авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

М ИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУ ДАРСТВЕННОЕ БЮДЖ ЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

«САНК Т-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУ ДАРСТВЕННЫЙ

ЭК ОНОМИЧЕСК ИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ГУ М АНИТАРНЫЙ ФАК У ЛЬТЕТ

ЯПОНСК ИЕ ЧТЕНИЯ

В САНК Т-ПЕТЕРБУ РГЕ

Сборник статей Второй международной

научно-практической конференции

«Японский язык:

перспективы научного исследования»

2 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНК Т-ПЕТЕРБУРГСК ОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭК ОНОМИЧЕСК ОГО УНИВЕРСИТЕТА 2013 ББК 81.2 Я 70 Японские чтения в Санкт-Петербурге : сборник статей Второй международной научно-практической конференции Я 70 «Японский язык: перспективы научного исследования» / Отв.

ред. канд. филол. наук

, доцент К.В. Полякова, С. Икэда. – СПб. : Изд-во СПбГЭУ, 2013. – 109 с.

ISBN 978-5-7310-2943- Сборник подготовлен гуманитарным факультетом совместно с Институтом Экономического Востоковедения Санкт-Петербургского государственного экономического университета. В нем содержатся результаты Второй международной научно-практической конференции «Японский язык: перспективы научного исследования».

Конференция проходит с участием японских коллег, статьи опубликованы на языке оригинала. Сборник освещает различные аспекты современного состояния японского языка – от сугубо филологических до междисциплинарных, также затронуты вопросы преподавания японского языка.

Материал статей может представлять интерес для японоведов.

Может быть использован при составлении программ факультетов востоковедения.

ББК 81. Рецензенты:

А.Г. Козлова, д-р пед. наук, РГПУ им. А.И. Герцена П.В. Борисова, канд. пед. наук, доцент кафедры иностранных языков НМСУ «Горный»

ISBN 978-5-7310-2943- © СПбГЭУ, Содержание К ЧИТАТЕЛЮ – Руберт И.Б.................................................... ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК В МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ АСПЕКТЕ.............................. СОВРЕМЕННЫЕ ВОПРОСЫ ЯПОНОВЕДЕНИЯ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЕ -.................................... Некоторые наблюдения над эволюцией японского языка в контексте развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) – Рыбин В.В............................................... Ксенонимы-русизмы в японском языке – Иванова Е.Ю........ Звукоизобразительность в японском языке на примере гионго и гитайго – Львова Е.С............................................................ Различия по гендерному признаку на примере модально-экспрессивных частиц – Пархачев Д.С................... ЯПОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: РАСПРОСТРАНЕНИЕ В МИРЕ И ПЕРЕВОД Влияние семантической модификации термина «дзёрю бунгаку»



на оценку творчества Ариёси Савако – Иванова Ю.В......................... Средства выразительности стиха в императорских антологиях XIV века – Мишукова О.В....................................................... ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК: ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ... Методика преподавания перевода с японского языка (ЯЯ) на среднем уровне (технологии, приемы, штампы) – Богоявленская Е.Д...................................................................................................................................................................................

ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК И ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ Понятие «ономатопоэтической лексики» в японском языке и способы перевода – Тапилина К.Г..................................... ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК В СРАВНИТЕЛЬНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ..........................................................

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ............................................................. К ЧИТАТЕЛЮ Подъем интереса в России к японскому языку обусловлен расширением экономических связей между странами, наметившимися тенденциями к благополучному политическому разрешению накопившегося в послевоенный период взаимного непонимания, а также, возможно, в первую очередь интерес не угасает благодаря постоянному культурному японско-русскому обмену. Образ Японии для русских людей всегда был таинственным, и говорили об этой далекой стране с внутренним уважением и каким-то особо чутким поиском взаимных точек пересечения. Несмотря на разницу в менталитете и объективном отсутствии информации об этой стране, многие интуитивно тянулись ко всему, что хотя бы отдаленно напоминало бы о красивой природе Японии, о людях, тихом дыхании Востока и четком пульсе японского города. Однако, несмотря на все желание взаимного сближения, Япония была и остается во многом загадкой для русского человека. Выбирая между совсем не близким по восприятию жизни и ментальности западом и непонятной Японией, многие выбирают понятное и простое, хотя и вовсе неблизкое. Для того чтобы сломить инерцию бывших привычек, необходимо не отступать от пути взаимного понимания и уважения. Необходимо развивать культурный обмен, но в первую очередь возложить на лингвистику задачу обоюдного сближения. Лингвистические исследования позволяют не только найти общий язык в прямом смысле этого слова, но и ощутить мышление народа, прочувствовать восприятие мира народа.

Лингвистика создает общее поле для развития всех других областей межкультурного обмена. Поэтому, создавая в 2009 году традицию проведения конференций по японоведению в Санкт-Петербургском государственном экономическом университете, мы видели именно такое развитие событий, когда благодаря совместным усилиям, мы сможем обогатить общую культурную базу, поделиться опытом в области обучения японскому языку и открыть новые направления японоведения, что подарило бы для многим из нас дополнительную возможность ощутить необычность и схожесть двух культур и народов.





С уважением, декан гуманитарного факультета СПбГЭУ, Ирина Борисовна Руберт ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК В МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ АСПЕКТЕ, TV 2007 1 2008 2 2011 2 18(2),pp 18- 2011 ?!

24-8,pp1023, 2010 2007 01 2008 2 16 2011 2 СОВРЕМЕННЫЕ ВОПРОСЫ ЯПОНОВЕДЕНИЯ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЕ 1.

Participant structure Participant structure 2.

2.1.

PR 1 19671994b 2.1.1.

2.1.1.1.

THEME THEME 2 2.1.1.2.

2 2.1. Yahoo grep … http://www.kodomo seiko.com/classroom/class/rekishi/rekishi0007.html 13 http://www.nirs.go.jp/information/qa/qa.php 14 3 / 15/ 16/ 17… 19??

20??

2.2.

2.2.1.

2.2.1.1.

5 2.2.1.2.

2. 2.2.2.

2.2.2.1.

498 30 54 86 5 9 46… 2.2.2.2.

2.3.

3.

3.1.

30 498 0 15 2334 486 997 234 3.2.

yahoo grep Yahoo 0 0 http://benesse.jp/forum/zboca040?CONTENTS_ID=00010001&ME SSAGE_ID= Yahoo http://blogs.yahoo.co.jp/nanohanacyacyacya/48301566.html http://bestof.at.webry.info/201106/article_21.html 54… Yahoo 0 0 55.

http://baraboabo.blog.fc2.com/blog-entry-427.html 56AKB http://twitter.comG/ENwa 57M http://endlessdream.diarynote.jp/201201170109371334/ Yahoo 0 0 58~ ~ http://www.pixiv.net/member_illust.php?mode=medium&illust_id 59… http://www.pixiv.net 4.

(1977) 8 pp51-63.

William, Croft.1991.Syntactic Categories and Grammatical Relations: The Cognitive Organization of Information. Chicago: University of Chicago Press.

Некоторые наблюдения над эволюцией японского языка в контексте развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) Рыбин В.В.

Россия, Санкт-Петербург Ключевые слова: информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), язык Интернета, Mixi, Facebook, Twitter, 2-Channel, Chiebukuro, сетевой язык, ASCII Art, СМС Настоящая статья посвящена влиянию ИКТ на современное состояние японского языка, а также обусловленной им специфике коммуникации в социальных сетях, СМС 1, чатах и особенностям передачи графики. Прежде чем перейти к описанию и оценке изменений, которым подвергся и продолжает подвергаться японский язык в контексте коммуникаций в Интернете, представляется необходимым провести обзор наиболее распространенных в Японии информационно коммуникационных технологий и широко используемых Интернет ресурсов, относящихся к социальным медиа.

Выражаю благодарность К. В. Головиной, которая любезно прислала ряд ценных материалов, без которых данный обзор не был бы выполнен. Этот обзор, в основном, фокусируется на использовании японского в Интернете. В отличие от общения в Интернете, которое происходит на виду у большого количества пользователей и обозревателей, СМС – обмен информацией между ограниченным количеством людей (как правило, между двоими), поэтому выявить общие тенденции использования японского языка в СМС крайне сложно. Теме СМС будет отведена последняя часть этого обзора.

Информационно-коммуникационные технологии В 2001 году японское правительство внедрило стратегию «e-Japan» 1 («электронная Япония»), которая имела своей целью превратить Японию в державу передовых информационных технологий.

Главными задачами стало следующее: 1. Сделать возможным использование наиболее быстрого по мировым стандартам Интернета и обеспечить возможность повсеместного доступа к нему по низким для потребителя ценам;

2. Реализовать возможность произведения электронных коммерческих операций;

3. Снабдить электронными ресурсами правительство Японии;

4. Усилить обучение персонала в области информационных технологий.

Япония достигла немалых успехов в отношении вышеназванных задач, и к 2005 году использование широкополосной сети было увеличено, а потребительские цены снижены. Далее, в 2007 году была введена стратегия «u-Japan» 2, расширившая задачи предыдущей стратегии. Ее основной целью было создание к 2010 году универсального Интернет-сообщества, в котором доступ к сети повсеместен и повсевременен. В 2010 году японский язык стал четвертым в мире наиболее используемым языком Интернета (вслед за английским, китайским и испанским).

