авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

МОЛОДАЯ НАУКА

В КЛАССИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

Тезисы докладов научных конференций фестиваля сту-

дентов, аспирантов и молодых ученых

Иваново, 23–27 апреля 2012 г.

Часть VII

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ XXI ВЕКА

Иваново

Издательство «Ивановский государственный университет»

2012 ББК 72+76.01 М 754 Молодая наука в классическом университете: Тезисы докладов науч ных конференций фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых, Ива ново, 23–27 апреля 2012 г. : в 8 ч. – Иваново : Иван. гос. ун-т, 2012. – Ч. 7 :

Актуальные проблемы филологии XXI века. – 188 с.

Представлены тезисы докладов участников научных конференций, прохо дивших в Ивановском государственном университете в рамках фестиваля сту дентов, аспирантов и молодых ученых «Молодая наука в классическом уни верситете» по проблемам романо-германской филологии.

Адресовано ученым, преподавателям, студентам и всем, кто интересуется данными проблемами.

Редакционная коллегия:

д-р ист. наук Д. И. Полывянный (ответственный редактор), д-р. филол. наук А. Н. Таганов, д-р филол. наук О. М. Карпова, д-р филол. наук О. Ю. Анцыферова, канд. филол. наук Н. Д. Миловская, канд. филол. наук В. М. Дебов, канд. филол. наук Е. А. Вансяцкая, канд. филол. наук П. А. Бороденков, канд филол. наук Е. В. Ледяева (ответственный секретарь) Издается в авторской редакции ISBN 978-5-7807-0896-4 ФГБОУ ВПО «Ивановский государ ственный университет», Секция ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА XI – XXI ВЕКОВ (АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ) Е. Б. ВОРОНИНА Ивановский государственный университет АВТОИРОНИЯ Н. САРРОТ В РОМАНЕ «ТЫ СЕБЯ НЕ ЛЮБИШЬ»

Творчество Натали Саррот (1900–1999) проникнуто интересом к средствам языкового выражения психологических движений – тро пизмов. Особенно отчетливо проблема соотношения речи и ощущений проявляется в поздних произведениях французской писательницы, где исходным материалом становится общеупотребительные слово или фраза, порождающие те или иные глубинные ощущения. Роман «Ты себя не любишь» (Tu ne t’aimes pas, 1989) не является исключением.

Отправной точкой повествования становится фраза, вынесенная в за главие.

Стиль произведений Саррот можно охарактеризовать как иро нический. Во многих ее работах, как художественных, так и критиче ских, прослеживается ирония по отношению к противоречащим ее кредо эстетическим взглядам, ирония, обращенная к читателю, и даже автоирония. Последний вид иронии обнажает новую концепцию авто ра, которую отстаивала романистка.



Книга «Ты себя не любишь» перенимает повествовательную структуру предшествующего ей «Детства» (Enfance, 1983). В основе текста лежит диалог двух повествователей, представляющих внутрен нее «я» автора, один из которых извлекает из памяти слова, фразы и связанные с ними внутренние реакции, а второй критически оценивает подаваемые факты, внося ноты сомнения либо иронии. Такое раздвое ние авторского «я» позволяет рассмотреть процесс создания литера турного произведения изнутри и определить позицию автора по отно шению к себе и читателю. «Двуголосие» становится основой ирониче ского осмысления действительности.

Свидетельством преемственности между романами становится также и тематический уровень: «Детство» обращается к ранним годам человека, в то время как «Ты себя не любишь» рассказывает о взрос лом периоде его жизни. Вместе с тем, более позднее произведение следует признать пародией на «Детство» либо же пародией на его воз можные интерпретации в среде критиков. Писательница иронически осмысляет ложные толкования, которые могут возникнуть при чтении и интерпретации этого произведения. Иронической трактовке подвер гается и понятие «любви к себе», в восприятии автора приобретающе го парадоксальное значение.

Т. Е. ЛОБАНОВА Ивановский государственный университет ВРЕМЯ В «АВТОБИОГРАФИИ ЭЛИС Б. ТОКЛАС» Г. СТАЙН Если в ранний период творчества Г. Стайн занимала идея компо зиции, то начиная с «Автобиографии Элис Б. Токлас» (The Autobiography of Alice B. Toklas, 1933) ее больше начинает интересовать идея повество вания. Под «повествованием» она понимала модус литературной услов ности, основанный на передаче чужой точки зрения, при чем особое внимание Стайн уделяла проблеме времени в рассказывании чужой ис тории. Время в «Автобиографии Элис Б. Токлас» можно рассматривать как пространственно-подобное измерение. В этой связи неслучайна ма нипуляция авторством: Стайн воплощает идею о многомерности времени и серийности мышления, характерную для авангардистской культуры первой трети ХХ века. Текст «Автобиографии…» строится на несколь ких повествовательных уровнях. Несмотря на то, что Элис Б. Токлас за явлена как заглавное действующее лицо, она является фиктивным авто ром, рассказывающим, скорее, о жизни Гертруды Стайн, чем о собствен ной жизни. Элис является наблюдателем по отношению к Стайн-героине, которая находится в обычном четырехмерном пространственно временном континууме (время 1). Сама Элис находится в своем одно мерном линейном и необратимом времени 2, а время 1, за которым она наблюдает становится «пространственно-подобным», т.е. по нему можно передвигаться как по пространству – в прошлое, будущее и обратно. Рас сказ о Стайн-героине становится текстом по отношению к реальности Токлас-рассказчицы. Однако у «Автобиографии Элис Б. Токлас» есть подлинный автор – сама Г. Стайн, которая, в свою очередь, является на блюдателем по отношению к Элис Б. Токлас. Стайн-автор уже находится в шестимерном континууме и ее собственное время (время 3) линейно и необратимо, а время Токлас-рассказчика и Стайн-героини для нее явля ется пространственно-подобным. В этой иерархии наблюдателей и вре менных измерений смешение времен настоящего, прошедшего и буду щего на уровне всего текста и даже одного предложения объясняется сменой точек зрения – Стайн-героини, Токлас-рассказчика или Стайн автора. Подобная структура повествования позволяет Стайн преодолеть историческое время, время письма и создать «существование, подвешен ное во времени». Стайн здесь разрабатывает одну из основных проблем логики и философии XX века проблему многомерности времени и соот ношения текста и реальности.





В. П. ЧИСТЯКОВА Ивановский государственный университет СТРУКТУРА ОБРАЗА ПОВЕСТВОВАТЕЛЯ В РОМАНЕ В. В. НАБОКОВА «БЛЕДНОЕ ПЛАМЯ»

Сложность фигуры повествователя, характерная для большин ства англоязычных произведений В. В. Набокова занимает в романе «Бледное пламя» (Pale Fire, 1962) центральное место. Именуемый на боковедами «ненадежным» (“unreliable”), такой тип повествователя провоцирует эффект остранения (В. Шкловский) текста от читателя, заставляя последнего усомниться в правдивости описываемых в рома не героев и событий.

Повествователь в романе «Бледное пламя», безумный профес сор литературы нетрадиционной ориентации, вегетарианец Чарльз Кинбот – фигура в высшей степени неоднозначная. С одной стороны, обилие автобиографических черт в образе Кинбота позволяет видеть в нем пародийного двойника Набокова. Кинбот преподает литературу в одном из американских университетов (чем в свое время занимался сам Набоков), пишет комментарий к неоконченной поэме некоего Джона Шейда, комментарий, что в значительной степени представляет собой иронически переосмысленный опыт создания Набоковым ком ментированного перевода пушкинского «Евгения Онегина». Кинбот отказывается жить в прозаическом мире реальности и подменяет его оригинальной фантазией о некоем волшебном королевстве под назва нием Зембла, провозгласив себя ее королем. Более того, в рамках ком ментария к поэме (и, как может показаться на первый взгляд, ей во вред) Кинбот предпринимает попытку литературного воплощения сво ей фантазии. Кинбот – это собирательный образ существующих сте реотипных представлений о личности и творчестве Набокова, якобы презирающего обыденность и считающего ее изображение занятием скучным и недостойным великого художника, ищущего спасение в царстве чистого вымысла.

В тоже время, Кинбот выступает в романе в качестве первого читателя и интерпретатора поэмы Джона Шейда. Если рассматривать Кинбота как читателя, стремящегося найти в литературном произведе нии отражение своего субъективного взгляда на мир, то помещенный в его комментарии к поэме рассказ о Зембле перестает быть абсурдной выдумкой. Кинбот-читатель конкретизирует (Р. Ингарден) поэму Шейда согласно своему мировоззрению и, что особенно важно, со гласно возможностям своего воображения.

А. Н. ЩУРЕНКОВА Ивановский государственный университет ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЫ ОБ ОБРАЗЕ ЧИТАТЕЛЯ В РОМАНЕ У. ТЕККЕРЕЯ «ЯРМАРКА ТЩЕСЛАВИЯ» (VANITY FAIR, 1848) Первый русский перевод романа был осуществлен И. И. Введенским в 1850 году. С тех пор роман неоднократно стано вился предметом исследования. Однако в нашей стране творчество писателя, как правило, интерпретируется с точки зрения проблема тики, пространственно-временной структуры, художественной эво люции и т.п. Работы, посвященные исследованию образа читателя, отсутствуют, а этот аспект представляется весьма актуальным в све те нынешнего поворота науки о литературе к рецептивной пробле матике и социологии чтения.

