авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Российский гуманитарный научный фонд

Балашовский институт (филиал)

ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»

Центр духовно-патриотического воспитания

Балашовского института Саратовского университета

Профилактика религиозного экстремизма

и противодействие его проявлениям

в молодежной среде

Материалы

I Всероссийской научно-практической конференции

г. Балашов, 21 октября 2010 г.

Под общей редакцией Т. А. Юмашевой Балашов 2010 1 УДК 316.75+316.34 ББК 60.563.0+60.542.1 П84 Рецензенты:

Кандидат филологических наук, доцент Балашовского института (филиала) ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

С. И. Шумарин;

Кандидат социологических наук, доцент Мордовского государственного университета С. Б. Денисов.

Материалы конференции опубликованы при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта «Превенция экстремизма в подростковой среде в условиях изменяющейся России», грант № 09-06-00434а.

П84 Профилактика религиозного экстремизма и противодействие его проявлениям в молодежной среде : матер. I Всерос. науч.-практич. конф.

г. Балашов, 21 октября 2010 г. / под общ. ред. Т. А. Юмашевой. — Балашов :

Николаев, 2010. — 168 с.

ISBN 978-5-94035-429- Издание включает публикации участников I Всероссийской научно-практи ческой конференции «Профилактика и противодействие проявлениям религиоз ного экстремизма в молодежной среде», организованной Балашовским институ том (филиалом) ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского», администрацией Балашовского муниципального района, Центром духовно-патриотического воспитания БИСГУ, Научно-образовательным центром православной культуры и религиозной антропологии СГУ.

Тематика предлагаемых статей охватывает следующие направления: анализ де ятельности государственных органов, социальных и образовательных учреждений в решении проблемы профилактики экстремизма в молодежной среде.

Сборник представляет интерес для широкого круга специалистов по социальной работе, педагогике, политологии, социологии, работников социальной сферы, представителей религиозных конфессий, МВД и ФСБ, СМИ, военно-патрио тических организаций, студентов.

УДК 316.75+316. ББК 60.563.0+60.542. © Коллектив авторов, ISBN 978-5-94035-429- Содержание Предисловие......................................................................................................... Баркалова Н. В., Елютин Р. С. Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма у несовершеннолетних преступников в местах лишения свободы............................................................................... Брякин В. В., Разаева Л. А. Языковые особенности молодежного жаргона...................................................................... Вершинина М. В. Этническая идентичность у представителей армянской диаспоры........................................................................ Ворсунова И. Н. Формирование духовно-нравственных качеств личности на уроках истории............................................. Голомазов Р. В. Влияние личности преподавателя на содержания курса «Основы православной культуры» в среднем учебном заведении...................................... Жогов С. С. «Киберанархизм» и проблема религиозно политического экстремизма в сети................................................. Иноземцев (О. Вадим). Формирование экстремизма на религиозной почве........................................................................... Кашицына Л. В. Профилактика влияния деструктивных религиозных организаций на население........................................ Кондрат Е. Н. Социально-психологические предпосылки молодежного экстремизма......................................................

......... Константинов В. В., Бузыкина Ю. С. Отношение к проявлениям экстремизма у представителей различных социально-демографических общностей.................... Коповой А. С., Коповая О. В. Профилактика экстремизма в молодежной среде......................................................................... Костырев Г. Е. Социальные аспекты экстремизма....................................... Крайнева Л. В. Развитие этнической толерантности в учреждениях дополнительного образования.............................. Логачев Р. В. Преодоление конфессиональных противоречий как важное направление борьбы с религиозным экстремизмом................................................................................... Малюченко Г. Н. Особенности социализации детей из семей мигрантов.......................................................................................... Малюхина Л. В. Характерные черты и социально экономические, политические причины религиозного и религиозно-политического экстремизма...................................................................................... Назаров В. В. К вопросу о сущности и происхождении религиозного экстремизма.............................................................. Нестерова А. Ю. СМИ в современном обществе и их воздействие на человека.................................................................. Острикова А. Г. Воспитание толерантности у школьников......................... Платонов Г. М. Корни религиозного экстремизма в молодежной среде......................................................................... Пучкова Т. И., Беспалова Е. В., Репина В. В. Восстановление нравственных ценностей в условиях современной школы................................................................................................ Розеватов Г. А. Русская Православная Церковь и ювенальная политика России............................................................................... Розеватов Д. А. Воздействие компьютерных игр на молодежный радикализм................................................................. Руднева Н. М. К вопросу о роли школы в профилактике экстремизма...................................................................................... Саноян Т. Р. Психологические характеристики армянского народа................................................................................................ Сергадеев И. Ю., Макеева Н. В. Противодействие проявлениям экстремизма и национализма среди молодежи.......................................................................................... Cергеев С. И. Профилактика межэтнических и религиозных конфликтов в учреждениях государственной службы.............................................................................................. Соколец Н. В. Медиапространство и его влияние на молодежь................. Сучкова З. Л. Профилактика проявлений экстремизма в Балашовском институте.............................................................. Цыганова Т. Ф. Патриотическое воспитание на уроках русского языка (из опыта работы в МОШИ «Лицей-интернат г. Балашова»).................................................... Чичкова Л. Я. Молодежный экстремизм как асоциальное явление в современной России..................................................... Шакирова М. Р. Атрибутика молодежных субкультур как фактор проявления экстремизма................................................... Юмашева Т. А. Превенция экстремизма среди молодежи в условиях изменяющейся России................................................ Ясакова Е. А. Пути расширения границ культурного поля учеников и формирования гуманистического мировоззрения при подготовке к ЕГЭ......................................... Гороховский П. Д., Гусаков П. И. К вопросу истории термина «Молодежная субкультура».......................................................... Жилич Л. Н. Влияние тоталитарных сект на современное российское общество..................................................................... Каргина Ю. Ю. Юродство Христа ради........................................................ Мухортова Н. А. Экстремальные ситуации................................................. Романенко А. С. Понятие о добре и зле, их взаимная борьба..................... Терещенко А. С. Изучение православия в школе и развитие личности на основе православного воспитания......................... Шевцова М. Д. Образ «еврея-врага» в современной антисемитской и неонацистской интернет-периодике................ Щербакова Л. С. Понятие о чести. Честь истинная и ложная..................... Предисловие Основой гражданского и демократического общества является при знание права других национальностей, культур, вероисповеданий на ува жение, принятие, а также соблюдение законности и правопорядка. Много вековые традиции России основаны на гуманистических нормах и принципах цивилизованных взаимоотношений разных культур, религий, социально политических взглядов.

В настоящее время отмечается рост проявлений экстремизма и нацио нализма, ксенофобских тенденций в обществе. В сложившихся социаль ных условиях наиболее чувствительны к подобным настроениям дети, подростки и молодежь. В связи с этим актуальны анализ и разработка психолого-педагогического и правового содержания профилактики, обмен опытом проведения профилактических мероприятий по данной тематике.

Система образования обладает необходимым ресурсом проведения первичной профилактики проявлений ксенофобии, национализма, экс тремизма, воспитывая у молодежи толерантность, а также может оказы вать содействие субъектам активной профилактики экстремизма (право охранительным органам, органам государственной безопасности и дру гим силовым ведомствам), деятельность которых регламентируется ст. Конституции РФ, Уголовным кодексом РФ, Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Законом РФ от 5 марта 1992 г. № 2446-I «О безопасности», Федеральным законом от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной служ бе безопасности», Законом РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О мили ции», Законом РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-I «Об образовании», в ре шении данных вопросов.

На основе анализа и обсуждения докладов участники Конференции наметили пути следующие решения проблемы экстремизма: обеспечение наиболее полного информирования молодежи о культурных традициях народов России;

разъяснение преимущества самоидентификации лично сти на основе взаимного уважения;

приобщение молодежи к передовым достижениям мировой культуры;

развитие позитивного отношения моло дежи к диалогу культур;

формирование у молодежи толерантности в об щественных отношениях;

пропаганда спорта и досуга в молодежной среде.

Н. В. Баркалова, Р. С. Елютин Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма у несовершеннолетних преступников в местах лишения свободы Как отмечал Президент Российской Федерации Д. А. Медведев, на расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел России 6 февраля 2009 г., экстремизм представляет собой исключительно боль шую опасность, особенно в условиях кризиса. Экстремистские преступ ления способны расшатать любое, даже самое стабильное и благополуч ное общество. Этот вопрос постоянно находится в зоне внимания всех правоохранительных органов.

В ходе конференции в Екатеринбурге, состоявшейся в апреле 2009 г., заместитель Генерального прокурора России В. Я. Гринь заявил, что в нашей стране насчитывается более 200 экстремистских организаций, кото рые объединяют около 10 тыс. человек. Членами экстремистских группи ровок становятся, как правило, молодые люди 16—25 лет. Большинство из них учатся в вузах и средних специальных профессиональных учре ждениях.

