авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр экономических исследований

XІ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ДЛЯ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

«ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА

НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЁ СУБЪЕКТОВ»

(17.08.2013г.)

XІI МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ДЛЯ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

«ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ XXI ВЕКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАУЧНОГО РАЗВИТИЯ»

(14.09.2013г.) г. Санкт-Петербург – 2013 © Центр экономических исследований УДК 330 ББК У 65 ISSN: 0869-1325 Формирование экономического портрета национальной экономики и её субъектов: Х Международная научно-практическая конференция для студентов, аспирантов и молодых ученых (г. Санкт-Петербург 17.08.2013г.) Центр экономических исследований. – 90 стр.

Экономические исследования XXI века: теоретические и практические аспекты научного развития материалы ХІ Международная научно-практическая конференции для студентов, аспирантов и молодых ученых (г. Санкт-Петербург 14.09.2013г.) Центр экономических исследований. – 90 стр.

Тираж - 300 шт.

УДК ББК У ISSN: 0869- Издательство не несет ответственности за материалы, опубликованные в сборнике. Все материалы поданы в авторской редакции и отображают персональную позицию участника конференции.

Контактная информация Организационного комитета конференции:

Центр экономических исследований Электронная почта: info@cer-spb.ru Официальный сайт: http://cer-spb.ru Адрес для корреспонденции: 115093, г. Санкт-Петербург, а / я Оглавление ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Обгадзе Т. А., Биченова Н.М.

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ СТОИМОСТИ КОМПАНИИ.......................................................................................................................... Сибирцев В.А.

ИДЕАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ....................................................................................................... МИРОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ХХI ВЕКЕ Иванюк У.В.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ АГРАРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИИ ТРАНЗИТНЫХ ЭКОНОМИК......................................................................................................................... Чалюк Ю.А.

УСКОРЕНИЕ РЕФОРМЫ ГЛОБАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ СОЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ................................................................. Черных В.В.





КЛАСТЕРНАЯ ПАРАДИГМА ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ................................................................................................................................................ Кравчук Н.Я.

СОЦИАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ АСИММЕТРИЧНОСТИ ГЛОБАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ................................................................................... Слета И.С.

МИГРАЦИЯ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОЦВЕТАНИЯ..... Шарова А.А.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА: КЛЮЧЕВЫЕ АСПЕКТЫ.................. ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЯМИ, ОТРАСЛЯМИ, КОМПЛЕКСАМИ (ПРОМЫШЛЕННОСТИ, АПК И СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА, СТРОИТЕЛЬСТВА, ТРАНСПОРТА, СВЯЗИ И ИНФОРМАТИКИ, СФЕРЫ УСЛУГ).

Боженко А.И., Замятина В.К.

АУТСОРСИНГ И РИСКИ, СВЯЗАННЫЕ С ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ.................... Пацева Г.В.

ЭВОЛЮЦИЯ НАПРАВЛЕНИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РАЗВИТИИ ТЕОРИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ.............................................. Скибун А.Ж.

АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО ОРГАНА ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В ОБЛАСТИ СВЯЗИ УКРАИНЫ НА РАЗВИТИЕ СФЕРЫ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ................................................................................... Трибунская У.Г.

НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА................................................ Замятина В.К.

ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ................................................................................................................................ Гессен А.Е.

КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ИНТЕГРАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ В РЕШЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ Мисиюк Ю.В., Огнева Н.Ф.

РОЛЬ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РЕГИОНЕ И НЕОБХОДИМОСТЬ ЕГО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ..................................................................... ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННОЕ РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ И ЕЕ ИНТЕГРАЦИЯ В МИРОВОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО Даулбаева А.В.

ПЛАТНОЕ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК ОДНА ИЗ ПРЕДПОСЫЛОК ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ................................................................................................................................................ ЭКОНОМИКА ТРУДА. УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ.

Попова А.А.

ИССЛЕДОВАНИЕ СОСТОЯНИЯ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ПРЕДПРИЯНИЯХ УКРАИНЫ........................................................................................... БАНКОВСКОЕ ДЕЛО Шаперенков А.В.

ВЛИЯНИЕ БАНКОВ НА РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА УКРАИНЫ............................................................................................................................ БУХГАЛТЕРСКИЙ, УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ УЧЕТ И АУДИТ Якупов И.Ф.

БУХГАЛТЕРСКИЙ БАЛАНС: ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРИНЦИПЫ СОСТАВЛЕНИЯ.................................................................................................................. Мельниченко А.В.

СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННЫЙ АУДИТ СИСТЕМ ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕГ..... ФИНАНСЫ, ДЕНЬГИ И КРЕДИТ Бабенко М.А.



МЕТОДИКА ОПТИМИЗАЦИИ ФИНАНСОВЫХ РЕСУРСОВ НА ОСНОВЕ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ОРГАНИЗАЦИИ................................................. Кузулгуртова А.Ш.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ НАЛОГОВЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ КАК ОСОБЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ НАЛОГОВОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ....................................................................................................................... Мкртчян М.А.

УРОВЕНЬ РАЗВИТИЯ СТРАХОВАНИЯ ДОМАШНИХ ХОЗЯЙСТВ В РОССИИ.... Рябова Н.Н.

РАЗВИТИЕ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ КАЗАХСТАНА............................................. Савенко О.Л.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КРЕДИТОВАНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ КЛИЕНТОВ.................................................... МЕНЕДЖМЕНТ Даулбаева А.В.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА И ОПТИМИЗАЦИИ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРЦИИ.......................................................................................................................... ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Обгадзе Т. А.

д.т.н.,профессор департамента систем управления, Грузинский Технический Университет, г.Тбилиси,Грузия Биченова Н.М.

магистр департамента систем управления, Грузинский Технический Университет, г.Тбилиси,Грузия МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ СТОИМОСТИ КОМПАНИИ Введение 1.

В процессе развития рыночной экономики оценка и управление стоимостью компании становится всё более важным инструментом. Наличие практических методик и подходов к оценке и управлению стоимостью компании является необходимым элементом для внедрения стоимостного мышления в системы управления компаниями, увеличения эффективности принимаемых решений и роста благосостояния экономики страны.

Вопросы оценки и управления стоимостью рассмотрены в работах Damodaran A., Fernandez P., Copeland T., Koller T., Murrin J., Olsen E., Дранко О.И., Новиков Д.А.,Романов В.С., Ивашковская И.В.[1-8] и других авторов. В этих работах предложены методы оценки стоимости, а так же концептуальные подходы к управлению стоимостью.

Тем не менее, актуальна конкретизация концепции VBM в виде математических моделей и практических рекомендаций, являющихся продолжением существующих работ.

Согласно литературе и принятым стандартам оценки стоимости, существует три подхода к оценке: затратный, сравнительный и доходный.

Затратный подход принимается в основном при ликвидации компаний, и плохо применим для оценки действующего предприятия. Сравнительный подход часто применяется при оценке компаний, но он основан на финансовых коэффициентах, которые трудно обосновываются практически. По этим причинам, в качестве основы для построения модели и метода управления стоимостью компании часто применяется доходный метод, который позволяет обосновать стоимость с использованием планируемых показателей финансовой отчётности компании.

Для современной экономики характерно периоды депрессии и оживления, т.е. периодическое изменение объема производства. Циклическое развитие экономики сопровождается высоким уровнем экономической активности в течение длительного времени, а затем его спадом. Существует много видов циклов. Волнообразное развитие присуще не только всей экономике в целом, но и ее отдельным составляющим. Например, циклы выпуска продукции, циклы эксплуатации оборудования и т.д. Соответственно, цена предприятия чувствительна к динамике общих экономических циклов.

Построение математической модели экономической динамики 2.

стоимости компании Стоимость компании складывается из двух компонент: стоимость акционерного капитала и стоимость долга X (t ) = C (t ) + I (t ), (1) где C (t ) - стоимость акционерного капитала компании, I (t ) - стоимость долга(дебет).

Стоимость акционерного капитала компании, с учётом запаздывания записываем в виде t C (t ) = e F [ X (t ), t ] d, (2) где, зависимость F[X(t-), t] определяется на основе регрессионного анализа данных.

Стоимость долга представляем в виде, I (t ) = (t ) X (t ), (3) где (t ) - функция пропорциональности.

Подставляя соотношения (2) и (3) в уравнение (1), получаем интегро – дифференциальное уравнение экономической динамики стоимости компании t X (t ) = e F [ X (t ), t ] d + (t) X(t ), (4) Чтобы упростить интеграл в правой части уравнения (4), производим t =s, тогда ds=-d, [( ), ] = [(), ].

замену переменных по формуле 0 Подставляя, полученное выражение интеграла в (4) получаем уравнение () = 0 [(), ] + экономической динамики в виде Умножаем уравнение (5) на, тогда имеем (t) X(t ) (5) () = 0 [(), ] + (t) X(t ). (6) Чтобы избавится от интеграла в правой части уравнения (6), дифференцируем ее по параметру времени t, тогда получаем математическую () + ( + 1) + [, ] = 0. (7) модель экономической динамики стоимости в виде Если (t ) = 0, тогда из (3) получаем I (t ) = 0, что из (1) дает X (t ) = C (t ), т.е. соответствует случаю простого воспроизводства.

