авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Сборник материалов Всероссийской

научно-практической конференции

ИННОВАЦИОННАЯ

АКТИВНОСТЬ

РЕГИОНОВ

В УСЛОВИЯХ

СОВРЕМЕННОЙ

ЭКОНОМИКИ

Иваново

28 декабря 2010 г.

ББК 65.9(2Рос)-5)

УДК 338.49

Инновационная активность регионов в условиях совре-

менной экономики. Сборник материалов Всероссийской научно-

практической конференции;

28 декабря 2010 г. / под науч. ред. д-ра

экон. наук, проф. Н.В. Клочковой. Иваново: «Научная мысль», 2010.

172 с.

В сборнике рассматриваются актуальные проблемы инновацион ного развития регионов России.

Материалы Всероссийской научно-практической конференции представляют интерес для научных работников, докторантов и аспи рантов, студентов экономических, юридических и технических специ альностей, а также специалистов в области инновационной деятельно сти.

Экспертный совет конференции Бухтиярова Т.И., д-р. экон. наук (Пермская государственная сельскохозяйственная академия);

Гуремина Н.В., канд. геогр. наук (Тихоокеанский государствен ный экономический университет);

Карякин А.М., д-р экон. наук (Ивановский государственный энергетический университет);

Селиванов Н.В., д-р. техн. наук (Астраханский государствен ный технический университет);

Юденко М.Н., канд. экон. наук (Санкт-петербургский государ ственный инженерно-экономический университет).

Ответственная за выпуск сборника материалов – Киселева А.В.

(менеджер по организации научных мероприятий Центра инновацион ного развития «Научная мысль»).

ISBN 978-5-91873-003-4 © «Научная мысль», Уважаемые участники Всероссийской научно-практической конференции «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»!

В текущий промежуток времени создание и внедрение иннова ций – главное направление в развитии экономики субъектов Россий ской Федерации. Реализация научно-технических достижений в произ водстве новых товаров, технологий или услуг имеет определяющее значение для развития регионов.

Центр инновационного развития «Научная мысль» (г. Иваново) выступил инициатором проведения Всероссийской научно практической конференции, предоставив возможность ученым и спе циалистам ознакомиться с исследованиями своих коллег по вопросам инновационной активности в регионах. Материалы конференции пред ставлены широкой общественности в ведущих научных библиотеках России, а также на сайте http://www.company-nm.com.

В работе конференции приняли участие представители высших учебных заведений многих городов России (Астрахани, Барнаула, Бел города, Волгограда, Екатеринбурга, Иваново, Ижевска, Кемерово, Краснодара, Кургана, Липецка, Москвы, Новосибирска, Перми, Самары, Санкт-Петербурга, Ставрополя, Тулы, Ульяновска, Уфы, Челябинска, Ярославля и др.).

Такая широкая география участников конференции свидетельст вует о заинтересованности ученых и специалистов в обмене опытом, знаниями, налаживании научных и творческих отношений с представи телями различных научных школ.

В своем приветственном обращении хочу поблагодарить всех участников конференции за проявленный интерес к рассматриваемым проблемам и выразить особую благодарность:

Афанасенко В.Г., канд. техн. наук (Уфимский государственный нефтяной технический университет, филиал в г. Стерлитамак);

Боеву Е.В., канд. техн. наук (Уфимский государственный неф тяной технический университет, филиал в г. Стерлитамак);

Бухтияровой Т.И., д-р экон. наук (Пермская государственная сельскохозяйственная академия, г. Пермь);

Гуреминой Н.В., канд. геогр. наук (Тихоокеанский государст венный экономический университет, г. Владивосток);

Зинише О.С., канд. экон. наук (Кубанский государственный аг рарный университет, г. Краснодар);

Исламутдинову В.Ф., канд. экон. наук (Югорский государст венный университет, г. Ханты-Мансийск);

Киселевой С.П., канд. экон. наук (Государственный универси тет управления, г. Москва);

Козловой И.А., канд. техн. наук (Астраханский государствен ный технический университет, г. Астрахань);

Королеву С.А., канд. физ.-мат. наук (Ижевский государствен ный технический университет, г. Ижевск);

Николаеву Е.А., канд. техн. наук (Уфимский государственный нефтяной технический университет, филиал в г. Стерлитамак);

Овчаренко Д.А., канд. экон. наук (Марийский государственный университет, г. Йошкар-Ола);

Пучкиной Е.С., канд. экон. наук (Кубанский государственный университет, г. Краснодар);

Рындиной И.В., канд. экон. наук (Кубанский государственный университет, г. Краснодар);

Селиванову Н.В., д-р. техн. наук (Астраханский государствен ный технический университет, г. Астрахань);

Султанову И.Р., канд. полит. наук (Башкирская академия госу дарственной службы и управления при Президенте Республики Баш кортостан, г. Уфа);

Федоровой Т.А., канд. экон. наук (Тульский государственный университет, г. Тула);

Фроловой Н.В., канд. физ-мат. наук (Пермский государствен ный университет, г. Пермь);

Ченцовой Е.П., канд. экон. наук (Старооскольский технологи ческий институт (филиал) Научно-исследовательского технологическо го университета «Московский институт стали и сплавов», г. Старый Оскол);

Шуруповой А.С., канд. экон. наук (Орловская региональная академия государственной службы, г. Липецк);

Юденко М.Н., канд. экон. наук (Санкт-Петербургский государ ственный инженерно-экономический университет, г. Санкт-Петербург);





Яруллину Р.Р., д-р экон. наук (Башкирский государственный аграрный университет, г. Башкортостан).

Благодарю всех авторов за активное участие в конференции!

Желаю всем здоровья, благополучия и успехов!

Генеральный директор Центра инновационного развития «Научная мысль»

Клочкова Н.В.

Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

Раздел I.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРАТКИЙ АНАЛИЗ РАБОТЫ ПО СОЗДАНИЮ АСТРАХАНСКИМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ УНИВЕРСИТЕТОМ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ В РАМКАХ 217-ФЗ Коканов Б.А.

Астраханский государственный университет, г. Астрахань Малые инновационные предприятия (МИП) являются важным компонентом экономики страны, поскольку выступают в качестве свя зующего звена между наукой и производством. Именно малые фирмы часто принимают на себя риск при разработке новых продуктов и тех нологий, превращении знаний в товар.

К сильным сторонам малых инновационных предприятий отно сятся следующие:

• оперативное принятие управленческий решений, позволяющее со кратить длительность инновационного цикла;

• низкий уровень накладных расходов, благодаря прямым и персо нальным контактам с ними;

• отсутствие бюрократических процедур в организации в виду ми нимальной управленческой иерархии предприятий [1].

15 августа 2009 года вступил в силу Федеральный закон №217 ФЗ [2], создающий правовую основу для инновационных предприятий, созданных при бюджетных научных учреждениях и государственных высших учебных заведениях.

Основной целью закона является обеспечение реального вне дрения в производство результатов научно-технической деятельности.

Права на эти результаты принадлежат учреждениям науки и образова ния, поскольку созданы за счет бюджетных средств. Закон предостав ляет возможность для учреждений науки и образования быть участни ками и учредителями хозяйственных обществ, занимающихся внедре нием результатов интеллектуальной деятельности, права на которые принадлежат данным учреждениям.

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

Необходимость нововведений вызвана тем, что большинство ре зультатов интеллектуальной деятельности в настоящее время создается за счет бюджетных средств государственными научными и образова тельными организациями. Однако возможности самостоятельно вне дрить в производство свои разработки у вузов и научных учреждений не было. Являясь бюджетными учреждениями, они не могли быть учре дителями или участниками хозяйственных предприятий без разрешения собственника, что являлось серьезным препятствием.

В результате изменений, которые закон вносит в некоторые норма тивно-правовые акты, закрепляется право научных и образовательных бюджетных учреждений создавать хозяйственные общества без согласия собственника имущества. Взносом в уставные капиталы будут права на ис пользование результатов собственных научных и технических разработок.

Предприятия при вузах и научных учреждениях смогут получить статус малых и средних предприятий, что позволит им воспользоваться льготами при налогообложении.

Предполагается, что создание инновационных предприятий на базе вузов и НИИ позволит обеспечить вчерашних студентов дополни тельными рабочими местами, создаваемыми в вузах.

