графии эти понятия имеют неоднозначную трактовку. В узком (политико-правовом) смысле слова под регионом понимают адми нистративно-территориальные образования. В широком – терри ториальные образования, свободные от административных привя зок (регион как природно-географическая зона, как географиче ская территория и т.п.) Для того, чтобы совокупность государств, представляющая собой некую общность, стала «регионом», необходимо наличие следующих признаков: а) общность исторических судеб;

б) нали чие свойственных только этой группе особенностей культуры (ма териальной и духовной);

в) географическое единство территории;

г) сходный тип экономики.

В «Основных положениях региональной политики в РФ» под регионом понимается «часть территории РФ, обладающая общно стью природных, социально-экономических, национально культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта РФ либо объединять территории нескольких субъектов РФ»1.

Основные положения региональной политики в Российской Федерации // Российская газета. 1996. 11 июня.

К числу регионообразующих факторов обычно относят:

а) историю региона, б) государственное и территориальное устройство, в) географические, климатические, природные усло вия, г) народонаселение, д) экономико-географическое состояние, трудовые ресурсы.

Децентрализация власти в России 1990-х гг. вызвала к жизни анализ региональных политических процессов вне их общефеде рального контекста и взаимосвязей. С другой стороны, начатые с осени 1999 г. реформы консолидации государства потребовали дополнить анализ рассмотрением вертикальных, центр региональных взаимодействий, т.к. федеральные органы власти быстро превращались в ведущего контрагента региональных ак торов. Контуры новой теоретической модели были намечены в статье В.Я. Гельмана1, монографии Р.Ф. Туровского2, сборнике статей под редакцией К. Мацузато3.

Коллектив авторов нижегородского учебника (Н.П. Распопов, Е.И. Кильсеев, П.А. Розанов и др.) подчеркивает, что «региональ ное политическое пространство» связано воедино традициями по литической жизни, т.е. историко-культурными факторами4. Что объединяет все компоненты региональной политии? Это реали зация политической власти в повседневных практиках отноше ний. Как справедливо отмечает А.В. Дахин, систему надо изучать как подвижный «континуум институтов и процессов, как форма лизованных, так и неформальных»5.

Трансформация современного российского общества предпо лагает коренные изменения политических отношений. Последние, в свою очередь, в силу конфликтогенности и активности способны оказывать существенное воздействие на характер и социальную направленность преобразования общества, обусловливают необхо димость активного поиска новых моделей общественной жизни, не укладывающихся в рамки старых структур. В этой связи прин ципиальное значение приобретает необходимость исследования теоретико-методологических проблем и содержания трансформа ции политических отношений, открывающая широкий простор Гельман В.Я. Возвращение Левиафана? (Политика рецентрализации в современной России) // Полис. 2006.

№ 2. С.90-109.

Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений. М., 2006.

Феномен Владимира Путина и российские регионы: победа неожиданная или закономерная? / Под ред. К. Ма цузато. М., 2004.

Распопов Н.П. Регионоведение: социально-политический аспект / Н.П. Распопов, Е.И. Кильсеев, П.А. Розанов и др. Нижний Новгород, 2000. С.45.

Дахин А.В. Региональная стратификация политического пространства России: новые подходы и тенденции // Политическая наука. 2003. № 3. С.89-90.

для поступательной социодинамики политической жизни совре менного российского общества1.

Трансформация политических отношений является важней шей составляющей политического процесса, изменения системы общественных отношений, переживаемого современным россий ским обществом. В самом общем виде она подразумевает процесс перехода к качественно новым институциональным формам, спо собам организации политических отношений. Трансформация по литических отношений создает не только благоприятные условия для обновления деятельности политических институтов, но и при звана повысить их эффективность и доверие народа к ним.

Сегодняшняя ситуация в российском обществе и его регио нах все чаще осознается как маргинальная, поскольку в ее основе – пограничное, промежуточное положение, в котором оказалось общество и его элементы в результате разрушения одной и попы ток формирования новой социальной системы. В связи с этим проблема рискогенности социума и культуры приобретает особое звучание и смысловую актуальность. Люди повседневно форми руют ответы на вызовы истории, которые постоянно изменяются и усложняются. Четкое осознание рисков ничуть не менее важно, чем выработка позитивных рекомендаций по принятию тех или иных мер.

В целом политическая регионалистика развивается весьма успешно, особенно на прикладном уровне. Определены сущность, строение и функции региональных политических процессов. Ап робированы методики анализа ресурсов и стратегий, основных субъектов политики. Сложились научные школы политической ре гионалистики как в столице, так и в крупных городах: Санкт Петербурге, Перми, Самаре, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону.

В определенном смысле завершен один из первых периодов формирования политической науки в регионах в качестве на правления исследований, характеризующийся накоплением эмпи рического материала и специализацией исследователей. Однако региональные политические исследования развиваются в целом достаточно вторично по отношению к процессам, присущим рос сийской политологии на общефедеральном уровне.

По-прежнему проявляется маргинальное положение региона листики в российской политической науке, как и специфика са мого предмета: многие микропроцессы в регионах не всегда дос тупны наблюдению, а зона публичности и правовое пространство недостаточно развернуты к нуждам общества. Претендующие на См.: Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России//Полис, 1998, № 2, с. 39-51.

теоретические обобщения исследования испытывают недостаток источников, а эмпирические исследования приобретают порой ан гажированный характер, либо являются не более, чем описанием регионального политического процесса как нерасчлененной цело стности.

Несмотря на обилие современных отечественных публикаций, посвященных проблеме регионализма, большинство их носит эм пирический характер в рамках отдельных научных дисциплин и страдают явным недостатком методологических разработок. От сюда – «процедурное восприятие политического процесса как на бора универсальных методик, способных укорениться на любой социально-политической и культурной «почве».

Упрощенный подход к рассмотрению региона как чисто внутригосударственного территориального образования, характе рен для ряда исследователей. Узость методологического подхода исследователей, рассматривающих проблемы регионализма через систему взаимоотношений центра и периферии, приводит к тому, что проблема региональной идентификации, позиционирования происходит только по данной властной вертикали. Горизонталь ные связи, взаимоотношения с другими регионами, позициониро вание, как правило, за скобками анализа.

Таким образом, можно сформулировать определенные выво ды. В постсоветский период в российских регионах начинают воз никать образовательно-научные центры и научные школы, разви вающие различные научные направления, связанные, как прави ло, со спецификой данных регионов и происходящих в них поли тических процессов. Стали возникать региональные отделения Российской ассоциации политической науки. Так зарождающаяся российская политическая наука ответила на вызов быстро разви вающихся процессов регионализации.

Российскую политическую регионалистику отличает то, что ее развитие происходит как бы параллельно на столичном и регио нальном уровнях. Изначально в Москве разрабатывались концеп ции, создавались проекты, налаживались связи с политиками, а региональные исследователи, как правило, не выходили на уро вень обобщений и сравнительных исследований, оставаясь во многом в «краеведческих» рамках. Но постепенно, помимо разви тия предметной области исследований, региональная политиче ская наука вырабатывала и собственные методологические и кон цептуальные подходы, обзаводилась эмпирическим «багажом».

За минувшие годы региональной политической наукой был накоплен определенный опыт, создан эмпирический «задел» в ос новных предметных областях исследований, сформировались на учные коллективы, возникла собственная теоретико методологическая практика. Есть основания предполагать, что, независимо от характера общероссийского политического процес са, политическая регионалистика в центре и на местах будет раз виваться как самостоятельная научная субдисциплина со всеми присущими ей атрибутами. Однако многое здесь зависит от самих ученых, их корпоративной солидарности.

Динамика развития региональных политических исследова ний на местах обусловлена такими факторами, как политический климат и уровень демократизации в регионе, наличие традиций в области социально-гуманитарных наук, уровень гражданской и научной смелости и ответственности исследователей, выражен ность научной конкуренции. Между тем, уже на уровне установок у многих «периферийных» исследователей проявляется стремление следовать за столичными «светилами». Попытки аналитических обобщений зачастую представляют собой идеологизированную вульгаризацию традиционных подходов. В ряде регионов для ис следователей практически невозможно избежать политической за висимости и «включенности» в политическую борьбу со всеми вы текающими отсюда последствиями.