Если же, нас интересует более весомый случай, чем простое воспроизводство, то допускаем что (t ) 0 и из (7) получаем математическую модель экономической динамики стоимости компании в виде e 2 t F [X (t ), t ] X (t ) + X (t ) + X (t ) + = (t ) (t ). (8) К уравнению (8) присоединяем начальные условия X (0) = X 0, X(0) = P0, (9) и получаем задачу Коши для обобщенной обыкновенной математической модели экономической динамики (8).

Коэффициент (t) является параметром управления. Целью управления является стабильное развитие с максимизацией стоимости компании и минимизацией стоимости долга, что отражается в законе изменения стоимости компании X(t), без разрушающих систему резонансных колебаний.

Частные случаи математической модели экономической динамики стоимости компании Рассмотрим некоторые ее частные случай, при различных функциях стоимость акционерного капитала компании и стоимости долга:

а) рассматриваем случай, когда 1 e t (t ) =,t, (10) 1 e t ( ) F [X (t ), t ] = e 2 t {[ 2 + cos 2t X (t ) 0.9] + X }. (11) Тогда из уравнения (8) получается уравнение Матье ( ) X (t ) + 2 + cos 2t X (t ) = 0.9, (12) Присоединяем начальные условия X (0) = 1, X(0) = 1. (13) При = 0.5 и = 0.2, на основе MATHCAD 2001 Professional получаем 0 решение S = t, S = X (t ) и соответствующую картину на фазовой плоскости X (t ), X (t ), где S = X (t ), (Рис.1), (Рис. 2);

1 S 0 20 40 60 80 100 S Рис.1. Динамика модели Матье 12. 2 S 12.312 0 5 10 15 20 25 30 Рис.2. Картина динамики Матье на фазовой плоскости б) рассматриваем случай, когда (t ) = t, = const, (14) [ ] F [X (t ), t ] = { (t ) X (t ) 3 X (t ) A cos t 0.3 + X } e 2 t (15) где = const, A = const. (16) Тогда из уравнения (6) получаем уравнение Дюффинга X (t ) + X (t ) + X (t ) 3 X (t ) A cos t 0.3 = 0. (17) Присоединяем начальные условия X (0) = 1, X(0) = 1 (18) При = 0.2, A = 0.25 и = 1, на основе MATHCAD 2001 Professional, S 0 = t, S 1 = X (t ), получаем решение для национального дохода и X (t ), X (t ), где S = X (t ) соответствующую картину на фазовой плоскости (Рис. 3), (Рис. 4);

1. S 0.241 0 20 40 60 80 100 0 S Рис.3. Динамика модели Дюффинга S 0 0.5 1 1.5 S i Рис.4. Картина динамики Дуффинга на фазовой плоскости (t ) = const, = 0, (19) в) если рассмотреть случай, когда X (t h) X (t 2h) X (t ), h = 1, h (20) F [ X (t ), t ] = X (t h), X(-h) = A, (21) где A = (прожиточный минимум) x (число жителей), тогда из уравнения (4) получаем рекуррентную модель Самуэльсона – Хикса.

X (t ) = ( + ) X (t 1) X (t 2) + A (22) Таким образом, мы проверили, что построенная в работе математическая модель экономической динамики стоимости компании, в частных случаях, может превращаться в модель Самуэльсона – Хикса, модель Матье, модель Дюффинга и.т.д.

Что самое главное, предложенная математическая модель дает возможность, в случае нахождения соответствующей функции стоимости акционерного капитала и функции дебета, изучить экономическую динамику стоимости компании.

Литература [1] Gudvin R.M.. The non – linear accelerator and the persistence of business cycls, Econ.,19,1951,250p.

[2] Обгадзе Т.А.Высшая математика для экономистов, ИГУМО, Москва,2002, 89с.

[3] Обгадзе Т.А., Цвераидзе З.Н. Математическое моделирование в экономике. Лабора-торные работы, учеб. пос., ГТУ, Тбилиси, 2006, 76с.

[4] Прангишвили А.И., Обгадзе Л.Т. Обобщенная математическая модель экономической динамики //Грузинский Электронный Научный Журнал:

-№3(7),2005,с. 55- [5] Прангишвили А.И., Обгадзе Л.Т. Математическое моделирование экономических циклов и оптимальное управление капитальными вложениями //Грузинский Электронный Научный Журнал:

-№3(7),2005, с. 59- [6] Прангишвили А.И., Обгадзе Л.Т., Тушишвили Н.З. Математическое моделирование и расчет потребительской корзины. //Грузинский Электронный Научный Журнал:

-№1(8),2006,с. 3- [7] Джибладзе Н.,Обгадзе Т.А.,Обгадзе Л.Т. Моделирование экономических циклов.//Сборник науч. Трудов Института систем управления им.

А.И. Элиашвили АН Грузии,№9,Тбилиси,2005,с.45- [8] Тушишвили Н.З.Определение совокупного спроса на продукты питания на основе уравнения Прангишвили-Обгадзе,ГЭНЖ,Компьютерные науки и телекоммуникация, № 8(9), Тбилиси, 2006,26-28стр.

Сибирцев В.А.

д.э.н.,профессор кафедры экономической теории Новосибирского государственного университета экономики и управления ИДЕАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ Идеальные деньги это не лучшие денежные купюры, не электронные деньги, не золото или какой-либо другой товар. Это понятие возникло при анализе процесса возникновения и функций денег на основе теории измерения полезности [1].

Цель данной статьи – привлечь внимание молодых ученых, которым предстоит развивать экономическую теорию XX1 века, к теории измерения полезности и, особенно, к категории идеальных денег для их более глубокого исследования в теоретическом и практическом аспектах.

В денежной форме обмена известное количество труда, общественно необходимого рабочего времени неразрывно срасталось с определенным весовым количеством золота, которые (и труд, и золото) принимались за масштаб цен. Рассмотрим последний более внимательно.

В качестве масштаба цен по К. Марксу выступает фиксированный вес металла (золота), который является единицей измерения различных его количеств [2]. Фактически же в денежной единице зафиксированы определенные затраты общественного труда, определенное количество общественно необходимого рабочего времени, потраченного на производство данного весового количества золота, принятого в качестве денежной единицы.

Понятно, что это принятое за единицу количество общественно необходимого рабочего времени может измерять затраты израсходованного труда как на любые весовые количества золота, так и на любые другие товары.

Весовое количество золота, принятое в качестве денежной единицы, имеет не только определенную стоимость, но и, очевидно, определенную полезность: т.е. фиксированное в ней общественно среднее фактическое время удовлетворения потребностей. В результате этого денежная единица может измерять не только затратную сторону производства, т.е. стоимость товаров, но и результатную сторону, т.е. их полезность.

Итак, в каждой национальной денежной единице (долларе, марке, франке, рубле и т.д.) в каждый исторический момент содержатся вполне определенные стоимость и полезность, благодаря чему деньги могут измерять стоимость и полезность всех других товаров.

Реальное стоимостное и полезностное содержание денежной единицы устанавливается в процессе производства, распределения, обмена и потребления как равнодействующие величины в отношениях между всеми производителями и потребителями. Попытки установить это содержание усилиями ограниченного круга лиц всегда оказывались неудачными.

Назначенное ими трудовое (в часах) или золотое содержание бумажной денежной единицы не совпадало с действительным. Так, трудовые боны на «базарах справедливого обмена» Р. Оуэна (в 1832– 1834гг.) по существу призваны были заменить, стать лучше, чем деньги. На самом же деле вскоре обнаружилось, что на них соглашались обменивать лишь неходовые товары.

Тем самым соблюдалась эквивалентность в обмене: неходовой товар – на неходовые деньги, что и привело в конечном счете к краху «базара справедливого обмена» и экспериментов с выпуском всех других «рабочих денег».

Превращение случайного эквивалента в рамках простой формы стоимости во всеобщий эквивалент в рамках всеобщей и денежной форм стоимости по существу оставляет неизменными два момента: 1) эквивалентная форма стоимости в любой из форм развития обмена остается тесно связанной с определенным товаром, который выступает в роли эквивалента;

2) объективно присущие товару-эквиваленту стоимость и полезность становятся в каждую историческую эпоху мерой стоимости и полезности всех других товаров.

До окончания эпохи золото-девизного стандарта в качестве товара-эквивалента выступало золото.

В денежной форме обмена деньги, выступая первоначально в виде слитка, являются, с одной стороны, обыкновенным товаром, внутренняя стоимость которого определяется в сфере производства. С другой стороны, этот товар становится всеобщим эквивалентом. Однако он обменивается на каждый из всех других товаров до поры до времени как обыкновенный товар: по его внутренней стоимости. Такое совпадение могло иметь место до тех пор, пока золото противостояло каждому отдельному товару, пока акты обмена были единичны, случайны, т.е. в простой и развернутой формах стоимости.

Во всеобщей, там, где всеобщим эквивалентом служит золото, а тем более в денежной форме стоимости золото противостоит уже не каждому товару в отдельности, а всей совокупности товаров. В этих условиях не только монетная форма золотых денег, но и слитковая форма золотых денег ведет к определенному обособлению внутренней стоимости золота от его меновой стоимости. Об этом убедительно свидетельствуют резкие взлеты цены золота (например, зимой 1979– года) за унцию. Унция золота – это, по нашему мнению, одна из форм слиткового, а не монетного золота.