Ключевыми понятиями рассмотрения проблемы экстремизма в моло дежной среде выступают следующие категории: негативная этническая идентичность, межнациональная напряженность, нетерпимость, национа лизм, расизм, шовинизм, фашизм, ксенофобия. Бесконтрольное развитие каждой из них может привести к самым трагическим последствиям. Важ ным проявлением экстремизма как социокультурного феномена выступает нетерпимость (интолерантность). В этой связи особое внимание следует уделять наименее защищенным группам, находящимся в неблагоприятных социальных или экономических условиях, в частности, несовершенно летним преступникам в местах лишения свободы, с тем, чтобы предоста вить им правовую и социальную защиту.

Самые разнообразные источники интолерантности порождают сего дня в нашем обществе насилие, жестокость и отчуждение. В настоящее время наблюдается рост активности ряда объединений, культивирующих религиозный фанатизм, который основывается на извращенных духовных канонах. Как правило, эта деятельность сопряжена с насилием над граж данами, причинением вреда их здоровью, побуждением к отказу от ис полнения гражданских обязанностей, а также с совершением иных проти воправных деяний. При этом тщательно камуфлируемые религиозные доктрины данных структур допускают использование насилия, угроз, шантажа, если они идут на благо организации. Наибольшую опасность сегодня представляют сторонники нетрадиционного для российских му сульман течения ислама — ваххабизм. Лидеры и идеологи ваххабитского течения работу среди российской молодежи считают одним из главных направлений своей деятельности. В ряде субъектов Российской Федера ции функционируют так называемые центры и лагеря исламской молоде жи, где членами международных террористических и экстремистских организаций («Хизбут-Тахрир», «ИДУ», «Рефах», «Аль-Фатх», «НУР»

и др.) проводится обучение радикальному исламу, вербовка и вовлечение граждан в экстремистские формирования. Еще одним религиозным тече нием, в рядах которого наблюдается большое количество молодых людей, являются сатанисты. Из наиболее известных объединений сатанистов нашего времени можно назвать: церковь сатаны, Международную ассо циацию люциферистов кельтско-восточного обряда, «Зеленый орден», «Черный ангел», «Южный крест», культ Афины Паллады, культ Изиды, готы. Представители этих движений несут ответственность за случаи ритуального насилия, являются социально опасными, особенно для моло дежи, поскольку воздействуют на неокрепшую психику молодых людей [1].

Эта проблематика четко проявляется у подростков, находящихся в местах лишения свободы. Воспитание терпимости, ненасилия среди несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых, осужденных — непро стая задача, затрагивающая жизненную позицию личности, ее интересы, специфику самопроявления в подростковом возрасте. Задача осложняется тем, что зачастую в условиях изоляции любые выяснения отношений в подростковой среде чреваты массовыми беспорядками и новыми пре ступлениями. Рассматривая толерантность как ненасилие в широком смысле, видна суть ее в умении соотносить и сочетать культурные ценности общества и индивидуальные ценностные ориентации, как альтернативу психологии насилия и насильственных способов взаимодействия. К ценно стям ненасилия мы, вслед за С. В. Баныкиной и В. К. Егоровым, относим [2]:

признание безусловной ценности другого человека, его самоценности;

зна чимость самосовершенствования, саморазвития, самореализации;

доми нирование альтруистической мотивации в сравнении с эгоистическими побуждениями и проявлениями. Ценности ненасилия подразумевают ориентацию на сотрудничество, компромисс, поиски согласия и содруже ства в совместной творческой деятельности и выступают условиями то лерантности отношений.

Одним из способов достижения толерантных отношений подростков в местах лишения свободы друг к другу является обучение ассертивному поведению. Применительно к рассматриваемой нами категории подрост ков это обозначает умение оптимально реагировать на замечания, спра ведливую и несправедливую критику, способность говорить себе и окру жающим «нет», отстаивать свою позицию, не ущемляя при этом достоин ства другого человека. Важно учить подростков умению просить других об одолжении, не испытывая чувства неловкости. Все это позволит со хранить партнерские отношения с окружающими людьми.

В учреждениях исполнения наказаний действует программа «Школа толерантности». Программа «Школа толерантности» направлена на ре шение задачи преодоления межличностных конфликтов между подрост ками и формирование толерантных отношений. При разработке программы были использованы идеи А. Г. Асмолова, В. В. Бойко, Р. Р. Валитовой, О. Я. Воробьевой, Г. В. Безюлевой, Г. М. Шеламовой, Г. У. Солдатовой, Л. А. Шайгеровой, В. В. Шалина и др. Основные цели программы: освоение подростками начальных знаний о толерантности как позиции человека, базирующейся на стремлении к мирному сосуществованию независимо от национальных, религиозных и других факторов;

развитие у подростков умений признавать и уважать мнение, желание, интересы другого;

при нимать окружающий мир с многообразием культур и ценностей, нацио нальных и религиозных традиций. Программа реализуется через систему социально-гуманитарной подготовки, деловых игр, дискуссий, проведе ние игровых тренингов и т. д. Мониторинг ситуации с межличностными конфликтами в среде несовершеннолетних преступников в местах лише ния свободы за время действия программы указывает на определенную положительную динамику, что может рассматриваться как свидетельство результативности реализуемой программы.

Данный вопрос становится еще более важным в условиях исправи тельных учреждений, так как, излишне упрощая явления окружающего мира, люди, не обладающие толерантностью, оказываются неспособными к изменениям и имеют серьезные личностные проблемы. Они проявляют такие качества, как категоричность, пренебрежительность к закону и вла сти, неумение понимать людей и анализировать их поступки [1]. Психо логическая безопасность в молодежной среде во многом определяется уровнем толерантности сознания молодежи, а также применением актив ных мер по обеспечению физической и психологической безопасности молодых людей.

Литература 1. Аминов Д. И., Оганян Р. Э. Молодежный экстремизм. М.: Триада Лтд, 2005.

2. Инновации в образовании: сущность и социальные механизмы. URL:

http://www.vusnet.ru/ 3. Социология и психология осужденных в местах лишения свободы: учеб. методич. пособие / О. Г. Ковалев. М.: НИИ ФСИН России, 2005.

В. В. Брякин, Л. А. Разаева Языковые особенности молодежного жаргона Как известно, изменения в политической и экономической жизни об щества влекут за собой изменения языковой ситуации. Ярким подтвер ждением этого может служить современное состояние языка. В настоя щее время оно определяется ослаблением государственного контроля над средствами массовой информации, экспансией западной массовой куль туры. Одним из следствий этих социальных трансформаций стало изме нение соотношений нормированного и ненормированного в речи. Про никновение жаргонизмов на радио и телевидение, в рекламу и кинемато граф не могло не отразиться на вкусовых пристрастиях молодежи и, следовательно, на язык этой социальной группы.

При оценке сегодняшней языковой ситуации, при разработке методи ки формирования речевой культуры молодежи необходимо считаться с двумя особенностями молодежного жаргона, которые делают невоз можным его искоренение. С одной стороны, существование жаргонов есть непременный признак всякого живого языка. Жаргон, особенно мо лодежный, отражает намечающиеся тенденции развития общенародного языка. По справедливому мнению А. М. Селищева, некоторые отклоне ния от языковых норм в речи молодежи с течением времени входят в норму. С другой стороны, молодежный жаргон имеет достаточно глу бокие исторические корни и отражает объективные тенденции к обновле нию, в том числе и словаря.

Молодежный жаргон — наиболее распространенный из социальных жаргонов. Речь современной молодежи приводит в негодование препода вателей, родителей, представителей старшего поколения, остро реагиру ющих на режущие ухо выражения. По данным последних исследований, в студенческой среде степень жаргонизации речи превышает 50 % для юношей и 33 % для девушек. Такие цифры могут вызвать уныние у блюстителей чистоты русского языка: ведь речь идет о студентах, наиболее культурной части молодежи.

Удивляться, однако, нечему. Молодежная речь отражает неустойчивое культурно-языковое состояние общества, в том числе и определенные экстремистские тенденции, поддерживаемые прежде всего подрастаю щим поколением.

Актуализацию жаргонизмов в современном обществе, таким образом, можно свести к трем основным причинам: 1) социальному протесту молодежи против косности общества и олицетворяющего его официаль ного, шаблонного языка;

2) лингвистическому балагурству или остросло вию, стремлению выразить экспрессию любыми, в том числе и крайними языковыми средствами;

3) стремлению к новизне.

Для молодых людей естественно желание самовыразиться и само утвердиться, но при этом многим зачастую изменяют вкус и чувство ме ры, и одна из важнейших задач школы и вуза — развить эти качества.