Несмотря на то, что цели стратегий, описанных выше, можно считать достигнутыми, для потребителя Япония не является страной, где доступ к беспроводному Интернету вне места работы или дома свободен. Хотя число локаций, где предоставляется Wi-Fi, за последнее время увеличилось, в большинстве случаев для его использования требуется быть подписчиком какого-либо специального плана, за что взимается месячная плата. Оплатив нужную ему опцию, человек может использовать Wi-Fi вне дома (в точках доступа) и через мобильный телефон (смартфон), и через ноутбук, дополнительно зарегистрировав последний. Подобная ситуация объясняется тем, что компании, предоставляющие мобильную связь, не хотят терять пользователей и, соответственно, прибыль, которая сократится, если они смогут использовать бесплатный Wi-Fi, поэтому доступ к беспроводному Интернету жестко регулируется.

Иностранцы, прибывающие в Японию, нередко удивлены, что бесплатного Wi-Fi нет даже в аэропорту Нарита. На данный момент, места, где можно подключиться к бесплатному Интернету http://www.soumu.go.jp/menu_seisaku/ict/u-japan/new_outline01.html http://www.soumu.go.jp/menu_seisaku/ict/u-japan/index.html ограничиваются кафе Starbucks, Wired Cafe, а также несколькими другими точками. Однако такая возможность, скажем, существует в крупных гостиницах по всей стране.

Наиболее используемые в Японии Интернет-ресурсы Прежде всего в данной части следует отметить, что японцы, во многом, используют Интернет посредством мобильных телефонов. По результатам исследования, проведенного Google, 88% японских пользователей просматривают мобильный Интернет со смартфонов ежедневно 1. Приверженность мобильным телефонам диктует поведенческие особенности при использовании социальных медиа.

По результатам исследования профессора Adam Acar (Kobe City University of Foreign Studies), в 2011 году картина использования японцами социальных медиа была следующей. Наиболее популярной социальной сетью стал Twitter, вытеснивший с первых позиций более старую и исключительно японскую соцсеть Mixi. Facebook, в свою очередь, начал набирать обороты в Японии, и в 2011 году число его японских пользователей возросло на 200 процентов 2. Facebook, в зависимости от методологии исследования, занимает вторую или третью позицию по популярности в Японии. Среди других популярных соцсетей следует отметить GREE, 2channel, а также Yahoo Chiebukuro.

О некоторых из этих и других социальных медиа будет рассказано вкратце далее.

Профессор Adam Acar, в 2012 году проведший исследование на базе 1000 респондентов, выделил следующие причины использования японцами социальных медиа: убить время, повеселиться, получить информацию о сфере интереса, выйти на связь с друзьями, более удобно общаться с друзьями, узнать новости, расслабиться, рассказать другим, чем занят, проверить, чем заняты другие, снять стресс (порядок по мере убывания значимости каждой из причин). Этот исследователь также отметил, что, в целом, японцы гораздо меньше обсуждают в социальных медиа политику, нежели их американские собратья (данное наблюдение было упомянуто и во многих других источниках). Особое место в исследовании отведено проблеме анонимности. Профессор указывает на http://googlemobileads.blogspot.ca/2012/01/new-research-global-surge-in-smartphone.html http://asiajin.com/blog/2012/04/02/a-summary-of-the-latest-studies-about-japan-social-media/ При цитировании Adam Acar далее используется этот же источник.

то, что наибольшую популярность среди японцев завоевали те социальные коммуникативные ресурсы, которые дают возможность пользователям оставаться максимально инкогнито.

1. Mixi () Несмотря на то, что, как указано выше, в последние годы Mixi и был вытеснен Twitter с первого места по уровню популярности, данной платформе необходимо уделить особое внимание как исконно японской и поэтому в наибольшей степени отражающей поведенческие особенности японцев при использовании социальных медиа. В данной социальной сети пользователи могут обмениваться сообщениями, вести дневник, читать и оставлять комментарии к дневникам других, становиться участниками групп и приглашать друзей (самое большое число возможных друзей – 1000). Главная особенность Mixi заключается в высоком уровне защищенности. Стать пользователем Mixi можно исключительно по приглашению уже существующего юзера. Также для регистрации необходим номер японского телефона.

Это означает, что иностранцы, не проживающие в Японии, не могут использовать эту систему. Все общение происходит, естественно, на японском. Эти два фактора противоречат заявлениям многих японцев, что они общаются в Mixi в том числе и для того, чтобы завести друзей иностранцев. Хотя это и невозможно, подобные иностранцы будут теми, кто проживает в Японии и, возможно, говорит по-японски. Данная тенденция говорит о том, что японцы, пытающиеся найти друзей иностранцев через Mixi, хотят осуществить это в рамках наиболее благоприятных и защищенных для себя условий. Другая особенность Mixi – анонимность. Хотя пользователь Mixi и регистрирует свое настоящее имя, он может свободно выбрать псевдоним, который будет единственным, что другие юзеры смогут увидеть. В результате этого, практически все пользователи применяют исключительно псевдонимы.

Ситуации, когда выдается настоящее имя, практически отсутствуют.

Несмотря на высокую популярность Mixi в Японии, в связи с «закрытостью» данной платформы, о ней мало известно вне страны.

Использование Mixi привело к зарождению определенной терминологии, описывающей различные статусы и явления, относящиеся к Mixi. Так, например, «mymiku»(сокращение от «mymixi» ) означает «друг-пользователь Mixi».

Данный термин отражает прогрессирующую тенденцию заимствований из английского (особенно для применения в качестве терминологии, причем нередко с присвоением заимствованному слову новых смысловых нюансов), а также тягу к сокращениям, наблюдаемым в разговорной речи и находящим отражение в письменной или, в случае социальных сетей, письменно-разговорной речи 1. Также любопытен термин(микусий-дзукарэ), означающий – «усталость от Mixi». Прежде чем окончательно удалить свой аккаунт в Mixi, пользователи, которые устали от постоянной необходимости быть на связи через Mixi, впадают в состояние некой «депрессии», постепенно сокращая использование данной сети. Этот термин интересен как и в лингвистическом, так и в поведенческом смыслах. Он отражает приверженность японцев давать названия всевозможным состояниям или периодам, с которыми человек сталкивается на протяжении жизни, спроектированную в данном случае на микрокосм общения в конкретной социальной сети.

2. Twitter Twitter зародился в 2006 году. Версия на японском языке появилась в 2008. Как сказано выше, Twitter, на данный момент, – наиболее распространенное средство общения в социальных сетях среди японцев.

Twitter обладает рядом преимуществ, которые делают его крайне удобным в использовании. Так как, в основном, сообщения в Twitter используются для передачи различного рода информации новостного характера, они в большей степени несут функцию констатации факта, нежели призыва к реакции. Соответственно, по негласным правилам, на данные сообщения отвечать необязательно, что способствует разряженной обстановке в Twitter. Пользователь может свободно как поделиться новостями и мыслями (без угрозы лишних вопросов), так и найти нужную информацию, исходящую от других пользователей, используя функцию поиска. Фотография пользователя требуется только одна, но ее можно заменить картинкой, в том числе и любой из картинок уже предоставляемых самим Twitter. Все эти факторы делают Twitter, в сравнении, скажем, с Facebook, наименее приватным и, учитывая культурную особенность японцев максимально не распространяться о своей личной жизни, упрощают его использование.

Далее, как и в Mixi, в Twitter возможно применение псевдонима в качестве имени, высвечиваемого перед сообщениями. Несмотря на это, То, что речь социальных сетей можно расценивать как письменно-разговорную, например, помимо особой стилистики, прекрасно иллюстрируется японским названием сообщений в Twitter –. Этот термин произносится как «цубуяки», и дословно его можно перевести словом «бормотание». По-английски, «tweet», сообщение в Twitter, означает «щебетание».

многие иностранцы все равно предпочитают поставить там свое настоящее имя, а вот японцы практически поголовно выбирают псевдонимы (кроме, пожалуй, аккаунтов известных личностей или бизнесменов, для которых Twitter – это уже средство персонального маркетинга).

Сообщение Twitter состоит из 140 знаков. Объем информации, которая может быть передана 140 знаками на японском, значительно превышает объем информации, укладывающуюся в 140 английских знаков. В связи с этим, хирагана, где возможно, заменяется иероглифами, чтобы уложиться в как можно меньшее число знаков.

Грамматические обороты также нередко сокращается (конкретные примеры – в следующей части данного обзора).

3. Facebook Facebook существует с 2004 года. Японский интерфейс данной социальной сети появился в 2008 году. До открытия в 2010 году в Японии представительства Facebook, данный ресурс не пользовался большой популярностью, но с 2010 по 2011 год число пользователей возросло более чем в три раза и на данный момент близко к миллионам.

Несмотря на то, что Facebook становится все более популярным в Японии, и число его японских пользователей продолжает возрастать, многих японцев нельзя назвать по-настоящему активными (или «правильными») пользователями данной сети. Японцы нередко игнорируют негласные правила Facebook, чем вызывают недоумение иностранцев. Так, Facebook, о чем говорит название самой сети, это «книга лиц», нечто вроде интерактивного выпускного альбома. Люди используют Facebook, чтобы найти старых друзей и соединиться с новыми, поддерживать связь и обмениваться информацией.

Подавляющее большинство участников используют свое настоящее имя, иначе найти их и связаться с ними невозможно. Несмотря на подобные правила, вместо настоящего имени японцы иногда регистрируют в Facebook псевдоним, а также не выкладывают фотографии себя и, тем более, своей семьи из-за опасений, связанных с проблемой приватности.