С тех пор как знак денег отделился от товара, играющего роль всеобщего эквивалента, развитие этого знака прошло следующие ступени:

1) стертые или специально уменьшенные в весе золотые (серебряные) монеты;

2) монеты из неблагородных металлов;

3) бумажные деньги эпохи золото-валютного стандарта;

4) современные бумажные деньги, не размениваемые на золото;

5) электронные деньги.

Общим для всех названных форм денежного знака (знака денег) является то, что они выступают в качестве знаков полноценных денег, единица измерения которых (масштаб цен) содержит вполне определенные стоимость и полезность. Если для полноценных денег, золота это неизбежно, а для металлических денег объяснимо, то для бумажных можно в принципе, а для электронных уже нужно подыскать заранее обоснованные величины стоимости и полезности, которые лучше всего могли бы служить в качестве денежной единицы. В качестве таковых предлагаются средние величины стоимости и полезности, воплощенные в идеальных деньгах.

Идеальные деньги – это идеальный, мысленно представляемый товар, воплощающий средние в данном обществе затраты труда на единицу общественной полезности и среднюю полезность на единицу затрат труда.

Идеальные деньги знаменуют собой переход от четвертой, денежной формы обмена по формуле Т –Д –Т, при которой обмен товаров опосредуется золотом, – к следующей, пятой форме – по формуле Т –ДС п –Т, при которой обмен товаров опосредуется денежной единицей, заключающей в себе стоимость и полезность, не относящиеся ни к одному реально существующему товару В будущем, – если в глобальной, всемирной системе ЭВМ удастся зафиксировать стоимость и полезность всех товаров, – основой электронных денег лучше всего сделать идеальные деньги.

Идеальные деньги позволяют глубже познать сущность денег как определенного стоимостного и полезностного содержания денежной единицы.

С этой позиции золото как товар, играющий роль всеобщего эквивалента, представляет собой лишь частный случай. От него нужно перейти ко всеобщей форме, к форме идеальных денег.

В качестве идеальных денег предлагаются величины = [1] = [2] где С ВНП и П ВНП, соответственно, стоимость и полезность валового национального продукта, созданного за определенный период (месяц, год).

Допустим, что в национальном хозяйстве все виды производства сгруппированы в пять отраслей, и ВНП характеризуется данными, приведенными в табл. 1.

Таблица Объем стоимости и полезности ВНП в национальном хозяйстве В отраслях ВНП Объем ВНП в целом А Б В Г Д По стоимости 333,3 142,8 90,9 50,0 16,7 633, По 3000 2000 6000 5000 10000 полезности = 41,028878.

По данным табл. 1 определено, что – – 0,024373, Очевидно, что = = 1. [3] Из нее вытекают следующие два соотношения:

1 = ;

1 0,024373 = 41,028878 [4] и = ;

1 41,028878 = 0,024373 [5] 1 Итак, деньги – это средство измерения стоимости и полезности товаров и услуг. Денежная единица – это величина стоимости и полезности, принятые за единицу измерения товарной массы. Идеальные деньги – это денежная единица со средней стоимостью на единицу полезности ВНП.

Литература Сибирцев В.А.Теория измерения полезности. Монография / В. А.

1.

Сибирцев. – М.: Изд-во «ИРИС ГРУПП», 2011. – 308 с.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. – С. 107 – 108.

2.

МИРОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ХХI ВЕКЕ Иванюк У.В.

аспирант кафедры международных экономических отношений Львовской коммерческой академии г. Львов, Украина ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ АГРАРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИИ ТРАНЗИТНЫХ ЭКОНОМИК Аграрный сектор большинства стран-участников Содружества Независимых Государств (СНГ) находится на этапе переходного периода, находится в состоянии реформ и разработки стратегий развития.

Разгосударствление и приватизация земли, а также реорганизация и приватизация земли открыли возможность к различным формам сельскохозяйственного производства на частной собственности. В странах СНГ интерес к комплексному сельскому развитию возник в начале 21-го века.

Многие ученые изучали в своих работах исследования интеграционных процессов В.Г. Андрийчук, В.И.Бойко, С.С.Губанова, Б.З. Дворкина, М.Ю.

Коденська, М.Ф. Кропывко, К.К. Кумехова, М.Й. Малик, В.Я. Месель-Веселяк, И.И.Лукинов, П.Т. Саблук, В.К. Терещенко, И.Г. Ушачова, И.О.Минакова, И.Г.

Храмова, Д.Рилько, М.Перри, Г.Хокмана, М.Дерика.

Изменения организационных форм сельскохозяйственного производства в постсоветское время можно объяснить, с одной стороны, лоббированием интересов крупного капитала, а с другой слепым копированием западных образцов. То, что на Западе, результат длительного естественного развития в других исторических условиях. Сельскохозяйственное предприятие не обычная фирма, его функционирования непосредственно связано с укладом сельской жизни. Аграрные реформирования должны основываться на собственном опыте с учетом национальной социальной специфики. Успеха здесь достигли те страны, которые находили свои уникальные решения, а не применяли навязываемые извне [2, c.25].

Современная аграрная политика включает как общие направления, так и специфические подходы к ее проведению с учетом конкретных региональных социально-экономических условий. Аграрная политика является одним из направлений государственной социально-экономической политики, ориентированной на стабильное социально-экономическое развитие сельских территорий, увеличение объема производства сельскохозяйственной продукции, повышение эффективности сельскогохозяйства, рост уровня занятости сельского населения и повышение уровня его жизни, рациональное использование земельных ресурсов [1, c.188]. Формирование новых интеграционных связей, в основу которых положен общий интерес по производству сырья, его переработки и сбыта, происходит преимущественно по следующим направлениям: создание сельско-хозяйственными предприятиями локальных производств с первичной переработки продукции и торговой сети по ее реализации, или создание объединений с функционально-технологическими партнерскими (практически на основе устойчивых договоренностей) взаимосвязями;

объединения юридически самостоятельных функционально и технологически целостных формирований в интегрированные формирования с централизованными организационно-распорядительными органами [7].

Потребительской кооперации за рубежом основывается, прежде всего, на изучении деятельности сельскохозяйственных потребительских кооперативов США, Германии, Нидерландов, Швеции и др. стран, имеющих сложившиеся традиции и длительный опыт организации, поддержки и регулирования кооперативной деятельности в сельском хозяйстве [3].

Помимо этого, актуальным представляется анализ мер по стимулированию деятельности сельскохозяйственных потребительских (обслуживающих) кооперативов в государствах СНГ и условия ведения сельскохозяйственной деятельности, но и принципы трансформации производственно-экономических отношений при проведении аграрной реформы (формирование новых форм предпринимательства на селе, повышение значимости сельскохозяйственной деятельности хазяйств населения и т.д.) [3].

В разных странах одни и те же виды потребительских кооперативов традиционно имеют различную значимость в агробизнесе, но в целом они действуют как равноправные рыночные субъекты и существенным образом влияют на развитие аграрного сектора. Вместе с тем для эффективной деятельности кооперативов в сфере предоставления услуг сельско хозяйственным товаропроизводителям для ведения сельскохозяйственной деятельности необходимо создание соответствующей инфраструктуры. При этом целесообразно учитывать опит Молдавии, Латвии, Киргизии, где используется структура потребкооперации как координатора всего кооперативного сектора на низовом административно-территориальном (муниципальном) уровне. В Японии на уровне муниципалитета объединяются все действующие кооперативы всех типов [3].

Успешная реализация аграрной политики в странах Европейского союза, США, Канаде, Австралии в немалой степени определяется их научной обоснованностью, пониманием реальных экономических процессов. Аграрная политика и аграрно-экономическая наука, как отмечает В. Назаренко, должна отражать современные реалии, в том числе и роль государства в регулировании и финансовой поддержке сельского хозяйства [6, с. 7].

Государство должно не подменять механизмы рыночной конкуренции, а создавать условия для их эффективной работы, рационального использования имеющихся в сельском хозяйстве ресурсов, активизации национальных конкурентных преимуществ, рас-ширяя самостоятельность хозяйствующих субъектов, повышая их экономическую и правовую ответственность [1, c.188].

Среди транзитивных стран показателен опыт Восточной Германии (бывшей ГДР), ведь там всю полноту использован опыт Западной Германии (ФРГ). Основу преобразований в новые (Восточных) землях ФРГ составили радикальные институциональные изменения, призванные не только трансформировать восточный аграрный сектор к юридическим и экономическим условиям Западной Германии, но и обеспечить эффективное сельское хозяйство, способное интегрироваться и конкурировать на продовольственной рынке ЄС. Поэтому в основе реформ была сама модель аграрного строя, система аграрных (и, в частности, земельных) отношений, восстановление частной собственности [4, с.193].

Для Болгарии и Румынии определяющим было значительное измельчение крупных сельскохозяйственных предприятий. Вопросы частной собственности на землю здесь решался в противоположную образом: максимально в Румынии (сверхвысокими темпами) и минимально в Болгарии. Одновременно в обоих, странах в первые годы наблюдался спад аграрного производства, однако в Румынии он быстро сменился ростом. Конечно, оснований говорить о румынском аграрное «чуде» нет, ведь относительный рост связан прежде всего с незначительным предыдущим уровнем развития, взятым за базу сравнения. В Болгарии же спад производства продукции сельского хозяйства один из крупнейших среди постсоциалистических стран [4, с.197].