Однако до момента функционирования хозяйственного общества его необходимо создать. И создать правильно (без юридических ошибок, которые в будущем могут привести к закрытию малого инновационного предприятия проверяющими органами). Для анализа создания МИП автор использовал опыт Астраханского государственного университета. На конец августа в базе данных о создании хозяйственных обществ в соответствии с 217-ФЗ было 19 уведомлений ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» (далее Университет). Анализ имеющейся в уведомлениях информации показывает, что большинство созданных хозяйственных об ществ полностью соответствуют как требованиям Закона, так и условиям принятия решения о включении ХО в базу данных Министерства образова ния и науки РФ (Минобрнауки). Незначительные неточности указаны в приложении к анализу. Они, в основном, связаны с ошибками в дате выда чи патентов или регистрации баз данных в Роспатенте и легко могут быть устранены внесением изменений в уведомления. Практически во всех ООО, где Университет выступает учредителем, размер уставного капитала является минимальным и составляет 10 тыс. руб. При этом доля Универси тета составляет 50%, то есть 5 тыс. руб. Такая позиция представляется спорной по следующим причинам:

• минимальный размер уставного капитала не позволяет созданному хозяйственному обществу даже начать работу по практическому применению результатов интеллектуальной деятельности (РИД), не говоря уже о возможностях его доработки. Таким образом, уже при создании предприятия заложена невозможность реализации основной цели 217-ФЗ. Однако не учитывается один нюанс, не фигурирующий в базе данных уведомлений. А, именно, большин ство малых инновационных предприятий, созданных при Универ ситете, являются победителями различных конкурсов на получе Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ние государственного финансирования. Таким образом, они созда ны для практической реализации выигранных грантов.

• оценка неисключительной лицензии на право использования ре зультатов РИД в очень скромную сумму 5 тыс. руб. вряд ли вызо вет «энтузиазм» Минобрнауки, а также проверяющих органов.

По названию внесенных РИД достаточно сложно судить о пер спективах их коммерциализации. Сложившаяся ситуация усугубляется тем, что в качестве вклада в уставный капитал внесена неисключи тельная лицензия на пользование РИД. При наличии такой лицензии инвесторы в связи с высокими рисками неохотно идут на взаимодейст вие. Но здесь уже Университет ограничен 217-ФЗ, который запрещает вносить исключительную лицензию. Кроме того, вызывает сомнение доли учредителей в создаваемых обществах. Как показывает практика, соотношение 50/50 является одним из наименее удачных из сущест вующих, так как при возникновении противоречий между учредителями невозможность принятия ряда решений могут парализовать работу ма лого инновационного предприятия. Но данную проблему Университет решил очень просто, выдав полный карт-бланш руководителям МИП.

Использование ноу-хау для оформления РИД, вносимых Универ ситетом в уставный капитал ХО. Оформление РИД в форме «ноу-хау»

имеет ряд преимуществ. Не надо долго ждать выдачи патента или реги страции баз данных и программ. Не надо регистрировать в Роспатенте лицензионное соглашение в случае передачи прав пользования РИД. В то же время для оформления РИД в форме «ноу-хау» в Университете необходимо наличие комплекта документов, определяющих порядок такой работы, который имеется в Университете.

Таким образом, краткий анализ работы Университета показыва ет, что юридическая сторона учреждения им ХО проводится грамотны ми специалистами. При большом количестве созданных ХО количество неточностей невелико. В то же время целесообразно обратить внима ние на ряд неюридических особенностей создания (размер уставного капитала, доли учредителей, форма внесения РИД в уставный капитал), которые могут вызвать неоднозначную реакцию, как у проверяющих организаций, так и у потенциальных инвесторов.

В заключении необходимо обратить внимание на цели, постав ленные автором при проведении данного анализа • обобщить имеющийся опыт реализации для недопущения сходных ошибок другими ВУЗами в будущем;

• обратить внимание руководящий персонал бюджетных научных и учебных учреждений на необходимость обучения сотрудников ВУ Зов по созданию хозяйственных обществ (руководству ВУЗов и НИИ не стоит бояться обращаться за помощью к специалистам в области создания инновационных предприятий).

Список использованных источников 1. Миндели Л.Э., Пиния Л.К. Малое и среднее инновационное предпринима тельство: условия развития и международные отношения.М.: ЦИСН, 1995.

2. Федеральный закон от 2 августа 2009 г. N 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам соз дания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйст Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

венных обществ в целях практического применения (внедрения) результа тов интеллектуальной деятельности».

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ И ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ:

ВЗАИМОСВЯЗЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ Зайкова С.Н.

Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина, г. Астрахань Цены играют роль сигналов, на которые в одинаковой мере реа гируют все, кто вступает в товарно-денежные отношения [1], поэтому они занимали и занимают центральное место в системе управления отдельным предприятием, экономикой региона, экономикой страны.

Генезис развития организационно-правовых форм управления в сфере государственного регулирования цен (тарифов) в России пока зал, что цены всегда являлись предметом регулирования со стороны государства. На разных исторических этапах цены были орудием уве личения благосостояния населения, развития отдельных отраслей про мышленности и сельского хозяйства, а также стимулом для внедрения новых технологий.

В истории государственного регулирования цен имеется практи ка установления зависимости цен от качества высокоэффективной про дукции. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров от 12.07. №695 «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйст венного механизма на повышение эффективности производства и каче ство работы» [2] на новую высокоэффективную продукцию производ ственно-технического назначения, соответствующую лучшим отечест венным и мировым образцам, была предусмотрена надбавка к оптовой цене в размере от 0,5 до 1,25 норматива рентабельности, установлен ного при определении цен для данной группы товаров.

Государственное регулирование цен (тарифов) в условиях сло жившейся современной российской экономики с присущими ей свобо дой экономической деятельности и недопустимостью произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, является одним из важней ших механизмов по соблюдению государственных и общественных ин тересов, по повышению уровня и качества жизни населения страны, средством проведения экономических реформ, интеграции и оздоров ления экономики.

В силу вышеизложенного, видится актуальным исследование имеющейся связи между административным ценообразованием и иннова ционными процессами, перспектив ее развития. Следует отметить, что ад министративное ценообразование представляет собой деятельность испол нительных органов власти по установлению, изменению, сохранению цен Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

на товары, продукцию и услуги, перечень которых законодательно уста новлен. В широком социально-политическом смысле государственное ре гулирование цен выражает государственно-властное управляющее воздей ствие на общественные отношения, возникающие в процессе образования и применения цен, с целью привести их в порядок.

На сегодняшний день законодательные и иные правовые акты, определяющие порядок регулирования цен исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления, не сти мулируют хозяйствующих субъектов к повышению качества продукции, эффективности ее производства и использованию достижений науки в области техники, технологии, организации труда и управления.

Заинтересованность хозяйствующих субъектов во внедрении инно вационных технологий с возвратом вложенного капитала через цены (та рифы) возникнет, когда помимо пропаганды инновационного развития страны появится понятный механизм ценообразования на инновационную продукцию, образец, пример управления ценами. Таким образцом должно стать государственное управление в сфере ценообразования.

Действующее законодательство позволяет учитывать в регули руемых ценах (тарифах) инвестиционные ресурсы, необходимые для реализации инвестиционных программ. Идея развития производствен ных мощностей, электросетевого комплекса и систем коммунальной инфраструктуры нашла отражение в федеральных законах от 14.04.1995 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» [3], от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» [4], от 30.12.2004 № 210 ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» [5]. В указанных федеральных законах в числе основных принципов государственного регулирования цен предусмотрен принцип создания условий для привлечения отечественных и иностранных ин вестиций. При этом не имеется целевой привязки инвестиций к внедре нию инновационных проектов.

Создание неразрывной связи между инвестициями и инновация ми, возможность учета в регулируемых ценах инвестиционных ресур сов, прежде всего, на реализацию инновационных проектов явились мотивацией, побуждающей инновационное развитие, стимулом для реализации научных идей.

Учитывая изложенное, представляется, что одним из основных прин ципов государственной ценовой политики должен стать принцип обеспече ния хозяйствующих субъектов средствами для внедрения инновационных технологий, способствующих ресурсосбережению, технологической и эколо гической безопасности, повышению качества продукции, товаров и услуг.

Государственное управление в сфере ценообразования не было бы эффективным без контроля за исполнением нормативных правовых актов об установлении цен (тарифов). Процесс государственного регу лирования цен (с учетом инвестиционных средств на реализацию инно вационных проектов) обязательно должен переходить в процесс госу дарственного контроля за реализацией таких проектов, за целевым использованием средств, учтенных в ценах на инновации.

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

Работающий сегодня механизм государственного контроля за ис пользованием инвестиционных ресурсов, включаемых в регулируемые государством тарифы, дает сбои. Контрольный орган по своему усмот рению определяет цель, периодичность, задачи проведения проверки, меры воздействия на нарушителей. При этом он ограничен требования ми Федерального закона от 26.12.2008 №294-ФЗ «О защите прав юри дических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [6].