В целом завершен лишь первый период формирования поли тической регионалистики в качестве нового направления исследо ваний, характеризующийся накоплением эмпирического материа ла и специализацией ученых. Однако региональные политические исследования развиваются не то чтобы в полном отрыве от про цессов, присущих российской политологии на федеральном уров не, но в целом явно вторичны по отношению к ним. По-прежнему сказывается маргинальное положение регионалистики в россий ской политической науке, как и специфика самого предмета: мно гие микропроцессы в регионах не всегда доступны наблюдению, а зона публичности и правовое пространство недостаточны.

Несмотря на обилие современных отечественных публикаций, посвященных проблеме регионализма, большинство их носит эм пирический характер в рамках отдельных научных дисциплин и страдают явным недостатком методологических разработок. От сюда – «процедурное восприятие политического процесса как на бора универсальных методик, способных укорениться на любой социально-политической и культурной «почве». Для многих иссле дователей в силу узости методологического подхода характерен упрощенный подход к рассмотрению региона как чисто внутриго сударственного территориального образования.

Иванова Л.Л., канд.полит.н., доц.

ЮРИФ РАНХиГС (Ростов-на-Дону) ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ УПРАВЛЕНЦЕВ НОВОГО ТИПА Вопрос, связанный с инновационным развитием России не обычайно обширен и включает преобразование всех видов общест венно-полезной деятельности людей. Дефицит инноваций приводит к неконкурентноспособности государства, возникновению угрозы национальной безопасности, снижению уровня жизни общества и, следовательно, перспектив развития каждого отдельно взятого гра жданина. Поэтому необходимо осознавать то, что для общества очень важно всесторонне развиваться, используя самые разнооб разные по содержанию и характеру нововведения. Именно поэтому комплексное обсуждение инновационного процесса в обществе – за дача сложная.

По мнению профессора В.Л. Романова большинство из того, что сегодня у нас называется инновациями, таковыми и прибли зительно не являются, а если и являются, то в основном с тради ционным отнесением к технико-технологической и экономической сферам и оставлением на втором плане инноваций социальных отношений1. Инноватором может стать человек любой профессии, но для формирования так называемого инновационного класса в первую очередь необходима поддержка государства, которое так же нуждается в управленцах нового типа. В связи с этим актуаль ным становится вопрос о профессиональной идентичности совре менного управленца.

На необходимость создания «целостной системы воспроиз водства и обновления профессиональной элиты в нашей стране» неоднократно обращается внимание высшего руководства стра ны. Сегодня как никогда актуально создание новой системы фор мирования кадрового резерва, которая позволит «привлечь в ор ганы государственного, муниципального управления, в бизнес наиболее талантливых, творчески мыслящих и профессиональных людей»3.

Романов В.Л. Инновационному обществу нужны новые профессионалы управления // Романов В.Л. Социаль но-инновационный вызов государственному управлению. М.: РАГС, 2006. [Электронный ресурс]. Режим дос тупа: http://spkurdyumov.narod.ru/romanov08.htm Российская газета. 2008. 24 июля.

Российская газета. 2008. 6 ноября.

Меритократический подход к формированию кадрового со става государственной службы заставляет нас обратить свое вни мание в сторону эффективности реализации управленческих функций, тесно связанной и во многом обусловленной личностны ми характеристиками управленца.

В 70-х гг. XX в. под эгидой Гарвардского проекта по социаль ным и культурным аспектам развития было проведено сравни тельное изучение шести развивающихся стран (Аргентина, Чили, Индия, Израиль, Нигерия и Пакистан). Результаты данного иссле дования позволили построить аналитическую модель современной личности, с присущими ей чертами1:

1. открытость экспериментам, инновациям и изменениям;

2. способность признавать существование разных точек зрения без опасения изменения собственного видения мира;

3. ориентация на настоящее и будущее, а не на прошлое;

экономия времени, пунктуальность.

4. способность к преодолению различных жизненных пре пятствий, уверенность в своих силах;

5. умение планировать свои действия для достижения по ставленных целей как в общественной, так и в личной жизни.

6. Вера в регулируемость и предсказуемость социальной жизни (экономические законы, торговые правила, правительствен ная политика), позволяющие рассчитывать действия.

7. Чувство справедливости распределения, т. е. уверен ность в зависимости вознаграждения от соответствия мастерству и вкладу.

8. Высокая ценность образования и обучения.

9. Уважение достоинства других, включая тех, у кого более низкий статус или кто обладает меньшей властью2.

Несомненно вышеперечисленные личностные качества могут быть сформированы в процессе профессионализации личности, и важной ее составляющей является формирование профессиональ ной идентичности.

Термин «идентичность» как осознание индивидом собственной личностной тождественности, простирающейся на любое прошлое действие или мысль впервые был определн ещ в философии XVII века3. Ныне с понятием «идентичность» тесно связана система представлений человека о самом себе, называемая «Я-концепция», возникшая в 50-е гг. XX в., сущность которой состоит в целостном рассмотрении человеческого Я и его личностного самоопределения в микросоциуме.

См: Карпова Ю.А., Введение в социологию инноватики, СПб, «Питер», 2004 г., с. 72.

Штомпка П., Социология изменений, М., Локк Д. Сочинения: в 3-х т. М., 1985.

Развитие личности, ее деятельности и повеление находятся под существенным влиянием Я-концепции, которая в свою оче редь формируется под воздействием жизненного опыта человека, однако достаточно рано она сама приобретает активную роль, влияя на интерпретацию этого опыта, на те цели, которые инди вид ставит перед собой, на соответствующую систему ожиданий, прогнозов относительно будущего, оценку их достижения и тем самым на собственное становление1.

Определяя сущность профессиональной идентичности госу дарственного служащего отметим, что она состоит в самостоятель ном и ответственном определении своего профессионального буду щего, что предполагает не только постановку целей, приобретение опыта, интеграцию в профессиональное сообщество, но и форми рование представлений о себе как профессионале. Здесь, на наш взгляд, уместно вспомнить слова Гете: «Как познать самого себя?

Только не путем наблюдения за собой, а отдаваясь делу. Попробуй исполнить свой долг, и сразу узнаешь себе цену»2. Иными словами формирование представлений о себе как о профессионале у чело века может появиться только при осуществлении профессиональ ной деятельности, только в проявлении себя в профессии. Таким образом, профессиональную идентичность можно определить как одну из основных характеристик профессионального развития че ловека, свидетельствующей о степени принятия избранной про фессиональной деятельности в качестве средства самореализации и развития, как осознание своей тождественности с группой и оценка значимости нахождения в ней.

Идентичность человеку не дана от рождения, она задается в процессе его социализации3. На наш взгляд профессиональная идентичность тесно связана с нравственными профессиональны ми ориентирами. О сформированной профессиональной идентич ности, или о формировании Я-концепции личности можно гово рить в случае четкого представления человеком собственной пози ции в профессиональной среде, устроенности ею, а также высокой оценкой окружающими в этой позиции.

Одним из наиболее важных и основных профессиональных качеств государственного служащего нам видится умение решать нестандартные задачи. Решение стандартных вопросов, как пра вило, связано с реализацией уже отработанного алгоритма, но со временное общество от прежних периодов развития человечества отличается быстрой изменений, и зачастую, возникают управлен ческие задачи, требующие поиска нестандартного решения. Со Управление организацией. Энциклопедическй словарь / под ред. А.Г. Поршнева, А.Я. Кибанова. М., 2001. С. 817.

Гете. Из моей жизни. Поэзия и правда. М., 1969. С. 3.

Инновационная подготовка кадров государственной службы. С. 68.