В. В. Ивашева, в своей основательной работе «Теккерей – сати рик» (1958) одна из первых обратила внимание на особые формы взаимодействие автора и читателя в романе. Манеру беседы с читате лем, постоянные авторские отступления и рассуждения Теккерей на следует у английских писателей-эссеистов 18 века. Важнее, однако, поставить вопрос о том, какая причина толкнула писателя на путь это го заимствования, почему в «Ярмарке тщеславия» авторские рассуж дения занимают столь значительное место.

В. С. Вахрушев в докторской диссертации «Творчество Текке рея» (1984) убедительно показывает, что авторская ирония в тексте вела писателя к использованию особой повествовательной условности: отсюда обсуждение с читателем героев, обнажение приема.

На мировоззренческий уровень выводит эту проблему Е. Ю. Гениева. В предисловии к книге «У. М. Теккерей: Творчество.

Воспоминания. Библиографические разыскания» (1989) она отмеча ет, что в игре, затеянной Теккереем, когда повествователь и автор не одно и то же лицо, была сокрыта литературная позиция, не знакомая времени, привыкшему к определенности, а то и категоричности нрав ственных суждений.

Таким образом, несмотря на достаточно большое количество литературы, посвящённой творческой деятельности писателя, ни в одной из работ не исследуется образ читателя в романе Теккерея «Ярмарка тщеславия», хотя именно, специфика обращения к чита телю, а также его изображения выделяют Теккерея среди всего вик торианского пласта английской литературы.

Е. П. ЯКОВЕНКО Ивановский государственный университет КОНЦЕПТ «ENNUI» В ТВОРЧЕСТВЕ ФРАНСУАЗЫ САГАН:

СООТНОШЕНИЕ С ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ Начало творчества Франсуазы Саган относится к 50-м годам XX века, к послевоенному периоду, который формально обозначает переход от экзистенциалистской позиции в литературе к «новому роману». Однако наряду с этим историки литературы отмечают за рождение новой генерации писателей, называемых «Голубыми гуса рами», в творчестве которых, несмотря на военную тематику, связан ную с отвагой и патриотизмом, появляются новые меланхоличные мотивы, обусловливающие умонастроение поколения разочарован ных, к которому принадлежит и Франсуаза Саган.

Саган, как и «Голубые гусары», отражает в своем творчестве общее настроение послевоенного поколения молодых людей, живу щих в «эру потребительского общества», пользующихся его матери альными благами, что приводит их к разочарованию, порождая чув ство скуки, и сближает с героями различных литературных эпох, от Мюссе до Фицджеральда.

Концепт «ennui» позволяет писательнице создать реальный образ духовной атмосферы, присущей послевоенному периоду в ис тории Франции. Он обозначает границы и ценностную шкалу миро ощущения героев Саган.

Писательница создает романтический мир, где любовь являет ся единственной возможностью спасения от скуки и одиночества. В тоже время, всякая любовь, по мнению писательницы, обречена, что объясняет трагическое окончание всех ее произведений. Писательни ца, как правило, возвращает персонажи к их первоначальному со стоянию – тоске и одиночеству.

В мире, который создает Франсуаза Саган, причудливым обра зом сочетаются экзистенциалистские мотивы и романтическое миро ощущение, отражение реальности и попытка скрыться от нее.

Секция ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРАXIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА (СТУДЕНЧЕСКАЯ) М. М. ВОЛКОВА Ивановский государственный университет ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ИНТЕРЬЕРА В НОВЕЛЛАХ ЭДГАРА А. ПО Эдгар Аллан По заслуженно считается мастером создания осо бой психологической атмосферы как способа воздействия на сознание читателя. Особенности его психологизма тесно связаны с эстетикой писателя, в частности, с идеей единого эффекта, которую разрабатывал По в своих статьях. Единый эффект достигается через полную согла сованность элементов различных уровней художественного текста и объединение их в гармоничную систему.

Интерьер играет не последнюю роль в реализации принципа единого эффекта. На примере анализа новеллы «Тень» мы попытаемся рассмотреть, как интерьер используется для воздействия на психику читателя.

Данное произведение поражает мрачной торжественностью и вселяет ощущение неизбежности рока. В новелле рассказывается ис тория группы людей, добровольно заключивших себя в зале вместе с телом своего мертвого друга. Через некоторое время таинственная тень посещает компанию и голосами тысяч умерших людей объявляет, кто она.

Среди основных особенностей интерьера в новелле «Тень» мож но выделить следующие:

– описание замкнутого и наглухо запертого пространства;

– упоминание конкретных предметов интерьера (эбеновый стол, же лезные кубки и подсвечники) для создания ощущения сжатости;

– описание чувств, испытываемых героями новеллы;

– использование эпитетов и лексики с семантикой физического и пси хологического давления;

– символическое воплощение конечной идеи в образе гроба.

Таким образом, Эдгар По осуществляет на практике сформули рованную им концепцию единства эффекта: выражение определенной психологической атмосферы достигается писателем с помощью раз личных средств, которые но гармонично дополняют друг друга.

С. С. ЕРИНА Ивановский государственный университет АПОЛОГЕТИКА И КРИТИКА ИДЕЙ ЭСТЕТИЗМА В РОМАНЕ ОСКАРА УАЙЛЬДА «ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ»

Роман О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» – произведение па радоксальное, сложное и противоречивое. С одной стороны, оно слу жит манифестом эстетских идей автора. Писатель создал яркий образ лорда Генри Уоттона, который является носителем теории гедонизма и эстетизма. Лорд Генри в романе, безусловно, выступает в качестве апологета идей эстетизма. Для него красота – высшая ценность и выс шая награда. Красота и молодость – два мощных оружия, с помощью которых можно добиться всего, узнать все, овладеть всем. Единствен ный авторитет для лорда Генри – это прекрасное.

С другой стороны, в романе есть герои, которые своей жизнью доказывают несостоятельность эстетской теории. Один из таких пер сонажей – художник Бэзил Холлуорд. Он живет ради искусства, красо ты и всего прекрасного в мире. Но Бэзил погибает от рук Дориана Грея. Тем самым доказывая, что создателю красоты нет места в мире.

Оскар Уайльд допустил смерть творца и служителя красоты. А значит, допустил критику своих идей.

Наконец, самым ярким опровержением эстетизма является глав ный герой произведения – Дориан Грей, человек, познавший все грехи и пороки своего времени, человек, стремившийся в прекрасный, выс ший мир, но оказавшийся в мерзких притонах низшего общества. Тот, кто под влиянием лорда Генри, искал вечной красоты, нашел ее в грехе и убийстве. Найти высшую красоту способен только сильный человек, который сможет противостоять грязной действительности, жестокости и беспощадности людей. Дориан не смог. Финал романа является кульминацией критики идей эстетизма. Главный герой погибает от самого же себя, бездушного, жестокого и не способного на глубокие чувства. Его последний портрет антиэстетичен. Оскар Уайльд, созда вая этот роман, как гимн эстетизму, сам же опроверг его. Смерть ху дожника Бэзила Холлуорда, жизнь и смерть Дориана Грея доказывают это.

М. Д. ЗЕМСКОВА Ивановский государственный университет СМЫСЛ НАЗВАНИЯ РОМАНА Э. ЗОЛЯ «ЖЕРМИНАЛЬ»

Жерминаль - это не только название седьмого месяца (21/ марта – 19/20 апреля) французского республиканского календаря, ме сяца всходов, но и заглавие тринадцатого романа знаменитого цикла Э. Золя «Ругон-Маккары». Название романа имеет символический смысл и раскрывается на двух уровнях текста произведения: на жанро во-композиционном и на лексическом.

Значение и содержательное наполнение названия романа «Жерминаль» проявляется, прежде всего, на жанрово-композиционном уровне. Назвав свой роман месяцем французского республиканского календаря, Эмиль Золя проводит аналогию между реальным историче ским событием (Великой французской революцией) и событиями, опи сываемыми в романе.

Подобно тому, как реальные люди пытаются уничтожить не справедливый и угнетающий их общественный строй, жители поселка Монсу, желая восстановить справедливость, яростно отстаивают свои права.

Смысл названия романа просматривается и на уровне сюжета, который построен именно так, что особый акцент делается на том, чтобы показать нам итоги (всходы) стачки, организованной рабочими поселка.

На уровне системы действующих лиц смысл названия произве дения во многом обусловлен появлением нового типа персонажа – толпы, чье поведение является результатом агитации Этьена и вы рвавшегося наружу народного духа.

На уровне хронотопа мы также можем увидеть связь с названи ем произведения: завязка и развязка романа, на которых стоится вся книга и которые описывают одни из самых важных событий произве дения, происходят именно во время месяца жерминаль.

В лексическом слое, в конце произведения, название («жерми наль» фр. «germe» — «зародыш, росток, зачатки») создает целое лек сическое поле (слова, связанные общей темой «всходы»: «ростки», «набухать», «семена», «тянуться», «пробиваться» и т.д.), которое автор отождествляет с изменениями, произошедшими в поселке Монсу и в умах его жителей.

М. О. КАМЕШКОВА Ивановский государственный университет ПСИХОЛОГИЗМ В РОМАНЕ ДЖ. ОСТЕН «ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ»

Глубокое проникновение во внутренний мир героя, подробное описание, анализ различных состояний его души, внимание к оттенкам переживаний называется психологическим анализом. В западноевро пейской литературе психологический анализ появляется во второй половине XVIII века (эпоха сентиментализма, когда особенно попу лярны эпистолярные и дневниковые формы.) В ряде случаев писатели показывают героя «изнутри», как бы проникая в сознание, душу, непосредственно показывая, что происхо дит с ним в тот или иной момент. Такой тип психологизма называется прямым. К формам прямого психологизма может быть отнесена речь героя (прямая: устная и письменная;

косвенная;

внутренний монолог), его сны.