Подобная тенденция довольно любопытна, так как в обычной жизни японец обязан предоставлять информацию о себе (включающую полное имя, адрес, телефон и дату рождения) при проведении практически любых операций, будь то приобретение телефона или регистрация на сайте для покупки, скажем, билетов на концерт. Без предоставления информации, например, регистрация будет просто невозможна, и, видимо, поэтому японцы воспринимают это как нечто должное. В Facebook же, где есть возможность скрыть информацию о себе, пусть вопреки общепринятым правилам использования данной сети, японцы часто предпочитают сохранять хотя бы частичную анонимность.

4. 2-Channel (2 – ни-тяннэру) Так же как и Mixi, 2-Channel – это полностью японский ресурс общения в Интернете, поэтому заслуживает отдельного внимания в контексте данного курса. В связи с тем, что он появился на свет в году, на тему 2-Channel, а также интересующего нас использования в нем японского языка и графики, существует немало информации. Как было указано выше, непосредственно японскому языку посвящена следующая часть этого обзора. Здесь же приведем описание 2-Channel.

2-Channel – это анонимная (юзеры используют исключительно псевдонимы) доска объявлений, разделенная на «потоки» сообщений по тематике. Самые популярные «потоки» показываются первыми на сайте, поэтому можно быстро определить, какие проблемы волнуют пользователей 2-Channel в большей степени. Тематические «потоки»

сообщений содержатся на всевозможных «досках». Подобные «доски»

пользователи так и называют – (ита) или (бан). «Доски»

далее классифицируются по жанрам. В 2009 году на 2-Channel было более 780 «досок», подразделенных на 40 категорий. Каждая «доска»

содержит до 800 «потоков» сообщений1. Число пользователей 2-Channel превышает 10 миллионов человек. Кстати, само название данной доски объявлений (означающее «второй канал») также вызывает интерес. В Интернете бытует несколько версий происхождения этого названия, однако самая правдоподобная – следующая. На старой домашней теле видеоаппаратуре, при переключении в режиме видео на второй канал, можно было и видео смотреть, и подключать различные игровые приставки. То есть второй канал – метафорически это место, где можно делать все. Сами пользователи называются 2 (ни тяннэраа), что буквально переводится как «второканальщик».

В связи с тем, что доска полностью анонимная, а также, в отличие от более молодых социальных сетей, не предоставляет возможности прикреплять фотографии, дискуссия там сфокусирована непосредственно на теме обсуждения, и дебаты происходят крайне активные и очень часто – на самые злободневные темы дня.

Пользователи, не боясь быть разоблаченными и в связи с этим готовые 2 7: 219 2362010(3)При цитировании Утияма далее в тексте используется этот же источник.

принять любую критику, оставляют немало смелых, а порой и язвительных комментариев. Нелегко приходится политикам и звездам, оказавшимся темой обсуждений юзеров данной доски.

2-Channel нашумел еще и тем, что несколько раз объявления на этом форуме оказывались непосредственно связанными с административными нарушениями или криминальной деятельностью.

Полиция неоднократно производила аресты пользователей, в постах которых содержались намеки либо на их связь с уже совершенными преступлениями, либо угрозы совершения новых. Предполагается, что японская полиция регулярно просматривает сообщения подозрительного содержания на 2-Channel, и, хотя имя пользователя по оставленной им информации определить невозможно, идентификация обидчиков производится при помощи выслеживания их IP-адресов.

Несмотря на вышеприведенные факты, 2-Channel не стоит рассматривать в негативном свете. Это – богатейший источник информации, который может пролить немало света на социальный климат в Японии, исходящей непосредственно от жителей Японии, пусть и ее определенной прослойки. Информация на 2-Channel – кладезь и для журналистов, изучающих различные социальные проблемы японского общества и пытающихся выстроить правдивые картины тех или иных происшествий.

5. Chiebukuro () Chiebukuro (дословно – «мешок мудрости, знаний», существует с 2004 года) – это форум, предоставляемый Yahoo!JAPAN, где пользователи могут задать различные вопросы и получить ответы от других пользователей. Вопросы задаются на многочисленные темы – от того, как лучше добраться до той или иной станции или приготовить заморское блюдо, до проблем в семье и личных переживаний. В качестве псевдонима можно использовать свой существующий Yahoo ID или создать новый. При использовании первого, те, кто знают электронную почту пользователя, могут определить, что вопросы исходят от того или иного человека. Минус в Chiebukuro заключается еще и в том, что, если вопрос получил хотя бы один ответ, удалить его уже нельзя, даже если спустя пять лет пользователь захочет скрыть ту или иную информацию о себе, содержащуюся в вопросе, которой он открыто поделился несколько лет назад. Chiebukuro использует систему поощрения – чем более активен пользователь и чем больше оценок «лучший ответ» он получил, тем больше «монеток» () он приобретает. Самые популярные вопросы-ответы дня выставляются на главной странице Chiebukuro. Вопрос считается закрытым тогда, когда спросивший выбирает «лучший ответ» из полученных ответов.

Пользователи называют друг-друга (производное на английский манер от/, последнего слова в названии ресурса).

(букураа) дословно переводится как «мешочник». Часто, ища в японском Интернете ответы на те или иные вопросы (скажем, как оплачивать налоги по правилам того или иного района), прежде всего можно выйти на информацию именно из Chiebukuro и, воспользовавшись опытом предшественников, разрешить свой вопрос.

Японский язык в Интернет-ресурсах Одними из главных движущих сил, влияющих на состояние японского языка при его использовании в Интернете (социальные сети, доски объявлений и т.д.), можно назвать сокращение и дифференциацию. Сокращения вызваны необходимостью – место, предоставляемое для выражения своих мыслей, нередко ограничено.

Дифференциация также напрямую связана с необходимостью уложить свои мысли в ограниченное количество знаков. Сделать это надо так, чтобы оставленное сообщение, комментарий или вопрос привлекли внимание, ответную реакцию, то есть стали звеном коммуникации.

Пользователи применяют для этого различные способы, которые включают как и всевозможные изменения японского языка, так и богатую графику.

Самым поздним и популярным на настоящий момент нововведением является способ передачи времен – настоящего, прошедшего и будущего. Данный способ, описание которого приводится ниже, особенно широко используется в Twitter, где пользователю отводится всего 140 знаков для одного сообщения.

Японские грамматические конструкции нередко тяжеловесны, поэтому юзеры используют английские наречие «now», а также глаголы прошедшего времени «was» и «done» и будущего – «will», записывая их хираганой () и ставя в конец предложения, то есть по правилам японской грамматики. Получается, что правила использования данных частей речи в английском игнорируются. Встает вопрос, что мешает подобным же образом сократить и применить японские грамматические показатели? Возможно, «неправильный»

японский воспринимать труднее (он больше режет ухо природного носителя языка), нежели «неправильный» английский, поэтому пользователи с удовольствием заимствуют средства иностранного языка, интерпретируя их и приписывая им новые функции. То, что они используется больше по правилам японской, нежели английской грамматики, подчеркивается и тем, что эти слова записываются азбукой хирагана, а не традиционно применяемой для транслитерации заимствованных слов азбукой катакана.

Наиболее распространено использование наречия(now).

Выделяются следующие негласные «правила» его применения:

обозначение места, где находится пользователь ((Мару-но ути нау) = «Я сейчас нахожусь на станции Маруноути»), обозначение действия, которое он совершает ((кайги нау) = «Я сейчас принимаю участие в совещании»), обозначение происходящего в социальной среде события ((сёохидзэй аппу нау) = «Потребительский налог только что поднялся») 1. Грамматически правильное и законченное (в английском и японском языках) предложение требует глагола. В приведенных примерах, однако, видно, что глагол подвергся элизии, и его функция в предложении присвоена наречию «now», чьи смысловые нюансы меняются в зависимости от контекста.

Английские глаголы прошедшего и будущего времени (вадзу от англ. was),(данъ от done) и(УиРУ от will) используются по такому же принципу ((тоокёоэки вадзу) = «Я был на станции Токио»;

(эйга данъ) = «Я окончил просмотр фильма» ;

(дээто УиРу) = «Я пойду на свидание») 2. Иной раз функция сокращения не настолько сильна.

Скажем, в последнем примере, сказать «Я пойду на свидание» можно коротко и используя исключительно японские слова ( (дээто-ни ику) ), и количество знаков (шесть) при этом не увеличится. В данном случае использование заимствованного может быть объяснено стремлением к дифференциации или приверженностью пользователя к стилистике Twitter в целом. В таком случае речь может идти об образовании Twitter-жаргона.

Как уже было отмечено выше, наиболее описанной темой использования японского языка в Интернете можно назвать его применение на доске объявлений 2-Channel. Существует даже Интернет-словарь, посвященный лексике на 2-Channel и насчитывающий 3173 слова3.

Утияма Хироси (Университет Кагосима), уже цитировавшийся нами выше, подробно описывает грамматику, фонетику, лексику (включая новообразования), особенности передачи знаков, а также http://nanapi.jp/258/ http://nanapi.jp/10067/ http://www.media-k.co.jp/jiten/ графику на 2-Channel и Niсo Niсo Douga 1 ( ). Так, в отношение грамматики Утияма выделяет следующие особенности: 1.

Повелительная форма глагола приобретает окончание «э»: (миро) «смотри» (мирэ)(осиэро) «объясни» (осиэрэ). 2.