временным государственным служащим помимо новых личност ных способностей и качеств нужны и новые специальные знания, умения и навыки, продиктованные общим развитием науки, куль туры, информационных и социальных технологий, способность самостоятельно осваивать новые научные направления, достигать соответствия квалификационным требованиям, предъявляемым к государственным должностям. Чиновникам необходимо осозна вать мотивы своих собственных действий;

вести переговоры;

формулировать и видеть социальные проблемы;

готовить страте гически значимые решения. Перечисленные умения и навыки должны стать обязательной составляющей профессиональной компетентности государственных служащих1.

Важным регулятором стабильности их успешной профессио нальной деятельности выступает наличие профессиональной идентичности, достижение выраженного активного уровня кото рой может рассматриваться в качестве одного из критериев их профессиональной зрелости. И напротив, отсутствие профессио нальной идентичности или кризисное е состояние свидетельству ют о низкой результативности управленцев в решении профес сиональных задач2.

Назначение системы высшего профессионального образова ния, как известно, заключается в подготовке специалистов, обла дающих знаниями, навыками, умениями, позволяющими им прояв лять свои творческие способности в дальнейшей профессиональной деятельности. Современная вузовская подготовка характеризуется и целенаправленным процессом воспитания молодого поколения с целью формирования человека и гражданина, интегрированного в современное общество, национальную и мировую культуру. Указан ные характеристики у студентов формируются в вузе в течение все го периода обучения, что дает возможность студенту получить вы сокий уровень профессиональной подготовки. В процессе совер шенствования системы управления качеством подготовки специа листов большое внимание в СКАГС обращается на мотивацию са мих студентов к получению образования, что несомненно играет большую роль при получении ими высокой квалификации.

Формирование профессиональной идентичности происходит в процессе профессионализации. Понятие «профессионализации»

чаще всего понимается как овладение человеком системой про фессиональных знаний, умений, навыков, как непрерывный про Там же. С. 62.

Там же. С. 70.

цесс профессионального развития человека с момента выбора профессии до прекращения активной трудовой деятельности1.

На каждой стадии становления профессионала происходит реалистичная, объективная оценка себя, позволяющая точно оп ределить свое место и роль в трудовом коллективе, иными словами каждый этап становления профессионализма позволяет в полной мере осознать индивидом свое место в выбранной профессии, ут вердиться в своей профессиональной идентичности.

Стоит отметить и то, что представления общества о государ ственных служащих и представление государственных служащих о самих себе обусловлены спецификой их профессиональной груп пы, особенности которой влияют на формирование имиджа чи новника в обществе. Согласно психологической концепции Е.Б.

Перелыгиной, внутренний имидж – это аналог самоощущения и Я концепция субъекта, а внешний – это имидж, создаваемый инди видом с ориентацией на восприятие окружающими2.

По нашему мнению профессиональная идентичность государ ственного служащего схожа со структурой социальных представле ний, складывающихся о нем в обществе. Структуру и личных и со циальных представлений о государственном служащем можно пред ставить в двух ракурсах: позитивном и негативном. Позитивный ракурс предполагает взгляд на идеал государственного служащего, характеристиками которого несомненно выступают высокое чувст во ответственности, долг, самопожертвование и полная отдача сво ему делу, совпадение личных желаний и склонностей человека с не обходимостью выполнения им гражданских обязанностей. Поиск людей с такими профессиональными установками и происходит сейчас в рамках программы «Резерв управленческих кадров». Одна ко трудно утверждать, что абсолютное большинство как будущих, так и ныне работающих государственных имеют профессиональную идентичность с такими характеристиками.

Русский философ А.И. Ильин отмечал: «Властитель, кто бы ни был он - законодатель, правитель или судья, - лишенный государст венного смысла или патриотизма, одержимый злою волею, своеко рыстием или классовым интересом, не чувствующий права, не ве рящий в назначение и силу государства и не сознающий своей от ветственности, безвольный или трусливый - будет всегда истинным бедствием для своего союза: ибо деятельность его подрывает самое важное в политической жизни - веру в право и волю к государст венному единению»3.

Поваренков Ю.П. Профессионализация и жизненный путь личности // Проблемы социальной психологии XXI столетия. Т. 2. Ярославль, 2001. С. 264.

Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. М., 2002. С. 25.

Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1992.

Результаты исследования, осуществленного коллективом ка федры государственной службы и кадровой политики РАГС в сен тябре 2003 г. в 17 субъектах РФ (всего опрошено 1202 человека), показывают, что в основе профессиональной мотивации госслу жащих население видит, прежде всего, стремление занять пре стижное место в обществе (53,6%), получить гарантии стабильного положения и постоянной работы (38,2%) и открыть для себя воз можности служебного роста (36,0%).

Эти социально-статусные стимулы достаточно органичны и лежат в основе многих видов профессиональной мотивации. Но население не менее отчетливо выделяет и другие стимулы профес сиональной мотивации государственных служащих, имеющие более специфическую ориентацию, - повышение материального благопо лучия посредством поступления на работу в государственные орга ны власти и управления (51,7%) и возможность приобретения не обходимых в жизни полезных связей (33,7%). Это уже можно счи тать определенной тенденцией к негативной нравственной оценке гражданами профессиональной мотивации госслужащих. При этом такие основания мотивации кандидатов на государственные должности, как стремление полнее реализовать свои профессио нальные качества и желание принести пользу обществу и государ ству назвали очень немногие участники опроса (7,4% и 7,2% соот ветственно) (Я зеркальное).

Сами государственные служащие, опрос которых проводился в это же время (в исследовании приняли участие 964 работника федеральных и региональных органов власти и управления), опре деляют мотивы своего поступления на госслужбу противополож ным образом. Для них наиболее значимы гарантия постоянной ра боты (46,6%) и стремление полнее реализовать свои профессио нальные качества (42,1%), а также желание принести пользу об ществу и государству. Материальные же стимулы и обеспечение перспектив служебного роста выделили соответственно 19,4% и 16,3% респондентов1 (Я-реальное).

Сравнительный анализ определения своей профессиональной идентичности государственными служащими и представлений о них у населения свидетельствуют о том, что у населения сохраня ется недоверие к «чистоте» нравственных помыслов государствен ных служащих, основанное на многочисленных фактах проявле ния ими неэтичных поступков;

а государственные служащие, от ветственно и добросовестно выполняющие свой служебный долг, Магомедов К. Социологический анализ этических проблем государственной службы // Государственная служ ба. 2004. № 6 (32). С. 16-17.

не хотят, чтобы их образ складывался в значительной мере из не гативных качеств.

Подводя итог вышесказанному отметим, что для построения продуктивного имиджа государственного служащего необходимо уравновесить Я-реальное и Я-зеркальное. Начинать необходимо с устойчивого формирования идеальной профессиональной идентич ности у будущих государственных служащих еще на этапе их обуче ния в вузе. Добиться этого сложно, однако достижение устойчивого результат в этом направлении несомненно откроет новые горизонты в проведении эффективной кадровой политики государства, реали зуемой путем формирования кадрового состава профессиональных государственных служащих, обладающих необходимыми качества ми государственного и общественного служения.

Магомедов С.М., канд.экон.н., доц.

ЮРИФ РАНХиГС (Ростов-на-Дону) ОСОБЕННОСТИ МОДЕЛЕЙ ИСЛАМСКИХ ФИНАНСОВ И ИХ ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ Эмпирический анализ исламских финансов тем более важен, что в настоящее время практика исламских финансовых институ тов порою значительно опережает теоретическое осмысление мно гих актуальных проблем в данной сфере. Исламские финансы представляют собой не статичную структуру, а динамично разви вающуюся систему. Если первые исламские банки строили свою работу в соответствии с теоретическими наработками мусульман ских ученых, то в настоящее время исследователи едва успевают осмыслить стремительно развивающуюся практику исламских финансовых институтов.

Все государства, в которых в Новейшее время были предприня ты попытки развивать исламскую финансовую систему или ее от дельные положения на практике, можно разбить на 3 группы: 1) го сударства с монистической моделью, 2) государства с дуалистиче ской моделью и 3) государства с традиционной моделью.

