авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ЧАСТНОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Материалы

Всероссийской III научной конференции

молодых ученых

Самара, 25-26 апреля 2003 г.

САМАРА

2003

Министерство образования Российской Федерации

Самарский государственный университет

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ЧАСТНОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Материалы

Всероссийской III научной конференции молодых ученых Самара, 25-26 апреля 2003 г.

Учредитель конференции: Самарский государственный университет Соучредители конференции: Самарская гуманитарная академия, Самарская государственная экономическая академия, Региональная общественная организация «Центр содействия проекту правовой реформы Саратовской области» (г. Саратов) Издательство «Самарский университет»

УДК ББК А Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Всероссийской III научной конференции молодых ученых. - Самара: Изд-во «Самарский университет», 2003. - 232с.

ISBN 5-86465-244-Х В сборнике опубликованы материалы Всероссийской III научной конференции моло дых ученых "Актуальные проблемы частноправового регулирования", проходившей в г. Са маре 25-26 апреля 2003 г. В материалах представлены результаты научных исследований из вестных и молодых ученых различных вузов России и стран СНГ по общетеоретическим во просам частного права, а также по проблемам гражданской правосубъектности, вещного и обязательственного права.

Работы, содержащиеся в сборнике, будут интересны преподавателям, аспирантам и студентам юридических факультетов, практикующим юристам, всем, занимающимся про блемами частного права.

УДК ББК Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

канд. юрид. наук

С.В. Мартышкин, канд. юрид. наук Ю.С. Поваров (ответственный редактор), канд. юрид. наук, доцент В.Д. Рузанова © Авторы, ISBN 5-86465-244-Х © Изд-во «Самарский университет», Раздел I ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЧАСТНОГО ПРАВА М.В. НЕМЫТИНА РОО «Центр содействия проекту правовой реформы Саратовской области», г. Саратов НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Чтобы пройти тот путь, который российское общество прошло с конца 80 х гг. ХХ в., другим странам понадобились многие десятилетия. Разительные пе ремены, произошедшие в обществе, требуют надлежащего правового обеспече ния. Гражданское право, смежные с ним отрасли во многом определяют уро вень развития экономических отношений в стране. Как обеспечить экономиче скую стабильность в обществе? Как в новых условиях сделать так, чтобы сво бода экономической деятельности стала общим благом? Как создать механизмы для правовой защиты общественных интересов?

Многообразие общественных отношений, подлежащих регулированию гражданским правом, не может сравниться ни с одной из других отраслей. Ме жду тем, по объективным причинам уровень регулирования частноправовых отношений в российском праве отстает от регулирования отношений в публич но-правовой сфере. Гражданское право как отрасль оказалось не готово обеспе чить развитие отношений собственности, отсюда – стихия рынка, захлестнув шая страну. Необеспеченность регулирования цивилизованными методами от ношений собственности и обязательственных отношений привела к вытесне нию из этих отношений основной массы населения страны, к вторжению в эти сферы криминала.

В период 90-х гг. отрасли права, имеющие частноправовую направлен ность, оказались не подготовленными к функционированию в новых условиях, а соответствующие этим отраслям сферы научных знаний - к осмыслению но вого. Правовая наука, которая, по логике вещей, должна была определять пути развития общества, оказалась позади происходящих в этом обществе процес сов. В этот период очевидно отставание науки от законодательства и правопри менительной практики. Вместо того, чтобы определить путь, по которому должны пойти законодательство и правоприменительная практика, наука была сведена к их комментированию. Добавим сюда и субъективный фактор – наи больший отток научных кадров именно из этих отраслей права на практику.

В начале нового тысячелетия – символично, что на рубеже веков! – ситуа ция в российской правовой науке несколько изменилась. Произошло, наконец, некоторое осмысление происходящего. Это касается и сфер правовых знаний, имеющих частноправовую направленность, которым в условиях изменившихся отношений собственности и методов правового регулирования пришлось слож нее всего.

Но эти подвижки имеют ограниченный характер. Исследования касаются пока только отдельных сфер гражданско-правового регулирования, наполняю щих эти сферы принципов, институтов и норм. Между тем, без осмысления этих проблем на методологическом уровне в современных условиях просто не обойтись. Позволю себе высказать на этот счет несколько соображений концеп туального характера.

1. Соотношение частного и публичного в праве. Это далеко не праздный вопрос, а серьезная не только теоретическая, но и практическая проблема. Гос подствовавшая в советский период в отечественном праве позиция: публичное – первично, частное – вторично, проходящая «красной нитью» через все право вое регулирование, - не находит подтверждения в современной российской действительности. Но и противоположная позиция, предполагающая примат частных интересов над публичными, оказывается нежизнеспособной. Очевид но, противопоставление частного и публичного в праве – путь неконструктив ный. Нужно искать разумное сочетание.

Разграничение частного и публичного в праве имеет значение тогда, когда нужно отделить гражданско-правовое нарушение от уголовно-наказуемого дея ния (например, если речь идет преступлениях в сфере экономики). Представля ется, что это разграничение должно служить критерием и при определении подведомственности дела третейскому суду - защите там подлежат только те права, которые не затрагивают публичных интересов. Реализация публичных целей (а не частных) принципиально отличает общественное объединение от коммерческой структуры.

2. Либеральное правопонимание, в соответствии с которым право не следу ет отождествлять с законом, в большей степени присуще отраслям частного права. Именно там больше возможностей руководствоваться общими принци пами права, а не конкретными нормами закона. Восполняемые практикой про белы в праве также характерны, прежде всего, для регулирования частноправо вых отношений. Правовой прецедент имеет место в российском праве, незави симо от того, указан он в качестве источника права или нет. Ожидание, что где нибудь появится официальная установка на использование прецедента в каче стве источника российского права – абсурд! В этом смысле наше позитивист ское, более того, нормативистское правопонимание не имеет границ! Гораздо более продуктивным было бы направить усилия юридического сообщества, как ученых, так и практиков, на формирование судебной практики путем выделе ния судебных прецедентов. Между прочим, признавая решения Европейского Суда по правам человека, мы тем самым уже фактически признали прецедент ное право.

3. Вопрос о соотношении гражданского права с другими отраслями права той же направленности (земельным, семейным, трудовым, налоговым, бан ковским и т.д.) далеко не праздный, поскольку от его решения зависит уровень правового регулирования отношений в той или иной сфере (федеральный либо субъекта Федерации (ст.71 и 72 Конституции РФ)). Например, при решении во просов собственности на землю, сделок с ней трудно определить, относятся ли возникающие при этом правоотношения к отрасли земельного или к отрасли гражданского права.

Встает проблема взаимодействия конституционного и гражданского права в части защиты прав человека. Право собственности, право на свободу эконо мической деятельности, право на жилище и некоторые другие конституцион ные права плавно «перетекают» в цивилистику. Так же в гражданское право пе реходит проблема прямого действия норм Конституции РФ.

4. Разумеется, в новых условиях нельзя замыкаться в рамках одной отрасли права. В современном мире постоянно расширяется круг проблем, которые требуют комплексного подхода. Проникнуть в их сущность можно только с помощью знаний из различных отраслей права, преодолевая существующую между ними разобщенность. Требуется сочетание методов правового регулиро вания, существующих в различных отраслях. Классический пример - это ста рый спор о том, имеет ли право на самостоятельное существование предприни мательское право. Имеет, если у общества есть соответствующая потребность.

А обществу нужен комплексный подход к правовому регулированию сложной, динамичной сферы.

С другой стороны, всегда ли оправдано выделение в качестве самостоя тельных отраслей права определенных сфер правового регулирования. Напри мер, когда от финансового права «отпочковались» банковское, таможенное, на логовое. Предлагается выделить в качестве самостоятельных отраслей инфор мационное право, страховое право, миграционное право и т.д. Поскольку по охвату регулируемых им общественных отношений гражданское право не име ет себе равных, то оно больше, чем другие отрасли, подвержено интервенции со стороны вновь образуемых отраслей права. Хотя вопрос о том, имеют ли они право на самостоятельное существование, в большинстве случаев остается от крытым. Право как целостное по своей сути явление не может до бесконечно сти дробиться на части. Может быть, при появлении новых сфер правового ре гулирования более правильно вести речь о комплексном подходе с позиций за интересованных отраслей права, о регулировании на межотраслевом уровне, а не пытаться «с сегодня на завтра» провозгласить новую отрасль.

5. Наряду с межотраслевой разобщенностью в российском праве, как нико гда, актуальна проблема межведомственной разобщенности. Сколько структур в государстве занято, например, регистрацией прав на недвижимое имущество?

