авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Сервис виртуальных конференций Pax Grid

ИП Синяев Дмитрий Николаевич

Вопросы развития филологии и

литературы в России и мире.

Современная литература и

культурные традиции.

Всероссийская научная Интернет-конференция

с международным участием

Казань, 26 апреля 2013 года

Материалы конференции

Казань

ИП Синяев Д. Н.

2013

УДК 619(082)

ББК 82

B74

B74 Вопросы развития филологии и литературы в России и мире.

Современная литература и культурные традиции.[Текст]:

всероссийская научная Интернет-конференция с международным участием : материалы конф. (Казань, 26 апреля 2013 г.) / Сервис виртуальных конференций Pax Grid ;

сост. Синяев Д. Н. - Казань :

ИП Синяев Д. Н., 2013. - 119 с.- ISBN 978-5-906217-15-8.

Сборник составлен по материалам, представленным участниками всероссийской научной Интернет-конференции с международным участием: "Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции".

Конференция прошла 26 апреля 2013 года. Книга рассчитана на преподавателей, научных работников, аспирантов, учащихся соответствующих специальностей.

Составитель: Синяев Д. Н.

Материалы представлены в авторской редакции ISBN 978-5-906217-15-8 © Система виртуальных конференций Pax Grid, © ИП Синяев Д. Н., © Авторы, указанные в содержании, АНГЛИЙСКИЕ И АНГЛО-АМЕРИКАНСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Базылова Л.А.

МБОУ Дятьковская СОШ № niklud1@yandex.ru Характерной особенностью развития современного российского общества является активизация процесса глобализации, направленного на создание единого социального пространства, открытого для межнационального взаимодействия. Политические, экономические, социальные и культурные преобразования ведут к расширению сфер международного общения, что находит отражения в языковой системе, так как язык, являясь своего рода лакмусовой бумажкой, реагирует на все изменения, происходящие в обществе.

Одной из тенденций, наблюдаемых в современном русском языке, является активное проникновение иноязычных заимствований, прежде всего из английского языка и его американского варианта. Причем такая тенденция наблюдается не только в разговорно-обиходной речи и в публицистике, но и в художественной литературе. Произведения современной русской литературы «пестрят» такими заимствованиями, как мэссидж, имидж, пиар, уикэнд, пикник, пентхаус, киллер, шоппинг, ланч и т.д., причем большинство из них настолько «ассимилируются» в русском языке, что не воспринимаются читателем как нечто иноязычное и непонятное. На материале романа Б. Акунина «Кладбищенские истории» [1] рассмотрим особенности употребления подобного рода лексических единиц в рамках современного художественного произведения русской литературы.

Все проанализированные нами англицизмы можно разделить на несколько групп:

1. Заимствования, довольно давно вошедшие в русский язык и понятные любому его носителю. Подобного рода лексические единицы начинают жить по законам русского языка, подчиняясь его грамматическим нормам и правилам (образование множественного числа по законам русского языка, склонение имен существительных и т.п.) Оптимисты позапрошлого века, гулявшие и устраивавшие пикники среди гробов, были носителями истинно американского пионерского Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

духа (194) [1].

Настоящих леди и настоящих джентльменов сконфузить невозможно, потому что они не утрачивают чувства собственного достоинства никогда …(52).

Слова пикник (от англ. picnic) и джентльмен (из англ. gentleman “благородный, мягкий”) фиксируются не только современными словарями русского языка [3], но и словарем В.И. Даля: «пикник – угощение складчиной или загородная пирушка братчиной;

складчинка, ссыпчинка, братчинка»;

джентльмен – образованный человек, отличающийся благородством в образе мыслей и порядочностью во внешних приемах. Человек, принадлежащий к светскому обществу» [2], что свидетельствует об относительно давнем проникновении данных заимствований в русский язык.

2. Заимствования, сравнительно недавно вошедшие в русский язык.

Данная группа англицизмов представляет собой обширный пласт лексики, который постоянно пополняется новыми языковыми единицами, используемыми, как правило, для обозначения реалий и понятий, пришедших из-за рубежа.

Тактика устроителей была стандартной: сделать пиар за счет «звезд», а там потянет и массовый клиент (184).

Слово «пиар (англ. PR — сокращение от public relations — связи с общественностью) - это деятельность, направленная на формирование общественного мнения о чем-либо (товаре, человеке, компании, событии), образованное от английского PR (public relations), таким образом, английская аббревиатура «прижилась» в современном русском языке и часто используется его носителями. Рассмотрим еще несколько примеров:

Паблисити было на всю страну, и после этого бизнес пошел как по маслу (185).

Слова паблисити – «от англ. [publicity] – в капиталистических странах – реклама;

известность, популярность» и бизнес- «от англ.

[business] – в капиталистических странах- экономическая деятельность, дающая прибыль;

любой вид деятельности, приносящий доход или иные личные выгоды» [4] зафиксированы еще в 1989 словаре иностранных слов, сегодня же слово бизнес уже не воспринимается как нечто иноязычное и непонятное, оно проникло во все стили языка:





разговорный, публицистический, даже в официально-деловой и язык художественной литературы.

Нередко заимствованные слова начинают конкурировать с практически равнозначными русскими эквивалентами, иногда даже Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

вытесняя их, например:, (англ.) party – (рус.) вечеринка, прием гостей;

(англ.) killer – (рус.) убийца;

(англ.) message – (рус.) сообщение, послание, haus – (рус.) дом.

Именно там, в кресле с намыленной физиономией, его и изрешетили киллеры, подосланные коварным Вито Дженовезе (188) Богатый человек Уильям Ниблоу …много лет подряд устраивал у места своего будущего упокоения званые гарденпати (193).

В 2010 окончательно переселиться на Манхэттен, а дом в Нью-Джерси перевести в разряд кантри-хауса (199) Отметим, что в анализируемом нами тексте встречаются разные случаи написания англоамериканизмов (как русскими, так и английскими буквами). Таким образом, можно судить о том, что текст романа «Кладбищенские истории» рассчитан на образованного читателя, идущего в ногу со временем и владеющего азами английского языка.

И еще потому, что начинаешь чувствовать, что в этом прахе и ссоре есть некий message, адресованный персонально тебе.(216) Если поломать голову над этим мудреным мессиджем, расшифровка получается примерно такая…(82) 3. Нередко в язык современной художественной литературы проникают целые фразы и выражения, заимствованные из английского языка, но известные носителям русского языка из фильмов, песен, стихов и т.д. Здесь срабатывает прием погружения в языковую среду, создание локального колорита. Это скорее художественный замысел автора произведения, чем языковая тенденция. Тем не менее, большинству читателей понятно, о чем говориться в тексте - Don’t worry, be happy, - сказал Крот с жутким акцентом, и крышка с грохотом захлопнулась ( Ар ю о’кэй? – спрашивает через воды Ист-Ривера силуэт Манхэттена.

Ай’м файн, отвечает кладбище Грин-Вуд. Всё будет олл Райт. (195) Подводя итог вышесказанном, отметим, что современная русская художественная литература подвержена влиянию языковых заимствований. Конечно частотность употребления заимствований в тексте во многом зависит от того произведения, которое подвергается анализу, от его жанра и стиля, от особенностей авторского мировидения и способа подачи текста. Иноязычные заимствования, при умелом и уместном использовании обогащают художественное произведения и помогают его автору добиться поставленных целей. Англицизмы «работают» но создание образа, речевого портрета, или же помогают поместить читателя в нужное территориальное, социальное, языковое Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

пространство. При этом многие англицизмы (пикник, бизнес, лифт и т.п.

и т.д.) не воспринимаются читателем как нечто непонятное и пугающее, они начинают «жить» по законам русского языка. Неумелое же использование англоамериканских заимствований, дань моде, желание «осовременить» художественное произведение засоряет русскую литературу, поэтому употребление иноязычных заимствований в художественном тексте должно быть оправданным, дозированным и уместным.

[1] Здесь и далее в скобках указана страница из анализируемого произведения Литература 1. Акунин Б. Кладбищенские истории/ Б. Акунин, Г. Чхартишвилли. -М.:

КоЛибри, 2004. - с. 240.

2. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М.: Эксмо, 2004. – с. 479;

с.210.

3. Словарь русского языка: В 4-х т./ под ред. А.П. Евгеньевой. – М.:

Русский язык. – 1981-1984. - т. 3. – с. 122;

т. I. – с.396.

4. Словарь иностранных слов.-18-е изд., стер. – М.: Рус. Яз., 1989. – Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ В РЕЧИ МОСКОВСКИХ МИГРАНТОВ Балыхина Т.М., Нетёсина М.С.

РУДН dekan-fpk@yandex.ru Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Коммуникативное пространство мегаполиса: анализ звучащей речи» за № 11-04-00071а Состояние большей части всего коммуникативно-речевого пространства Москвы (шире – России) предопределяют социальные и социально-профессиональные слои общества, говорящего по-русски.