Можно выделить следующие основные признаки монистиче ской модели развития исламских финансов:

1. Поэтапный или единовременный отказ всех банков в госу дарстве от использования ссудного процента в своих операциях;

Исключение нередко составляли филиалы иностранных банков.

2. На сферу внешнеэкономических отношений в силу объек тивных причин запрет ссудного процента, как правило, не рас пространяется. При этом государство должно прилагать все уси лия для скорейшего погашения государственного долга и процен тов по нему;

3. Реформы по исламизации финансового сектора в основном затрагивали макроэкономичесий уровень. Микрофинансовые ин ституты практически не были охвачены исламизацией и продол жали использовать ссудный процент в своей деятельности;

4. Запрет ссудного процента может быть установлен на зако нодательном уровне либо в виде специального закона, либо в виде подзаконного акта.

Кроме того, применение монистической модели на практике характеризовалось отсутствием связи проводимых реформ с ана логичными преобразованиями в других странах. При этом переход к исламской финансовой системе осуществлялся административ ными методами, а не рыночными.

В настоящее время представителем первой группы является лишь Судан.

В Иране при формальном соблюдении запрета ссудного про цента на уровне законодательства процентные отношения широко распространены как в банковском секторе, так и на черном рын ке. Например, среди методов финансирования, применяемых ис ламскими банками в Иране, доминирует мудараба, однако в такой ее форме, которая не соответствует шариату: прибыль банка за ранее определена и не зависит от успешности проекта. Большин ство шиитских правоведов в Иране считают традиционную сис тему страхования дозволенной с точки зрения шариата, что при вело к отсутствию значительных подвижек в развитии исламского страхования в стране. Это противоречит базовым принципам по строения исламской финансовой системы, одним из ключевых ин ститутов которой являются исламские страховые (такафул) ком пании. Далека от исламского идеала ситуация с рынком ценных бумаг. В июле 2002 г. в Иране были выпущены первые в истории исламской республики еврооблигации сроком на 5 лет на сумму 500 млн. евро.1 Данные облигации по своей природе ничем не от личаются от тех, что запрещены шариатом. Исламизация иран ской экономики не затронула целый ряд других важных сфер. Так и не был на государственном уровне решен вопрос о реформиро вании налоговой системы страны в свете шариата. В связи с вы шесказанным, не вполне корректной выглядит критика исламской экономической модели лишь на примере одного Ирана. Иранский Беккин Р. Иран: опыт исламизации экономики // Центральная Азия и Кавказ. - 2006. -№ 4. -С. 169-176.

опыт не только не дает полной картины исламской финансовой системы, но и вводит неподготовленного читателя в заблуждение относительно ее возможностей и перспектив.

В то же время, в Пакистане после целого ряда попыток иско ренить процент из банковского сектора была принята дуалистиче ская модель. Несмотря на то, что в стране существует сравнитель но много исламских банков (свыше 10), их доля на рынке финан совых услуг незначительна и не превышает 5%. Это, по меньшей мере, в 3 раза меньше, чем в Малайзии, где изначально была при нята дуалистическая модель. Несмотря на определенное число недоработок в ходе прово димых реформ, опыт Судана по преобразованию финансового сектора в соответствии с шариатом можно расценивать как поло жительный и вместе с тем уникальный. В условиях финансовой глобализации едва ли найдется еще государство, которое осмелит ся полностью преобразовать свою финансовую систему в духе ша риата даже при технической поддержке МВФ, как это происходи ло в Судане. Выше уже было отмечено колоссальное влияние психологиче ского фактора на успех реформ по исламизации финансового секто ра. Можно сделать вывод, что чем меньше сообщество, в рамках ко торого проводятся реформы по исламизации, тем меньше рисков и издержек и тем вероятнее успех. Полная же исламизация финансо вой системы отдельно взятого государства в современных условиях представляется экономически нецелесообразной.

Эксперимент по исламизации всего финансового сектора в ряде государств был обречен на провал или не достиг ожидаемых результатов в условиях, когда большинство населения продолжало игнорировать в своем деловом поведении принципы исламской деловой этики. Даже в Судане, несмотря на определенный успех в развитии исламских финансов, поведение многих участников рынка не соответствует вышеупомянутым принципам. Очевидно, что в масштабах целого государства, страдающего от внутренних вооруженных конфликтов и экономических неурядиц, невозмож но привить всему населению стандарты этичного поведения в де ловой сфере. В такой ситуации говорить о дальнейших инициати вах по углублению реформ в сфере исламизации экономики в Су дане можно лишь с большой осторожностью.

Однако чистоту суданского эксперимента нарушила не пси хология, а политика. В соответствии с мирными соглашениями по Южному Судану, в этой части страны Центральный банк Южного Жмуйда И.В. Формы и методы исламского кредитования в Пакистане // Ислам и политика. -М., -2001. С. 406–417.

Jobst Andy, Kunzel Peter, Mills Paul, and Amadou Sy. Islamic Finance Expanding Rapidly // IMF servey magazine. – Интернет-ресурс: (www.imf.org/external/pubs/ft/survey/so/2007/res0919b.htm) Судана фактически получил полномочия устанавливать свои пра вила регулирования деятельности финансовых институтов, чем он незамедлительно воспользовался. В 2007 г. подразделениям ислам ских банков, работавшим в Южном Судане, был предъявлен уль тиматум: либо преобразоваться в традиционные банки, либо пре кратить работу. Иными словами, в Южном Судане произошло то же самое, что на севере в начале 1980-х, а затем 1990-х гг. только с точностью до наоборот. Тогда у банков в Судане не оставалось иного выбора, как только использовать исламские методы финан сирования. Вместе с тем, было бы несправедливо утверждать, что решение Центрального банка Южного Судана фактически свело на нет монистическую модель в стране. Она продолжает действо вать на севере в полном объеме, как и прежде.

Принимая во внимание, что монистическая модель позволяет максимально широко использовать потенциал исламских финан сов, диссертант, тем не менее, полагает, что наиболее приемлемым сценарием развития исламской финансовой системы является предоставление равных возможностей как исламским, так и тра диционным финансовым институтам.

Именно в такой свободе выбора и должна, прежде всего, проявляться альтернативность исламских финансов. В современ ном мире такие возможности для финансовых институтов откры вает дуалистическая модель.

Как показал опыт, дуалистическая модель, принятая в Ма лайзии и ряде других государств, оказалась оптимальной для при менения исламских методов финансирования.

Дуалистическая модель характеризуется следующими важ ными признаками:

1. Государство оказывает политическую и иную поддержку исламским банкам и другим исламским финансовым институтам.

2. Традиционный и исламский финансовые секторы сущест вуют параллельно.

3. Деятельность исламских финансовых институтов, как пра вило, регулируется специальным законом.

4. Традиционные банки и страховые компании предлагают клиентам исламские финансовые продукты, открывают исламские «окна». Именно дуалистическая модель позволяет участникам рынка сделать свой осознанный выбор в пользу традиционных или ис ламских финансов. В то же время, монистическая модель такого выбора участникам рынка не оставляет. При этом исламским фи Открытие специализированных исламских «окон» в традиционных банках характерно для стран ЮгоВосточ ной Азии и Запада. На Ближнем Востоке предпочтение отдается полноценным исламским банкам.

нансовым институтам не требуется поступаться некоторыми принципами и методами финансирования по причине невозмож ности их применить в свете действующего законодательства — как это зачастую происходит при традиционной модели.

