авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ Ф Е-

ДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»

ИНСТИТУТ МАГИСТРАТУРЫ

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНО-

МИКИ И ОБЩЕСТВА

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНЫХ

И РЕГИОНАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

МАТЕРИАЛЫ 2-Й МЕЖВУЗОВСКОЙ НАУЧНОЙ

МАГИСТЕРСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27-28 апреля 2011 года Сборник докладов ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕ РСИ ТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 2011 ББК 65.5 П 78 2 Проблемы развития экономики и общества в условиях П 78 глобальных и региональных изменений: Материалы 2-й меж вузовской научной магистерской конференции. 27-28 апреля 2011 года : сборник докладов / под ред. Т.Г. Тумаровой, И.Н. Самоновой, Н.С. Славецкой. – СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2011. – 336 с.

ISBN 978-5-7310-2715- В сборнике представлены доклады магистрантов СПбГУЭФ, Санкт Петербургского филиала ГУ-ВШЭ, Финансового университета при Прави тельстве Российской Федерации, Мордовского государственного универ ситета им. Н.П. Огарева, Харьковского национального экономического университета, University of Economic (Польша), University of Applied Science and Technology (Польша), Lappeenranta University of Technology (Финляндия). Статьи посвящены актуальным проблемам развития эко номики России в условиях глобальных и региональных изменений.

Материалы межвузовской конференции представляют интерес для научных работников, аспирантов, магистрантов и студентов, а также спе циалистов в области экономики, финансов, менеджмента, статистики, маркетинга, коммерции и логистики.

ББК 65. Под редакцией канд. экон. наук

, проф. Т.Г. Тумаровой, канд. экон. наук, проф. И.Н. Самоновой, канд. экон. наук, ст. преп. Н.С. Славецкой Рецензенты:

канд. экон. наук, начальник Управления учета и бухгалтерской отчетности Комитета финансов СПЗ Т.А. Шаталова д-р экон. наук, проф. кафедры маркетинга, декан ФФК и МЭО В.Г. Шубаева ISBN 978-5-7310-2715- © СПбГУЭФ, УВАЖАЕМЫЕ УЧАСТНИКИ КОНФЕРЕНЦИИ !

Оргкомитет 2-й межвузовской научной конференции «Проблемы развития экономики и общества в условиях глобальных и региональных изменений», прошедшей в Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов, благодарит всех участников конференции и приславших свои доклады для публикации.

Представленные статьи освещают основные результаты науч ных исследований магистрантов в 2010 году. Сборник докладов сформирован по секциям.





Оргкомитет конференции желает всем участникам успехов в научных исследованиях, развития творческого потенциала и при глашает принять участие в следующей конференции в 2012 году.

ОРГКОМИТЕТ:

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ – МАКСИМЦЕВ И.А., д-р экон. наук, профессор – ректор СПбГУЭФ ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ – КАРЛИК А.Е., д-р экон. наук, профессор – проректор по научной работе СПбГУЭФ, руководитель направления «Менеджмент» Института магистратуры СПбГУЭФ РАБОЧИЙ КОМИТЕТ:

Тумарова Т.Г., канд. экон. наук, профессор – директор Институ та магистратуры СПбГУЭФ;

Романовский М.В., д-р экон. наук, профессор – зав. кафедрой финансов СПбГУЭФ, руководитель направлений «Финансы и кредит» и «Экономика» Института магистратуры СПбГУЭФ;

Добросердова И.И., канд. экон. наук, профессор – исполни тельный директор направлений «Финансы и кредит» и «Эко номика» Института магистратуры СПбГУЭФ;

Тишков П.И., канд. экон. наук, доцент – исполнительный дирек тор направления «Менеджмент» Института магистратуры СПбГУЭФ;

Самонова И.Н., канд. экон. наук, профессор кафедры финансов СПбГУЭФ;

Славецкая Н.С., канд. экон. наук, ст. преподаватель кафедры международных экономических отношений.

СЕКЦИЯ «СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ:

ПРОБЛЕМЫ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ И РОСТА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В РОССИИ»

Руководитель секции канд. экон. наук, доц. С.И. Рекорд А.Г. Закарян ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ДЛЯ ГОРОДА: БЛАГО ИЛИ ВРЕД?

Магистрант СПб филиала НИУ-ВШЭ Программа «Государственное и муниципальное управление»

Научный руководитель д-р экон наук, проф. Т.В. Малеева Слова «глобальный» и «глобализация» в 1997 г. на ежегодном съезде Американской социологической ассоциации встречались в названиях свыше 50 представленных докладов [9, с. 1]. По мнению американского социолога Р. Стайкера, именно этот факт свиде тельствует о значимости данного явления. Термин «глобализация»

появился в научной литературе в конце 60-х годов, хотя свою попу лярность достиг в первой половине 90-х, когда большинство эконо мических и социальных изменений рассматривались через призму ее положений [1, c. 28]. Бурные споры по проблемам глобализации продолжаются последние пятнадцать лет и, несмотря на это, поня тие «глобализация» остается весьма расплывчатым, а его истинное значение до сих пор никому не удалось объяснить. Американские ученые Д. Смит, Д. Солинжер и С. Топик отмечают, что слово «гло бализация» относится к тому типу неологизмов, которые весьма часто употребляют, но очень редко растолковывают [10, c. 1].

Каждый автор вкладывает в понятие «глобализация» собствен ный смысл, объясняя, что причина разнообразия толкования кроет ся в «новизне», сложности и многогранности этого феномена. «Этот термин обозначает широкую совокупность процессов и структур, которую можно выразить как процессы взаимозависимости, взаи мопроникновения и взаимообусловленности самых различных ком понентов мирового сообщества». «Глобальность стала фокальной точкой так называемого глобального диспута и столкновения по лярных идеологических дискурсов, сторонники которых приемлют глобализацию как движение к общечеловеческим ценностям, а их противники отвергают глобальность, видя в ней возрождение уни версальных западно-центрических ценностей неолиберализма, но вого империализма и нового неоколониализма» [4, c. 6-7].

Читателями сайта русской службы ВВС в октябре 2004 г. была предложена и бурно обсуждена тема для дискуссии «Глобализация – благо или вред?». Анализ по всем высказываниям к этой теме пока зал, что рассуждения читателей можно свести к следующим пунктам:

Общая идея Цитаты из форума [11] «Слово "глобализация" стало расхожим определени Необходимо опре ем непонятно чего, но охватывающего или стремяще делиться со значением гося охватить весь мир»

и толкованием данного термина, прежде чем (Сергей, Россия) говорить о значимости глобализации «Вы о какой глобализации, господа? О той, что ус Глобализация – за танавливала Римская империя? Так всякая империя кономерный историче стремится распространить себя как можно шире, пока ский процесс не достигает своего предела. … самыми последними глобализаторами были коммунисты советской импе рии»

(О'Генри, Россия) «Такое уже было в истории. Британия, когда боро лась за колонии с экономически отсталой Испанией, яро выступала за фритрейдерство (свободную конку ренцию). 200 лет спустя на арену вышли США с Герма нией и уже они боролись за фритрейдерство с от ставшей к тому времени и цеплявшейся за свои коло ниальные бенефиции Британской Империей»

(Timder, Russia) «Зачем все это называть красивым словом "глобали «Глобализация» = зация", когда есть старое доброе слово «неоимпериа «неоимпериализм»

лизм?»

(Trick) «Глобализация – это неоколониализм, который вы текает из дисбаланса политических и экономических сил и служит целям подчинения периферийных экономик нуждам индустриально-развитых стран»

(Vladimir, England) «Глобализация – свершившийся факт. Кто-то ска Глобализация – зал, что Форд – больший марксист, чем Карл Маркс, свершившийся факт так как именно массовый автомобиль дал людям РЕ АЛЬНУЮ свободу. И это – истинная правда»

(О'Генри) Глобализация – благо или напасть, шанс на прорыв или безыс ходность? Прежде всего, это объективная реальность. Она сущест вует и будет в дальнейшем нарастать, углубляться, усиливаться.

Если свести основные идеи, то глобализация – это процесс интер нациализации международной жизни, связанный с мощным ускоре нием научно-технического прогресса, который влечет за собой кар динальные изменения экономической и финансовой деятельности городов, способствует развитию транспортной, коммуникационной и информационной систем. Мир географически остался прежним, но стал намного «компактным» для общения между людьми и предприятиями. Такие преимущества выгодны индустриально раз витым странам, а для развивающихся государств большей части нашей планеты это минус.

Россия в кризисные 90-е годы испытала на себе влияние не толь ко внутренних системных изменений, но и процессы глобализации.

Возможно, лишь крупнейшие города нашей страны оказались более готовыми, они быстрее адаптировались к рыночной экономике бла годаря концентрации не только финансовых и материальных ре сурсов, но и человеческого капитала – более молодого, активного и высокообразованного населения, поскольку эти города еще в со ветское время были важнейшими центрами высшего образования и науки. В Москве и Санкт-Петербурге стали развиваться междуна родные финансовые и деловые услуги, мировые информационные сети. К середине 90-х годов Россия была разделена на две нерав ные части. Четверть регионов с трудом и большой натяжкой смогла стать частью мирового рынка капиталов, товаров и услуг, хотя в ос новном в качестве сырьевой периферии рынка. Другие крупные го рода (Нижний Новгород, Новосибирск, Самара и др.) до сих пор от стают от столиц в привлечении инвестиций, глобальном обмене то варами и услугами. Основной проблемой воздействия глобализа ции стало усиление социально-культурного «разлома» между сто лицами и всей остальной Россией.

