авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«Институт экономики, управления и права (г. Казань) СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ Материалы Всероссийской ...»

-- [ Страница 2 ] --

Каждый имеет право на принятие решения о том, иметь детей или нет, о времени их рождения и интервалах между родами. Это право прямо вытекает из ст. 19 Конституции Российской Федерации, смысл которой заключается в том, что никто не может подвергаться какой-либо дискриминации, ущемлению прав и свобод по мотивам происхождения, пола, расы, национальности, языка, вероисповедания, политических и религиозных убеждений или по каким-либо иным условиям и обстоятельствам личного или общественного характера.

В случаях, когда женщина не может или не хочет рожать, она может искусственным путём прервать беременность, но только в медицинских учреждениях.

Статья 36 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года гласит, что каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве.

Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям – при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности1.

Искусственное прерывание беременности проводится в рамках программ обязательного медицинского страхования в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, врачами, имеющими специальную подготовку.

Незаконное проведение искусственного прерывания беременности влечёт за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318.

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО Бобочкина А. Ю.

Науч. рук.: к.ю.н., ст.препод. Латыпова Э. Ю.

Института экономики, управления и права (г. Казань) НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМАЛЬНОГО СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ Общее определение состава преступления представляет собой теоретическую модель, включающую статическую совокупность элементов, их содержания и признаков, присущих общей массе преступлений.

Общепризнанно выделение четырех элементов, входящих в структуру состава преступления: объект, объективная сторона, субъективная сторона и субъект, которые классически выделяются в каждом составе преступления.

По структуре объективной стороны выделяются три группы составов преступления: материальный, формальный и усеченный.





Остановимся на рассмотрении именно формального состава преступления.

Объект формального состава преступления не отличается по содержанию от материального или усеченного состава преступления.

Субъект формального состава преступления также не отличается по содержанию от материального или усеченного состава преступления.

Однако по объективной стороне у формального состава имеются определенные особенности. Так, наказуемым является само совершение преступного действия или бездействия, наступления определенных преступных последствий, в отличие от материального состава, не требуется. В отличие от усеченного состава, при совершении формального состава преступления преступник выполняет все действия, которые он предполагал совершить, то есть состав является оконченным.

С субъективной стороны большинство преступлений с формальным составом совершается с прямым умыслом. Совершение преступления с формальным составом по неосторожности, по нашему мнению, невозможно, так как неосторожность требует определенного субъективного отношения именно к наступившим последствиям, а если последствия не наступили, то лицо привлекается не к уголовной ответственности, а к административной.

Газизова Р. А.

Науч.рук.: к.ю.н., ст.препод. Латыпова Э. Ю.

Института экономики, управления и права (г. Казань) ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ Добровольный отказ от преступления – прекращение лицом приготовления к преступной акции либо действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность довести его до конца (ст. 31 УК РФ). Мотивы добровольного отказа от совершения преступления могут быть разными:

страх перед опасностью, раскаяние, жалость к жертве, неуверенность в возможности скрыть преступление, малая ценность имущества, уговоры или угрозы со стороны потерпевшего. Однако, если намереваясь совершить преступление, виновный похищает огнестрельное оружие, а затем добровольно отказывается от его совершения, то он освобождается от уголовной ответственности за это преступление, но должен отвечать по ст. 226 УК РФ за хищение оружия.

Не является отказ от совершения преступления добровольным, если он был обусловлен не свободным волеизъявлением лица, а вынужденным, в силу различных обстоятельств, возникших помимо его желания и помешавших довести преступление до конца. В этих случаях налицо будет неоконченное преступление, то есть приготовление к преступлению или покушение на преступление. В подобных случаях волевая направленность действии лица парализуется влиянием обстоятельств, которые не зависят от субъекта. В результате он оказывается в таких условиях, при которых лишен возможности свободно продолжать преступную деятельность, так как эти препятствия не могут быть преодолены.

Нормы о добровольном отказе прошли большой эволюционный путь от первоначальных разработок, закрепленных в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., до современного УК, в котором учтены отдельные наработки: впервые дано легальное определение понятия добровольного отказа от совершения преступления;

приведено содержание основных признаков, характеризующих добровольный отказ.

Давыдова М.

Науч. рук.: Имамиева Р.М.

Зеленлдольский филиал ИЭУП ОТЛИЧИЕ ВЗЯТКИ ОТ ДАРЕНИЯ Очень часто мы слышим призывы к борьбе с взяточничеством, не реже и попадаем, не подозревая об этом под норму Уголовного кодекса за дачу взятки. Возникает вопрос, как отличить взяточничество от желания отблагодарить хорошим подарком, скажем, врача за хорошее проведение операции.

Взятка – это принимаемые должностным лицом материальные ценности (деньги и ценные бумаги) или иное имущество, какая-либо имущественная выгода за выполнение или невыполнение, в интересах давшего взятку, действия, которое это лицо должно было или могло совершить в силу своего служебного положения. При этом понятия "деньги" и "ценные бумаги" определяются в соответствии со ст. ст. 140 143 ГК РФ. Иное имущество предполагает различные дорогостоящие вещи: мебель, автомашины, антикварные изделия, аудио- и видеотехника, драгоценные металлы и камни, недвижимость, в том числе дачи и виллы за рубежом. Под имущественной выгодой следует понимать занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами.

С точки зрения закона, дарение чего-либо – это сделка, согласно которой «одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом». Если вы намерены выйти за пределы подарков, стоимость которых превышает 3 тысяч рублей, то имейте в виду, что этого нельзя делать в ситуациях предусмотренных ст.575 ГК РФ.

Например, организация хочет получить лицензию. Для этого должны быть соблюдены определенные требования, но организация не соответствует одному или нескольким требованиям. Генеральный директор дает взятку представителю лицензирующего органа, после чего он закрывает глаза на несоблюдение требований и выдает лицензию. В этом случае налицо получение и дачи взятки. Но бывают такие случаи, что руководитель компании и должностное лицо – друзья. Сотрудники ОВД незадолго до или после получения лицензии увидели их вместе в дорогом ресторане. Будет ли этот случай признан взяточничеством?

В УК РФ отсутствуют четкие критерии разграничения взятки и благодарности. Это приводит к тому, что ОВД при желании могут привлечь к ответственности людей, находящихся просто в дружеских отношениях. Это позволяет ОВД увеличивать статистику якобы раскрываемых преступлений в виде получения взятки. В результате, там, где есть реальные финансовые потоки, ОВД не находят взяток, а в мелочах в виде благодарности врачу – сколько угодно.

Куканова О.К.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Васягина М.М.

Мордовский гуманитарный институт ОБЫДЕННОСТЬ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

Бытует мнение, что страшнее преступления, чем детоубийство, быть не может. Особенно если его совершает мать. Считается, что такой женщине нет прощения. Именно на этом строят свои аргументы противники абортов. А между тем в России в последние несколько лет убийства новорожденных детей давно перешли в разряд обыденности. И как выясняется, горе-родительницы несут не такое уж страшное наказание.

В практической деятельности органов дознания, следствия и суда вызывает затруднение не только выявление этого преступления, его квалификация, но и решение вопросов, связанных с назначением наказания. Кроме этого, следует заметить, что ст. 106 УК лишена квалифицирующих признаков. В связи с этим возникает вопрос, будет ли целесообразным дополнить данную статью частью второй и в какой редакции следует изложить ст. 106 УК?

За убийство новорожденного матерью грозит до 5 лет лишения свободы. При этом простое убийство без отягчающих обстоятельств предусмотрено от 6 до 15 лет, а с отягчающими, к которым, казалось бы, должно быть отнесено убийство матерью ребенка – от 8 до 20 или пожизненное заключение. Более того, фактически многие, детоубийцы отделываются условными сроками или подпадают под амнистию. Почему же за преступление, считающееся в обществе противоестественным, предусмотрено отнюдь не суровое наказание?

Привлечение к уголовной ответственности матерей за убийство новорожденных во время родов или сразу после них вызывает на практике затруднения при квалификации и вынесении приговоров в суде в связи со сложностью толкования отдельных оценочных понятий и положений этого состава. Между тем актуальность данного состава не только не снижается, но и приобретает в последнее время все большее значение.

Мадаминова Г.

Науч. рук.: к.ю.н., ст.преп.Латыпова Э. Ю.