М. В. Вершинина Этническая идентичность у представителей армянской диаспоры В современной России практически в каждом регионе существуют диаспоры, образовавшиеся из представителей народов, ранее живших на территории Советского Союза. В Пензенском регионе наиболее предста вительной является армянская диаспора, численность которой насчитыва ет около 6 тыс. человек. Однако остается актуальным вопрос, насколько завершенным является аккультурационный процесс представителей дан ного этноса и какую роль в данном процессе играет армянская общинная организация. Является ли образование данной общинной организации результатом адаптированности армян на территории России, а именно в Пензенской области, либо она в большей степени призвана выражать нарастающие национальные интересы данного народа.

Обойти межэтнические проблемы невозможно, так как они угрожают самой целостности России, а отыскать способы их решения без понима ния сознательных и бессознательных устремлений людей, считающих себя единым народом, нереально. На осознание людьми своей этнической принадлежности значительное влияние оказывает тот факт, живут ли они в полиэтнической или моноэтнической среде. Ситуация межэтнического общения, с одной стороны, дает индивиду больше возможностей для при обретения знаний об особенностях своего народа и других этнических групп, способствует развитию межэтнического понимания и формирова нию коммуникативных навыков. С другой стороны, в условиях радикаль ных социальных и экономических преобразований усиливаются процес сы, характеризующиеся всплеском осознания гражданами всех стран сво ей этнической идентичности. Социальная нестабильность резко актуали зирует потребность в солидарности, идентичности, принадлежности к группе. Именно поэтому этническая идентичность приобретает суще ственное значение в жизни современного человека. В этой ситуации чело век нередко начинает преувеличивать позитивное отличие своей этниче ской группы от других, что в свою очередь провоцирует рост межэтниче ской напряженности.

На наш взгляд, большую роль в регулировании и оптимизации межэт нических отношений на региональном уровне играют общинные органи зации, существующие во многих регионах Российской Федерации, в том числе и в Пензенской области. Данные организации могут оказывать су щественную помощь в адаптации своих членов в новом социально экономическом и социокультурном пространстве, сглаживать имеющиеся противоречия и негативные явления, присущие межэтническому взаимо действию. При этом огромное значение приобретает социально-психо логический анализ феномена этнической идентичности именно в контек сте участия или неучастия представителей разных этносов в общинных организациях. Общинные организации, становясь эмпирической базой для проведения психологических исследований, способствуют более пол ному изучению многих межэтнических вопросов, а также обеспечивают себе научную основу для проведения конкретной практической работы по снятию межэтнической напряженности.

Этническая идентичность является предметом изучения как зарубеж ных авторов (У. Джемс, Э. Эриксон, Э. Фром, М. Мид, Дж. Финни), так и отечественных исследователей (Ю. В. Бромлей, В. С. Собкин, В. Ю. Хо тинец, Г. У. Солдатова, Т. Г. Лебедева, Н. М. Стефаненко и др.).

Целью нашего эмпирического исследования стало изучение связи между показателями этнической идентичности и индивидуально-психологиче скими характеристиками представителей общинных организаций г. Пен зы, выявление у них различий показателей этнической идентичности, эм патии, агрессивности и тревожности, а также разработка рекомендаций для заинтересованных лиц.

Эмпирическое исследование проводилось на базе Центра еврейской религии и культуры «Атиква», а также Армянской национально культурной автономии. В результате диагностики нами было установлено, что у членов еврейской общинной организации преобладает позитивная этническая идентичность (86 %), средний уровень тревожности (46 %) и низкий уровень эмпатических тенденций (68 %), тогда как у членов ар мянской общинной организации преобладает этноиндифферентность (90 %), высокий уровень тревожности (41 %) и средний уровень эмпатических тенденций (63 %). Затем полученные данные подверглись математико статистической обработке с помощью Критерия U-Манна-Уитни и ранго во-бисериального коэффициента Пирсона.

Итогом математической обработки данных стало выявление статисти чески значимых различий показателей этнической идентичности, эмпатии и тревожности у членов армянской и еврейской общинных организаций, при этом различия показателей агрессивности у них выявлены не были.

Также была обнаружена линейная связь между показателями этнической идентичности и эмпатии и между показателями этнической идентичности и тревожности. Однако предположение о существовании линейной связи между показателями этнической идентичности и агрессивности не под твердилось, связь не обнаружилась. Таким образом, можно отметить, что вследствие разной специфики функционирования общинных организаций у членов данных организаций наблюдаются различия показателей как этнической идентичности, так и некоторых других индивидуально психологических характеристик личности.

Литература 1. Лебедева Н. М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве:

от поисков самоуважения к поискам смысла // Психол. журн. 19990. Т. 20. № 3.

С. 13—19.

2. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию.

М.: Ключ-С, 1999.

3. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М.: Академический проект, 1999. 184 с.

4. Сусоколов А. А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и Народы. Вып. 20. М., 1990. С. 27—35.

И. Н. Ворсунова Формирование духовно-нравственных качеств личности на уроках истории Каждый из нас — космос, состоящий из хаоса, сочетающий свет и тьму, вину и предательство, отчаяние и стойкость, злобу и доброту, ненависть и любовь… А хотите стать творцом своего космоса?

И. Вагин Человек — часть общества и часть его истории. Не сохраняя в себе самом память прошлого, он губит часть своей личности. Отрывая себя от национальных, семейных и личных корней, он обрекает себя на прежде временное увядание. А если заболевают беспамятностью целые поколе ния? Тогда это неизбежно сказывается и в нравственной области, на отношениях к семье, детям, родителям, культуре, к труду.

В настоящее время подрастающее поколение часто обвиняют в безду ховности, безверии, агрессивности. И это обвинение неслучайно. Нередко можно наблюдать в общественном транспорте, как группа молодых людей громко смеется, нецензурно выражается, в ответ на замечания старших грубят и оговариваются. Они не уступят место пожилому. Маленький человек в современном мире живет и развивается, окруженный множе ством разнообразных источников сильного воздействия на него, причем как позитивного, так и негативного характера.

Видя эти негативные проявления в обществе, государство поставило задачу духовного возрождения нации.

Современный педагог должен не только дать необходимые знания и умения ученику, но и сформировать его как духовно-нравственного и физически здорового человека, неразрывно связывающего свою судьбу с будущим родного края и страны, способного встать на защиту государ ственных интересов России.

Наибольшими возможностями в плане воспитания духовно-нравствен ной личности обладают гуманитарные предметы, прежде всего история и литература. Именно эти учебные дисциплины привлекают внимание учащихся к важным вопросам самоопределения личности, к проблемам нравственного выбора, поведения в различных ситуациях. Многие темы в курсе истории содержат богатый «ценностный пласт». Восстанавливая контакт с сознанием людей прошлых эпох, учащиеся одновременно про ходят своеобразную школу отзывчивости, милосердия, сострадания, любви.

Урок истории обладает возможностями влиять на становление духовно нравственных качеств личности. Раскрывая эту тему, необходимо, прежде всего, определиться с понятиями «духовность» и «нравственность».

В толковом словаре русского языка находим следующее описание духовности: «Свойство души, состоящее в преобладании духовных, нрав ственных и интеллектуальных интересов над материальными» [1]. Ду ховность — отрешенность от низменных, грубо чувственных интересов, стремление к внутреннему совершенствованию, высоте духа. Духовность — традиция бережного отношения к самому себе, окружающим людям, окружающему миру, передающаяся из поколения в поколение. Духов ность воспитывается в семье. Чем крепче семья, чем крепче в ней связь между поколениями, тем выше шансы воспитания в ней духовно развито го человека [2].

Проблема нравственности также является предметом большого числа исследований как в нашей стране, так и за рубежом. Изучению этой темы в рамках философской, психологической и педагогической науки посвя щены труды Ф. Аквинского, Ф. М. Достоевского, А. И. Ильина, И. Канта, Я. А. Коменского, А. С. Макаренко, В. С. Сухомлинского, Л. Н. Толстого, К. Д. Ушинского, А. С. Хомякова, Н. Г. Чернышевского и др.

Нравственность — внутренние, духовные качества, которыми руко водствуется человек, этические нормы;

правила поведения, определяемые этими качествами и полученные в результате нравственных наставлений, нравоучений [3]. В толковом словаре В. Зорина дается иное толкование этого термина: «нравственность — категория этики, обозначающая осо бую форму общественного сознания и вид общественных отношений, цель которых — сформировать способы нормативной регуляции поведения и действий людей в обществе с помощью норм, принципов, категорий морали» [4].

В основе нравственного воспитания подрастающего поколения лежат как общечеловеческие ценности, непреходящие моральные нормы, выра ботанные людьми в процессе исторического развития общества, так и новые принципы и нормы, возникшие на современном этапе развития.

Итак, какие духовно-нравственные качества личности необходимо сформировать у современного ученика? Прежде всего — честность, спра ведливость, долг, порядочность, ответственность, честь, совесть, досто инство, гуманизм, бескорыстие, трудолюбие, уважение к старшим.