На глобальных рынках города выступают единицами конкурен ции, где те, кто имеет конкурентные преимущества, выиграют, а те, кто их не имеет, в чем-то обязательно проиграют. «Если кто-то хо чет смотреть на современный мир как на джунгли, где побеждает сильнейший, он рискует остаться в одиночестве и, во всяком слу чае, не найдет себе сторонников в развивающемся мире» [6]. Про тиворечия, которые могут возникнуть и возникают между развитыми и развивающимися странами, далеко не единственные. Обрабаты вающая промышленность, которая получит большой приток капи тала и квалифицированной рабочей силы, выиграет, а значитель ная часть отраслей проиграет от глобализационных процессов, по теряв конкурентные преимущества из-за возросшей открытости рынка. Для того чтобы приспособиться, они вынуждены будут при ложить дополнительные усилия, которые, скорее всего, будут на прасны. Это повлечет за собой оттоки капитала и рабочей силы из этих отраслей, что в дальнейшем приведет к большим социальным расходам со стороны государства (выплата компенсаций, перепод готовка, обучение, выплаты пособий по безработице и др.).

Франи Леотье и Эндрю С. Лемер в своей книге «Что такое города в условиях глобализации?» приводят аргументы в пользу того, что основная задача, стоящая перед профессионалами в области ин фраструктуры, должна быть выражена заповедью «Думать гло бально, действовать на местах». Спрос на инфраструктуру и сред ства, используемые для ее финансирования и развития, все в большей степени принимают глобальный характер. Деловые взаи моотношения и производство все чаще пересекают национальные границы и временные пояса. В ходе эволюции инфраструктуры в условиях глобализации возможны самые разнообразные измене ния: постепенное продвижение в сторону более эффективного ре шения противоречий между индивидуальными и коллективными интересами и между непосредственными потребностями населения и желанием общества обеспечить будущее для потомков (демо кратизация, децентрализация, диффузия, диверсификация [8]).

Существуют конкретные и сложные взаимодействия между выбо ром технологий горожанами и фирмами, качеством местного управления и общей эффективностью управления городом. Так, например, исследование Франи Леотье и Эндрю С. Лемера показа ло, что качество управления в портовых городах оказывает боль шее влияние на показатели эффективности, значимые для глоба лизации, чем не в портах (доступ к мобильной связи, Интернету), и что столичные города лучше обеспечивают местные нужды (водо снабжение, водоотведение, электроснабжение). Горожане и бизнес, как правило, выигрывают, когда их города обеспечивают связь с технологиями, в частности, через Всемирную паутину. Горожане и фирмы могут использовать информацию, предлагаемую посредст вом веб-технологий, как средство для достижения своих целей и даже могут использовать технологии для самообеспечения своих услуг, особенно когда существуют препятствия на пути реформ управления и глобализации на уровне города.

Новые технологии, такие как мобильные телефоны и Интернет, дают возможность частным фирмам и жителям города глобализи роваться самостоятельно и более эффективно вне зависимости от уровня функционирования города. Однако такой компенсирующий эффект технологий может проявляться лишь частично там, где управление и подотчетность оставляют желать лучшего: учитывая высокую мобильность жителей, фирм и капиталов, у них у всех есть вариант выхода – переехать в другой, более эффективный город.

Эффективность функционирования города в процессе глобали зации невозможно определить наверняка, необходимо принимать во внимание вопрос времени. Последствия глобализации не про явят себя за один день, пройдет определенное время, прежде чем появятся результаты. Дискуссии крупнейших представителей биз неса и глав государств обычно сводятся к трем угрозам, вытекаю щим из анализа процесса глобализации:

1. Глобализация информатизации общества, частный случай – это Интернет, система связи.

2. Образование и глобализация.

3. Сохранение национальных культурных особенностей, само идентификация нации в процессе глобализации.

Очевидно, что глобализация влечет за собой необратимые изме нения, это объективный процесс, останавливать его не надо (да это и невозможно), наоборот, если государство хочет «успеть», то нужно поспевать за этими процессами, а лучше их определять и идти впереди этих процессов. Так или иначе все вышеотмеченные три угрозы для любой нации рассматриваются совершенно серьез но. Если эти аспекты не будут учтены в России, как это было во второй половине 80-х годов, то вполне вероятно, что города Рос сии, а соответственно страна в целом останутся без устойчивой концепции развития.

Библиография 1. Иноземцев В. Глобализация: иллюзии и реальность // Свобод ная мысль. – 2000. – № 1. – С. 28.

2. Кузнецов В.И. Что такое глобализация? // МЭиМО. – 1998. – № 2. – С. 5.

3. Кондратьева Т.С. К вопросу о понятии «глобализация» // Акту альные проблемы Европы. – 2000. – С. 9.

4. Чешков М.А. Глобальное видение и новая наука. – М., 1998. – С. 6-7.

5. Сентябрев А. Россия в процессе глобализации // Научно информационное агентство «Наследие Отечества» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.nasledie.ru 6. Зубаревич Н.В. Крупнейшие города России как «Агенты» гло бализации // Российский город: ретроспектива и перспектива.

7. Франи Л., Лемер Э.С. Что такое города в условиях глобализации? [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://siteresources.worldbank.org/ 8. Stryker R. Globalization and welfare state // Intern. j. of sociology and social policy. – Hull, 98. – Vol. 18. – № 2-4.

9. Smith D., Solinger D., Topik S. Introduction // States and sove reignty in the global economy / d. by Smith D., Solinger D., Topik S. – L.;

N.Y., 1999.

Е.А. Соколова РОЛЬ ДОКТРИНЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РОССИИ Магистрант СПб филиала НИУ-ВШЭ Программа «Государственное и муниципальное управление»

Научный руководитель д-р экон. наук, проф. Л.В. Ларченко По данным IDM-рейтинга, в 2009 году Россия занимает 49 место из 57 стран, находящихся в нем, причем в 2008 году Россия зани мала 47 место [1]. В 2010–2011 году имеется тенденция снижения занимаемого места России в этом рейтинге. Данные этого рейтинга достаточно объективны, состоят на две трети из статистических данных, на одну треть – из экспертных оценок. Проанализировав его составные части, можно сказать, что возможности дальнейшего развития нашей страны заключаются в повышении эффективности бизнеса, социальной его ответственности, улучшении инфраструк туры, инвестировании в сферу коммуникаций. Для повышения ми ровой конкурентоспособности, а особенно конкурентоспособности продовольственных и сельскохозяйственных российских товаров в 2009 году было принято решение разработать Доктрину продоволь ственной безопасности России.

Продовольственная безопасность – одна из важнейших состав ляющих безопасности любой страны. Разработка Доктрины о про довольственной безопасности в 2009 году является очень важным политическим шагом на пути установления четкого политического курса для отрасли сельского хозяйства, поскольку целью сельского хозяйства является обеспечение продовольственной безопасности страны.

«Продовольственная безопасность Российской Федерации – со стояние экономики Российской Федерации, при котором обеспечи вается продовольственная независимость, гарантируется физиче ская и экономическая доступность для населения страны пищевых продуктов, соответствующих требованиям технических регламен тов, в объемах, не ниже рациональных норм потребления, необхо димых для активного, здорового образа жизни» [2].

Вопрос продовольственной безопасности является составляю щим демографической политики, важен, поскольку является осно вой жизнеобеспечения населения страны, поддержания его здоро вья и физической активности.

«Доктрина базируется на основных положениях Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (1996 г.), доктрины продовольственной безопасности 1998 г. и Ос новных положениях Концепции национальной безопасности Рос сийской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации 10 января 2000 г.» [3].

Стратегическая цель продовольственной безопасности – обеспе чение населения качественным и безопасным продовольствием, а также сельскохозяйственной и рыбной продукцией. Для этого необ ходимо развивать стабильное внутреннее производство, накапли вать государственные резервы и запасы.

В настоящее время в России растет объем импорта продоволь ствия, имеется проблема неодинаковой физической и экономиче ской доступности продуктов питания, обеспеченность по ряду про дуктов ниже рациональных норм (по мясу, молоку и рыбе). Однако по таким продуктам, как сахар, картофель и хлебопродукты, обес печенность соответствует нормам. Но данные продукты не обла дают высокой биологической ценностью. В связи с чем у необеспе ченных слоев населения наблюдается плохое качество питания (пища бедна своим белковым составом). Также в настоящее время увеличивается влияние внешних факторов на продовольственную безопасность, поскольку растет уровень обеспеченных слоев насе ления в странах зарубежья, снижается мировой продовольствен ный запас.

В доктрине продовольственной безопасности определены основ ные показатели продовольственной безопасности (уровень произ водства сельхозпродукции, сырья и продовольствия в расчете на душу населения;

уровень душевого потребления основных видов продовольствия;

потребление продуктов питания отдельными груп пами населения;

фактическое и нормативное содержание пита тельных веществ в пищевом рационе населения;

норма потребле ния продуктов питания на уровне прожиточного минимума;

содер жание в продуктах питания вредных для здоровья веществ;

доля импорта основных продуктов питания в товарных ресурсах;

доля экспорта отдельных видов сельхозпродукции и продовольствия в объеме их производства.