Вместе с проблемой создания эффективных форм коллективного хозяйствования для исследуемых стран важен вопрос формирования хозяйств оптимальных размеров. Понятно, что неодинаковые природные и исторические условия определяют различные размеры этих форм в отдельных странах, однако тенденции преобразований довольно похожи. Также заметим, что на сегодня в основном в объемах хозяйствования собственная земля преобладает над арендованной [4, с.197].

Развитие научно-технического прогресса и усиления конкуренции обусловили необходимость увеличения земельных участков и полей севооборотов, применения новой техники и технологий, уменьшение индивидуальных затрат на создание материально-технической базы с целью укрепления экономического положения и обеспечения конкурентоспособности производства. Эта необходимость побуждает фермеров к объединениям в такие коллективные организационно-правовые формы, которые, с одной стороны, максимально сохраняют преимущества и принципы функционирования фермерских хозяйств, с другой - реализуют преимущества крупного хозяйства и эффект кооперации. Такими формами стали партнерства (США, Австралия, Новая Зеландия), S-корпорации (США), объединения фермеров по общим ведением хозяйства (Франция, Италия), группы местного ведения сельского хозяйства (Япония), производственные кооперативы с коллективной аренды земли (Италия, Испания), содружество производителей и простое товарищество (Германия), кибуцы и мошавы (Израиль) [5, с.13].

Література:

Антамошкина Е.Н. О содержании и актуальных направлениях 1.

аграрной политики / Е.Н. Антамошкина // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 3, Экон. Экол. 2012№ 1 (20) C.187- Диєсперов В.С. Украинский тип сельскохозяйственного 2.

предприятия / В.С. Диєсперов //Агроинком 2008№5-6 С.25- Концепция развития сельскохозяйственных потребительских 3.

кооперативов ресурс]. Режим доступа:

/ [Электронный – http://www.allmedia.ru/laws/Docum Show. asp?DocumID=115423&DocumType= Лопатынськый Ю.М. Трансформация аграрного сектора:

4.

институциональные основы / Ю.М. Лопатынськый – Черновцы: Рута, 2006. – 344 с.

Молдаван Л.В. Формы хозяйствования в аграрном секторе Украины 5.

в условиях глобализации / Л.В. Молдаван // Економика АПК – 2010 №1 – С. 13- Назаренко В. И. Россия и зарубежные страны. Модели аграрной 6.

политики / Ин-т Европы РАН. – М. : Памятники исторической мысли, 2008. – 467 с.

Нестерчук Ю.А. Совершенствование форм и структуры 7.

интегрированных формирований аграрно-промышленного производства / Ю.А.

Нестерчук // Вестник Харьковского НАУ ім. В.В. Докучаєва – 2011– №4 – ресурс]. Режим [Электронный – доступа:http://archive.nbuv.gov.ua/portal/Chem_Biol/Vkhnau_ekon/2011_4/index.ht ml Чалюк Ю.А.

аспирант кафедры международного менеджмента Киевского Национального ЭкономическогоУниверситета имени Вадима Гетьмана г. Киев, Украина УСКОРЕНИЕ РЕФОРМЫ ГЛОБАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ СОЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ Затяжной кризис в Европе и США наглядно показал: нынешняя система построения глобальных финансов себя исчерпала и ее дальнейшее применение может привести к коллапсу мировой экономики. В данный момент практически все правительства нуждаются в дополнительном финансировании для сокращения посткризисного госдолга и для социальных инвестиций.

Хронические бюджетные проблемы заставляют мировых регуляторов ускорить реформу глобального регулирования финансовых потоков, социальных инвестиций.

Вначале 2013 года министры финансов Евросоюза приняли решение ввести налог с финансовых транзакций (так называемый «налог Тобина»). Сбор будет взиматься с операций, в которых хотя бы одна из сторон имеет штаб квартиру из налогооблагаемой юрисдикции, или представляет интересы клиента, который обязан платить этот налог.

Основные цели введения налога на транзакции в ЕС — сокращение объемов спекулятивных операций на рынке, наполнение европейского бюджета, что позволит расширить объемы социальной помощи. Ожидается, что сбор будет взиматься с января 2014 года. За счет его введения экономика ЕС сможет получить дополнительных 30-35 млрд евро поступлений [4].

В декабре 2012 года Европейская комиссия одобрила план по усилению борьбы с налоговым мошенничеством и уклонением от налогов. Среди запланированных новаций — предоставление государствам возможности вводить специальный режим «обратного налогообложения по НДС» сроком на один месяц. Эта мера позволит менять место уплаты налога из юрисдикции покупателя на страну регистрации продавца. Кроме того, план предусматривает возможность для членов ЕС создавать «черные» списки государств, которые активно потакают минимизаторам.

Вцелом уровень финансовой тенизации (сокрытие доходов, налогов, неофициальный вывоза капитала) в европейских странах в два раза выше, чем в неевропейских странах — членах ОЭСР (рис. 1). К тому же динамика улучшения этого показателя в европейских странах очень медленная и непоследовательная [5, с.22-25].

В связи с этой проблемой финансово-банковский саммит G20, который состоялся в начале ноября 2012 года в Мехико, счел необходимым ввести в действие новые, более жесткие, банковские правила, известные под названием «Базель III» [3].

В феврале 2013 года в Москве состоялся очередной саммит министров финансов G20, который призвал все страны как можно скорее ввести банковские стандарты «Базель III» и завершить реформу рынков внебиржевых деривативов. Эта реформа была инициирована G20 еще в 2009 году. Ее суть:

все стандартизированные внебиржевые деривативы должны торговаться на биржах или электронных торговых площадках с клирингом через центрального контрагента [1]. Это означает наведение порядка на черном финансовом рынке, а точнее, его детенизацию.

Важно указать следующий практический шаг на пути реформ. В январе 2013 года основан Комитет по регулятивному надзору за системой глобального Идентификатора юридических лиц (LEI). Этот комитет должен усилить надзор и регулирование теневого банковского сектора. Речь идет о хеджевых, специальных паевых и инвестиционных фондах. Ведь за 4 года после кризиса в сфере регулирования «теневого банкинга» практически ничего не сделано.

За последние 10 лет масштабы теневых операций банков выросли почти в три раза (рис. 2). В 2012 году общий объем теневых банковских операций составил 67 трлн дол. — на уровне мирового ВВП [6, с.17-18].

Как утверждают ученные, именно тенизация банковских операций усиливает неустойчивость мировой финансовой системы. Незаконные финансовые потоки идут, как правило, в «налоговые гавани», или оседают на счетах в западных банках. Таким образом, перемещение богатства в более богатые государства способствует упадку и истощению капитала в бедных странах, из которых эти средства выкачиваются. Контрабанда, взяточничество и воровство составляют 20% незаконных переводов. Они становятся причиной еще большего развития теневой экономики, которая в свою очередь способствует наркоторговле и финансированию террористических организаций.

Правительства стран Большой восьмерки призвали ускорить реформу глобального регулирования социальных инвестиций. На состоявшейся в июне 2013 года встрече в североирландском Лох-Эрне лидеры стран G8 объявили о начале перестройки мировой фискальной системы, цель которой — покончить с масштабными налоговыми оптимизациями, подписанная ими лох-эрнская декларация оговаривает несколько основных принципов, по которым будет строиться новая модель контроля над мировыми финансовыми потоками [2].

Во-первых, компании обязаны платить налоги “дома”, т.е. по месту ведения основной деятельности. Это предотвратит широко используемую сейчас возможность переносить издержки бизнеса в юрисдикции с высокими налогами, а прибыли — в оффшоры.

Во-вторых, финансовые регуляторы должны уделять внимание не только дивидендным и процентным доходам физлиц (как, например, это сейчас происходит в Евросоюзе), а деятельности фирм-однодневок, трастам и прочим структурам, позволяющим припрятывать сами активы, а не только доход с них.

Это означает, что в долгосрочной перспективе из финансового оборота должны исчезнуть "способствующие сокрытию доходов" акции на предъявителя (bearer shares), а также номинальные держатели и номинальные директора.

В-третьих, чтобы оперативно пресекать налоговые преступления, контролирующие органы будут иметь полный доступ к информации о движениях капитала, для чего планируется внедрить автоматическую систему обмен данными между фискальными ведомствами всех стран. Прототипы такой системы имеются уже сейчас: GIIN (Global Intermediary Identification Number), используемый американской налоговой службой (IRS) в рамках требований к отчетности FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act), а также единый идентификатор участника рынка LEI (Legal Entity Identifier) на базе FSB в Базеле, разработка которого была запущена "двадцаткой".

Завершающим шагом на пути реформ должна стать имплементация этих принципов в национальные законодательства, что в перспективе может привести к полному исчезновению льготных юрисдикций и неучтенных доходов. Очевидно, что реализация столь масштабных планов по перестройке мировой фискальной системы потребует ревизии практически всей международной нормативной базы. Ведь оффшорный бизнес сейчас процветает на вполне законных основаниях. А минимизация налогов (в отличие от уклонения от их уплаты) отнюдь не является преступлением. По мере трансформации национальных законодательств компании, привычно хранившие капиталы в оффшорах, будут вынуждены одна за другой покидать "налоговые оазисы".