В соответствии с п. 2 ст. 9 указанного федерального закона пла новые проверки проводятся не чаще чем один раз в три года. Если эту правовую норму применять к плановым проверкам использования ин вестиционных ресурсов, включаемых в регулируемые государством тарифы, то государственное управление в сфере ценообразования и в сфере инновационного развития будет не эффективным.

Для решения обозначенной проблемы требуется установление на федеральном уровне единого порядка осуществления контроля за ис пользованием инвестиционных ресурсов, включаемых в регулируемые государством тарифы.

Нужно создать механизм административных и экономических мер воздействия на случай не исполнения или некачественного исполнения принятых обязательств по внедрению инноваций. Указанные меры воздей ствия должны применяться не только к исполнителю инновационных про ектов, но и к должностным лицам органов исполнительной власти, осуще ствляющим управление инновациями на конкретной территории.

Необходимо разработать механизм общественного контроля, долгое время остававшийся без внимания. Информация о содержании иннова ционного проекта, об объеме средств и источниках финансирования, о ходе его реализации должна быть открыта и доступна широкому кругу лиц, в том числе размещаться на официальных сайтах органов испол нительной власти и хозяйствующих субъектов, реализующих достиже ния науки.

Список использованных источников 1. Журавлев А.Г. Законы, цены и доходы: полемические заметки. Минск, 1989.

2. СП СССР. 1979. №18.

3. СЗ РФ. 1995. №16.

4. СЗ РФ. 2003. №13.

5. СЗ РФ. 2005. №1 (часть 1).

6. СЗ РФ. 2008. №52 (часть 1).

Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РАЗВИТИИ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВУЗОВ Гуремина Н.В., канд. геогр. наук Тихоокеанский государственный экономический университет, г. Владивосток Инновационное развитие высшей школы можно рассматривать как процесс качественных изменений системы, предпосылкой, услови ем и содержанием которых выступают инновации и нововведения, обеспечивающие ее оптимальное и устойчивое развитие. Инновацион ный тип развития предполагает не только изменения, но одновременно и сохранение системного качества развивающегося вуза.

2 августа 2009 года был принят Федеральный закон №217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Феде рации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности» [1].

Реализации данного Федерального закона имеет огромное значе ние не только для государственных учреждений образования и науки, но и для российской экономики в целом. Закон должен стать одним из важнейших элементов новой законодательной базы национальной ин новационной системы. Именно разработки, полученные в российских вузах и НИИ, могут стать основным средством модернизации отечест венной экономики. Данный закон, позволяющий государственным ву зам и НИИ учреждать малые инновационные предприятия, внося в ка честве вклада в их уставной капитал результаты научно-технической деятельности, правообладателями которых они являются, снимет мно жественные законодательные преграды, которые долгое время затруд няли коммерциализацию инновационных разработок, созданных в ву зах и НИИ, и внедрение их в реальный сектор экономики.

Ранее государственные вузы и НИИ не могли являться учредите лями инновационных компаний, более того коммерциализация объек тов интеллектуальной собственности была крайне затруднена из-за непроработанного механизма заключения лицензионных договоров и получения государственными учреждениями вознаграждения по ним.

Все это сильно тормозило инновационную деятельность вузов и НИИ, не позволяло молодым ученым заниматься внедрением научно технических разработок в реальный сектор экономики.

Предметом деятельности создаваемых хозяйственных обществ является практические применение (внедрение) результатов интеллек туальной деятельности (РИД), исключительные права на которые при надлежат соответствующим учреждениям. В уставный капитал созда ваемого хозяйственного общества должно вносится право использова ния РИД, исключительные права на которые сохраняются за соответст вующими учреждениями. При этом право использования РИД должно Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

вноситься в уставный капитал хозяйственного общества на основании решения учредителя (учредителей) о создании хозяйственного общест ва путем заключения лицензионного договора, заключаемого между научным и образовательным учреждением и хозяйственным обществом после внесения записи о государственной регистрации хозяйственного общества в единый государственный реестр юридических лиц.

Перечень РИД, право использования которых может вноситься в уставный капитал хозяйственных обществ по лицензионному договору, является закрытым и включает в себя изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, программы для ЭВМ, базы данных, топологические и интегральные микросхемы, секре ты производства (ноу-хау).

Отметим, что в системе высшей школы накоплен достаточный опыт в этом направлении: созданы и успешно работают научно образовательные и инновационно-технологические центры, центры коллективного пользования, малые технопарки, бизнес-инкубаторы.

Имеются точки сопряжения региональной инновационной системы с научной и образовательной деятельностью, включающие в себя:

• реализацию образовательных программ с использованием элемен тов инновационной инфраструктуры;

• модернизацию образовательных программ, технологий, инстру ментов по результатам работы инновационной инфраструктуры;

• проведение практических занятий на базе инновационной инфра структуры;

• проведение НИОКР в инновационной инфраструктуре;

• планирование НИОКР с учетом развития исследований в субъектах инновационной инфраструктуры;

• формирование заказа на НИОКР от инновационной инфраструктуры.

Специалисты считают, что такой потенциал позволит вузам про вести всю организационную работу в короткие сроки. Однако, имеется ряд проблемных вопросом в региональной инновационной системе [2]:

• поздняя оценка коммерческой и внедренческой перспективы НИОКР;

• отсутствие экспертной оценки на ранних стадиях развития инно вационных проектов;

• отсутствие механизмов прототипирования;

• отсутствие инженерной проработки инноваций (проектов):

• недостаточность квалифицированных кадров, способных поддер жать инновационное развитие и модернизацию экономики.

Одним из возможных вариантов реализаций стратегии создания малых инновационных предприятий при вузах является ежегодная про грамма «СТАРТ», организуемая и проводимая Фондом содействия раз витию малых форм предприятий в научно-технической сфере (ФСР МФП НТС) [3], основная задача которой – содействие инноваторам, стремящимся разработать и освоить производство нового товара, изде лия, технологии или услуги с использованием результатов своих науч но-технологических исследований, находящихся на начальной стадии Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

развития и имеющих большой потенциал коммерциализации. Началь ная стадия развития означает, что малое предприятие существует не более 2-х лет и еще не приступило к реализации продукции (отсутст вие реализации означает, что она не превышает 0,3 млн руб. в год).

В 2011 г. с целью государственной поддержки малого инноваци онного предпринимательства Фонд объявляет о проведении открытых конкурсов по тематическим направлениям для субъектов малого пред принимательства в рамках реализации программы «Старт-2011», на правленных на:

• коммерциализацию разработок, выполненных в государственных научных, образовательных организациях и реализуемых предпри ятиями, созданными в соответствии с Федеральным законом № 217-ФЗ от 02 августа 2009 года;

• развитие инновационной деятельности в университетах с исполь зованием инфраструктуры, создаваемой по Постановлению Прави тельства РФ № 219 от 09 апреля 2010 года;

• развитие инновационной деятельности в России в рамках приори тетного проекта «Сколково» [3].

В отличие от конкурсов предыдущих лет заявки будут прини маться только от существующих малых предприятий.

В настоящее время в России планируется создание более 2 тысяч научных малых инновационных предприятий при научных организаци ях и вузах, которые дадут порядка 100 тысяч новых рабочих мест. По сообщению министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, в ян варе 2010 г. в России уже созданы около двухсот малых предприятий при вузах [4].

Данный закон, позволяя государственным учреждениям образо вания и науки, учреждать малые инновационные предприятия, создает необходимые предпосылки для формирования «хребта» экономики знаний – инновационного бизнеса, без которого построение нацио нальной инновационной системы невозможно, поскольку за высокотех нологичными предприятиями стоит будущее российской инновационной экономики.

