авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

Женский институт ЭНВИЛА

ЖЕНЩИНА

ОБЩЕСТВО

ОБРАЗОВАНИЕ

Том 1

Материалы 11 международной междисциплинарной

научно-практической конференции

(19-20 декабря 2008 г.)

Минск 2009

УДК 316.3-055.2:37:34(043.2)

ББК 60.54

Ж 56

Составитель: Шахаб Ольга Васильевна – кандидат педагогических наук

, доцент

Рецензенты:

доктор психологических наук, профессор Кремень М.А.

доктор экономических наук, профессор Лемешевский И.М.

доктор филологических наук, профессор Михневич А.Е.

Редакционная коллегия: Л.А. Черепанова, О.В. Шахаб., Н.Ю. Клышевич, Е.Т. Лисовская, С.Г. Масько, Е.А. Иванов, О.П. Протченко Ж 56 Женщина. Общество. Образование. Материалы 11 международной междисциплинарной научно-практической конференции (19-20 декабря 2008 г.) – Мн.:

ЖИ ЭНВИЛА, 2009.– 428 с.

ISBN 978-985-6517-49- ISBN 978-985-6517-50- В сборник включены доклады и выступления участников 11 международной междисциплинарной научно-практической конференции «Женщина. Общество.

Образование», состоявшейся в декабре 2008 г. в Минске. Организаторами конференции выступили Министерство труда и социальной защиты Республики Беларусь, Общественное объединение «Белорусский Союз женщин», шведская консалтинговая компания «Спронгбредан» и частное учреждение образования «Женский институт ЭНВИЛА».

Издание подготовлено при поддержке шведской консалтинговой компании «Спронгбредан».

УДК 316.3-055.2:37:34(043.2) ББК 60. ISBN 978-985-6517-49- © Женский институт ЭНВИЛА, ISBN 978-985-6517-50- ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ М.А. Щеткина, Первый заместитель Министра труда и социальной защиты Республики Беларусь ЖЕНЩИНЫ И СФЕРА ЗАНЯТОСТИ Одной из характерных особенностей нашей страны является достаточно высокий уровень занятости женщин. В Беларуси сохраняется тенденция превышения численности женского населения. На 1 января года – 53,3 %.

Справочно: По состоянию на 1 января 2008 года численность населения республики составила 9689,8 тыс. человек, в том числе 5168, тыс. женщин и 4521,4 тыс. мужчин (53,3 и 46,7 процентов.) Вследствие демографического преобладания женщин в общей численности населения страны, в структуре занятых также доминируют женщины. На протяжении последних пяти лет их доля остается достаточно стабильной (в 2002 г. – 53 %, 2003г. – 53,1 %, в 2007 г. – 52,8 %) и находится в русле общемировой тенденции все большего вовлечения женщин в общественно организованный труд. Однако, учитывая, что женщинами помимо участия в производстве выполняются и семейные обязанности, можно говорить в некотором роде об их двойной нагрузке.



Структура отраслевой занятости отражает традиционность тендерного уклада в социально-трудовой сфере. Женская занятость в республике характеризуется относительно высокой долей работающих женщин в сфере услуг (63-82 %), меньшей – в производственных отраслях (16-45 %).

Относительно низкой остается доля женщин в сфере малого бизнеса и предпринимательства.

Конкурентоспособность женщин на рынке труда подтверждается их более высоким образовательным уровнем по сравнению с мужчинами. Среди занятых в экономике доля работающих женщин с высшим образованием увеличилась с 22,6 % в 2002 году до 27,0 % в 2007 году, в то время как аналогичный показатель среди мужчин в 2007 году составляет 21,1 %. Доля женщин со средним специальным образованием достаточно стабильна и достигает 27,9 %. Не имеют полного среднего образования среди занятых женщин только 2,4 %, а среди мужчин – почти 4,8 %.