Согласно доктрине, основными направлениями обеспечения про довольственной безопасности являются два главных:

1. Снижение уровня бедности, организация питания кормящих женщин и детей дошкольного возраста, т. е. преодоление экономической недоступности продовольственных товаров.

2. Повышение физической доступности и обеспеченности про довольствием путем развития торговой инфраструктуры в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока, а также улуч шение механизмов поступления продовольствия в эти рай оны из центральных районов России, развитие торговой и транспортной инфраструктуры.

Доктрина является основой для разработки различных нормативно правовых актов, концепций и программ, направленных на обеспече ние продовольственной безопасности страны, улучшение работы участников АПК страны и его ведущей отрасли – сельского хозяйства.

Продовольственная безопасность по своей сути подразумевает, что при полном отсутствии завоза продуктов питания извне страна способна обеспечить свое население продовольствием на 80%.

Для этого в стране, во-первых, должно производиться достаточное количество продуктов питания, во-вторых, должно контролировать ся и обеспечиваться их высокое качество и безопасность, в-третьих, государство должно уметь контролировать качество про дуктов питания, выработав свои стандарты с учетом международ ных требований и регламентов, в-четвертых, должна проводиться гибкая таможенная политика государством, в-пятых, необходимо обязательно контролировать и проводить регулярное материально техническое обновление в сфере АПК.

Принятие доктрины продовольственной безопасности России за кладывает основные направления политики в агропромышленном комплексе с ориентирами на социальный фактор, поскольку учиты вается также качество продуктов питания, полноценность рациона граждан с учетом возрастных и физиологических особенностей, а также способность обеспечения продовольствием при возникнове нии экстремальных ситуаций внутри страны, что, безусловно, соз даст условия для повышения конкурентоспособности России на мировом уровне.

Библиография 1. www.gtmarket.ru/news/state/2009/05/21/2092.

2. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации ресурс]. – Режим доступа:

[Электронный http://rad.su/documents/doktrina/.

3. Ушачев И. Основные положения доктрины о продовольствен ной безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.vniiesh.ru/publications/zhurnal_laquoapk/december/1915.html.

Н.И. Крюков МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Магистрант Финансового университета при Правительстве РФ Программа «Международные финансы и банки»

Научный руководитель д-р экон. наук, проф. И.З. Ярыгина В наше время уже ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что мир все больше превращается в единый рынок с общей финансо вой системой. Охарактеризуем кратко проблемные точки совре менного состояния мировых финансов и остановимся более под робно на одном из наиболее важных возможных трендов в их раз витии: удорожании стоимости капитальных ресурсов в ближайшие десятилетия.

Мировая финансовая система оказалась под ударом в 2008 г. в результате необдуманных действий и безответственности банков и других финансовых институтов, чему способствовало наличие сис темных ошибок со стороны регуляторов. Сегодня мировые финан совые операции – мощный инструмент интеграции экономических и финансовых рынков стран и регионов, однако они также способст вуют международному распространению кризисных явлений: будь то периодически возникающие проблемы на ипотечном рынке в США или неопределенность обслуживания бюджетного дефицита стран PIIGS – от всех участников финансовых рынков следует не замедлительная реакция, в каком бы уголке мира они не находи лись. Странам G20 совместными усилиями удалось стабилизиро вать финансовые рынки, но остается необходимость избавиться от реальных причин, породивших кризис.

С одной стороны, глобализация дала возможность государству получить доступ на общий рынок финансовых ресурсов. Интегра ция стран с развивающимися рынками, таких как Россия, в гло бальную финансовую систему позволяет привлекать из-за границы дополнительные ресурсы для финансирования инвестиций;

спо собствует развитию внутренних финансовых институтов и рынков, улучшению финансового менеджмента. С другой стороны, в усло виях глобального рынка государство уже не может эффективно вы полнять функции гаранта, поскольку оно способно регулировать деятельность только национальных участников рынка [2, с. 13]. Го сударство фактически превращается в рядового участника гло бального рынка, чьи обязательства котируются на рынке наряду с обязательствами частного сектора. Участники глобального рынка реагируют на поведение правительств точно так же, как на выхо дящие финансовые отчеты крупнейших корпораций. Если прави тельство демонстрирует успешные результаты своей работы, то наблюдается приток инвестиций в страну. Однако, как показывает практика, чаще всего подобные потоки капитала крайне нестабиль ны. Если инвесторы посчитают, что правительство допустило уже достаточное количество ошибок, то капитал уходит из страны не меньшими темпами, чем приходил.

Стоит отметить влияние глобализации на деятельность цен трального банка. С образованием глобального рынка экономиче ская среда, в которой действовали центральные банки, заметно поменяла свою структуру. Деятельность финансовых учреждений, с которыми имеют дело центральные банки, приобрела глобальный, общемировой характер, в то время как центральные банки оста лись институтами внутреннего рынка. Для того чтобы продолжать эффективно выполнять свои задачи, центральные банки должны найти новые практические приемы работы, соответствующие гло бальному рынку. В ответ на глобализацию центральные банки все чаще стали вносить коррективы в денежно-кредитную политику, надзор за финансовыми учреждениями и регулирование банковских операций, руководствуясь изменениями на международном рынке.

Однако проблема, касающаяся роли центрального банка в дости жении стабильности финансовой системы в условиях глобального рынка, так и осталась неразрешенной.

После развала Бреттон-Вудской системы международное сооб щество пришло к пониманию необходимости создания безусловно го платежного средства, выступающего в качестве полноценных мировых денег. Первоначально предполагалось, что SDR и МВФ встанут в центре мировой валютной системы. Однако господство в валютной сфере так и осталось за долларом США, несмотря на конкуренцию со стороны евро и появляющихся региональных ва лют, таких как юань. Сегодня активно обсуждается роль ФРС как международного кредитора последней инстанции, а доллара в ка честве мировой валюты, в условиях дефицитного платежного ба ланса США и большого государственного долга. Эмитент резервной валюты должен брать на себя ряд обязательств по поддержанию равномерного развития мирового рынка и иногда осуществлять крупные трансферты для покрытия диспропорций в развитии. Тем самым он должен отказываться от своих преимуществ, к чему США пока не готовы.

Далее отметим важную перемену в мировом финансовом разви тии, которая ожидает нас в ближайшие десятилетия. Согласно ис следованию McKinsey Global Institute, может наступить новая эра, когда капитал станет более дорогим и менее доступным, чем в до кризисный период [3, с. 9].

На протяжении последних 30 лет реальная процентная ставка на рынке капитала неуклонно падала, при этом доступность капитала повышалась. Отчасти причиной этого служило сокращение объема инвестиций в мировом масштабе. Вполне вероятно, что мировой всплеск инвестиционной активности изменит эту тенденцию на про тивоположную и процентные ставки в течение ближайших 20 лет будут повышаться.

Среди важнейших причин снижения процентной ставки на протя жении последних трех десятилетий обычно называют избыток сбе режений на мировом рынке. Однако мировая норма сбережений со кратилась за период с 1970-х гг. до 2008 г. [3, с. 9]. В этот период снижение процентной ставки было, скорее, обусловлено сокраще нием нормы капиталовложений: общий объем капитала оказался на 20 трлн долл. меньше, чем мог бы быть, если бы норма капитало вложений сохранилась на уровне 1970-х годов [3, с. 9]. Эта сумма настолько существенна, что рядом с ней все остальные, более ши роко обсуждаемые причины падения процентной ставки оказыва ются не столь уж значительными.

В ближайшее время мир может захлестнуть новая мощная волна инвестиций, и ее основным источником на этот раз станут разви вающиеся рынки. Согласно прогнозам MGI на период до 2020 г., мировой спрос на инвестиции может достичь уровня, который не наблюдался со времен послевоенного восстановления Европы и Японии. На рынках Азии, Латинской Америки и Африки уже отмеча ется увеличение инвестиционной активности, вызванное растущим спросом на новые дома, транспортную инфраструктуру, системы водоснабжения, заводы, офисы, школы, больницы и торговые цен тры. Мировая норма капиталовложений выросла с минимальной отметки 20,8% ВВП, зафиксированной в 2002 г., до 23,7% в 2008 г.

Согласно прогнозу MGI, спрос на инвестиции продолжит рост и в 2030 г. превысит уровень 25% ВВП [3, с. 10].

Структура мировых инвестиций изменится по мере роста разви вающихся рынков: грядущий инвестиционный бум будет главным образом обусловлен капиталовложениями в развитие инфраструк туры и строительство жилой недвижимости. Вследствие этого сбе режения возрастут меньше, чем спрос на инвестиции. Если Китай воспользуется опытом других стран, например Японии, Южной Ко реи и Тайваня, то по мере роста благосостояния в стране норма сбережений будет сокращаться. Пока неясно, когда начнется этот процесс, однако уже сейчас правительство приступило к созданию политических условий, стимулирующих потребление, чтобы сокра тить объем сбережений. Другой фактор, который в будущем по влияет на мировой объем сбережений, это затраты, связанные со старением населения. Затраты на здравоохранение, пенсионное обеспечение и другие социальные услуги будут расти по мере уве личения количества пожилых людей. Этот дополнительный фактор потребления также будет способствовать сокращению мирового объема сбережений – либо из-за увеличения дефицита государст венного бюджета, либо за счет того, что домохозяйства и корпора ции будут использовать свои накопления.