Обращение к анализу коммуникативного пространства можно найти в трудах Ф. Боаса, В.Д. Бондалетова, М. А. Бородиной, Н.Д. Бурвиковой, В.В. Виноградова, В.Е. Гольдина, В. П. Зинченко, Ю.Н. Караулова, Г.В.

Колшанского, В.А. Масловой, В.М. Мокиенко, В.П. Нерознака, Н.В.

Подольской, Ю.Е. Прохорова, О.Б. Сиротининой, Т.В Цивьян, Р.М.

Фрумкиной, В.А. Хомякова, Е. С. Яковлевой и др.

Современным исследованиям свойственен подход к «языку города»

как многокомпонентному явлению. Разновидности городской речи формируются социальной базой. Выделяют: социальные диалекты, жаргоны, интердиалекты, койне, сленг [Учебная практика];

носителей 1) элитарной речевой культуры, 2) среднелитературной речевой культуры, 3) литературно-речевой культуры, 4) фамильярно-разговорной речевой системы [Сиротинина].

Основы современного подхода заложены Б.А. Лариным (выделял в границах города различные языковые группы, различал книжный язык и низовые диалекты), Н.И. Толстым (выделял четыре вида речевой культуры).

Представителей речевого сообщества распределяют по профессионально-социальным слоям, достаточно традиционно включающим политико-административный аппарат, журналистов, интеллигенцию. К влиятельным в языковом отношении социальным категориям лиц также относят молодёжь [Современная русская речь, 2004 и др.], бизнесменов [Балыхина, 2008 и др.], представителей гламура [Шкапенко, Хюбнер;

Щуплов и др.]. Подобное подразделение всегда носит условный характер: представители каждого слоя в целом Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

неоднородны, группируются по разным основаниям, частично совпадают, совмещаются, накладываются друг на друга. Однако представители данных слоёв объединяются по речевым приоритетам. Выбор языковых средств в зависимости от целей коммуникации – важнейший показатель групповых предпочтений и неприятий [Крысин, 2001]. К выделенным большинством исследователей категориям говорящих – представителям СМИ, интеллигенции, политикам – мы добавили ещё две. Они заметны в коммуникативном пространстве Москвы, также как и три предыдущие, представляют доминирующие тенденции в живом языковом процессе:

рядовые жители мегаполиса (сфера разговорной речи) и мигранты.

Включение последней категории говорящих в сферу наших интересов объясняется следующими причинами.

Москва – крупнейший город России и Европы по количеству жителей, с численностью постоянного населения более 11 миллиона человек, входит в десятку крупнейших городов мира. По данным управления Федеральной миграционной службы по Москве, официальным учётом зарегистрировано ещё 1 миллион 800 тысяч приезжих (трудовых мигрантов и гастарбайтеров, студентов и других), а также в городе, по оценкам экспертов, постоянно находится ещё не менее 1 миллиона незарегистрированных и нелегальных мигрантов и гастарбайтеров, в том числе нелегальных иммигрантов. Хотя процент русских по Москве превышает средний показатель по России (80 %), такое большое количество говорящих на русском языке как на неродном, безусловно, влияет на состояние коммуникативного пространства города.

Интерференция как отрицательное влияние родного языка при использовании второго может проявляться на разных уровнях языковой системы. В лингводидактике допускается «снисходительное» отношение к ошибкам акцентного происхождения, если они не нарушают коммуникацию (ср. разделение внутриязыковой интерференции с точки зрения её результативности на затрудняющую русскую речь, нарушающую речь и разрушающую речь в [Балыхина, 2006]).

Некоторые ошибки ведут к полному непониманию, порой к затруднению или искажению понимания высказывания. В качестве примера можно привести фонетические ошибки такого типа, вызванные неразличением или смешением фонем (каша – касса, бой – пой, брат – брать, бил – был и другие), интонационные ошибки (фраза: «У вас температура?», произнесённая с понижением голоса к концу фразы, превращает вопрос (ИК-3) в утверждение (ИК-1), морфологические ошибки (письмо брата – письмо брату) и пр.

Существенны те особенности речи, которые выдают в говорящем Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

иностранца при состоявшейся коммуникации, т.е. на таком уровне, когда и выбор слов и построение высказывания являются по существу правильными. Подобные ошибки – и фонетико-интонационные, и морфологические, и лексические, и синтаксические – могут производить комический эффект (Мой брат посёл. Циолковский изобрёл космотические спутники. Мой отец медсестра. Автобусы подыхали возле нашего факультета. Вчера она выла в поликлинике. Армии разных стран шпионируют друг друга. Это мой кузин. Вчера ему был день рождения. Я окончил институт и взял диплом).

Типологические трудности русского языка являются общими для представителей разных этнических групп и обусловлены расхождениями в системах их родного и русского языков: отсутствие некоторых грамматических категорий в родном языке (вид глагола, род существительных и пр.), расхождения в способах выражения тех или иных значений (категории рода, одушевлённости или неодушевлённости, предложно-падежная, видовременная система и др.). Именно переносом явлений родного языка в иностранный – русский – «классические»

ошибки инофонов: Я зовут (Меня зовут). Я буду купить хлеб (Я куплю хлеб). Я есть мобильник (У меня есть мобильник). Я пришёл в Москву из Ташкента (Я приехал в Москву из Ташкента). Приходи здесь! (Иди сюда!).

В русском языке есть большой и активно пополняемый класс слов, по морфологическим признакам принадлежащий е прилагательным, – относительные прилагательные (школьный музей, студенческая столовая, каменный пол и пр.). В китайском, например, языке таких прилагательных нет. Их функцию выполняют конструкции, аналогичные русским: музей школы, столовая для студентов, пол из камня. Однако по-русски словосочетания школьный музей и музей школы не полностью идентичны.

Большие трудности связаны с грамматическим выражением категории рода в русской речи казахов, азербайджанцев, армян, англичан и др., в родном языке которых эта категория не выражается формально. Весьма частотны ошибки, связанные с флективным характером русского языка, в котором в окончании существительного и прилагательного, местоимения-прилагательного синтетически выражаются категория рода, числа и падежа. Если в родном языке мигранта отсутствует механизм выражения грамматических значений с помощью замены флексий, мигранту трудно усвоить саму идею и, соответственно, запомнить окончания. Можно с уверенностью утверждать, что данное явление провоцирует множество ошибок.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Типичные ошибки: встретил поезда, два человек, пишу с ручка, он нет здесь, зачем ты не был на работе, я училась в среднюю школу;

окно открыт, красивый девушка, подруга учился в университете, спасибо учёбе меня, позвольте нас поздравить вас.

Так, в русскоязычной речи мигрантов-киргизов, мигрантов-таджиков особенно много ошибок на употребление падежных форм существительных. Это обусловлено наличием в киргизском языке одного типа склонения (при трёх типах в русском), а также несоответствием семантических зон, покрываемых падежными формами в русском и двух названных языках: Я принёс интересная книга. Ежедневно мы проводим чтение газета. Я должен помочь отец (из речи киргизов).

Они заняли вторую место. Он выдающийся вождя. Русский язык нужно всем миром. Благодарю нашему учителю (из речи таджиков).

Неумение использовать категорию вида глагола приводит к ошибкам, подобным такой: Девушка, я в среду сдал экзамен. Я сдал? (вместо Девушка, в среду я сдавал экзамен. Я сдал?), что может затруднить понимание и даже создать комический эффект, о чём уже говорилось выше.

Часто люди, недостаточно владеющие русским языком и не имеющие опыта изучения иностранного языка, думают: в русском и родном языках различаются лишь слова и стоит только узнать русские слова, как сразу же можно построить из них предложения и передать мысль на русском языке. Итак, сначала человек строит предложение на родном языке, затем переводит это предложение на русский язык. Однако в русском языке объектное дополнение, субъектное дополнение находятся в постпозиции, а, например, в киргизском – в препозиции;

обстоятельства и определения в русском языке - как в препозиции, так и в постпозиции, в киргизском же – только в препозиции. Типичные ошибки: 1) построение предложений в соответствии с правилами своего родного языка, без учёта, например, основного типологического свойства порядка слов при трансформации и расширении линейно-динамической структуры русского предложения – прогрессивного, т.е.

правоветвящегося расположения компонентов (Учил нас работать мастера. Учил нас русскому языку учителя. В нашем районе животноводством люди занимаются. Мы надо помогли ему чтобы);

2) ошибки второго типа – вызваны незнанием законов, обусловливающих русский словопорядок, законов актуального членения предложения.

Как известно, правило стилистически нейтрального порядка компонентов словосочетания в русском языке требует, чтобы управляемые компоненты находились в постпозиции по отношению к Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

главному слову. Так, в русском языке при управлении нейтрален следующий порядок слов: главное слово + зависимая словоформа, а, например, в монгольском – наоборот: обмениваться опытом – туршлагаа хуваалцах (опытом обмениваться);

убрать со стола – ширээ цэвэрлэх (со стола убрать);

любовь к животным – амьтныг хайрлах (к животным любовь). Отсюда возникают ошибки такого рода в русской речи монголов: с эпидемией борьба, диссертацию защитить, этой статьи автор, для головы лекарство.