Многочисленные изменения в разных формах претерпевает глагол «делать» ( ) : ~ (конечная форма), ~ (повелительная форма),~ (повелительная форма). 3. «Лишний» показатель респектива «масу» (): (нарумасу) «становиться», (икумасу) «ехать, идти», (мирумасу) «смотреть». 4. Конечная форма глаголов используется со связкой дэсу () :~ (суру дэсу),~ (симасу-дэсу) и даже ~ (дэсу-дэсу). 5.

Адъективированные глаголы формы трансформируются в «ложные» прилагательные: (умасоо) «аппетитный»

(умасои)(омосиросоо) «вроде интересный».

Отметим, что многие из вышеприведенных примеров являются грубыми нарушениями японской грамматики (например, из подклассов 3 и 4). Любопытно, что стремление к сокращениям в данных примерах не наблюдается. Это можно объяснить тем, что пользователи 2-Channel, в отличие от Twitter, не ограничены, скажем, 140 знаками для выражения мыслей. В примерах выше гораздо более ярко выражены функции дифференциации, а также эмфазы, усиления, утверждения.

Фонетика на 2-Channel подвергается еще более сильным изменениям. Вот типы изменений, выделенные Утияма: 1. Слова, заканчивающиеся долгим «о», приобретают назальное :

(аригатоо «Спасибо») (аригатонъ). 2. Фонетические изменения претерпевают следующие звуки: dr (дамэ «нельзя») (рамэ);

h (ахо «дурак») (афо);

uo (кувасику «подробно») (кувасико);

(ёросику «Всего доброго!»

(ёросико);

yoo (цуёй «крепкий, прочный») (цуой);

aeai - (омаэ «ты») (омаи);

e: ei (онээсанъ «сестрица») (онэисанъ);

i: ui (хосий «хочу» ) (хосуй).

Утияма отмечает, что данные и многие другие примеры фонетических изменения наблюдаются и в обычной устной речи (а это может говорить о том, что некоторые из вышеприведенных форм легче Niсo Niсo Douga – это платформа обмена видео между пользователями, появившаяся на свет в 2006 году и нынче являющаяся четырадцатым по популярности сайтом в Японии. В данном обзоре о Niсo Niсo Douga отдельно не говорится, ввиду его сильного отличия от более традиционных социальных сетей, описываемых здесь.

произносить, чем правильные), однако на 2-Channel они применяются с более частотно.

Лексика, таким образом, помимо необычной визуальной формы, приобретает определенную звуковую окраску, хотя она и рассчитана, прежде всего, на написание и прочтение, нежели на произнесение и слуховое восприятие. Игра с фонетикой, однако, в очередной раз подтверждает речевой аспект «сетевого языка» ( – нэтто-го ), посредством которого пользователи пытаются донести свои мысли с не меньшей силой, чем если бы они находились перед собеседником и имели возможность повышать и понижать голос, растягивать звуки, усиливать ударения, а также жестикулировать, чтобы произвести более сильное впечатление.

В своей работе Утияма также отмечает, что в комментариях пользователей на 2-Channel можно часто наблюдать слова, содержащие опечатки, совершаемые в результате ошибочного введения близлежащих клавиш, нажатия лишних или, наоборот, пропуска нужных клавиш на клавиатуре компьютера, а также неправильного выбора иероглифа после ввода хираганы. В некоторых случаях преобразование в иероглиф в принципе невозможно, так как хирагана, составляющая слово, изначально печатается пользователем с ошибкой.

Предполагается, что юзеры стремятся набрать и загрузить текст с наибольшей скоростью, что не дает им возможности перечитать написанное и исправить погрешности. Возможно, однако, что участники данного форума преднамеренно не исправляют опечатки, так как их наличие придает тексту особую стилистику. Также, ввиду того, что данные ошибки зависят от специфики японской клавиатуры и правил печатания, они совершаются многими пользователями и, в своей массе, становятся «нормой» правил написания на 2-Channel. Утияма выделяет многочисленные типы подобных опечаток. В качестве примеров приведем несколько.

1. Ошибки в порядке нажатия клавиш:, ;

2. Ошибочное введение близлежащей клавиши: B/G, N/M, /, 3.Ошибки в выборе иероглифов:.

Помимо вышеназванных опечаток, которые объясняются особенностями японской клавиатуры и печати, требующей перевода хираганы в иероглифы, и скоростью печати пользователей, участники форума 2-Channel также совершают ряд «ошибок» при написании слов, которые практически однозначно можно назвать преднамеренными.

Назовем несколько типов.

1. Замена знака катаканы на похожий знак: (и наоборот) (и наоборот) ;

2. Замена последнего, знака на знак «су» :,,.Слова при этом записываются катаканой, традиционно использующейся для записи заимствованных слов, но здесь играющей роль выделения, эмфазы. 3. Замена на одинаково (или похоже) звучащий знак:,, bv.

Печать на японском даёт возможность использовать всевозможные ухищрения для того, чтобы слова смотрелись необычно, и пользователи 2-Channel не упускают случая применить разные способы отображения слов, которые уже скорее затрагивают область графики, нежели просто написания. Приведем примеры: 1.

Использование символов для замены части или целых слов:

p(), 2. Использование цифр для замены части или целых слов: 8010()1. 3. Запись японских слов латинскими буквами с пропуском гласных: kwskksk dkdk.

Утияма также выделяет «ASCII2 Art» – способ передачи эмоций с помощью всевозможных знаков клавиатуры (скобок, знаков восклицания, тире и т.д.), так называемые «смайлики», которые являются немалой составляющей текстов на форуме 2-Channel. По его мнению, три основных причины, лежащие в основе вышеназванных трансформаций, осуществляемых пользователями по отношению к японскому языку, – это дифференциация, минимизация усилий и тяга к необычному. Это во многом соответствует названным нами в начале данной части движущим силам изменений японского при его использовании в социально-коммуникативных ресурсах – стремлению к сокращениям и, опять же, дифференциации. Цитируя Утияма, мы Данный способ традиционно популярен в Японии. По телевидению часто можно увидеть рекламу, в которой цифры в телефонном номере произносятся по одному из чтений иероглифа, соответствующего цифре (а иногда даже и по английскому прочтению).

Маркетологи обычно стараются подобрать такой номер телефона, прочтение которого подобным способом еще бы и соответствовало тематике рекламы, способствуя его легкому запоминанию. Например, телефон фирмы «Ядзуя», продающей пищевые добавки, – 0120-828-828. Иероглиф, означающий «8», можно прочесть как «я», а английское чтение «2» в японском произношении – «цу», которое заменено на созвучное «дзу». Получается, что номер телефона после кода 0120 произносится как «я-дзу-я-я-дзу я», что соответствует названию фирмы.

ASCII (англ. American Standard Code for Information Interchange) – американская стандартная кодировочная таблица для печатных символов и некоторых специальных кодов (http://ru.wikipedia.org/wiki/ASCII).

привели лишь некоторые из принятых им способов классификации и только небольшое количество примеров. Они должны, однако, пролить свет на тенденции применения языка, бытующие в Интернете.

Специфика коммуникации посредством СМС То, что Япония является страной мобильных телефонов, – общеизвестный факт. Культуру этой страны даже иногда называют «кэйтай бунка»/, или «культурой мобильников». Несколько лет назад в Японии бытовала шутка о том, что новое поколение японцев рождается с увеличенным большим пальцем на правой руке, так как это основной палец, используемый для написания сообщений и многих других функций на мобильных телефонах.

Учитывая то, что в Японии существуют довольно строгие правила в отношении использования мобильных телефонов в местах публичного пользования (например, разговаривать по телефону в поездах запрещено), именно сообщения, а не телефонные переговоры являются наиболее распространенным средством общения между японцами. В зависимости от провайдера телефонной связи и модели телефона, длина сообщений варьируется. Большинство современных мобильных телефонов оснащено многочисленными функциями, но еще задолго до того, как подобные функции стали доступны на телефонах производства различных стран, японские телефоны, ориентированные исключительно на японский рынок, обладали невероятными по тем временам возможностями – цветным дисплеем, фотокамерой, звукозаписывающим устройством и т.д. В те времена особо популярны были сообщения с прикрепленной фотографией («сямэ» сокращение от сясинъ-мээру «фото-послание»). Такие фотографии можно было самостоятельно редактировать – вставлять во всевозможные рамочки, прикреплять бантики и сердечки или подписывать. Также, во время написания сообщений можно было выбрать из большого числа предоставляемых «смайликов» и маленьких картинок и прикрепить их к тексту.

Несмотря на то, что в настоящее время в Японии стали популярными и смартфоны не обязательно японского производства, традиционные мобильные телефоны, сохранив излюбленные всеми функции, описанные выше, расширили свои возможности еще больше.

Истинные приверженцы японских телефонов ни за что не променяют их ни на какой смартфон.

Отследить особенности использования японского языка и графики в сообщениях – довольно сложная задача, ввиду их приватности, однако исследователям удалось обратить внимание на некоторые тренды. Японские мобильные телефоны предоставляют большой простор для творчества – сообщения можно составить с помощью азбук хирагана, катакана, иероглифов, латинских букв, цифр, также вставить в них всевозможные символы, которые варьируются от самых стандартных до всевозможных стрелочек и звездочек. Также в обиходе пользователя «смайлики», о которых упомянуто выше. Вот некоторые из трендов: 1. Запись слов или выражений цифрами (по чтению иероглифов, соответствующих данным цифрам): 4-6-4-9 - - (Ё-РО-СИ-КУ). 2. Использование так называемых «гяру модзи»/, или «азбуки гяру». Гяру – это субкультура, популярная среди японских девушек и зародившаяся в 1990-е годы. Сама азбука получила свое название в начале 2000-х. Ее элементы используются не обязательно исключительно приверженцами данной субкультуры, но и определенным числом не принадлежащих к ней японских девушек.