Института экономики, управления и права (г. Казань) ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ Согласно п. 2 ст. 20 Конституции РФ, смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться Федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 59 Уголовного кодекса РФ, смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь.

В Постановлении № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 27.01. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред.

Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 № 7, от 03.04.2008 № 4) отмечается, что смертная казнь как исключительная мера наказания может применяться за совершение особо тяжкого преступления, посягающего на жизнь, лишь тогда, когда необходимость ее назначения обуславливается особыми обстоятельствами, свидетельствующими о высокой степени общественной опасности содеянного, и, наряду с этим, крайне отрицательными данными, характеризующими виновного как лицо, представляющее исключительную опасность для общества.

На исключительность данного наказания указывает и тот факт, что смертная казнь не назначается всем женщинам, а также мужчинам, не достигшим ко времени совершения преступления 18-ти лет, или достигшим ко времени вынесения приговора 65 лет.

В настоящее время, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ, смертная казнь временно не применяется.

Мамонтова Д.Г.

Науч.рук.: к.ю.н., доцент Емеева Н.Р.

Института экономики, управления и права (г. Казань) ПРОБЛЕМЫ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ ПО СТ. 135 и П. «Д» Ч. 2 СТ. 131 УК РФ Сексуальное насилие над детьми стало бичом современного общества. По некоторым оценкам, органы внутренних дел ежегодно регистрируют 7 - 8 тысяч случаев сексуального насилия над детьми, по которым возбуждаются уголовные дела. Однако в реальности эти показатели значительно выше, так как не все потерпевшие обращаются в правоохранительные органы. Официальная отечественная статистика сексуального насилия над детьми отсутствует, но по данным выборочных исследований, самая распространенная форма сексуального насилия - это развратные действия против малолетних (ст. 135 УК РФ). Около 70% детей, испытывали развратные действия со стороны родственников и знакомых, 28% испытывают сексуальное насилие со стороны родителей или опекунов. Весьма приблизительными являются данные о правонарушении в отношении детей по ст. 131 УК РФ, около 50% данных случаев приходится на насилие, совершенное в отношении близких родственников. Наказания, предусмотренные по данным преступлениям недопустимо малы. Ст. 135 УК РФ классифицируется как преступление средней тяжести, а п. «д» ч. 2 ст. 131 как тяжкое. Следовательно, по ч. ст. 79 УК РФ в первом случае условно-досрочное освобождение может быть назначено после фактического отбытия не менее 1/3срока, а во втором после отбытия срока.

Мы считаем, что при назначении УДО лицам, совершившим преступления по ст. 131 и ст. 135 УК РФ не учитывается степень общественной опасности и частые рецидивы. Отказ от установления запретов применения УДО каких-либо категорий лиц и разрешение применения к лицам, не только доказавшим свое исправление, но и более широкой категории осужденных – к тем из них, кто твердо встал на путь исправления, - значительно расширяет границы его применения. УДО – высший акт поощрения. В связи с этим, судами должны быть предъявлены повышенные требования, так как цена ошибки необоснованного досрочного освобождения очень велика.

Мелкумов М.В.

Науч. рук.: Мингазов И.Р.

Бугульминский филиал ИЭУП БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Ликвидация преступности несовершеннолетних и ее причин — одна из важных задач социальной программы Российского государства, всего общества. Отсюда вытекает огромное ее значение и для юридической науки.

В настоящее время преступность несовершеннолетних в стране радикально изменила свой характер, причины и масштабы, что не могло не сказаться и на статистике этого явления. Однако подростковую преступность и ее причины статистические показатели, взятые сами по себе, характеризуют еще более неполно, и в известной мере условно, чем преступность в целом. Каждый случай такого преступления затрагивает не только судьбы многих людей, но и разносторонние общественные интересы. Поэтому преступление подростка и сам несовершеннолетний правонарушитель не могут рассматриваться, как только лишь статистическая «единица измерения». Даже единичное преступление такого рода — это не просто случай, а в полном смысле слова государственная и социальная проблема отнюдь не только на индивидуальном уровне. Это тем более нужно подчеркнуть, что во многих случаях пока что мало, недостаточно даже и статистических поводов для самоуспокоенности на этом участке борьбы за нового человека.

В настоящее время существует реальная возможность предупреждения большинства преступлений несовершеннолетних. Но сами по себе ни материальные, ни моральные предпосылки ликвидации преступности автоматически не приведут к ее отмиранию. Для этого требуется систематическая и целеустремленная работа по изучению и устранению условий, способствующих совершению преступлений подростков, выработка и внедрение новых, наиболее эффективных мер.

Миннехузина Н.

Науч. рук.: к.ю.н., ст. препод. Латыпова Э.Ю.

Бугульминский филиал ИЭУП ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА В ЗАРУБЕЖНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ Подстрекательство к самоубийству и помощь в самоубийстве уголовно наказуемы в подавляющем большинстве стран мира. Как правило, оба указанных деяния объединяются в одну статью Уголовного кодекса. В частности, уголовная ответственность за подстрекательство и помощь в самоубийстве предусмотрена в УК австралийского штата Новый Южный Уэльс (ст. 31С), Австрия (§ 78), Алжир (ст. 273), Аргентина (ст. 83), Бразилия (ст. 122), Великобритания (закон о самоубийстве 1961 г.), Венесуэла (ст. 414), Испания (ст. 143), Италия (ст.

580), Канада (ст. 241), США – Калифорния (ст. 401), Швейцария (ст. 115).

В Болгарии (ст. 127), Федерации Боснии и Герцеговины (ст. 175), Латвийской Республики (ст. 124), Македонии (ст. 128) – ответственность за подстрекательство и помощь в самоубийстве предусмотрена наряду с ответственностью за доведение до самоубийства. В целой группе стран наказуема только помощь самоубийству, но не подстрекательство к нему.

К таким государствам относятся Дания (§ 240), Литва (ст. 134), США, штат Нью-Йорк (разд. 120.30) и некоторые другие, Тунис (ст. 206), Филиппины (ст. 253), Чили (ст. 393). Только подстрекательство к самоубийству наказуемо во Франции (ст. 223 – 13).

Доведение до самоубийства признается преступлением главным образом в государствах на территории бывшего СССР, где при этом, как правило, отсутствуют составы подстрекательства и помощи в самоубийстве. В настоящее указанный состав закрепляют Уголовные кодексы следующих стран: Азербайджана (ст. 125), Албании (ст. 99), Белоруссии (ст. 145), Латвии (ст. 124), Литвы (ст. 133), России (ст. 110), Таджикистана (ст. 109), Туркменистана (ст. 106), Узбекистана (ст. 103), Украины (ст. 120).

Мурсалимова М.

Ассистент кафедры юридических дисциплин АСО (КСЮИ) К ВОПРОСУ О ГЕНДЕРНЫХ ПРОБЛЕМАХ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Понятием «гендер» обычно обозначается социальный пол. Термин «гендер» используется для анализа ролей, обязанностей, ограничений, возможностей и потребностей женщин и мужчин во всех сферах. При гендерном подходе внимание сосредоточено на осмыслении социальных причин и механизмов закрепления неравной позиции женщин в обществе.

Гендерный анализ уголовного законодательства предполагает предварительный анализ гендерных различий в мужской и женской преступности, ее статистико-криминологической характеристики, а также особенности детерминации, мотивации и предупреждения.

Долгое время в уголовном праве не уделялось должного внимания структурному делению исследований по признакам пола. Вопросы, связанные с половой спецификой личности в области правового регулирования общественных отношений, до сих пор остаются малоизученными. Это объясняется тем, что гендерная ассиметрия в нормах уголовного права не имеет, как правило, явно дискриминационного характера ни по половому признаку, ни по признаку семейного статуса, а отдельные примеры гендерного неравенства ни специалистами в области теории уголовного права, ни юристами практиками, ни гражданами никогда не воспринимались как нарушение равноправия мужчин и женщин.

Гендерная асимметрия уголовного законодательства проявляется в двух областях: при установлении уголовной ответственности (видов преступлений, описании признаков составов преступлений), и при описании условий применения различных видов наказаний, т.е. при регламентации условий реализации уголовной ответственности. В первом случае данный аспект присутствует в преступлениях против личности (женщина – субъект убийства матерью новорожденного ребенка – ст. УК РФ;

потерпевшая от незаконного производства аборта – ст. 123).