Однако чаше всего интерференция бывает комбинированной, т.е.

проявляющейся одновременно на нескольких языковых уровнях.

Например, в предложении Прунзу я от Тамчы пришёл (вместо Я приехал во Фрунзе из Тамчи) интерференция проявляется на фонетическом уровне (смешение согласных по звонкости/глухости), морфологическом (опущен предлог винительного падежа, неправильно употреблена форма существительного, неверно выбран предлог родительного падежа), лексическом (глагол пришёл вместо приехал), синтаксическом (построение предложения по модели родного языка – в данном случае киргизского: Фрунзеге мен Тамсыдан келдим).

Ошибки, формирующие акцент – или впечатление – на уровне общего звучания, могут создавать у носителей языка впечатление плохого знания русского языка говорящим, возможно, его неграмотности и даже необразованности, что, в свою очередь, ухудшает процесс взаимодействия между собеседниками, мешает полноценному общению. Акцент – явление стойкое и во многих случаях неустранимое даже при достаточно высоком уровне владения иностранным языком.

Литература 1. Балыхина Т.М., Игнатьева О.П. Лингводидактическая теория ошибки и пути преодоления ошибок в речи иностранных учащихся: Учебное пособие. – М.: Изд-во РУДН, 2006. – С. 195.

2. Балыхина Т.М. Содержательно-композиционная специфика устной профессионально-деловой речи: Учебное пособие. – М.: РУДН, 2008. – С. 218.

3. Крысин Л. П. Современный русский интеллигент: попытка речевого портрета // Русский язык в научном освещении, № 1. – 2001. – С.

90-106.

4. Сиротинина О.Б. Основные критерии хорошей речи // Хорошая речь. – Саратов, 2001. – С. 16 – 28.

5. Современная русская речь: состояние и функционирование: Сб.

аналитических материалов/под ред. С.И. Богданова, Л.А. Вербицкой, Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Л.В. Московкина, Е.Е. Юркова. – СПб., 2004. – С. 368.

6. Учебная практика по изучению народно-разговорной речи города:

Программа и методически указания для студентов филологического факультета / Сост. А.Б. Мордвинов, Б.И. Осипов. – Омск, 1990.

7. Шкапенко Т., Хюбнер Ф. Русский «тусовочный» как иностранный:

Учебное пособие. – Калинград, 2003. – С. 200.

8. Щуплов А. Жаргон-энциклопедия современной тусовки. – М., 1998. – С.

212.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ТВОРЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ ПИСАТЕЛЯ В СОХРАНЕНИИ ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЙ В ЛИТЕРАТУРЕ Биткеев Н. Ц.

ФГБОУ ВПО Калмыцкий государственный университет n_bitkeev@mail.ru В настоящее время, когда происходит трансформация в системе образования России в связи с модернизацией учебно-методического комплекса в учебных заведениях, возникает необходимость большой осторожности в учете сохранения лучших художественных традиций в новейшей русской литературе, ибо постсоветский художественный процесс имеет свои особенности: утратились прежние традиционные положения (исчезла народность, дегероизация персонажей, изменились взгляды у большинства авторов к извечным понятиям патриотизма, интернационализма, нравственных идеалов и т.п.

Современная литературная критика в целом находится в ситуации молчания. С данной (негативной) ситуацией ведут активную борьбу лишь некоторые литературоведы, в частности, на страницах центральных изданий – Н. Иванова, которая публикует статьи о неправомерном разрушении традиционных принципов литературно-художественного процесса (статья написана в рамках проекта «Фольклор монгольских народов: традиции и новаторство», выполняемому в рамках Программы Президиума РАН «Традиции и инновации в истории и культуре») Выдающиеся писатели всех народов опирались в своем творчестве на богатейший фольклор, в котором отражены их вековые мечты о свободной и счастливой жизни без социального неравенства, в которых отражены такие образы, которые служили образцом для подражания.

Изображение человека в литературной и фольклорной поэзии имеет свои особенности. В эпической поэзии есть образ совершенного мужчины и высоконравственной женщины, что до сих пор отсутствует в литературе, хотя вопрос о способах изображения человека в поэзии является типичным и затрагивает проблему характеристики, основанной на единстве общего и конкретного, выраженного в единичном, т.е. такой их связи, которая по сути является проблемой синкретической характеристики. Образец ее дает положительный персонаж в произведениях особенно классиков литературы и фольклора (статья написана в рамках проекта Президиума РАН.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Верно утверждает профессор Л.П. Егорова, что «образ человека… не сложится, пока в комплексной по своему характеру дисциплине, именуемой «человековедением», не займут своего места открытия не только наук

и, но и … художественной литературы, преломленные через призму философии». Т.е. в человековедении должно быть сведено в единую систему представление о человеке через философию.

Положительные образы персонажей произведений не только русской литературы, но и других национальностей, в частности, - киргизской (например – Ч. Айтматова), дагестанской (Р. Гамзатова), калмыцкой (Д.

Кугультинова) и многих других часто созвучны с характерами героев народной поэзии. Образы эти – ключ для раскрытия вечных тем творчества писателей-классиков, на идейные позиции которых мало отразились духовные потребности нового (постсоветского) времени. Их произведения воспринимаются как высокохудожественные, с гуманистическим пафосом, а потому востребованы читателями.

Например, образ академика Демидова в романе «Бермудский треугольник» Юрия Бондарева – одно из лучших созданий в литературе конца XX века. Это собирательный образ, который формировывался из произведения в произведение и наиболее полным стал, когда автор пережил события Октября 1993 года, происходившее на Красной площади в Москве. Или. Много и по-разному пишут о романе «Пирамида» Л. Леонова. Понятно, что читать это произведение надо глубоко осмысливая. Здесь, можно сказать – не только история России, но и сам автор рассматривал «Пирамиду» как роман об истории человечества, синтезирующий достижения русской и мировой литературы.

Расул Гамзатов считал, что литература должна иметь и воспитательное, и познавательное, и эстетическое значения. При этом писатель должен все эти моменты отражать не навязчиво, чувствуя мелодию своего времени.

Актуальные проблемы современного литературного процесса должны быть сведены к следующим моментам: изображение героя нашего времени, соответствующего идеалу, на котором можно было бы воспитывать молодое поколение;

изображение реальной действительности, которая бы воспроизводила жизнь народную, каковой является на самом деле;

отказ от уничтожения прежних идеалов – героев прошлого.

Российская литература, в целом, находится в кризисе. Такие моменты были характерны и для прошлых эпох, в частности, о XIX веке так говорил В.Г. Белинский. Однако жили и создавали классические Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

произведения Лев Толстой, Иван Тургенев, Антон Чехов, Алексей Горький, Михаил Шолохов;

до недавнего времени – Леонид Леонов, Юрий Бондарев. Существует опасность для литературы и литературоведения – это проникающая вседозволенность, которая разрушает достижения писателей классиков и науки о литературе.

Надежда на то, что время выметит эту шелуху и оставит все, что представляет действительную ценность, вселяет уверенность.

Писатели должны продолжать лучшие традиции литературы:

реалистическое изображение действительности в высокохудожественной форме с высоты современного эстетического идеала.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ОБРАЗ ТАМАРЫ В ПОЭМЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА «ДЕМОН»: К ПРОБЛЕМЕ ДРЕВНЕВОСТОЧНЫХ ИСТОКОВ ХАРАКТЕРА Бугаева Н. Н.

ЮФУ nomadname@mail.ru Согласно первоначальному замыслу, М.Ю.Лермонтов хотел представить картину «греховной» любви Демона и Тамары в христианском ключе: показать порочность Тамары, ее предрасположенность к греху. Такое духовное соответствие последующему грехопадению объясняет и само грехопадение, и его осуждение и наказание. Вот почему М.Ю. Лермонтов во всех версиях поэмы «Демон» вплоть до последней стремится изобразить Тамару как личность, предрасположенную к страстности, нравственной разнузданности, во второй части поэмы мы наблюдаем «апофеоз страстности Тамары» [Найдич: 3].

Это было необходимо для реалистичности сюжета и обоснования, что толкнуло Тамару к Демону. Для этого надо было ответить на вопрос, почему ее чистота, в христианском сознании приписываемая молодым религиозным девушкам, не спасла ее от нравственного падения. Но всякий раз сюжет распадался, отличался непоследовательностью и не удовлетворял М.Ю.Лермонтова. Это можно проследить по многочисленным редакциям поэмы.

Согласно этому сюжетному архетипу получалось, что девушка, по природе порочная, становится жертвой коварства Демона. Тот «от зависти и ненависти решается погубить ее» [Найдич: 3]. Это вполне соответствует христианской морали. Можно предположить, что его выбор пал на нее из-за ее «ведьмовской» натуры. Но это противоречило как стремлению Демона погубить чистую душу, так и финалу, в котором Тамару забирают на небеса как праведницу. «Тамара предстает в облике монахини, волнуемой страстями, а концепция очищающей силы любви станет центральной в окончательной редакции поэмы» [Немзер: 3-4].