Литература Дробышеский С. Инициатива по финансированию инвестиций и 1.

инвестиции в инфраструктуру/ С. Дробышевский // G20 UPDATE. — Вып.16.

— 2013, май. — С. 13-15.

G-8: глобальная налоговая система будет изменена. [Электронный 2.

ресурс]. — Режим доступа: http://vestifinance.ru/articles/ Кальяри А. История регулирования финансового сектора “Группой 3.

двадцати”/ А. Кальяри // G20 UPDATE. — Вып.14 — 2012, декабрь. — С. 8-14.

Маркетти Р. “Налог Тобина” в Евросоюзе: парадоксальное 4.

балансирование между антиглобализационной социальной справедливостью и гармонизацией мирового рынка / Р. Маркетти. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wpfdc.org/blog/our-columnists/raffaele-marchetti 5. OTC Derivatives market reforms: Fifth progress report on implementation, 15 April 2013. — FSB: Basel, 2013. — 106 p.

6. Overview of progress in the implementation of the G recommendations for strengthening financial stability: Report of the FSB to G Leaders, 19 June 2012. — FSB: Basel, 2012. — 32 p.

Черных В.В.

аспирант отдела глобальных систем современной цивилизации Института мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины г. Киев, Украина КЛАСТЕРНАЯ ПАРАДИГМА ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ Усиление международной конкуренции и структурный кризис 70-х годов XX века активизировали исследования экономической динамики и возвратили научную мысль к теории длинных Кондратьевских волн. Одновременно оказались востребованными идеи Й.Шумпетера о роли «конкуренции нововведений», которая обеспечивает не только экономический рост, но и придаёт ему неравномерный характер [4]. Такую особенность экономического развития Й.Шумпетер связывает с кластеризацией нововведений (сочетанием, обеспечивающим синергетический эффект). Вследствие этого экономика выходит из состояния равновесия и дискретным образом происходит смещение центра тяготения, к которому стремится мировая экономическая система.

Социально-экономическое развитие предстает в виде чередования вытеснения части прежних производств новыми (созидательное разрушение) и наращивания выпуска последних в дальнейшем. Однако вопросы о масштабности кластеров нововведений, о длительности временных интервалов между их появлениями остались открытыми [2].

Сегодня кластерные структуры широко распространены в живой и неживой природе, обществе, экономической среде. Кластеризация является одной из форм объединения частей в единое целое, при этом она присуща не только естественным процессам, но и общественным, включая экономические.

Общепризнанно, что термин «кластер» заимствован экономистами из теории кластерного анализа, основоположником которой был математик Р.Трион [7]. Сегодня кластерный анализ широко используется в информатике, поэтому некоторые авторы склонны считать, что данный термин был перенесен в экономику из этой научной плоскости.

Кластер (от англ. cluster – гроздь, сгусток, пучок, скопление) – это объединение нескольких однородных элементов, которое может рассматриваться как самостоятельная единица, обладающая определенными свойствами [3].

Нужно осознавать тот факт, что кластеризация в различных сферах живой и неживой природы имеет разную онтологию и опирается на объективные процессы, протекающие в соответствующих средах. Кластеризация является одним из универсальных процессов объединения отдельных частей в единое целое и свойственна, очевидно, вселенной в целом [1].

Экономическая кластеризация, происходящая в природе и обществе, приводит к возникновению экономических кластеров – специфических бизнес структур, в основу формирования которых положен универсальный процесс самоорганизации экономической системы. В этом смысле кластеризация выступает своеобразным экономическим механизмом, который легко адаптируется к изменяющимся условиям внешней среды и обеспечивает синергетический эффект взаимодействия всех участников производственного процесса.

Экономические кластеры рассматриваются как частный случай проявления универсальных процессов кластеризации пространства – так называемой кластеризации территорий.

Принимая во внимание тот факт, что феномен пространственной кластеризации на самом деле является одним из основных классических вопросов экономической географии, причины и эффекты этого явления до конца не исследованы.

Важной составляющей интенсификации экономического развития территорий является распространение кластеров на основе шестого и седьмого технологического укладов. Такие формы организации производства создают широкие возможности для использования местных ресурсов, освоения иностранных инвестиций, обеспечивают доступ к новым рынкам сбыта, позволяют в полной мере реализовать потенциал межрегионального, трансграничного и транснационального сотрудничества.

Научно-технологическая революция и бурное развитие инноваций привели к тому, что передача информации и движение финансовых потоков по всему миру стали практически мгновенными, а транспортировка грузов – дешевой и быстрой. В связи с этим, в современной экономической науке усиливается внимание к теоретическим исследованиям в области управления хозяйственным пространством и предпосылкам создания сетевых структур – кластеров.

В мировой науке уже существует достаточно объемная кластерная философия. В развитых государствах получили признание кластерные принципы организации производственного взаимодействия на региональном уровне. В странах Европейского Союза кластерный подход предоставляет большие возможности для повышения как конкурентоспособности местного бизнеса, так и эффективности экономической политики региональных властей.

Преимущества кластерной стратегии как составной современной региональной политики сейчас широко обсуждаются правительствами стран СНГ.

Кластерные механизмы являются источниками и факторами экономического роста территорий. Нужно понимать, что пространственное развитие промышленности осуществляется на основе поиска наилучшего размещения производства относительно источников сырья, месторасположения поставщиков, конкурентов, основных клиентов, а также потребителей в рамках отдельных территорий.

Необходимость создания кластеров определяется растущими проблемами интенсификации общественного производства, его инновационным развитием в условиях экономии ресурсов. Кластеры выступают центрами кристаллизации новых форм экономических связей, выполняют роль структурообразующих элементов в процессе глобализации экономики.

Вместе с тем, остаются не до конца разработанными вопросы осмысления перспектив кластеризации территорий стран СНГ, и в этом контексте – развитие украинско-российского экономического сотрудничества в рамках построения и функционирования международных кластеров.

Научно обосновано, что кластерный подход позволяет повысить эффективность взаимодействия частного сектора, государства, торговых ассоциаций, научно-исследовательских и образовательных учреждений в инновационном процессе.

Для государств, которые осуществили переход от замкнутых национальных хозяйств к экономике открытого типа, таких как Украина и Россия, подобные вопросы являются особенно актуальными. После распада Советского Союза хозяйственные связи между бывшими республиками – УССР и РСФСР, были разорваны, что привело к социально-экономическому кризису в образовавшихся независимых государствах. В сложившейся ситуации возникла потребность поиска нового эффективного механизма согласования взаимных экономических интересов, форм и методов международного сотрудничества.

Развитие трансграничного пространства и построение украинско российских международных кластеров ведет к расширению рынка труда, товаров, услуг, капитала и инвестиций. Такая интеграция обеспечивает дополнительную синергию и социально-экономическое взаимодополнение.

Литература 1. Боуш Г.Д. Бизнес-кластеры как частный случай проявления универсальных процессов кластеризации сред // Известия ИГЭА. 2011. – № (75). – с.14–18.

2. Дементьев В.Е. Длинные волны экономического развития и финансовые пузыри / Препринт # P/2009/252. – М.: ЦЭМИ РАН, 2009. – 88 с.

3. Классификация и кластер / Под ред. Дж. Вэн Райзина. – М.: Мир, 1980.

– 390 с.

4. Шумпетер Й. Теория экономического развития: Исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры. – М.: Прогресс, 1982. – 455 с.

5. Cluster policy in Europe / A brief summary of cluster policies in European countries. – Europe Innovation Cluster Mapping Project. – Oxford Research AS, January 2008. – 34 р.

6. OECD. Innovative Clusters: Drivers of National Innovative Systems. – Paris, 2011. – 415 p.

7. Tryon R.C. Cluster analysis. – London: Ann Arbor Edwards Bros, 1939. – 139 p.

Кравчук Н.Я.

к.е.н., доцент, докторант кафедры международных финансов, Тернопольский национальный экономический университет г. Тернополь, Украина СОЦИАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ АСИММЕТРИЧНОСТИ ГЛОБАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Принципиальная особенность формирования современного геоэкономического пространства заключается в том, что вектор его развития направлен в плоскость постепенного перерастания суммативной целостности мира в структурированную системную целостность нового измерения – сложную (по степени зрелости) и гетерогенную (по структурным признакам) систему, которая развивается по законам нелинейной динамики и отличается объективно обусловленной неустойчивостью и асимметричностью. Мобильный транснациональный капитал перемещает рабочие места и производство в страны с низкой стоимостью рабочей силы, обуславливая диспропорции глобального экономического развития и формируя полюса роста и периферической отсталости. Либерализация международной торговой политики провоцирует международное конкурентное напряжение и не всегда дает ожидаемые положительные эффекты странам, к которым волны глобализации доходят в «затухающем» виде, поскольку их сравнительные преимущества являются устаревшими и не соответствуют современным требованиям глобального экономического развития. Финансовая глобализация ограничивает масштабы социального государства и его дистрибутивные возможности и, тем самым, потенциально несет угрозу демонтажа всей созданной в течение прошлого столетия социальной надстройки.

Противоречивый характер глобального экономического развития и неравномерное распределение положительных и отрицательных эффектов финансовой глобализации в геоэкономическом пространстве обуславливает нарастание фрагментарности мирового хозяйства, нарушение его организационно-функционального равновесия и усиление многополярности и разновекторности развития» [1, с.