Введением в УК РФ уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера ликвидирована гендерная асимметрия в смысле равной уголовно-правовой охраны половой свободы и половой неприкосновенности женщин и мужчин. К группе преступлений, связанных с сексуальным насилием, можно отнести и предусмотренные ст. 151, п. «е» ч. 2 ст. 152, ст. 240 УК РФ. На обеспечение прав и свобод направлены предписания ст. 136, устанавливающей за их нарушение уголовную ответственность. В осмыслении нуждаются и положения ст. 145 УК РФ: в одной своей части (наказуемость необоснованного отказа в приеме на работу или увольнения женщины по мотивам беременности) они, подтверждая неизбежность социальной дифференциации, не являются «антитезой равенства граждан»;

в другой части позиция законодателя уязвима, так как уголовная ответственность наступает только за указанные действия в отношении женщины, имеющей ребенка до 3-х лет – между тем, что потерпевшим может оказаться и отец одиночка.

Гендерная экспертиза уголовно-исполнительного законодательства показывает, что в своей основе оно соответствует принципу гендерного равенства, а установленные в нем нормы о преимуществах и привилегиях женщин обоснованны и необходимы, так как большинство из них связаны с беременностью женщин, рождением и воспитанием детей. В силу этого, судебная и уголовно-исполнительная практика весьма активно используют предоставленные уголовным законодательством возможности по улучшению положения женщин. Речь идет о применении к женщинам таких уголовно-правовых мер, как условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, предоставления отсрочки беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, амнистия и помилование.

Именно эти институты в отечественном праве являются важнейшими средствами сокращения численности женского населения в местах лишения свободы.

В уголовно-процессуальном законодательстве гендерная симметрия абсолютна – речь в нормах, так или иначе отражающих этот аспект, идет только о лицах противоположного пола (например, ч. 4 ст. 179, ч. ст. 184, ч. 2 ст. 290 УПК РФ предписывают участие лиц одного пола или врача при освидетельствовании лица, личном обыске и т.п.)1.

Лушников А.М., Лушникова М.В., Тарусина Н.Н. Гендерное равенство в семье и труде: заметки юристов: монография. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С.

34.

Онучина Е.Е.

Научный руководитель: к.ю.н., ст.препод. Латыпова Э.Ю.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ КОСВЕННОГО УМЫСЛА И НЕОСТОРОЖНОСТИ Косвенный умысел, в соответствии с ч. 3 ст. 25 УК РФ, предполагает осознание общественной опасности своих действий (бездействия), и предвидение возможности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный элемент), и не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (волевой элемент).

В отличие от косвенного умысла, при преступном легкомыслии (ч. 2 ст. 26 УК РФ) лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) (интеллектуальный элемент), и не желает наступления этих последствий (волевой элемент), так как самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. Однако мы считаем, что недостатком законодательной конструкции преступного легкомыслия является отсутствие указания на то, что лицо осознает возможность наступления общественно опасных последствий, как это сделано при легальном определении косвенного умысла, так как рассчитывая на предотвращение общественно опасных последствий, лицо не может не осознавать возможности их наступления.

В легальном определении преступной небрежности (ч. 3 ст. 26 УК РФ) указывается, что лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Исходя из этого определения, часто делается вывод, что интеллектуальный и волевой элементы в преступной небрежности отсутствуют. Однако мы считаем, что в данном случае интеллектуальный элемент есть, хотя и в своеобразной форме, так как лицо иногда может предвидеть абстрактную возможность наступления последствий, но не предвидеть их наступления в данном конкретном случае.

Петров А. М.

Науч. рук.:ст. преп., к.ю.н. Латыпова Э.Ю.

Института экономики, управления и права (г. Казань) К ВОПРОСУ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА Россия относится к группе стран с неблагоприятной психологической обстановкой, что отчасти обусловлено затянувшимся периодом экономической и социальной нестабильности. По оценкам экспертов, каждый четвертый житель России имеет стойкие отклонения в когнитивной и эмоциональной сферах, и потенциально представляет опасность для общества.

Некоторых «неадекватных преступников» надо однозначно лечить, к другим возможно применить наряду с медицинскими мерами и наказание, третьим – назначить менее строгое наказание.

Возможно, вскоре перед государством встанет реальная угроза перенаполнения тюрем и колоний душевнобольными, которых при должном медицинском и судебном «освидетельствовании» правильнее было не зачислять в преступники, а пытаться лечить. Увеличение количества преступлений, совершаемых лицами с болезненными расстройствами психики, и негативная демографическая ситуация в России обязывает государство задуматься об эффективности применения мер принудительного медицинского характера. Для этого надо обратиться к кадровому, техническому и медикаментозному обеспечению психиатрических кабинетов и стационаров. Также может оказаться полезной разработка более разветвленной системы мер принудительного медицинского характера, с акцентом на амбулаторное наблюдение и лечение в стационарах общего типа.

Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным, как вследствие отсутствия «воли», так и недостижимости цели уголовного наказания. К таким лицам на основании ч. 2 ст. 21 и ч. 1 ст. 97, суд может применить меры принуждения медицинского характера, предусмотренные ст. 99 УК РФ. В случае выздоровления (изменения) состояния лица по ходатайству комиссии экспертов перед судом принудительные меры медицинского характера могут быть прекращены (или изменены как в сторону смягчения, так и ужесточения).

В современной России уголовное законодательство, связанное с категорией невменяемость, не достаточно разработано, что особенно ярко проявляется в процессуальном праве. На практике не существует четких критериев разграничения невменяемости и ограниченной вменяемости.

Пересмотра требует медицинский критерий невменяемости, а также существует пробелы в части применения принудительных мер медицинского характера к невменяемым, в частности, не регламентированы минимальные сроки применения данных мер.

Необходимо предусмотреть более разветвленную систему принудительных медицинских мероприятий. Имеется потребность в увеличении емкости и улучшении качества учреждений, оказывающих медицинскую помощь невменяемым. В целом, заключим, что невменяемость – это не только юридическая, но и социальная проблема, которую сложно контролировать и чрезвычайно опасно упускать из внимания.

Приклонская М.В.

Альметьевский филиал ИЭУП ИСТОЧНИК ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ: СПОРЫ И СУЖДЕНИЯ Очень спорным в настоящее время является вопрос о том, что же такое источник повышенной опасности. Законодатель также не дает исчерпывающего ответа на заданный вопрос.

Законодатель сделал попытку придерживаться наиболее распространенного в науке гражданского права мнения, согласно которому источник повышенной опасности представляет собой определенного рода деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих. Эта концепция, именуемая концепцией «деятельности», нашла свое отражение в работах М. М. Агаркова, О. С. Иоффе, В. Г.

Вердникова и ряда других советских цивилистов. Так, в частности, М. М.

Агарков писал: «Источником повышенной опасности... является не вещь, а определенная деятельность по использованию соответствующих вещей»1.

По мнению Б. С. Антимонова, источник повышенной опасности это «всегда действие или система действий, т. е. деятельность, но никогда не «вещь» и не отсутствие действия, деятельности, не бездействие»2.

Обязанность возмещения вреда, подчеркивает законодатель, возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве оперативного управления или хозяйственного ведения, либо на ином за конном основании. Но опять же возникает вопрос: как можно пользоваться, владеть деятельностью на праве собственности и ином Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. – М., 1940. - С.

339.

Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. – М.: Госюриздат, 1952. – С. 101.

титульном праве? Такое понимание сущности источника повышенной опасности представляется неприемлемым.

Кроме вышеуказанной концепции по поводу понятия «источника повышенной опасности», существует и другая так называемая концепция «свойств вещей и сил природы», автором которой является Е. А.

Флейшиц. Автор понимает под источником повышенной опасности «свойства вещей или силы природы, которые при достигнутом уровне развития техники не поддаются полностью контролю человека, а, не подчиняясь полностью контролю, создают высокую степень вероятности причинения вреда жизни и здоровью человека либо материальным благам»3.

«Под источником повышенной опасности, - пишут Л. А. Майданик и Н. Ю. Сергеева, - следует понимать вещи, оборудование, находящиеся в процессе эксплуатации и создающие при этом (т. е. в процессе эксплуата ции) повышенную опасность для окружающих, - например: движущийся поезд, работающий станок и всякие другие агрегаты, действующие с применением механических, электрических и других двигателей»4.

Существует еще одна точка зрения, близкая к вышеизложенной, которая понимает под источником повышенной опасности предметы материального мира, опасные свойства которых не поддаются полному контролю человека («теория объекта»)5.