Порочная девушка стремится найти себя в роли монахини, однако постояно чувствует диссонанс;

согласно своей порочности она влюбляется в порочного мужчину;

от угрызений совести бывшая монахиня умирает и заслуживает спасение. Таков первоначальный план.

Но последний отредактированный М.Ю. Лермонтовым вариант поэмы Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

уже не перекликается с христианской трактовкой этого сюжета. По той или иной причине автор обратился к иному, назовем его общеосточным или языческим, сюжетному архетипу. Согласно последнему, не привязанному к ежесекундной необходимости соотносить поступки и мотивацию героев с христианскими нормами поведения (что было продиктовано подбором персонажей), Тамара как молодая девственница встречает странника Демона, чтобы он препроводил ее в мир зрелой женственности. Автор наделяет ее девической непосредственностью, она с готовностью принимает в своих покоях мужчину, как это делали жрицы в древних восточных храмах. Этот поступок, положительно характеризующийся с древневосточных позиций, и объясняет сюжетный ход с ее вознесением на небеса. Древневосточная «монахиня», стремящаяся к любви, не признается порочной, напротив, она служит Богу.

Таким образом, данную особенность можно считать наиболее значимым штрихом в «богоборческих» настроениях Лермонтова. В сюжете «Демона» строгий христианский Бог заменен языческим, требующим иного служения себе и награждающим за это. Однако черты обоих сюжетов тесно переплетены между собой.

Литература 1. Найдич Э. Спор о "Демоне"// http://lermontov.niv.ru 2. Немзер А. Пламенная страсть: В.Э.Вацуро – исследователь Лермонтова // http://www.modernlib.ru/books/vadim_erazmovich_vacuro/o_lermontove_r aboti_raznih_let/read/ Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ПОЭТ ЭПОХИ РЕНЕССАНСА Галиуллин Т.Н., Сабиров Р.Р.

Казанский (Приволжский) федеральный университет sabrad@mail.ru Данная статья посвящена великому татарскому поэту Габдулле Тукаю. Поэт появился на свет и умер в апреле. Символично, что конференция проходит именно в день рождения поэта. Тукай прожил всего-навсего 27 лет, однако стал символом не только татарской, но всей тюркоязычной литературы.

Габдулла Тукай вихрем ворвался в тысячелетнюю историю татарской поэзии в начале ХХ века на волне общественно-политических преобразований и роста национального самосознания и за короткое время своими яркими и звучными стихами выдвинулся в один ряд с выдающимися поэтами того времени, заслужил высокого звания «народный поэт», присвоенного ему самим народом. Для такого стремительного роста были свои предпосылки. Многоводная река татарской поэзии, у истока которой стоял поэт ХIII века Кул Гали со своим дастаном «Кысаи Юсуф», на протяжении последующих веков постоянно пополнялся новым поколением поэтов как Котб, Махмут Булгари, Хисам Кятиб, Саиф Сараи, Мухаммадьяр, Маула Кулый, Акмулла, Кандалый… Не следует забывать также, что татарская литература начала ХХ века была богата писателями, внесшими значительный вклад в развитие жанрового многообразия татарской литературы. Такие мастера слова, как Г.Исхаки, Г.Ибрагимов, Дардменд, Ф.Амирхан, С.Рамиев, Г.Камал, Ш.Камал могли бы составить гордость любой национальной литературы.

Для достижения глубины в изображении жизни народа, его духовного мира, философии, характера, недостаточно только таланта и литературного окружения, необходима «духовная пища» (так называется один из ранних сборников Тукая), нужно, чтоб ты сам вырос в атмосфере его повседневных забот, его радостей и чаяний. Габдуллу Тукаева, родившегося 26 апреля 1986 года в деревне Кушлавыч под Казанью, сиротство настигло ещё в колыбели: в пятимесячном возрасте он остался без отца, в три года – без матери. Детство будущий поэт провёл, не ведая родительской любви, передаваемый из одних чужих рук в другие, чаще всего в невыносимых условиях в ближайших деревнях Сасна, Училе, Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Кырлай, а позже в городе Уральске.

Тукай был человеком общительным и всегда находился в гуще литературно-общественной жизни своего времени. С самого начала творческого пути избрав для себя путеводной звездой поэзию Пушкина («Пушкину», «От Пушкина», 1906), затем Лермонтова и Байрона, он нащупывал свою стезю в национальной поэзии.

Уже в ранних стихах «Татарским девушкам», «Кого любить?», «Осень», «Поэту», написанных в 1906 году, подспудно ощущается зреющий талант тонкого лирика, а в памфлете «Трутням» на передний план выходит острая сатира, социальный настрой. Беспощадно и даже зло, выплескивая и свои личные обиды, он создает сатирические типы «пузатых трутней с маленькими головками», разбогатевшими за счет притеснения бедных. Поэт не остается в стороне и от текущей политической жизни России. В стихотворении «Государственная Дума»

он первым среди российских поэтов развенчал созданную царем Государственную Думу, показав её беспомощность и неспособность к решению злободневных проблем. В этом произведении молодой Тукай раскрывается как гражданин, как политик, имеющий право высказываться от имени своей нации.

Бессмертная сказка Тукая «Шурале» (1907) раскрывающая многие черты национального характера – смекалку, трудолюбие, любовь к природе, человечность, – своими корнями восходит к одной из разновидностей народной мифологии. Этот неиссякаемый источник будет опорой для всего его дальнейшего творчества, придавая его стихам народный дух, изящество слога и совершенство языка.

Стихотворение «Пара лошадей», описывающее радость встречи с Казанью, представляет собой произведение зрелого мастера слова, в полной мере владеющего глубокими тайнами поэтического искусства.

Романтическое описание природы родного края, страстное, призывное звучание этого стихотворения в сердцах рассеянных по всему миру татар пробудило национальную гордость, стало восприниматься как священный призыв к жизни, к единению.

О Казань, ты грусть и бодрость! Светозарная Казань!

Здесь деянья дедов наших, здесь священные места, Здесь счастливца ожидают милой гурии уста.

(«Пара лошадей», 1907, пер. А.Ахматовой) За восемь лет своей творческой жизни поэт создал более десяти тысяч строк стихов, около пятидесяти печатных листов прозы, критических, публицистических статей. Ни одно событие, имеющее важное значение для страны, особенно для татарского народа, не Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

оставалось в стороне от его внимания.

В наследии поэта мы найдем и тонкую лирику, и шутливые мотивы, и высмеивание недостатков, присущих современникам. Все творчество Тукая пронизано, как журчание чистой родниковой воды…, тонкой грустью и сердечной теплотой. Ярким образцом предстает стихотворение «Родной язык» (1910), ставший национальным гимном всех татар.

В годы, когда национальный гнет в империи усиливался, в поэзии Тукая появлялись и пессимистические нотки. Например, стихотворения «Разбитая надежда» (1910), «Осенние ветры» (1911), «Сожаление» (1912) пронизаны чувством отчаяния и безнадежности.

В одном из лирических шедевров с глубоким тайным смыслом, стихотворении «Просьба» (1912), использован традиционный для народных песен белый голубь как символ чистоты и душевного равновесия, контрастом которому выступает черный ворон, символ зла и темных сил.

Отняли мою голубку, дали ворона взамен.

«Где ты, чистая, святая?» - так я плакал день за днем.

(«Просьба», 1912, пер. А.Ерикеева).

В таких стихах, как «Редактору», «Слова Толстого», «Чудо», «Слава», Тукай выступает как философ, оценивающий жизнь с нравственной точки зрения, как тонкий, проницательный наблюдатель.

Дети как надежда будущего народа всегда были в центре внимания Тукая. В его творчестве как отдельное направление формируется детская литература. Его стихи для детей «Дитя и бабочка», «

Работа», «Работе», «Гали и коза», «Забавный ученик» и др., написанные на чистом татарском языке в доступных для детей оттенках, пронизаны стремлением воспитать в детях любовь к родному языку, честность, нравственность, трудолюбие, литературный вкус.

Чем дальше уходит время, когда жил и творил Тукай, тем отчетливее становится глубина смыслового содержания его творчества и усиливается его художественное воздействие. Школа Тукая вырастила несколько пополнений талантливых поэтов, а Тукай продолжал оставаться на своей высоте. Мало того, авторитет, слава его поэзии, не признающей никакой политической системы, превосходящей все узкие творческие течения, становится всё выше и выше. Никогда не иссякнет любовь читателей к его богатому наследию. Татарский народ благодарен таким известным поэтам, как А.Ахматова, П.Антокольский, Р.Моран, С.Липкин, К.Липскеров, В.Звягинцева, Р.Бухараев, В.Валиева и многим другим за бесценные переводы произведений великого поэта на Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

русский язык. То, что произведения Тукая издаются на многих языках мира, в том числе на английском – ещё одно доказательство того, что поэзия Тукая бессмертна, вечно молода и современна.