В тех случаях, когда писатель изображает только особенности поведения, речи, мимики, внешности героя мы имеем дело с косвен ным психологизмом: внутренний мир героя показан через внешние симптомы, которые могут быть не всегда однозначно интерпретирова ны. К приемам косвенного психологизма относятся различные детали портрета, пейзажа, интерьера и др.

В романе Джейн Остен «Гордость и предубеждение» мы чаще всего имеем дело с прямой формой психологизма. Речам героев в про изведении отводится значительное место. Внутренние монологи Эли забет Беннет, главной героини романа, открывают читателю ее мысли и чувства касательно тех или иных событий в романе, ее личную оцен ку происходящего. Диалоги главных героев романа становятся более насыщенными к концу, они приобретают более эмоциональных харак тер. Образы второстепенных героев раскрываются через формы кос венного психологизма, такие как описание внешности, привычек, че рез речь, мимику, жесты.

Унаследованной от литературы XVIII в. формой психологизма остается эпистолярное слово (к примеру, сложные по эмоциональной структуре письма мистера Дарси к Элизабет).

В своем романе Джейн Остен не только творчески развивает на следие литературы сентиментализма, но и значительно расширяет диапазон возможностей для отражения в литературе женского опыта.

К. Г. КОЧЕТКОВА Ивановский государственный университет АНГЛИЙСКИЙ ЮМОР И ЕГО ФОРМЫ В РАССКАЗАХ Г. Х. МАНРО «КАРТИНА», «ТИГР МИССИС ПЭКЛТАЙД», «ОТКРЫТОЕ ОКНО»

Гектор Хью Манро (псевд. – Саки, 1870–1914) – английский пи сатель, известный острым языком и весьма своеобразным юмором. В его рассказах находят место не только все особенности, приписывае мые английскому юмору, но и новые для английской литературы фор мы комического. Наиболее репрезентативными по разнообразию форм комического могут считаться рассказы «Картина» (The Background, 1911), «Тигр миссис Пэклтайд» (Mrs. Packletide’s Tiger, 1911), "Откры тое окно" (The Open Window, 1914) В основе юмора рассказов «Картина» и «Тигр миссис Пэклтайд»

лежит острая социальная сатира. В первом случае высмеивается бюро кратизм общества, представительница которого передает в государст венную собственность картину, вытатуированную на спине мужчины, превратив живого человека из субъекта в объект. Данный сюжет оче видно содержит элементы абсурда и парадокса, которые обнаружива ются в гиперболе и гротеске.

Гипербола и гротеск становятся основным источником коми ческого в рассказе «Тигр миссис Пэклтайд», где высмеиваются нравы главной героини, которая решает убить тигра, чтобы вызвать зависть подруги. Стареющий и больной тигр становится аллегорией зависти, а его гибель от разрыва сердца при звуке выстрела, а не от пули, де лает еще более очевидным пародийно-сатирический характер пове ствования.

Рассказ «Открытое окно» строится на шутке героини, которая рассказывает своему собеседнику трагическую историю об исчезнове нии сына и мужа своей тетушки, которая ждет их около вечно откры того окна. Внезапное появление героев истории заставляет слушателя принять их за призраков. Данный фрагмент сюжета представляет не только элемент черного юмора, но и пример гегга (форма юмора, ок рашенного неопасным ужасом).

Рассказы Манро близки к жанру анекдота (юмористический сюжет, неожиданная развязка). Лишь объем произведений не позволя ет причислить их к этому жанру.

О. Ю. ЛИСТОПАДОВА Ивановский государственный университет ПАРАДОКСАЛИЗМ КАК ПРИНЦИП ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЫШЛЕНИЯ ОСКАРА УАЙЛЬДА Наша гипотеза состоит в том, что парадоксальность личности Оскара Уайльда не могла не найти своё отражение в его творчестве, причём не только в рамках парадокса как речевого жанра, но и в каче стве структурообразующего начала. Для подтверждения этой гипотезы нами была выбрана повесть «Кентервильское привидение» (The Canterville Ghost, 1887).

На уровне архитектоники обнаруживается парадоксальность авторского подзаголовка «A Hylo-Idealistic Romance», в котором мы видим слова, имеющее различное происхождение – греческое, латин ское и испанское. Уайльд мог намеренно употребить слова, произо шедшие из различных языков, и имеющие либо противоречащие друг другу значения («материальная» и «идеалистическая»), либо вклю чающие в себя несколько понятий («romance»).

На уровне сюжета мы также можем обнаружить парадоксаль ность. Будучи предупреждённым о возможных плачевных последстви ях покупки замка, мистер Отис всё равно приобретает его. Зловещая и мрачная атмосфера замка не пугает Отисов, хотя они и знают о смер тях и о фамильном привидении. Более того, именно привидение ока зывается в конце концов «пострадавшей стороной». Так, оно пугается поддельного привидения близнецов, тогда как семья Отисов не выра жает ни малейшего страха перед привидением, воспринимая его как нечто вполне естественное и материальное.

Хронотоп повести также парадоксален. Здесь представлены два временных пласта – XIX и XVI века. Привидение, находясь в рамках хронотопа XIX века, продолжает жить реалиями хронотопа XVI века, отчего возникают нелепые ситуации. Что же касается художественно го пространства, то, с одной стороны, Кентервильский замок имеет в себе черты классического готического замка, а с другой – оказывается симулякром. Образы главных героев также отличаются парадоксально стью. Это проявляется и в ономастике, и в портретах, и характероло гии, и в речевых характеристиках.

Таким образом, мы обнаружили парадокс на различных уровнях текста, и наша гипотеза о том, что парадоксальность личности Уайльда не могла не отразиться в его творчестве, нашла подтверждение.

Е. С. НОВИКОВА Ивановский государственный университет ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА В ИЗОБРАЖЕНИИ ПРИРОДЫ В РОМАНЕ ДЖ. ЛОНДОНА «БЕЛЫЙ КЛЫК»

Самым известным циклом рассказов Джека Лондона (настоящее имя и фамилия Джон Гриффит) являются так называемые «Северные рассказы». Как в отечественном, так и в зарубежном литературоведе нии этому циклу уделялось особое внимание.

Одним из произведений цикла является роман «Белый Клык».

Главными художественными средствами, которые способствуют рас крытию образа природы в нем, являются пейзаж и система персона жей. Кроме этого немалую роль играют и другие художественные приемы. Пейзаж в произведении представлен несколькими типами, тесно связанными друг с другом, такими как северный (природный), южный (городской), экзотический и реалистический. И каждый из них в разной степени отображает взаимоотношения человека и природы.

Главный герой Белый Клык является частью природы и довольно-таки сложной и противоречивой фигурой, формированию которой способ ствовали различные внешние условия. Природа Белого Клыка двойст венна, так как в нем постоянно идет борьба природных инстинктов с одной стороны и инстинкта собаки с другой, борьба разума и чувств.

Имя героя описывает нам не только внешние данные персонажа, но и раскрывает его богатый внутренний мир, для его раскрытия автор ис пользует прием описания действительности глазами самого героя. На звания глав, имена героев, детали во внешности героев – все это помо гает нам сделать вывод об атмосфере произведения, о характере героев и месте их в произведении. Природа не является статичной, она посто янно эволюционирует, причем как в лучшую сторону, так и наоборот.

Наглядно эволюцию природы мы видим на примере главного героя Белого Клыка и пейзажа. Если пейзаж постоянно обладает прогрес сивной эволюцией, то в герое, подверженному влиянию окружающей среды, преобладает то прогрессивная, то регрессивная эволюция. В конце произведения мы наблюдаем прогрессивную эволюцию, как у героя, так и у пейзажа. Автор произведения преклоняется перед силой и красотой природы, автор и природа – это одно неразрывное целое.

В. Г. ПЕРЦЕВА Ивановский государственный университет ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФУНКЦИЯ ПЕЙЗАЖА В РОМАНЕ Т. ГАРДИ «ТЭСС ИЗ РОДА Д’ЭРБЕРВИЛЛЕЙ»

Т. Гарди (1840–1928) – крупнейший английский писатель по следних десятилетий XIX века. Автор придавал большое значение пей зажу, в романе «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» (1891) он вложил в пей заж новые смыслы, разнообразил его функции.

Огромное значение придаётся связи природы с внутренним ми ром героев, их портретом и системой персонажей в целом. Даже порт ретные характеристики зачастую говорят нам о неразрывной связи героя и окружающей его природной среды. Прежде всего, главная ге роиня Тэсс является воплощением, носителем этого природного нача ла. Пейзаж выступает как связующее звено между событиями, проис ходящими в жизни каждого из них. Кроме того, Томас Гарди наделил пейзаж чертами символизма. Здесь природа воплощает и христиан скую символику, и является предзнаменованием какого-то события.

Пейзажные зарисовки передают героине предчувствия беды, как бы предупреждают девушку. Тем самым, пейзаж – это ещё и средство выражения авторского фатализма, веры в судьбу, народные приметы.

Так как в романе отчётливо прослеживается сочувствие автора крестьянству и простым людям, то пейзаж помогает читателям понять социальную позицию самого писателя, его взгляды на общество. С помощью пейзажных зарисовок Гарди способен передать контраст между миром общественных отношений и природой, противопостав ляет жестокие церковные догмы и пейзаж.

На протяжении всего романа автор делится с нами своим фило софским мировоззрением. На основе этого нами выделена ещё одна функция пейзажа – выражение философских взглядов автора, так как пейзаж во многом помогает ему в этом. С помощью описаний природы выражаются взгляды писателя на мир, вселенную и место в ней человека.