По мнению А. П. Сергеева, «допустимо определять источник повышенной опасности и через понятие «деятельность», и через понятие «объект» при условии, что в обоих случаях указанные понятия будут неразрывно связаны друг с другом6.

Тем временем, непрерывно возникают новые объекты такого рода и видоизменяются имеющиеся. Право просто не успевает выполнять своей инструментальной функции, необходимой для регулирования отношений, связанных с использованием опасных объектов1.

Таким образом, признание того или иного вида деятельности (материального объекта) источником повышенной опасности нередко Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. – М.: Госюриздат, 1951. – С. 132.

Майданик Л.А., Сергеева Н.Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. – М., 1962. – С. 34.

Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. – Саратов, 1979. – С.

118.

Тебряев А.А. О понятии источника повышенной опасности // Юрист. – 2003. - № 3. – С. 16.

Абрамов С.Н., Попов А.Ф. Источник повышенной опасности: проблемы понятийного аппарата // Законодательство. – 2004. - № 1. – С. 11.

прямо зависит не только от его качественного, но и количественного состава.

Для того чтобы предмет мог считаться источником повышенной опасности, необходимо использовать его определенным образом в деятельности людей.

Таким образом, под источником повышенной опасности понимается материальный объект, обладающий такими особыми свойствами, когда он может причинить вред другим лицам, находясь в состоянии, не контролируемом его владельцем.

Приклонская М.В.

Альметьевский филиал ИЭУП ПРОБЛЕМЫ РАССМОТРЕНИЯ ЭВМ, КАК ИСТОЧНИКА ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ До настоящего времени в юридической науке нет общепризнанного определения понятия источника повышенной опасности.

Нет и прямого ответа в законе на вопрос: что же такое «источник повышенной опасности» - предмет или деятельность? Статья 1079 ГК РФ устанавливает обязанность возместить вред от деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.;

осуществление строительной и иной, связанной с нею, деятельности и др.).

Из общего смысла нормы под источником повышенной опасности понимается материальный объект, обладающий такими особыми свойствами, когда он может причинить вред другим лицам, находясь в состоянии, не контролируемом его владельцем.

Некоторые авторы, не видя возможности дать удовлетворительное определение источника повышенной опасности и его видов, предлагали внести в закон исчерпывающий перечень источников повышенной опасности. На наш взгляд, дать такой перечень не только трудно, но и пользы от него получилось бы мало, так как жизнь постоянно открывает новые силы, ранее неизвестные, которые могут оказаться источниками повышенной опасности, как, например, радиоактивные изотопы, вирус приобретенного иммунодефицита и т.п.

Согласно ГК РФ к известным источникам повышенной опасности относят: деятельность, связанную с использованием транспортных средств и механизмов, деятельность, связанную с использованием электрической энергии высокого напряжения и атомной энергии, строительную и связанную с ней иную деятельность.

Существует также мнение, чтобы к перечню источников повышенной опасности отнести деятельность по использованию программ для электронных вычислительных машин - далее ЭВМ.

Проникновение ЭВМ практически во все сферы жизнедеятельности людей привело к тому, что от свойств и надежности работы программного обеспечения может зависеть порой благосостояние, здоровье, а подчас и жизнь каждого из нас.

Повышенная опасность деятельности по использованию программ для ЭВМ обусловлена: 1) повышенной вредоносностью этой деятельности, заключающейся в возможности наступления особо тяжелых последствий для потерпевшего;

2) ее неподконтрольностью, заключающейся в невозможности немедленной остановки воздействия источника повышенной опасности в силу его объективных характеристик и повышенной сложности в эксплуатации, требующей специальной подготовки и знаний.

Широкая информатизация различных отраслей человеческой деятельности (воздушный транспорт, космос, медицина и др.), с одной стороны, и наличие благоприятной почвы для компьютерной преступности – с другой, способствуют повышенной вредоносности деятельности по использованию программ для ЭВМ, которая заключается в наступлении особо тяжелых последствий для потерпевшего как в материальной сфере, так и в сфере нематериальных благ. В качестве примера можно привести случай, произошедший в 1985-1987 гг., когда управляемой компьютерной программой автомат для лечения облучением произвел массовую передозировку пациентам в США и Канаде, в результате чего пострадало большое количество больных, а три человека скончались1.

Невозможность полного контроля за осуществлением деятельности по использования программ для ЭВМ проявляется в невозможности немедленной остановки воздействия программы для ЭВМ в силу ее объективных характеристик. При современном уровне развития компьютерной техники время работы большинства программ для ЭВМ исчисляется долями секунды.

Отсутствие вины создателя программы при причинении вреда программным обеспечением, содержащим уязвимости, с одной стороны, и неподконторльность деятельности по его использованию при современных технологиях написания программ для ЭВМ – с другой создают определенные предпосылки для признания деятельности по использованию программ для ЭВМ повышенно опасной и, следовательно, Крыжановская А.А. Использование программ для ЭВМ – деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих // Журнал российского права.

– 2004. - № 6. – С. 78 - 88.

наступления ответственности, установленной ст. 1079 ГК РФ, за ее осуществление.

Анализ российского законодательства на предмет гражданско правовой ответственности за вред, причиняемый созданием и распространением программного обеспечения, позволяет сделать выводы:

1) никаких специальных норм действующее законодательство по поводу ответственности перед пользователем программного обеспечения не содержит;

2) защита интересов пользователя программного обеспечения при сопровождении программного продукта законодательством не предусмотрена (только в рамках договорной ответственности нормы, касающиеся ответственности за нарушение обязательств, ст. ст. 393 – ГК РФ).

Данная проблема, безусловно, требует дополнительного изучения, но интерес к ней весьма оправдан.

В связи с развитием научно - технического прогресса, выработкой системы мер безопасности, повышением уровня осведомленности человека в этой сфере в будущем перечень видов источников повышенной опасности должен подлежать пересмотру и модернизации.

Пупышев О. С.

Науч. рук.: Денисова Л. В.

Бугульминский филиал ИЭУП КВАЛИФИКАЦИЯ ДЕЯНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОДДЕЛКОЙ БАНКОВСКИХ КАРТ Ежегодно темпы роста использования пластиковых карт составляют более 50%. В настоящее время в России выпущено более 50 миллионов таких карт и вместе с этим растёт количество мошеннических операций, связанных с их использованием. По данным Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ на долю Санкт – Петербурга приходится 85% всех преступных транзакций, 13 % на Москву, 2 % на остальные регионы. Но за весь период действия УК РФ 1996 г. в судах Санкт-Петербурга рассмотрено всего 3 дела о преступлениях, предусмотренных ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление или сбыт поддельных кредитных и расчётных карт.

Предметом преступления, предусмотренной ст. 187 УК, являются кредитные и расчётные карты, иные платёжные документы(1). Но касается ли данная статья только банковских карт, ведь вне правового поля осталось множество других видов платёжных карт и подпадают ли под действия данной статьи все виды пластиковых карт. Всё это порождает самые различные толкования диспозиции ст. 187 УК. В положении банка России от 24 декабря 2004 г. № 266 – П «Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платёжных карт», вступившее в силу 10 апреля 2005 г., которое сменило аналогичный документ от апреля 1998 г. № 23 – П «О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчётов по операциям, совершаемым с их использованием», сказано, что банковская карта представляет собой инструмент для безналичных расчётов, предназначенный для совершения физическими лицами, в том числе уполномоченными юридическими лицами, операций с денежными средствами, находящимся у эмитента, в соответствии с законодательством РФ и договором с эмитентом.

Кредитная карта предназначена для совершения её держателем операций, расчёты по которым осуществляются за счёт денежных средств, предоставленных кредитной организацией – эмитентом клиенту в пределах установленного лимита в соответствии с условиями кредитного договора. Существует отдельная категория карт, которую можно условно назвать «картами предварительной оплаты» - это таксофонные карты, Интернет – карты и т.д. Таким образом, таксофонную карту нельзя отнести ни к кредитным ни к расчётным картам, а платёжным документом карта также не является. Наиболее разумным представляется определить в качестве предмета преступления банковские карты. Ещё одна проблема заключается в том, что законом не криминализированы случаи завладения различными способами самими банковскими картами, информацией о них, а также доступ к ним для последующего хищения денег. Диспозиция ст. 187 УК уголовной ответственности за такие деяния не предусматривает. Применение технических средств для похищения банковских карт и информации о них, а также использование подлинных карт и их подделок также требует законодательного решения. На мой взгляд, необходимо дополнить УК статьёй, предусматривающей уголовную ответственность за совершение хищения с использованием банковских карт. Тем самым, достигалась бы важная цель завершения дискуссии о соотношении понятий «сбыт карты» и «использование карты». Кроме того, совершение хищений с использованием банковских карт возможно только путём использования компьютерных систем.