Статья выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант №12-14-16033) Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В ДИСКУРСЕ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО РОМАНА ГЮНТЕРА ГРАССА Иванов П.Ф.

Сочинский госуниверситет pavel987-53@mail.ru Немецкий писатель Гюнтер Грасс всегда поражал своих читателей своей необычной манерой письма, необычными героями своих произведений, острой парадоксальностью своего художественного мира, где грубая вещественность сочетаются с сатирой и постоянным низвержением кумиров и авторитетов. При анализе романа Гюнтера Грасса «Луковица памяти» мы отметили большое количество прецедентных моментов, характерных именно для данного писателя, выделяющегося своей оригинальностью. В дискурсе данного романа имеется множество элементов, несущих в себе смыслы других текстов, событий, ситуаций. Оказалось возможным их объединить в ряд группировок.

Литература 1. Борботько В.Г. Прецедентные тексты и дискурс-алфавит в аксиоматике языковой личности // Языковая личность в условиях межкультурной коммуникации. Материалы лингв. конференции. М.:

МГСУ, 2002.– С. 6 - 2. Б о р б о т ь к о В. Г. П р и н ц и п ы ф о р м и р о в а н и я д и с к у р с а. О т психолингвистики к лингвосинергетике. М.: Ком Книга, 2006.

3. Гаспаров Б.М. Язык, память, образ: Лингвистика языкового существования. М.: 1996.

4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: ЛКИ / URSS 2007.

5. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Как тексты становятся прецедентными // Русский язык за рубежом.1994, № 1– С. 63 - 6. Стилистический словарь русского языка / Под ред. М.Н.Кожиной. М:

1995.

7. Грасс Гюнтер. Луковица памяти / Пер. с немецкого Б.Хлебникова. М.:

Иностранка. 2008.

8. Borcherdt Hans Der deutsche Bildungsroman // Zur Geschichte des Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

deutschen Bildungsromans. Hrsg. von Rolf Selbmann. Darmstadt. 1988.

S.182- 9. Grass Gnter Beim Huten der Zwiebel. Steidl Verlag – Gttingen.2006.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ВИЗУАЛЬНО-АДАПТИВНОГО ТРАНСКОДИРОВАНИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ (НА МАТЕРИАЛЕ ГРАФИЧЕСКИХ РОМАНОВ) Исламов Р. С.

Кемеровский государственный университет r.islamov87@gmail.com Термин адаптивное транскодирование носит междисциплинарный характер. Например, можно отметить его употребление в таких областях как телекоммуникации, электроника, где он связан с использованием разнообразных алгоритмов преобразования и передачи теле-, видео- и аудиосигналов.

Для лингвистики же это в первую очередь разновидность языкового посредничества, тесно граничащее с понятием перевод.

В истории перевода известно много случаев, когда переводчики сознательно разными способами «корректировали» оригинал, «улучшали» его, «склоняли его на наши нравы», «адаптировали», добиваясь максимального приближения результирующего текста к восприятию Рецепторами того языка, на который перевод осуществлялся.

Однако, с другой стороны, в переводческой деятельности предполагается, что переводчик точно передает структуру и порядок изложения содержания в оригинале, не позволяет себе что-либо изменить, исключить или добавить от себя.

Отсюда возникает разделение перевода на два типа в зависимости от стоящих перед ним прагматических задач. С одной стороны это Адекватный перевод, который согласно Толковому словарю переводческих терминов Р.К. Миньяр-Белоручева трактуется как «перевод, обеспечивающий прагматические задачи переводческого акта на максимально возможной для достижения этой цели эквивалентности, не допуская нарушений норм узуса переводящего языка, соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам данного типа и соответствия конвенциональной норме перевода» [1] С другой стороны можно выделить Адаптированный перевод, т.е.

«вид адаптивного транскодирования, при котором в процессе перевода осуществляется упрощение структуры и содержания оригинала с целью сделать текст перевода доступным для Рецепторов, не обладающих Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

познаниями, которые требуются для полноценного понимания сообщения, содержащегося в оригинале» [там же] То есть здесь «происходит не только транскодирование (перенос) информации но и ее преобразование (адаптация) с целью изложить информацию в иной форме, определяемой не организацией этой информации в оригинале, а особой задачей межъязыковой коммуникации. Специфика адаптивного транскодирования определяется ориентацией языкового посредничества на конкретную группу Рецепторов перевода или на заданную форму преобразования информации, содержащейся в оригинале» [2] Следовательно, главное предназначение адаптивного транскодирования - более или менее полная передача содержания ис ходного текста в той форме, которая необходима для достижения целей межъязыковой или внутриязыкой коммуникации. Другими словами речь в таком случае может идти о «пересказе». С одной стороны это передача информации с одного языка на другой, а с другой, пересказ выполняется в рамках одного языка и средствами этого же языка. Мы выделяем три его вида: устный, письменный и визуально-графический.

Для художественной литературы письменный пересказ - это обычная и зарекомендовавшая себя практика. Так самым ярким примером являются адаптации или пересказы «взрослых» произведений для юной аудитории читателей. Здесь можно привести следующие примеры:

«Библия в пересказе для детей», Поэмы Гомера в пересказе Н.А. Куна «Приключения Одиссея», «Илиада», некоторые сказки и произведения русского и европейского фольклора, классические произведения (например, «Война и мир» Л. Н. Толстого) и пр.

Однако самой интересной из адаптаций в литературе является визуальная или графическая адаптация. Здесь речь идет о так называемом графическом романе (анг. Graphic novel) известном так же как «комикс», представляющем собой серию изображений, в которой рассказывается какая-либо история. Широкое распространение это явление, возросшее на стыке литературы и изобразительного искусства, получило в Европе, Соединенных Штатах Америки и Азии в начале ХХ века. Универсальность комикса и по литературному жанру, и по стилю рисования позволила ему стать современной адаптацией для многих классических произведений, а так же поспособствовало быстрой интеграции в образовательные программы США, Великобритании, Южной Кореи и Японии. Так возник «Образовательный комикс», ставший видом вспомогательной литературы в школах в 1950-е годы в тысячах американских школ [4, 6] Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

К настоящему моменту, некоторые компании, например, студия Self Made Hero, адаптировали классические произведения английской литературы под формат графического романа, среди которых можно выделить пьесы Уильяма Шекспира [5].

В нашем исследовании мы рассмотрели некоторые визуально-адаптированные произведения классической русской и зарубежной литературы. Материалом исследования послужили образцы образовательных графических романов, доступных на следующих ресурсах: http://www.educationalcomics.net , http://www.comicsintheclassroom.net , http://readingwithpictures.org и http://www.marylandpublicschools.org .

Сразу следует отметить, что не всегда подобные произведения направлены на серьезные и образовательные цели. Некоторые ставят совершенно иные задачи, например, вызвать юмористический эффект и их необходимо вынести отдельно. В качестве примера можно привести иллюстрированный краткий адаптированный пересказ произведения Л.Н. Толстого «Война и мир», выполненный американским художником Сеймуром Хвастом (рис. 1) Весь роман помещен на одну страницу. Все персонажи выполнены в карикатурном стиле. Реплики далеко не соответствуют оригиналу.

Сохранены лишь отдельные моменты оригинального произведения, которые имеют скорее пародийный характер. Этот комикс полностью оправдывает свою природу, он – комический и юмористический (анг.

Comic) Для нашего исследования мы выбрали серьезные адаптации, которые давно применяются в зарубежной образовательной практике, среди которых можно выделить такие визуально-адаптированные произведения как: «Три мушкетера», «Гамлет», «Ромео и Джульетта», «Фауст» и некоторые другие. С примером страницы из таких графических романов можно ознакомиться на следующем рисунке, где приведен отрывок из графического романа «Ромео и Джульетта» У. Шекспира от студии Classical Comics [3] (рис. 2) Российские адаптации представлены не так широко. Среди них можно выделить адаптированное произведение Н.В. Гоголя «Тарас Бульба», а так же некоторые былины «Илья Муромец и Добрыня Никитич» и др.

Итак, использование визуально-адаптивного транскодирования произведений классической художественной литературы в образовательных целях имеет ряд серьезных и очевидных недостатков.

Графические романы неспособны передать всю глубину исходного произведения, они лишены оригинального авторского стиля, в них Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

невозможно во всей полноте отразить насыщенность монологов и диалогов персонажей (лишь отдельные реплики). Поскольку у каждого художника разное видение адаптируемого им текста, то не всегда визуальный стиль и оформление соответствуют его духу, а скорее напоминает красочный мультфильм. Как результат, не знакомый с оригиналом Рецептор может, во-первых, и не подозревать о его существовании, а, во-вторых, внедрение образовательных комиксов в начальных классах, как это было сделано в США, может сказаться на дальнейшем отношении школьников к литературе. Например, может вызвать предпочтение именно к графическим, а не к обычным романам и другим видам литературы вообще.