Вместе с тем, свидетельством существования тендерных проблем в Беларуси может служить тот факт, что, имея значительно более высокий уровень образования (среди работающих женщин 55 % имеют высшее и среднее специальное образование, а среди мужчин – 38 %), женщины реализуют его в наименее оплачиваемых профессиях и отраслях производства.

Отмечается явное преобладание женщин в непроизводственных отраслях и незначительное привлечение к участию в отраслях материального производства. Например, в учреждениях здравоохранения, физкультуры и социального обеспечения на долю женщин приходится 82,3 % от численности работающих, в образовании – 80,6 %, культуры – 73,8 %, искусства – 56,8 %, торговли и общественного питания – 69,9 %, на предприятиях связи – 63,0 %.

Согласно статье 42 Конституции Республики Беларусь «Женщины и мужчины, взрослые и несовершеннолетние имеют право на равное вознаграждение за труд равной ценности».

В среднем по народному хозяйству заработная плата женщин в республике за 2007 г. составляла 78,4 % от заработной платы мужчин (в году – 80,9 %).

Особенности трудовых правоотношений с женщинами регулируются Трудовым кодексом. В соответствии с Трудовым кодексом основными правами работников, как женщин, так и мужчин являются:

1. труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, что означает право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также на здоровые и безопасные условия труда;

2. защита экономических и социальных прав и интересов, включая право на объединение в профессиональные союзы, заключение коллективных договоров, соглашений и право на забастовку;

3. участие в собраниях;

4. участие в управлении организацией;

5. гарантированная справедливая доля вознаграждения за труд в соответствии с его количеством, качеством и общественным значением, но не ниже уровня, обеспечивающего работникам и их семьям свободное и достойное существование;





6. ежедневный и еженедельный отдых, в том числе выходные дни во время государственных праздников и праздничных дней, и отпуска продолжительностью не ниже установленной Кодексом;

7. социальное страхование, пенсионное обеспечение и гарантии в случае профессионального заболевания, трудового увечья, инвалидности и потери работы;

8. невмешательство в частную жизнь и уважение личного достоинства;

9. судебная и иная защита трудовых прав.

Следует отметить, что в главе «Особенности регулирования труда женщин и работников, имеющих семейные обязанности» Трудового кодекса Республики Беларусь регулируются также следующие отношения, касающиеся трудовых прав женщин (ст. 262):

• работы, тяжелые и с вредными (опасными) условиями труда на которых запрещается применение труда женщин;

• запрещение и ограничение ночных, сверхурочных работ, работ в государственные праздники, праздничные и выходные дни и направления в командировку беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет;

• привлечение к ночным сверхурочным работам, к работам в государственные праздники, праздничные и выходные дни и направления в командировку женщин, имеющих детей в возрасте от трех до четырнадцати лет (детей-инвалидов до восемнадцати лет) только с их согласия:

• перевод на более легкую работу беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет;

• предоставление отпуска по беременности и родам продолжительностью 70 календарных дней до родов и 56 (в случаях осложненных родов или рождения двух и более детей- 70) календарных дней после родов с выплатой за этот период пособия по государственному социальному страхованию;

Справочно: В Российской Федерации отпуск по беременности и родам предоставляется продолжительностью 70 (в случае многоплодной беременности – 84) календарных дней до родов и 70 (в случае осложненных родов – 86, при рождении двух или более детей – 110) календарных дней после родов.

• перерывы для кормления ребенка.

Справочно: Женщинам, имеющим детей в возрасте до полутора лет, предоставляются помимо общего перерыва для отдыха и питания дополнительные перерывы для кормления ребенка.

Эти перерывы предоставляются не реже чем через три часа продолжительностью не менее 30 минут каждый. При наличии двух или более детей в возрасте до полутора лет продолжительность перерыва устанавливается не менее одного часа.

Перерывы для кормления ребенка включаются в рабочее время и оплачиваются по среднему заработку.