Однако применение ни одной из 3-х существующих в УК норм гл. «Преступления в сфере компьютерной информации» в этих случаях зачастую невозможно.

Салахов Ф.Ф.

Науч. рук.: Никитин С.Г.

Альметьевский филиал ИЭУП УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЕ В НЕМ Незаконное вооруженное формирование, ответственность за организацию и участие в котором предусматривает ст. 208 УК, является одной из сложных форм соучастия.

Понятие формирования рассматривается через примерный перечень его разновидностей, а именно: объединение, отряд, дружина или иная группа. При этом закон не предусматривает численный состав вооруженного формирования, но использование такого понятия как группа, позволяет говорить о том, что состав не обязательно должен быть многочисленным.

Считаем необходимым рассматривать незаконное вооруженное формирование в качестве специальной разновидности преступного сообщества (преступной организации), поскольку подобное незаконное объединение воинского типа должно на практике характеризоваться некоторыми признаками: сплоченность, иерархичность, структурность, тесная взаимосвязь между членами, согласованность в преступном поведении.

Предполагается, что вооруженное формирование признается незаконным независимо от цели его создания, значение имеет сам факт создания вооруженного формирования, непредусмотренного нормами законодательства, в частности, Федеральным законом «Об обороне».

Особо следует отметить тот факт, что цели создания незаконного вооруженного формирования могут быть, например, террористической направленности, а могут быть направлены на решение общественно полезных задач.

Полагаем, что квалификация по ст. 208 УК РФ возможна только по совокупности преступлений. И таким «совокупным» преступлением является деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ, а именно:

незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского гладкоствольного, его основных частей и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой. Подобный факт объясняется тем, что участие в незаконном вооруженном формировании, его создание и финансирование, руководство им являются менее тяжкими преступлениями, чем это предусмотрено ч. 3 ст. 222 УК РФ, и, значит, должны влечь дополнительную квалификацию.

На практике бывали случаи, когда органы государственной власти, местного самоуправления и должностные лица различного уровня создавали или инициировали создание незаконных вооруженных формирований (отряды местной самообороны, службы безопасности), идея существования которых изначально заключалась в обеспечении личной и экономической безопасности, а в последующем эта деятельность была направлена и на достижение политических целей. Потому представляется целесообразным выделить в качестве квалифицированного состава действия по созданию незаконного вооруженного формирования или принятия участия в его деятельности, связанные с использованием служебных полномочий, а в качестве особо квалифицированного состава – с использованием должностных полномочий.

Также вызывает определенные сомнения и место расположения ст.

208 в Особенной части УК РФ. Организация незаконного вооруженного формирования и участие в нем – преступление, создающее реальную угрозу в существовании параллельных государственным нелегальных вооруженных структур, деятельность которых может привести к разрушению государственного устройства. И потому, представляется целесообразным разместить норму, регламентирующую порядок привлечения к ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования и участие в нем в главе 29 раздела X УК РФ «Преступления против государственной власти».

Сергеев Е.С.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Кондрашина В.А.

Набережночелнинский филиал ИЭУП К ВОПРОСУ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ, ПРИРОДНЫХ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ ЛИБО ЖЕМЧУГА ПРИ ИХ НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ В части 1 ст. 191 УК РФ ничего не сказано о размере (стоимости) драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, необходимом и достаточном для уголовной ответственности в случае совершения с ними сделок в нарушение правил, установленных законом и в случае незаконного их хранения, перевозки или пересылки. Крупный размер законодателем определяется стоимостью указанных предметов, превышающей 250 тыс. рублей, и в конструкции ст. 191 УК имеет квалифицирующее значение (п. «б» ч. 2 ст. 191 УК). Следовательно, размер указанных предметов по части 1 ст. 191 УК существует в рамках от минимального размера до стоимости, превышающей 250 тыс. рублей.

Если верхний предел размера законодателем установлен, то нижний предел не определён и оценивается по усмотрению правоприменителя, что влечёт разную оценку деяния как преступного. Мы предлагаем следующие решения этого вопроса. Так, мы считаем возможным, поддержать мнение тех учёных, которые предлагают вернуться к исчислению размеров в статьях УК в МРОТах, так как из-за инфляции конкретные суммы размеров, указанные законодателем в диспозициях статей не всегда отражают существующую реальность. МРОТ регулируются постановлением Правительства и учитывают инфляцию. В качестве альтернативного предложения мы считаем возможным указать в примечании к статье 191 УК « стоимость драг. металлов, драг. камней по части 1 статьи должна составлять от 20 до 250 тыс. рублей включительно.» Если стоимость драгоценных металлов будет составлять менее 20 тыс. рублей, то следует руководствоваться ч. 2 ст. 14 УК РФ, то есть малозначительностью деяния. На наш взгляд, установление четких рамок позволит правильно квалифицировать данное деяние и снимет проблему неоднозначного толкования минимального размера драгоценных металлов и камней правоприменителями.

Сусарина Л.

Науч. рук.: к.ю.н., ст.препод. Латыпова Э.Ю.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ОСОБЕННОСТИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СВЯЗИ С ПРИМЕНЕНИЕМ МЕР ОБЩЕСТВЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ Возможность освобождения от уголовной ответственности с применением мер общественного воздействия предусматривалась в Уголовном кодексе РСФСР. В действующем Уголовном кодексе РФ данный вид освобождения от уголовной ответственности не предусматривается, хотя, как нам представляется, определенные перспективы для использования данного уголовно-правового института в настоящее время имеются.

В случае освобождения лица от уголовной ответственности в связи с применением к нему мер общественного воздействия, совершенное им деяние признается преступлением, а лицо остается виновным в его совершении. Поэтому, отметим, применение меры общественного воздействия должно, прежде всего, привести к тому же результату, которое ожидается от частно-предупредительного воздействия наказания.

Соответственно, так как меры общественного воздействия предполагается применять взамен уголовной ответственности и уголовного наказания за совершенные преступления, они являются одной из форм борьбы с преступностью.

Мы считаем, что при условии, если меры общественного воздействия могут привести к исправлению лица, совершившего преступление, то уголовную ответственность можно не применять.

Аналогом применения мер общественного воздействия, присутствующим в действующем уголовном законодательстве, является применение в отношении несовершеннолетних, совершивших преступление, принудительных мер воспитательного характера. Считаем, что аналогичное основание освобождения от уголовной ответственности возможно применять и к совершеннолетнему преступнику, при условии, что им совершенно впервые преступление небольшой или средней тяжести, либо применять его по аналогии с условным осуждением.

Урмитов И.Р.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Кондрашина В.А.

Набережночелнинский филиал ИЭУП СТРАХОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО В РОССИИ Борьба со страховым мошенничеством в России пока не отличается высокой эффективностью. Как правило, страховщики обращаются в правоохранительные органы лишь тогда, когда страховое мошенничество сопряжено с другими преступлениями (подделкой документов, служебным подлогом). «Чистое» же мошенничество, обнаруженное специалистами страховой компании на стадии совершения деяния, практически не имеет судебных перспектив. Чтобы осудить человека по статье 159 УК РФ («Мошенничество»), необходимо доказать сам факт получения им страхового покрытия или возмещения. Разумеется, ни одна компания не пойдет на выплаты «жулику» только ради его заключения под стражу, поскольку деньги в этом случае если и вернутся, то очень нескоро. Российский уголовный кодекс далеко не всегда рассматривает страховое мошенничество как мошенничество в юридическом смысле этого слова. Например, руководитель предприятия, инсценировавший страховой случай в интересах фирмы, вероятнее всего, будет обвинен не в мошенничестве, а по другой статье УК - «Злоупотребление полномочиями», наказание по которой мягче. Между тем в законодательстве целого ряда стран страховое мошенничество рассматривается как самостоятельное преступление. Так, Уголовный кодекс Австрии предусматривает наказание (до шести месяцев лишения свободы) за умышленное уничтожение, повреждение или сокрытие застрахованного имущества, а также за причинение себе или другому лицу вреда здоровью с целью получения страховки. Причем из конкретных обстоятельств может вытекать квалификация по статье, предусматривающей более суровое наказание за собственно мошенничество. В уголовном законе Китая содержится статья, которая наказывает как за фальсификацию страхового случая и завышение материального ущерба, так и за его умышленное причинение. В Китае страховое мошенничество, совершенное в особо крупных размерах, «тянет» на десять и более лет тюрьмы. Очевидно, что в России страховые мошенники чувствуют себя более комфортно, для исправления данной ситуации считаем необходимо в УК ввести специальную норму предусматривающее ответственность за страховое мошенничество.