Что это? Сугубо практическая проблема? Наверное, нет. За практическими, на первый взгляд, вопросами в сфере недвижимости, решать которые приходится миллионам граждан, просматриваются более серьезные вещи. Интересы ве домств лоббируются на законодательном уровне. Бюрократические интересы ведомств и их чиновников противопоставляются правам и интересам граждан.

Те самые административные барьеры, о которых говорит Президент страны, и которые предприниматели называют основным тормозом в развитии экономи ки.

6. В обществе и государстве, где от социального равенства резко перешли к формальному равенству, необходимо формировать новую методологию прав человека. Формировать последовательно и целенаправленно, не только на сло вах, но и на деле. Не только в теории, но и на практике. Пока же, чем больше говорим о правах человека на разных уровнях, тем больше рядовой гражданин оказывается отторгнутым от этих прав. Пока же даже на уровне высокой тео рии не удается сформировать вполне отвечающую потребностям современного российского общества концепцию прав человека.

7. Представляется, что права человека являются наиболее приемлемым критерием для разрешения коллизий в праве. Проблема коллизий в российском праве в условиях его становления в новом виде и динамики развития является всеобъемлющей. Отрасль гражданского права, учитывая масштабы регулируе мых ею отношений, по числу коллизирующих норм намного опережает другие отрасли. Соотнося противоречащие друг другу нормы права с позиций юриди ческой силы содержащих их источников или же хронологической последова тельности принятия юридических актов, содержащих эти нормы, правоприме нитель не находит решения проблемы. Очевидно, необходимо соотносить эти нормы друг с другом по степени защиты ими прав человека. Отсюда логически вытекают две другие проблемы: а) градация прав человека – не все категории прав человека должны быть обеспечены равной степенью защиты (какие-то права первичны, какие-то вторичны);

б) определение круга субъектов, при про чих равных условиях нуждающихся в преимущественной защите (несовершен нолетние, беженцы и вынужденные переселенцы и т.д.).

8. Интеграция в российское право международно-правовых принципов, ин ститутов и норм требует серьезного осмысления. И в науке, и в правоприме нительной практике необходимо считаться с международно-правовыми актами не меньше, чем с законодательством страны. Массив подлежащих освоению международно-правовых актов в гражданском праве намного больше, чем в других отраслях российского права. Наверное, в этой связи следует вести речь не только о нормах международного частного, но и международного публично го права. Последние, касаясь ряда прав человека и основных свобод, имеют не посредственное отношение к гражданскому праву.

В.Д. РУЗАНОВА Самарский государственный университет РОЛЬ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА КАК ОТРАСЛЕВОГО КОДИФИКАЦИОННОГО АКТА:

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ И СОВРЕМЕННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ В период обсуждения проекта ГК РФ неоднократно высказывалось пред ложение придать ему статус федерального конституционного закона. Данное предложение не нашло поддержки у законодателя, и в настоящее время ГК РФ имеет статус федерального кодификационного отраслевого акта. Такой статус порождает некую «неопределенность» юридической силы ГК РФ с точки зре ния традиционного подхода теории права к вопросу о видах федеральных зако нов. По этой классификации ГК является обыкновенным законом, поэтому должен подчиняться общим правилам действия неконституционных законов.

Но такой подход противоречит сущности данного нормативного акта и требует пересмотра. В свете сказанного заслуживает внимания идея приоритета ГК РФ, выдвинутая разработчиками кодекса. Однако следует подчеркнуть, что данная идея не является новой в российской цивилистической науке. В ее основу по ложены результаты теоретических изысканий, полученные советскими учены ми.

В советской юридической литературе традиционно уделялось большое внимание проблеме системы советского права и законодательства (С.В. Поле нина). Частным вопросом указанной проблемы является вопрос о месте и роли кодификационного отраслевого нормативного акта в системе нормативных ак тов данной отрасли. Как верно отмечается в юридической литературе, следует различать термины кодифицируемые акты (объект кодификации) и кодифика ционные акты (средство и результат кодификации). По справедливому мнению А.Ф. Шебанова, термин «кодифицированный» акт применять нецелесообразно, поскольку он не соответствует характеру определяемого им правового акта.

Однако в юридической литературе термин «кодификационный» акт и «кодифи цированный» акт нередко употребляются как равнозначные (В.А. Дозорцев, Е.Г. Комиссарова).

Методологически верным представляется подход к выявлению места ко дификационного акта, предложенный в исследованиях советского периода, че рез анализ соотношения понятий «отрасль права» и «отрасль законодательства»

и определения видов законодательных (нормативных) массивов (С.В. Полени на). Мы же остановимся только на вопросе о роли кодификационного акта в гражданском законодательстве, которому корреспондирует соответствующая отрасль права. Как верно отмечает А.Ф.Шебанов, «не всякий нормативный ма териал поддается обобщению и объединению. Необходимо, чтобы законода тельство, объединяемое в кодификационный акт, основывалось на одних прин ципах, обладало определенным единством своих источников, общностью своих коренных положений».

Вопрос о роли и месте кодификационных актов в системе отраслевого за конодательства ставился и решался как в самом общем виде (В.П. Грибанов, С.М. Корнеев), так и подвергалась детальной разработке (С.В. Поленина). В частности, Основы гражданского законодательства рассматривались как осно вополагающий нормативный акт гражданского права, являющийся исходной базой всего гражданского законодательства (В.П. Грибанов С.М. Корнеев).

Для исследований советского периода было характерным не только выяв ление реального влияния кодификационного акта, в частности Основ, на всю отрасль соответствующего законодательства, но и постановка вопроса о повы шении его роли. Так, С.В. Поленина называла Основы своего рода конституци ей данной отрасли и предлагала придать Основам любой отрасли законодатель ства значение конституционного акта, т.е. установление правила о том, что все издаваемые по соответствующей отрасли нормативные акты (в том числе и другие законы) должны соответствовать закрепленным в Основах положениям.

Основание для такого подхода давал и сам законодатель. Так, в ст.1 Указа Пре зидиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1962 г. «О порядке введения в действие Основ гражданского законодательства» прямо устанавливалось, что все ранее принятые нормативные акты (в том числе и другие законы) с момента вступления Основ в действие применяются лишь постольку, поскольку они не противоречат Основам. Таким образом, отношения соподчиненности между Основами, с одной стороны, и другими законами и подзаконными норматив ными актами данной отрасли, с другой, имели легальное закрепление. Однако, советская правовая наука не ограничивалась только анализом позиции законо дателя по данному вопросу, а шла по пути выявления тех признаков (качеств), которые позволяли выделить отраслевой кодификационный акт среди иных (неконституционных) законов.

Прежде всего, в литературе обращалось внимание на то, что кодификаци онный акт закрепляет нормы общего характера и имеет максимально широкую для данной отрасли законодательства сферу действия. Указанные свойства дали основания рассматривать такой акт в качестве активного центра, «аккумули рующего и формирующего связи управления данной системой» (С.В. Полени на) По мнению С.В. Полениной, кроме указанных качеств, кодификационный акт должен в обязательном порядке содержать следующие виды правовых норм: во–первых, нормы общей части;

во–вторых, принципы – нормы;

в– третьих, дефинитивные нормы;

в–четвертых, коллизионные нормы. Данный вывод имеет большую научную ценность, поскольку вскрывает внутренние свойства кодификационного закона, позволяющие ему по праву возглавить со ответствующую отрасль законодательства без придания ему официального ста туса конституционного закона.

Современный ГК РФ обладает всеми классическими признаками отрасле вого кодификационного акта, возглавляющего соответствующую отрасль зако нодательства, что позволяет ему занять приоритетное положение по отноше нию к другим актам гражданского законодательства независимо от признания его конституционным законом.

Закрепление приоритета кодекса как закона, стоящего во главе отраслевой системы, является важнейшим достижением современной научной мысли и свидетельствует о прогрессивности законодателя. Можно утверждать, что сего дня эта идея приобрела значение концептуальной основы построения непроти воречивой частноправовой законодательной системы России и получила за вершенное легальное оформление. Концепция приоритета кодекса в регулиро вании отраслевых отношений является не только плодотворной с точки зрения теории, но и весьма важной с позиции практики. Можно утверждать, что при знание приоритета ГК является серьезной гарантией законности правопримени тельной деятельности.