Азбука крайне сложная. Некоторые знаки хирагана (из ряда «А»

силлабной азбуки ГОДЗЮУОНЪ) приведена ниже. В японском Интернете немало сайтов, предоставляющих возможность «перевести»

слова или сообщения, составленные подобным образом, в стандартные японские знаки.

• • `L L1 l • • и т. д.

• Ксенонимы-русизмы в японском языке Иванова Е.Ю.

Россия, Санкт-Петербург Ключевые слова: ксеноним, интерлингвокультурология, ксенонимическая обратимость, образование ксенонимов Межкультурная коммуникация между Россией и Японией в эпоху глобализации распространилась на все сферы общественной жизни и приобретает все большее значение. Это не могло не сказаться на взаимопроникновении различных лексических единиц из одного язык в другой. Знакомство с японоязычным описанием русской культуры, представленным, например, в текстах, посвященных русской культуре или путеводителях, выявляет появление в подобных текстах русизмов, языковой статус которых до сих пор еще до конца не определен. Эта проблема изучается в рамках новой лингвистической дисциплины – интерлингвокультурологии [3, с.4].

1. Понятие ксенонимии и ксенонимической обратимости Ксенонимы (от греческого xenos, «чужой» + оним) - это «языковые единицы, функционально направленные на обозначения элементов внешних культур» [1, с.20]. Например: «суши», «дзюдо», «айкидо» - ксенонимы японской лингвокультуры в русском языке;

,, – ксенонимы русской лингвокультуры в японском языке. Ксеноним является вторичным обозначением элемента культуры, используемым для наименования элементов внешних культур.

Важным моментом является тот факт, что между соответствующим идионимом и ксенонимом образуется связь, в основе которой лежит использование культуронимов для обозначения одних и тех же элементов культуры, называемая ксенонимической корреляцией.

В таком случае идионим и ксеноним выступают коррелятами по отношению друг к другу [1, с.21]. При этом ксеноним для обеспечения точности наименования должен однозначно возводиться исходному идиониму, т.е. должен неукоснительно соблюдаться принцип ксенонимической обратимости – ксеноним должен легко и однозначно возводиться к своему идиониму-прототипу [1, с.49].

Установление идеального соответствия между прототипом и способом его передачи в иноязычном тексте называется абсолютной обратимостью. Абсолютную обратимость могут обеспечить только ксенонимы-траснплантаты, т.е. такие номинации, которые были перенесены из языка в язык без каких-либо изменений. Уверенная обратимость позволяет с высокой степенью надежности восстановить исходный идионим и проявляется, как правило, в случае заимствования и традиционно устоявшихся соответствий. В случае проблематичного восстановления ксенонимической корреляции говорят о неуверенной обратимости [1, с.49-50].

2. Способы образования ксенонимов К наиболее продуктивным способам образования ксенонимов относят заимствование, калькирование и гибридные образования (образования смешанного типа) [1, с. 81-89]. Рассмотрим их подробнее на примере ксенонимов русской лингвокультуры в японском языке.

В интерлингвокультурологии заимствование – самый распространенный и один из продуктивных способов образования ксенонимов. «Заимствование в языке межкультурной коммуникации (ЯМО) – это базовый способ образования ксенонимов, обеспечивающий уверенную ксенонимическую обратимость, то есть такое иноязычное наименование специфического элемента культуры (идионима), которое позволяет с высокой степенью надежности восстановить оригинал (идионим-прототип)» [2, с. 109-114].

Таблица 1. Заимствование при образовании ксенонимов русизмов Ксеноним-русизм Идионим-прототип щи борщ уха окрошка пирожки кисель пряник пасха пельмени рассольник блин каша водка / Кунсткамера Дума Земство царь большевики Мы видим, что основной пласт таких заимствований составляют названия блюд, а также общественно-политические ксенонимы. Интересно, что анализ материала показывает, что в большинстве случаев такие наименования сопровождаются пояснениями. Например: (), ( ), ( ) и т.д. Для записи подобных ксенонимов используется катакана (, ), т.е. одна из двух графических форм японской слоговой азбуки, что представляется вполне логичным.

По продуктивности с заимствованием соперничает калькирование, которое представляет собой «опосредованное заимствование, когда заимствуется не материальный знак, а либо воспроизводится его лексическая модель (лексическая калька), либо на уже существующее слово распространяется под влиянием иностранного слова значение последнего (семантическая калька)» [1, с.85].

Лексическое калькирование представляет собой автоматическую замену слов и его частей соответствующими единицами (коррелятами) другого языка.

Таблица 2. Калькирование при образовании ксенонимов русизмов Ксеноним-русизм Идионим-прототип Храм Спаса-на-Крови Государственный совет Партия социалистов революционеров Октябристы Старообрядчество Мир искусства чернозём Смутное время Красная армия Из представленных ксенонимов видно, что калькирование, в основном, используется в рамках общественно-политических и религиозных тематических групп. Ксенонимы образуются с помощью сложения [5, с.53-54] и представляют собой сложные слова. Интересно отметить, что зачастую наряду с калькированными единицами применяются также заимствованные аналоги. Например: /, /, /. Еще один важный момент заключается в том, что нередко калькирование происходит не с языка-оригинала, а с языка-посредника, в основном английского. В данном случае можно говорить об опосредованном переводе [4, с.87].

Третьим продуктивным способом образования ксенонимов являются гибридные образования. Гибридные образования – смешанные ксенонимические образования, состоящие из калькированных элементов, облегчающих понимание, запоминание и воспроизведение номинации, и заимствованных элементов, обеспечивающих ксенонимическую обратимость. [1, с.105].

В.В. Кабакчи выделяет два типа гибридных образований:

полукальку – в этом случае в качестве определяемого слова выступает родовое понятие (полионим), а в качестве определяющего – заимствованный идионим и гибридное образование смешанного типа, включающее в себя описательный элемент. Однако анализ практического материала показывает, что второй тип практически не представлен в японском языке.

Таблица 3. Образования смешанного типа Ксеноним-русизм Идионим-прототип Советский Союз Александро-Невская лавра Нева Мариинский театр Эрмитаж Казанский собор Таврический дворец Шуваловский парк Здание двенадцати коллегий аэропорт «Пулково»

крейсер «Аврора»

Как видно из приведённых выше материалов, образования смешанного типа присущи, в основном, ономастическим ксенонимам, а также ксенонимам мира искусства. Производные номинации представляют собой сочетания, состоящие из идионима, записывающегося катаканой, а также полионима, обозначающегося иероглифическим слиянием.

Проанализировав практический материал, можно сделать вывод, что для различных тематических групп характерны различные способы образования ксенонимической номинации. Так как знаний носителей японского языка зачастую оказывается недостаточным для восстановления ксенонимической корреляции, адресанту часто приходится сопровождать ксенонимы-русизмы пояснительными комментариями. Этот факт доказывает периферийность расположения ксенонимического пласта в словарном составе японского языка. Таким образом, большая часть ксенонимов является недоступной неподготовленному читателю.

Библиографический список 1. Кабакчи В.В. Основы англоязычной межкультурной коммуникации. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 1998.

2. Кабакчи В.В. Англоязычное описание русской культуры.

Russian Culture Through English: Учеб. пособие для студ. высш. учебн.

заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2009.

3. Кабакчи В.В., Белоглазова Е.В. Введение в интерлингвокультурологию. – CПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2012.

4. Прошина З.Г. Английский язык и культура Восточной Азии. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.

5. Ефимова С.К., Руфова Е.С. Лексикология японского языка // [Электронный ресурс] 2005. Режим доступа:

http://www.ysu.ru/users/itc/sitim//e-books/metod/yapon/lekcikol%20yaya.

Звукоизобразительность в японском языке на примере гионго и гитайго Львова Е.С.

Россия, Санкт-Петербург Явление звукоизобразительности, которое является центральной категорией фоносемантики, с давних пор вызывает неугасающий интерес лингвистов. Истоки изучения связи звука и значения можно найти у античных философов (Платон, Аристотель), мыслителей средневековья (Фома Аквинский), ученых XVII–XIX веков (В.фон Гумбольдт, Ф.де Соссюр). Долгое время многие лингвисты игнорировали звукоизобразительную систему, однако во второй половине ХХ века интерес к изучению связи между звуком и значением возрос, и исследователями звукоизобразительности было доказано, что запас звукоизобразительных слов намного больше, чем это принято считать. Такие ученые, как В. фон Гумбольдт, А.А. Потебня, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Э. Сепир, Л. Блумфилд, С.В. Воронин, А.П. Журавлев, А.Б. Михалев, М. Магнус, О.А. Барташова и другие, занимались проблемой звукоизобразительности и изучали различные аспекты, связанные с этим понятием.

Объектом фоносемантики является звукоизобразительная система, которую разделяют на две подсистемы: звукоподражательную и звукосимволическую. Звукоподражательная подсистема включает в себя звукоподражательные слова, основой номинации которых является акустический денотат, т.е. звук. Звукосимволическую систему образуют номинации, основанные на модальном восприятии по средствам зрения, обоняния, осязания, слуха и вкуса. Звук в данной системе не является сферой мотивации начальной денотации звукосимволического слова.