Однако с другой стороны мы склонны выделить и ряд определенных преимуществ комикса. Во-первых, нет гарантии, что абсолютно любой учащийся, однажды прочитав графический роман, не пожелает обратиться к оригиналу. И большая роль в этом ложиться на педагога, который обязан объяснить всю вспомогательную природу комикса в учебном процессе. Кроме этого, комикс видится нам как иллюстрированный конспект прочитанного произведения, своеобразный «дневник чтения», ведение которого практикуется во многих российских школах и вузах на занятиях по русской и зарубежной литературе.

Прочитанное произведение легко восстановить в памяти, вспомнить ключевые события, некоторых персонажей и пр., используя комикс, при подготовке к экзамену, контрольным работам и т.д. Еще одно преимущество комикса направлено на людей, изучающих иностранный язык. Не смотря на наличие в комиксах коротких реплик в противовес развернутым диалогам персонажей оригинала, именно небольшие фразы будут легче усваиваться и запоминаться изучающему иностранный язык.


Кроме того это станет своеобразной возможностью «прочитать»

зарубежную классику на оригинальном языке.

Комиксы очень популярны в настоящее время и в России, они интересны, обладают мотивирующим фактором к их прочтению. Конечно, для российского образования использование комиксов в учебном процессе, в частности на занятиях по литературе и иностранному языку в настоящее время явление относительно новое и спорное, несущее в себе нестандартный опыт и подход к обучению, но нам видится в этом определенное будущее.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Рисунок Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Рисунок Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Литература 1. Миньяр-Белоручев Р.К. Толковый словарь переводческих терминов, М.: 1999. - 12 с.

2. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты).

Электронное издание доступно по следующему адресу:

http://www.classes.ru/grammar/43.Teoriya_perevoda_Lingvicticheskiye_as pekty/ 3. http://classicalcomics.com 4. Wertham, Fredric. "You Always Have To Slug 'Em." What Are Crime Comic Books? // Seduction of the innocent — Port Washington, N. Y.:

Kennikat Press, 1972. — P. 36. — 400 p.

5. http://www.selfmadehero.com/ 6. http://humblecomics.com/comicsedu/intro.html Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

ЭТНИЧЕСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА КАК ПРИКЛАДНАЯ ФИЛОЛОГИЯ Исхаков Р. Л.

Департамент «Факультет журналистики» Института гуманитарных наук и искусств Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина rafa-iskhakov@yandex.ru Прикладная филология - это новое направление в филологии, ориентированное на практическое применение филологических знаний во многих сферах современной жизни, в т.ч. (и в первую голову) в журналистике. Эффективное общение, умение добиваться своей цели в общении на базе полученных специальных филологических и коммуникативных знаний - вот сущность прикладной филологии.

Этническая журналистика - одна из интереснейших областей человеческого знания, духовной культуры и отрасль журналистских практик. В составе России перепись населения 2010 года насчитала этноса. Заметна динамика роста печатных СМИ на инонациональных языках в начале XXI века: если в 2001 году было 825 изданий, то в году их стало уже 1355.

Мы являемся свидетелями повседневной мобилизации и политизации этничности, эскалации локальных межэтнических и межрелигиозных конфликтов, угрозе международного терроризма. Перед Российской Федерацией стоит сформулированная ее Президентом задача – «быть и оставаться Россией». В. В. Путин в Послании Федеральному собранию говорил: «Мы должны не просто уверенно развиваться, но и сохранить свою национальную и духовную идентичность, не растерять себя как нация» [11]. Россия должна не просто сохранить свою геополитическую востребованность – она должна её умножить, она должна быть востребована нашими соседями и партнёрами. Сегодня очевидна необходимость смены в XXI веке пятивековой геостратегии - необходимо говорить о переходе от геостратегии собирания земель к геостратегии собирания народов. В конце 1980-х - начале 1990-х гг. были сделаны первые шаги к осознанию этого перехода [6, 9].

В межэтнической коммуникации начала XXI века все активнее используется калька вошедшего из английской лексики слова «Russian» россияне. Понятие «россияне» вошло в политическую риторику времен Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

первого Президента РФ Б. Н. Ельцина и возродилось в общественном сознании XXI в. В ежегодном послании Президента РФ «Об укреплении Российского государства» в 1994 г. была впервые сформулирована как перспективная цель - российская гражданская нация. Спустя десять лет, в 2004 году Президент Российской Федерации В. В. Путин вернулся к дефиниции главного субъекта власти, политики и управления - понятий российский народ и российская нация.

Большое внимание этническим вопросам уделяет Президент РФ - в декабре 2012 года он подписал Указ «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации до 2025 года» [10].

Среди задач в информационной сфере Стратегия называет необходимость проведения мониторинга печатных и электронных СМИ с целью недопущения публикаций, направленных на разжигание национальной и религиозной вражды;

организации регулярных обучающих семинаров для журналистов по вопросам гражданского единства и интеграции, межнациональных и межрелигиозных отношений, этнокультурного развития народов Российской Федерации.

Российские средства массовой информации (СМИ), будучи акторами глокализации (от слов global + local), становятся «соучастниками всех международно-значимых событий, производят мета-информацию, превращая все глобальное в локальное, а все локальное в глобальное» [3, c. 35]. Немалое место в контенте СМИ занимает этническая информация, благодаря возрождению и развитию особого отряда СМИ – этнической журналистики.

Как научное поле этническая журналистика насчитывает лишь два десятилетия. Впервые становление и развитие журналистики как явления этнической культуры на примере башкирской журналистики всесторонне рассмотрел Ф. Т. Кузбеков (Уфа), заложив традицию этнокультурного феноменологического анализа средств массовой информации [8]. В развитие этого подхода профессор Н. Б. Кириллова (Екатеринбург) для культурологического номинирования журналистики ввела в качестве научной категории обобщающий термин «медиакультура» и разработала его концепцию. Медиакультура, по ее мнению, - это знаковая система со своим «языком», «кодами» передачи реалий действительности, выполняющая полифункциональную роль в процессе репрезентации. Важнейшая сторона медиакультуры, считает она, - ее транснациональность, взаимодействие в ней разных культур, то есть способность к диалогу, толерантность, плюрализм. Интеграция подходов Ф. Т. Кузбекова и Н. Б. Кирилловой позволяет нам говорить об этнической медиакультуре.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Историки пришли к выводу, что для возникновения этноса нужно текстовое описание его идентичности, неслучайно с появлением словарей и грамматик появляются этнонимы (самоназвания).

Младоэтничность продолжает текстовую самоидентификацию;

в названиях групп, течений, направлений, движений, как правило, присутствует этноним. Текстовая (определенная замкнутая культурная данность) идентификация этноса продолжает институироваться в знаково-символических системах, выражающих одно посредством другого - в словесности, театре.

Этническая журналистика есть взгляд человечества на самого себя, мировидение через «фасеточные» (панорамные) глаза. Чтобы представить совокупный объем и характер того знания об этническом мире, следует различать два уровня хранения информации с участием языка. Во-первых, информация хранится в самом языке, т.е. в семантических системах словаря и грамматики (это как бы «библиотека значений»);

во-вторых, при помощи языка, - в речи, т.е. в устных и письменных сообщениях, созданных на языке (это «библиотека текстов»).

В целях преодоления предшествующего негативно-оценочного (т. н.

«националистического») видения прессы народов России нами еще в 1995 г. был предложен нейтральный термин «этническая журналистика».

По нашему определению, она суть превращенная форма этнической картины мира, в которых в иноязычных лингвистических нарративах находит выражение система ценностей и ценностных ориентаций этноса, его этнических стереотипов [7, c. 10-11].

В связи с таким пониманием мы считаем ее феноменом прикладной филологии. Со времен В. И. Даля идут научные споры о разграничении предметов филологической науки. В его словаре филология (греч.

любословие) представлена как наука или изучение древних, мертвых языков [4, c. 534], в то время как изучение живых языков – лингвистика [5, c. 252]. Мы исходим из понимания филологии (от древне-греч., любовь к слову) как совокупности наук, изучающих культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве.

Раскрывая контент постэтнических СМИ, надо исходить из постмодернистского понимания, что «человек в своем мышлении постоянно упорядочивает мир, организует его, типизирует, приписывает ему определенный смысл и тем самым делает пригодным для существования, адекватным» [2, c. 64].

Все большую популярность получает конструктивистский функционализм, связанный, прежде всего, с работами Бенедикта Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Андерсона - как нация рождается в результате «печатного капитализма»

(т.е. с распространением массовой печати, через которую транслируется идея нации), так и национализм есть своего рода механизм реконцептуализации политической общности, которая до этого могла восприниматься как империя или племенное образование. Б. Андерсон в своей книге «Воображаемые сообщества» (1983) утверждает, что нации есть не более чем «воображаемые сообщества», члены которых могут никогда не встретиться друг с другом, но в то же время считать себя принадлежащими к общей «семье». Одним из мощных инструментов создания такого воображаемого сообщества, по Андерсону, являются средства массовой информации, которые распространяют смыслы и создают базис для эмоционального чувства принадлежности.