При чтении романа читателю легко заметить ещё одну функцию пейзажа – это его неразрывная связь с историей, бытом, патриархаль ной стариной и трудом.

Итогом нашей работы стал вывод о том, что кроме всех выше перечисленных функций, пейзаж также служит фоном для развития чувств главных героев, так как у Гарди он меняется вместе с отноше ниями.

А. С. СМИРНОВА Ивановский государственный университет КОМПАРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ ТЕМЫ ДВОЙНИЧЕСТВА У Р. Л. СТИВЕНСОНА И О. УАЙЛЬДА Тема двойничества приобрела популярность на рубеже XIX– XX вв. и отразилась в творчестве самых разных художников, в том числе Р. Л. Стивенсона и О. Уайльда, которых мы рассматриваем, со ответственно, в парадигмах неоромантизма и эстетизма.

Повесть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»

(«Strange Case of Dr. Jekill and Mr. Hyde», 1886) и роман «Портрет До риана Грея» (The Picture of Dorian Gray, 1891), при всей несхожести, имеют ряд общих черт. Оба произведения построены на основе фанта стического допущения. В романе Уайльда – это портрет, который об ладает волшебным свойством. В повести Стивенсона – это фантасти ческое зелье. В обеих книгах фантастическое допущение является од ним из источников раздвоения.

Сюжетными аксессуарами, сопровождающими тему двойниче ства в обоих произведениях, являются элементы готического романа:

некий образ, восходящий к архетипу дьявола, сделка с ним, потаенная комната, элемент сверхъестественного, мотив двойственности, неожи данное насилие, безнравственная наука, магические элементы и полная преданность вещам, которые раздваивают произведения на две части – добро противопоставляется злу (М. Юнгер). Это противопоставление выражается, конечно же, и в психологических портретах главных ге роев, которые строятся на антитезе: у Стивенсона одна психологиче ская ипостась героя включает доброту и отзывчивость, другая ассо циируется с истым воплощением зла. У Уайльда Дориан для всех бла гопристойный светский молодой человек, но на самом деле единст венный смысл жизни — гедонистическая погоня за наслаждениями и удовлетворение собственного тщеславия.

Манера говорить и эмоциональный строй героев произведений подчеркивают их внутреннюю и внешнюю раздвоенность. Для мисте ра Хайда, как и для Дориана в те моменты, когда последний думает о портрете, характерна несдержанная и нервная речь, тогда как для «по ложительных» доктора Джекила и светского Дориана характерна со всем другая интонация – спокойная и непроницаемая.

Следующим шагом исследования будет изучения специфиче ских проявлений двойничества в художественных системах неороман тизма и эстетизма.

А. В. СОКОЛОВА Ивановский государственный университет ПОЭТИКА ЗАГЛАВИЯ РОМАНА Ф. С. ФИЦДЖЕРАЛЬДА «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ»

Роман Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби» («The Great Gatsby», 1925) считается одним из интереснейших проявлений в аме риканской литературе «века джаза». При жизни писателя роман не был широко известен, и только после его смерти в 50-х гг. приобрел боль шую популярность.

Автор сумел на примере Гэтсби изобразить не только свои лич ные переживания, но и трагизм американской жизни, крах мечты це лого поколения. Прием «двойного видения» помог ему не только раз глядеть и соединить мечтателя-идеалиста и вульгарного представителя «века джаза», но и объяснить суть этого феномена. Изначально двой ственность и полярность были заложены в самом Гэтсби. В детстве Гэтсби придумал свой образ прекрасной дамы сердца, и всю жизнь следовал по пути её достижения, как средневековый рыцарь. Однако «прекрасная дама» Дэзи соответствовала своему времени и была лишь прожигательницей жизни под звуки джаза в ритме карнавальной ночи.

Гэтсби предпринимал попытки скрыться под маской дельца и нувори ша, следуя за своей мечтой, не желая замечать подмену своего идеала.

Неясность и расплывчатость характеризуют образ главного ге роя, потому, что в его душе разворачивается конфликт двух начал и стремлений. Так на одном полюсе чистота сердца, наивности, вера в любовь, надежда, а на другом поклонение золотому тельцу. Поначалу Гэтсби воспринимается как нелепый персонаж, как пародия на роман тического героя. Впоследствии же мы понимаем всю значимость этого образа, для автора. Становится понятным амбивалентность авторского отношения к Гэтсби, оксюморон, вынесенный в название произведе ния, расплывчатость и ироническая двойственность описаний, к кото рым прибегает автор. Величие Гэтсби оказалось действительным.

Мишурно-ироничный титул приобретает к концу произведения свое прямое значение. Любовью и «редкостным даром надежды» герой ока зывается истинно велик. Фицджеральду удалось создать новый тип героя своего времени, чья жизненная история, лирично и несколько ностальгически воспроизведенная повествователем, показывает, как реализованная мечта, превратилась в иллюзии и разбилась о несовмес тимую с мечтой реальность.

Ю. В. СОКОЛОВА Ивановский государственный университет МИФОЛОГЕМЫ СТАРОГО ЮГА В РОМАНЕ М. МИТЧЕЛЛ «УНЕСЁННЫЕ ВЕТРОМ»

Цель нашей работы – проанализировать знаменитый роман на основе изученных трудов о стереотипах южной литературы, а также степень соответствия им романных образов. Роман Маргарет Митчелл «Унесённые ветром» (Gone with the Wind, 1936), будучи, в целом, хо рошо изученным, еще не рассматривался с этой точки зрения, и в этом состоит новизна нашего исследования.

Одним из самых притягательных объектов для американистов до сих пор остается феномен «южного мифа», имеющий отношение к культурно-историческим парадигмам страны. Литературоведы нередко обращаются к этому понятию, исследуя региональные аспекты и про блемы межрасовых отношений в США. Литература очень ярко отра жает данный феномен, полемизируя на тему достоверности повество вания южан, а также несомненной шаблонности системы персонажей в художественных творениях писательниц, посвятивших свои произве дения Старому Югу до Гражданской войны 1861–1865 гг.

Роман Маргарет Митчелл «Унесённые ветром» сделал многое для распространения и закрепления «южного мифа» в транснацио нальном массовом сознании. Создавая своё произведение, писательни ца брала за основу особый менталитет южан, уклад Старого Юга, ис торическую обстановку, поэтому в романе можно проследить черты, характерные для всей южной литературы в целом.

Среди конвенций южной литературы можно отметить обяза тельное наличие образов южного джентльмена и южной леди – смы кающейся с викторианским идеалом «домашнего ангела». Однако, взяв за основы данные стереотипы, Митчелл создаёт свои идеалы ге роев, основываясь при этом на приёме противопоставления. Джентль мен и муж – не красив, но добр, предан, искренен, а южная красавица – очаровательна, но эмоциональна и сильна духом, так как только эти качества помогают выживать ей на протяжении всего произведения.

Столь же стереотипный для южной литературы образ «черной мамуш ки» М. Митчелл наделяет такими чертами, которые ставят её практи чески на одну ступень с белыми хозяевами. Разночтения между образ ами, созданными М. Митчелл, и привычными стереотипами южной литературы, думается, отчасти объясняют феноменальный успех этого романа.

О. Е. ЧУЛАНОВА Ивановский государственный университет ИДИЛЛИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В РОМАНЕ ОЛИВЕРА ГОЛДСМИТА «ВЕКФИЛЬДСКИЙ СВЯЩЕННИК»

С наступлением Нового времени в западноевропейской литера туре возникла идиллия на основе античной традиции. В XVII – начале XVIII в. идиллия являлась жанром художественно убедительным и актуальным. В эпоху Просвещения идиллия проникла в прозу, а ее жанровые границы размылись. В произведениях этого периода можно говорить лишь о присутствии мотивов идиллии, которые, трансформи руясь по законам авторской логики, придают художественным произ ведениям новые смыслы.

Идиллия сыграла огромную роль в развитии романа и его раз новидностей. Идиллические мотивы органично входят в нравоописа тельный роман – жанр, являющийся замечательным достижением анг лийской литературы XVIII века. В романе английского сентиментали ста Оливера Голдсмита «Векфильдский священник» можно выделить следующие идиллические мотивы:

- замкнутость пространства, в котором живут герои романа на протяжении многих лет;

- циклическая модель времени;

- наслаждение естественными радостями жизни;

- ограниченность стремлений и желаний героев;

- патриархальная связь времен;

- участие природы в становлении характера героя;

- противопоставление природного начала миру цивилизации;

В романе «Векфильдский священник» также присутствует мо тив разрушенной идиллии. Он передает неосуществимую мечту писа теля о гармонии, дает ее как некий абсолют, который оборачивается своей противоположностью. Идиллическое переходит в утопическое, когда идиллия, как норма жизни героев, оказывается неуместной.

В целом, идиллические мотивы организуют хронотоп романа «Век фильдский священник», участвуют в формировании характера героя, являются основанием для сравнения двух одновременно существую щих миров, наполняют произведение духом той эпохи и помогают выявить авторскую концепцию.

Секция ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ И ХХI ВЕКОВ (СТУДЕНЧЕСКАЯ) С. Е. АЛЕКСАНДРОВА Ивановский государственный университет ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОМАНА И. БАХМАН «МАЛИНА»

Ингеборг Бахман (1926–1973) – известная австрийская писа тельница, сыскавшая и громкую славу, и жесткую критику. Вся её жизнь – это вечный поиск, жажда перемен и постоянные переезды.