Однако, все чаще законы (особенно в сфере регулирования экономики), изданные после ГК РФ, вступают с ним в противоречие. И количество таких противоречий не могло не перерасти в некое новое качество. ГК РФ уже стал определенным "тормозом", "ограничителем", препятствующим "вольному" за конотворчеству. Поэтому не случайно в литературе первоначальная активная поддержка приоритета ГК РФ сменилась на столь же активную его критику. А сегодня и сам законодатель ставит под сомнение обоснованность такого при оритета. Так, ФЗ "О приведении законодательных актов в соответствие с ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц", вступившим в силу с 1 июля 2002 г., ГК РФ приводится в соответствие с ФЗ "О государственной регистра ции юридических лиц". Такое законодательное решение открывает путь к изда нию других законов, которыми ГК РФ будет приводиться в соответствие с за конами, изданными позднее ГК и противоречащими ему. Тем самым приоритет ГК РФ практически утрачивает свое значение, что может привести к дестаби лизации законотворческого процесса. Поэтому назрела настоятельная необхо димость в разработке специального закона, определяющего статус отраслевого кодификационного акта.

Т.И. ХМЕЛЕВА Саратовская государственная академия права К ВОПРОСУ О КОЛЛИЗИЯХ В ПРАВЕ Решение задач по дальнейшему реформированию различных сфер жизни нашего общества обуславливают повышенный интерес представителей отече ственной правовой науки к изучению противоречий, присущих процессам ста новления и функционирования правовой системы РФ.

К сожалению, коллизии между правовыми предписаниями пронизывают сегодня все уровни системы российского законодательства. Несовершенство и противоречивость законодательства отрицательно сказываются на работе пра воохранительных органов по решению стоящих перед ними задач, ослабляют режим законности, снижают уровень правопорядка в стране.

Как верно отмечается в юридической литературе, к причинам коллизий в праве можно отнести «вечную» проблему поиска оптимального соответствия законодательного и подзаконного регулирования, непродуманное заимствова ние правовых институтов и актов из правовых систем иностранных государств, неотработанность механизма включения норм международного права в нацио нальную правовую систему, а также бессистемность законотворческой дея тельности и законотворческие ошибки 1.

Примером не совсем удачного внедрения иностранного экономического опыта может служить появление в 1992-1993 годах в российских нормативных актах целой совокупности терминов: «доверительная собственность», «трасто вое управление», «коммерческое управление», объединяемые смысловым поня тием «траста», - юридической категории, происходящей от английской системы права.

Специальный Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте)» ввел в гражданское законодательство доверительную собственность и определил ее содержание. Однако в России данный институт не получил такого развития, как в странах общего права и с принятием части второй ГК трансформировался в институт доверительного управления имуще ством.

Юридические коллизии являясь следствием социальных противоречий, носят в какой-то степени закономерный характер. К социально-экономическим причинам в первую очередь следует отнести непрерывное развитие и неодина ковые темпы изменения регулируемых правом общественных отношений.

Относительно новым в системе российского законодательства является ин ститут совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ. В этой связи как бы в «двойное ведение» Федерации и ее субъектов попадают семей ное, административное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательст во. Правоприменительная практика показала, что в таких случаях резко возрас тает число коллизий между федеральными и региональными нормативными ак тами, а также между нормативными актами, относящимися к различным отрас лям законодательства. Так, в ст.71 Закона Саратовской области «О земле» гово рится о том, что физические и юридические лица, добровольно, открыто и не прерывно пользовавшиеся земельными участками до 1 января 1991 г. без оформления прав на них, приобретают право на эти земли. Данное правило распространяется на земельные участки для садоводства, огородничества, ин дивидуального жилищного, дачного и гаражного строительства.

Это означает преимущественное право таких лиц на юридическое оформ ление земельных участков в постоянное (бессрочное) пользование или аренду в случае намечаемой передачи земельных участков для тех же целей.

В случае изъятия таких земельных участков для другого целевого назначе ния лицам, имеющим право приобретательной давности, должны быть предос тавлены взамен земельные участки или возмещены убытки.

Из содержания данной нормы можно сделать вывод, что приобретательная давность является основанием возникновения права постоянного (бессрочного) пользования или аренды земельных участков. Не оговаривается в данной статье и конкретный срок, по истечении которого возникают названные права. Такое расширительное толкование приобретательной давности недопустимо, и оно явно противоречит п.1 ст.234 ГК РФ.

Нельзя не отметить и противоречия, содержащиеся в различных кодексах, например в УК РФ и ГК РФ, что, в частности, затрудняет привлечение к уго ловной ответственности виновных за такое очень распространенное преступле ние как взятка. Вызывает недоумение законодательное закрепление (ст.575 ГК) «умеренной стоимости» подношений в том числе государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Наряду с коллизиями в законодательстве настораживают и разночтения в толковании одних и тех же понятий представителями различных отраслей зна ний. Так, характеризуя правоспособность, авторы одного из учебников по тео рии государства и права отмечают, что она (правоспособность) неотделима от личности и ее нельзя ограничить 2. В то же время п.1 ст.22 ГК РФ гласит, что ограничение правоспособности возможно лишь в случаях и в порядке, опреде ленных законом (например, по приговору суда гражданин осуждается к лише нию свободы). Гражданская правоспособность может ограничиваться только на определенный срок.

Согласованность правовых норм, отсутствие между ними противоречий относятся не только к общим условиям эффективности норм права, но одно временно являются важнейшей закономерностью его существования как само стоятельного, целостного социально-политического явления.

Коллизии между правовыми нормами ведут к нарушению системности правового регулирования и тем самым снижают его эффективность. Учитывая, что коллизии легче предотвратить, чем устранить, следует акцентировать вни мание на мерах по их предупреждению. В этом процессе немаловажная роль должна быть отведена усилению взаимосвязи науки и правотворчества.

См.: Буяков А.Ю. Юридические коллизии и способы их устранения.

Автореферат дисс.

…к.ю.н. Саратов, 1999. С.23.

См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова, А.В.Малько. М., 2000. С.520.

О.И. ЦЫБУЛЕВСКАЯ Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина, г. Саратов ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ЧАСТНОГО ПРАВА Создание правового государства и формирование гражданского общества невозможно без отлаженного механизма обеспечения должной эффективности правового регулирования. Несмотря на то, что в последние годы российское за конодательство значительно обновилось, оно по-прежнему крайне сложно и противоречиво. С одной стороны, многие важные пласты общественных отно шений находятся вне правового воздействия, хотя объективно нуждаются в этом, с другой стороны, право перенасыщено запретами, содержит устаревшие, формально не отмененные нормы. Процессы законотворчества и правоприме нения отличаются бессистемностью, действия законодательных и исполни тельных органов власти – недостаточной согласованностью. В первую очередь сказанное можно отнести к региональному уровню.

Необходим развернутый и глубокий анализ факторов значимо влияющих на эффективность механизма правового регулирования, а также создание сис темы целенаправленных мер по ее повышению.

Большинство авторов (В.Н.Кудрявцев, В.И.Никитинский, И.С.Самощенко, В.В.Глазырин) склоняются к пониманию эффективности права как соотноше нию между фактическим результатом его действия и теми социальными целя ми, для достижения которых были приняты нормы права. Таким образом, ос новными критериями эффективности являются цель, средство и результат пра вового регулирования.

При исследовании проблем эффективности законодательства принципи альное значение имеют и условия действия норм. Принято выделять три вида условий эффективности:

1. Условия, относящиеся к процессу правотворчества (правильный выбор круга общественных отношений, своевременность разработки правовых норм, установление формы нормативного акта, оптимальность методов правового ре гулирования, соблюдение правил юридической техники);

2. Условия, связанные с реализацией права (даже самый качественный за кон окажется неэффективным, если практика применения его государственны ми органами, например, судами, не будет соответствовать предъявляемым тре бованиям);

3. Условия, характеризующие уровень правосознания и правовой культуры граждан и должностных лиц (А.А. Зелепукин).

Характеристика условий действия правовых норм позволяет определить «слабые» звенья в механизме правового регулирования и наметить пути повы шения эффективности российского законодательства.

Важное значение имеет точный выбор сферы, предмета законодательного регулирования. Между тем, «фактически ни общество, ни государственный ап парат не имеют четкого представления о том, какие сферы общественных от ношений и в каком объеме следует регулировать законодательно» 1.

В контексте сказанного актуализируется вопрос о соотношении частных и публичных начал в праве. Однако, выделяя данные сферы, нельзя их противо поставлять. В конечном счете, как справедливо подмечено, любая норма права устанавливается в публичном интересе, все частное получает признание, под держку и защиту законодательства, если оно соответствует или не противоре чит общественному, то есть публичному интересу. Одной из основных причин хаоса в нормотворческой и правоприменительной деятельности является рас смотрение правовых проблем в рамках только одного кодифицированного акта.