Ушаков С.Л.

Науч. рук.: Абрамов П.А.

Бугульминский филиал ИЭУП КОНЦЕПЦИЯ «ДЕЯТЕЛЬНОСТИ» - ДЕЙСТВИЯ, ТРУДА, ТВОРЧЕСТВА В УГОЛОВНОМ, УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ И В НАУКАХ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ЦИКЛА Если рассматривать право как способ познания окружающей действительности и внедрения, как в теоретическую, так и нормативную (практическую) сферу деятельности категорий «трудовая деятельность», «сознание», «творчество», то наиболее целесообразно пояснить этот процесс исследования. Эти процессы охватывают и методологическую сферу научного знания – предмет, метод, система права, взаимодействие с другими дисциплинами, но и находят отражение в Особенной части научных дисциплин, в отдельных институтах, подинститутах и нормах права. Уголовное преследование предлагается рассматривать как правоприменительную деятельность, что позволяет абстрагироваться от традиционного представления об уголовном преследовании как сугубо обвинительной функции, и утверждать, что уголовное преследование осуществляется и на предварительном расследовании, и в судебном разбирательстве, и в стадии исполнения приговора суда. Труд – это универсальное средство всестороннего развития человека, посредством которого реализуется основной закон формирования любой личности – развития ее в деятельности, причем в деятельности преобразовательной.

Труд, особенно если он соответствует имеющейся у человека специальности, есть средство самовыражения, самоутверждения личности, даже в условиях лишения свободы. Активное участие в трудовых процессах помогает большинству осужденных легче переносить «ожидание» свободы, направляет их мысли на текущую полезную деятельность, помогает справляться с кризисными психическими состояниями.

Ушаков С.Л.

Науч. рук.: Муртазина Г.М.

Бугульминский филиал ИЭУП МЕЖОТРАСЛЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД:

ГЕНЕЗИС, ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА Поскольку уголовный процесс вышел из информационной свободы, то в нее он должен и вернуться: только на новом уровне. На наш взгляд стоит говорить о дифференцированной, осознанной свободе;

необходимо сохранить правило близости к судьбоносному решению: чем «жизненнее» процессуальные решения, тем меньше должно быть познавательно-удостоверительной формализации. Чем дальше от судебной власти, тем больше познавательной свободы.

Элементы уголовно-процессуального познания могут иметь место не только в процессуальной, но и во внепроцессуальной деятельности (при условии ее определенной направленности). В этом смысле можно говорить о процессуальном уровне отражения действительности доказывании, и непроцессуальном — криминалистическом и оперативно розыскном познании. Оперативно-розыскная и доказательственная деятельность являются при этом неотъемлемыми частями единого процесса установления истины по делу. Сложной задачей является выявление источников осведомленности свидетеля и потерпевшего о субъективной стороне и проверка достоверности и полноты указанных данных, а в случае выявления лжесвидетельства — его изобличение. В структуру уголовно-процессуального познания входят не только указанные в законе собирание, проверка и оценка доказательств и их источников с точки зрения допустимости, недопустимости, доброкачественности, недоброкачественности, относимости, достаточности, но и выдвижение, построение и динамическое развитие версий по уголовному делу, а также обоснование достаточных выводов по уголовному делу.

Хайрутдинова Л.Р.

Науч.рук.: доцент Сафронов Г.И.

Набережночелнинский филиал ИЭУП ДИНАМИКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ЛИЦАМИ, ПРИЗНАННЫМИ НЕВМЕНЯЕМЫМИ Лицо, находящееся в состоянии невменяемости, не является субъектом преступления и не несет уголовной ответственности;

совершенное им противоправное действие не может считаться преступлением, а представляет собой общественно опасное действие психически больного, к которому могут быть применены меры медицинского характера1.

За 2008г. лица в совершении преступлений были признаны невменяемыми: по ст.105 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым, по ст.111 и ст.112 УК РФ было признано 2 лица невменяемыми, по ст.158 УК РФ было признано 2 лица невменяемыми, по ст.161 УК РФ было признано 2 лица невменяемыми, по ст.162 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым, по ст.222 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым, по ст.228 УК РФ было признано 2 лица невменяемыми.

За 1 квартал 2009г. лица в совершении преступлений были признаны невменяемыми: по ст.105 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым, по ст.158 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым, по ст.161 УК РФ было признано 2 лица невменяемыми, по ст.228 УК РФ было признано 1 лицо невменяемым.

Проанализировав показатели городского суда г. Набережные Челны, считаю целесообразным ввести строгий контроль за психически не здоровыми людьми и обеспечить всем необходимым для улучшения здоровья данных лиц.

Халтурина Л.И.

Альметьевский филиал ИЭУП УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Уголовно-исполнительное право имеет своей целью обеспечение исполнение уголовного наказания с тем, чтобы оно не только являлось карой за преступление, но и исправляло осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов и уважения к правилам Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под общ. ред. акад. РАМН Г.В.

Морозова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2004. – С.40.

общежития, предупреждало совершение преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Проблема исполнения назначенных судом уголовных наказаний постоянно находится в центре особого внимания отечественной и зарубежной правовой науки. Для решения данной проблемы предполагается создание не только социально-экономических и организационных условий для эффективного исполнения уголовного наказания, но и соответствующей правовой базы.

Уголовно-исполнительное право, за время своего формирования и развития в отдельную, самостоятельную отрасль права динамически изменялось, учитывая условия и потребности общества. Это выражалось, в том, что изменялись, добавлялись те или иные нормы регулирующие отношения в сфере уголовно-исполнительного права. Например, условия отбывания наказания, реабилитация осужденных и другие.

Под исполнением наказания понимается определенная деятельность специально уполномоченного государственного органа, призванного обеспечить отбывание осужденными назначенного ему судом наказания. В Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации предусматриваются порядок и условия исполнения и отбывания наказания.

Как отмечалось ранее, в борьбе с преступностью роль уголовно исполнительного права состоит в исправлении осужденного за время отбывания им наказания. Исправление - это формирование у осужденного уважительного отношения к другому человеку, обществу, государству, окружающему миру. Что же реально происходит на практике. Отбыв наказание, большинство осужденных не исправляются, а продолжают совершать преступления. Это говорит о том, что в реальности исправление не происходит. Существует проблема, которую надо решать.

Действующий УИК РФ, на наш взгляд, носит смягчающий характер. Большинство его норм направлены на поощрение осужденных вести себя примерно, не нарушать установленный порядок. В то же время возникает необходимость ужесточения некоторых норм УИК РФ в отношении положения осужденных, особенно в местах лишения свободы.

Это может выражаться, и в новых теоретических разработках по вопросам исполнения наказания. Для повышения эффективности исполнения наказания возникает необходимость совершенствования законодательства. Особенность российского уголовно-исполнительного законодательства состоит в том, что материальные нормы, регулирующие правоотношения при исполнении наказания, представляют собой единое Малинин В.Б. Уголовно-исполнительное право: Курс лекций. – СПб.: Изд.-во Юридического ин. – та, 2003. – С. 27.

целое с процессуальными нормами, которые обеспечивают их реализацию и являются гарантом обеспечения реализации, устанавливая тем самым соответствующие процедуры, в правоприменительной деятельности и реализации осужденными своих законных прав и обязанностей.

Швец В.В.

Филиал КГУ в г. Набережные Челны ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ УСТАНОВЛЕНИЯ ГРУППОВОГО МОТИВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ В УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОЦЕНКЕ ДЕЙСТВИЙ СОИСПОЛНИТЕЛЕЙ Социально-психологическая и уголовно-правовая особенность установления группового мотива совершенного преступления выявляется в процессе уголовно-правовой оценки действий его исполнителей. Формы такого процесса зависят от многих факторов объективного и субъективного характера.