Бахман признавалась, что нигде не чувствует себя «дома». Она стре мится найти своё место в мире, отыскать «родину» и «родной язык».

Именно это и становится одной из важнейших тем её творчества. При мером является её роман «Малина» (1971). Автор считает роман своим важнейшим произведением. Не случайно главная героиня романа (действие ведётся от первого лица) имеет много общего с автором.

«Малина» отличается необычными языковыми особенностями. Одной из них является литературный приём, так называемый «внутренний жест» – текст, написанный несколькими шрифтами: основной текст, курсивный шрифт, мелкий шрифт (телефонные разговоры с Иваном) и музыкальный язык (ноты). Курсивом вкраплена сказка «Тайны прин цессы Кагрансской» и притча-рефрен, которые введены для создания аналогии, контраста и эмоциональной напряженности. Легенда ото бражает вид утопии, в которой принцесса может отстаивать себя про тив норм внешнего мира через свою любовь к своему спасителю. Осо бое место в романе занимают диалоги. 25 диалогов героини с Малиной надо рассматривать как мелодию на два голоса, звучащую в душе ге роини. Подобные диалоги сопровождаются музыкальными терминами.

Роль музыки в романе неслучайна, она красной нитью опутывает все мотивы произведения. Она является элементом композиции, характе ризует действующие лица, раскрывает их взаимоотношения и обнажа ет внутренний мир героини. Бахман внедряет в текст лексику, приме няемую в нотах для игры на музыкальных инструментах: crescendo, accelerando, presto, piano и др. Она определяет ими характер речи геро ев. Телефонные разговоры героини с Иваном автор выделяет мелким шрифтом. Эти разговоры важны для героини, она каждый день прово дит в ожидании звонков от Ивана. Оборванные, несвязные фразы, смысл которых, однако, полностью понятен читателю. Языковые осо бенности в романе «Малина» – это шифр ко всему непонятному в про изведении. Проанализировав их, можно разгадать задуманное автором, всё то, что она хотела донести до читателя.

Н. А. БАТРАК Ивановский государственный университет РОМАН «НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ»

В АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКЕ «НУЛЕВЫХ»

Роман Джерома Дэвида Сэлинджера «Над пропастью во ржи»

(«The Catcher in the Rye», 1951) остается по сей день одной из наиболее часто обсуждаемых книг. Так, Нэш К. Бергер (2009) называет ее "абсо лютно гениальным романом". В июне 2009 года Финло Рорер пишет, что книга необычайно правдиво и актуально показывает жизнь подрост ка: Холден изображается критически настроенным, одиноким героем, чья жизнь лишена цели. Адам Гопник (2010) отмечает, что ни в одной другой книге Нью-Йорк пятидесятых годов не был описан лучше, чем в произведении «Над пропастью во ржи». Однако не все изученные нами рецензии имеют положительный пафос. Книгу продолжают критико вать, как это было в 1950-х. Так, тот же Ф. Рорер (2009) пишет, что ро ман не соответствует ожиданиям многих современных читателей. Не всё в попытках Сэлинджера показать жизнь подростка увенчалось успехом.

Среди достоинств книги Ф. Рорер выделяет: 1) отображение экзистен циальной подростковой тоски, 2) описание психологических комплексов главного героя, 3) доступный разговорный стиль. К недостаткам он от носит: 1) некоторую нереалистичность образа Нью-Йорка 50-х гг., 2) недостаточно достоверно выписанный психологический строй глав ного героя. Сегодня «Над пропастью во ржи» продолжает оставаться мишенью критики. Более всего возражений вызывает язык романа. Тот факт, что люди до сих пор обеспокоены этим, свидетельствует о том, что общество мало изменилось и мало заинтересовано в решении серь ёзных социальных проблем.

Лишь немногие книги оказали такое же сильное влияние на це лое поколение – настолько, что ее главный герой, Холден Колфилд, стал архетипическим образом американской культуры наряду с Геком Финном Марка Твена и Гэтсби Ф. Скотта Фицджеральда. «Над пропа стью во ржи» не оставляет равнодушными сегодняшних разочарован ных подростков и молодежь и продолжает оставаться предметом кри тической полемики даже спустя пятьдесят восемь лет после своей пер вой публикации.

В. А. БЛИЗНОВА Ивановский государственный университет КУРТ ВОННЕГУТ В ВОСПРИЯТИИ СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ КРИТИКИ За свою жизнь Курт Воннегут (1922–2007) написал 14 романов, множество коротких рассказов, очерков и пьес. Первый роман "Меха ническое пианино" (Player Piano) был опубликован в 1952 году, а по следний "Времятрясение" (Timequake) – в 1997. Художественный мир Воннегута построен по своеобразным законам, и порой для его пони мания требуется упорное изучение мироощущения писателя. Проза Воннегута оставляет впечатление незаконченности, фрагментарности — отношения между героями книги то начинаются, то внезапно пре кращаются;

а финалы историй и вовсе повергают в недоумение, на столько они порой неожиданны.

При анализе повествовательной манеры писателя, современная зарубежная критика сходится в том, что проза Воннегута многомерна:

художника отличает особое свойство – умение совмещать комическое и драматическое;

тонко чувствуя соприкосновение с действительно стью, одновременно избегать встречи с ней. Эта особенность произве дений Воннегута не позволяет отнести их к определённому жанру.

Так, Стэнли Схэт относит их к сатире (Stanley Schatt: Vonnegut’s View of War and Death, 2007), Ричард Джианнон – к морально психологической прозе (Richard Giannone: Slaughterhouse-Five as a Moral Testimony, 2007), а Харольд Блум находит иное толкование — интеллектуальный роман с элементами фантастики (Harold Bloom: The Story Behind the Story, 2007). Тем не менее, ни одно из определений не является исчерпывающим, так как писатель по мере создания произве дения прибегает то к одной, то к другой точке зрения на действитель ность, переставляет акценты с целью показать читателю мир во всём его противоречии и конфликтности. С достоверностью можно утвер ждать лишь одно: центральное место в его творчестве занимает про блематика научно-технического прогресса в американском обществе.

Критики обнаруживают в книгах писателя уникальное сочета ние фантастики, философии, черного юмора и эмоциональной публи цистики. Сам он, относя себя к пессимистам, тем не менее, признавал, что «всегда пытался усмотреть в жизни то, ради чего стоит жить на этом свете».

Т. В. ВИНОГРАДОВА Ивановский государственный университет «ЧЁРНАЯ КОМЕДИЯ»

Ф. ХОХВЕЛЬДЕРА «СБОРЩИК МАЛИНЫ»

Родившийся в Вене известный австрийский драматург Фриц Хохвельдер (1911–1986) может по праву считаться ремесленником своего дела в самом хорошем смысле этого слова. Исследователи его творчества часто повторяют, что на драматурга повлияла венская на родная комедия. Играя историческими сюжетами, Хохвельдер созда вал актуальные для современного мира произведения. Не смотря на то, что автор не так близко знаком русскому читателю и зрителю как его драматурги-современники, даже по трем его произведениям можно заметить особую художественную манеру. Нашим вниманием охваче ны три пьесы австрийского драматурга: «Сборщик малины» (1965), «Невиновный» (1958) и «Приказ»(1968).

Красной нитью через эти произведения проходит тема вины и невиновности. Автор пытается осмыслить проблему национальной и индивидуальной вины. В случае «дьявольской комедии» «Сборщик малины» Хохвельдер обращается к нацистскому прошлому Германии.

Немалое значение в ходе изучения пьесы играет система персонажей.

Почти каждый из них по своей сущности является фашистом, затаив шим надежду на возрождение прежних порядков.

Одним из ведущих понятий в рассмотрении жанрового своеоб разия комедии «Сборщик малины» является черный юмор, на основе которого автор создал свое произведение. Персонажи, имеющие ком промат друг на друга, образуют сложную систему связей, завязывают конфликт и закладывают в его основу ошибку. Также немалую роль в ходе развития действия пьесы играет образ мошенника Александра Керца, которого принимают за знаменитого нацистского деятеля – Сборщика малины. Положенная в основу конфликта ошибка ведет, казалось бы, к комедийному, но далеко не смешному пониманию пье сы. Трагифарсовое повествование показывает некомичность сюжета.

Его основа вовсе не анекдот или шутка, а суровая повседневность, ок ружающая современное автору общество. Маскарадная сатира – это главная особенность пьес Фрица Хохвельдера, что на примере «Сбор щика малины» и объясняет основной прием автора – «черный юмор».

Л. А. ДЕМИДОВА Ивановский государственный университет ОБРАЗ ГЛАВНОГО ГЕРОЯ В РОМАНЕ Б. ШЛИНКА «ЧТЕЦ»

В романе современного немецкого писателя Бернхарда Шлинка (род. 1944) «Чтец» (1995) повествующим субъектом является участник описанных событий – Михаэль Берг. Повествование, которое охваты вает почти сорокалетний период его жизни, состоит из трех историй.

Произведение имеет автобиографический характер. Прототипами не которых персонажей были, как мы выяснили, члены семьи самого ав тора. В романе представлено небольшое количество героев. Всех пер сонажей мы объединили в единую систему образов. В романе два ос новных персонажа: Михаэль Берг и Ханна Шмиц. Другие персонажи не всегда четко прописаны, а иногда не имеют имен. Б. Шлинк на про тяжении всего романа стремится психологически раскрыть образ глав ного героя – Михаэля. На страницах своих мемуаров рассказчик пыта ется воспроизвести события давно минувших лет, которые в значи тельной степени повлияли на всю его последующую жизнь, предвари тельно их переосмыслив. На этих страницах он подводит итог своей жизни: от молодого пятнадцатилетнего подростка до взрослого чело века с большим жизненным опытом.