Трудовым кодексом предусмотрены нормы, направленные на предоставление возможности участия в воспитании детей отцу наравне с матерью. В частности, право матери, воспитывающей троих и более детей в возрасте до шестнадцати лет или ребенка-инвалида – в возрасте до восемнадцати лет, на дополнительный свободный от работы день в неделю с оплатой в размере среднего дневного заработка статьей 265 Трудового кодекса распространено на отца, опекуна, попечителя, а также предусмотрена возможность разделения данных дней между родителями.

Отпуск по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет по желанию семьи предоставляется матери, отцу либо другому родственнику, осуществляющему уход за ребенком с выплатой за этот период государственного пособия. При этом в случае выхода их на работу не более чем на 0,5 ставки выплата указанного пособия сохраняется в полном размере.

И все-таки, одной из серьезных проблем, с которыми сталкиваются женщины на рынке труда, продолжает оставаться безработица.

На начало 2008 г. на учете в органах по труду, занятости и социальной защите в качестве безработных состояло 44,1 тыс. человек, из них 28,9 тыс.

женщин (65,6 %) (в 2005 г. – 68,9 %). По состоянию на 1 ноября численность безработных, состоящих на учете, составляет 38,5 тыс. человек, из них 23, тыс. женщин (61,8 %).

Женщины преобладают во всех возрастных группах зарегистрированных безработных. Чаще всего без работы оказываются женщины 20-34 лет – 44,3 % и предпенсионного возраста 50-54 лет (13,7 %).

Средний возраст безработной – 34,1 года.

В наиболее сложном положении на рынке труда оказываются женщины, воспитывающие несовершеннолетних детей, выпускницы учебных заведений, не имеющие опыта работы, женщины предпенсионного возраста, женщины – инвалиды, а также имеющие профессии, по которым в силу действующего механизма конкуренции на рынке труда преимущество отдается мужчинам (инженерно-технические, строительные специальности и другие).

Преобладание женской безработицы во многом вызвано несоответствием спроса и предложения рабочих мест как в профессионально-квалификационном, так и тендерном измерении. По прежнему спрос нанимателей в большей степени ориентирован на мужчин.

Среди вновь регистрируемых безработных в 2007 году женщины составили 45,3 %, в том числе высвобожденные по сокращению численности штатов – 3,2 %, среди уволенных по собственному желанию 15,2 % (в 2006 г.

соответственно – 47,5 %;

5,5 % и 14 %).

Женщины испытывают более серьезные проблемы с трудоустройством.

Это находит отражение, как в средних сроках поиска работы, так и в численности ищущих работу. Если безработные мужчины находили новую работу достаточно быстро – в течение 1,5 месяцев, то у женщин этот период составил 3,1 месяца (на конец 2007 г.).

В результате женщины имеют более продолжительный период безработицы 5,4 месяца против 4,0 месяца у мужчин. Среди безработных, состоящих на учете более одного года, 78,2 % женщин. Более длительный поиск работы – один из аспектов уязвимой позиции женщин на рынке труда.

Государственная политика занятости предусматривает комплекс мер, направленных на повышение роли женщин в общественной жизни, стимулирование их профессиональной деятельности, создание условий для совмещения трудовой деятельности с выполнением семейных обязанностей.

Важными направлениями деятельности являются профессиональная подготовка и переподготовка кадров, создание новых рабочих мест и развитие системы общественных работ, в которых будет учитываться тендерный аспект. Сферами в значительной степени женской занятости становятся развивающиеся отрасли легкой и пищевой промышленности, развитие сети некоммерческих организаций по оказанию социальных услуг, новые рабочие места в сфере социального обслуживания.

Эти меры реализуются в ежегодных Государственных и региональных программах занятости населения. Ряд мероприятий характеризуется довольно существенным тендерным компонентом.

Так, для трудоустройства слабо защищенных категорий граждан, в первую очередь одиноких и многодетных женщин, воспитывающих несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, в республике широко применяется квотирование рабочих мест.

Справочно: в Республике Беларусь 89,4 тыс. многодетных (с тремя и более детьми) семей;

356,0 тыс. неполных семей, из них 337,0 тыс. семей, где детей воспитывают матери;

28,0 тыс. детей-инвалидов.