Работа на уроках с текстами исторических документов позволяет уче никам самим оценивать те или иные исторические события. Восстанавливая контакт с сознанием людей прошлых эпох, ребята одновременно прохо дят своеобразную школу отзывчивости, милосердия, сострадания, любви.

Урок организуется таким образом, чтобы учащиеся постоянно оказыва лись в ситуации решения вопроса о том, как отнестись к данному истори ческому событию. Благодаря таким ценностно-проблемным ситуациям у ребенка активизируется познавательная деятельность. Но оценивать действия кого-либо спустя сотни лет куда проще, нежели принять реше ние в то время. Поэтому обычно предлагается детям «перенестись» назад и предложить свое развитие событий, конечно, прошу как можно полнее объяснить их точку зрения. Например, прежде чем изучать эпоху Ивана IV или Петра I, с учащимися обсуждаются вопросы:

— как вы относитесь к исторической личности, которая имела благие цели, проводя реформы в стране, но привела эту страну к Смуте?

— как вы относитесь к исторической личности, если ее деятельность имеет положительный результат, но осуществляется жестокими методами и средствами?

Наш опыт показывает, что дети по-разному отвечают на каждый из этих вопросов, при этом наблюдаешь, как у них происходит формирова ние духовных ценностей. Зачастую они дискутируют друг с другом или со мной, отстаивая свою точку зрения.

Настоящее воспитание историей, на наш взгляд, заключается в пред ставлении ученику реальных возможностей примерять на себе историче ские роли: «Я-реформатор» (уроки о реформах Петра I или Александра I) и др. Ярким примером для детей служат тексты исторических докумен тов, древнерусские летописи, сказания. Например, описание русского князя Владимира Великого. Каким страшным язычником он видится окружающим его людям, и совершенно противоположным человеком после принятия христианства. Князь Святослав «В повести временных лет» предстает идеальным мужем, храбрым воином, а в описании Льва Диакона, византийского историка, он дан как грубый варвар. Какой за ботливой матерью и рассудительной правительницей предстает перед нами княгиня Ольга, и какой хитрой и коварной выступает она, расправ ляясь с убийцами мужа князя Игоря. Анализ подобных фактов заставляет учащихся отказаться от однозначных и прямолинейных суждений, они пристальней присматриваются к текстам и авторским позициям. Хочется подчеркнуть, что само присутствие в исторических текстах оценочных суждений и характеристик ставит ученика в позицию этического выбора, заставляя, с одной стороны примерять на себя исторические роли, а с другой — вой ти в круг тех, кто эти роли оценивает. Глубокую духовно-нравственную нагрузку несет в себе «Поучение детям» Владимира Мономаха.

При изучении основных тем курса истории России обязательно выде ляется урок, на котором рассказываю ученикам об истории родного края.

В этом мне помогает богатейший материал нашего школьного краеведче ского музея. Многие ребята ведут активную исследовательскую деятель ность в школьном клубе «Поиск». Конечно, это выходит за рамки урока. Но благодаря этому у них появляются новые интересы, новые возможности раскрыть свой потенциал, проявить себя в новой роли, например, фото корреспондента, интервьюера. Благодаря краеведческой работе происхо дит нравственное воспитание детей, так как школьники ощущают непо средственную причастность наших земляков к развитию страны, узнают об их вкладе в процветание Отечества. Особенно приветствуется инфор мация, которую дети почерпнули не из книг, а в беседах с жителями го рода или близлежащих сел, например, рассказ бабушек о том, как они жили в трудные годы Великой Отечественной войны. Как они трудились, какие невзгоды выпали на их долю, как был обустроен их быт. Или рас сказы дедушек, прошедших страшные дороги войны. В такой среде ребя та вряд ли научатся чему-то плохому. Они становятся более человечными и добрыми в отношениях между собой, более стойкими к разного рода лживым измышлениям тех, кто пытается исказить историю России, в частности — принизить роль СССР в победе над фашизмом, более почти тельными и благодарными в своем отношении к старшему поколению, к поколению дедушек и бабушек, победившему в той страшной войне.

И каждый из ребят, особенно юноши, отчетливо понимают, что свою страну необходимо защищать и сегодня, что свой воинский долг перед Родиной должен выполнять каждый Мужчина. Общение детей с фронто виками имеет еще одно архиважное значение: дети видят перед собой людей, которым сегодня 80 лет и больше, но эти люди удивительно энер гичны, радуются жизни, находят удовольствие и желание общаться и со вершенно бескорыстно отдавать свои знания ученикам. Для современных мальчишек и девчонок эти старики — пример долголетия, ориентир на преодоление трудностей, ориентир на такие понятия, как честь и досто инство. Такое общение поможет ребятам стать творцом своего космоса!

Подводя итог вышеизложенному, отмечу, что уроки истории имеют широкие возможности для нравственного воспитания. Необходимо наиболее полно реализовать их, постоянно заострять внимание детей на духовно-нравственных аспектах тех или иных исторических событий, учить школьников анализировать, проводить аналогии с сегодняшним днем. Воспитать нравственного человека — сложнейшая задача, но она достижима!

Литература 1. Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс]: Кирилл и Мефо дий: электронная энциклопедия. DVD. 2008.

2. ВикипедиЯ. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D1%85% D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C 3. Кондрашин И. Глоссарий философских терминов, 2006 г. URL: http:// terme.ru/dictionary/195/word/%CD%F0%E0%E2%F1%F2%E2%E5%ED%ED%EE% F1%F2%FC/ 4. Зорин В. «Евразийская мудрость от А до Я»: толковый словарь. URL:

http://terme.ru/dictionary/470/word/%CD%D0%C0%C2%D1%D2%C2%C5%CD%CD %CE%D1%D2%DC Р. В. Голомазов Влияние личности преподавателя на содержания курса «Основы православной культуры» в среднем учебном заведении Вопрос о начале преподавания в г. Балашове ОПК был вынесен на об суждение несколько лет назад. Минувшая советская эпоха исключала возможность преподавания ОПК в средних школах страны. Произошед шие социальные, политические перемены дали возможность сделать по пытку ввести основы православной культуры в государственных школах.

По данным различных социальных опросов, от 80 до 60 % людей на вопрос: «Православный ли вы?», отвечают утвердительно. Однако цер ковной жизнью живут 1—2 % — это те люди, которые посещают храмы и участвуют в церковных таинствах православной церкви.

Введение данного курса происходит в тот период, когда вера в Бога перестала быть чем-то позорным, что надо скрывать. Люди перестали воспринимать ее как предубеждение. Однако лишь немногие люди знают, куда и зачем им обращаться в трудные минуты своей жизни, не все при ходят за советом к православному священнику. Поэтому введение курса ОПК необходимо, поскольку позволяет ликвидировать пробелы в элемен тарных знаниях относительно Церкви и ее места в жизни общества.

Одно из распространенных общественных мнений об ОПК сводит преподавание этой дисциплины к Закону Божию. Но даже поверхностное знакомство с программой «Основы православной культуры», предназна ченной для преподавания в средних школах, показывает, что она не является Законом Божиим.

Об отличии богословского и культурологического взгляда на препода вание в школах основ православной культуры говорит Андрей Кураев, автор официального учебника по ОПК в книге «Школьное богословие»:

«Вот пример культурологической работы: на уроке по истории Древней Греции учитель упоминает о том, что бог Кронос породил множество детей, но и при этом и пожрал их почти всех. Чтобы понять, как у греков появился такой страшный миф, надо обратить внимание на имя главного персонажа. Что означает слово кронос? А вы вспомните такие слова нашего русского языка, которые несут в себе этот греческий корень: хро нометр, хроника, синхронно, анахронизм... Кронос — это время. Время всему дает начало, во времени все начинается. Но и время же всему кла дет предел. Из времени и во времени все возникает и со временем все исчезает. Напишите слово время с большой буквы, представьте Время живым существом — и вы получите греческого бога Кроноса… Стала детям яснее греческая мифология? — Да. Будут ли они молиться богу Кроносу о скорейшем окончании урока? — Вряд ли.

Культурологическое преподавание — это реконструкция мира, о ко тором свидетельствует тот или иной текст. Причем текст имеется в виду не только литературный, но и живописный, и музыкальный, и событий ный… Почему этот человек (или персонаж) поступил так? Какой он дол жен был видеть ситуацию, чтобы реагировать именно таким образом?

В каком из миров такой поступок понятен и логичен?..

Об одном и том же можно говорить гомилетически (т. е. с интонацией и с целью проповеди) и культурологически. Законоучитель диктует детям молитву Отче наш, поясняет ее смысл и просит детей выучить молитву и каждое утро начинать с нее. Культуролог может напомнить детям «Снежную королеву» и обратить их внимание на то, что Герда победила армию холода именно с помощью молитвы «Отче наш». Затем он пишет эту молитву. Рассказывает о ее смысле (этот фрагмент может не отли чаться от фрагмента урока Закона Божия)… И все. Никаких призывов. Вы теперь знаете, почему Герда молилась и почему она молилась именно так.