В центре социально-психологических явлений, формирующих групповой мотив, расположены микроусловия – сфера общения людей между собой в рамках малых социальных групп. Групповой мотив является выражением социальной позиции как группы в целом, так и каждого из его членов.

Необходимо в рамках уголовно-правового аспекта понимания группы лиц, выделять личностные и групповые мотивы, цели и устремления. Полного совпадения мотивов и переживаний при объединении в группу может и не быть1. Мотивы деятельности группы должны, по крайней мере, быть созвучными мотивационной сфере индивида. Для вхождения в группу достаточно совпадения направленности мотивов в общих чертах2.

Влияние группы на личность очень значительно, не изменив содержания и степени общения индивида, вряд ли можно изменить направленность и мотивационную сторону его поведения. Вот почему раскрытие направленности группового мотива, а также установление и отграничение от него личностных мотивов и целей соисполнителей преступления поможет правильно квалифицировать действия каждого из них и назначить справедливое наказание, отвечающее принципам дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

См: Тарарухин С.А. Преступное поведение. – М.: «Юридическая литература», 1974. – 220 с.

См.: Русинов Г.Б. Мотивация насильственных преступлений несовершеннолетних. – Казань: Изд-во КГУ, 1993. – 165 с.

Швец В.В.

Филиал КГУ в г. Набережные Челны ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ Деятельность по организации и осуществлению расследования преступления не может производиться следователем без определенного плана. Плановость расследования позволяет конкретизировать вопросы, подлежащие выяснению, учесть силы и средства, которые могут помочь при производстве отдельных следственных действий, решить задачи по организации взаимодействия с оперативно-розыскными службами, определить временные и пространственные рамки принятых тактических и управленческих решений. Наличие плана расследования, добросовестное его выполнение обеспечивает организованность, активность и своевременность расследования по делу.

Анализ потребностей следственной практики, ее недочетов, восполнить которые возможно, используя практические приложения теории планирования, убеждает в ее несомненной значимости. Дело за реализацией тех рекомендаций, которые содержатся в ней. И здесь нас ожидают серьезные разочарования. Произведенный опрос следователей НЧ МРСО СУ СКП РФ по РТ дал следующие результаты. Малое число следователей, так или иначе (32%) планируют свою деятельность. Далее, 65% следователей сослались не на недостаток времени (таких всего10%), а на сложность поиска и выделения рекомендаций по планированию в тексте работ. Другими причинами являются неконкретность рекомендаций – 17% опрошенных, сложность восприятия материала – 8%.

Практика попросту игнорирует то, что ей предлагает наука. Отсюда в результате своей деятельности, следователь допускает ряд ошибок, которых можно было бы избежать, если бы он мог правильно организовать свое рабочее время, выделив период для отдыха и даже самообучения.

ГРАЖДАНСКОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПРАВО.

ГРАЖДАНСКИЙ И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС Абросимова Э.М.

Науч. рук.: ст. препод. Гильманов Э.М.

ВЭГУ О НЕОБХОДИМОСТИ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ ТРАНСПОРТИРОВАНИЯ ОПАСНЫХ ВЕЩЕСТВ ПО ПУТЯМ НЕОБЩЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ В настоящее время актуальным является вопрос о необходимости лицензирования деятельности по эксплуатации химически опасного объекта при осуществлении транспортирования опасных веществ по путям необщего пользования. Выделяют две противоположные группы мнений: 1) данный вид деятельности лицензированию не подлежит;

2) данный вид деятельности подлежит лицензированию по определенным основаниям.

Первая позиция подтверждается тем, что данные грузы перемещаются в рамках договоров перевозки (а не транспортирования), таким образом, о транспортировании опасных веществ речь идти не может. Перевозятся не опасные вещества, а опасные грузы, так как опасные вещества, находящиеся в таре и упаковке, предусмотренных стандартами и техническими условиями, обеспечивающими безопасность перевозки и соответствующими ГОСТу 26319-84 «Грузы опасные.

Упаковка», являются опасными грузами.

Действие Федерального закона от 21 июля 1997г. №116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»

распространяется исключительно на организации, эксплуатирующие объекты промышленности, являющиеся производственным. Кроме того, существует обязательная регистрация опасных производственных объектов, и до включения объекта в Государственный реестр опасных производственных объектов он не может признаваться опасным.

Соответственно, данного мнения придерживаются предприятия, занимающиеся перевозкой опасных грузов по путям необщего пользования, поскольку эта позиция позволяет уйти от проверок органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере промышленной безопасности – Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору.

В поддержку второй позиции укажем, что предприятия, эксплуатирующие участки транспортирования опасных веществ, осуществляют деятельность в области промышленной безопасности ОПО и на них распространяются требования законодательства в области промышленной безопасности.

Кроме того, обязанность регистрации технических устройств на опасных объектах устанавливается ст.ст. 2, 9, п. 3 Приложения 1 Закона №116-ФЗ, п. 6.7 Общих правил промышленной безопасности для организаций, осуществляющих деятельность в области промышленной безопасности опасных производственных объектов. Пункт Административного регламента Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по исполнению государственной функции по регистрации опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, обязывает организацию, эксплуатирующую опасный производственный объект, подать заявление о регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре в регистрирующий орган в срок не позднее дней с начала эксплуатации опасного производственного объекта.

Укажем, что федеральным органом исполнительной власти в области железнодорожного транспорта является Федеральная служба по надзору в сфере транспорта. Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов, контролю и надзору в сфере промышленной безопасности, является Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору.

Таким образом, железнодорожные пути необщего пользования, по которым осуществляется транспортирование опасных веществ, эксплуатируемые специализированными организациями на территории Республики Татарстан, являются объектами, поднадзорными Управлению по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по РТ (опасными производственными объектами). Этот вывод подтверждает и судебная практика: решение Арбитражного суда по делу №А65 10077/2008, постановления апелляционной и кассационной инстанций по этому же делу;

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда по делу №09АП-184/2008-АК.

Афанасьев Р.Е.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Ситдикова Р.И.

Филиал КГУ в г.Набережные Челны ПЕРЕВОД ФИЛЬМА КАК ОСОБЫЙ ОБЪЕКТ АВТОРСКОГО ПРАВА Самостоятельным объектом авторского права является перевод произведения на другой язык. Среди переводов особое место занимают перевод фильма как аудиовизуального произведения. В соответствии со ст. 1304 ГК, объектом смежных прав являются фонограммы, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение. Следовательно, наложенная на фильм звуковая дорожка с переводом будет являться объектом авторского права.

Вообще переводы фильма можно классифицировать по различным основаниям. По способу выражения можно выделить текстовые и звуковые переводы. По количеству участников озвучивания выделяют одноголосые, двухголосые и многоголосые переводы. Существуют профессиональные и любительские переводы. Среди профессиональных особое место занимает дубляж фильма.

Авторами перевода следует признать автора литературного перевода, режиссёра дубляжа или озвучания. Авторам перевода фильма, как и авторам других литературных и художественных произведений принадлежат личные неимущественные и имущественные исключительные права. Право авторства - право признаваться авторами перевода фильма и право авторов на имя - право использовать или разрешать использование перевода фильма под своими именами, под вымышленными именами или без указания имени. Если экземпляр зарубежного фильма выходит на DVD диске или в телеэфир, часто нет никаких указаний на авторов перевода, что является существенным нарушением авторского права. Не допускается без согласия автора внесение в перевод фильма изменений, сокращений и дополнений (право на неприкосновенность произведения). Типичным примером нарушение права на неприкосновенность перевода фильма являются вставки в отсутствующие в советском дубляже места закадрового перевода, что существенно снижает эстетическое восприятие фильма.

На основании вышеизложенного, на наш взгляд, необходима детальная правовая регламентация такого института, как перевод фильма.

Бариева Э. В.

Науч. рук.: ст. препод. Гульманова Г.А.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ПРОБЛЕМЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ В жизни семьи имущественные отношения занимают значительно меньше места, чем личные неимущественные, они, составляют основной массив отношений супругов, регулируемых правом.

Семейный кодекс РФ определяет два разных режима для имущества супругов законный и договорный, предоставляя им право выбора между ними. Основным является законный режим имущества супругов.