5], опровергая, тем самым, концепцию глобальной конвергенции и гипотезу сглаживания социального расслоения в глобально-центрическом мире. По данным ООН соотношение уровня доходов богатых и бедных, «золотого» и «бедного» миллиардов планеты за последнее время не только не сократилось, но и значительно увеличилось: отношение дохода 20% богатейшего населения Земли к доходу 20% бедного населения планеты возросло с 30:1 в 1960 году к 60:1 в 1990 году и к 90:1 – в современных условиях. Схема «бокала шампанского» Р. Вайда (рис. 1) обозначает глубину пропасти между богатыми и бедными слоями населения в геопространстве.

Рис. 1. Схема «бокала шампанского», отражающая диапазон неравенства между богатыми и бедными слоями населения в мире [2, с. 87] Социальные эффекты асимметричности глобального развития сопровождаются в последнее время все более заметными внутристрановыми диспропорциями. В частности дифференциация доходов населения, измеряемая коэффициентом Джини (в диапазоне от 0 к 1), свидетельствует о возрастающем уровне неравенства в доходах (рис. 2).

0,500 0, Кластер 0, 0, 0,450 0, 0, 0,408 0, 0,399 Мир Кластер 0, 0,400 0, 0, 0,350 0,324 0,322 0, 0, Кластер 9 Кластер 0, 0,436 0, 0, 0, 0, Кластер 8 Кластер 0, 0,322 0, 0, 0, Кластер 7 Кластер 0,395 0, 0, Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Мир 1 2 3 4 5 6 7 8 9 0, Рис. 2. Дифференциация доходов и социальное расслоение населения (коэффициент Джини в разрезе «клубов конвергенции») [3, с. 285-287] В целом в «новых гравитационных центрах» глобального значения – Китай, Бразилия, Мексика, Индия («клуб конвергенции 3») расслоение по доходам выше, чем в «старых гравитационных центрах» («клубы конвергенции 2, 4»). Но, следует заметить, что и среди стран «старых гравитационных центров» коэффициент Джини, рассчитанный по доходам домохозяйств, тоже вырос, хотя и незначительно – с 0,306 в середине 1980-х годов к 0,330 – в середине 2000-х годов [3, с. 285-287]. Более того, в США («клуб конвергенции 1») он увеличился с 0,316 в середине 1970-х годов к 0,408 – в начале 2000-х годов. Высоким остается уровень социального расслоения населения в «клубах конвергенции 5, 6, 7, 9» – здесь, как правило, наблюдается не выравнивание доходов, а их дифференциация и даже поляризация. В частности, коэффициент Джини, рассчитанный для этих стран за два последних десятилетия, свидетельствует о высоком уровне неравенства на (полу)периферии мирового хозяйства. В 1990-1995/2003-2006 годах коэффициент Джини, рассчитанный по децильному распределению доходов домохозяйств, существенно повысился в Венесуэле, Колумбии, Перу и Аргентине. Коэффициент Джини, рассчитанный по децильному распределению семейных потребительских расходов, снизился в Малайзии, Таиланде и Эфиопии, но вырос в Египте и Бангладеш, Южной Корее, Индонезии и Шри-Ланке, в Нигерии, Филиппинах, Иране, Турции и Южной Африке [4, с. 16].

В результате углубления неравенства глобального экономического развития наблюдается «обострение имеющихся и возникновение качественно новых социальных противоречий, что дает основания квалифицировать социальную поляризацию как одну из ключевых форм проявления глобальной асимметричности» [1, с. 154]. Нельзя упускать из виду и тот факт, что по оценкам экспертов ООН, к 2025 году в развивающихся странах, будет проживать абсолютное большинство населения – 7,8 млрд. человек (сейчас – 4,8 млрд. из 6 млрд. населения мира). Если сегодня 80% населения мира вовлечены в борьбу за выживание, то через несколько лет таких людей будет около 90% [5, 112]. По подсчетам экспертов, лишь 15% населения планеты, сконцентрированного в «старых гравитационных центрах», обеспечивают разработку почти всех мировых технологических инноваций. Около 1/ остального человечества способна использовать существующие технологии, тогда как 1/3 – изолированная от них и не способна ни создавать собственные инновации, ни использовать зарубежные технологии [6, с. 23]. В их категорию, прежде всего, попадает население стран, которые по классификации ООН относятся к категории бедных.

Следовательно, результатом асимметричности глобального развития является иерархическая стратификация государств, которая не ограничивается социальной дифференциацией стран, а углубляется экономическим и геополитическим неравенством. На самом деле меняются только внешняя оболочка и формы проявления глобального неравенства, а фундаментальные основы «архитектурной конструкции» мировой финансовой пирамиды остаются неизменными, свидетельствуя о том, что в глобально-центрической экономической системе не срабатывают принципы эквивалентности и справедливости международного обмена и распределения, а действует принцип «имущественной поляризации глобального общества» (рис. 3).

Рис. 3. Глобальная финансовая пирамида и дисбалансы в распределении мировых доходов [3, с. 401] _ В расчет включены ВВП Австралии, Аргентины, Бразилии, * Великобритании, Германии, Индии, Индонезии, Италии, Канады, Китая, Южной Кореи, Мексики, России, Саудовской Аравии, США, Турции, Франции, ЮАР, Японии и 23 других (кроме Великобритании, Германии, Италии, Франции) стран ЕС.

При этом важно учитывать, что в геоэкономическом пространстве целенаправленно формируются механизмы консервации сложившейся стратификации, по сути, исключающие возможность вертикальной миграции стран на более высокий уровень. Мировое сообщество все в большей степени осознает не только деструктивность, но и реальную опасность, которую несет в себе нарастающая стратификация, поскольку мир, в котором все время углубляется разрыв между богатыми и бедными, не может быть устойчивым.

Литература 1. Столярчук Я. М. Глобальні асиметрії економічного розвитку:

монографія / Я. М. Столярчук. – К.: КНЕУ, 2009. – 302 с.

2. Гелд Д. Глобалізація / антиглобалізація / Д. Гелд, Е. Мак-Грю / Пер. з англійської І. Андрущенко. – К.: К.І.С., 2004. – 180 с.

3. Кравчук Н. Я. Дивергенція глобального розвитку: сучасна парадигма формування геофінансового простору / Наталія Кравчук. – К.: Знання, 2012. – 784 с.

4. Мельянцев В. Сдают ли развитые страны развивающимся свои позиции? / В. А. Мельянцев // Мировая экономика и международные отношения. – 2009. – № 12. – С. 3-18.

5. Гальчинський А. С. Криза і цикли світового розвитку / А. С. Гальчинський. – К.: «АДЕФ-Україна», 2009. – 392 с.

6. Паньков В. С. Глобализация экономики: сущность, реалии, виды на будущее / В. С. Паньков // Международная экономика. – 2009. – № 6. – С. 4-23.

Слета И.С.

аспирант кафедры региональных систем и европейской интеграции, Дипломатической академии Украины при МЗС Украины, г. Киев, Украина МИГРАЦИЯ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОЦВЕТАНИЯ.

Глобальный экономический кризис заставил правительства стран ЭС пересмотреть, проводимые ними публичные политики. Ухудшение экономического климата повлекло за собой признание необходимости ужесточения существующей миграционной политики. Нежелание признать иммигрантов и наделить их равными правами с коренными жителями, отсутствие у них возможности получить хорошее образование, и в последствии - высокооплачиваемую работу ввиду принадлежности к другой расе, дискриминации по цвету кожи, вероисповеданию или из-за происхождения.

Попытки контролировать внешние границы и уменьшить поток не легальной иммиграции пока приносят слабый результат. Основной же проблемой, на решение которой направлено максимум усилий является слабая интеграция иммигрантов в общество. Неудачная миграционная политика несёт угрозу национальной идентичности и ставит под сомнения дальнейшее успешное развитие общества, функционирование политических институций и имплементацию социальных реформ. Социальные и культурные проблемы, которые возникли впоследствии не однозначной миграционной политики, влияют на другие сферы жизни общества (экономическую, социальную и т.д.).

Иммигранты нуждаются в предоставлении одинаковых условий для удовлетворения элементарных жизненных нужд, в получении одинаковых условий и возможностей в поисках заработка и получении рабочих мест.

Успешный менеджмент в сфере миграции - одна из основоположных составляющих успешной реализации. Опыт Франции является одним из самых интересных для исследования. Наибольшее количество изменений в данную законодательную сферу было внесено во время президентства Николя Саркози.

Так, было внесено ряд изменений в существующее законодательство: в сфере визовой, трудовой политики и политики предоставления документов для проживания. Пришедший в мае 2012 года Франсуа Олланд вынужден был бороться с ухудшившейся экономической ситуацией, и, возможно всё же провозгласит курс на смягчение проводимой политики. Вливание новой рабочей силы (особенно высококвалифицированной рабочей силы) может стать началом для возобновления экономического процветания республики.

Итак, Европа продолжает переживать не только экономический, но также социальный и культурный кризисы. И в большинстве случаев, именно миграцию обвиняют во всех неудачах. Но, в случае имплементации продуманной миграционной политики и её успешной реализации иммигранты могут стать не только полноценной частью общества, но и локомотивом, который поможет вывести западающую Европу на правильный путь.