В нашей работе мы рассмотрели главного героя с позиции при частности или непричастности его ко второму поколению немцев, к которому относятся люди, появившиеся в последние годы войны или в первые послевоенные годы. Мы выяснили, что поначалу главный ге рой причислял себя к таким людям, осуждая и приговаривая поколе ние родителей к раскаянию хотя бы за то, что после войны они терпе ли в своей среде преступников и даже не отворачивались от них. Од нако в зависимости от того, как продвигалось судебное дело Ханны Шмиц, менялось и мировоззрение Михаэля. В течение этих заседаний он начинает постепенно обретать чувство сопричастности с военными событиями, с людьми, которых он когда-то обвинял. Мы не можем в полной степени отнести Михаэля Берга к представителям «второго поколения» за недостаточной духовной причастностью к этому поко лению. В романе затронута также тема, характерная для многих произ ведений современной литературы. Это тема вины. Образ Ханны пока зан в романе крайне противоречиво, но, тщательно исследовав роман, мы делаем вывод, что такое противоречие связано со страхом и, в пер вую очередь со стыдом, перед совершенными поступками.

А. К. ДЕНИСОВА, Ю. Л. ЦВЕТКОВ Ивановский государственный университет СИМВОЛИКА ЦВЕТА В РОМАНЕ Г. БЁЛЛЯ «ХЛЕБ РАННИХ ЛЕТ»

В романе лауреата Нобелевской премии немецкого писателя Г.Бёлля «Хлеб ранних лет» (1955) воспроизводятся этапы жизненного пути главного героя – молодого Вальтера Фендриха в условиях воен ного и послевоенного времени в Германии. Яркие переживания в пе риод его встречи со знакомой детских лет Хедвиг Муллер окрашены в сверкающий, свежий зеленый цвет. Они наполнены надеждой и жела нием забыть тяготы ранних лет. Зеленый цвет имеет у Бёлля позитив ную характеристику и благоприятно воздействует на юного Вальтера.

Красный цвет относится ко времени героя, наполненного тяготящей душу обыденностью и прозаичностью голодного существования и ли шений. Хотя Вальтер выбился в люди и мечтал о выгодной женитьбе на дочке хозяина Улле, он не может забыть чувства настоящей любви к Хедвиг. В повести красный цвет сопряжен с деструктивными и на пряженными моментами жизни главного героя. Это мир зла, неспра ведливости, голода, смерти и убогости.

В контексте произведения три основных цвета вписываются в хронологию жизни героя. Красная и коричневая сфера жизни относит ся к прошлому, зелёная сфера – к будущему.

Вальтера можно отнести к персонажу, при характеристике ко торого встречаются коричневые и темно-серые тона. Воспоминания детства Вальтера лишены светлых красок. В начале произведения он обеспокоен, рассеян, и его раздумья тягостны. Коричневый цвет в ис тории Германии мрачен. Как цвет нацистской униформы он приобрел дурную славу. При воспоминании о гимназии в сознании Вальтера возникает «серый мрак коридоров», «тусклое мерцание бронзовой по золоты на памятнике павшим гимназистам», мундир на портрете Шарнхорста.

Хлеб в романе – также коричневого цвета. У героя была навяз чивая идея каждую минуту иметь при себе хлеб, чтобы не умереть от голода. Он носил ломоть хлеба в кармане, опасаясь бесславно закон чить свою жизнь. Голод обрывал все светлые юношеские устремления и превращал Вальтера в озлобленного «волка». Спасение пришло от Хедвиг. Герой возродился, восстал из серого пепла. Зеленый цвет любви ознаменовал расставание с ненавистью и мраком прошлого.

К. С. ЗАУЛЬСКАЯ Ивановский государственный университет СИСТЕМА ОБРАЗОВ В РОМАНЕ Ю. БЕККЕРА «БОКСЕР»

Писатель ФРГ Юрек Беккер в романе «Боксер» (1967) воспро изводит историю непростых взаимоотношений отца и сына в послево енный период. Повествование имеет автобиографический характер.

Главным героем произведения является Арон Бланк – противоречивый образ человека, характер которого может быть определен лишь из от ношений с другими персонажами. Все события и действующие лица концентрируются вокруг Арона. Его жизнеописание можно подразде лить на четыре временных промежутка: 1) до 1939 года, 2) Вторая ми ровая война, 3) 1945–1967 годы и 4) 1970-е годы. Интервьюер помога ет читателю глубоко проанализировать поступки Бланка, поскольку интервьюер выступает в роли независимого «критика» его жизни и воссоздает ее из обрывочных воспоминаний Арона. Интервьюер явля ется рассказчиком и собеседником Арона в воспроизведении его жиз ни. Эти герои часто противопоставляются друг другу, но их объединя ет и взаимная симпатия. Сын Марк был для Арона единственным свя зующим звеном между ним и внешним миром. Отношения отца с Марком иллюстрируют эгоистичность натуры Арона. Он хотел, чтобы сын всегда был с ним. Важное место в системе образов отводится лю бимым женщинам Арона. Несмотря на то, что второй жене Лидии уде ляется в романе всего несколько строк, по рассказу Арона можно по нять, что он всю жизнь любил только ее, и она была его «жизненным ориентиром». Отношения с Паулой и Ирмой показывают несерьез ность намерений Арона, нерешительность и эгоистичность по отноше нию к другим людям. Эти женщины противопоставляются друг другу – Паула сильная и общительная, Ирма – слабая духом и терпеливая.

Важными в характеристике главного героя оказываются его друзья Кеник, Тенненбаум и Оствальд, чьи образы недостаточно прорисованы на страницы романа. Они, напротив, свидетельствуют о лучших каче ствах Арона: щедрости, доброте, верности и преданности. Но они все покидают его. Остальные герои являются второстепенными и находят ся в системе образов на периферии: Агата, Линда, Лондон, Лидия, фрау Фиш, Вальтер, Клиффорд и Вебер. Они дополняют неоднознач ный образ Арона и рассматривают его с разных точек зрения. Жизнь нанесла Арону решающий удар: он потерял последнего сына. Боксер оказался недостаточно сильным и в результате был сломлен.

А. В. КОЗЛОВА Ивановский государственный университет СИСТЕМА ОБРАЗОВ В РОМАНЕ В. ШПИЛЬМАНА «ПИАНИСТ. ВАРШАВСКИЕ ДНЕВНИКИ 1939 – 1945 гг.»

Система образов в романе строится на основе противопоставле ния и сопоставления героев. Все они построены в зависимости от сте пени близости к герою по признаку родства, отношений или длитель ности общения с выдающимся пианистом Владиславом Шпильманом.

Центральный образ ярко раскрывается при встрече с другими персо нажами: членами семьи, героями города или людьми серой массы. С героем сопоставляется образ Вильгельма Хозенфельда, представляю щий собой отдельный мир, схожий с представлениями Владислава по вопросам толерантности, бессмысленности войны и страстного жела ния выжить в нечеловеческих условиях. Хозенфельд не входит в «круг» системы образов, выстраивающейся вокруг Шпильмана, а при мыкает к ней, ведя от собственного лица повествование в дневнике приложении к роману. «Герои города» несут на себе определенный положительный заряд, сопряженный с нравственным долгом. Люди этого круга ярки, в романе они обрисованы четко, некоторые возвы шенно (Януш Корчак), некоторые с долей иронии, которая направлена, прежде всего, на среду, которая убивает и не может вместить в себя столь благородных и самоотверженных личностей.

Людьми «серой массы» движут алчность, жестокость и своеоб разное исполнение своего долга в рамках государства, развязавшего насилие. Семья Владислава – самый близко расположенный к нему «круг». Семья ценна для него, как и музыка. Они являются в его жизни тем, что заставляет главного героя жить и бороться с преподносимыми судьбой трудностями. В доверительных отношениях Владислав стоит со своим отцом Самуилом и братом Генриком. Мать и сестры на фоне мужской половины семьи меркнут, проявляя лишь тихую самоотвер женность, стойкость и «семейную» справедливость. Смерть и гибну щий город, объединяющие абсолютно всех персонажей, являются ал легорическим итогом, философским смыслом жизни после мучений и страданий. Смерть уносит много достойный и недостойных жизней, проникает в каждый уголок, охваченный страхом, голодом и отчаяни ем. Героизм и самоотверженность смогли победить её, стать залогом новой, неизвестной и пугающей жизни.

Н. В. КОПЫШЕВА Ивановский государственный университет «ХРОНИКИ НАРНИИ» К. С. ЛЬЮИСА КАК ХРИСТИАНСКОЕ ФЭНТЕЗИ Цикл «Хроники Нарнии», состоящий из семи книг, создавался с 1950 по 1956 гг. Несмотря на видимую сказочную природу, отличи тельной особенностью «Хроник Нарнии» является богатство библей ских мотивов и аллюзий. Безусловно, именно их наличие позволяет рассматривать произведение как глубоко религиозное (Д. Бинхам, А. Кураев и др.).

Непосредственным импульсом к написанию христианского про изведения для К. С. Льюиса послужила странная история его прихода к христианству, после чего в ряду льюисовских творений стала преоб ладать апологетика. Жанр фэнтези был использован автором для того, чтобы ненавязчиво познакомить детей с образом Христа и его деяния ми («Письма К. С. Льюиса»).