А будете ли и вы в ситуации опасности вести себя как Герда — это уже ваше личное дело.

Граница между религиозным образованием и культурологически религиоведческим проходит вот где: если преподаватель считает, что ту информацию, которую он дал, дети должны принять личностно, переве сти в свою жизнь, если на экзамене оценка будет зависеть от того, согла сен ты с учителем или нет, как часто ты ходишь в храм, постишься и так далее — вот это будет религиозное образование» [2].

Опасения противников основ православной культуры связаны с тем, что преподавание этой дисциплины может вызвать у детей, прослушав ших этот курс и ставших взрослыми, религиозную нетерпимость к пред ставителям других вероисповеданий, таких, как ислам или иудаизм. Од нако современный курс основ православной культуры сводит к минимуму эту возможность. Протодиакон Андрей Кураев, являющийся автором официального учебника, во избежание ущемления достоинств людей дру гих, вероисповеданий исключил из своего учебника классический рассказ о том, как князь Владимир выбрал христианскую веру для Киевской Руси.

Хочется особо отметить, что многое в преподавании ОПК зависит от личности самого педагога. Воспитывая в детях любовь к своему краю, к родной культуре, к Православию, во многом повлиявшем на россий скую культуру, он должен быть осторожен, т. к. неосторожные слова могут вызвать у учеников отторжение к собственной культуре. Поэтому, учиты вая то влияние, которое оказывает на детей личность преподавателя, необходимо обучать и самих преподавателей.

Требования к личности педагога, разработанные доктором богословия С. С. Куломзиной, много лет преподававшей религиозную педагогику в США.

Она отмечает, что хороший учитель должен быть готов использовать весь материал, заложенный в программе средней школы. Он призван научить детей знаниям, помочь им овладеть учебным материалом, ответить на их вопросы, но учитывать и те вопросы, на которые ответить не может. Он призван соотнести этот материал с религиозным пониманием жизни.

Влияние учителя на учеников определяется, прежде всего, его личностью, примером его «Я». Задатки хорошего учителя есть у того, чья вера — пускай несовершенная — искренна и неподдельна, кто возрастает в вере (не коснеет), кто отличается широким кругозором, живой заинтересован ностью, смирением (на практике это часто равнозначно чувству юмора), любовью и добросовестностью [1].

Излагаемый С. С. Куломзиной опыт преподавания Закона Божия в цер ковно-приходских школах США нужно учитывать и российским педаго гам. Обучение новому предмету требует наличия специальных методик преподавания, которые они должны знать. О знаниях преподавателя С. С. Ку ломзина говорит следующим образом: «почти невозможно сформулиро вать академические требования, предъявляемые к учителям церковных школ. Решающим фактором остается желание учителя учиться. Учитель призван узнать хоть немного больше, чем то, что содержится в учебни ках… При планировании курсов подготовки учителей или программ са мостоятельного чтения необходимо дать учителю какие-то основные по нятия о православии. Учитель должен хорошо знать Новый Завет, вклю чая Деяния и Послания, чтобы евангельские образы стали для него живыми. Он должен хорошо представлять значение Ветхого Завета как предшественника христианства. В литургии он должен знать и понимать смысл таинств и хотя бы те богослужения, которые совершаются в при ходе. Он должен иметь представления о вероучении, хотя бы в пределах Символа Веры. Он должен хотя бы немного знать церковную историю, жития некоторых святых» [1].

Саморазвитие преподавателя — это необходимый элемент. Нужно учитывать и возрастные особенности детей. Тот или иной возраст пред полагает различные интересы ребенка, разный уровень понимания веры с зависимости от степени сформированности его психики.

Рассматривая влияние личности учителя на отношение учеников к пред мету преподавания, С. С. Куломзина говорит: «Еще одно важное для учи теля качество — его интерес к жизни, его увлеченность и любознатель ность. Человек, поглощенный лишь жизнью прихода, никогда не станет хорошим учителем. Подобная замкнутость означает, по-видимому, что наша христианская вера не соприкасается с жизнью общества. Дети сред него и старшего школьного возраста особенно уважают людей, хорошо овладевших какой-то профессией — будь то сфера науки, искусства, тех ники или спорта. Даже хобби или увлечение взрослого помогают преодо леть секуляристкое отделение религии от полноты жизни. Поэтому и необ ходимы учителя из мирян. Молодежь считает само собой разумеющимся, что священник верит в Бога и Церковь. Но если о вере им рассказывает инженер или профессиональный художник, то эффект гарантирован, даже если богословски он подготовлен недостаточно (лишь бы он не был чрез мерно самоуверен)» [1].

В своей книге «Наша церковь и наши дети» профессор С. С. Куломзи на ставит перед православным религиозным воспитанием следующие задачи:

1) помогать детям обрести ощущения реальности Бога в нашей жизни;

2) научить их понимать, что никто не одинок перед Богом, что все мы — часть Тела Христова, Церкви;

3) способствовать гармоничному умственному и духовному развитию личности;

4) подводить детей по мере их роста к благоговейному осознанию священной тайны Бога;

5) помочь им понять, что христианская вера — это не водонепрони цаемый отсек, что она охватывает личность и жизнь в их целостности [1].

С. С. Куломзина отмечает, что в нашем плюралистическом, обмирщенном обществе представление о Церкви сводится к некоему изолированному, замкнутому в себе организму, которому абсолютно чужды проблемы ми ра. Конечно, в определенном смысле христиане — «не от мира сего», но только в том смысле, что они не принимают безбожной иерархии ценно стей. Христианская Церковь призвана стать образцом любви и заботы о всем мире, и поэтому она не может позволить себе пребывать в изоля ции от нужд людей. Она призвана сопереживать нуждам и страданиям всех людей. Можем ли мы объяснить это нашим детям в обычных усло виях приходской жизни? Можем ли без лицемерия научить тому, что до сих пор не осуществлено в нашей церковной жизни?

В какой-то малой степени мы можем осуществлять это. Мы призваны использовать любую практическую возможность, чтобы вовлечь церков ные школы и детей в добрые дела, которые множат их опыт общения с людьми. Посещение храмов с другими этническими традициями, по мощь нуждающимся, участие в миссионерской деятельности Церкви — все это возможно и полезно. Чем старше дети, тем более глубоко они мо гут постичь необходимость заботы Церкви о всем мире.

Литература 1. Куломзина С. С. Наша Церковь и наши дети / состав., вступ. ст и пер. с англ.

С. С. Бычкова. М.: Мартис, 1993. 190 с.

2. Диакон Андрей Кураев. Школьное богословие. М.: Подворье Свято Троицкой Сергиевой лавры, 2008. 514 с.

С. С. Жогов «Киберанархизм» и проблема религиозно-политического экстремизма в сети Подобно тому, как в XVI—XVII вв. в поисках «воли» от самодержав ного деспотизма из центра страны на периферию бежало огромное коли чество народа, также и в последнее десятилетие в виртуальное простран ство Интернета устремилась масса маргиналов от культуры, в надежде обрести здесь утопию абсолютной свободы. В таком качестве в России Интернет стал осмысляться современной русской интеллектуальной эли той буквально с самого момента своего возникновения. Здесь сказалось и традиционное недоверие русского образованного слоя к наличной ре альности, и влияние некоторых западных идей, заимствованных вместе с новейшими технологиями.

Не секрет, что Интернет, как и многие другие технические ноу-хау по следних десятилетий, — продукт западной научной мысли, перенесенный на российскую почву практически в готовом виде. Вместе с ним в Россию проник ряд близких друг другу идеологических концепций, получивших в разных контекстах названия «киберпанк», «киберанархизм», «сетевое либертарианство», весьма часто употребляемые как синонимы или объ единяемые общим термином «идеологии киберпространства» [1]. Наибо лее ярко общее содержание этих идеологий отразила «Декларация неза висимости Кибепространства» Дж. П. Барлоу (1996), в которой Интернет объявлялся сферой общества, максимально свободной от любого государ ственного контроля, а следовательно, от цензуры и каких бы то ни было навязанных извне моральных ограничений: «Мы творим мир, где кто угодно и где угодно может высказывать свои мнения, какими бы экстра вагантными они ни были, не испытывая страха, что его или ее принудят к молчанию или согласию с мнением большинства» [2].

Далеко не случайно подобные концепции нашли благодатную почву в нашей стране, где тенденции к анархизму в интеллектуальной среде всегда были достаточно сильны. Практически все «отцы-основатели»

российского Интернета так или иначе разделяют эти идеи, а их авторитет в сети, особенно среди молодых пользователей, довольно велик. Среди самых известных отечественных киберлибертариев следует упомянуть А. Чернова, автора кодировки KOI-8, основателя крупнейшей сетевой библиотеки М. Мошкова, одного из создателей «ЖЖ» М. Вербицкого, поэта и переводчика, главного редактора «Zhurnal.ru» Е. Горного и др.