Вклад в рост процентных ставок внесут новые нормы ликвидно сти и требования к размеру банковского капитала, разработанные G20. Они позволят переживать последующие кризисы без мас штабной господдержки банковского сектора, но увеличат затраты банков. Внедрение новых принципов запланировано на 1 января 2013 г., а полное внедрение с 1 января 2019 г. [1, с. 7].

Реальные процентные ставки по долгосрочным финансовым ин струментам, например по облигациям со сроком обращения десять лет, могут начать повышаться уже в течение ближайших пяти лет, поскольку действия инвесторов, вкладывающих средства в долго срочные активы, будут опережать структурные изменения в эконо мике.

Бизнесменам, финансовым институтам, инвесторам и государст венным органам управления придется адаптироваться к новым экономическим условиям – повышению стоимости капитала, сниже нию его доступности, концентрации сбережений и инвестиций на развивающихся рынках. Возникнет потребность в разработке новых бизнес-моделей, инвесторам понадобятся новые стратегии, а пра вительствам предстоит сыграть важную роль в том, чтобы переход ный период прошел относительно безболезненно для всех участни ков рынка.

Доступ к капиталу может стать стратегическим источником конку рентных преимуществ как для отдельных компаний, так и для це лых стран. Правительство России должно рассмотреть возможные инструменты для стимулирования сбережений. Вероятными дейст виями могут быть: снижение налоговых ставок на доходы по депо зитам с 35 до 13% (на процентные доходы, превышающие ставку рефинансирования);

оптимизация и сокращение государственных расходов;

улучшение управления и регулирования источников дол говременного финансирования (таких как пенсионные фонды, стра ховые компании и фонды национального благосостояния) с целью ориентации их на долгосрочные цели, а не квартальные результаты деятельности. В то же время России следует тесно сотрудничать с другими странами по вопросам долгосрочного финансирования и смягчения риска финансового протекционизма, ведь сегодня только совместными усилиями возможно дать достойный ответ вызовам мировой экономики.

Библиография 1. The G20 Seoul summit leaders declaration November 11-12, 2010 // http://www.g20.org/Documents2010/11/seoulsummit_declaration 2. Моисеев С.Р. Международные финансовые рынки и междуна родные финансовые институты / Московский государственный уни верситет экономики, статистики и информатики. – М., 2004. – 208 c.

3. Farewell to cheap capital? Long-term shifts in global investments and saving. MGI 2010 // http://www.mckinsey.com/ А.А. Раевская ОЦЕНКА ВАЛЮТНОГО РИСКА НА ОСНОВЕ ПРЕДПРОГНОЗНОГО АНАЛИЗА Харьковский национальный экономический университет Научный руководитель канд. экон. наук О.В. Захарова Рынок FOREX – это рынок межбанковского обмена валют по сво бодным ценам, где котировка формируется без ограничений или фиксированных значений.

Сегодня поведение FOREX стало более динамичным с высокой волатильностью курсов валют и относительно высокочастотными колебаниями. В этой связи резко возросли значимость технологий управления валютными активами инвесторов, интерес участников рынка и исследователей разных стран к прогнозированию риска портфеля инвестора с целью принятия рациональных решений, учитывающих современное состояние развития валютного рынка [1, c. 1].

Следует отметить, что эффективное прогнозирование риска портфеля инвестора зависит, в первую очередь, от модели доход ности валют, входящих в портфель инвестора, адекватно отра жающей процессы, происходящие на современном валютном рын ке. Данные обстоятельства обуславливают актуальность углублен ных исследований моделей по прогнозированию обменных курсов валют. Для этих целей особого внимания заслуживает развитие и апробация соответствующих экономико-математических методов [2, с. 40].

Аналитическая аппроксимация динамического ряда какой-либо моделью с помощью МНК имеет ряд особенностей, которые накла дывают ограничения на ее применение:

динамический ряд, к которому применяется аппроксимация, должен быть достаточно длинным;

применение аналитической аппроксимации эффективно толь ко в случае, если уровни динамического ряда меняются достаточно плавно и медленно, то есть ряд должен быть неволатильным;

аналитическая аппроксимация не адаптируется к появлению новых данных, то есть при появлении новых данных необходимо пересчитать параметры модели, а иногда возможно пересмотреть саму модель;

при расчете параметров модели все эмпирические данные входят с одинаковым весом, хотя понятно, что более поздние дан ные имеют большую ценность.

Однако ряды цен активов, как правило, подвержены значитель ным колебаниям, которые аппроксимация не может предвидеть.

Поэтому на практике применительно к таким рядам используют ме тоды адаптивного моделирования, которые базируются на экспо ненциальном сглаживании динамического ряда (экспоненциальной скользящей средней).

Основным преимуществом методов, основанных на экспоненци альном сглаживании, является учет временной ценности данных и, следовательно, постоянное адаптирование к изменяющимся уров ням динамического ряда, что имеет решающее значение при моде лировании и прогнозировании волатильных рядов [3, с. 165]. Рекур рентная формула для вычисления экспоненциальной скользящей средней (EMA – exponential moving average) имеет вид:

EMAt yt (1 ) EMAt 1, 0 1.

Показательный процент определяет степень сглаживания.

Чем больше, тем меньше степень сглаживания. При 1 экспо ненциальная скользящая средняя равна цене [3, с. 157]. Однако не всегда достаточно спрогнозировать цену актива. Важную роль в принятии инвестиционных решений играет оценка риска.

Для всесторонней (количественной и качественной) оценки ры ночного риска в настоящее время в мире все активнее использует ся методология Value-at-Risk (VaR).

VaR – это вероятностно-статистический подход для определения соотношения ценовых показателей и риска, основным понятием в нем является распределение вероятностей, связывающее все воз можные величины изменений рыночных факторов с их вероятно стями.

Методология VaR стала особенно широко применяться в послед ние годы и сегодня используется в качестве единого унифициро ванного подхода к оценке риска международными банковскими и финансовыми организациями. Например, Банк международных расчетов (BIS) применяет VaR в качестве основы при установлении нормативов величины собственного капитала относительно риска активов.

Одна из главных целей разработки концепции VaR – одним-един ственным числом агрегировать и отобразить информацию о рыноч ных рисках портфеля, а также о рисках, составляющих портфель сегментов и элементов.

Таким образом, VaR дает вероятностную оценку потенциальных убытков по портфелю в течение определенного временного перио да при экспертно заданном доверительном уровне. Доверительный уровень определяет вероятность наступления определенного со бытия (например, 99% или 99,9%) [4, с. 1].

Условно все используемые методики оценки рисков можно разде лить на три категории, характеристика которых приведена в таблице.

Стоит отметить, что оценка валютного риска является одной из составляющих в процессе управления капиталом и одним из самых важных этапов. Принятие инвестиционных решений невозможно без прогноза будущей стоимости актива и возможных потерь.

Методы оценки рисков Категория Характеристика Примеры Плюсы Минусы Сфера методик применения Стати- Базируются на Высокая точ- Большие Инвестици Value-at стические анализе массивов ность расчета, затраты на онные риски.

risk.

статистических возможность информа- Рыночные Cash данных и модели- моделирова- цию и про- риски.

flow-at ровании с исполь- ния разных ведение risk зованием методов сценариев, анализа, математической частичная риск адек статистики и тео- стандартиза- ватности рии вероятности ция обратной модели Аналити- Базируются на Рейтин- Возможность Определен- Кредитные ческие сборе и объектив- говые ме- индивидуаль- ный субъек- риски.

ном анализе ин- тодики. ного набора тивизм оце- Инвестици формации и при- Финан- показателей нок, не все- онные риски.

нятии решений, совый для анализа, гда изме- Операцион опираясь на ком- анализ. широкое ис- ряемые по- ные риски плексный анализ Анализ пользование, казатели как количествен- франшиз возможность (финансовая ных, так и качест- и стра- достижения оценка рис венных показате- хового объективной ка), отсутст лей покрытия оценки при не- вие стан высокой стои- дартов мости Эксперт- Основываются на Инже- Низкая стои- Высокая за- Составления ные субъективном ана- нерные мость и ско- висимость от карты рис лизе количествен- оценки, рость получе- человеческо- ков.

ных и качествен- Ранжи- ния результа- го фактора Выделение ных показателей с рование та, отсутствие (эксперта), приоритетов использованием рисков необходимого трудности в методологий ран- сбора большо- получении жирования и срав- го количества финансовой нительных оценок информации оценки риска Библиография 1. Зинин А.Н. Модели доходности и прогнозирование риска портфеля инвестора на международном валютном рынке: На при мере рынка FOREX: Автореф. дис. … канд. экон. наук / Рост. гос.

экон.

ун-т. – Ростов н/Д, 2004. – 25 с.