«Хроники Нарнии» включают семь эпизодов – подобно семи дням творения в Библии. В сказочную страну могут попасть только дети, что явно ассоциируется со словами Иисуса «Будьте как дети, и войдете в Царствие Небесное». «Первая повесть «Племянник чародея»

–рассказывает о сотворении мира;

«Лев, колдунья и платяной шкаф» – о предательстве, искуплении через распятие и о воскресении Христа.

Повесть «Принц Каспиан» – о вере в невидимого Христа. «Конь и его мальчик» – о постепенном открытии Христа человеком. «Покоритель зари или плавание на край света» – о жизни в церкви и важности по каяния, «Серебряное кресло» – о необходимости соблюдать Божьи заповеди. Седьмая повесть – «Последняя битва» – об Антихристе, вто ром пришествии Христовом, о страшном суде и небесном Иерусали ме” (библейские параллели О. Большаковой).

Однако соотношение жанра фэнтези и теологических тем оста ется одним из наиболее спорных моментов. Возможно, истории о волшебстве, чудесных превращениях и есть один из наилучших спо собов воссоздать евангельский мир чудес. Однако ряд весьма автори тетных мыслителей считают это кощунственным. (Ф. Пулман, Ф. Хеншер и др.) Новизна нашего исследования заключается в обосновании жанровой природы “Хроник Нарнии” как христианское фэнтези.

А. М. НОВОЖИЛОВА Ивановский государственный университет ОСОБЕННОСТИ АВТОРСКОГО СТИЛЯ ФРЕДЕРИКА БЕГБЕДЕРА НА ПРИМЕРЕ РОМАНА «99 ФРАНКОВ»

Изучение романа Фредерика Бегбедера «99 франков» позволяет выявить главные особенности авторского стиля, свойственные и кон кретно данному произведению, и всему творчеству французского пи сателя в целом.

Среди наиболее важных черт, присущих художественной манере изучаемого романа Бегбедера можно отметить следующие: присутст вии лейтмотивов, проходящих через все повествование от начала до конца;

частые ссылки на слова известных личностей;

цитирование Библии, а также параллели, проводимые автором между Священным Писанием и современной действительностью;

тенденция к перечисле нию однородных по смыслу характеристик объекта с целью его смы слового выделения;

многократное приведение статистических данных в тексте;

обращение к мировой истории;

употребление названия марки какого-либо предмета (объекта) вместо названия самого предмета (объекта), а также употребление дат и других конкретизирующих мо ментов;

авторские неологизмы;

употребление нецензурной лексики;

использование лексических единиц на английском языке без после дующего их перевода;

тема денег, оценка стоимости тех или иных ве щей (услуг);

обилие риторических вопросов;


использование различных приемов лексического повтора;

введение в текст романа так называе мых «рекламных пауз»;

ирония;

многократное введение авторских пояснений в скобках;

смысловое выделение элементов текста при по мощи использования прописных букв;

повествование от 1 и от 3 лица одновременно;

кольцевая композиция;

употребление каламбуров, а также рифмовка некоторых слов (строк);

использование фразеологиз мов, проистекающих из мифологии;

введение в текст большого коли чества рекламных лозунгов.

Таковы наиболее важные отличительные признаки прозы Фре дерика Бегбедера, характеризующейся провокационным, не опираю щимся на традиционные правила (синтаксис, лексика, грамматика) стилем, с помощью которого писатель выражает свое мироощущение.

И. С. СИДОРОВА Ивановский государственный университет ФОРМЫ КОМИЧЕСКОГО В РОМАНЕ ДЭВИДА ЛОДЖА «ХОРОШАЯ РАБОТА»

Д. Лодж (род. в 1935) – современный британский писатель и теоретик литературы. За рубежом Дэвид Лодж считается классиком университетского романа, и его «Хорошая работа» (Nice Work, 1988) отвечает всем признакам данного жанра. Этот роман изобилует эле ментами комического, которое проявляет себя не спорадически, но как целый комплекс различных средств и приемов, создающих комиче ский эффект.

На проблемно-сюжетном уровне одним из источников комизма становятся университетские интриги, которые нередко высмеиваются и пародируются писателем.

Важным элементом проблемного поля в романе выступает со временное состояние гуманитарной мысли. Автор, иронизируя над тем, как главная героиня Робин – поклонница постструктуралистских теорий – слепо следует им даже вне университета, наглядно демонст рирует свое собственное отношение к данной тенденции в гуманита ристике.

Сложная структура романа – а именно взаимодействие в одном произведении двух жанровых форм – университетского и викториан ского романов, — также порождает комизм.

Д. Лоджа можно по праву назвать мастером комического эф фекта: в «Хорошей работе» мы наблюдаем формы комического не только на уровне проблематики. Как представитель постмодернист ской литературы, Лодж активно использует порожденные интертек стуальностью комические приемы, такие как игра слов, прием «гово рящих фамилий», метафоры, аллюзии, представляющие в комическом освещении обе структурные составляющие романного мира (жизнь университета и жизнь технической интеллигенции).

П. В. СМИРНОВА Ивановский государственный университет ХРОНОТОП РОМАНА А. КАМЮ «ЧУМА»

Произведения французского писателя Альбера Камю по досто инству занимают важное место в истории французской литературы.

Его художественные тексты наряду с философскими работами явля ются средством экзистенциалистского постижения бытия. В этом пла не бесспорный интерес представляет роман А. Камю «Чума».

Известно, что это произведение связано с событиями второй мировой войны. Между тем оно направлено на выявление общих зако нов человеческого существования с точки зрения философии экзи стенциализма. В романе присутствуют довольно четко обозначенные временные и географические пометы. Однако при более детальном рассмотрении произведения становится понятным, что временные и пространственные рамки произведения характеризуются подвижно стью.

Книга Камю является примером «ангажированной» литературы, реализующей определенную авторскую позицию, которая в свою оче редь обусловливает жанровую специфику произведения. Основные его художественные уровни свидетельствуют о принадлежности «Чумы» к традиции философского романа.

Жанр философского романа предполагает наличие особого рода хронотопа. Его границы в книге Камю не обусловлены конкретными историческими и социальными факторами. Они соотносятся с универ сальными законами бытия, имеют отношение к любому этапу сущест вования человеческого общества.

Таким образом, художественный мир произведения Камю, со относимый с конкретными историческими событиями и персонажами, расширяет свои границы, выходит за пределы конкретно обозначае мых периодов существования цивилизации, представляя самые общие законы человеческой жизни. Этот фактор придает хронотопу произве дения универсальный, мифологический характер.

П. А. ХВОСТОВ Ивановский государственный университет СИМВОЛИКА РОМАНА РЕЯ БРЕДБЕРИ «451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ»

Написанный американским фантастом Реем Дугласом Бредбери, роман «451 градус по Фаренгейту» (Fahrenheit 451, 1953) даровал сла ву своему создателю и вызвал колоссальный интерес общественности.

На сегодняшний день существует немалое количество критиче ских статей, посвященных этому роману (К. Андреев. 1963;

Р. Ну дельман, 1965;

В. Ревич, 1981 и др.), однако большинство исследова телей, уделяя внимание проблематике произведения, манере повество вания и образу главного героя, лишь косвенно и неполно затрагивают проблему символики романа.

В качестве первоочередных символов романа называются огонь и книги. Однако, можно говорить о целой системе символов в этом произведении. Организующим принципом этой системы служит кон траст между обществом потребления, которому свойственно полное устранение свободы мысли, и обществом духовным, членами которого руководит стремление к знаниям.

Многие символы романа, к примеру, такие как огонь, книги и пожарные, не однозначны и находят своё воплощение в обоих мирах, тем самым рождая загадочное и противоречивое сочетание желания покоя и стремления вперед. На основе этого амбивалентного сочета ния и построен конфликт произведения.

Все символы романа можно поделить на три группы:

1. Символы потребительской цивилизации. К этой группе относятся символы, связанные с рекламой, СМИ, массовой культурой, образова нием и здравоохранением, процессом унификации культуры, общест венными отношениями и отношениями внутри семьи, с крахом циви лизации (к примеру, пролетающие над городом истребители) 2. Символы духовного пути Гая Монтега, его душевного конфликта. К этой группе можно отнести практически все образы-персонажи рома на. 3. Символы мира природы, противопоставленной цивилизации ме гаполиса (образ реки, оленя и пр.) Символика романа используется автором для выражения его идейно-философской концепции и тревожных размышлений о буду щем цивилизации.

Ю. А. ШАМКОВА Ивановский государственный университет РЕЧЕВОЙ ПОРТРЕТ ПЕРСОНАЖЕЙ В РОМАНЕ К. КРАХТА «FASERLAND»

На примере текста романа современного швейцарского писателя Кристиана Крахта (род. 1966) «Фазерланд» (1995) мы проанализирова ли социально-речевой портрет персонажей, то есть подбор особых для каждого действующего лица литературного произведения слов и вы ражений, позволяющие определить его социальный статус. Проблема социальной индикации речи основательно разработана в социолингви стике: изучено горизонтальное и вертикальное членение языка на гео графические и социальные диалекты, выявлены и описаны различные социолекты (язык городской бедноты, язык выпускников престижных частных учебных заведений, мужской и женский язык, сакральный язык инициаций и др.), а также установлены характеристики сленга, исследуются профессиональные языки и жаргоны, определены типы коммуникативной стратегии людей в условиях ситуативного и соци ального неравенства и разработан аппарат изучения показателей соци ального статуса человека, в частности, индикаторы и маркеры.