С одной стороны, либертарианцы правы — культура нуждается в по добных «зонах абсолютной свободы», где творческая личность может уйти из-под давления социума и добиться максимального самовыраже ния, с другой — подобные взгляды априори превращают Интернет в удобную базу для накопления и распространения разнообразного ин теллектуального мусора, грандиозную помойку «отбросов» культуры, где они, накапливаясь в геометрической прогрессии, таят уже далеко не вир туальную опасность для рядового и неискушенного пользователя, напри мер, школьника-подростка.

Маргинализация Интернета особенно опасна для нашей страны, где в отличие от Европы и США, киберанархизм — не отвлеченная утопия, а реальность, поскольку у нас, пока не прояснен правовой статус сети, в правовом смысле киберпространство отсутствует, что делает проблема тичным применение к нему существующего законодательства.


Об этом прямо заявляют и сами либертарии, например, М. Мошков, говоря, в частности, о защите авторского права в сети: «Авторское право есть и ре ально действует только для материальных предметов, бумажных книг, патентов и т. п. Объекты Интернета в авторском праве не специфициро ваны и никак не учтены» [3]. То, что законы в сети практически не дей ствуют, можно убедиться, просто выйдя ненадолго со своего компьютера в Интернет. Буквально на каждом шагу встречаем в виртуальном про странстве националистическую и даже террористическую пропаганду, порнографию, навязчивую рекламу и т. п.

Проблема распространения религиозно-политического экстремизма в сети стоит сейчас особенно остро. Мы сознательно здесь не разделяем эти понятия, так как в нашей стране религиозный и политический экстре мизм традиционно дополняют друг друга. Интернет же только укрепляет это единство, являясь еще одной точкой соприкосновения самых разно образных экстремистских практик. Яркий пример такого единства — из вестный неоязычник Доброслав (публицист А. Добровольский) — автор «Памятки русскому национал-социалисту» (http://www.ateney.ru/rus/ rus skoe_delo/pamyatka.htm).

Складывается парадоксальная ситуация: в реальном мире спецслужбы и правоохранительные органы более или менее удачно борются с экстре мистской деятельностью, в том числе оперативно пресекая любое прояв ление экстремисткой пропаганды. В сети же политические и религиозные экстремисты вполне открыто пропагандируют свои идеи, чувствуя себя в полной безопасности. Более того, Интернет становится реальной базой разного рода виртуальных экстремистских сообществ и даже государств.

Ярчайшим явлением подобного рода экстремистских религиозно политических конструктов служит виртуальное теократическое государ ство Имарат Кавказ, созданное в 2007 г. террористом Доку Умаровым вместо исчерпавшей себя Республики Ичкерия. Официальным и вполне доступным каждому интернет-пользователю рупором этого несуществу ющего террористического государства являлся сайт «Кавказ-Центр»

[URL: kavkazcenter.com] оперативно освещающий события в России и на Кавказе с точки зрения боевиков. По сути, в данном случае, данный сайт и есть это государство, а Интернет здесь в прямом смысле выполняет роль идеологического и политического подполья.

Это наиболее опасный из подобных примеров, но, на наш взгляд, не менее опасны и другие феномены интернет-экстремизма, например, существование в сети разного рода экзотических виртуальных политиче ских организаций, вроде Российской маоистской партии [URL: http://rmp.

maoism.ru/], Международного общественного объединения «ХАРТИЯ ДРУГГ» Г. Грабового [URL: http://www.drugg.ru/] и т. д. Некоторые из них достаточно известны (АКМ, НБП, РКРП, РНЕ и др.) и имеют большую, преимущественно молодежную, целевую аудиторию и разветвленную структуру — сайты-филиалы и дочерние сервисы — форумы, чаты, олайн-радиостанции и т. д. Многие из подобных когда-то мощных рели гиозных и политических организаций давно уже практически утратили связь с реальностью, долгие годы существуя в виде сугубо виртуальных сообществ, но отнюдь не переставая быть при этом менее опасными для общества: речь идет и о давно запрещенном «Белом Братстве» [URL:

http:// usmalos.com/], и о скандально известном «Русском национальном единстве» [URL: http://soratnik.com/]. Вольготно чувствуют себя в сети как новые откровенно неофашистские группировки скинхедов, вроде ДПНИ [URL: http:// www.dpni.org/] или Славянского Союза [URL: http://www.

demushkin.com/], так и старые антисемитские организации — такие, как «Черная Сотня» [URL: http://www.sotnia.ru/] или Национально-Державная Партия [URL: http://ndpr.ru/].

В последнее время в связи с усиливающимся вниманием к сети со сто роны официальных партий и вообще политического истеблишмента (вплоть до самого высокого руководства страны), вероятно почувствовав жесткую конкуренцию, когда политический сайт фактически перестал быть чем-то необыкновенным, и в связи с развитием новых сетевых сер висов веб.2.0, политические и религиозные экстремисты быстро освоили и эту сферу, еще менее доступную государственному контролю. Речь идет о социальных сетях, в которых появляется множество подобных со обществ (пример тому «Одноклассники.ру», где есть сообщество «Россия для русских», неоязыческое «Родноверие» и т. д.), и блогах, где высказыва ния, даже самые экстремистские,практически невозможно контролировать.

Таким образом, можно сказать, что, потерпев фиаско в реальной поли тической борьбе, экстремисты 1990-х активно осваивают Интернет как политическое и религиозное пространство будущего и пока вполне обос нованно надеются взять здесь реванш. А киберлибертарианство, являясь самой по себе мирной идеологией, принципиально отвергающей любое насилие и утверждающей, прежде всего, духовную свободу, строго обе регая сеть от любого вмешательства государства, по сути, косвенно спо собствует распространению экстремистской идеологии.

Литература 1. Быков И. А. Киберпространство как фактор развития политических идеоло гий // Политическая наука. 2008. № 2. С. 79—98. URL: http://bykov.socionet.ru/ public/Bykov_CyberIdeol.html 2. Барлоу Дж. П. Декларация независимости Киберпространства // Zhurnal.ru.

1996. № 1 (2 окт.). URL: http://www.zhurnal.ru/staff/gorny/translat/deklare.html 3. Жарков С. Легенды и мифы об авторском праве. Миф I. URL: http:// www.marketer.ru/node/ Иноземцев (О. Вадим) Формирование экстремизма на религиозной почве Экстремизм (от лат. еxtremus — крайний) — приверженность крайним взглядам. Религиозный экстремизм как политико-правовой феномен от личается исповеданием религиозными группами или отдельными лицами идеологии нетерпимости к представителям других конфессий, способ ствующей противоправным действиям, нарушающим права и законные интересы граждан, государства и общества в целом. Деструктивность ре лигиозного экстремизма обусловлена как радикальными трактовками то го или иного традиционного вероучения с последующим использованием его для достижения некоторыми лидерами или элитами политических или коммерческих целей, так и изначальной оппозиционностью распростра няемого вероучения, каноны и догматы которого прямо призывают к экс тремистским действиям.

Экстремизм, как известно, в самом общем виде характеризуется как приверженность к крайним взглядам и действиям, радикально отрицаю щим существующие в обществе нормы и правила. Экстремизм, проявля ющийся в политической сфере общества, называется политическим экс тремизмом, экстремизм же, проявляющийся в религиозной сфере, полу чил название религиозного экстремизма.

Религиозный экстремизм — это религиозно мотивированная или рели гиозно камуфлированная деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти. Экстремизм на религиозной основе — это приверженность в религии к крайним взглядам и действиям. Основу такого экстремизма составляют насилие, крайняя жестокость и агрессивность, сочетающиеся с демагогией.

В области религии религиозный экстремизм проявляется в нетерпимости к представителям различных конфессий либо жестоком противоборстве в рамках одной конфессии. Зачастую он используется в политических целях, в борьбе религиозных организаций против светского государства или за утверждение власти представителей одной из конфессий.

Причины возникновения религиозного экстремизма могут быть рели гиозными, социальными, экономическими, политическими, психологиче скими, интеллектуальными. Корень проблемы может находиться в самом человеке, в его взаимоотношениях с членами семьи, родственниками, а при более глубинном анализе может быть обнаружен в противоречиях между внутренним миром экстремиста и окружающим обществом, между верой и поведением, идеалами и реальностью, религией и политикой, словами и поступками, мечтами и фактическими достижениями, светским и божественным. Естественно, что подобный антагонизм может привести какую-то часть молодежи к нетерпимости и агрессии.

Несомненно, что главной причиной религиозного фанатизма является отсутствие полноценного знания о целях и сути самой религии. И если полное отсутствие религиозного знания и практики приводит к одной форме экстремизма — эгоизму и аморальности, то половинчатое, отры вочное знание приводит к противоположному результату — агрессивно му радикализму. И здесь становится ясно — какие силы стоят за теми, кто так яростно сопротивляется введению в общеобразовательный процесс основ православной культуры. Духовно неграмотного человека легко подтолкнуть на восприятие самых агрессивных религиозных течений.