2. Болатова Л.Р. Математические методы статистики и нелиней ной динамики для оценки валютных рисков на базе предпрогнозного анализа: Автореф. дис. … канд. экон. наук. – Севастополь, 2005. – 155 с.

3. Булашев С.В. Статистика для трейдеров. – М.: Компания Спут ник+, 2003. – 245 с.

4. Овчинников І.О. Технологія оцінки ризиків в процесі управління ризиками на прикладі методу VAR [Електронний ресурс] / Овчинни ков І.О. // Національна бібліотека України ім. В.І. Вернандського. – Режим доступа: www.nbuv.gov.ua С.Н. Семешкин ARCH/GARCH-МОДЕЛИ В ИССЛЕДОВАНИИ ДИНАМИКИ ВОЛАТИЛЬНОСТИ ВРЕМЕННЫХ РЯДОВ ВАЛЮТНЫХ КОТИРОВОК Харьковский национальный экономический университет Научный руководитель канд. экон. наук О.В. Захарова Развитие мировой экономики, торговли, средств связи и теле коммуникаций, информационных технологий, процессов интеграции национальных экономик в мировую экономическую систему, а также отмена валютных ограничений во многих странах привели к суще ственному изменению состояния международного валютного рынка.

Наблюдается устойчивый рост конверсионных операций на рынке FOREX, сокращение времени осуществления трансакций, ускоре ние информационных потоков, что делает данный рынок одним из наиболее ликвидных. Его поведение стало более динамичным с высокой волатильностью курсов валют и относительно высокочас тотными колебаниями. Термин волатильность (от англ. «изменчи вость, непостоянство») используется, как правило, для неформаль ного обозначения степени вариабельности, разброса переменной.

Одна из характерных черт финансовых рынков – это то, что при сущая рынку неопределенность изменяется во времени. Как след ствие, наблюдается «кластеризация волатильности». Под этим по нимается, что периоды могут чередоваться: финансовый показа тель ведет себя нестабильно, затем наступает относительно спо койный период. Формальной мерой волатильности служит диспер сия (или среднеквадратичное отклонение).

Традиционные модели временных рядов, такие как модель ARIMA, не могут адекватно учесть все характеристики, которыми обладают финансовые временные ряды, и поэтому требуют рас ширения. Одними из таких расширений являются ARCH-процессы (Autoregressive Conditional Heteroskedasticity). Концепция и конкрет ная спецификация были впервые представлены в работе Engle Robert F. (1982), после чего последовали многочисленные модифи кации базовой конструкции и примеры применения новой модели к финансовым и макроэкономическим временным рядам.

Так же, как успеху обычных линейных моделей временных рядов способствовало использование условных мат. ожиданий вместо безусловных, ключевой момент модели ARCH состоит в различе нии условных и безусловных моментов второго порядка. В то время как безусловная матрица ковариаций для представляющих интерес переменных может быть неизменной во времени, условные дис персии и ковариации часто нетривиальным образом зависят от со стояний процесса в прошлом. Понимание точного характера этой временной зависимости крайне важно для многих проблем в мак роэкономике и финансах, таких как необратимые инвестиции, цены на опционы, структура процентных ставок по срокам и общие дина мические соотношения для цен активов.

Кроме того, с точки зрения получения эконометрических выво дов, потеря в асимптотической эффективности из-за неучета гете роскедастичности может быть сколь угодно большой, и при состав лении экономических прогнозов, как правило, можно использовать намного более точную оценку неопределенности ошибки прогноза, если получать ее как условную по текущему информационному множеству [1, с. 330-332].

ARCH-модель моделирует волатильность в виде суммы констант базовой волатильности и линейной функции абсолютных значений нескольких последних изменений цен. При этом уровень волатиль ности (стандартное отклонение доходности финансового инстру мента) рассчитывается на основании следующей рекурсивной формулы (ARCH(q)):

q i 2 i.

t t i Расширением ARCH-модели является GARCH-модель вола тильности, где на текущую волатильность влияют как предыдущие изменения цен, так и предыдущие оценки волатильности (т.н. «ста рые новости»). Память ARCH(q) процесса ограничена q перио дами. При использовании модели часто требуется длинный лаг q и большое число параметров. Обобщенный ARCH-процесс (Generalized ARCH, GARCH), который предложен Т. Боллерслевом в 1986 г., имеет бесконечную память и допускает более экономную параметризацию. Согласно данной модели (GARCH(p,q)), расчет волатильности производится по следующей формуле [2, с. 215-217]:

q p 2 2.

t i ti j t i1 j Процедура, наиболее часто используемая для оценки качества полученной ARCH-модели, состоит в максимизации функции прав доподобия. При выборе между двумя моделями предпочтение от дается той, у которой значение максимума функции правдоподобия выше, а также информационный критерий Акайка и критерий Швар ца минимальны.

Рассмотрим ряд дневных котировок валютной пары EUR/USD за период с 23.02.2006 по 23.02.2011. Сгладим исходные данные с по мощью метода Брауна (также известного как «метод экспоненци ального сглаживания»), его формула приведена ниже:

Yt+1 = Yt + 1 Yt.

На основании отклонений исходного ряда от сглаженных данных выполним построение модели с ARCH-эффектами, что позволяет провести анализ волатильности и получить декомпозицию диспер сии ошибок (рис.).

Графики котировок EUR/USD, сглаженных данных и остатков На основе полученного ряда ошибок были построены модели с ARCH-эффектами. Оптимальной по рассмотренным выше крите риям является GARCH(7,2). Построенная модель позволяет эф фективно прогнозировать дисперсию трендов валютных котировок.

Также позволяет прогнозировать направление тенденций, их изме нение, интенсивность. В частности, выход за доверительный ин тервал может свидетельствовать о сильном тренде, а последую щее возвращение в его рамки – о коррекции либо смене направле ния тенденции. Данные свойства будут проанализированы более подробно в дальнейшем.

Результаты, полученные на основе исследования таких моделей, могут быть улучшены благодаря использованию модификаций ARCH-моделей, а предложенная методика – эффективно приме няться для оценки динамики и прогнозирования волатильности различных финансовых инструментов.

Библиография 1. Лукашин Ю.П. Адаптивные методы краткосрочного прогнози рования временных рядов / Ю.П. Лукашин. – М.: Финансы и стати стика, 2003. – 415 с.

2. Кремер Н.Ш. Эконометрика: Учебник для вузов / Н.Ш. Кремера, Б.А. Путко. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. – 311 с.

А. Коваленко КАЖДУЮ ЛИ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НЕУРЯДИЦУ МОЖНО НАЗЫВАТЬ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ КРИЗИСОМ?

Аспирант кафедры МЭО СПбГУЭФ Научный руководитель канд. экон. наук, проф. Т.Г. Тумарова Анализируя экономическую историю второй половины XIX – на чала XXI вв., можно отметить, что экономическая сфера деятель ности общества, при общей тенденции к увеличению количества и разнообразия производимых товаров и услуг, что постоянно повы шает уровень жизни большей части населения мира, подвержена периодическим спадам экономической активности. Они выражают ся в ухудшении различных макроэкономических показателей (ВВП, темп инфляции, уровень процентных ставок и т. д.), а также иногда неблагоприятными социальными последствиями (голод, безрабо тица, уличные беспорядки и т. д.).

С течением времени кредитно-денежная сфера экономики ус ложнялась, финансовые операции стали оказывать все большее влияние на реальный сектор экономики. При этом, главным обра зом, в XX в. финансовый рынок стал выполнять не только функцию распределения инвестиционных ресурсов в экономике, но также и спекулятивную функцию и функцию перераспределения финансо вых рисков.

Под спекулятивной функцией мы понимаем осуществление на мерений участников рынка получить доход не от экономических вы год реальных активов, стоящих за финансовыми обязательствами реципиентов капитала, а от изменений цен (абсолютных и относи тельных) самих финансовых инструментов под влиянием кратко срочных и случайных факторов.

Функция перераспределения риска заключается в попытке уча стников рынка сократить свои финансовые риски в монетарном вы ражении за счет их разделения с контрагентом. В данном случае совокупный финансовый риск не уменьшается, а лишь передается (частично или полностью) другому участнику финансового рынка, который готов принять его на определенных условиях.

Таким образом, настроение и финансовое состояние тех участ ников рынка, которые занимаются спекуляциями или хеджировани ем финансовых рисков на финансовом рынке, может влиять на ос новную функцию финансового рынка – перераспределение финан совых ресурсов от субъектов, испытывающих временный избыток ликвидности, к субъектам, испытывающим ее временный недоста ток на возмездной основе.

Таким образом, негативные эффекты, создаваемые «псевдоин весторами», особенно иностранными, могут отрицательно сказать ся на выполнении основной функции финансового рынка. При этом может оказаться, что снижение привлекательности финансовых и реальных активов не отражает фундаментальных тенденций в эко номике и перспектив реального сектора, в котором создаются по требительские блага и средства производства. В то же время нега тивная ситуация на финансовом рынке могут спровоцировать неко торые затруднения в реальном секторе.