В тоже время, все интересы, охраняемые нормами гражданского права, объек тивно в той или иной степени ограничиваются нормами других отраслей права в целях охраны публичных интересов. Следует, на наш взгляд, согласиться с тем, что обеспечение баланса частных и публичных интересов не могут быть разрешены в рамках профилирующих отраслей права. Подразделение системы права на частное и публичное выходит за отраслевые рамки, поскольку эти структурные образования крупнее чем отрасль права. Подобные вопросы воз можно разрешить в рамках комплексных образований. Именно при таком под ходе в единстве рассматриваются нормы права, охраняющие как частные, так и публичные интересы 2.

Правильная оценка природы связей между публичным и частным правом, с одной стороны, и охватываемыми ими отраслями права, с другой, имеет не только теоретический интерес. Она также крайне важна при анализе процесса формирования и развития в современных условиях системы права и опосредо ванно – как один из ориентиров для законодателя 3.

В этих условиях должна возрастать роль научного прогнозирования и за конодательного планирования. С.В. Поленина подчеркивает, что активизация роли науки в законотворчестве – необходимое условие повышения качества принимаемых законов.

Однако, как отмечают многие ученые–правоведы, существует ряд причин, снижающих научную обоснованность принимаемых законов. Это, во-первых, не всегда высокий профессионализм, как самих разработчиков, так и экспертов.

Во-вторых, слабо идет процесс обобщения опыта и результатов сравнительно правовых исследований. В-третьих, отсутствие, нормативно закрепленной кон цепции развития законодательства во взаимосвязи с экономическими, полити ческими и социальными реформами, единой правовой политики.

Многие федеральные законы, как и сама Конституция «не являются ре зультатом социального компромисса, нормативным вектором интересов и воли различных социальных групп общества» 4.

Со стабильностью законодательства тесно связана проблема частых изме нений закона. Кроме, того, принимая какой-либо закон, депутаты далеко не всегда одновременно вносят изменения в ранее принятые нормативные акты, порождая противоречия и запутывая правоприменителей. Коллизии между пра вовыми нормами ведут к нарушению системности правового регулирования и, тем самым, снижается его эффективность. Создается благоприятная почва для произвола должностных лиц.

Трудности вызывает и неоднозначное толкование термина «законодатель ство». Вокруг этого понятия ведется полемика ученых-правоведов. Отсутствует его четкое нормативное закрепление. Это вызывает определенные неудобства, как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности, вносит дез организацию в процесс систематизации нормативно-правовых актов.

Французский философ Декарт писал: «употребляйте правильно слова, и вы избавите мир от половины недоразумений». Вольтер отмечал: «Прежде чем спорить, давайте договоримся о терминах». Между тем, определение понятия законодательства имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Можно выделить два подхода к этому термину: узкий и широкий.

Первый предполагает, что законодательство – это система юридических актов (законов и подзаконных актов), содержащих в себе нормы права. Законодатель ство в узком, точном смысле слова, – это структурированная, упорядоченная система законов (Ю.А Тихомиров).

Как верно подчеркивает А.А. Зелепукин, причиной широкого понимания законодательства выступает, прежде всего, правотворческая и правопримени тельная практика. Так, во многих правовых актах законодательство трактуется как совокупность не только законов, но и нормативных актов Президента РФ, Правительства, других органов. Кроме того, до сих пор сказывается тяга право творцев и правоприменителей к возвышению инструкций, других ведомствен ных, актов, как это было в советские времена. Негативную лепту в эту ситуа цию внесла практика «указного права». В прошедшее десятилетие приоритет в решении целого ряда вопросов общественной и государственной жизни отда вался не законам, а указам. Некоторые президентские указы содержат поло жения о внесении в соответствие с ними изменений в федеральные законы.

Тем самым принижается значение в правовой системе закона и возвышается роль указа. Между тем, не закон должен обеспечивать реализацию указа, а наоборот, указ призван способствовать реализации закона и должен издаваться на основе и во исполнение закона.

Не случайно среди прочих инициатив в последние годы Президентом РФ был, выдвинут лозунг «О диктатуре закона».

В настоящее время в условиях формирования правового государства роль закона должна неуклонно возрастать, а «широкий» подход к законода тельству размывает само понятие закона. Поэтому большинство правоведов высказывается сегодня за нормативное закрепление понимание законодатель ства как совокупности законов.

Первый шаг в этом направлении уже сделан. Гражданский кодекс РФ впервые легально закрепил идею понимания законодательства как совокупно сти федеральных законов (ст.3 ГК РФ) Вслед за ГК РФ другие кодексы объя вили о таком же подходе к содержанию термина законодательство (например, Семейный кодекс РФ, Земельный кодекс РФ). Однако для его единообразного понимания и применения следует обозначить эту позицию в «законе законов» – Федеральном законе «О нормативных правовых актах в Российской Федера ции», который, к сожалению, пока не принят, хотя он прошел первое чтение еще в 1996 г. Принятие данного закона явилось бы стабилизирующим фактором в сложившейся правовой ситуации в стране.

Следует согласиться с той точкой зрения, что быстро изменить понятие « законодательство» до понимания его как системы только законов сложно. Но важно уже сейчас при принятии конкретных нормативных актов учитывать эту позицию, осуществляя, таким образом, пусть медленный, но зато реаль ный подход к правовому регулированию преимущественно законодательными актами.

Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002. С.86.

См.: Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулирова нии предпринимательской деятельности. М., 2001. С.99.

См.: Концепция стабильности закона. М., 2000. С.38.

См.: Лучин В.О. Указ. соч. С.82.

М.Ю. ЧЕЛЫШЕВ Казанский государственный университет МЕЖОТРАСЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ Как представляется, в современных условиях юридическая наука наиболее остро нуждается в межотраслевых исследованиях тех или иных юридических явлений. В самом общем виде подобное исследование следует расценивать как процесс рассмотрения соответствующего юридического явления (договора, субъективного права и проч.) с позиций одновременно нескольких отраслей права. Например, процесс осуществления субъективного гражданского права можно анализировать в динамике как непосредственно в гражданско-правовой сфере, так и одновременно в области действия процессуальных отраслей (граж данское процессуальное, арбитражное процессуальное, исполнительное про цессуальное право), где происходит принудительное осуществление названного субъективного права.

Естественно, что такое комплексное исследование не исключает его осу ществление в рамках научной работы по одной научной дисциплине, например, в цивилистике, в налоговом праве и т.д. При этом разноотраслевой (или - меж отраслевой) подход позволяет всесторонне изучить исследуемый «научный объект» и, прежде всего, проследить его трансформацию под влиянием «чуже родных» правоотраслевых факторов, действие которых, однако, не меняет, как правило, отраслевую сущность исследуемого правового объекта. В частности, в таком ключе возможно исследовать гражданско-правовой договор, на содер жание которого оказывают существенное влияние не только нормы граждан ского законодательства, но и законодательства о налогах и сборах, процессу ального законодательства и ряда других отраслей.

Также межотраслевой подход, используемый в рамках одной отраслевой юридической науки, позволяет уяснять место соответствующей отрасли права среди иных отраслей в системе права. Для этого необходимо изучение, наряду с другими факторами, межотраслевых связей соответствующей правовой отрас ли. Подобное исследование носит, на наш взгляд, динамический характер и приводит к выводам о соотношении средств различных правовых образований на разных участках правового регулирования. В данном случае особенно важно исследовать межотраслевые связи для формирующихся правовых образований (налоговое право и др.). Однако, в связи с постоянно меняющимся правовым регулированием в различных отраслях не меньшее значение имеет и анализ межотраслевых связей базовых отраслей права (конституционного, уголовного, административного, гражданского).

Следует обратить внимание и на то, что межотраслевые исследования в юридической науке позволяют разграничивать смежные участки правового ре гулирования, требующие, несмотря на это, применения одноотраслевых средств (например, трудовое право и гражданское право). Вместе с тем, такое научное рассмотрение юридических явлений позволяет, с другой стороны, дать обоснованные рекомендации о возможностях использования средств одной от расли права внутри другой (банковская гарантия в арбитражном процессе, залог и поручительство в налоговых отношениях, моральный вред в трудовом праве, возмещение вреда в публично-правовой сфере и т.д.).

Рассматриваемый разноотраслевой подход к исследованию правовой дей ствительности имеет, прежде всего, практическое значение. Он связан, в пер вую очередь, со сферой правореализации и приближает юридический научный анализ к реальной практике, которая зачастую требует учитывать межотрасле вые взаимосвязи в правовой сфере, особенно при регламентации отношений с участием предпринимателей. Скажем, это касается вопросов легитимации и прекращения субъектов предпринимательской деятельности, договорных от ношений с их участием и т.д.