Шарова А.А.

аспирант кафедры политической экономии и мирового глобального хозяйства Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина г. Тамбов, РФ МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА: КЛЮЧЕВЫЕ АСПЕКТЫ Современная мировая экономика переживает серьезные по глубине и масштабам преобразования. В данном контексте перед Россией стоит приоритетная задача модернизации экономики, заключающаяся в переходе на эффективный путь развития, решение которой является одним из способов достижения долгосрочного устойчивого развития национальной экономики и обеспечения высокого уровня благосостояния населения.


Возникновение концепции модернизации на теоретическом уровне связывают с идеей К. Маркса о делении исторического процесса на доиндустриальную и индустриальную стадии развития.

В XIX в. Ф. Теннис в своей работе «Общность и общество. Основные понятия чистой социологии»» продолжил развивать идею К. Маркса. Он был одним из первых, кто решился высказать сомнения в прогрессивности модернизационных изменений, и указал на существование побочных негативные последствий развития. Теннис сконцентрировал свое внимание на достоинства раннего традиционного сообщества по сравнению со сменившим его современным индустриальным обществом, что вызвало широко распространившееся разочарование в идее прогресса и побудило к поискам «потерянной общности», растянувшиеся на целое столетие[5].

Известный польский социолог П. Штомпка отмечает, что импульс развития теориям конвергенции и модернизации придала эпоха, которая началась после Второй мировой войны. В данных теориях нашло свое отражение разделение государств на «три мира»: «первый мир» составляют индустриально развитые общества (США, Западная Европа, Япония);

«второй мир» – это мир авторитарных социалистических обществ во главе с СССР, продвигавшихся по пути насильственной индустриализации за счет значительных социальных издержек;

и «третий мир» – это постколониальные общества, находящиеся на доиндустриальной стадии развития.

Классические теории модернизации концентрировались на анализе перспектив модернизации стран «третьего» мира и взаимодействия стран «первого» и «третьего» мира. Вслед за классическими теориями модернизации стали возникать теории конвергенции, которые сосредоточились на анализе разрыва между странами «первого» и «второго» мира и на проблеме ликвидации данного разрыва.

С практической стороны, модернизацию можно представить как процесс формирования нового типа поведения экономических субъектов под воздействием социально-экономических, технологических, культурологических и политических преобразований в хозяйственной системе с целью перехода к более совершенной стадии общественного развития[2].

По мнению современных авторов модернизация – формирование современной экономической, социальной и политической системы, преодолевающей отставание от наиболее развитых стран мира. Главной целью модернизация является обеспечение формирования сильной в экономическом, политическом, военном, социальном, научном и иных отношениях страны.

Данный процесс предполагает комплексное обновление общества, при котором трансформация отдельных его секторов осуществляется во взаимосвязи[6]..

Сегодня при рассмотрении сущности процесса модернизации, можно констатировать, что это процесс перехода от одной формы существования общества к другой, с присущими ему не только положительными, но и отрицательными чертами. Таким образом модернизацию невозможно рассматривать только как однозначное улучшение параметров существующего общества. Она представляет собой скорее их многогранное усовершенствование, сопровождающееся системным изменением параметров, итогом чего становится более успешная реализация потенциала, как отдельного субъекта, так и экономической системы в целом.

Учитывая географические особенности, а также территориальное устройство Российской федерации не стоит забывать, что модернизация представляет собой создание новой социально-экономической системы страны, в которой одну из ключевых функций должны сыграть региональные компоненты.

Отечественные экономисты Ю. Колесников и В. Овчинников делают следующий важный вывод относительно развития региональных экономических систем страны: «Экономика российских регионов все более приобретала черты функционально ориентированных профилем хозяйственной специализации мезо- экономических единиц как органических модулей ее макроэкономики, которые выполняли в национально-хозяйственном воспроизводственном процессе функции специализированных органов единого макроэкономического организма страны, а на уровне мезо экономики – миссию репродуктивно функционирующей территориально-производственной системы регионального хозяйства».

В настоящее время задачи модернизации экономики стоят перед всеми без исключения регионами России. Различия присущие российским регионам по уровню экономического развития, разнообразию ресурсов и институтов, укладам жизни и социальным характеристикам сопоставимы с разнообразием стран, входящих в состав ООН, за исключением крайних случаев наиболее развитых стран (ВВП на душу населения больше 30 тыс. долл. в год) и беднейших стран Азии и Африки (ВВП на душу населения меньше 300 долл. в год)[3].

В развитии региональной экономики существенная роль отведена эффективному использованию модернизационного потенциала. В современной литературе, до сих пор нет хорошо устоявшегося, четкого понимания термина «модернизационный потенциал».

Существующие трактовки модернизационного потенциала в значительной степени отражают содержание реальных экономических процессов. В то же время им присущи, на наш взгляд, определенные недостатки.

Для определения рационального размера модернизационного потенциала, который должна иметь эффективно функционирующая экономическая система, а также для получения корректной информации о степени влияния модернизационного потенциала на развитие национальной экономики, необходимо иметь четкое определение, во-первых, о понятии модернизационного потенциала, а во-вторых, его структуры.

Согласно анализу, проведенному коллективом авторов ИСЭРТ РАН под руководством А.Я. Петракова (в рамках проекта «Социально-гуманитарный потенциал модернизации России»), большинство регионов России не готово к эффективному использованию модернизационного потенциала[2]. К основным препятствиям для их осуществления причисляют следующие: невысокий уровень ВВП на душу населения в большинстве регионов РФ;

низкий уровень инвестиций в основной капитал;

значительный износ основных фондов практически во всех регионах России;

низкая степень инновационной активности, которая препятсятвует развитию наукоемкого производства;

недостаточное финансирование науки и научных разработок;

неравномерность расселения трудовых ресурсов, создающая в некоторых регионах или избыток труда или его дефицит;

низкий уровень ожидаемой продолжительности жизни;

высокий уровень социально-экономической дифференциации населения и т.д.

К особенностям региональной проблематики относят разнообразие страны:

проблемы, с которыми сталкивается один регион, могут быть совершенно нехарактерны для другого. Так, например, в республики Северного Кавказа характеризуются ростом населения и его сокращением в сельской местности Нечерноземья, создание новых технокомлексов и развитие промышленности в старопромышленных зонах[4].

Таким образом, модернизация быстрее идет в тех регионах, где лучше созданы условия для использования модернизационного потенциала – выше концентрация населения и его качество, более развита инфраструктура и меньше экономическое расстояние, ниже институциональные барьеры и т.п.

Соответственно в различных регионах России модернизация будет иметь свою специфику, предопределяющую ее характер и природу.

Литература Белчкова Г.Я., Батукова Л.Р. К вопросу о модернизации социально 1.

экономических систем: теоретические основы и роль государства // Проблемы современной экономики, №4 (36), 2010.

Ильин В.А. Социально-экономический потенциал модернизации 2.

российских территорий / В.А. Ильин, К.А. Гулин, Т.В. Ускова, И.А. Кондаков [и др.] // Модернизация России: социально-гуманитарные измерения / под ред.

акад. Н.Я. Петракова;

Российский государственный научный фонд;

Российская академия наук. – М.;

СПб.: Нестор-История, 2011.

Овчинников В.Н., Колесников Ю.С. Силуэты региональной 3.

экономической политики на Юге России. – Ростов н/Д: ЮФУ, 2008.

Российские регионы: экономический кризис и проблемы 4.

модернизации / Под ред. Л. М. Григорьева, Н. В. Зубаревич, Г. Р. Хасаева. – М.:

ТЕИС, 2011.

Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ. под 5.

ред. В.А. Ядова. — М.: Директмедиа Паблишинг, 2007.

Экономика переходного периода. Очерки экономической политики 6.

посткоммунистической России. Экономический рост 2000-2007. – М.:

Издательство «Дело» АНХ, 2008.

ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЯМИ, ОТРАСЛЯМИ, КОМПЛЕКСАМИ (ПРОМЫШЛЕННОСТИ, АПК И СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА, СТРОИТЕЛЬСТВА, ТРАНСПОРТА, СВЯЗИ И ИНФОРМАТИКИ, СФЕРЫ УСЛУГ).

Боженко А.И., Замятина В.К.

Дальневосточный федеральный университет г.Владивосток, РФ АУТСОРСИНГ И РИСКИ, СВЯЗАННЫЕ С ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ Ведущим принципом в работе любой коммерческой организации является стремление к получению наибольшей прибыли. Существуют различные способы достижения оптимизации процессов компании, одним из которых является аутсорсинг.

Аутсорсинг представляет собой выполнение сторонней организацией определенных задач или некоторых бизнес-процессов, обычно не являющихся профильными для бизнеса компании, но, тем не менее, необходимых для полноценного функционирования бизнеса[3]. В российской предпринимательской практике на аутсорсинг чаще всего передаются такие функции, как ведение бухгалтерского учёта, обеспечение функционирования офиса, переводческие услуги, транспортные услуги, поддержка работы компьютерной сети и информационной инфраструктуры, рекламные услуги, обеспечение безопасности[2]. Российский опыт использования аутсорсинга выявил ряд проблемных факторов системного характера, объективно препятствующих ускорению развития рынка аутсорсинговых услуг в России, а именно: опасения и недоверие заказчиков;

проблемы сохранения коммерческой тайны;

отсутствие индустриальных стандартов;

отсутствие страхования рисков деятельности, проводимой на условиях аутсорсинга;

недостаток объективной информации и профессиональных кадров;

достаточно часто - более высокие затраты на оплату услуг компаний - аутсорсеров, чем выполнение работ собственными силами. Тем не менее, использование формы аутсорсинга в России растет, и одна из областей, где можно видеть бурный рост информационные технологии.