Психофизиологической основой звукосимволического слова являются кинемы (различные жестовые движения, служащие мимическими подражаниями «внешним» неакустическим объекта) и явление синестэмии (явление, учитывающее помимо чисто сенсорных переносов, и эмоциональные переносы). Кроме того, среди основных принципов фоносемантики выделяют: принцип не-произвольности языкового знака, принцип детерминизма, принцип отражения, принцип целостности, принцип многоплановости и его следствия [1, с. 166-174].

Звукоизобразительность тесно связано с явлением ономотопеи, которая согласно словарю Ахмановой О.С. представляет собой «условное воспроизведение звуков природы и звучаний, сопровождающих некоторые процессы (дрожь, смех, свист и т.п.) и крики животных, а также создание слов, звуковые оболочки которых в той или иной степени напоминают называемые (обозначаемые) предметы и явления» [2, с. 288, 157]. В японском языке звукоизобразительная лексика широко распространена и в основном представлена в виде («гионго»- звукоподражательные слова, имитирующие звуки) и («гитайго» - слова, передающие состояние предмета, которые можно отнести к звукосимволической системе).

Среди гионго и гитайго встречаются практически все части речи, как то:

• Имена существительные ( T -рубашка в обтяжку;

-ехать на машине медленно;

-обжигающе острый и т.д);

• Имена прилагательные (-гладкий;

взъерошенная голова и т.д.);

• Наречия ( -ярко блестеть;

натереть до блеска;

- писать с легкостью и т.д.);

• Глаголы ( - злиться, нервничать;

улыбаться;

-проголодаться и т.д.).

В процессе исследования гионго и гитайго было выявлено, что большинство звукоизобразительных лексических единиц данного типа образуется путем редупликации фонестем (фонема или комплекс фонем, общий для группы слов и имеющий общий элемент значения или функцию [3, c. 83-84.]).

При изучении лексических единиц гитайго и гионго, было обнаружено, что данные примеры ономотопеи широко употребляются как в повседневной речи японцев, так и фиксируются в письменных источниках (манга, словари и т.д.). К примеру, в широко известной манге «Наруто» [4] были найдены следующие яркие примеры исследуемого явления:

• (gangan) — звук ударов по железному предмету;

• (banban) — звук сильных ударов рукой или каким либо предметом по столу;

• (panpan) — звук несильных ударов рукой по предмету;

• (dondon) — звук сильных ударов кулаком по двери, дереву, стене, барабану и т.п.

• (tonton) — звук несильных ударов по двери, по плечу и т.п.

Отличительной особенностью звукоизобразительной характеристик лексических единиц гионго и гитайго, является легкое декодирование японцами семантики подобных слов. При этом, у не носителей языка могут возникнуть сложности с декодировкой значения, так как многие гионго и гитайго не фиксируются в словарях и являются окказиональным словотворчеством. В связи с чем нельзя не упомянуть определение окказионализма: окказионализм – это экспрессивная лексическая единица, созданная автором как по продуктивным, так и по непродуктивным словообразовательным моделям, не зафиксированная в словарях, но обладающая значением, складывающимся из значений составляющих его компонентов, которая обладает свойствами невоспроизводи-мости, ненормативности, номинативной факультативности, словообразовательной производимости, функциональной одноразовости, индивидуальной принадлежности и синхроннодиахронной диффузности [5, c. 153-166], [6].

Существует пример окказионального ономотопа “ ” (beron) для описания неприятного ощущения от кожи вареной курицы, придуманный японцем для более полного выражения своих эмоций [7].

Таким образом, мы видим, насколько широко распространен звукоизобразительный пласт лексики в японском языке. Естественно, данная статья представляет собой лишь краткий обзор, и не является исчерпывающим описанием такого интересного и многогранного языкового явления, как звукоизобразительность, которая представляет особый интерес для современных лингвистов и является открытой для дальнейшего изучения. Однако мы надеемся на дальнейшее развитие этой области лингвистики в будущем.

Библиографический список 1. Воронин С.В. Основы фоносемантики. – Л., 1982.

2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 3-е, стереотипное. – М.: КомКнига, 2005.

3. Householder F.W. On the Problem of Sound and Meaning, an English Phonestheme // Word. – 1946. – № 2. – С. 83-84.

4. http://www.diary.ru/~naruto-canon/ 5. Ханпира Э. Об окказиональном слове и окказиональном словообразовании // Развитие словообразования современного русского языка. – М., 1966. – С. 153-166.

6. Бабенко Н.Г. Окказиональное в художественном тексте.

Структурно-семантический анализ: Учебное пособие. – Калининград, 1997.

7. http://j.cooljapan.ru/archives/ Различия по гендерному признаку на примере модально-экспрессивных частиц Пархачев Д.С.

Россия, Санкт-Петербург Ключевые слова: гендерный аспект, модально-экспрессивные частицы, мужские частицы, женские частицы, нейтральные частицы Гендерный аспект является очень важным фактором в переводческой деятельности, ведь он несет в себе информацию, которую необходимо передать при переводе с одного языка на другой.

Данная тема очень актуальна и, как следствие, требует более глубокого исследования для определение роли гендерного аспекта в языке и какие единицы языка употребляются мужчинами и женщинами. Для исследования берется речь индивида и выделяются некоторые избранные особенности, присущие полу.

Язык - явление социальное, и некоторые гендерные особенности присущи определенной стране изучаемого языка. Ярким примером является японский язык, где гендерный аспект ярко выражен.

Впервые гендерный аспект был обнаружен в социологических исследованиях, но впоследствии он заинтересовал многих лингвистов и приобрел большое значение.

Термин «гендер» был введен американским психоаналитиком Робертом Столлером в 1958 году. В 1963 г. он выступил на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме, сделав доклад о понятии социополового или же гендерного самоосознания. Совместно с эндокринологом Джоном Мони, им удалось установить разницу между терминами sex и gender. Первый термин является предметом изучения таких наук как биология, в то время как второй изучают культурологи, социологи, психологи, и, смотря на нынешнее состояние - лингвисты.

Касательно развития японского языка существует достаточно много версий на счет различий женской и мужской речи.

Кончено же, в современной Японии имеется четкое разграничение женской и мужской речи, хоть и отмечается, что осознание того, какие именно слова стоит и не стоит употреблять женщине, появляется довольно поздно, по сравнению даже с кэйго или со спряжением глаголов.

В.М Алпатов в своем труде «Япония: язык и культура»

утверждает, что все-таки логично, что различия в японской речи женщин и мужчин – явление скорее культурно-социальное, а не языковое. Человек, находясь в обществе, перенимает нормы, которое это общество ему диктует, и, в конечном итоге, все перетекает в привычку.

Если говорить о нашей современности, то на сегодняшний день именно та женская речь, которую мы можем услышать от современных японок – ни что иное, как последствие модернизации японского языка в период Мейдзи. Новые условия жизни и индустриализация оставила значимый след на речи женщин.

Четко проследить изменение норм женской речи можно среди токийских студенток того периода, которые часто стали пускать в оборот частицы (wa) и no. Конечно же, такая манера речи не была воспринята хорошо критиками и приверженцами старых лингвистических норм. Считалось, что «новая» женская речь придает вульгарность и излишнюю раскрепощенность среди молодых женщин, а также звучит грубо, разрушая все представления о классической манере речи того же периода Эдо.

В ХХ веке вместе с новыми выражениями в женской речи, которые, как указано выше, изначально не были приняты, появились и заимствования из западных языков. Так же одежда, прически и новый стиль жизни оставили яркий отпечаток на речи молодых японок. Хотя, следует отметить, что изначально использование частиц wa и no считалось не нормой языка, а скорее диалектизмом. Но, с другой стороны, женщины того времени смогли не просто сделать модной свою речь, но и изменить устоявшиеся нормы языка.

Однако стоит также добавить, что на речь женщин повлияло распространение буддизма. Согласно учениям буддистов, женщина стояла ниже мужчины и, следовательно, это сильно отразилось и на женской речи. Большое количество табу, определенные правила поведения и этические нормы того времени сформировали женскую речь, что, в итоге, имеет прямой отголосок в современном японском языке, несмотря на то, что многие из конструкций женской речи ушли в прошлое.

Если вернуться к теории Ориэ Эндо, то она в своем труде «История культуры женской речи» считает, что на женскую речь все же повлиял язык придворных дам (Nyooboo kotoba) XIV века.

до сих пор является идеалом и эталоном женской речи. Стоит отметить, что долгое время не было чисто речью женщин. Им пользовались все люди высшего сословия и люди благородных кровей.

Считалось хорошим тоном говорить возвышенно и вежливо вне зависимости от гендерного признака.

Однако ближе к нашим дням, многие ученые лингвисты сочли, что все же женщина должна максимально приблизить манеру своей речи к классической nyooboo kotoba. Они посчитали, что именно такая речь указывает на воспитанность и образованность, а вежливые конструкции лишь подчеркнут грацию женской речи и выставят говорящую в наилучшем свете. Конечно же, с другой стороны, был огромный минус и почти шаг назад: Такая тонкая и вежливая речь у женщин могла означать только одно - при общении с мужчинами женщина должна себя вести очень робко и скромно. Но тем не менее, это приобрело ценность среди японцев, если женщина говорила в манере.


Стоит тут упомянуть, что положение женщины в Японии всегда было ниже, чем у мужчин, и эта разница всегда была на поверхности.