Кроме того, усматривается и некоторое учебное значение разноотраслево го подхода. Дело в том, что в современных условиях на практике от юристов профессионалов, особенно в частноправовой сфере, требуются навыки приме нения норм различных отраслей права. Это связано с тем, что за конкретным набором правовых норм в той или иной области юристу необходимо опреде лять не только субъективные права и обязанности, т.е. правила поведения, но и видеть, наряду с этим, отраслевую юридическую процедуру. В таком случае эти права и обязанности выстраиваются в определенной последовательности и приобретают тот смысл, который в них вкладывал законодатель при осуществ лении правового регулирования. Однако, на само построение этой отраслевой процедуры (иногда и на решение вопроса о целесообразности осуществления тех или иных юридических действий) на практике нередко накладывают свой отпечаток нормы иных правовых образований. Например, такое явление может иметь место в области несостоятельности (банкротства), в процессуальной сфе ре. Соответственно, эти навыки должны быть привиты студенту еще в юриди ческом ВУЗе (на юридическом факультете). Для достижения указанной цели как раз и необходим межотраслевой подход к различным учебным дисципли нам, в первую очередь, по дисциплинам гражданско-правовой специализации (спецкурсам). Данный подход выступает как прямое следствие межотраслевого подхода в юридической науке.

В юридической науке межотраслевой подход позволяет обратить внимание не только на область правореализации, но и на эффективность тех или иных правовых норм, используемых на соответствующем участке правового регули рования. В самой общей форме об эффективной норме можно говорить тогда, когда она приводит к определенной цели, т.е. в действительности при реализа ции нормы устанавливается желаемое законодателем правило поведения. Од нако такая цель может быть недостижимой в силу наличия препятствий как правового, так и неправового характера. Например, реализацию норм частного права могут фактически блокировать или сдерживать отдельные нормы пуб личного права и их комплексы. В частности, правила о взимании налогов и (или) сборов могут ограничивать частноправовую активность в какой-либо об ласти правового регулирования. С другой стороны, можно наблюдать на прак тике и другую картину, когда без разноотраслевых средств нет эффективного правового регулирования. Так, отношения в сфере защиты прав потребителей, как показывает отечественная правовая действительность, должны регулиро ваться именно такими средствами. Здесь частное право не может сосущество вать без права публичного. В частности, предписания о розничной купле продаже (гражданское право) достигают тут своей цели при должном уровне административного воздействия (законодательство о применении контрольно кассовых машин и проч.). Таким образом, можно заключить, что вопрос об эф фективности правовой нормы носит межотраслевой характер.

В целом межотраслевой подход в юридической науке заставляет, на наш взгляд, говорить о существовании межотраслевого метода юридических иссле дований. Такой метод носит комплексный характер и сочетает в себе элементы других методов юридических исследований – сравнительно-правового и сис темно-логического. Вместе с тем, он имеет самостоятельное значение, посколь ку позволяет оценивать правовые явления несколько по-другому, чем указан ные методы. С его помощью объекты правовых исследований анализируются и в статике, и, самое главное, в динамике с использованием в допустимых преде лах инструментария различных правовых научных дисциплин. Например, ана лиз межотраслевых связей гражданского права и ряда отраслей процессуально го права приводит к выводам о существовании и фактическом использовании отдельных гражданско-правовых (цивилистических) процедур. В частности, это процедуры заключения договора, его исполнения, процедуры, используемые при банкротстве и проч. Четкое выделение таких процедур, предполагающих выбор правовой цели и определение этапов ее достижения (последовательности совершения правовых действий), имеет не только прикладное значение для реализации норм гражданского права. Отчетливое представление об этих про цедурах, наряду с этим, позволяет законодателю осуществлять эффективное со вершенствование правого регулирования в тех или иных сферах.

Раздел II ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ Е.Ю. АДУШКИНА Саратовская государственная академия права СПЕЦИАЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ПРИЗНАКАМ КРЕДИТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ФОРМЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОБЩЕСТВА Статья 1 ФЗ от 9 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности»

(далее – Закон о банках) предусматривает, что кредитные организации могут быть образованы только в форме хозяйственных обществ, то есть в четырех ор ганизационно-правовых формах: акционерных обществ открытого или закры того типа, обществ с ограниченной или с дополнительной ответственностью.

При этом Законом о банках предъявляется ряд специальных требований к при знакам хозяйственных обществ, в форме которых создаются кредитные органи зации. Обусловлено это особым коммерческим профилем кредитных организа ций, требующим гарантий их финансовой устойчивости, доверия к ним вклад чиков и других кредиторов, а также организационно-правового обеспечения защиты их интересов. Требования эти могут быть сведены к следующим поло жениям.

1. Из анализа ст.ст.90, 99 ГК РФ следует, что размер уставного капитала хозяйственного общества зависит от его организационно-правовой формы и не может быть менее суммы, определенной законом об обществах с ограниченной ответственностью, законом об акционерных обществах.

Для кредитных же организаций установлены иные требования к мини мальному размеру их уставного капитала. Так, сам норматив минимального размера уставного капитала кредитной организации (в том числе - вновь реги стрируемой) устанавливается только Банком России и в зависимости не от ор ганизационно-правовой формы, а от вида кредитной организации (банк, небан ковская кредитная организация, иностранный банк).

Вместе с тем, общее правило определения минимального размера уставно го капитала содержит здесь одно исключение: в случае, когда реорганизация кредитной организации в форме выделения сопровождается уменьшением ее уставного капитала, норматив минимального размера будет устанавливаться в зависимости от той организационно-правовой формы, в рамках которой она создана. Так, официальным разъяснением Председателя Банка России от 27 ав густа 2001 г. № 17-ОР «О реорганизации кредитных организаций в форме вы деления» установлено, что процедура реорганизации в форме выделения не может быть проведена, если величина и размер уставного капитала кредитной организации не соответствуют требованиям, предъявляемым законом об обще ствах с ограниченной ответственностью и законом об акционерных обществах.

Размер уставного капитала хозяйственного общества не должен быть ниже тех нормативов, которые были установлены на момент (дату) его регистрации.

Вместе с тем, кредитные организации не обязаны приводить в соответствие с уровнем новых требований размер своего уставного капитала. Так, ст.11 Закона о банках предусмотрено, что Банк России не вправе требовать от ранее зареги стрированных кредитных организаций изменения их уставного капитала, за ис ключением случаев, предусмотренных федеральными законами. При этом, за прет требования Банка России повышать уровень капитализации ранее зареги стрированных кредитных организаций достаточно негативно сказывается на развитии банковского сектора России в целом. Учитывая это, Правительством России и Банком России в настоящее время разрабатываются проекты феде ральных законов, в соответствии с которыми требование по достаточности ка питализации будет применяться в отношении всех кредитных организаций не зависимо от их вида, даты регистрации и величины собственных средств.

2. При наступлении неблагоприятных имущественных последствий участ ники (учредители) хозяйственного общества обязаны нести риск наступления таких последствий только за счет собственного капитала.

Для кредитных организаций сохранение этого правила сопряжено с осо быми требованиями к составу самого уставного капитала. Во-первых, устанав ливается запрет на использование для формирования уставного капитала при влеченных (заемных) денежных средств и средств федерального бюджета, го сударственных внебюджетных фондов, свободных денежных средств и иных объектов собственности, находящихся в ведении федеральных органов госу дарственной власти. И, во-вторых, Банком России определяется предельный размер неденежных вкладов в уставный капитал и перечень тех видов имуще ства, которые будут вноситься в оплату уставного капитала кредитной органи зации.

3. Статья 66 ГК РФ устанавливает, что участниками хозяйственных об ществ могут быть граждане и юридические лица, а запрет или ограничение на участие отдельных категорий граждан в хозяйственных обществах, за исключе нием открытых акционерных обществ, устанавливается законом. К участникам же кредитных организаций, независимо от того, в какой организационно правовой форме они созданы, предъявляются требования, связанные с характе ристиками их финансовой устойчивости. Так, гл.2 Инструкции Центрального Банка России от 23 июля 1998 г. № 75-И «О порядке применения федеральных законов, регламентирующих процедуру регистрации кредитных организаций и лицензирование банковской деятельности» (далее - Инструкция ЦБР) преду смотрено, что юридическое лицо – учредитель должно иметь устойчивое фи нансовое положение, достаточно собственных средств для внесения в уставный капитал кредитной организации, действовать в качестве юридического лица в течение трех лет, выполнять обязательства перед федеральным бюджетом, бюджетом субъекта РФ и местным бюджетом за последние три года. Кредитная организация – учредитель должна быть финансово устойчивой в течение по следних шести месяцев, предшествующих дате подачи документов для госу дарственной регистрации кредитной организации и получения лицензии на осуществление банковских операций.