В данной работе мы ставим своей задачей разделить понятия финансово-экономического кризиса и т. н. «псевдокризиса», имею щего в качестве основы, скорее, спекулятивные настроения от дельных участников рынка, нежели реальное ухудшение экономи ческих условий. Это, с нашей точки зрения, является важным, как минимум, по двум причинам: во-первых, экономическим субъектам необходимо планировать свою деятельность на различные перио ды в будущем, и, во-вторых, государственным органам необходимо принимать решения относительно антикризисной политики. В зави симости от того, как представляют себе текущую ситуацию потре бители, предприниматели и государство, они будут принимать ре шения относительно покупок, инвестирования и экономической по литики соответственно.

В данном контексте наше внимание привлекла совместная ра бота Майкла Бордо, профессора кафедры международных финан сов университета Принстон (США), Брюса Мизры, профессора ка федры экономики университета Рутгерса (США) и Анны Шварц «Международный системный реальный и псевдориск: некоторые уроки из истории» (Издание Национального бюро экономических исследований (НБЭИ) США. – Декабрь 1995. – Издание № 5371)».

В данной работе авторы высказывают мысль о том, что шоки в экономике, приводящие к снижению стоимости различных инвести ционных активов (финансовые инструменты, недвижимость и т. д.), финансовым потерям в различных отраслях экономики без коллап са механизма взаимных платежей должны рассматриваться как псевдокризисы. Такие события являются примером лишь финансо вых затруднений в экономике.

Данная концепция показалась нам заслуживающей внимания, однако мы решили более подробно проанализировать различные стороны финансово-экономических кризисов, сформулировав неко торые признаки как реальных финансово-экономических кризисов, так и обычных финансово-экономических затруднений. Вообще разделение кризисных ситуаций на собственно кризисы и затруд нения в экономике достаточно важно не только с теоретической, но и с практической точки зрения, так как методы смягчения последст вий таких событий, выбираемые экономическими субъектами (в ча стности, государством), могут быть различны.

Объектом анализа выбрана экономика США, так как, во-первых, это развитая страна с классической рыночной экономикой, что предполагает минимальное влияние на рынки различных неэконо мических экстерналий;

во-вторых, США создали надежную систему сбора и анализа первичных данных, что позволяет получить доступ к широкому спектру статистической информации.

Для анализа мы выбрали два последних периода экономиче ской нестабильности в экономике США: 2000–2002 и 2007–2009 гг.

Оба периода большинством исследователей называются экономи ческими, финансовыми кризисами. При этом они имели место в од ной и той же стране на протяжении относительно короткого проме жутка времени, что обеспечивает сопоставимость данных. Известно также, что экономические трудности в США в 2000–2002 гг. не ока зали такого существенного влияния на глобальную экономику, а также не привели к настолько разрушительным последствиям для экономики и общества внутри страны, как события 2007–2009 гг.

Именно поэтому мы выбрали эти два периода экономической исто рии США для нашего анализа.

Далее мы определили ряд макроэкономических показателей, а также показателей финансового рынка, характеризующих состоя ние как реального, так и финансового секторов во время кризисной ситуации:

динамика реального валового внутреннего продукта (ВВП);

динамика прямых частных инвестиций;

динамика уровня безработицы;

динамика совокупной прибыли корпоративного сектора;

динамика располагаемого дохода граждан;

динамика структуры ВВП;

индекс потребительской уверенности;

динамика процентных спредов на кредитном и облигацион ном рынках;

динамика отношения Рыночная стоимость / Чистая прибыль (P/E ratio) по индексу S&P 500.

Данные показатели являются стандартными при анализе эко номической ситуации в странах с рыночной экономикой, так как они позволяют выявить важнейшие тенденции и перспективы экономи ческой динамики в различные периоды времени.

Рассмотрим причины различий двух кризисных ситуаций в эко номике США, приведенных выше. Очевидно, что различия между псевдокризисами и реальными финансово-экономическими кризи сами должны, главным образом, находиться в области фундамен тальных макроэкономических характеристик экономики. Если в це лом представить себе экономику как сферу социальных отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления экономических благ, то можно выделить отрасли экономики, кото рые относятся к секторам производства и распределения матери альных благ, а также сектора нематериальных услуг (искусство, развлечения, образование, здравоохранение и т. д.), обслуживаю щие сектора (главным образом, финансы, услуги в сфере недвижи мости и лизинга, а также профессиональные услуги и услуги в об ласти управления и т. д.) и государственное управление.

Если понимать под основной целью экономической деятельно сти общества максимизацию его собственного благосостояния, ко торое можно выразить в обеспечении доступности максимального количества необходимых ему материальных и нематериальных благ при доступных ресурсах, то можно предположить, что фунда ментальные макроэкономические показатели должны характеризо вать возможность общества производить и обмениваться (в случае открытой экономики) экономическими благами с другими странами.

Таким образом, мы разделили показатели на те, которые ха рактеризуют внутренние ресурсы экономики страны для воспроиз водства экономических благ, а также ресурсы, необходимые для получения экономических благ от внешнего мира.

В рамках данной работы нас, прежде всего, будет интересовать соотношение различных показателей для финансовой отрасли как части вспомогательного сектора и остальной экономики (нефинан совых отраслей) в целом. Однако некоторые показатели мы будем приводить, с одной стороны, для секторов производства, распреде ления и государственного управления, и – с другой, для сектора ус луг и вспомогательного сектора.

Основываясь на данном анализе, мы можем заключить, что пе риод экономической нестабильности в США в период 2001–2002 гг.

можно признать именно псевдокризисом, так как фундаментальные предпосылки финансово-экономического кризиса хотя и начинали наблюдаться, но не накопили критическую массу (практически от сутствовал дефицит текущего сальдо платежного баланса, умерен ная инфляция, низкие мировые цены на ресурсы производства и т. д.).

Исходя из анализа, проведенного выше, мы можем вывести собственное определение объекта дальнейшего исследования, т. е.

понятия «финансово-экономический кризис». Под данным терми ном мы будем понимать затяжное снижение валового внутреннего продукта, сопровождающееся снижением темпов роста инвестиций, ростом уровня безработицы, снижением потребительской уверен ности, обесценением финансовых и реальных активов, увеличени ем спредов между безрисковой и рыночными процентными ставка ми, а также ухудшением прочих макроэкономических и институцио нальных индикаторов, т. е. в конечном итоге сочетание существен ных негативных эффектов как в финансовом, так и в реальном сек торах, а также тяжелые социальные последствия экономических потрясений.

Если смотреть на финансово-экономический кризис, разразив шийся в США в 2007–2008 гг., исключительно с макроэкономиче ской точки зрения, то можно признать, что этот кризис является кризисом платежного баланса. Резкий рост цен на энергоресурсы привел к значительному дефициту текущего сальдо платежного ба ланса. При этом возможности государства профинансировать инве стиции и потребление из внутренних источников оказались исчер панными, учитывая уже существовавший дефицит бюджета, высо кий уровень инфляции и низкий уровень сбережений.

Если посмотреть на данный кризис более широко и в глобаль ном аспекте, то можно предположить, что мировая экономика во шла в острую стадию кондратьевского цикла: при существующих технологиях возможности по обеспечению дальнейшего экономи ческого роста энергетическими и прочими ресурсами оказались практически исчерпанными, и человечеству предстоит внедрить в производство новые энерго- и материалосберегающие технологии для начала нового этапа роста мировой экономики.

Перспективой дальнейших исследований мы видим установле ние критических параметров перехода экономики в кризисное со стояние, а также анализ мер государственного регулирования во время кризисных и псевдокризисных ситуаций.

Е. Коновалов ИНДИКАТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ ПРИ ОЦЕНКЕ СИСТЕМНЫХ РИСКОВ Аспирант кафедры МЭО СПбГУЭФ Научный руководитель канд. экон. наук, проф. Т.Г. Тумарова После масштабного финансового кризиса, начавшегося в 2007 году, прозванного также «Великой рецессией», в очередной раз встала проблема оценки состояния экономики, прогнозирова ния ее динамики и ключевых показателей, характеризующих эконо мическую активность.

В настоящее время публикуется множество различных стати стических индикаторов, которые призваны охарактеризовать эко номическую динамику в том или ином качестве. Классическим по казателем для измерения экономической активности принято счи тать динамику ВВП, который, как считается, учитывает в себе ко нечный результат деятельности всех экономических субъектов.

Вместе с тем, ВВП как индикатор состояния экономики имеет не сколько очевидных минусов.

Помимо методологических соображений, таких как то, что пока затель ВВП не характеризует качественной стороны развития эко номики, не позволяет судить о размере финансово-кредитной сис темы и т. д., существует также ряд практических недостатков. Пока затель ВВП, как правило, рассчитывается на поквартальном бази се, имеет значительную погрешность (4-5%) и публикуется с суще ственной задержкой по сравнению с датой, на которую рассчитыва ется. Все указанные факторы ведут к тому, что ВВП неэффективен в качестве показателя оперативной оценки экономической динами ки, в связи с чем аналитики и экономисты по всему миру использу ют спектр более специфических показателей. В общем данные по казатели можно условно подразделить на 3 группы: опережающие (Leading indicators), соответствующие (coincident) и запаздывающие (lagging).