Прикладная филологическая подготовка обеспечивает журналистам высокий уровень социализации. Так, образовательная программа Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) «Русский язык и межкультурная коммуникация», реализуемая по направлению подготовки «Филология» и профилю подготовки «Прикладная филология», рассчитана на подготовку бакалавров для профессиональной деятельности в области филологии и гуманитарного знания, языковой, межличностной и межкультурной коммуникации, в учреждениях образования, культуры и управления [1]. При этом имеется в виду не только изучение иностранных языков (для студентов, обучающихся по данному профилю, обязательным является изучение двух языков, первым из которых является английский, а второй варьируется), но и углублённое изучение русского языка. Ведь всестороннее изучение русского языка – государственного языка РФ, языка, обладающего богатой историей и являющегося частью уникальной национальной и даже наднациональной культуры, – имеет большое политическое, теоретическое и практическое значение и широко востребовано в нашей стране.

Культурно-исторические особенности развития России и стран ближнего зарубежья в последние 25 лет изменили статус русского языка, модифицировали всю систему массовой и межличностной коммуникации, повлияли на стилистические особенности языка и даже на различные уровни языковой структуры, в особенности – на лексико-семантический. Если в социокультурном пространстве XX века интеллектуальные, нравственные, эстетические и образовательные эталоны Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

задавали главным образом книги, то в наше время гораздо большее влияние на формирование личности оказывают электронные СМИ, ориентированные не на письменную, а на аудиовизуальную форму восприятия, из-за чего в обществе уже сейчас возник определенный дефицит специалистов, свободно владеющих не только устной, но и письменной формой русского языка, и дефицит этот будет нарастать.

Между тем и функционирование государственных и коммерческих структур любого уровня, и существование системы обеспечения образования, науки и культуры, и издательская деятельность, и функционирование всех видов СМИ требуют качественного филологического обеспечения и квалифицированной обработки огромного количества устных, письменных и полиформных текстов. Вот почему подготовка журналистов, владеющих языками народов России и способных творчески анализировать, глубоко понимать и всесторонне интерпретировать тексты, принадлежащие к любым разновидностям дискурса, и синтезировать их;

журналистов, владеющих всеми техниками работы с письменными, устными и полиформными текстами различных стилей и жанров, является общественно значимой и будет долго востребована на рынке труда.

Литература 1. А н н о т а ц и я п р о г р а м м ы [ Э л е к т р о н н ы й р е с у р с ] U R L http://il.rsuh.ru/section.html?id=8229 (Дата обращения 14.04. 2013) 2. Астафьев Я. У. Постмодернизм в познании общества // Полис 1992, № 3. С. 3. Бирагова Б. М. Технологии реализации мобилизационного потенциала СМИ в регулировании межнациональных и межконфессиональных отношений: политологический анализ // Журналист. Социальные коммуникации, 2013, № 1. С. 35.

4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4.

– М.: Русский язык, 1999. С. 534.

5. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 2.

– М.: Русский язык, 1999. С. 252.

6. За обновление нашего союзного государства. Выступление М. С.

Горбачева на Пленуме ЦК КПСС 10 декабря 1990 г. // Правда, 1990, 11 декабря.

7. Исхаков Р. Л. Эволюция тюркской печати в XX веке: эт этничности к постэтнической идентификаии (филологический анализ):

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

Автореферат дисс. канд. филол. наук. – Екатеринбург, 2009. С. 10, 11.

8. Кузбеков Ф. Т. Башкирская журналистика как явление этнической культуры. – Уфа: Китап, 2006. – 384 с.

9. О межнациональных отношениях: Резолюции XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза Приняты 1 июля 1988 г. - М.: Политиздат, 1988;

10. О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации до 2025 года [Электронный ресурс] URL http://kremlin.ru/news/17165 (дата доступа 26.12. 2012) 11. Послание Президента Федеральному Собранию [Электронный ресурс] URL http://kremlin.ru/news/17118 (дата доступа 13.12. 2012) Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

СПЕЦИФИКА НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ В ХАКАССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Кольчикова Н.Л.

Абакан, Хакасский гос. ун-т pollik21@mail.ru В современном литературоведении среди факторов, обусловливающих сплочение определенной группы литератур в региональное целое, выступает фактор культурной интеграции, восприятия определенных ценностных установок, разделяемых всеми участниками такого целого. В нашей стране культурная интеграция национальных литератур осуществлялась на базе общечеловеческих ценностей. Для многонациональной советской литературы интегрирующим началом послужили гуманистические завоевания русской классической литературы, а также гуманистические воззрения крупных советских писателей разных национальностей. Наше время, как отмечает И.Д.Никифорова, характеризуется «синхронизацией литературного процесса в разных регионах мира» [1, 523].

Хакасская литература принадлежит к новописьменным литературам, которые в ускоренном развитии необходимо проходят основные стадии и стили мировой литературы, эпохи художественного сознания - от фольклорно-поэтического к собственно художественному, поэтому имеет полистадиальный характер (Г. Гачев). Основой хакасской литературы стало художественное сознание, берущее свое начало в фольклорных традициях, мифологии. В соответствии с новейшими философскими разысканиями, миф как онтологическая категория является обязательным и неизбежным основанием любой культуры и любого мировосприятия и одним из необходимых элементов познания. По своей природе он есть чувственно-интеллектуальное образование, соединяющее в себе осмысление реальности и продуцирование ценностных смыслов. Миф как таковой имеет две основные функции:

адаптивную и творческую. Как считает Е.Г. Чернышева, «мифопоэтическими принято считать художественные феномены нового времени, сориентированные на мифологический тип сознания, на мифологические структурные особенности или вполне определенные мифологические образцы, однако не теряющие собственно эстетической специфики, свободного индивидуально-авторского отношения к Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

изображаемому»[2, 6].

В совокупности с освоением опыта русской литературы молодой хакасской литературе удалось выработать собственные принципы изображения действительности. В осмыслении путей становления и развития молодой литературы хакасские литературоведы опирались в своих исследованиях на сравнительно-типологический подход, концепцию ускоренного развития новописьменных литератур, теорию взаимосвязи и взаимовлияния литератур, освещенную в работах А.Н.

Веселовского, Н.И. Конрада, В.М. Жирмунского, И. Г. Неупокоевой, Г.А.

Ломидзе, Р. Г. Бикмухаметова, Г. Д. Гачева и др.

В советский период, по мнению большинства современных литературоведов, длительное время сохранялась чересполосица уровней развития литератур. Одни литературы продуцировали новые концепции, другие только облекались в письменную форму, «оставаясь по характеру, духу, по всему своему «тексту» - содержательному и формальному – фольклорными» [3, 23]. Особенности становления и развития хакасской литературы исторически обусловлены и тем, что она существовала в едином многонациональном государстве в условиях совместной жизни.

В 1980-е годы хакасская литература в числе других региональных литератур - тувинской, алтайской стала предметом пристального внимания некоторых ведущих литературоведов страны и региона. Так Р.

Г. Бикмухаметов дал четкое определение понятия региона, которое употребляется в различных значениях - регионально-языковом, регионально-культурном, регионально-эстетическом. Исходя из этого, он отдельно выделил литературы Сибири – произведения бурятских, саха-якутских, тывинских, хакасских писателей. «История Сибирского региона, - как писал Р. Г. Бикмухаметов, – еще ждет своего исследователя, который смог бы глубоко и масштабно показать всю сложность тех процессов, которые лежат в основе формирования, в основе своеобразия составляющих его зон и типологических групп» [4, 134]. В целом вышеупомянутые исследователи предлагают местным литературоведам не ограничиваться рассмотрением собственно национальной литературы, а рассматривать ее в сопоставлении с другими тюркоязычными и европейскими литературами. Так, К.Ф.

Антошин исследует процесс зарождения народно-эпической литературы, воссоздает картину ускоренного развития младописьменных и новописьменных литератур Сибири и Дальнего Востока, ментальную эволюцию литературно-исторического сознания народов региона в романах о «судьбах рода».

Процесс познания мира и духовного самостояния человека в Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

региональной романистике Хакасии, Тывы, Горного Алтая пронизан чувством сопричастности к прошлому, по мнению ученого, «восходит к народному представлению о неумирающих связях между старшим и младшим поколениями людей. К.Ф.Антошин считает, что от мифопоэтического отношения к прошлому поэты и прозаики подвинулись к научному, художественному, ценностному осмыслению прошлого и что «эстетический опыт и художественные завоевания народов Сибири придают новописьменным литературам национальное своеобразие, специфический национальный колорит» [5, 44]. Процесс формирования национального историко-литературного мышления связан с постановкой проблем ускоренного развития новописьменных литератур, фольклоризацией, «изображением народов и народностей в сплетении эпох, в сплаве полярных уровней художественного сознания:

современного и архаического» [5, 10].