4. Статья 94 ГК РФ, а также ст.ст.8, 26 Закона об обществах с ограничен ной ответственностью содержат безусловное право участника общества с огра ниченной ответственностью на выход из общества. В отношении же участников банка, как одного из вида кредитной организации, опять-таки независимо от ее организационно правовой формы, это право несколько ограничено. Так, ст. Закона о банках и ч.2 п.2.1. Инструкции ЦБР установлено, что учредители бан ка не имеют права выходить из состава ее участников в течение первых трех лет со дня его регистрации. Правомерность такого исключения из общих пра вил на выход учредителей из состава участников хозяйственных обществ под держивается судебной практикой.


Так, Общество с ограниченной ответственностью обратилось с заявлением в Верховный суд РФ о признании недействительным ч.2 п.2.1. Инструкции ЦБР. В обосновании своих требований истец указал, что данная норма Инст рукции ЦБР не соответствует федеральному законодательству, в частности, ст.94 ГК РФ и п.1 ст.8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», которые предусматривают возможность участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества независимо от согласия других участников.

Верховный суд отказал обществу с ограниченной ответственностью в иске, основываясь на том, что в соответствии с п.3 ст.2 ГК РФ, к имущественным от ношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и адми нистративным отношениям, гражданское законодательство не применяется, ес ли иное не предусмотрено законодательством.

Отношения между Центральным Банком и кредитными организациями, как указал Верховный суд РФ, носят властно-административный характер, что следует из норм, содержащихся в ст.3, гл.гл.XI-XIII Закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». В соответствии со ст.1 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» особенности правового положе ния, порядка создания, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятель ности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции опре деляются федеральными законами. Таким федеральным законом является Закон о банках, ч.10 ст.11 которого устанавливает, что учредители банка не имеют право выходить из состава участников банка в течение первых трех лет со дня его регистрации. На основании изложенного, Центральный Банк принял Инст рукцию ЦБР в пределах своей компетенции. Статьи 94 ГК РФ и 26 ФЗ «Об об ществах с ограниченной ответственностью», устанавливающие право участни ков общества в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества, к указанным правоотношениям не применимы, поскольку являются общими нормами, в то время как порядок создания, реор ганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в сфере банковской деятельности определяется федеральными законами. 5. Статья 11 Закона о банках устанавливает дополнительные требования к порядку распоряжения акционерами (участниками) хозяйственного общества принадлежащими им акциями (долями). Так, приобретение в результате одной или нескольких сделок одним юридическим лицом или физическим лицом, ли бо группой юридических (или) физических лиц, связанных между собой согла шением, либо группой юридических лиц, являющихся дочерними или зависи мыми по отношению друг к другу, более 5% акций (долей) кредитной органи зации требует уведомления Банка России;

более 20% - его предварительного согласия.

При этом Банк России имеет право отказать и отказывает в даче согласия на приобретение более 20% акций (долей) кредитной организации в случаях, предусмотренных Законом о банках.

6. Если в фирменном наименовании хозяйственного общества должны со держаться слова, указывающие на его организационно-правовую форму, то на именование кредитной организации должно содержать также указание на ком мерческий характер (профиль) деятельности этого юридического лица посред ством использования слов «банк» или «небанковская кредитная организация».

При этом ни одно юридическое лицо в России, за исключением получившего от Банка России лицензию на осуществление банковских операций, не имеет пра ва использовать в своем наименовании слова «банк», «кредитная организация»

или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет право на осуществление банковских операций.

7. В силу специфики деятельности кредитных организаций, помимо требо ваний, предъявляемых федеральными законами к сведениям, содержащимися в уставе хозяйственного общества, устав кредитной организации должен содер жать перечень осуществляемых ею банковских операций и сделок, а также све дения об органах внутреннего контроля, его образовании и полномочиях.

Решение Верховного Суда РФ от 12 февраля 2002 г. № ГКПИ 01-1860.

В.В. АКИНФИЕВА Пермский государственный университет ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАВЕЩАНИЮ Проблема наследования, как одна из наиболее актуальных проблем граж данского права, имеет многовековую историю, привлекала и привлекает вни мание многих цивилистов. Неотъемлемым компонентом общей проблемы на следования является вопрос наследования по завещанию, в частности призна ние завещания недействительным.

Обращение к проблеме наследования по завещанию обусловлено рядом мотивов: законодательным, социально-экономическим и доктринальным.

С одной стороны, преобразование экономических отношений, осуществ ляемое в РФ, поставило перед законодателем и юридической наукой многочис ленные проблемы, ранее не известные, а потому и не решавшиеся.

В настоящее время правовое регулирование наследования по завещанию осуществляется на основе ряда законодательных актов, принятых в последние годы, прежде всего третьей частью ГК РФ, вступившей в силу с 1 марта 2002 г.

Таким образом, в настоящее время гражданско-правовое регулирование института завещания по новому законодательству претерпело существенные изменения, которые требуют изучения и научного гражданско-правового ана лиза.

С другой стороны, выбор данной темы обусловлен и социально экономическими факторами. В современных условиях в собственности граждан может находиться имущество практически не ограниченное ни по составу, ни по количеству. С расширением возможностей граждан распоряжаться своим имуществом, опять же, неизбежно возрастает значение наследования по заве щанию.

О необходимости научной разработки проблемы наследования по завеща нию свидетельствует также и состояние ее изученности.

Доктринально эта проблема в цивилистической литературе хоть и затраги валась рядом авторов, но вместе с тем в науке гражданского права нет специ альных работ монографического характера, посвященных анализу наследова ния по завещанию.

Все это позволяет сделать вывод, что названная проблема требует сегодня всестороннего изучения. При этом следует учесть практику применения нового законодательства о наследовании, подвергнутому в настоящее время реформи рованию. Что же касается имеющихся правовых решений, закрепленных в ука занном законе, то и они в ряде случаев нуждаются в развитии и совершенство вании - в теоретическом обосновании.

В этой связи обращают на себя внимание два аспекта наследования по за вещанию. Первый касается отсутствия законодательного закрепления понятия завещания. На наш взгляд, следуя логике законодателя, следовало бы закрепить понятие завещания в действующем законодательстве. В структуре раздела, по священного наследованию, нормы, регулирующие наследование по завещанию, включены в гл.62, предшествующую гл.63 «Наследование по закону», что го ворит о предпочтительном отношении законодателя к завещанию – односто ронней сделке, которая создает права и обязанности, после открытия наследст ва (п.5 ст.1118 ГК РФ). В развитие этого, законодателю следовало бы закрепить понятие завещания, дабы сделать его более доступным для понимания широких масс. Пункт 5 ст.1118 ГК РФ можно дополнить, следующим образом: «Завеща ние это личное распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти (включая завещательные распоряжения) с назначением наследников и (или) лишение наследника (-ов) права наследования, сделанное в предусмотренной законом форме и удостоверенное лицами, указанными в законе».

Второй аспект связан с признанием завещания недействительным, где так же можно выделить ряд проблем, возникающих на практике.

В новом ГК РФ содержатся специальные нормы, которые достаточно под робно регулируют основания и порядок признания завещания недействитель ным.

Как и любая сделка, завещание может быть признано недействительным (ст.1131 ГК РФ). При этом в зависимости от допущенных нарушений завеща ние либо признается недействительным по решению суда (оспоримое завеща ние), либо является недействительным независимо от такого признания (ни чтожное завещание).

Раздел V ГК РФ прямо называет основаниями недействительности: несо блюдение правил о письменной форме завещания (ч. 2 п.1 ст.1124 ГК РФ, ни чтожность сделки), отсутствие свидетеля при составлении, подписании, удо стоверении завещания или при передаче его нотариусу вопреки требованиям ГК РФ (п.3 ст.1124 ГК РФ, ничтожность сделки), несоответствие свидетеля, присутствие которого обязательно при составлении, подписании, удостовере нии завещания или при передаче его нотариусу, требованиям ГК РФ (п.п.2, ст.1126 ГК РФ, оспоримость сделки), несоблюдение правил о собственноруч ном написании и подписании завещателем закрытого завещания (п.2 ст.1126 ГК РФ, ничтожность сделки). Иные основания охарактеризованы выражением «при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недейст вительность завещания» (п.1 ст.1131 ГК РФ) и, по общему правилу, сводятся к основаниям недействительности сделок, указанным в гл.9 ГК РФ.