Перед каждым руководителем стоит вопрос, как эффективнее минимизировать риски: использовать собственные силы компании или прибегнуть к услугам аутсорсинга? Практикой выработан ряд методов, которые позволяют сделать вывод: следует ли развивать данное направление бизнеса внутри компании или имеет смысл переходить на аутсорсинг[4]. Чаще всего для этого используется матричный анализ. «Матрица аутсорсинга» строится на основе оценок анализируемых элементов бизнеса. Оценки выставляются по двум шкалам: стратегическая важность данного элемента бизнеса для компании и оценка элемента бизнеса по отношению к внешнему.

Однако, надо помнить, что аутсорсинг связан с большим риском и может привести к убыткам[1]. При оценке эффективности внешних и внутренних исполнителей с точки зрения риск-менеджмента следует учитывать не только ценовые, но и неценовые риски. Риски аутсорсинга непосредственно влияют на общую устойчивость и эффективность бизнеса в целом, так как они часто требуют дополнительных затрат.

Непосредственная финансовая оценка всех рисков аутсорсинга для каждого отдельного бизнеса сильно разнится. Величина потерь в случае наступления рисковых ситуаций должна быть тщательно оценена, наряду с приблизительной вероятностью наступления нежелательных последствий.

Оценка рисков будет разной для каждого отдельного предприятия, но сами риски сходны по своей природе. К рискам аутсорсинга относят риск увеличения внутренних расходов, риск снижения эффективности предприятия, риск информационной безопасности, риск изменения стоимости бизнеса[4].

Одним из главных рисков при использовании аутсорсинга является практически полное отсутствование правового регулирования аутсорсинга.

Надо сказать, что не все риски аутсорсинга могут быть заранее установлены и определены руководителями компании. Этому есть свидетельства.

Крупной аудиторской компании «Moore Stephens» понадобились квалифицированные специалисты в сфере мирового аудита. Так как эта деятельность является стратегически важной, но потенциал собственных кадровых ресурсов у компании низкий, то в соответствии с матрицей рисков наиболее целесообразно в данном случае было бы повысить уровень квалификации и профессионализма собственных специалистов в рамках компании. Но для обучения требовались квалифицированные аудиторы мирового уровня. В компанию на работу были приглашены иностранные аудиторы (по договору о предоставлении персонала), то есть на лицо классический, с запада пришедший случай аутсорсинга. Поскольку, это были иностранные сотрудники, их деятельность была связана с оформлением рабочих виз и разрешений на работу. Эта деятельность подконтрольна Государственной Инспекции Труда, которая по результатам одной из проверок, вынесла постановление о нарушении трудового законодательства, в связи с чем квоты на привлечение иностранцев были отозваны и это было обосновано тем, что Россия не является участницей Конвенции Международной организации труда № 181 о частных агенствах занятости от 19.06. 97. По их мнению, это и есть правовая основа для аутсорсинга. Таким образом, перед компанией возник риск потери сотрудников, который мог бы привести к прекращению данного вида деятельности, а возможно и к более тяжелым последствиям. Для выхода из сложившейся ситуации предприятию пришлось обжаловать действия ГИТа.

Одним из основных доводов было то, что российское законодательство все таки предусматривает возможность заключения аутсорсинговых договоров (пункт 7 статьи 306 НК РФ). В данном конкретном случае позиция ГИТ была признана неправомерной, однако это потребовало временных и финансовых затрат.

В заключении хотелось бы сказать, что рынок аутсорсинга будет расти и его развитие будет направлено в сторону уменьшения рисков. Однако, при выборе любым предприятием путей и средств для оптимизации своих процессов и получения прибыли необходимо помнить, что аутсорсинг является рисковым делом.

Литература:

Адамов Н., Кириллова А. Риски аутсорсинга. Финансовая газета №11.

2009г.

Аутсорсинг в России. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.i ias.ru/publikacia/outsourcing_v_rossii.html Кому нужен аутсорсинг в России? Электронный ресурс. Режим доступа:

http://outsourcing.yourbuhg.ru/autsorsing/komu-nuzhen-autsorsing-v-rossii.html Риски услуг аутсорсинга. Электронный ресурс. Режим доступа:

http://autsorsing.net/riski-uslug-autsorsinga/ Пацева Г.В.

cоискатель кафедры экономической теории экономического факультета Южный федеральный университет г. Ростов-на-Дону, РФ ЭВОЛЮЦИЯ НАПРАВЛЕНИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РАЗВИТИИ ТЕОРИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ Формирование единого экономического пространства, основанного на балансе интересов входящих в него субъектов, актуализирует проблему поиска инструментов, поддерживающих необходимые соответственно этапу развития мезосистемы территориальные социально-экономические пропорции.

Ведущими российскими учеными в течение длительного времени высказывается мнение о том, что усилия должны быть сосредоточены именно на развитии мезоэкономики. Развитие теории и методологии управления региональной экономикой происходит в направлении увеличения охвата и глубины содержания исследований: классические теории дополняются новыми факторами, происходит переосмысление, переоценка содержания и структуры социально-экономических процессов и явлений применительно к современному этапу развития. Кроме этого растет количество методов и приемов математического их описания, что находит свое выражение во все новых экономико-математических моделях, информационных продуктах и т.д.

Тем не менее, в настоящее время все еще нерешенной остается проблема сбалансированного развития регионов, формирования и практической реализаций действительно эффективных управленческих технологий и механизмов. Во многом это может быть объяснено некоторой теоретической слабостью современной региональной экономики, не сформировавшейся как «единое целое» теоретической конструкцией. В этой связи чрезвычайно важно понять, в каком же направлении происходит процесс эволюции направлений экономических исследований и насколько гармонично он может быть вписан в теоретико-методологические координаты теории региональной экономики.

В целом, эволюция существующих подходов к теориям регионального развития может быть представлена следующими направлениями (таблица 1) [1, с. 8-9]:

Таблица 2 – Классификация теорий регионального развития Теория регионального развития Представители теории Аристотель, Платон, Т. Мор, Р.

Ранние теории регионального развития Оуэн и др.

Традиционные теории регионального И. Тюнен, А. Вебер, А. Леш, В.

развития Кристаллер, Э. Гувер и др.

Современные теории регионального Ж. Будвиль, Х. Ласуэн и др.

развития Ранние российские теории регионального М. Ломоносов, А. Радищев, Д.

развития Менделеев и др.

Административно-плановые теории И. Александров, В. Немчинов, Р.

регионального развития Шнипер и др.

Программно-целевые территории М. Бандман и др.

регионального развития Постсоветские теории регионального Н. Багров, О. Шаблий и др.

развития А. Гранберг, П. Щедровицкий, В.

Рыночные теории регионального развития Глазычев и др.

Как следует из исследований Гранберга А.Г., современные теории развития региона базируются на достижениях макроэкономики, микроэкономики, институциональной экономики и др. направлений (таблица 2) [2]. Согласно Полянину А.В., регионы РФ в современных условиях должны стать самостоятельными хозяйствующими субъектами корпоративного типа, определяющими стратегию своего развития и аккумулирующими ресурсы для ее осуществления. Это служит объективной основой адаптации «идеологии» и методики системы сбалансированных показателей как эффективного элемента управления в мировой практике по отношению к региону как к структурной экономической единице [7, с. 109].

Таблица 2 – Сравнительный анализ теорий развития региона Теоретический Лимитирующий признак Концепция подход Производственные факторы Производство «регион Макроэкономический Занятость квазигосударство»

Доходы Представление региона как «точки» или «однородного «регион Микроэкономический пространства» невозможно ввиду квазикорпорация», существующих внутри него «регион-рынок»

различий Усиление роли нематериальных целей и факторов экономического развития.

Расширение возможностей междисциплинарных исследований на основе синтеза Институциональный субъектно-функционального, «регион-социум»

системного, организационного и стратегического подходов [11, с.

135-137].

Императив перехода региона на модель устойчивого (эколого социоэкономического) развития.

Сформировавшаяся к настоящему времени структура теории управления мезоэкономикой представлена следующими направлениями [9, с. 5]:

1) Новые парадигмы и концепции региона («регион-квазигосударство», «регион-квазикорпорация», «регион-рынок» и «регион-социум»).

2) Размещение деятельности – предполагает в отличие от классических концепций размещения сельскохозяйственного, промышленного производства перенос на размещение инноваций, телекоммуникационных систем, реструктуризацию и конверсию промышленно-технологических комплексов.

Например, теория диффузии инноваций (Хегерстранд Т.), теория регионального жизненного цикла и др.

3) Пространственная организация экономики (теория полюсов роста Ф.Перру, Ж. Будвиля, П. Потье, а также теория формирования территориально производственных комплексов в новых регионах М. Бандмана (Новосибирск ) и др.).



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.