Как это ни удивительно, большинство рецензентов романа «Faserland» не отдают себе отчета в том, что «я» рассказчика никак, если следовать логике самого текста, не может быть тем циничным и самодовольным денди, каким они пытаются его изобразить. В том ра курсе, в котором мы подходим к этой проблеме, нас интересует ис пользование главным персонажем в своих оценках людей брендов из вестных торговых марок. По бренду рассказчик судит о качествах то го, что спрятано за ним, о том, насколько это спрятанное надежно и подлинно. Герой романа постоянно употребляет слова, относящиеся к стилистически окрашенной лексике, ставшей в современном немецком языке молодежным жаргоном. Также в тексте можно встретить слова, относящиеся к «низкому стилю», например, «Scheie», «Joink», «Junkie», «Bldmann», «Arschloch» и др.

Лексические средства, которые главный герой выбирает, являются лишь протестом против окружающей его действительности, равно как и все его поступки. Представленный Крахтом персонаж совсем не впи сывается в описанные выше стереотипы, он груб, невоспитан, агресси вен. Таким образом, речевой портрет главного героя, представленный Крахтом, является субъектом новой культуры – культуры современно го общества уже не стоящего на пороге глобализации, а являющийся продуктом таковой. Подобный персонаж может встретиться в любой другой европейской стране.

Секция ЯЗЫК ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЦЕЛЕЙ – ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ N. N. ANTONOVA, A. Y. KALMYKOVA Ivanovo State University NANOTECHNOLOGY IN RUSSIA AND ABROAD A nanometer (nm) is one thousand millionth of a meter. For com parison, a red blood cell is approximately 7,000 nm wide and a water mole cule is almost 0.3 nm across. People are interested in the nanoscale because it is at this scale that the properties of materials can be very different from those at a larger scale. The properties of materials can be different at the nanoscale for two main reasons: First, nanomaterials have a relatively larger surface area when compared to the same mass of material produced in a larger form. Second, quantum effects can begin to dominate the behavior of matter at the nanoscale – particulary at the lower end – affecting the optical, electrical and magnetic behavior of materials.

Much of nanoscience and many nanotechnologies are concerned with producing new or enhanced materials. Nanomaterials can be con structed by ‘top down’ techniques, producing very small structures from larger pieces of material, for example by etching to create circuits on the surface of a silicon microchip. They may also be constructed by ‘bottom up’ techniques, atom by atom or molecule by molecule. One way of doing this is self - assembly, in which the atoms or molecules arrange themselves into a structure due to their natural properties. Crystals grown for the semicon ductor industry provide an example of self - assembly, as does chemical synthesis of large molecules. A second way is to use tools to move each atom or molecule individually.

We also have institutes working on the problems of nanomaterials.

For example, the Institute of Electrophysics (Yekaterinburg), the Institute of Chemistry of solids (Novosibirsk), the Institute of Physics of solids (Cher nogolovka).

As nanotech continues to develop, consumers will see it being used for several different purposes. This technology may be used in energy pro duction, medicine, and electronics, as well as other commercial uses. Many believe that this technology will also be used militarily. Nanotechnology will make it possible to build more advanced weapons and surveillance de vices. While these uses are not yet possible, many researchers believe it is only a matter of time.

N. N. BURSIKHOVA Ivanovo State University THE ROLE OF MANAGEMENT IN THE MODERN SOCIETY Management emerged in the end of the XIXth century but its role was recognized only in 1930s. By this time these activities had become a profession, this field of knowledge had grown into an independent disci pline, and the social group of managers had turned into an influential public force.

It is difficult to overestimate the role of management for a company working within market conditions and a competitive environment. A suc cessful play in the commodity market with acute competitive struggle re quires knowing the mechanisms of effective work. The organization’s well being is a result of well-thought-out activities of managers and staff.

Modern management is an area of professional activities and one of the basic educational disciplines. The goals of management as a science are development, experimental test and application of scientific approaches, principles and methods providing a steady, reliable, advanced and effective work of a group (or an individual) in practice by producing competitive goods.

The ultimate objective of management as a practice of efficient ad ministration is to ensure profitability of an enterprise by organizing the pro duction or trade process rationally, including production operation, the de velopment of technical and technological basis, and the effective use of hu man resources.

Management is also a special class of leaders in the industrial soci ety. Managers are given human and material resources for work;

they create productive manufacturing, which brings on healthy society.

The content and meaning of management system functions are to foresee the consequences, set the targets, organize the process, dispose re sources, coordinate actions and supervise task performance.

The role of managers becomes especially important with the advent of giant corporations, which have a huge economic, industrial, scientific and technical potential. The biggest corporations have their branches all over the world where they set the rules of material goods distribution and show enormous information potential. The managers’ decisions in such corpora tions determine the destinies of millions of people.

Thus, nowadays it is difficult to name a more important and many sided field than management upon which production efficiency and the quality of public service depend considerably.

I. S. KISELYOVA Ivanovo State University COSMETIC CHEMISTRY The problems of applied chemistry provide an active research base with a special focus on three key issues: history, present day development, the prospects of future use and perfection.

Since ancient times women have been skillfully using cosmetics. Not long ago during excavations Peruvian archaeologists discovered a cosmetic set which was two thousand years. In Egypt cosmetics has been known since 2000 B.C. That is why this country is called the cradle of ancient cosmetics. It was there where the first guide on cosmetics compiled by the queen Cleopatra had been found. Her recipes (preparation of powder, blush and lipstick) were used and recommended in more recent times. In ancient Greece there was a special profession «Kosmet». In ancient Rome rich women besides powder, blush and cream used dairy products.

Beginning with the XVI century France played the leading role in manufacture and use of cosmetics. The development of cosmetics based on science began only in the XIX century. Make up is a group of drugs which are used to improve people’s appearances. It includes powder, lipsticks, blush, eyebrow pencils, hair dyes and so on. Cosmetic powder is a highly dispersed mixture consisting of kaolin, talc, zinc stearate and magnesium stearate, titanium oxide, magnesium carbonate, dyes and perfumes.

Lipstick may be hygienic (without dyes) or decorative, i.e. painted in different colors. Decorative lipstick is composed of fatty base and paints.

Fatty base is the combination of fats, waxes, hydrocarbons and alcohols.

Nail polish is a colorless or colored solution of nitrocellulose in various solvents – acetone, amyl acetate, ether, alcohol, etc. The most common nail polish is a solution of nitrocellulose in organic compounds [C6H7O2(OH)3 x(ONO2)X]n. Mascara includes the base and paints. The base consists of soap, dextrin, paraffin wax and stearic acid. Currently the hair coloring is a wide range of different organic dyes. Sometimes salts of silver, copper, nickel, cobalt and iron are used for this purpose. As a bleaching agent solu tions of hydrogen peroxide (3%, 6%, 10%) are widely used.

This research offers a clear conceptual framework for understanding the problems of chemistry, nanotechnology and ecology.

A. S. PARFENOV Ivanovo State University E-INK AND ELECTRONIC PAPER This research work is aimed at studying the potential use of new electronic technologies, in particular, the electronic ink. Electronic ink is the optical component of a film used in Electronic Paper Displays. Although futuristic-sounding, electronic ink is actually just a fusion of existing knowledge of chemistry, physics and electronics combined together to cre ate this new material. It is very much like paper and actually uses the same pigments as in the printing industry today.

Electronic ink is made up of millions of tiny microcapsules, about the diameter of a human hair. Each microcapsule contains positively charged white particles and negatively charged black particles suspended in a clear fluid. When a positive or negative electric field is applied, corre sponding particles move to the top of the microcapsule where they become visible to the user. This makes the surface appear white or black at that spot.

To form a smart ink display, the ink is coated onto a sheet of plastic film that is laminated to a layer of circuitry. The circuitry forms a pattern of pixels that can then be controlled by a display driver. The microcapsules are suspended in a liquid "carrier medium" allowing them to be coated using existing coating processes. The final laminate can be applied onto virtually any surface, including glass, plastic, fabric and even paper. Ultimately elec tronic ink will permit most any surface to become a display, bringing in formation out of the confines of traditional devices and into the world around us.

Electronic paper is often considered to be more comfortable to read than conventional displays. This is due to the stable image, which has no need to be refreshed constantly and has a wider viewing angle. An ideal e paper display can be read in direct sunlight without the image appearing to fade. There is ongoing competition among manufacturers to provide full color ability. Applications of electronic visual displays include electronic pricing labels in retail shops and digital signage, time tables at bus stations, electronic billboards, mobile phone displays, and e-readers able to display digital versions of books and e-paper magazines.

N. S. SKOBELEVA Ivanovo State University TOUCH-SENSITIVE TECHNOLOGIES This research work is aimed at studying basic principles of operation and perspectives of touch-sensitive technologies. Touch screen was in vented in the U.S. in the second half of the 60s of the last century, but until the early 90s touch screen was used primarily in medical and industrial equipment. In 2006, almost all the major manufacturers began to produce smartphones with touch screens, but after the Apple iPhone in 2007 it started to touch the boom - the displays of this type appeared in printers, e books, various types of computers, etc.

There is a variety of touchscreen technologies that have different methods of sensing touch. A resistive touchscreen panel consisting of main parts - a flexible top layer and a hard bottom one. There are layers of a flexible membrane and a resistive material, which can conduct an electric current, plotted on the inner side of both surfaces. The space between them is filled with a dielectric. Thin metal plates – electrodes, are set at the edges of each layer. Being touched, front layer bends and interacts with the poste rior one, which allows the controller to determine the voltage across it and use this data to calculate the coordinates of the point of contact on the hori zontal (axis X). To calculate the point of contact on the vertical (axis Y) the inverse operation is made: voltage is applied to the electrodes of the front layer and electrodes located in the posterior layer are grounded.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.