Дуалистическая модель доказала свою эффективность в странах со значительным мусульманским населением, стремящих ся, чтобы их модели развития соответствовали исламу. Так, Тур ция, где долгое время за исламскими банками не признавалось особого статуса, после внесения поправок в законодательство и отнесения исламских банков к категории партнерских банков фактически перешла к дуалистической модели. То же самое про изошло и с Казахстаном и Киргизией, где в феврале 2009 г. были приняты поправки в банковское и иное законодательство, позво ляющее исламским банкам полноценно осуществлять свою дея тельность и конкурировать с традиционными банками. Переход стран из одной группы в другую обусловлен,прежде всего, теми экономическими выгодами для государства и граждан в глазах тех, кто инициирует подобные поправки в законодатель ство. Уникальность ситуации в Казахстане заключается в том, что поправки в законодательство были приняты до того, как в стране появились первые исламские банки. В ближайшее время в группу стран с дуалистической моделью войдет Босния и Герцеговина, где с 2000 г. функционирует Bosna Bank International. Таким об разом, отношение регулирующих органов к статусу исламских банков и других финансовых институтов определятся не количе ственными показателями, а оценкой той роли, которую могут сыг рать исламские банки в экономике страны.

В последнее время в России с ростом интереса к исламским финансам некоторые специалисты апеллируют к опыту таких стран как Малайзия, Великобритания, и даже Казахстан и Кирги зия, призывая экстраполировать их опыт на Россию. Однако, те, кто утверждает это, не учитывают то обстоятельство, что в каж дой стране существует свой уникальный опыт построения ислам ской финансовой системы, — с учетом особенностей местного за конодательства, политической ситуации, спроса на исламские фи нансовые услуги и др. Поэтому каждому государству, где уже соз даны или будут учреждены исламские финансовые институты, предстоит самостоятельно искать оптимальный путь по адаптации исламских принципов ведения хозяйственной деятельности к ус ловиям действующего законодательства. Россия в этом смысле не является исключением.

Куртмоллаев С.Э. Банковская система Турции и место в ней исламских банков // Страны с переходной эконо микой в условиях глобализации: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. – М., 2007. – С. 420–423.

Третья группа стран фактически является переходной для некоторых государств со значительным мусульманским населени ем. Основными признаками традиционной модели являются:

1) отсутствие специального законодательства, регулирующего статус исламских финансовых институтов;

2) исламские банки рассматриваются в законодательстве либо как обычные банки, либо как небанковские кредитные организации;

3) в силу требований действующего законодательства ислам ские финансовые институты ограничены в возможностях приме нения различных исламских методов финансирования.

Опыт Великобритании, США, Швейцарии и других западных стран свидетельствует, что исламские банки и другие финансовые институты могут эффективно функционировать в рамках тради ционной модели и без внесения существенных поправок в законо дательство. Например, в Великобритании, где девизом главного финансового регулятора Управления по финансовому регулирова нию и надзору (FSA) стало «никаких преград, никаких привилегий»

исламские банки имеют те же права, что и традиционные. То же самое относится и к страховым компаниям. Данная стратегия яв ляется частью провозглашенной премьер-министром Гордоном Брауном еще на посту канцлера казначейства (министра финан сов) политики по превращению Лондона в один из мировых цен тров исламских финансов.

Вместе с тем, и некоторые страны с традиционной моделью могут со временем воспринять дуалистическую. Так, возможно, Азербайджан, где в настоящее время функционирует один ислам ский банк («Каусар банк»), со временем может повторить опыт Турции, где исламским банкам разрешили работать на финансо вом рынке в качестве полноценных банков. При этом по полити ческим причинам, в их названии отсутствует слово «исламский».

Однако, в любом государстве, относящемся к монистической, дуалистической или традиционной модели, исламские финансовые институты должны доказать свою эффективность прежде, чем госу дарство будет оказывать им поддержку в виде внесения поправок в законодательство, предоставления налоговых льгот и др.

Анализ различных моделей развития исламских финансов свидетельствует о том, что мусульманские страны зачастую стре мились самостоятельно создать собственную модель исламских финансов, не придавая значения интенсификации совместных усилий в данном направлении. Вопросы экономической интегра ции в мусульманском мире рассматривались и рассматриваются преимущественно под политическим углом, при этом экономиче скому сотрудничеству между мусульманскими странами придает ся куда меньшее значение, чем партнерству мусульманских стран с Западом.

В то же время есть основания считать, что в странах с боль шой долей мусульманского населения, не готового доверять свои сбережения традиционным банкам, а также со значительным ко личеством предпринимателей-мусульман, не пользующихся услу гам традиционных банков, развитие исламских финансовых ин ститутов позволяет повысить эффективность финансового рынка и ускорить его развитие.

Развитие исламских банков в США и Западной Европе позво ляет предположить, что рано или поздно подобные финансовые институты возникнут и в нашей стране. Функционирование ис ламских финансовых институтов сопряжено с необходимость вне сения изменений в законодательство, а также затрудняет прове дение денежно-кредитной политики и поддержание стабильности финансовой системы. В такой ситуации необходимо знать особен ности их функционирования и те риски, которые они привносят в национальную финансовую систему.

Медякова Е. М., канд.экон.н.

ЮРИФ РАНХиГС (Ростов-на-Дону) ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ МОДЕРНИЗАЦИИ МЕТОДОВ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИКУ Развитие - ключевое понятие современного общества, основа существования любого объекта. Рассматривая всякую социально экономическую организацию, мы приходим к выводу о том, что для е существования требуется определенный набор ресурсов.

Однако большая часть этих ресурсов исчерпаема и для их замены либо восстановления требуются вложения, то есть инвестиции. Ре зультатом эволюции инвестиционных отношений стало значитель ное увеличение числа участников, разнообразие инструментов и масштабов их обращения, расширение сфер их применения, а так же возросшая интеграция всех секторов экономики под воздейст вием инноваций. Существующая в настоящее время структура экономики подразумевает активное взаимодействие капиталов различных форм собственности - государственного, частного и смешанного. Однако специфические условия нашей страны дела ют процесс привлечения инвестиций не имеющим аналогов в ми ре, предопределяя насущную необходимость государственного ре гулирования.

Интерес к государственному инвестированию понятен и прагматичен, ведь именно эта форма инвестиций является ката лизатором экономического роста. При взвешенном подходе к ин вестиционной политике государственные инвестиции призваны стать одним из важнейших средств преодоления экономического кризиса и оздоровления экономики России. Кроме того, для пере хода экономики страны на рыночную основу и е модернизации требуются огромные капиталовложения, которые определяют ди намику в фундаментальных экономических процессах воспроиз водства, обеспечить приток и верное направление которых госу дарство вполне способно.

Мировой опыт развития инвестиционных отношений показал их ключевую роль при формировании критериев экономического роста и финансовой базы прогресса. Однако современные тен денции развития экономики нашей страны, а так же идея перехо да на инновационный тип развития выдвигает перед государст венной инвестиционной политикой ряд задач, основной из кото рых будет формирование институциональных условий для макси мальной эффективности использования государственных инве стиционных ассигнований, поиск новых форм и оптимизация распределения инвестиционных потоков. Интеграция России в мировую систему и переориентация на рыночные отношения по влекли необходимость трансформации институциональной среды, решить которую возможно эффективными мерами инвестицион ной политики государства. Нужды социальной поддержки, фраг ментарный характер инвестиционных программ, риски инвести ционного планирования также приводят к необходимости ком плексного рассмотрения институциональных форм организации инвестиционных потоков и источников государственных инве стиций. Отсутствие готовых решений задач, поставленных перед российской экономикой, при их высокой значимости для страны делают исследования проблем государственного инвестирования особенно актуальными.

Анализируя опыт инвестиционных вложений на протяжении ХХ века в отечественной экономике, можно прийти к выводу, что недостаток капиталов наблюдался на протяжении всей истории развития экономики страны. Несмотря на большой потенциал, при реализации инвестиционных проектов в России баланса ис точников инвестиционных вложений, так же как и механизмов их перелива, не наблюдается. Так, экономические субъекты периода индустриализации начала столетия развивали бизнес за счет за емных иностранных капиталов, развитие экономики довоенного советского периода происходило за счет перелива финансовых средств из аграрного сектора, при том применялись администра тивные, а не экономические рычаги воздействия. Однако быстрое административное внедрение нового технологического уклада привело к положительному результату.