В Кодексе установлены специальные правила, касающиеся оспаривания завещания. Во-первых, не допускается оспаривание завещания до открытия на следства. Во-вторых, оспорить завещание вправе лишь то лицо, права и закон ные интересы которого нарушены завещанием.

Первая проблема, которая обращает на себя внимание, в связи с анализом региональной судебной практики, это проблема механизма удостоверения за вещаний. На наш взгляд, с появлением новых форм завещаний, а так же введе ния института свидетелей при удостоверении завещаний, значительно услож няется процесс удостоверения завещаний, что неизбежно приведет к увеличе нию числа дел, связанных с признанием завещаний недействительными. По этому считаем, что введение института свидетелей целесообразно лишь при но тариальном удостоверении завещания и закрытом завещании, поскольку у но тариуса есть реальная возможность установить соответствие свидетелей, предъявляемым законом требованиям (п.2 ст.1124 ГК РФ). И, соответственно, его исключение для составления завещаний в чрезвычайных обстоятельствах и завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным.

Вторая проблема тесно связанная с первой, и подлежащая исследованию, является проблема завещаний, приравненных к нотариально удостоверенным.

И за счет введения института свидетелей, и некомпетентности лиц, имеющих право удостоверять завещания в соответствии со ст.1127 ГК РФ. Считаем, что, п.3 ст.1127 ГК РФ требует изменения на пункт следующей редакции: «Завеща ние, совершенное в соответствие со ст.1127 ГК РФ, утрачивает силу, если за вещатель в течение месяца после отпадения этих обстоятельств не воспользует ся возможностью совершить завещание в какой либо иной форме, предусмот ренной ст.ст.1124, 1125, 1126, 1128 ГК РФ». О такой необходимости, прежде всего, свидетельствует региональная судебная практика, которая показывает, что из завещаний, удостоверенных таким образом 30% являются ничтожными, а 20% - оспоримыми.

И, наконец, третья проблема, подлежащая исследованию, связана с преду смотренным п.3 ст.1131 ГК РФ новым правилом, в соответствии с которым не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие не значительные нарушения порядка его составления, подписания и удостовере ния, если судом установлено, что они никак не влияют на понимание волеизъ явления завещателя.

Как показала практика, нарушение порядка составления, подписания и удостоверения завещаний, как правило, происходит и может произойти по вине лиц, которым предоставлено право удостоверять завещание. Конечно, некомпе тентность или невнимательность тех, кому предоставлено право удостоверять завещания, не должна отражаться на интересах граждан. Однако, понятие «не значительные нарушения, никак не влияющие на понимание волеизъявления завещателя» является оценочным. Несмотря, на то, что оценка значимости до пущенных нарушений с точки зрения влияния их на понимание действительной воли наследодателя, выраженной в завещании, предоставлена только суду, в процессе доказывания действительной воли наследодателя неизбежно будут злоупотребления со стороны свидетелей и иных лиц. Поэтому необходимо, на наш взгляд, данное правило завершить Постановлением Пленума ВС РФ, кото рый бы и дал существенные ориентиры для разрешения соответствующей кате гории дел.

Таковы лишь немногие аспекты наследования по завещанию. Но и они по казывают необходимость в дальнейшем изучении указанной проблемы.

А.М. БАЙЗИГИТОВА Башкирский государственный университет, г. Уфа НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ПРАВА ПЕРЕЖИВШЕГО СУПРУГА В РОССИИ И АНГЛИИ Выражение «наследование по закону» время от времени вызывает резон ную, на первый взгляд, критику, в том числе и специалистов в этой области.

Говорят, что оно неточно: ведь наследование по завещанию тоже осуществля ется в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Забывают, однако, что когда ГК РФ предусматривает осуществление наследования по закону и по за вещанию, то совсем не имеет в виду противопоставить эти два вида наследова ния – одно как «законное», а другое как осуществляемое «вне закона». Речь в Кодексе идет о другом – об основаниях наследования: в одном случае имуще ство умершего наследуется непосредственно на основании правил закона, а в другом – таким непосредственным основанием наследования является завеща ние, в котором выражена последняя воля наследодателя.

Законодатель совершенно определенно отдает предпочтение наследованию по завещанию. Основная норма нашего наследственного права гласит: «Насле дование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещани ем, а также в иных случаях установленных настоящим Кодексом» (ст.1111 ГК РФ). Если наследодатель сам на случай смерти распорядился своим имущест вом, составив завещание, наследование должно осуществляться в соответствии с его волей, а не по тем правилам, которые устанавливает закон для случаев, когда завещания нет. Этот естественный принцип в условиях демократизации нашего общества и становления правового государства получил развитие в третьей части ГК России.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, на что упорно в течение многих лет указывает статистика стран, которые бесспорно следует отнести к числу демократических правовых государств с развитой рыночной экономикой, - Германии, Англии, Франции и др.: около 70 процентов граждан не составляют завещаний. Причин тому много – невысокая правовая культура части населе ния, смерть в раннем возрасте, скоропостижная смерть, суеверная боязнь со ставлением завещания ускорить естественное течение событий и др. Но факт остается фактом, и наследование по закону еще очень долго будет оставаться, в том числе в России, наиболее распространенным видом наследования 1.

В России нормы о наследовании по закону содержатся в гл.63 части треть ей ГК РФ, ст.1142 которого гласит:

«1. Наследниками первой очереди по закону являются дети, родители и супруг наследодателя.

2.Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления».

Как в России, так и в Англии переживший супруг занимает привилегиро ванное место среди наследников по закону.

В английском праве предусмотрено, что, если у наследодателя остались нисходящие, то переживший супруг получает в собственность так называемую личную движимость (personal chattels), в которую входят предметы личного по требления и домашнего обихода в широком смысле: дом, сад, автомобиль, га раж, утварь и т.п. Она выделяется из состава наследства и передается супругу до раздела имущества. Кроме того, супруг получает свободными от долгов тысяч фунтов стерлингов с процентами. В тех случаях, когда общая величина подлежащего разделу имущества не достигает этой суммы, супруг во всяком случае получает свою долю, т.е. все наследство. Наконец, он получает пожиз ненное право владения и пользования 1/2 остального имущества наследодателя.

Если у наследодателя не осталось нисходящих, но остались родители или бра тья и сестры, то переживший супруг получает в полную собственность личную движимость, половину наследственного имущества, свободного от долгов, а также 20 тыс. фунтов стерлингов.

Как в России, так и в Англии для того, чтобы переживший супруг мог на следовать, необходимы следующие условия:

1) чтобы он не был разведен с наследодателем;

2) чтобы его брак с наследодателем не был признан недействительным.

Если наследодатель оставил нисходящих, то с учетом прав пережившего супруга наследство распределяется следующим образом. Оно превращается в так называемую доверительную собственность, установленную законом (statutory trust) в интересах всех детей наследодателя, находящихся в живых в момент его смерти, в равных долях. При этом действует право представления:

если один из детей умер до смерти наследодателя, то его нисходящие родст венники наследуют его долю в наследстве основного наследодателя. Действие института доверительной собственности состоит в том, что нисходящий полу чает право собственности на свою долю только в том случае, если он достиг года или вступил в брак. До достижения совершеннолетия он может получать из доходов от наследства суммы на свое содержание, а при определенных усло виях – авансы из капитальной суммы в счет своей доли. Если же несовершен нолетний наследник умрет, не вступив в брак, то он считается как бы несуще ствовавшим.

Если же наследодатель не оставил ни нисходящих, ни родителей, ни брать ев и сестер, то наследство полностью переходит к пережившему супругу. Когда нет пережившего супруга и нисходящих, к наследованию призываются наслед ники следующих классов. При этом наследник предшествующего класса ис ключает всех наследников последующих классов. Условия для получения на следства таковы:

1) родители наследодателя получают имущество в собственность в равных долях. Если в живых лишь один из них, он получает наследство целиком;

2) полнородные братья и сестры наследодателя получают имущество на условиях доверительной собственности;

3) неполнородные братья и сестры получают наследство на тех же услови ях;

4) дед и бабушка получают имущество в собственность;

5) дядья и тетки, состоящие с наследодателем как в единоутробном, так и в единокровном родстве, получают имущество на условиях доверительной соб ственности;

6) дядья и тетки, состоящие с наследодателем только в единоутробном или единокровном родстве, получают наследство на тех же условиях 2.