С точки зрения прогнозирования наибольший интерес пред ставляют именно опережающие индикаторы. Из названия следует, что данные индикаторы изменяются аналогично общей экономиче ской динамике, однако с некоторым опережением по времени, дос тигающим порой 1-2 кварталов. Наличие подобных индикаторов привлекло экономистов с самого начала публикации подобных дан ных, благодаря чему появилась новая отрасль науки – эконометри ка. В начале XX века были предприняты попытки построения моде лей, позволявших предсказывать изменения экономического ре зультата. Одним из самых известных является «Гарвардский баро метр», созданный под руководством У. Персонса (1878–1937) и У. Митчелла (1874–1948). В течение 1903–1914 гг. он состоял из пя ти групп показателей, которые в дальнейшем были сведены в три отдельные кривые, представлявшие собой среднюю арифметиче скую входящих в них компонентов: кривая А характеризовала фон довый рынок;

кривая В – товарный рынок;

кривая С – денежный ры нок. Ряды предварительно статистически обрабатывались путем исключения тенденции, сезонной волны и приведения колебаний к сравнимому масштабу колеблемости. В основу прогноза гарвард ского барометра было положено свойство каждой отдельной кривой повторять движение остальных в определенной последовательно сти и с определенным отставанием. Позднее аналогичные баро метры создавались и в других странах. Результаты Гарвардского барометра оставались удовлетворительными до конца Первой ми ровой войны, однако затем, принято считать, что он утратил свою чувствительность, с чем связывают его неспособность предсказать Великую депрессию (1929–1933 гг.).

Вместе с тем, идея использования опережающих индикаторов для составления прогнозирующих моделей продолжает использо ваться и по сей день. В частности, в настоящее время существуют так называемые композитные (составные) опережающие индексы.

Наиболее популярными из них являются Composite Index of Leading Indicators (также LEI – Leading Economic Index), составляемый Con ference Board, Inc., а также система опережающих индикаторов ОЭСР (OECD System of Composite Leading Indicators – CLI).

Индекс LEI используется для предсказания экономических ко лебаний в США и состоит из следующих 10 индикаторов, которые имеют свойство изменяться раньше показателей общей экономиче ской активности и промышленного производства:

1. Среднее количество рабочих часов в неделю (работники на производствах).

2. Среднее количество первичных обращений за пособиями по безработице.

3. Объем новых заказов в сфере производства потребительских товаров и материалов.

4. Скорость поставки новой продукции от поставщиков к вендо рам.

5. Объем новых заказов товаров длительного пользования, кроме военного оборудования.

6. Объем выданных новых разрешений на строительство жилой недвижимости.

7. Индекс S&P 500.

8. Агрегат денежного предложения (М2), скорректированный на инфляцию.

9. Спред между долгосрочными и краткосрочными процентны ми ставками.

10. Потребительская уверенность.

В индексе LEI используются наиболее актуальные данные (ра нее обязательным было соответствие всех данных одному месяцу), а отсутствующие периоды заполняются краткосрочными прогноз ными значениями, получаемыми за счет применения авторегресси онных моделей, пересматриваемых ежемесячно (Mc. Guckin R., Ozyildirim A., Zarnovitz V. A More Timely and Useful Index of Leading Indicators. – The Conference Board – 2002).

Еще одной разновидностью подобного типа индекса является система опережающих индикаторов ОЭСР. В основе расчета CLI лежит некий эталонный ряд, выбранный в качестве приближения для динамики экономической активности. Колебания экономической активности измеряются как отклонение в объеме производства от носительно его долгосрочного потенциала. Разницу между потен циальным значением и наблюдаемым выпуском называют разры вом в выпуске (output gap), а колебания этих «разрывов» рассмат ривают как деловой цикл. Важным отличием от «классического»

понимания цикла является то, что фазой сокращения является за медление темпов роста в рассматриваемом ряду, что не обяза тельно означает абсолютного снижения экономической активности.

Считается, что данная методика позволяет определить перелом ные точки раньше, чем при использовании «классической» концеп ции понимания циклов (Gyomai G., Guidetti E. OECD System of Com posite Leading Indicators. Methodology Guideline. – OECD – Nov 2008).

Расчет показателя осуществляется в несколько стадий: опре деление и первичный отбор компонентов, фильтрация, оценка, аг регирование и презентация. Первичный отбор и оценка происходят на стадии отбора компонентов и временных рядов, а также связан ных факторов (фильтрация и агрегирование), используемых в фор мировании оценок CLI. После отбора этих факторов и рядов, мето дика CLI остается неизменной до следующего пересмотра, который периодически осуществляется с целью определения, сохраняет ли CLI свою адекватность (Gyomai G., Guidetti E. OECD System of Composite Leading Indicators. Methodology Guideline. – OECD – Nov 2008).

В системе ОЭСР роль «идеального» индикатора, характери зующего экономическую динамику, играет индекс промышленного производства (IIP). Однако в теории таким индикатором может быть помесячное изменение ВВП или подходящий составной индикатор.

На сегодняшний день основной набор параметров, используемых при построении CLI, разделен на 4 категории по экономическому смыслу:

1. Индикаторы ранних стадий – новые заказы, книги заказов, разрешения на строительство.

2. Быстрореагирующие индикаторы – среднее количество рабо чих часов, запасы и прибыли.

3. Индикаторы, чувствительные к ожиданиям – цены акций, сырьевых товаров, результаты бизнес-опросов о производственных или экономических настроениях.

4. Основные «локомотивы» – монетарные и фискальные меры правительств, условия торговли и пр.

После отбора выбранные компоненты группируются в различ ные сводные индикаторы. Из них затем выбирается тот, который наиболее четко описывает изменения экономической динамики в соответствии с тем же принципом, что применяется для отбора от дельных компонентов. Применение индексов считается более на дежным и позволяет избежать «ложных» сигналов так же, как полу чить лучшие характеристики предсказания и повторения будущей динамики (Nilsson R., Gyomai G. OECD Sysytem of Leading Indicators.

Methological Changes and Other Improvements // Statistics Directorate of OECS – Nov 2007. – P. 3-7).

Затем проводится фильтрация данных с целью удалить влия ние сезонных факторов, выбросов, трендов, которые могут «за шумлять» циклические зависимости. При фильтрации данных ис пользуется набор различных статистических фильтров и алгорит мов сглаживания, позволяющих не только отсеять «шум», но и за полнить пропущенные значения прогнозными величинами.

С учетом преобладающей последние 30 лет тенденции к либе рализации финансового регулирования, консолидации банковской отрасли и роста концентрации капиталов крупнейшие финансовые институты представляют особый интерес с точки зрения оценки рисков мировой финансовой системы и экономики в целом. При этом автору видится перспективной оценка системных рисков фи нансовой системы, основанная на выявлении корреляций между показателями финансовой устойчивости крупнейших финансовых посредников и показателями, характеризующими уровень риска рынков долга, капитала, валютного и товарных рынков.

Как установлено автором, на отрезке с начала 2008 года по I кв.

2011 г. выявляются корреляции между средним отношением скор ректированных взвешенных по риску активов к капиталу выбранных 16 крупнейших финансовых институтов и усредненным показате лем Херста (характеризует степень трендовости) индекса S&P за период. Указанные корреляции свидетельствуют о наличии взаимосвязи между финансовой устойчивостью ключевых субъек тов финансового сектора и поведением рынков в разрезе микро структуры их динамики.

Исходя из этих данных, а также данных о качественном состоя нии товарных, валютных и долговых рынков, видится перспектив ным создание индекса, который бы давал более своевременную и полную информацию о рисках мировой финансовой системы, что позволило бы более своевременно и адекватно оценивать ситуа цию и более точно прогнозировать дальнейшее развитие событий.

Накопленный опыт по выявлению и фильтрации трендов может также успешно применяться в данном индексе, в частности для прогнозирования таких процессов, как кредитное сжатие, имеющих определенную цикличность, выраженные и понятные следствия. В свою очередь, использование наиболее современных математиче ских методов (в т. ч. эконофизики) позволит более точно, по срав нению с анализом простых приращений, выявлять корреляции бо лее высоких порядков, что будет способствовать лучшему выявле нию качественных взаимосвязей.

Область практического применения такого композитного пока зателя может распространяться не только на идентификацию де ловых циклов, для принятия решений монетарной политики, но и для принятия инвестиционных решений (например, при расчете ставки дисконтирования). Использование наиболее современных математических подходов поможет учесть редкие критические со бытия, что делает показатель информативным для проведения различных стресс-тестов.

Практические выгоды включают в себя также то, что исполь зуемые при расчете переменные в большинстве своем не зависят от масштаба и поэтому могут быть использованы как для разных временных промежутков, так и на различных рынках. Кроме того, большинство предлагаемых к использованию данных имеют высо кую частоту публикации. К используемым рядам могут быть приме нены способы нормализации и фильтрации, разработанные для уже существующих показателей CLI и FCI.

В условиях возросшей глубины, сложности и взаимосвязанно сти рынков указанные методики будут медленнее терять свою эф фективность, так как основаны не на прямых корреляциях измене ний, а более глубоких качественных характеристиках.