Первым признаком экстремизма является фанатичные нетерпимость и жесткость, которые заставляют человека слепо следовать исключитель но своим собственным мнению и предрассудкам и не позволяют экстре мисту принимать во внимание интересы окружающих людей и вообще сам смысл религии. Подобное отношение полностью исключает любой диалог по любым спорным моментам. Отсутствие целостного и глубин ного понимания сути и целей религии в совокупности с недостатками нравственности (отсутствие самоконтроля, высокомерие, агрессивность) приводит экстремиста к отказу от умеренного и беспристрастного подхо да в решении возникающих проблем. Последствия такого радикального подхода были бы менее губительными, если бы экстремисты признавали за своими оппонентами право иметь собственное мнение. Фанатизм явля ется непреодолимым препятствием к взаимопониманию, ибо договорен ности можно достичь только, если обе стороны имеют желание понять друг друга. Вместо этого экстремист, наталкиваясь на несогласие, начи нает обвинять собеседника в неточности, отступлении от основ веры, гре ховности и неверии. Такой интеллектуальный терроризм приносит ужас ные последствия и является предшественником терроризма физического.


Анализируя роль и место религиозного экстремизма в формировании внутренних и внешних угроз национальной безопасности и территори альной целостности России, нельзя не отметить, что экстремизм под ис ламскими знаменами в международном масштабе превращается здесь в реальную политическую и военную силу.

Нельзя также не заметить, что в этом отношении исключением являет ся Православное вероисповедание и прежде всего религиозные организа ции, состоящие в иерархии и юрисдикции Русской Православной Церкви, свою деятельность определяют в законопослушании, в уставе каждая организация Церкви обязывается соблюдать законы Федерации и ее субъ ектов. Концепция отношений Церкви и государства с достаточной опре деленностью сформулирована в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви». Документ этот принят Юбилейным Архиерей ским Собором РПЦ в августе 2000 г. В «Основах» сказано, что «Церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее», далее приводится цитата из Нового Завета: «Дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1. Тим. 2,2).

Нравственный смысл государства видится «основами» в ограничении зла и поддержании добра, при этом исключается обожествление властителей.

И еще очень существенное положение: «Если власть принуждает право славных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государ ству в повиновении».

Одной из причин быстрого вовлечения молодежи в экстремистские движения является то, что молодые люди зачастую остаются наедине со своими проблемами. Начиная с переходного возраста, у детей «ломают ся» понятия и представления бытия в целом. Взрослые эти проблемы счи тают детскими, следовательно, значения им не придают. Но это взрослые, а для молодежи они являются достаточно реальными трудностями.

Наткнувшись на стену непонимания, они начинают самостоятельно ис кать пути решения своих проблем. И находят, но не всегда то, что нужно!

Разочаровавшись в своих поисках, молодые люди озлобляются на весь мир с его нравоучениями, законами и неустроенностью. В таком душевном состоянии человек ищет другой мир, с другими законами. А этот «другой мир» предоставляет любая экстремистская группировка. Начиная от фа натических религиозных и заканчивая террористическими. Вот такую, идеологически надломленную молодежь привлекает то, что там свои законы и что можно противопоставить себя всему миру.

Разжиганию религиозного экстремизма во многом способствуют мис сионеры-проповедники из США, Кореи, Германии и других стран. Еже годно в России таких религиозных учителей действуют до 1 500! Основ ная часть миссионеров направляется протестантскими церквями. Расходы на эту деятельность достигают 1 млрд долл. в год. Благодатной почвой для развития экстремизма является коррупционность чиновнического аппарата государственных и силовых структур. Проще говоря, за деньги этим миссионерам проповедникам позволяют все и закрывают на это гла за. Наибольшую остроту миссионерство приобрело в Дальневосточном регионе России. Прямо или косвенно зарубежные миссионеры создают свое представительство от государства, интересы которого они фактически представляют. В миссионерстве, по словам одного исследователя, кроме благочестия духа должна быть заметна политика и патриотизм. Миссио нерство служит нередко для использования религиозных факторов при решении государственно-политических задач во внешнеполитической деятельности. В плане геополитическом миссионерская деятельность представляет собой идеологическую экспансию в отношении населения данного региона, влияние на них в своих интересах. Не чуждаются мис сионеры коммерческой деятельности.

Семьдесят лет всеобщего, принудительного, государственного атеизма, создавшие в народе духовную пустоту, породили благоприятную обста новку ловцам человеческих душ от благостных мормонов до сатанистов.

Государство забыло про свою обязанность обеспечить защиту общества от квазирелигиозной, порою откровенно экстремистской деятельности групп, сект и организаций. Власти и общество не проявляют должного внимания к очень серьезной проблеме миссионерской деятельности в Рос сии зарубежных религиозных организаций в геополитическом аспекте.

Между тем деятельность этого рода и в настоящее время, и в перспективе представляет определенную угрозу государственной безопасности стра ны, ее целостности, нормальному функционированию органов государ ственной власти. Существенная часть миссионерской деятельности зару бежных религиозных организаций представляет опасность национальным интересам страны.

Л. В. Кашицына Профилактика влияния деструктивных религиозных организаций на население До недавнего времени в теории и на практике общество и государство были заняты обеспечением лишь военной безопасности России. Совре менное же представление о безопасности далеко выходит за эти рамки.

В XXI в. многие из главных угроз для национальной безопасности России и ее граждан будут формироваться в информационно-психологической сфере. Оценка существующих и потенциальных источников угроз в ду ховно-нравственной сфере российского общества требует системного анализа, свободного от идеологических соображений. Здесь уместен, на наш взгляд, единственный подход — приоритет национальных ценностей и интересов России.

Как отмечает кандидат юридических наук А. И. Хвыля-Олинтер, пе реход к новым формам государственного управления в конце 80—90-х гг.

ХХ в. выявил недостаточность и противоречивость правовой базы, регули рующей государственно-религиозные отношения. Более того, обнаружилось явное отставание законодательства от процессов, реально происходящих в обществе [4]. Все это и породило ситуацию, которой воспользовались различные псевдорелигиозные и деструктивные религиозные образова ния. Их деятельность настолько широко и активно развернулась на терри тории России, что теперь настала необходимость рассматривать проблему негативного влияния таких групп на жизнь и здоровье граждан и обще ства, а в целом — на безопасность государства.

Установлено, что некоторые религиозные организации практикуют психический террор в отношении своих последователей и подозреваются в шпионаже. Они известны многочисленными судебными процессами в связи с нанесением психического и физического ущерба адептам и за явили о себе как в России, так и за рубежом различными антиобществен ными и антигосударственными действиями, вплоть до проникновения в государственные органы и заговоров против государства. Работа неко торых так называемых религиозных организаций уподобляется действиям специальных служб. Многие религиозные организации занимаются со вершенно неконтролируемой целительской деятельностью. Российская психологическая, педагогическая, юридическая наука и практика, законо дательная, исполнительная и судебная системы почти не имеют опыта противодействия деструктивным культам, которые, по сути, представля ют новейшую модификацию тоталитарных движений конца XX в.

Проведенные НИИ МВД России научные исследования в северных регионах страны показали, что многие потребители наркотиков, в основ ном молодежь, так или иначе связаны с сектами сатанистов, с Белым братством и т. д. В своих ритуалах они пропагандируют применение наркотиков, а во время отправления обрядов приносят в жертву живот ных. Деятельность многих зарубежных религиозных организаций на тер ритории России сопряжена с нарушениями действующего законодатель ства и конституционных прав граждан, в связи с чем неоднократно возбужда лись уголовные дела. Экспансия нетрадиционных религиозных объеди нений в России, культивирующих асоциальность, отрицающих конститу ционные обязанности, подвергающих риску нравственное, психическое и физическое здоровье граждан, представляет собой серьезную угрозу государству и обществу [4].

Разделяя людей в духовной сфере и противопоставляя их друг другу по религиозным убеждениям, тоталитарные секты разрушают духовно нравственные основы общества, сложившиеся за тысячелетнюю историю православной России. Некоторые религиозные организации рассматри ваются в настоящем исследовании как деструктивные исключительно на основе ранее проведенной теми или иными экспертами классификации [1;

2;

5], определившей эти организации именно как деструктивные. В пользу актуальности данной проблемы говорит и сам факт небывалого полити ческого давления на руководство России со стороны США в связи с при нятием в 1997 г. Федерального закона «О свободе совести и о религиоз ных объединениях». Дело в том, что этот закон ограничивает деятельность деструктивных религиозных организаций и иностранных проповедников на территории России. По информации журнала «Профиль», госсекретарь США М. Олбрайт незадолго до принятия Федерального закона посетила Россию. На встрече с Патриархом Алексием II она обратилась к нему с просьбой не противиться активной деятельности западных религиозных сект. По мнению госпожи М. Олбрайт, это явилось бы наглядным под тверждением приверженности России идеалам западной свободы и демо кратии. Реакция Патриарха была отрицательной, он заявил: «В России сегодня действует огромное количество зарубежных церквей, приходов и сект, деятельность многих из которых носит тоталитарный и деструк тивный характер. Они применяют методики зомбирования и гипноза.