Особо отметим отсутствие в тот период внешних источников инвестирования - в силу политических условий формы использова ния иностранных капиталов не применялись. В качестве обоснова ния может служить цитата В.И. Ленина1, отмечавшего, что ино странный капитал ведет при ускорении экономического развития к состоянию полуколониальной зависимости. Послевоенный период советской экономики характеризовался максимизацией использо вания трудового потенциала, без дополнительных инвестиционных механизмов. Производство средств производства, достигшее в пе риод послевоенного двадцатилетия максимальных значений, при вело к экономическому спаду и стагнации. В условиях советской экономики 80-90-х гг. на внутренние инвестиции тратилось более 1/3 ВВП по внутренним ценам и более 50% ВВП по мировым це нам, но вместо ожидаемого экономического роста произошел эко номический спад2. Это привело к необходимости реструктуризации экономики и поиску свободных капиталов, что в свою очередь и послужило предпосылкой для формирования институциональной среды для повышения эффективности инвестиционных потоков.

Существенное снижение объемов инвестиций в техническое пере вооружение и реконструкцию хозяйствующих субъектов при син хронном росте доли расходов на капитальный ремонт, то есть нега тивная динамика государственных инвестиционных вложений в реальный сектор российской экономики 90-х годов, привела к мо ральному и физическому износу больше 50% основных средств. Во время любого кризиса именно объем инвестиций сокращается больше и явнее всего, что связано с источниками их финансирова ния - прибылью предприятий, кредитов и займов, а так же высо кой долей риска при нестабильности всей системы.

Недофинансирование инвестиций прошлого периода, при ведшее страну на грань техногенной катастрофы, наличие боль шого числа нерентабельных предприятий, финансовый кризис, моральный и физический износ основных средств - основные ха рактеристики данного периода. В рассматриваемый период бюд жеты всех уровней исполнялись с дефицитом (6-8% ВВП)2. При этом экономика страны не утратила своей жизнеспособности, со Ленин В. И. Три источника и три составных части марксизма. Полн. собр. соч., т. 23, с. 40— Рудь Н. Ю. Влияние факторов роста экономики страны на развитие прямых иностранных инвестиций (между народный опыт и российские реалии) // Российский внешнеэкономический вестник. 2007. №4. с. 25-34.

хранился в большей части высокий потенциал квалифицирован ных трудовых ресурсов, а также природно-ресурсный потенциал.

Произошел масштабный структурный перекос в пользу отраслей добывающей промышленности (в 1995г. минеральные ресурсы за нимали 40% объема российского экспорта, а в 2004г – 60%)1. На общем фоне системного кризиса дополнительная нагрузка на со циальную и экономическую сферу, в том числе и на инвестицион ную активность оказало дестабилизирующее влияние. Подъем, на чавшийся с 1999 г. показателен лишь в сравнении с предыдущим годом, к 2000 г. Россия вышла к макроэкономическим показате лям 1990 г. На первый план вышла проблема макроэкономической стабильности и создания благоприятного инвестиционного клима та, получает развитие государственная поддержка инвестицион ной деятельности, сделана попытка создать бюджет развития, ак тивно формируются целевые бюджетные фонды. Стал очевиден тот факт, что управление инвестициями не согласовано с дина мичными процессами реструктуризации российской экономики, что привело к созданию долгосрочной стратегии на 2000-2010 гг.

Таким образом, подтверждается тезис о том, что кардинальное улучшение инвестиционного климата и переход к инвестиционно активной стратегии, направленной на модернизацию экономики, возможны лишь на основе проведения широких структурных ре форм и укрепления базовых институтов государства.

В 2005 г. доля инвестиций в основной капитал РФ составила, согласно оценкам, лишь 18% ВВП, в то время как в странах, со хранявших высокие темпы роста, этот показатель обычно дости гает 25% и выше. При этом инвестиции в основном сосредоточе ны в нефтегазовом секторе2. Стабильность инвестиционного кли мата, рост национальной экономики, ее масштабы, формируемые проводимой государственной экономической политикой, являются ключевыми факторами для инвестиций, что привело в 2006-07 гг.

к периоду «инвестиционного бума». Однако, несмотря на сущест венное ускорение роста инвестиций в 2007г. (21,1% г/г против 13,7% в 2006 г.)2, Россия осталась страной с относительно низким уровнем накопления основного капитала по отношению к ВВП, что нашло свое выражение в период кризиса.

Конец 2008 г. ознаменовался для отечественной экономики влиянием мирового финансового кризиса на большую часть эко номических хозяйствующих субъектов, что, в свою очередь, при вело к направлению существенных объемов финансирования на антикризисные мероприятия, то есть увеличение доли расходов на Официальные данные Росстата РФ http:// www.gks.ru Там же.

не инвестиционные цели;

ухудшению социального и инвестицион ного климата, снижение жизненного уровня населения;

уменьше нию объемов производства, сокращению объемов ВВП. Динамика инвестиций в основной капитал в течение 2008 г. неблагоприятна в ряде отраслей (например, строительство), так же начал сокра щаться приток иностранных инвестиций. Так, если в 2007 г. об щий объем инвестиций составил 121,1% к предыдущему году, то в 2008 г. - 109,1%. В 2009 г. произошел спад ВВП, причиной кото рого, прежде всего, является обвал инвестиционного спроса. Ин вестиции в основной капитал сократились на 17%, наибольшее снижение произошло в 2009 г., когда данный показатель умень шился на 24,5% к соответствующему периоду прошлого года. На восстановление инвестиционной активности в экономике была направлена политика Банка России, уменьшавшего ставку рефи нансирования 10 раз. Кроме того, к основным факторам, оказав шим положительное влияние, можно отнести улучшение внешне экономической конъюнктуры и рост объема капвложений феде рального бюджета (более чем на 40% к уровню 2008 г.).1. Эта тен денция коррелирует и с динамикой изменения внутренней струк туры инвестиций в России.

Однако, любая кризисная ситуация, тем более такого мас штаба, как переход на новый этап жизненного цикла, имеет свои положительные и отрицательные стороны. В.В. Кулешов, рассмат ривая последствия мирового кризиса, говорит о таких его положи тельных последствиях, как снижение издержек, структурные сдвиги в экономике, сокращение зависимости от импорта и ук рупнение банковской инфраструктуры2.

Среди негативных последствий выделим сокращение внеш него финансирования, увеличение инвестиционных рисков, со кращение нормы накопления, бегство капитала, снижение устой чивости бюджетной системы.

Следует заметить и позитивную роль данного экономического кризиса, к каковым можно отнести получение новой информации и возможность формирования качественно новых механизмов развития экономики;

выявление проблем, существующих в отрас лях, устранение неконкурентоспособных предприятий;

стимули рование к развитию новых технологий и оздоровление структуры субъектов экономики;

возможность реструктуризации активов, в том числе и трудовых ресурсов (переквалификация);

снижение спекулятивных инвестиций;

возможность повышения эффектив ности инвестиций государства.

Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 2009 году // http://www. economy.gov.ru/minec/activity/sections/macro/ monitoring/ doc20100203_ Кулешов В. В. Мировой финансовый кризис и его последствия для России // ЭКО. 2009. №1. с. 2-13.

Эволюция экономической системы предполагает формирова ние институтов, способных реализовать стратегию развития на каждом конкретном этапе. Так, за период мирового финансового кризиса, отечественная экономика получила возможность изме нить существующие пропорции структуры и добиться перерас пределения финансовых потоков.

Решение вопросов инновационного развития при ограниченных возможностях бюджетного финансирования и постоянном снижении реальных возможностей самофинансирования должно проводиться с опорой на принципы интенсивного функционирования.