В целях обеспечения более оптимального механизма коммерциа лизации возможно создание на базе вуза специальных структурных подразделений, осуществляющих исследовательскую деятельность по обеспечению правовой защиты объектов интеллектуальной собственно сти, развития научно-инновационной деятельности в сфере образова ния и высоких технологий, а также последующего эффективного вне дрения результатов научных разработок в региональную экономику. В задачи такого подразделения должно входить:

• активизация исследовательской деятельности по обеспечению правовой защиты объектов интеллектуальной собственности (ИС);

• обеспечение высокого технического уровня, патентоспособности и патентной чистоты научно-технических и инновационных разработок;

• регистрация и поддержание в силе объектов ИС;

• содействие практическому применению и РИД, исключительные права на которые принадлежат вузу;

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

юридическое сопровождение и разработка типового пакета учре • дительных документов для создания малых инновационных пред приятий (МИП) при вузе, использующих объекты интеллектуаль ной собственности;

• создание патентного фонда вуза (включая МИП) и контроль его объёма и содержания;

• проведение оценки права использования РИД, которое является вкладом в уставной капитал МИП, а также оценки иного имущест ва, вносимого в уставной капитал МИП;

• содействие государственной регистрации МИП при вузе;

• заключение лицензионных договоров и регистрация лицензионных договоров в Роспатенте;

• организация отбора и экспертизы перспективных проектов по соз данию малых инновационных предприятий при вузе;

• организация ежегодных инновационных выставок и презентаций с целью привлечения внимания потенциальных партнеров к новым научным разработкам;

• организация и проведение тематических семинаров по проблемам защиты и коммерциализации интеллектуальной собственности в вузе.

Стимулирование и развитие малых инновационных предприятий при вузах должно стать ключевым звеном развития региональной ву зовской инновационной инфраструктуры, развития консалтинговой и образовательной части региональной высшей школы, продвижения и внедрения результатов научных исследований в региональную эконо мику и производство.

Список использованных источников 1. Федеральный закон №217-ФЗ от 02.08.2009 «О внесении изменений в от дельные законодательные акты РФ по вопросам создания бюджетными на учными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной дея тельности»

2. Коршенко И.Ф. Программа развития инновационной инфраструктуры ДВГТУ // Информационный сервер «Развитие инфраструктурного комплекса Тихо океанского инновационного терминала России» [Электронный ресурс]. URL:

http://terminal.fentu.ru/files/demo/programma-razvitiya-innovacionnoy infrastruktury-dvgtu.pdf 3. Официальный сайт Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (ФСР МФП НТС) [Электронный ресурс]. URL:

http://fasie.ru/anonses/anons_start11/izv_start2011_02112010.aspx 4. В РФ уже создано около 200 малых инновационных предприятий при вузах // Национальноt деловое партнерство «АЛЬЯНС-МЕДИА» [Электронный ре сурс]. URL: http://www.allmedia.ru/newsitem.asp?id= Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ПРОЦЕСС ВНЕДРЕНИЯ НОВОГО ПРОДУКТА Митяшина М.П.

Институт философии и права Сибирского отделения Российской Академии Наук, г. Новосибирск Неослабевающий в силу объективных факторов интерес к инно вационной деятельности, необходимость эффективного правового ре гулирования отношений, возникающих в данной сфере, обуславливают актуальность исследования вопросов, охватывающих инновационный процесс. Согласно классическому определению, предложенному Й.

Шумпетером, под инновационной деятельностью понимают процесс создания нового товара от формирования его идеи до освоения произ водством, выпуска, реализации и получения коммерческого эффекта [1]. М.В. Волынкина выделяет следующие компоненты инновационной деятельности: развитие прикладной науки;

создание пилотного образ ца;

оформление технической документации на новый продукт;

юриди ческое оформление прав на интеллектуальную собственность;

серий ное производство;

передача инновационного продукта в коммерческий оборот [3]. Таким образом, инновационная деятельность интегрирует в себе такие процессы как создание и внедрение нового товара. В этой связи представляется целесообразным детально рассмотреть экономи ческие и правовые признаки понятия «внедрение» посредством анали за существа общественных отношений, доктринальных воззрений, по ложений нормативных правовых актов, регулирующих процесс внедре ния научных разработок.

Проблема определения понятия «внедрение», отражение основ ных признаков и характеристика правовых форм реализации данного процесса, наиболее остро начинает возникать с началом интенсифика ции научно-технического прогресса. В дореволюционный период, из-за незначительного объема научно-технических работ и отсутствия по требности в стабильном организационно-правовом механизме научно производственного взаимодействия, он не был столь актуальным.

Вплоть до послевоенного времени «внедрение» являлось частью вопро са о поиске рациональных форм организации и управления научной деятельностью, ее планирования, поэтому в актах послереволюционно го времени термин «внедрение» в самостоятельном значении не упоми нался, хотя системная связка «наука-производство» не оставалась без внимания государства.

В 50-е годы XX века в СССР разрозненные законодательные нор мы в области науки и техники стали складываться в единый комплекс, который во второй половине 1960-х годов приобрел многосторонний ха рактер, охватил различные аспекты научно-технической политики. В конце 1960-х — начале 70-х годов в СССР начинается более глубокий и содержательный этап исследования юридических проблем научно технического прогресса, для которого характерно появление работ, в которых проблемы развития науки и техники рассматриваются в целом, Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

т. е. от первых этапов научно-исследовательской работы до коммерциа лизации научных разработок. Проблема «внедрения» попадает в сферу законодательного внимания с принятием 23 июня 1960 г. ЦК КПСС и Со ветом Министров СССР совместного постановления «Об экономическом стимулировании предприятий и о повышении материальной заинтересо ванности работников в создании и внедрении новой техники и техноло гии и в комплексной механизации и автоматизации производства», при этом наметились пути организационного сближения участников цикла:

исследование – проектирование – испытания – промышленное внедре ние в сочетании с совершенствованием механизма экономического сти мулирования процесса внедрения. При этом большое значение стало уделяться правовому регулированию отдельных элементов цикла «наука — производство» (научных исследований, научной деятельности, дого воров в сфере научно-технического прогресса), правовому положению субъектов в области научно-технического прогресса (научно исследовательских и проектно-конструкторских организаций, научно производственных объединений).

Для решения проблемы внедрения научных разработок, которая становилась все более острым вопросом для отечественной экономики, предлагались различные пути. В частности, О.А. Красавчиков предла гал создать и развить сеть внедренческих организаций. Он отмечал, что в отличие от учреждений ведомственного и межведомственного харак тера сеть общесоюзных внедренческих организаций позволит сконцен трировать средства, подготовить квалифицированные кадры, усовер шенствовать методику внедрения.

Г.А. Лахтин предлагал рассматривать отношения по внедрению как отношения подрядного типа (бинарные отношения), утверждая, что это позволит устранить разность состояний новейшего научно технического знания и практики производства.

В этой связи, М.П. Ринг отмечает: «…до недавнего времени теория советского гражданского права рассматривала правовое регулирование научно-технического прогресса почти исключительно в связи с вопросами права на открытие и изобретательского права. В поле ее зрения находи лась лишь фигура автора открытия, изобретения или рационализаторского предложения» [4]. Далее автор подчеркивает, важность процесса внедре ния, который, по его мнению, заключается, с одной стороны, в подготовке и приспособлении результатов научно-исследовательских и конструктор ских работ к условиям и особенностям промышленного, строительного, сельскохозяйственного и другого производства, а с другой — подготовке и приспособлении условий и особенностей производства к освоению резуль татов этих работ. Одной из ведущих форм связи науки и техники с практи кой, М.П. Ринг считает договоры на выполнение и внедрение научно исследовательских и конструкторских работ. Автор отмечает: «Предметом заключаемых в настоящее время договоров на внедрение является, как правило, выполнение исполнителем работ по подготовке и приспособле нию результатов исследований и конструирования к условиям и особенно стям производства. Что же касается подготовки и приспособления условий Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

и особенностей производства к применению итогов работ, то они догово ром не охватываются» [4]. Между тем, автор отмечает, что те и другие работы должны осуществляться совместно организациями, участвующими во внедрении, и быть предметом их взаимных договорных обязательств.

М.П. Ринг подчёркивает, что договор на внедрение в принципе может быть заключен во всех случаях, когда выполнялась научно-исследовательская или конструкторская работа, если работы по внедрению требуют участия специализированной организации, то она примет в них участие в качестве соисполнителя. Вторая сторона в договоре, очевидно, та организация, для которой осуществляется внедрение. Ею может быть заказчик научно исследовательской или конструкторской работы, но может быть и другая организация. Ускорение научно-технического прогресса требует, чтобы подготовка к внедрению, если только это позволяют особенности исследо ваний, конструирования и производства, начиналась не после завершения исследовательских или конструкторских работ, а в ходе них. Поэтому до говор на внедрение, с учетом специфики исследований, конструирования и производства, должен заключаться не после окончания научно исследовательских или конструкторских работ, а уже в процессе них[4]. М.

П. Ринг сформулировал такие принципы процесса внедрения в производ ство научно-технических достижений: а) соответствие использования дос тижений науки и техники потребностям общества, в первую очередь раз работок, удовлетворяющих насущные потребности народного хозяйства;

б) внедрение научно-технических результатов во все сферы общественной жизни;

в) государственное руководство внедрением.