Прибегают к помощи психотропных средств» [4].

Сам термин «деструктивная религиозная организация» («тотали тарная секта», «деструктивный культ»), к сожалению, отсутствующий в законодательстве нашей страны, определяется как авторитарная иерар хическая организация любой ориентации, разрушительная по отношению к естественному гармоническому духовному, психическому и физиче скому состоянию личности (внутренняя деструктивность), а также к со зидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структу рам, культуре, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность), практикующая скрытое психологическое насилие, выражающееся в целе направленном установлении отдельным лицом (лидером) или группой лиц (руководством) в своих узкоэгоистических целях незаконного кон троля над сознанием, поведением и жизнью других личностей без их доб ровольного и осознанного согласия для формирования и поддержания у них состояния неестественной и противозаконной зависимости и по корности доктрине и лидерам, стремящимся через неинформированное использование преданных им и зависимых от них адептов к незаконному обогащению и незаконной власти [2;

5].

Термин «тоталитарная секта» используется наряду с термином «де структивный культ» (или просто «культ»), пришел к нам из западной ака демической традиции. Необходимо отметить, что этот термин (фр. la secte totalitaire) является родственным как российской, так и французской ре лигиоведческой практики. Термин «деструктивный культ» чаще всего используется психологами, что отвечает требованиям психологии, но ни как не может удовлетворять религиоведа, философа, социолога и соци ального антрополога, так как «культ» подразумевает некую религиозную практику, действие, но никак не организацию. Однако из всех представ ленных термин «тоталитарная секта» является наиболее употребляемым, так как именно «тоталитарность», по сути своей больше философская и политологическая проблема, наиболее полно отвечает точности опреде ления явления и его использование наиболее адекватно [6].

Единственная страна в мире, которая дала хотя и не религиоведческое, но лаконичное и точное определение тоталитарной секты в своих госу дарственных законах — это Франция. По определению французских за конотворцев, тоталитарной может называться секта, «главный смысл существования которой — власть и деньги для руководства и для бли жайшего окружения, которая при этом скрывает подобного рода цели под религиозными, культурологическими, политическими, псевдопсихологи ческими, оздоровительными и прочими масками и которой присущ ряд свойств — обожествление лидера, либо организации, обман при вербовке, регламентация всех аспектов жизни членов секты, эксплуатация адептов»

[6]. Данное определение освещает только некоторые черты тоталитарных сект, при этом оперируя терминологическим аппаратом, который никак не может удовлетворять требованиям академической дисциплины.

Если обратиться к определению родоначальника употребления самого термина «тоталитарная секта» в российской науке — доктору филосо фии, кандидату богословия, заведующему кафедрой сектоведения Право славного Свято-Тихоновского богословского института Александру Лео нидовичу Дворкину, то увидим, что «тоталитарными сектами стали назы ваться особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотера певтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познава тельными, культурологическими и иными масками» [1].

На сегодняшний день в мире насчитывается более 100 тыс. религиозных сект и культов, многие из которых носят тоталитарный и деструктивный характер.

Город Балашов и Балашовский район не являются исключением, так как на их территории осуществляют деятельность около 10 религиозных организаций, не относящихся к традиционным конфессиям (православие, католичество, протестанство Балашовского района, ислам, буддизм, иудаизм). Среди религиозных организаций, носящих деструктивный ха рактер, следует выделить такие, как: свидетели Иеговы, открыто пропо ведующие свое учение, причем вербовка адептов часто происходит и на улицах города, и при поквартирном обходе;

молокане, обосновавшиеся уже в 30-е гг. XX в. в с. Большая Грязнуха (Хоперское) в так называемом «молоканском переулке» (в настоящее время молоканство считается сек той разлагающейся и вымирающей);

христиане-адвентисты Седьмого дня (АСД);

Белое братство (учение, не получившее на территории Балашов ского района широкого распространения);

Церковь Иисуса Христа Свя тых последних дней (мормоны относятся к развивающимся организациям на территории города Балашова и Балашовского района) и др.

В связи с распространением деятельности самих религиозных органи заций, возникает необходимость защиты общества и личности от воздей ствия данных организаций. При отсутствии ограничительных мероприятий деструктивной деятельности вышеперечисленных религиозных организа ций и волонтеров других сект (Богородичного центра — Православная Церковь Божией Матери Державная, Общины единой веры — Церковь последнего завета — секта Виссариона и др.) со стороны государствен ных структур основную роль по воспитанию личности, способной проти востоять натиску влияния деструктивных религиозных организаций, должны взять на себя семья и образовательные учреждения.

Исходя из вышесказанного, представляется необходимым разработать общедоступные рекомендации по духовно-нравственному воспитанию в обществе, направленные на предотвращение вовлечения подрастающего поколения в секты.

Во-первых, именно в образовательном учреждении ребенку, подростку, молодому человеку и его родителям должны рассказывать об опасности данных организаций, так как очень часто родители сами не понимают, что вовлечь человека в секту достаточно просто, а вернуть его к нормальной жизни очень трудно, а иногда невозможно. Так, все новые «конфессио нальные» образования первоначально декларируют позитивные общече ловеческие ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Уже одни названия тоталитарных сект носят завлекающий характер, напри мер: «Международный фонд помощи и дружбы», «Христиане мира за единство и социальные действия», «Международный фонд образования», «Фонд Новой Святой Руси» и т. п. Уставы новых «конфессий» также вы глядят благопристойно. Например, «Богородичный Центр» основными своими задачами определил «возрождение лучших традиций благочестия, основанных на Священном писании и свидетельствах о явлениях Божьей Матери в XX в., благотворительная и просветительская, в том числе изда тельская деятельность». Пока выясняется истинная сущность сект, люди в них идут именно в надежде получить предлагаемую им перспективу обрести смысл жизни, познать истину, уйти от одиночества, получить другие необходимые им духовные ценности. Эта перспектива обеспечи вает податливость к психологической обработке со стороны сектантов и уходу под их полное влияние.

Во-вторых, необходимо формировать у ребенка уважение к семейным ценностям, чувство защищенности семьей. Это важно потому, что человек в состоянии стресса часто пытается найти помощь не в семье, а у третьего лица, которое вполне может оказаться представителем какой-либо рели гиозной организации. Кроме того, ребенок должен иметь собственное мировоззрение, уметь принимать решения, касающиеся его самого, и про тивостоять различным психологическим воздействиям. Чтобы развить названные качества у ребенка, родителям можно предложить ребенку ролевую игру, во время которой у ребенка должны формироваться пред ставления о возможных социальных ситуациях.

Помимо основных знаний и умений, получаемых в семье, родители должны разъяснять ребенку ценности исповедуемой ими религии. Это важно для того, чтобы ребенок, понимая суть вероисповедания родите лей, умел отличить псевдорелигиозные организации и учения от истин ных благ официальных религий.

Следует также отметить, что порой одного воспитания в семье и школе бывает недостаточно. Необходимо создавать телефоны доверия и различные службы срочной психологической помощи. Часто человеку нужно просто «поговорить» со специалистом, чтобы найти выход из сложившейся ситуации.

Еще один путь преодоления социальной и психологической изолиро ванности всех слоев населения — организация праздников, семинаров, курсов с целью привлечь как можно больше людей к общественной кол лективной деятельности. Это нужно для того, чтобы человек ощущал свою значимость. Кроме того, если человек уже находится в стрессовой ситуации, совместная деятельность помогает выйти из состояния подав ленности или депрессии, которые обостряют чувства «ненужности»

окружающим, в том числе и самым близким. Этим и пользуется боль шинство «миссионеров» различных сект, так как характерным приемом деструктивных культов является активное использование различных ви дов искусственной «любви» на первых этапах вовлечения жертвы в ло вушку и применение угроз лишения «любви» на последующих этапах эксплуатации. Так, Р. Дж. Лифтон [3] выделяет восемь элементов, приво дящих, при одновременном и систематическом их использовании приме нительно к личности, к катастрофическому изменению сознания:

1. Контроль со стороны среды выражается в ограничении общения, контроле всех без исключения социальных связей индивида, в ограниче нии доступа к информации извне и, как конечная цель, — восприятие окружающего мира индивидом через призму насаждаемой идеологии.

Известно, что любой из нас не может обойтись без общения. Всем нам необходимо постоянно взаимодействовать с окружающей нас средой — общаться с людьми, читать, смотреть, слушать. Данная потребность за ложена в нас природой.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.