По-нашему мнению, проводимая в стране экономическая по литика, направленная на поэтапный переход к модели инноваци онного социально-ориентированного развития, и бюджетная ре форма, призванная наладить на данном этапе бюджетирование, ориентированное на результат, оказали большое влияние на фор мирование общей институциональной основы бюджетных инве стиций (е системообразующей части). При этом ключевым, как отмечает Т.Г. Нестерова, является удлинение горизонта бюджетно го планирования до трех лет. Такой подход позволяет решить про блемы формирования благоприятного инвестиционного климата;

плюсом с точки зрения макроэкономического подхода является стабилизация, а так же информативность для инвесторов о плано вых направлениях национальной бюджетной политики на бли жайшие три года1.

Рассматривая сценарии развития экономических показате лей России в свете мирового финансового кризиса, можно сделать вывод о достаточно благоприятной ситуации для нашей страны.

Роль государства в этом случае - правильно воспользоваться дан ными параметрами и заставить их работать на укрепление эконо мики: создать базовые условия для последующего за кризисом роста, оптимизировать развитие финансовых институтов, зало жить основу для улучшения инвестиционного климата. Таким об разом, кризис представляет собой возможность проверить эффек тивность управления. Эффективный менеджмент - это, прежде всего способность минимизировать издержки при максимизации прибыли, а эффективный менеджмент в условиях кризиса - спо собность с минимальными потерями функционировать в период кризиса и сохранением перспектив роста.

По прогнозам Правительства РФ в ближайшие годы объем го сударственных инвестиций будет оставаться на достаточно высо ком уровне около 4% ВВП. При этом уровень расходов на разви тие инфраструктуры должен расти за счет привлечения внебюд Нестерова Т. Г. Этапы бюджетной реформы //Финансы. 2008. №2.

жетных средств, создания государственно-частных партнерств, использования созданных институтов развития1.

Экономический рост современных систем характеризуется ведущей ролью НТР. Опыт промышленно развитых стран показы вает, что наибольший успех достигается при инвестировании в научно-техническую сферу - в новые знания, воплощенные в пе редовых технологиях и оборудовании, современное образование, в эффективную организацию производства. Единственным прием лемым для России способом хозяйствования, потенциально обла дающим реальной перспективой конструирования будущего, яв ляется инновационный тип развития. Развитие инноваций явля ется основным приоритетом современной экономической полити ки;

технологические новшества, развитие информационной сре ды, обеспечиваемое инновациями невозможно без подпитки инве стициями, то есть без тесной связки с проводимой государством инвестиционной политики.

При этом ситуация складывается двоякая. Вложения в инно вационные технологии, в совершенствование, в исследования, в науку, в сверхсложные технологии для получения преимуществ и сверхприбыли - это сейчас основа деятельности инвесторов. Но ощутимый уровень риска затрудняет привлечение капитала на разработки и маркетинг инновационных продуктов. Вс возрас тающая роль организации технологического инновационного раз вития в России приводит к острой необходимости активного раз вития институциональной структуры государственных инвестиций.

Нельзя не согласиться с утверждением Н.В. Бекетова и А.С. Дени совой - отсутствие определения локомотивных отраслей российской экономики сдерживает развитие экономики страны2. Переход к инновационному типу воспроизводства предполагает создание но вой технологической базы. В силу условий догоняющего развития и проблемы необходимости перехода на пятый и шестой технологи ческие уклады без устоявшейся научной и технической базы, рас ширение, реконструкция и техническое перевооружение основных фондов, развитие материальных оборотных средств является жиз ненно важным условием для экономики. Таким образом, государ ственные инвестиции, в силу своих возможностей имеющие на много больше преимуществ, по-нашему мнению, призваны стать «локомотивными» для экономики России. Отсюда можно сделать вывод, что перспективы воспроизводства материальной базы на учно-технической сферы будут определяться в основном финансо Постановление СФ ФС Российской Федерации от 26 ноября 2008 №443-СФ О бюджетной стратегии Россий ской Федерации на период до 2023 года// Консультант Плюс Бекетов Н.В., Денисова А.С. Инновационная экономика России: время перемен // Финансы и кредит. 2008.

№17. с. 63-72.

выми ограничениями и инвестиционными предпочтениями пред приятий и организаций реального сектора экономики.

Однако, по-нашему мнению, решение вопросов инновацион ного развития при ограниченных возможностях бюджетного фи нансирования и постоянном снижении реальных возможностей самофинансирования должно проводиться с опорой на принципы интенсивного функционирования, но без снижения объемов бюд жетного финансирования в настоящее время. Для этого необхо димо формирование качественной конкурентоспособной институ циональной инвестиционной среды как открытой системы с четко структурированными внутренними связями и целями. В условиях ограниченности централизованных инвестиций формирование институтов развития становится существенным фактором акти визации аккумулирования частного капитала для целей государ ственной инвестиционной деятельности. С учетом отечественного и опыта зарубежных стран, институты развития способны сыграть роль важного фактора модернизации экономики. Так, в настоя щее время образовано одиннадцать государственных корпораций, причем большая часть - с целью решения задач обновления техно логической и управленческой компоненты.

Развитие институтов - непрерывный процесс, однако функ циональное содержание их на протяжении последнего десятилетия претерпело немало изменений, в зависимости от поставленных общей экономической политикой краткосрочных целей. Тогда как институциональная среда должна иметь в своем составе тот сис темообразующий элемент, функционирование которого направ ленно на долгосрочную стратегию развития отечественной эконо мики. Таким образом, необходимо рассмотреть стратегию разви тия в свете доминирующего направления инвестиционной инсти туциональной среды.

При этом настоящий период благоприятен для аккумуляции инвестиционных бюджетных средств и концентрации их в тех точ ках экономической структуры, где мультипликативный эффект бу дет максимален. Прежде всего, это актуально в связи с распро странением последствий кризиса по всем отраслям экономики. По мнению Ю.Любимцева, кризис, коснувшийся реального и финан сового сектора, через небольшой временной промежуток проявится и бюджетной сфере, включая государственные внебюджетные фонды1. Таким образом, в настоящее время вполне возможно фор мирование инвестиционных стратегий - финансовые средства дос таточны для осуществления государственных инвестиционных вложений. По нашему мнению, стопроцентная зависимость эконо Любимцев Ю. На пути к инновационной революции финансовой системы России // Экономист. 2008. №12. с. 3-15.

мики от инвестиционной составляющей делает е уязвимой. Тра диционно система государственного инвестирования направлена на те отрасли экономики, вложение средств в которые способно привлечь дополнительные инвестиции и стимулировать развитие отрасли. Это оправдано и тем, что отрасли экономки, где реальная отдача и вклад в ВВП происходит не столь быстро, требуют прямо го государственного вмешательства. Это еще раз подтверждает мысль о необходимости не только количественного, но и качествен ного фактора при принятии решения об инвестировании.

Политика инвестиционно-обусловленного роста предполагает наличие в экономической системе адекватного инвестиционного потенциала. В свете рассмотренного ранее состояния источников и форм инвестирования отечественной экономики требуется сме щение акцента на внутренние источники инвестирования, осо бенно в свете прогнозируемого существенного ослабления притока иностранных инвестиций. Инвестиционная динамика предполага ет два основных подхода к управлению - позиция рассмотрения экономики как системы, априори стремящейся к равновесию и позиция рассмотрения экономики как системы неравновесной.

Отсюда возможны два варианта рассмотрения критериев эффек тивности и моделей оценки управления государственными инве стициями, которые детально рассмотрим далее.

За текущий период 2011 г. проходит активное посткризисное восстановление российской экономики. Так, к середине 2011 г.

ВВП преодолел почти три четверти от кризисного падения (3,7%), а ряд других основных экономических показателей (объем про мышленного производства, потребительские расходы) уже превы сили максимальные предкризисные значения середины 2008 г. По оценке Минэкономразвития РФ, за восемь месяцев текущего года прирост ВВП к соответствующему периоду прошлого года соста вил 4%. Ниже докризисного уровня остаются пока капиталообра зующие инвестиции, снижение которых в период кризиса было наиболее значительным, а также производство инвестиционных товаров (машиностроение, строительные материалы). И хотя ди намика инвестиций в основной капитал все еще нестабильна, по прогнозам Минэкономразвития РФ во втором полугодии 2011 г.