Женщина, с ее кроткой и вежливой речью, была в образе примерной жены и домохозяйки. Конечно, это и подкупало современных лингвистов, и так и было решено, что идеальная японка не может быть идеальной без такой речи.

Сложно было бы представить, если бы навязанные нормы речи действительно продержались бы долго. Начиная с 1970 года, женская часть населения Японии стала усиленно бороться за свои права.

Это течение, выступавшее за равноправие и демократию, пришло с запада, как и многие другие вещи, реалии и понятия.

Женщины отказывались от старых норм просто потому, что больше никто не хотел себя ощущать стоящей ниже по отношению к мужчинам. Избавление от вежливых форм и становление резкости и грубости на первый план в речи давали женщинам уверенность в том, что они имеют права наравне с мужчинами. Лексический состав женщин стал пополнятся вульгаризмами, грубыми частицами и, вскоре, язык женщины, практически, стал мужским. Рамки гендерных различий оказались постепенно стерты.

Гендерный аспект может проявляться на нескольких уровнях:

1. Фонологический - различия фонемного состава, различия в интонации.

Морфонологический - различия в использовании 2.

определенных морфмем.

3. Морфологический - разница в категории адрессива и гоноратива, разница в формах вежливости.

4. Морфосинтаксический - различия в виде модально экспрессивных частиц.

5. Синтаксический - различия в оформлении составного именного сказуемого.

6. Лексический - различия в лексическом составе, различия в употребляемых местоимениях.

Различия можно рассмотреть на примере сравнений на морфосинтаксическом уровне японского языка, а именно на примере модально-экспрессивных частиц. Эти частицы играют важную роль в японском языке, как писал Алпатов: «Эти частицы занимают очень большое место в разговорных вариантах японского языка. Наряду с частицами, существующими в мужском и женском вариантах (нэ и др.), существуют частицы, встречающиеся только в одном из них. Такие частицы - одна из самых ярких особенностей мужского и женского вариантов. Как правило, при письменной фиксации японской речи пол говорящего легко устанавливается по наличию тех или иных частиц».

Гендерный аспект может проявляться на трех уровнях:

1. Мужские частицы (otokorashii)- ярко окрашенные частицы, употребление которых присуще мужскому населению.

2. Женские частицы ((onnarashii) - ярко окрашенные частицы, употребление которых присуще женскому населению.

3. Нейтральные частицы ( (chuuseirashii- частицы, употребляемые в равной мере мужчинами и женщинами.

Изначально, границы между употреблением той или иной частицы были четко выделены, однако, с эволюцией языка, эти границы постепенно размываются, и ярко окрашенные гендерные частицы могут стать нейтральными, и можно столкнуться с ситуацией, когда женщина использует в своей речи явную мужскую частицу dzo). Заметно уменьшенное использование женской частицы близким эквивалентом которой является английское «i wonder»мне интересно), что возможно указывает на рост женщины в обществе и ее уверенность в себе. Женщины все чаще и чаще начинают прибегать к использованию мужских особенностей речи. Мужчины же не стремятся отказываться от своей маскулинности, а даже наоборот, стремятся усилить ее, отказываясь от фемининных особеностей речи. Это заметно в уменьшении использование таких частиц как «»(na), «»(no) «»(ne).

Очевидно, что использование той или иной частицы тесно связано с индивидуальными характерными особенностями говорящего, и порой выбор частицы может быть обусловленными внешними факторами и определенным контекстом. Т.е вполне возможно использование частица для создания эмоциональной насыщенности, как в случае с частицой yo) чье использование в японском языке схоже с использованием восклицательного знака в русском языке, однако в случае русского языка, восклицание выделяется только интонацией говорящего. Возможно так же использовать частицы для создания аппелятивного характера речи, с помощью частицы ne, которая как раз относится к нейтральным частицам, т.к она может равно встречаться в речи как мужчин, так и женщин.

К частицам с ярко выраженной мужской гендерной составляющей можно отнести частицы (dzo) и (dze), к частицам с ярко выраженной женской гендерной составляющей можно отнести частицы kashira)(wa)(no).

Можно выделить частицы, которые употребляются независимо от пола говорящего, и чаще всего, имеющих множество значений. К таким частицам можно отнести частицы na), (sa)и yo).

Оставшиеся же частицы когда-то были присущи определенному полу, однако с нынешней тенденцией развития языка, эти границы постепенно стираются, хоть и все еще наблюдается некое преобладание в использовании данных частиц мужским полом. Такими частицами являются частицы и В зависимости от того, к какой группе относятся те или иные частицы, нужно выбирать правильный и подходящий вариант перевода.

Так как в русском языке гендерный аспект не проявляется достаточно ярко, появляется необходимость в использовании переводческих трансформаций. Данные трансформации необходимы при переводе частиц, относящихся к мужской или женской группе, так как они указывают на мужественность и женственность. В случае же с нейтральной группой, перевод гендерного аспекта возможен, но не является необходимостью.

ЯПОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:

РАСПРОСТРАНЕНИЕ В МИРЕ И ПЕРЕВОД Влияние семантической модификации термина «дзёрю бунгаку» на оценку творчества Ариёси Савако Иванова Ю.В.

Россия, Владивосток Ключевые слова: «дзёрю бунгаку», «дзёсэи бунгаку»

(«литература женского потока»), феминное письмо, маскулинное письмо, дифференциация литературы по гендерному признаку Творчество Ариёси Савако пришлось на 1956–1984-е гг. ХХ в., время окончания американской оккупации (19451952), эру высоких темпов экономического роста (19501970) и деятельность представительниц женского движения («уман рибу», 1970). Социальные трансформации и их последствия оказали влияние на тематику произведений Ариёси Савако, в основе которых лежал собранный автором материал о современных проблемах японского общества.

Отвечая требованиям времени, ее работы были выполнены в разных жанрах (романа, рассказа, новеллы, репортажа), что свидетельствует о динамическом развитии личности писательницы и ее активной авторской позиции.

В японском литературоведении Ариёси Савако принято относить к группе женских авторов – представительниц литературы «женского потока» («дзэсэи бунгаку»), существовавшей внутри «третьего послевоенного поколения писателей» («даисанно синдзин»).

С 1900-х гг. для обозначения группы женских авторов и женского творчетва был введен специальный термин – «дзёрю бунгаку», который с 1970-х гг. модифицировали в – «дзёсэй бунгаку». Вместе с трансформацией его семантики изменилась критическая оценка произведений, написанных авторами-женщинами. В связи с тем, что деятельность Ариёси Савако совпала с этим процессом, видится необходимым исследовать его этапы и итог эволюции, сказавшиеся на отношении литературоведов к сочинениям Ариёси Савако.

Возобновление женской писательской деятельности считается профессором японского женского университета Ивабути Хироко и ее коллегой из международного университета Дзёсай Китада Сатиэ следствием послевоенной политики американского командования по эмансипации женщин1. Они подразумевали пункты Новой конституции Японии, касающиеся взаимоотношений полов: женщине вернули права и гарантии не только в семейной, но и социальной жизни. Некоторое время конституционные нововведения оставались только на бумаге, что сказывалось на отношении к женскому творчеству.

Прежде всего, это выражалось в терминологии. Термин «дзёрю бунгаку» вошел в обращение в 1900-е гг. с первыми публикациями работ, посвященных женскому творчеству в Японии. Он подразумевал создание женскими-авторами «просто легкой, романтической и эмоциональной» литературы в жанре хэйанской классики – моногатари и в свойственном ему феминном стиле. Жанр сёсэцу («роман» в его западном понимании), активно использовавшийся мужскими авторами, предполагал создание современных, продуманных работ, более похожих на западные образцы романов, к которым работы женских авторов не могли быть отнесены.

Активные дебаты о соответствие феминного и маскулинного стилей женскому письму пришлись на 1950-е гг., начало творчества представительниц литературы «женского потока», у истоков которого стояла Ариёси Савако. Критики отметили, что в сочинениях писательниц появились темы, несвойственные феминному стилю.

Историк женской литературы Итагаки Наоко отмечала, что впервые изображение современных социальных проблем появилось в сочинениях писательниц 1920-х гг. и стало отличительной чертой их творчества2. Одагири Хидэо, критик левого крыла, работавший в начале 1970-х гг., говорил о преемственности писательницами 1950-х гг.

традиции описания «социального сознания» и продолжал дифференцировать литературу по гендерному принципу и авторским стилям письма3.

Говоря, что феминный стиль свойственен не всем авторам, литературный критик Накамура Мицуо в 1953 г. разделил представительниц «литературы женского потока» на две группы 4. В первую вошли авторы-женщины, чья манера написания походила на. –, 2005. – 252. Ивабучи Хироко, Китада Сатиэ, 1967. P. 117.

.., 1972. P. 172.

Odagiri Hideo. Contemporary writers: Their meaning and position. Tojusha, 1972.

Ericson J. E. Be a woman. Hayashi Fumiko and Modern Japanese Women`s Literature.Honolulu: University of Hawai`I Press, 1997. – P. 13.

мужскую. Среди них выделил Миямото Юрико и Хирабаяси Таико (1905-1972). Во вторую – писательницы, обладающие «феминной чувствительностью» и создающихе «женскую литературу», где ярким примером, по мнению критика, стала Хаяси Фумико.