В.М. Ведяхин утверждает, что термин «внедрение» следует употреб лять только для характеристики первоначального процесса использования научно-технических результатов. Для массового использования научно технических результатов можно применять термин «распространение».

Н.П. Василевская предлагает разделить термины «внедрение» и «первое применение». Автор указывает на то, что «внедрение – это массовое распространение результатов, в то время как единичное – это первое применение».

В.А. Дозорцев отмечал, что основная проблема внедрения свя зана с трудностями перемещения результатов духовного производства в сферу производства материального. Одна из таких трудностей за ключается в присущей духовному производству неопределенности, убывающей по мере продвижения от фундаментальных исследований к внедрению, но все же сохраняющейся в возможности получения отри цательного результата и творческих неудач, в неизвестности существа решения, сроков и затрат, необходимых для получения результата.

Другая же трудность проявляется в стремлении материального произ водства к определенности, нарушаемой процессом внедрения. Кроме того, правовое освоение технического новшества требует повышен ных затрат и не дает полной уверенности в том, что выпуск готовой продукции пройдет успешно. Следовательно, для материального про изводства первоочередными являются интересы сегодняшнего дня, а для духовного – завтрашние [2]. Кроме того, автор указывает, что не следует стремиться создавать единую схему порядка применения на практике научно-технических новшеств, а необходимо разработать Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

правовой механизм для типичных ситуаций, закрепленный в нормах гражданского права посредством расширения регламентации соответ ствующих обязательственных правоотношений.

В.П. Рассохин отмечает, что внедрение есть двусторонний про цесс связи науки и производства, но «центр тяжести» проблемы вне дрения лежит не столько в сфере обязанностей науки, сколько в сфере обязательных функций самого производства.

М.В. Волынкина отмечает, что процесс коммерциализации результа тов НИОКР принципиально отличается от действовавшей в советские време на системы внедрения научных разработок в производство, требовавшей от ученых доведения каждого исследования до практического использования.

В результате, указывает автор, тратились огромные средства и усилия на создание образцов техники и технологий, которые не находили потребителя и не использовались в массовом производстве. Инновационный цикл реали зовался в жестких рамках предельно централизованных функций государст ва и трактовался под углом зрения установки на внедрение достижений нау ки и техники в производство [5].

Таким образом, правовая доктрина не дает четкого определения понятия «внедрение», нет единства мнений и в отношении ключевых при знаков указанного понятия. В этой связи, целесообразно обратиться к выявлению экономической сущности данного явления. Сущность «вне дрения», как экономической категории, раскрывалась с помощью систем ных взаимодействий между наукой и производством в определенных фор мах. Представляется, что сущность процесса внедрения научных разра боток заключается в придании соответствующей научной разработке (новшеству) экономической формы товара и доведение его до конечного потребителя. В этом смысле, научная разработка, облеченная в экономи ческую форму товара, предложенная на соответствующем товарном рынке, становится инновационным продуктом. При этом, придание научной раз работке экономической формы товара, заключается, в частности, в сле дующем: индивидуализация в целях получения возможности её включе ния в гражданский оборот;

создание внешний формы, которая делает на учную разработку доступной для использования конечным потребителем;

доведение сущностных характеристик до состояния, позволяющего безо пасно использовать новшество в условиях, в которых данного рода про дукция обычно используется;

детализация технологического процесса, позволяющая осуществлять массовое производство данной продукции.

Таким образом, научная разработка (новшество), следует полагать, ста новится инновационным продуктом, когда она облекается в экономиче скую форму товара, т.е. становится готовой продукцией, предлагаемой на соответствующем рынке конечному потребителю. В этой связи, процесс внедрения, опосредующий приобретение научной разработкой экономиче ской формы товара, заключает в себе, в частности, следующие элементы:

1. передача данных о научной разработке в опытное производство, что в условиях конкуренции требует соблюдения режима конфи денциальной информации, закрепления исключительных прав;

Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

2. разработка опытного образца, т.е. получение первоначального матери ального объекта, отвечающего характеристикам научной разработки;

3. доведение опытного образца до кондиции, позволяющей осущест влять массовый выпуск;

4. разработка технологии массового производства;

5. пробный (пилотный) запуск в массовое производство.

Изложенные элементы, представляется, являются базовыми и каждый из них включает целый ряд стадий, соблюдение которых необ ходимо для получения инновационного продукта.

Понятия «внедрение» не содержится в нормативных правовых актах Российской Федерации. Однако, Федеральный закон от «08» ию ля 2005 года № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» [6], содержит понятие технико-внедренческой деятельно сти. Так, в ч. 2 ст. 10 указанного федерального закона, под технико внедренческой деятельностью понимаются создание, производство и реализация научно-технической продукции, создание и реализация программ для электронных вычислительных машин, баз данных, топо логий интегральных микросхем, информационных систем, оказание услуг по внедрению и обслуживанию таких продукции, программ, баз, топологий и систем. Объем понятия технико-внедренческой деятельно сти, указанный в законе, излишне расширен за счет включения процес са создания научно-технической продукции, охватываемого научно технической деятельностью.

На основании изложенного, в целях дальнейшей интенсификации инновационного процесса в Российской Федерации посредством расшире ния правовых гарантий, предоставляемых участникам инновационной деятельности, полагаем возможным предложить следующее определение понятия «внедрение» — совокупность общественных отношений, пред ставляющая собой составную и необходимую часть инновационной дея тельности лица (лиц), опосредующая придание научной разработке эко номической формы товара и доведение этого товара до конечного потре бителя, имеющая своей целью получение экономической выгоды. Пола гаем, что создание в нашей стране инновационной экономики, формиро вание эффективных механизмов государственного стимулирования инно вационной деятельности невозможны без наличия четкого понятийного аппарата, закрепленного на уровне федерального законодательства. Осо бое значение имеет определение понятия внедрения научных разработок, которое призвано разрешить главную сложность в диалоге между наукой и экономикой: наука не ориентирована на конечную цель, она принципи ально носит отпечаток свободы мышления, экономика же ориентирована на материальный эффект, её интересует только конечный результат.

Список использованных источников 1. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Экономика, 1982.

2. Дозорцев В.А. Законодательство и научно-технический прогресс. М.: Наука, 1978.

3. Волынкина М.В. Правовой инновационный опыт регионов // Журнал рос сийского права. 2006. №5.

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

4. Ринг М.П. Правовое регулирование договоров на выполнение и внедрение научно-исследовательских и конструкторских работ // Советское государ ство и право. 1963. № 11.

5. Волынкина М.В. Правовой механизм инновационного предпринимательства:

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2004.

6. Федеральный закон от 08 июля 2005 года №116-ФЗ «Об особых экономиче ских зонах в Российской Федерации».

ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ ПОНЯТИЙ «ИННОВАЦИЯ»

И «ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ» ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ СУБЪЕКТОВ РФ Мансуров Э.Г.

Уральская государственная юридическая академия, г. Екатеринбург Данная статья посвящена анализу основных подходов к толкова нию термина «инновация» в законодательстве субъектов РФ. На дан ный момент, ввиду отсутствия полноценного нормативного регулирова ния инновационных процессов на федеральном уровне, особое значе ние приобретает изучение регионального опыта законодательного ре шения данных вопросов.

Легальное определение инновации содержится в Концепции ин новационной политики Российской Федерации на 1998-2000 годы, ин новация (нововведение) – конечный результат инновационной дея тельности, получивший реализацию в виде нового или усовершенство ванного продукта, реализуемого на рынке, нового или усовершенство ванного технологического процесса, используемого в практической деятельности [1].

Таким образом, инновация определяется как результат деятель ности (инновационной), отвечающий требованиям новизны или усо вершенствованности, практической применимости (в том числе реали зуемости на рынке).

В целом соглашаясь с указанным определением, О.А. Городов отмечает, что нельзя признать удачной попытку конструирования ин новации через инновационную деятельность, а не, скажем, деятель ность интеллектуальную [2]. И поэтому предлагает рассматривать ин новацию как результат интеллектуальной деятельности (охраняемый либо неохраняемый), получивший воплощение в виде нового или усо вершенствованного продукта, подлежащего реализации, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической (в том числе предпринимательской деятельности), либо воплощенный в новом подходе при решении социально-культурных, в том числе образовательных задач [2].


Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

Вышеуказанный недостаток отсутствует в Модельном законе об инновационной деятельности СНГ. Согласно данному документу, инно вация есть результат интеллектуальной деятельности, являющийся объектом гражданско-правовых отношений, обладающий признаками:

• новизны, т.е. новыми качествами, свойствами и иными отличи тельными от существующих аналогов признаками;

• практической применимости с точки зрения потребительской по лезности и безопасности;

• экономической эффективности (конкурентоспособности).

Представляется, что отличие данного подхода от использованно го в Концепции инновационной политики Российской Федерации на 1998-2000 годы, заключается, прежде всего, в признании инновации результатом не обязательно инновационной, а интеллектуальной дея тельности, и во введении третьего критерия – конкурентоспособности (помимо новизны и практической применимости), целесообразность которого является сомнительной.

Так, в частности, не являясь в строгом смысле оценочным, дан ный критерий, будучи сугубо экономическим, с трудом поддается объ ективной оценке с юридической точки зрения. Кроме того, содержание данного критерия соответствует содержанию критерия «практическая применимость». Любопытно, что данный критерий был дословно вос произведен в Законе Пермского края «Об инновационной деятельности в Пермском крае» от 11.06.2008 г. № 238-ПК, тогда как законодатель ствах других субъектов РФ он отсутствует.

Вопрос о возможности отнесения вопросов о правовом регулиро вании инновационного процесса к компетенции субъектов РФ нашел неоднозначное решение в доктрине. М.В. Волынкина в частности ука зывала: «отношения, возникающие при осуществлении инновационной деятельности наиболее близки к гражданскому праву, входящему в федеральную систему правового регулирования. Это означает, что данная правовая отрасль формируется исключительно за счет норм федерального уровня, что продиктовано в первую очередь требовани ем единства экономического пространства Российской Федерации» [3].

Указанный аргумент может быть признан справедливым в том смысле, что и правовой режим объектов исключительных прав, и договоры, опосредующие инновационный процесс (договор научно исследовательских, опытно-конструкторских работ, лицензионный и сублицензионый договоры, договор об отчуждении исключительного права и пр.) относятся к сфере исключительного регулирования феде рального законодателя. Однако данными элементами не исчерпывается все содержание инновационной деятельности. У регионального законо дателя остается возможность установления статуса субъекта инноваци онной деятельности, предоставления ему льгот и преимуществ (напри мер, путем варьирования ставки налогов на имущество и на прибыль организаций).

В условиях явной недостаточности правового регулирования ин новационной деятельности на федеральном уровне, инициатива созда ния нормативной базы фактически перешла к региональному законода телю, что породило разнообразие в подходах к определению самых Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

базовых понятий. Таких как «инновация», «инновационная деятель ность», «инновационный продукт». По основанию определения инно вации акты субъектов РФ можно условно подразделить на следующие группы:

1. результат (продукт) инновационной деятельности, дословно по вторяя, таким образом, Концепцию инновационной политики РФ.

Данный подход использован в законодательствах Алтайского, Красноярского, Хабаровского краёв, республики Башкортостан, Бурятия, Брянской, Волгоградской, Ивановской, Иркутской, Кали нинградской, Нижегородской, Орловской, Самарской и Томской областей [4];

2. результат интеллектуальной деятельности. Причем, законодатель в ряде случаев увязывает инновационность объекта с его охрано способностью в смысле положений ч. IV ГК РФ (Закон Саратовской области), а в других нет (так, например, в Законе Ростовской области содержится лапидарная формулировка: «результат науч ного, интеллектуального труда»). В третьем случае допускается возможность наличия охраноспособности инновации в качестве объекта исключительных прав, что, однако, не ставится условием признания инновационности объекта (Закон Тверской области:

«инновации – новая наукоемкая продукция, товар (услуга), вос требованные рынком и, как правило, защищенные как интеллек туальная собственность»);

3. результат творческого труда: «инновация (нововведение) – ко нечный результат творческого труда» (Закон Мурманской области «Об инновациях и инновационной деятельности в Мурманской об ласти» и Закон Республики Дагестан «Об инновационной деятель ности и научном инновационном обеспечении развития экономики в Республике Дагестан»);

4. результат деятельности, безотносительно к характеру этой дея тельности: «Инновация (нововведение) – конечный результат дея тельности, получивший реализацию в виде нового или усовершен ствованного продукта, реализуемого на рынке, нового или усо вершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности» (Закон Республики Адыгея от 28.12.2007 г. №145 «Об инновационной деятельности в Республи ке Адыгея»);

5. понимание инновации как нововведения в определённой области знаний, сфере практического применения: «инновации – нововве дения в области техники, технологий, организации труда и управ ления, основанные на использовании достижений науки и передо вого опыта, а также использование этих новшеств в самых разных областях и сферах деятельности» (Закон Кировской области Закон Кировской области № 243-ЗО от 4.05.2008 г. «О развитии иннова ционной деятельности в Кировской области».

Инновационные законы некоторых субъектов РФ обходятся без дефиниции «инновация», оперируя детально разработанными понятия Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ми инновационного продукта, инновационного проекта, инновационной продукции и инновационной государственной политики (Амурская, Брянская, Калужская, Новосибирская, Омская, Рязанская, Смоленская области, Забайкальский и Приморский край, республики Коми и Тыва).

Следует отметить, что ряд региональных законодательств, выде ляют также «базисную инновацию» и «инновационный продукт». Пио нером в этом подходе стала Кабардино-Балкарская республика, в ин новационном законодательстве которой дифференцированы:

инновация – «конечный результат инновационной деятельности, • получивший реализацию в виде нового или усовершенствованного продукта, нового или усовершенствованного технологического про цесса, используемого в практической деятельности»;

базисная инновация – нововведение, базирующееся на резуль • татах научно-технических разработок и направленное на освое ние новых систем и технологий следующих поколений;

инновационный продукт – результат инновационной деятельности, • по поводу которого возникают экономические и правовые отноше ния между субъектами инновационной деятельности.

Достоинством разграничения вышеуказанных понятий является диф ференциация правового режима трех состояний инновации: (1) до начала инновационной деятельности, когда инновационность продукта носит только потенциальный характер («базисная инновация»), (2) после завершения инновационного процесса («инновация» в технологическо-правовом смыс ле и (3) «инновационный продукт» в экономико-правовом).

Таким образом, инновационное законодательство субъектов РФ может быть охарактеризовано как динамично развивающееся. В усло виях отсутствия специального федерального закона на регионального законодателя возлагается задача по формированию понятийно категориального аппарата, выработке единого подхода к толкованию содержания основных терминов, связанных с инновационной пробле матикой. Подобное самоустранение федерального законодателя из данной сферы, предоставляя субъектам РФ известную степень свободы законотворчества, с другой стороны закладывает предпосылки даль нейшей дифференциации законодательного регулирования инноваци онного процесса. Развитие данной тенденции может негативно сказать ся как на единстве экономического пространства России, так и на про цессе унификации базовых норм об инновациях, что, безусловно, явля ется одним из важнейших условий модернизации национальной эконо мики.

Список использованных источников 1. О концепции инновационной политики Российской Федерации на 1998- годы. Утв. постановлением Правительства РФ от 24.07.1998 г. №832.

2. Городов О.А. Правовая инноватика (правовое регулирование инновацион ной деятельности). СПб.: ООО «Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2008.

3. Волынкина М.В. Правовое регулирование инновационной деятельности:

Проблемы теории. М.: Аспект Пресс, 2007.

4. http://www.innovbusiness.ru Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

ВЛИЯНИЕ «МЯГКОГО» ПРАВА МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО Султанов И.Р., канд. полит. наук Башкирская академия государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан, г. Уфа Процесс соотношения норм международного и национального права в привлекает в последнее время все более пристальное внима ние правоведов. Это, прежде всего, определяется объективным про цессом международного сотрудничества государств, где отношения субъектов регулируются международным правом, усиливающимся воз действием внутригосударственного права на экономические, социаль но-политические отношения внутри страны.


Важную роль в этом процессе играют международные интегра ционные объединения. Как показывает опыт, наиболее существенного прогресса в этом вопросе, удалось добиться именно в этой сфере эко номического сотрудничества. Главным образом, это происходит в виду единства экономических принципов («ценностей») внедряемых в инте грационных альянсах с теми на коих покоится соглашение ГАТТ 1947 г.

и ВТО 1994 г. Напомним, что их участниками являются большинство (около 150) государств мира. Поэтому понятно, что следование им яв ляется юридической обязанностью всех или большинства интегрирую щихся группировок. Вторым по значимости фактором, способствующим их эффективности можно, на наш взгляд, считать новаторство в право вых методах, используемых для регулирования внутрисоюзной жизни.