Литература 1. Никифорова И. Д. Региональные и стадиальные модификации литературного процесса//Теория литературы. Т.4. Литературный процесс. – М., ИМЛИ РАН, «Наследие», 2001. – 624 с.

2. Чернышева Е.Г. Мифопоэтические мотивы в русской фантастической прозе 20-40-х гг. XIX века. Автореф. Дисс. … докт. Филол. наук. М.

2001.

3. Неупокоева И.Г. О понятии общего типологического ряда/ И.Г.

Неупокоева // Контекст. – М.: Наука, 1975. – С. 168- 186.

4. Бикмухаметов Р. Г. Орбиты взаимодействия. – М.: Сов. писатель, 1983.

– С. 134.

5. Антошин К.Ф. Жизнь молодой литературы. Творчество хакасских писателей в послевоенные годы. – Красноярск: Красноярск. кн. изд-во, 1967.- 73 с.

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

КУЛЬТУРНЫЙ ОБЪЕКТ «ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА» И ЕЁ ЛЕКСИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ «СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА»

Король Е. А.

Оренбургский государственный университет alena17051983@yandex.ru Конец XIX – начало XX века в России – это время перемен всех сторон жизни – экономики, политики, науки, культуры, искусства и литературы. Главные художественные достижения в поэзии «серебряного века» были связаны с деятельностью художников модернистских течений. В это же время, по мнению культурологов и философов, культура становится урбанизированной. Городское пространство, созданное волей и желанием человека, по-новому формирует его образ жизни, саму технологию человеческого общения.

Поэты, писатели, художники, описывая городскую действительность, прославляют современный город, электричество, железную дорогу, аэропланы, фабрики, машины. В их творчестве отразилась динамика, огромный размах и титаническая мощь современного индустриального города с его «шумами, шумиками, шумищами» [Русская поэзия… 1987:

389], светящимися огнями заводов, уличной суматохой, ресторанами, толпами движущихся масс.

Железная дорога является преимущественно городским транспортом.

Она играет большую роль в жизни общества, становясь повседневным, необходимым и незаменимым транспортом, что нашло отражение в текстах поэтов-современников «серебряного века».

Мы считаем, что для периода рубежа веков данный образ является культурным кодом (ср. в конце ХХ – начале ХXI вв. образ компьютера). В БАС находим толкование соответствующих номинаций: « Железнодорожный. Относящийся к железной дороге. Ж. транспорт. Ж.

магистраль». В словообразовательное гнездо к слову пассажир (человек, который совершает поездку на поезде, пароходе или каком-либо ином виде транспорта) входят лексемы пассажирка (женское к пассажир), пассажирский (относящийся к пассажиру, пассажирам, принадлежащий им // Предназначенный, устроенный для пассажиров)» (БАС. Здесь и далее токования приводятся по данному словарю, см. [Словарь... 1948]).

Разветвлённость гнезда и употребление его лексем в художественных Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

текстах свидетельствует о культурной значимости железной дороги в данный период.

О. Мандельштам в «Египетской марке» упоминает о «железнодорожной прозе» и отмечает: «На побегушках у моего сознания два – три словечка: «и вот», «уже», «вдруг»;

они мотаются полуосвещённым севастопольским поездом из вагона в вагон, задерживаясь на буферных площадках, где наскакивают друг на друга и расползаются две гремящие сковороды.

Железная дорога изменила всё течение, всё построение, весь такт нашей прозы, она отдала её во власть бессмысленному лопотанью французского мужичка из «Анны Карениной». Железнодорожная проза, как дамская сумочка этого предсмертного мужичка, полна инструментами сцепщика, бредовыми частичками, скобяными предлогами, которым место на столе судебных улик, развязана от всякой заботы о красоте и округленности. Да, там, где обливаются горячим маслом мясистые рычаги паровозов, – там дышит она, голубушка проза, вся пущенная в длину - обмеривающая, бесстыдная, наматывающая на свой живоглотский аршин все шестьсот девять николаевских вёрст, с графинчиками запотевшей водки» [Мандельштам 1991: 87].

Г. Гейне писал: «Железные дороги – такое провиденциальное событие (как открытие Америки, изобретение пороха и книгопечатания), оно даёт человеку новое устройство, оно меняет окраску и формы жизни;

начинается новый период всемирной истории. Какие перемены должны теперь наступить в наших воззрениях и наших представлениях!» [Гейне 1958: 218 – 219].

Став культурным феноменом, транспорт (железная дорога), привлекает к себе внимание не только художников (например, Адольф фон Мениель «Железная дорога Берлин – Постдам», у которого главным героем является не человек, а машина), поэтов и писателей, но и исследователей (культурологов и философов). Тема транспорта (железной дороги) как культурного феномена в отечественной гуманитарной науке практически не исследована. В рамках культурологического знания транспорт (железная дорога) трактуется как составляющая материальной культуры общества, воплощающая материализованные человеческие потребности и включающая в себя артефакты и технологии, созданные человеческими сообществами.

Материальная культура, в том числе транспорт (железная дорога), есть результат адаптации человека к природным и социальным условиям своего существования [Культурология 1998: 348 – 349].

Анализируя образ железной дороги как целого, мы не принимаем во Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

внимание отдельные элементы, относящиеся к железной дороге, такие, как рельсы, шпалы, стрелки, семафор и т. д.

Неантропоморфное неперсонифицированное представление образа железной дороги связывается с тем, что она (железная дорога) вписывается в открытое, глобальное пространство, предстающее перед поэтом:

Там - нить железная гудела, И поезда вверху, внизу Вонзали пламенное тело В расплавленную бирюзу.

(А. Блок. Там, на горах, белели виллы…, 1904) Уподобление железной дороги нити связывается А. Блоком с расположением субъекта, позицией наблюдателя и, соответственно, его восприятием. Субъект располагается на дальнем расстоянии от объекта (железной дороги), поэтому железная дорога кажется чем-то тонким и представляется как нить. Радиус действия этой метафоры очень широк и охватывает по существу все лексемы данного четверостишия, включая соединительный союз.

Восприятие железной дороги может происходить и при близком взаиморасположении субъекта и объекта. В таком случае объект воспринимается не как что-то отдельное, тонкое и далёкое, а как целое, хотя и здесь текстообразующая функция общей номинации выступает отчётливо в реализации авторской концепции:

Дороги железной пред ним полотно, Где дальнего поезда катит пятно.

Или выстукивай лучше колеса, Чтоб поезд быстрее и яростней несся, Или к урочному часу спеши И поезду прапором красным маши.

(В. Хлебников. «Погонщик скота, сожранный им…», 1906 – 1908) В текстовом фрагменте железная дорога выступает как персонифицированный объект, предназначенный для движения (на что указывает использование предиката выстукивай).

Неперсонифицированное представление железной дороги в поэзии «серебряного века» выражается в тексте через соотношение «железная дорога – о`рган»:

Иль чует древесная сила, Провидя судьбу наперед, Что скоро железная жила Ей хвойную ризу прошьет?

Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции.

(Н. Клюев. Пушистые, теплые тучи..., 1915 – 1916) Уподобление железной дороги жилам происходит по нескольким сходным семам. Во-первых, по «строению»: как жилы, так и железная дорога – это плотное образование из соединительной ткани и чугуна соответственно. Во-вторых, ассоциативная связь прослеживается по «функции», т. е. здоровый «орган» и цельная железная дорога гарантируют нормальное функционирование «организма» (в последнем случае под организмом понимается все элементы, относящиеся к реальному объекту железная дорога). В-третьих, и жилы, и железная дорога имеют большую протяжённость и переплетаются между собой.

В тексте прослеживается второй семантический слой. В нём железная дорога представлена в виде инструмента – иглы, которая посредством субъекта (судьбы) пройдёт через объект (древесную силу).

Ассоциативная связь образа железной дороги с образом ветви (ветки) порождает в поэзии «серебряного века» растительный образ железной дороги:

На нашем глобусе ветхом, Меж Азии, Америк, Австралии, Ты, станции строя по веткам, Вдаль вонзишь ли свои магистрали?

(В. Брюсов. Сегодня, 1922) Неперсонофицированное кодовое представление референта связывается поэтами с разветвлённостью железной дороги. Она имеет много «отростков», которые появляются при помощи стрелок. Так же, как и ветка, железная дорога бесконечна.

В том же ключе рассматривается железная дорога при использовании лексемы полоса:

Стрелой вонзаясь в города, Свистя в полях, гремя над бездной, Летят немолчно поезда Вперед по полосе железной.

(В. Брюсов. Ночь, 1902) Железная дорога полоса – это нечто длинное, прямое и нескончаемое, которое может закончиться только в том случае, если этого пожелает пассажир.

Появившись в XIX в., железная дорога вызывала страх, но уже в начале ХХ в. она вселяла уверенность, надёжность в пассажиров и их безбоязненное отношение к данному виду транспорта:



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.