Вероятно, стимулом к данной градации послужила работа Миямото Кэндзи – «Мир Миямото Юрико» («Миямото Юрико но сэкаи, 1951»). По причине использования иного стиля для описания событий в произведениях, муж Миямото Юрико, Миямото Кэндзи, впервые в истории японской литературы отделил свою жену, а также Цубои Сакаэ (1899-1967), Сата Инэко, Ногами Яэко (1885-1985) и Хаяси Фумико от «потока женской литературы». Он написал биографическую книгу о жизни Миямото Юрико, где представил ее не как женщину писательницу (дзёрю сакка), но как важную фигуру в японской литературе и интеллектуального писателя пролетарской школы, чье творчество отличалось рациональным подходом к описанию действительности. В биографии своей жены он также уделил особое место рассказу о распространенных в Японии того времени гендерных стереотипах, которые определяли издания, где женщина могла публиковать свои работы, и ожидания редакторов.

В отношении нее и других женщин, названных выше, Миямото Кэндзи использовал слова «дзёсэй» и «фудзин» (женщина), избегая термина «дзёрю» 1. Тем самым, в литературоведении было зарегистрировано мнение о том, что литературный стиль современных писательниц отличается от феминной манеры хэйанских авторов. В связи с этим, становилось нелогичным причисление их к дзёрю бунгаку, его жанру и манере написания произведений. Однако мы видим расхождения во мнениях двух ученых относительно творчества Хаяси Фумико, где один из них считает ее манеру феминной, а другой отделяет от потока «женской литературы».

В 1970-х гг. в критическом литературоведении продолжалась традиция дифференциации литературы по гендерному признаку.

Критик Одагири Хидэо, активно работающий в первую половину 1970-х гг., восхвалял работы отдельных писательниц, но относил их к «потоку женской литературы». По его мнению, все сочинения писательниц объединяли общие черты, отделяющие их от работ, написанных мужскими авторами2.

Schalow P. G. The woman`s hand: Gender and Theory in Japanese Women`s Writing. Stanford, California: Stanford University Press, 1996. – P. 95.

Ericson J. E. Be a woman. Hayashi Fumiko and Modern Japanese Women`s Literature.

Honolulu: University of Hawai`I Press, 1997. – P. 86.

В поддержку женских авторов выступал литературный критик Окуно Такэо, который считал, что мужчинам-авторам необходим женский голос, чтобы создавать свои сочинения. Ввиду того, что премия литературы «женского потока» была ранее учреждена издательством журнала «Чуо Корон», критик предложил учредить специальную литературную премию «данрю» («мужской стиль») 1.

Вероятно, советуя создать мужской аналог литературной награды, он попытался смягчить ситуацию с разделением авторов по гендерному принципу.

Исследователи и литературоведы, пытаясь доказать, что феминный стиль не свойственен произведениям современных писательниц, продолжали проводить текстологические анализы и сравнивать литературные вокабуляры мужских и женских авторов. Из данных майского издания журнала «Национальная литература»

(«Кокуминбунгаку», 1967) стало ясно, что работы писательниц отличались меньшим количеством эмоциональных выражений («кандзётэки хёгэн»), значительной независимостью суждений и объективностью («дзирицусэй кяккансэй»), чем сочинения авторов мужчин2. Следует отметить, что все это происходило с целью признания литературными кругами женского творчества и отмены устаревшей семантики термина «дзёрю бунгаку».

В 1970 г. благодаря выступлениям активисток по женской эмансипации, «поток женской литературы», в его японском варианте, известный как «дзёрю бунгаку», был переименован в «дзёсэй бунгаку».

Тем самым на семантическом уровне произошло утверждение того, что специфичный феминный стиль женского письма, распространенный в эпоху Хэйан (794-1185), более не вмещал всего разнообразия подходов женщин-авторов к литературе, так же как и жанр моногатари, к которому относили их работы.

На первый взгляд современным писательницам удалось убедить критиков и литературные круги, что классические каноны женского письма, его темы и герои в ХХ в. не соответствуют произведениям женских-авторов. Однако привыкшие к первоначальному термину писатели, исследователи и читатели не смогли сразу активно использовать его новый эквивалент. Вероятно, по этой причине в кругу писательниц появились те, кто хотел, чтобы их перестали причислять к «потоку», вне зависимости от его названия.

Ericson J. E. Be a woman. Hayashi Fumiko and Modern Japanese Women`s Literature.

Honolulu: University of Hawai`I Press, 1997. – P. 28.

Schalow P. G. The woman`s hand: Gender and Theory in Japanese Women`s Writing. Stanford, California: Stanford University Press, 1996. – P. 94.

Подтверждением этому служат слова Цусима Юко (род. в 1947), которая «в 1991 г. заявила, что она пыталась искоренить сентиментальность из своего стиля и дистанцироваться от представительницы литературы “женского потока”» 1. Она также отделяла современных писательниц, Ариёси Савако и Соно Аяко, от тех женщин-авторов, которые активно работали в 1920-х гг. и полагались на страсть и энтузиазм («дзёнэцу»), чтобы достичь успеха. Цусима Юко считала Ариёси Савако и Соно Аяко умными и неэмоциональными писательницами, которые наряду с Курахаси Юмико и Кусака Юко, были представительницами первого послевоенного поколения образованных женщин-писательниц, чьи работы характеризовались интеллектуальностью, ироничностью и иногда черным юмором.

Другие писательницы также выражали свою позицию по этому вопросу: «Сэтоути Харуми настаивала не только на упразднении разделений внутри литературы, но и специальных премий для авторов женщин, учрежденных в большом количестве в последние пятьдесят лет и играющих значительную роль в продвижении женской литературы.

Сата Инэко отрицала наличие клейма на термине, однако признавала, что была рада, когда критики написали об оригинальности ее авторских идей, отличных от тех, которые выражали писательницы-женщины»2.

В качестве итога активным дебатам, продолжающимся с 1950 гг., следует привести мнение литературного критика Кавамура Дзиро. В специальном декабрьском издании журнала «Национальная литература»

(«Кокумин бунгаку», второе издание, 1980) он подчеркнул изменения, произошедшие в последние годы в использовании термина «дзёрю бунгаку»: «Если вы скажете дзёрю бунгаку, то вам придется понять, каким человеком был автор и чем он занимался. Сам же термин «дзёрю бунгаку» в наши дни больше под собой ничего не подразумевает»3.

В данной критической оценке мы видим результат сложного эволюционного пути термина «женская литература». Несмотря на успех писательниц и представительниц женского движения, мы видим, что критик Кавамура Дзиро использовал первоначальный термин – «дзёрю бунгаку», подразумевая под ним смысл нового. Он также утвердил, что в критике продолжали придерживаться оригинального термина и дифференцировать литературу по гендерному признаку.

Другой критик, Китада Сатиэ, объяснил данную ситуацию с термином:

«Термин “дзёрю бунгаку” является приемлемым потому, что Schalow P. G. The woman`s hand: Gender and Theory in Japanese Women`s Writing. Stanford, California: Stanford University Press, 1996. – P. 103.

Там же. – С. 75-76.

Ericson J. E. Be a woman. Hayashi Fumiko and Modern Japanese Women`s Literature.

Honolulu: University of Hawai`I Press, 1997. – P. 30.

подразумевает “женское современное”» 1. Из этого мы можем сделать вывод, что, несмотря на достижения представительниц «женского движения» и трансформацию термина в «дзёсэй бунгаку», исследователи японской литературы продолжали использовать его первоначальную форму, но уже с другим значением.

Таким образом, исследуя материалы современных ученых по творчеству Ариёси Савако, становится понятным использование ими обоих терминов «дзёсэи бунгаку» и «дзёрю бунгаку» по отношению к литературному наследию японской писательницы. Обнаружение отзывов современниц Ариёси Савако, утверждающих ее особую манеру написания произведений и выбор тем, позволяет сделать вывод, что ее авторская позиция и творчество выделялись, считались современными и высоко оценивались среди представительниц литературы «женского потока»2.

Kitada S. Contemporary Japanese Feminist Literary Chriticism // Japan Women`s Journal (English Supplement). – 1994. – 7. – P. 72-97.

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Дальневосточного федерального университета. Программа «Научный фонд». Проект «Проблемы современной японской литературы и литератур Восточной Азии». № 12-05-04110-01.

“” “”.

.

“”.

“” NO “” “”“” “” “”“” “”“ ”..

“” “” “” 5.

“” “” Средства выразительности стиха в императорских антологиях XIV века Мишукова О.В.

Россия, г. Владивосток Ключевые слова: японская поэзия, императорская антология, югэн Уже в раннем средневековье Ки-но Цураюки определил ведущие темы в японской поэзии. Самое глубокое волнение вызывают печаль и любовь. Мотивы верности и неверности, связанные с сильнейшим эмоциональным проявлением чувств, примыкали к тематике «мимолетности» и «горестей жизни», общей непрочности и ненадежности всего в этом мире1.

Циклы песен о любви двух звезд, разделенных Небесной рекой можно найти во всех имперских антологиях, начиная с X века.

Объектами были избраны ранее не переведенные на русский язык «Сингосэнвакасю», «Сёкусэндзайвакасю», «Фугавакасю» и «Синсюивакасю».

Цель данной работы – исследовать поэтические приемы в формировании образной системы звезд в памятниках японской классической поэзии эпох Камакура и Муромати.

С началом эпохи Камакура борьба за власть продолжалась.

Попытки вернуть былое величие привели к окончательному расколу императорского двора на Северный и Южный2.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.