В числе единых и уже типичных интеграционных ценностей - та кие рыночные принципы и нормы как открытость (транспарентность) национальных рынков для иностранных инвесторов и аккредитации юридических лиц, предполагающая отмену таможенных, визовых и протекционистских пошлинных мер, свободное неограниченное пере мещение через границы как финансов, товаров и услуг, так и физиче ских лиц. К их числу относят принцип и исходящие из него нормы о недискриминации иностранных предприятий, имеющих домицилий в одном из государств группировки [1]. Первым шагом для такого сбли жения, как правило, принимается снижение таможенных барьеров и введение таможенного союза, означающего полную ликвидацию тамо женных пошлин. Среди них и всеобщий принцип рыночности нацио нальных экономик, означающий уменьшение роли и участия прави тельств (те публичного уровня) в регулирование частноправовых отно шений – бизнеса. Принцип свободной конкуренции, т.е. антимонополь ная политика и управление государственной помощью. Она выражается в демонополизации экономики, главным образом таких естественных монополий, как железнодорожный транспорт, телекоммуникации, элек троэнергетика и газовая отрасль. А также запрет на оказание государ Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ственной помощи и доминирующего положения на рынке товаров или услуг [2]. В этих условиях традиционное межгосударственное сотруд ничество (межгосударственная торговля, взаимопомощь) уступает ме сто сотрудничеству частных лиц – корпораций и прочих предприятий (инвестиции, банковский, страховой бизнес, частная торговля). Нако нец, введение «национального режима» для иностранных предприятий, облегчающий ведение дел в другом государстве. По некоторым направ лениям возможны и преференциальные отношения.

Все эти принципы экономического права, возникли не сами со бой, а выражают всеобщую тенденцию к интернационализации спосо бов производства и обмена, развитие мирового рынка, нарастание все сторонней взаимной зависимости, являются инструментами их достиже ния. Это требовало и «адекватного им права, общего, буржуазно ниве лирующего обеспечивающего при этом насильственные формы капита листического господства [3]. Можно сказать, что интеграционные сою зы сами являются таким инструментом. Практика показывает, что они сами становятся эффективной организационно-правовой базой для продвижения и внедрения указанных выше рыночных ценностей, с по мощью которых национальные законодательства эффективно унифици руются в названых ведущих секторах. С помощью таких экономических (рыночных) альянсов эти принципы и нормы стали еще более интен сивно и, добавим, целенаправленно проникать и в судебную, и между народную практику.

В последние десятилетия они затронули и Российское государст во, которое подписало и ратифицировало ряд международных согла шений, обязывающих к внедрению указанных рыночных правовых ин ститутов в свою экономико-правовую систему. Достаточно назвать, в качестве примера, Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС 1994 г. (вступило в силу после переходного периода в 1997 г.) [4]. По этому СПС российское государство обязалось в короткие сроки (за 3 года) перейти на рыночные основы хозяйствования и реорганизо вать систему внутренних экономических отношений в соответствии с указанными выше принципами.

Одним из важных внешнеэкономических союзов для России мож но считать Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ) (англ. Gas Exporting Countries Forum (GECF), или устоявшееся среди исследователей и поли тиков наименование «Газовая ОПЕК». Форум был основан в 2001 году в Тегеране и учреждён юридически 23 декабря 2008 года в Москве, где министры энергетики стран-участниц приняли устав ФСЭГ и подписали межправительственное соглашение.

Можно также с очевидностью сказать, что из числа интеграцион ных экономических организаций выбивается своей эффективностью Европейский союз. Впрочем, на этот общеизвестный факт обращали внимание многие авторы. В частности, И.Н. Герчикова, сравнивая объ ем полномочий международных экономических организаций, подчерки вает, что «цели и задачи у Евросообщества нетрадиционно широки для международных межгосударственных организаций» [5].

В то же время, надо сказать, что международное экономическое право, заслуженно являющееся лидером среди прочих отраслей меж Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

дународного интеграционного права по степени обращения к нему, стало и объектом наиболее частого смешения понятий. Как субъекты, так и источники этой отрасли интерпретируются авторами нередко слишком широко, выходя за пределы понятий международного права, т.е. права публичного. На это указывал еще теоретик-основатель меж дународного хозяйственного права в России, проф. Корецкий В.М., ска зав, что «отношения между государствами стали определяться катего риями римского права» [3]. Он посвятил в своем, указанном в ссылке исследовании, раздел раскрытию понятия «jus gentium», означающее по существу не международное право, как это обычно принято считать, а римское частное право. Именно оно, а не публичное, включает в себя все указанные выше частноправовые экономико-юридические «ценно сти». Именно на их основе интеграционными структурами ведётся дея тельность по приведению правовых систем государств «к единообра зию, униформизму, одинаковому для всех праву, к одинаковому для всех нивелирующему «юридическому порядку» [3].

Совсем иное дело – международные интеграционные группиров ки. Они, в отличие от типичных межгосударственных союзов, наделя ются значительно более широкой правоспособностью и, благодаря раз ветвленной системе органов, внушительному финансированию [7], бо лее высокой в целом дееспособности они значительно более успешны в деле интернационализации национальных рынков и специализации промышленного производства. Экономическая эффективность ЕС, НАФТА, ЕврАзЭС, СНГ очевидна.

Именно в силу гибкости [8], свойственной интеграционным со обществам, динамичности и высокой правоспособности, а также не в последнюю очередь, благодаря массовому использованию мягкого пра ва интеграционные объединения и приобретают ту локомотивную роль, которую они имеют, в продвижении этих экономических ценностей и унификации на их основе национальных правопорядков. Логично будет поставить вопрос – почему именно эти ценности, а не другие. Ответ видится, как мы уже отмечали, в международных обязательствах, вы текающих для государств из членства в ГАТТ/ВТО, членами которого являются сегодня около 150 государств. Соглашение ГАТТ 1947 преду сматривает внедрение в международную торговую практику именно рыночных правил, заменяющих собой традиционную межгосударствен ную торговлю, основанную на суверенитете государств. Таким образом, создаваемые межгосударственные союзы также не могут отклониться от норм ГАТТ/ВТО и ставят их распространение и внедрение своей главной задачей. Иногда даже можно слышать, что если Россия вступит в ВТО, то потребность в специальном соглашении о партнерстве и сотрудниче стве с ЕС (которое готовится в настоящее время, начиная с июня года) отпадет сама собой. Заметим вдобавок, что сегодня оба процесса идут параллельно – и переговоры о вступлении РФ в ВТО и переговоры о новом соглашении о партнерстве и сотрудничестве с ЕС (СПС-2). И то и другое содержит одни и те же материально – правовые императивы (и соглашение с ВТО и соглашение с ЕС). И можно заметить, что тормо Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

жение в одном сопровождается параллельным торможением и в другом.

А прогресс с ВТО сразу влечет и прогресс в переговорах по СПС. Это «совпадение» можно было наблюдать за два истекших года неодно кратно, что наталкивает на мысль об их принципиальном и целевом единстве.

Либерализация национальных экономик государств-членов – это то требование, которое вытекает из указанных соглашений ГАТТ/ВТО, членами которого являются все страны ЕС, НАФТА, центральной Афри ки или, скажем, ОПЕК. Правда, в ЕС легитимация императивов ГАТТ не обошлась без колебаний. Как отмечалось профессором Ю.М. Юмаше вым, «в начале 1960-х гг. Суд считал, что обязательства, вытекающие из Договора о ГАТТ, ранее заключенного государствами – членами, не действует в отношении Сообщества» [9]. Но «в начале 1970-х, после окончания переходного периода, Суд в своих решениях подчеркивал, что обязательства государств – членов в ГАТТ переходят к Сообществу по мере расширения сферы действия его внешней компетенции» [9].

Поэтому, если упомянуть Европейскую энергетическую хартию, как и Договор к ней 1994 г. [10], они уже являются документами, тре бующими от «Договаривающихся сторон», если те не являются членами ГАТТ/ВТО, перестройки системы своих внутриэкономических отношений по либеральному образцу.

Интеграционные союзы коллективно легче добиваются этих целей. ЕС, хотя и через акты меньшего, чем ГАТТ масштаба (по кругу участников), предлагает внедрять те же самые эко номические правила, что мы указали выше. Естественно, что у госу дарств, которые лишь недавно вышли из социалистических форм госу дарственного устройства нередко возникает проблема несовместимости экономических и правовых систем. В одних – приоритет государствен ного, в других – частно-корпорационного подхода В итоге несовмести мость правовых и хозяйственных традиций приводит к малоэффектив ному или просто неработающему соглашению. Например, в отношении России Ф. Лукьянов очень верно пишет, что «диалог о расширении рос сийских поставок в ЕС вышел за утилитарные рамки «товар – деньги – товар» и превратился в принципиальную дискуссию о будущем эконо мики России»1.