ожидается ускорение роста инвестиций до 9,3 процента. Подводя итог, отметим, что модернизация отечественной экономки предполагает создание четких механизмов регулирова ния инвестиционных потоков, перераспределение финансовых средств исходя из целей внутренней российской политики, стиму Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2012 год и плановый период 2013 2014 годов на заседании Правительства Российской Федерации // http://www.economy.gov.ru /minec /press/ news/ doc20110921_ лирование производственных инвестиций. Россия должна вырабо тать стабильное отношение к инвестиционному капиталу и целе направленно использовать все возможности для создания благо приятного инвестиционного климата. Это один из мощных источ ников поддержки отечественных производителей, который может сыграть существенную, а в некоторых областях и решающую роль в экономическом возрождении страны. Необходимо также ориен тирование бюджетного финансирования в рамках общеэкономи ческой стратегии страны;

привлечение собственных средств, внутренние программы для приоритетных отраслей;

преодоление недоверия и привлечение сбережений населения.

Тагаев А.В., канд.экон.н., доц.

ЮРИФ РАНХиГС (Ростов-на-Дону) НАПРАВЛЕНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ На региональном уровне можно выделить ряд направлений реализации концепции электронного правительства.

Во-первых, административно-организационное обеспечение, которое может оцениваться по наличию в системе государствен ного управления следующих органов власти: - орган, координирующий ведомственные программы ин форматизации;

- орган, ответственный за внедрение ИКТ в регионе;

- орган, координирующий программы информатизации со Стратегией социально-экономического развития;

- орган, координирующий программы информатизации с Концепцией административной реформы;

- орган, ответственный за повышение квалификации госу дарственных служащих в области использования современных информационных технологий.

Во-вторых, развитие систем обеспечения удаленного доступа к информации о деятельности органов власти на основе ИКТ, ко торое зависит от: - наличия официального сайта органов власти;

- наличия интерактивных сервисов на сайте;

Рейтинг уровня использования технологий электронного правительства в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации. 2009 / Комиссия СФ ФС РФ по информационной политике;

НП ЦСК ЭПР;

ЦТЭП СПбГУ ИТМО;

под ред. А.В. Чугунова. - СПб., 2010. - 52 с.

Доклад об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ по итогам года // Министерство регионального развития РФ..

- наличия центра обработки телефонных обращений граждан;

- доли органов власти, предоставляющих информацию о сво ей деятельности в сети Интернет;

- возможности обращения граждан и организаций в органы власти в электронном виде.

В-третьих, возможности предоставления электронных госу дарственных услуг можно оценить по: - реализации компонентов электронного правительства в регионе;

- возможности получения услуги без очного посещения ве домства;

- действующей системе идентификации при обращении в ор ганы власти по электронным каналам связи;

- возможности электронных платежей при получении плат ных государственных услуг;

- осуществлению процедуры обжалования решений ОГВ в электронном виде;

- возможности участия в процедуре государственных закупок в электронном виде.

В-пятых, развитие межведомственной системы электронного документооборота. Данное направление можно оценить на основе следующих показателей: - доля сотрудников ОГВ, использующих системы электронно го документооборота, - доля электронного документооборота в общем объеме, - доля использования электронной цифровой подписи в про цессах внутреннего и межведомственного взаимодействия.

В-шестых, достижения региона в области внедрения инфор мационных систем может быть оценено на основе наличия: - информационных систем мониторинга деятельности;

- информационных систем стратегического планирования, проектного и программного управления;

- информационных систем оценки результатов по основным направлениям деятельности;

- автоматизации процесса бюджетирования, ориентирован ного на результат (БОР) и составлении докладов о результатах и основных направлениях деятельности (ДРОН-Дов).

Бачило И.Л. «Электронное правительство» и инновации в области государственных функций и государствен ных услуг // Инновационные ресурсы России. 2010. №1. С.13-17.

Рейтинг уровня использования технологий электронного правительства в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации. 2009 / Комиссия СФ ФС РФ по информационной политике;

НП ЦСК ЭПР;

ЦТЭП СПбГУ ИТМО;

под ред. А.В. Чугунова. - СПб., 2010. - 52 с.

См. там же.

Тархова А.В., канд.экон.н., преп.

ЮРИФ РАНХиГС (Ростов-на-Дону) УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ:

СУЩНОСТЬ И ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ Современная экономика в условиях кризиса и посткризисного развития ставит новые задачи перед управленцами и менеджера ми, формируя перспективные и приоритетные управленческие на правления, при эффективной реализации, которых планируется стабилизация социально-экономической сферы страны. Одним из таких направлений является управленческое консультирование (УК), представляющееся определенным видом деятельности по пре доставлению консультаций и услуг в различных сферах общества.

В рыночной экономике консультационные услуги давно яв ляются важнейшим элементом поддерживающей ее функциони рование инфраструктуры. Ни одно серьезное экономическое и управленческое решение в странах с рыночной экономикой, при чем не только в развитых, но и в развивающихся (Индия, Брази лия), не обходится без использования консультантов: экономистов, юристов, маркетологов, и т.д., индивидуальных, а чаще объеди ненных в консультационные фирмы (консалтинговые компании).

Управленческое консультирование, прежде всего, проявляет ся в передаче опыта наиболее удачливых руководителей молодым работникам, их обучение, исследование и развитие организации.

УК начинает свое активное развитие в XIX-XX вв. когда мощный технический прогресс вызвал необходимость пересмотреть подход к организации предприятий, его управлению и структуре. Возник ла катастрофическая нехватка информации, новых знаний и на выков, способных помочь перестроиться в соответствии со сло жившимися условиями, которые диктовал рынок, а также воз росшей конкурентной борьбой. Тогда и появились первые кон сультанты: Ф.Тейлор, Г.Эмерсон и Д.Литтл, чьи работы в области научной организации труда и эффективности производства при несли им мировую известность, а систематизация опыта управ ленческого консультирования в научный материал позволили вы работать рекомендации направленные на повышение эффектив ности деятельности организации (предприятий и бизнеса). Данные исследования определяют следующие этапы развития управленче ского консультирования.

Во-первых, появление фирм в области предоставления управ ленческих консультаций, «Служба деловых исследований», основана Э. Бузом в 1914г. в г. Чикаго. В 1926г. Дж. МакКинси и Э.Карни ос новали фирму, давшую начало двум крупнейшим консалтинговым компаниям мира - «McKinsey & Company1» и «A.T. Kearney». Послед няя в 1995г. «слилась» с компанией Electronic Data Systems (EDS), специализирующейся на информационных технологиях, а в конце 2005 г. снова стала независимой частной компанией.

Второй этап развития УК связан с этапом развития рынка консалтинговых услуг 30-е гг. ХХ вв. Стало очевидным, что нор мальное развитие бизнеса невозможно без использования страте гического, маркетингового и кадрового планирования. Спрос на данный вид услуг проявлялся не только со стороны крупных част ных промышленных фирм, но и со стороны государственного сек тора и военных структур, что существенным образом поддержало молодой рынок и дало ему довольно мощный заряд к дальнейшему развитию. Огромный вклад в данном направлении внес Ли Якок ка, написав множество книг и лекций, а также практикующий профессиональные семинары и тренинги по консультированию в сфере управления и развития бизнеса (на примерах таких компа ний как «General Motors», «Ford»). Таким образом, необходимо от метить, что управленческое консультирование, связано не только с передачей полезного опыта удачливых предприятий (бизнеса), ме неджеров, а также взаимосвязано с научными исследованиями в области психологии и менеджмента.

В-третьих, следует выделить период 60-х годов прошлого столе тия («Золотой век» консалтинга), когда существенный вклад в разви тие рынка консалтинговых услуг внесла аудиторская деятельность, члены компании так называемой «Большой восьмерки», занимаю щиеся исключительно аудиторской деятельностью, постепенно рас ширили список своих услуг и наравне с аудиторскими услугами ста ли предлагать услуги в сфере управленческого консалтинга.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.