Что касается РФ, то законодатель установил, что наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. При этом необходимо отметить, что в России наследники первой очереди так же, как и последующих очередей, наследуют равные доли. Чем больше наследников пер вой очереди, тем меньшую долю наследует переживший супруг. Предположим, что наследуют трое детей наследодателя от первого брака, двое детей от второ го брака и переживший супруг. В этом случае переживший супруг в России имеет право всего лишь на 1/6 долю наследственного имущества. Таким обра зом, супруг вправе получить долю наследства наравне с другими родственни ками. В то же время имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, то есть каждому из супругов принадлежит по ловина нажитого имущества. На эту половину могут претендовать дети, супруг и родители согласно ст.1150 ГК РФ.

Наследодатель может оставить не только наследственное имущество, но и долги. В этом случае по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга.

В отличие от ранее действовавшего законодательства СК РФ предоставля ет супругам самим решать, как они будут определять свои имущественные пра воотношения. Они могут заключить брачный договор, где определят, какое имущество принадлежит каждому из супругов. Если такой договор имеется, то все имущество, которое по брачному договору принадлежало наследодателю, будет разделено в равных долях между детьми, супругом, родителями. В про тивном случае действуют нормы, установленные в ст.256 ГК РФ, ст.34-39 СК РФ 3.

Необходимо также отметить, что в России при отсутствии других наслед ников по закону первой очереди переживший супруг наследует один. Дейст вующее российское законодательство, в отличие от английского права, преду сматривает, что предметы обычной домашней обстановки и обихода засчиты ваются в счет наследственной доли наследника, на день открытия наследства проживавшего совместно с наследодателем (в Англии же предметы обычной домашней обстановки и обихода переходят к пережившему супругу). ГК РСФСР 1964 г., к примеру, предусматривал, что предметы обычной домашней обстановки и обихода наследовались сверх наследственной доли наследника, на день открытия наследства проживавшего совместно с наследодателем.

Спор же между наследниками по вопросу о том, какое имущество следует включить в состав предметов обычной домашней обстановки и обихода, разре шается судом с учетом конкретных обстоятельств дела, а также местных обы чаев 4.

Очевидно, что в настоящее время в связи с возрастающей ролью наследо вания и как способа приобретения права собственности, и как средства обеспе чения нуждающихся членов семьи и родственников правовому регулированию наследственных отношений должно уделяться повышенное внимание в законо творчестве и правоприменительной практике, а также на уровне частноправо вой регламентации наследования конкретного лица (составление завещания, брачного договора, который может оказать влияние на размер наследственной массы и т. д.). При этом весьма полезным будет восприятие норм зарубежного наследственного права, прежде всего, наиболее близкого российской правовой системе правопорядка стран континентальной правовой семьи. Отмечая значе ние определенных институтов данной правовой семьи, следует также подчерк нуть особую роль английского законодательства для становления и развития нового российского наследственного права.

См.: Государство и право. 2000. № 12. С.55-63.

См.: Яичков В.В. Гражданское право зарубежных стран. М.: Изд-во «Международные от ношения», 1999. С.530.

См.: Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий законода тельства и практика его применения. М.: Статут, 2002. С.68.

См.: Мозолин В.П. Комментарий к ГК РФ. М.: Изд-во «Норма – Инфра М», 2002. С.134.

Н.А. БАРИНОВ Саратовская государственная академия права О ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИИ Правосубъектность иностранных граждан в России - одна из насущных проблем современной юридической науки, имеющей как теоретическое, так и практическое значение. Теоретическое значение состоит в необходимости ос мысления и уяснения данного феномена и научной категории, имеющей право на свое самостоятельное существование и применение в условиях всемирной интеграции, расширяющихся связей в различных сферах человеческой деятель ности. Практическое значение данной проблемы состоит в изучении и наиболее эффективном применении действующего законодательства, определяющего правосубъектность иностранных граждан в России.

Правосубъектность является одним из элементов правового статуса лич ности. Поэтому рассмотрение правосубъектности немыслимо в отрыве от об щей категории - "правовой статус". В самом коротком виде правовой статус оп ределяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обще стве. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, то есть реальное положение человека в данной системе общественных отношений.

Право закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки. Юриди ческое оформление фактического положения индивида осуществляется различ ными путями. Прежде всего, человек признается субъектом действующего в обществе права, а затем он наделяется особым качеством - праводееспособно стью 1.

Признание человека субъектом права влечет за собой наделение его пра вами, свободами и обязанностями, которые составляют основу правового ста туса личности. Общие права закреплены в таких международно-правовых актах как "Всеобщая декларация прав человека", принятая Организацией Объединен ных наций 10 декабря 1948 г. (в дальнейшем - Всеобщая Декларация) и "Евро пейская конвенция о защите прав человека и основных свобод", принятая Сове том Европы 4 ноября 1950 г. в Риме (в дальнейшем - Европейская Конвенция).

Декларация и Конвенция провозгласили, что каждый человек должен об ладать всеми правами и свободами, установленными указанными актами, в том числе правом на жизнь, личную неприкосновенность, свободу передвигаться и выбирать себе местожительство, вступать в брак и основывать семью, владеть имуществом и т.д.

В различных странах, исходя из сути и смысла Всеобщей Декларации и Европейской Конвенции, приняты соответствующие внутригосударственные нормативные акты, определяющие правовой статус, в том числе правосубъект ность человека. Так, Верховный Совет РСФСР 22 ноября 1991 г. принял "Дек ларацию прав и свобод человека и гражданина". В преамбуле Декларации гово рится: "Уважая права и свободы человека, его честь и достоинство как высшую ценность общества и государства, отмечая необходимость приведения законо дательства РСФСР в соответствии с общепризнанными международным сооб ществом стандартами прав и свобод человека, Верховный Совет РСФСР при нимает настоящую Декларацию".

Статья 1 Декларации предусматривает: "(1) Права и свободы человека принадлежат ему от рождения. (2) Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граждан РСФСР". Статья данной Декларации указывает, что перечень прав и свобод не является исчер пывающим и не умаляет других прав и свобод человека и гражданина.

Более полный перечень прав и свобод и обязанностей представлены в Кон ституции РФ, ГК РФ, ФЗ от 31 мая 2002 г. "О гражданстве РФ" и ФЗ "О право вом положении иностранных граждан в РФ" от 25 июля 2002 г.

Указанные федеральные законы содержат понятия "иностранный гражда нин", "лицо без гражданства" и некоторые другие. Иностранный гражданин это физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказатель ства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Лицо без гражданства - это физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного го сударства. В целях удобства и сокращения понятий термин "иностранный гра жданин" включает в себя понятие "лицо без гражданства" за исключениями, ус тановленными законом.

Иностранные граждане могут находиться в России временно и постоянно.

Временное пребывание осуществляется на основании визы или разрешения на временное проживание, срок действия которого составляет три года. Постоян ное проживание оформляется "видом на жительство" - документом, выдан ным иностранному гражданину на постоянное проживание в России сроком на 5 лет, при условии, что иностранный гражданин временно проживал в России не менее года. Пятилетний срок вида на жительство по заявлению иностранно го гражданина может быть продлен на 5 лет. Количество продлений срока дей ствия вида на жительство не ограничено.

Проживая в России и обладая правосубъектностью, иностранные граждане могут быть участниками правоотношений, участниками экономического, граж данского оборота. В Конституции России закреплено общее положение о том, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установлен ных федеральным законом или международным договором РФ (п.3 ст.62 Кон ституции). Данное положение свидетельствует не только о доброй воли Рос сийского государства, но и его стремлении учитывать положения международ но-правовых актов, например, ст.6 Всеобщей Декларации, предусматривающей, что "каждый человек", где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Под правосубъектностью обычно понимается правоспособность и дееспо собность вместе взятые. Сложность рассмотрения данной проблемы в одной статье обусловлена разноотраслевым характером указанных понятий. Поэтому ограничимся рассмотрением проблемы правосубъектности с гражданско правовых позиций. Тем более, что институт правоспособности своим происхо ждением обязан гражданскому законодательству.

Категорией "правоспособность" издавна пользовались как в европейской континентальной, так и в англо-американской правовых системах, но впервые понятие правоспособности было закреплено во Французском кодексе 1804 г., а затем в Германском Гражданском Уложении 1896 г. Так, в ч.3 ст.3 Гражданско го кодекса Франции записано: "Законы, касающиеся гражданского состояния и способности (право-дееспособности) лиц, распространяются на французов, да же находящихся в иностранном государстве".



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.