Действительно, если взять Договор к энергетической хартии 1994г. и сопоставить его с соглашением ГАТТ, то бросается в глаза, что он лишь несколько конкретизирует положения ГАТТ, но не добавляет ничего принципиально нового в те принципы, соблюдать которые госу дарства группировки обязаны в силу соглашениё 1947 г. и 1994 г. По следние, кстати, в данном договоре тоже не раз упоминаются как базо вые [12]. Сравним: это и свобода конкуренции, и принцип недискрими нации, и верность единому рынку, и самому Евросообществу, и охрана окружающей среды со своим принципом (загрязнитель платит). Все эти Имеется в виду Ст.V ГАТТ/ВТО «Свобода транзита»:»…свобода транзита через территорию каждой договаривающейся стороны, путем наиболее комфортным для международного транзита, для транзитного перемещения с территории или на территорию других договаривающихся государств»

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

общие положения по либерализации рынка ДЭХ лишь конкретизирует их применительно к энергетике, адресуя их конкретным государствам.

Новое в указанной Хартии и Договоре к ней лишь одно – это вовлече ние в сферу конвенции уже не 27-ми государств ЕС, а 51-го государст ва, вкупе с Афганистаном, Пакистаном, Монголией, Японией, Украиной и многими другим далеко не европейскими странами. И, второе – это требование доступа западноевропейских менеджеров к газотранспорт ным сетям всех государств, не исключая и не входящие в состав этой интеграционной структуры.

Соответственно, достижение указанных целей, единых для всех членов соглашений ГАТТ 1947 г. / ВТО 1994 г. требует и теоретико правового обоснования. Интеграционные союзы используют для этого и международные научные доктрины и правотолкование суда ЕС, и все возможные способы нужного для этого толкования учредительных ак тов. Однако гармонично обосновать их удается не всегда, ибо право интеграционного сообщества претендует на то, чтобы без ограничений воздействовать на юрисдикцию государств без общепринятого нацио нального одобрения. Такая потребность в соответствующем теоретиче ском обосновании реализуется, как мы уже отмечали чуть ранее, в смешении общепринятых понятий.

Что касается источников, то в их число неоправданно включают ся и частные договоры, регулируемые гражданским правом. Впрочем – это едва ли можно отнести и к новаторским подходам создаваемых ин теграционных структур, ибо еще на заре возникновения этой отрасли авторы уже заявляли, что международное право никогда не сможет играть действительно важную роль в международных делах, пока оно не включит в свою собственную сферу некоторые из вопросов, которые ныне входят в юрисдикцию отдельных государств [13].

Все эти нестыковки свидетельствуют и о стремлении к достиже нию целей интеграции «любой ценой». Случается, государства выра жают недовольство давлением интеграционных структур и темпами инициируемых сверху реформ. Но, видимо, ряд других факторов за ставляет правительства смиряться и умерить свой скептицизм, солида ризируясь с большинством. Опыт ЕС свидетельствует, что коллектив ность имеет большое интегрирующее влияние на членов группировки.

Случается, что нужное большинство голосов набирается лишь потому, что голосующее государство опасается ответного негативного голосо вания со стороны того или иного государства, чьи интересы сегодня «поставлены на кон». По крайней мере такая ситуация нередка в ЕС.

Тем не менее напор, темпы, с которыми ведется в последние годы интеграция, в частности, в Европе, вызывает у государств ощущение дис комфорта и стремление к собственной позиции. Страдает солидарность.

Государства периодически вспоминают о суверенитете. Можно видеть, что голосование на референдумах дает один сбой за другим. Так, В 2007г.

отсутствие солидарности наиболее явно проявилось, как мы знаем, в оппо зиционной позиции Польши и Эстонии. Есть и группа традиционных евро скептиков, коими в ЕС принято считать также Данию, Ирландию и Велико Раздел I «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

британию. С 2005 г. к их числу присоединились Франция и Нидерланды.

Евроскептицизм уже рассматривается западноевропейскими авторами как системное, а отнюдь не преходящее явление [14].

Исследователь Мулюн В.Н., в частности, в своем автореферате выделяет следующие особенности соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности международных эконо мических организаций являются следующие:

1. осуществление контроля ВТО за выполнением государствами приня тых на себя обязательств по международным договорам в сферах, традиционно относившихся к внутренней компетенции государств.

2. использование международного статуса МВФ и Всемирного банка для поощрения реализации государствами рекомендательных норм («косвенное предправо»).

3. толкование внутригосударственного права ОРС ВТО и МЦУИС от личным от государств способом, что влияет на дальнейшее право творчество и нормотворчество государствами [15].

Список использованных источников 1. Консолидированная версия Договора о Европейском союзе и Договора, уч реждающего Европейское сообщество. Luxembourg: Office for Official Publica tions of the EC, 1997.

2. ЕС содействует укреплению конкуренции свободного рынка в России// Пресс-Релиз. Москва, Представительство Европейской Комиссии в России.

15 сентября 2003 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eur.ru 3. Корецкий В.М. «Общие принципы права» в международном праве. Киев, 1957. С. 185.

4. Бюллетень международных договоров 1998. №8. Австрия, Финляндия и Швеция являются сторонами СПС на основании Протокола от 21.05.1997.

5. Герчикова И.Н. Международные экономические организации: регулирова ние межхозяйственных связей и предпринимательской деятельности. Учеб ное пособие. М.: Издательство АО «Консалтбанкир», 2000.

6. Андрис Пиебалгс. Член Европейской Комиссии по вопросам энергетики// Вестник Представительства Европейской Комиссии в Российской Федерации, Выпуск 1-2, май 2007 [Электронный ресурс]. URL: http://www.vestnik.eu visibility.ru/issue01-02/novaya-evropeiskaya-energeticheskaya-politika.

7. Юмашев Ю.М. Источники права ЕС // Европейское право, политика и инте грация: Актуальные проблемы / под научной ред. Л.Х.Мингазова. Казань.

2005.

8. Reif Timothy M., Florestal M. Revenge of the Push-Me, Pull-You: The Implemen tation Process of the WTO Dispute Settlement Understanding International Law, 1998, 755 (32).

9. Park S. The World Bank Group: Leading or Following International Sustainable Development? Global Governance, special issue, The Banks World.

10. Лукьянов Ф. На надёжной основе строится взаимодействие ЕС и РФ в сфере энергетики // Европа. 2003. №5(28).

11. Шумилов В.М. Международное публичное экономическое право. Учебное пособие. М.: НИМП, 2001.

12. Brierly J. The Law of Nations.-4 ed. London, 1949.-P.142 ff.;

Op.cit.-5 Еd. London, 1955. P.75 ff.

13. Хубериас К.Ф. Антиевропеизм и евроскептицизм: анализ ситуации после расширения Европейского союза на восток // Европа: Журнал польского ин ститута международных дел. 2007. №2(23). Том 7.

14. http:// europa.eu.int8comm/enlargement_process.htm.

Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационная активность регионов в условиях современной экономики»

15. Мулюн В.Н. Особенности соотношения международного и внутригосударст венного права в деятельности Всемирной торговой организации, Междуна родного валютного фонда и группы Всемирного банка // Дисс. … канд.

юрид. наук. Москва, 2009.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Дьяконова О.С., Обухова А.С.

Юго-западный государственный университет, г. Курск Инновационное развитие экономики происходит в условиях ин тенсификации межгосударственных экономических, политических, со циальных и культурных связей. Процессы глобализации, связанные с переходом человечества от индустриальных способов производства к высокотехнологичным, оказывают прямое и непосредственное влияние на правовую систему.

Сегодня во многих странах мира уже накоплен значительный опыт в области регулирования инновационных отношений. Собствен ный законодательный опыт России в инновационной области примени тельно к условиям рыночной экономики пока небольшой [6].

Для начала, нужно уяснить, что вообще означает понятие «ин новация». В течение последних пяти лет в нашей стране уже достаточ но громко и часто стали употреблять такие понятия, как «инновацион ная деятельность», «инновации», «инновационная политика», «инно вационный путь развития» и пр. Однако до сих пор в нашем законода тельстве так и не раскрыты эти понятия и не дано их толкование, по этому и для понимания зачастую приходится обращаться к словарям.

Хотя, необходимо отметить, что были предприняты попытки законода тельного урегулирования данной проблемы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.