Раздел общего имущества супругов производится судом по требованию одного или обоих супругов. В составе подлежащего разделу между супругами имущества все чаще появляются акции, паи, доли участия в коммерческих обществах и товариществах, а также паи в производственных кооперативах. Представляется, что входящие в состав супружеского имущества акции, облигации, другие ценные бумаги должны быть поделены поровну не по их номинальной стоимости, а по стоимости в соответствии с той биржевой котировкой, которую они имеют на момент рассмотрения спора в суде. Договорный режим имущества супругов формируется в результате заключения брачного договора.

Практика применения договорного режима имущества супругов в России довольно скудная. Всего лишь каждая сороковая пара Россиян решается на такой шаг. Это связано, во-первых, с тем, что брачный договор совсем недавно получил свою правовую регламентацию, во вторых, с тем, что при заключении брака будущие супруги чаще всего не заглядывают далеко в будущее, полагая, что «проживут они долго и счастливо».

Требование заключения брачного договора считается неэтичным.

Причиной редкого заключения брачного договора является и правовая неграмотность населения, и низкий материальный уровень жизни общества. Согласно СК РФ (ст. 89) супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Однако в российском праве взаимное содержание супругов регулируется недостаточно: только в брачном договоре прямо по закону супруги могут определиться о взаимном содержании. Необходима правовая регламентация соглашения о предоставлении содержания супругами друг другу.

Бариева Э.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Панова А.С.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) О ЗАЩИТЕ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «защита авторских и смежных прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации авторских и смежных прав.

Нормативной правовой основой защиты авторских и смежных прав является ГК РФ (часть четвертая). Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии. Например, посредствам закрепления гражданской правоспособности, дееспособности субъектов, установления обязанностей и т.п., так и посредством восстановления нарушенных или оспоренных прав и интересов.

Защита авторских и смежных прав - одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав1.

Исследование данной категории предполагает, в свою очередь, выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий, к числу которых в первую очередь относится само право на защиту2.

Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения.

Нарушителем авторских и смежных прав являются физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований ГК РФ3. В заключении отметим, что при определении конкретного размера компенсации при защите авторских и смежных прав суды учитывают предполагаемый размер убытков потерпевшего.

Буднева О.Г Науч. рук.: к.ю.н., доцент Ахметьянова З.А.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) К ВОПРОСУ АБСОЛЮТНОСТИ ВЕЩНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ Гражданские правоотношения традиционно подразделяются на абсолютные и относительные;

в основе разграничения лежит критерий неопределенности или определенности обязанных субъектов правоотношений. Вещные права традиционно признаются абсолютными, и противопоставляются обязательственным, которые носят относительный характер. В этой связи интересен вопрос: тождественны ли «абсолютное правоотношение» и «абсолютное право»?

Для того, что бы уяснить природу правоотношений необходимо обратиться к понятию и структуре субъективного права, которое является одним из элементов содержания правоотношения, и по сути определяет особенность того или иного правоотношения.

В юридической литературе субъективное право обычно определяется как «мера возможного поведения лица, состоящего в Гражданское право. Учебник: В 2т. / Под.ред. А.П. Сергеева, - М., 2006. - С.459.

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Т.ІV / Под ред. Т.Е.

Абовой, А.Ю. Кабалкина. - М., 2008. - С.150.

Интеллектуальная собственность. Учебник / Под. ред. А.П. Сергеева. - М., 2006. С.49.

правоотношении, дающая возможность самостоятельно совершать определенные действия и требовать определенного поведения от обязанных лиц». По мнению некоторых авторов, что бы лицо могло реализовать свое право, ему совсем не обязательно требовать определенного поведения от других лиц;

основным механизмом реализации права выступают действия самого управомоченного субъекта. Если исходить из данной концепции понимания субъективного права, то понятия «абсолютное правоотношение» и «абсолютное право» можно считать тождественными. И в учебнике гражданского права абсолютность вещного права (а не правоотношения) раскрывается именно с этих позиций: «Вещное право может быть реализовано путем непосредственного воздействия на вещь, без активного поведения другого лица. Удовлетворение интереса субъекта вещного права, таким образом, зависит лишь от действий самого управомоченного субъекта, от его усмотрения, лишь бы оно было законным, укладывалось в рамки предоставленного права». По нашему мнению, абсолютность субъективного права в большей степени выражается не в этой способности, а в том, что управомоченному субъекту противостоит неопределенный круг лиц. Однако, неправильно говорить о его возможности требовать от других лиц воздерживаться от каких - либо действий, которые могут нарушить его субъективное вещное право. Так как выведенная формулировка звучит достаточно абстрактно – требовать у неопределенного круга лиц не совершать каких-либо (тоже соответственно неопределенных) действий. Предполагается, что требовать, то есть совершать какие-либо активные действия возможно только в отношении определенного лица (круга лиц), которое соответственно уже нарушило вещное право либо посягнуло на него. Но в этом случае правонарушитель уже выделился из неограниченного круга третьих лиц, между ним и обладателем вещного права уже установились конкретная правовая связь относительного характера. Субъект абсолютного права не требует никаких действий от третьих лиц, абсолютность проявляется в его «рассчитывании» на воздержание всех третьих лиц от посягательств на его право. В этой связи, следует согласиться с утверждением, что «с точки зрения общей теории права выражение «абсолютное правоотношение» является, возможно, более корректным, чем «абсолютное право», ведь его отличительная особенность характеризует не столько право, сколько Юридическая энциклопедия под общей редакцией Б.Н. Топорина. – М.: Юрист, 2001. С.1053.

Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т.1 Под ред. Сергеева А.П. – М.: ТК Велби, 2009. – С. 593 (автор главы – (Н.Н. Аверченко).

корреспондирующую ему обязанность, субъект которой заранее не определен, им выступает всякое подчиненное данной правовой системе лицо»3. Г.Ф. Шершеневич: «Важно не то, что может субъект права, а чего не смеют субъекты обязанностей». Гайсина Д.

Науч. рук.: к.ю.н., доцент Панова А.С.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЗАВЕЩАНИЙ На практике возникает немало вопросов, связанных с признанием завещаний недействительными. Исчерпывающего перечня оснований недействительности завещаний ГК РФ не содержит, но поскольку завещание является сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные гл.9 ГК РФ.

Представляется, что завещание может быть признано недействительным, если оно составлено с пороками содержания, с пороками формы, с пороками воли, с пороками в субъекте. К завещанию, как и к любой сделке, предъявляются определенные требования, нарушение которых влечет его недействительность. В первую очередь закон (п.1 ст.1124 ГК РФ) устанавливает строгие требования к форме и порядку удостоверения завещания. Закон также определяет основания, влекущие недействительность завещания: составление недееспособными лицами, от имени двух и более лиц, а также совершение завещаний через представителя.

Разрешение вопроса о недействительности завещания на практике представляет довольно сложный процесс, потому как спор может возникнуть по разным основаниям. Например, завещание может быть юридически неграмотно составлено, без квалифицированной помощи нотариуса, что характерно для закрытых завещаний, или когда подлинную волю завещателя установить затруднительно (завещание под влиянием обмана, заблуждения, угрозы и т.д.), а порой и невозможно (для завещаний в чрезвычайных обстоятельствах). Чаще всего количество исков о признании завещания недействительным связано со ссылкой на ст.17 ГК РФ, согласно которой завещание может быть признано судом недействительным, если оно составлено гражданином, находившемся в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими. Поэтому для признания недействительным оспоримого Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима. Дисс. …к.ю.н. Екатеринбург, 2004. – С.55.

Шершеневич. Г. Общая теория права, вып. III, 1912. – С. 574.

завещания необходимо тщательное судебное разбирательство, детальное изучение представленных доказательств, показаний свидетелей и т.д.

Галимзянова Д.И.

Науч. рук.: к.ю.н., ст.препод. Давыдова Г.Н.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА Анализируя нормы ГК РФ о компенсации морального вреда можно выявить ряд проблем, которые возникают именно из-за данного современным законодательством определения морального вреда как физических или нравственных страданий.

Во - первых, на компенсацию морального вреда не могут рассчитывать лица с умственной отсталостью, несовершеннолетние или престарелые, которые в силу возрастных особенностей могут не понимать содержания оскорблений, направленных на унижение их достоинства.

Также на компенсацию морального вреда не могут претендовать такие потерпевшие, которые в результате нанесенного им причинителем вреда психотравмирующего воздействия потеряли память или даже рассудок и в силу этого обстоятельства не могут вспомнить саму психотравмирующую ситуацию и не испытывают страданий по поводу произошедшего.

Необходимо присвоить статус «специального субъекта»



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.