СЕКЦИЯ «ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ В ПОСТКРИЗИСНОМ ПЕРИОДЕ»

Руководитель секции канд. экон. наук, доц. С.А. Руденко А.В. Рогальский ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАТИСТИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ И ОПТИМИЗАЦИИ СТРАХОВОГО ПОРТФЕЛЯ Магистрант СПбГУЭФ Программа «Финансовый мониторинг»

Научный руководитель д-р экон. наук, проф. М.А. Клупт Проблема оптимизации страхового портфеля относится к области андеррайтинга в страховой сфере, которая заключается в оценке принимаемых на страхование рисков, разработке тарифов и усло вий страхования и формировании прибыльного страхового портфе ля, состав и структура которого оказывает непосредственное влия ние на финансовую устойчивость страховой организации. Адекват ная поставленным перед компанией задачам процедура оптимиза ции страхового портфеля позволяет сократить затраты на урегули рование убытков, расходы на содержание портфеля и ведения дел, снизить объективный риск страховщика, повысить возобновляе мость договоров страхования, а также изменить тарифную полити ку с учетом текущих тенденций ценообразования.

Уровень развития методологической базы и авторских подходов к оптимизации страхового портфеля, методы оценки андеррайтинго вых рисков и основанные на них методы тарификации в настоящее время представлены работами отечественных и зарубежных ис следователей в области статистических и актуарных расчетов (см.

[5, с. 33], [3, c. 28], [6, c. 116], [2, c. 192], [1, с. 191], [13, c. 142], [4, c. 156], [8, c. 210]). Сторонники теории портфельного анализа про водят аналогию с инвестированием в рисковые активы и переносят принципы оптимизации портфеля фондовых активов на область страхования.

Для более детального исследования процедуры оптимизации рассмотрим ряд концептуальных аспектов, касающихся страхового портфеля и их влияния на финансовое положение страховой орга низации, подробнее остановимся на структуре портфеля и его ос новных функциях, а также рассмотрим принципы его сбалансиро ванности.

Исходя из анализа определений термина «страховой портфель»

(см. [16, c. 29], [17, c. 67], [21, c. 20]) авторский подход к определе нию страхового портфеля любой организации, представляющей ус луги по страхованию, характеризуется конечным множеством фак тически заключенных, документально подтвержденных договоров, отражающих суммарную ответственность страховщика и образую щих соответствующую иерархическую структуру. Общепринятым является выделение страхового портфеля как по всей компании, так и по отдельным отраслям и подотраслям страхования [20, c. 544]. Каждый такой субпортфель (или сегмент) является обособ ленным от остальных и характеризуется однородным объединени ем страхователей для обеспечения взаимной компенсации их ущерба.

Статистическая оценка страхового портфеля призвана отразить текущее состояние портфеля на отчетную дату по группе показате лей, сравнить их в динамике с прошлыми значениями с целью при нятия решения о необходимости проведения оптимизации и выборе соответствующего критерия. Показатели страховой статистики в дальнейшем используются для моделирования процессов риска страхового портфеля.

Исходя из полученной информации о текущем состоянии порт феля и возможном развитии риска, страховая компания делает его оценку, которая заключается в анализе всех рисковых обстоя тельств, характеризующих данную совокупность договоров. Резуль таты оценки служат основой для принятия решений о необходимо сти оптимизации страхового портфеля и выборе соответствующих критериев. В частности процедура оптимизации страхового порт феля по фактору прибыльности требует группировки объектов страхования по степени страхового риска и выделения факторов, которые увеличивают вероятность наступления страхового собы тия, а также ожидаемый размер страхового возмещения.

Автор статьи разделяет точку зрения Р.А. Рязанцева о выделе нии двух основных функций страхового портфеля: рисковая и адек ватности. Рисковая функция направлена на отбор и оценку рисков, принимаемых на страхование и уже имеющихся в портфеле, а так же обеспечивает финансовую безопасность страховщика, включая финансовую устойчивость, платежеспособность, ликвидность.

Функция адекватности тесно связана с процедурой оптимизации портфеля и предполагает на базе количественных показателей со стояния портфеля проведение анализа страховых операций с по следующим перераспределением рисков и обязательств. Таким об разом, данная функция заключается в оценке качественных показа телей, таких как коэффициент выплат, убыточность страховой сум мы, размер средней страховой суммы на один договор, коэффици ент равновесия страхового портфеля и другие [18, c. 36].

В теории страхового дела принято выделять следующие основ ные принципы оптимизации страхового портфеля:

Принцип рациональной достаточности. Размер страхового портфеля зависит от количества застрахованных объектов, страховых договоров, общей страховой суммы, суммы соб ранных взносов. Таким образом, встает вопрос об оптималь ном размере портфеля и оптимальном размере страхового тарифа, при котором компания способна не только произвести все страховые выплаты, но и получить наибольшую прибыль.

Принцип однородности. Риски в каждом сегменте страхового портфеля должны быть однородными (неоднородность вы борки отражается на искажении основных предпосылок стати стических закономерностей, что негативно отражается на про водимых страховых расчетах). Для этого страховая компания осуществляет функцию отбора или селекции рисков (на осно ве показателя средней дисперсии риска (применяется в эко номической теории) или на основе вероятности появления больших значений (применяется в актуарной математике) [7, c. 229]), результаты которой впоследствии отражаются в величине страхового тарифа (или поправочных коэффициен тах). Более подробное описание процедуры селекции рисков рассмотрено в книге [20, c. 113]. Для оценки однородности мо жет быть использован известный в теории страхования пока затель рассеяния страховой суммы, отражающий долю дого воров с максимальной и минимальной страховой суммой [12, c. 123], дисперсии или коэффициента вариации суммарно го ущерба по портфелю [11, c. 23].

Принцип равновесия. Равновесие страхового портфеля рас сматривается как соотношение вновь заключаемых договоров и договоров, срок которых истекает. Страховщику важно дос тичь такого состояния портфеля, при котором приток новых договоров как минимум компенсирует заканчивающиеся, при чем компенсация должна распространяться не только на чис ло договоров и сумму взносов по ним, но и на страховую сум му, срок страхования и величину риска [15, c. 59].

Принцип стабильности. Стабильность страхового портфеля характеризуется долей договоров, которые будут обеспечены страховой защитой до конца их срока действия.

По мнению автора, к вышеперечисленным принципам необходи мо добавить принципы диверсификации и перестрахования. Со блюдение принципа диверсификации (распределение рисков внут ри портфеля) позволит избежать эффекта кумуляции рисков. Эф фект кумуляции является следствием неполноценной территори альной раскладки ущерба, при котором большое количество за страхованных объектов или несколько объектов со значительными страховыми суммами могут быть затронуты одним и тем же страхо вым случаем, что ведет к крупным убыткам [15, c. 45]. Важно отме тить, что принцип диверсификации, направленный на снижение та кой меры риска, как дисперсия, и основанный на независимости рисков, может реализоваться по различным направлениям: среди полисодержателей (по возрастным группам страхователей, по гео графическому и временному разрезам и т. д.), среди сегментов со вокупного портфеля компании. Процесс диверсификации требует оценки максимальной доли вклада каждого вида риска и проверки сочетаемости различных рисков в общем портфеле страховщика.

Перестрахование служит основой стабилизации баланса страхо вой компании на уровне счетов расходов-доходов (позволяет уси лить эффект от диверсификации, выравнивая риски по размеру страховой суммы и, таким образом, амортизируя колебания убы точности), когда тариф известен и был выбран адекватно, т. е. по расчетам премий должно было хватить на выплату возмещений, основываясь на равенстве обязательств, а также снижает потреб ность в резервном капитале [20, c. 692], [10, c. 304].

Организация в процессе оптимизации страхового портфеля стре мится скорректировать его текущую структуру, обеспечивая высо кую прибыльность, как на основе гибкой тарифной политики, так и изменений в условиях страхования, придавая совокупности догово ров такие характеристики, которые недостижимы с позиции отдель но взятых договоров и возможны только при их комбинации. В ча стности, управляя концентрацией рисков страхового портфеля (на пример, в определенном географическом регионе), страховая ком пания имеет возможность понизить зависимость от перестрахова ния, выравнивая одновременно риски и увеличивая доход от соот ветствующей тарификационной политики. Таким образом, страхо вая компания стремится к максимальному уровню собственного удержания страхового портфеля с учетом установленной законода тельством нормы [9].

Таким образом, с учетом перечисленного, страховая компания способна адаптировать структуру своего портфеля в соответствии с текущим экономическим положением и законодательно установ ленными нормативами, которые контролируются административ ными органами.

Основываясь на различных мнениях исследователей в области страхового дела и принципах формирования сбалансированного портфеля, в качестве главного тезиса данной статьи можно выде лить следующее положение. Оптимизация как процесс и как функ ция позволяет страховой организации обеспечить адекватное управление рисками страхового портфеля, более полное проникно вение на существующий рынок услуг и гарантировать страховате лям возможность восстановления их финансового положения в ре зультате авансированного размещения требуемых страховых ре зервов и надлежащего их перераспределения в пользу тех, для ко го наступил страховой случай. А сбалансированное развитие порт феля с учетом увеличения спроса на рынке страховых услугпозво лит повысить общий уровень рентабельности организации.

Библиография 1. Beard R.E., Pentikainen T., Pesonen E. Risk theory. – London:

Methuen, 1969. – P. 191.

2. Borch K. H. Mathematical models in insurance. – Brussels: The ASTIN Bulletin, 1974. – P. 192-202.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.