В целях ориентации женщин на активный поиск работы, ознакомления их с ситуацией на рынке труда и тенденциями её развития центрами занятости повсеместно проводятся «Ярмарки вакансий», «Ярмарки специалистов», «Дни открытых дверей предприятий».

Наиболее действенной мерой, направленной на смягчение социальных последствий безработицы, является профессиональное обучение безработных женщин по профессиям, пользующимся спросом на рынке труда, в том числе дающим возможность для самостоятельной занятости. После прохождения профобучения показатель трудоустройства женщин значительно повышается. Активнее стала проводиться работа по организации профессиональной подготовки женщин с гарантированным трудоустройством.

В целях адаптации безработных женщин к условиям меняющегося рынка труда государственными органами занятости им постоянно оказываются профориентационные услуги.

На рынке труда востребованы новые должности: няня, сиделка. Из категории рабочих в категорию служащих переведена такая сугубо «женская» должность, как помощник воспитателя, что позволило повысить их уровень оплаты труда.

Дальнейшее развитие получила организация временной занятости в форме оплачиваемых общественных работ, которые позволяют безработным и незанятому населению пополнить свои доходы. В 2007 году органами по труду, занятости и социальной защите проведены оплачиваемые общественные работы, которые позволили обеспечить временную занятость более 100,0 тыс. человек, в том числе 46,3 тыс. безработных женщин.

В стратегиях, направленных на смягчение проблемы женской безработицы, борьбу с бедностью, расширение экономических возможностей женщин, одними из важнейших направлений являются самозанятость и предпринимательство.

Занятые сегодня в бизнесе женщины – это высокого уровня квалификации экономисты, юристы, архитекторы, косметологи, индивидуально работающие аудиторы, дизайнеры, визажисты, реализаторы, работающие на вещевых и продуктовых рынках и т.д. Кроме того, в структуре «женского» предпринимательства можно выделить женщин – совладельцев и зачастую одновременно руководителей крупных акционерных обществ и женщин-собственников или учредителей вновь созданных организаций. Примером тому могут служить многочисленные малые предприятия по выпуску кожгалантерейной продукции, швейные ателье и мастерские, рестораны, парикмахерские, зубоврачебные кабинеты и т.д. Наблюдается резкая смена рода занятий и открытие новых, ранее не присутствовавших на рынке, видов деятельности: туристические услуги, операции с ценными бумагами, рекламные услуги и т.д.

Деятельность указанных субъектов направлена на оказание содействия в организации и осуществлении предпринимательской деятельности, создание системы непрерывного сопровождения субъектов малого предпринимательства. Данная задача решается посредством оказания комплекса услуг: информационных, консультационных услуг;

содействие в поиске партнеров;

подготовке и переподготовке кадров;

получение финансовых ресурсов;

предоставление субъектам малого предпринимательства специально оборудованных помещений под офисы и производство и др.

В зоне особого внимания ситуация с занятостью женщин в неблагоприятных условиях труда. В условиях, не отвечающих санитарно гигиеническим нормам, работают 445 тыс. человек, в том числе 133,4 тыс.

женщин (или 30% от общей численности занятых на рабочих местах, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам). Наибольший удельный вес женщин, работающих во вредных условиях (от их общей численности в отрасли), в химической и нефтехимической промышленности составляет 46, %, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной – 38,4 %, стекольной и фарфорово-фаянсовой – 38,2, в мукомольно-крупяной и комбикормовой – 34,2 %. К наиболее распространенным вредным производственным факторам, под воздействием которых работают женщины, относятся повышенный уровень шума, запыленность и загазованность воздуха рабочей зоны.

В целях профилактики заболеваний, сохранения жизни и здоровья работающих во вредных условиях труда, в том числе и женщин, законодательством предусмотрена система льгот и компенсаций: льготные, досрочные пенсии, дополнительные отпуска, сокращенная продолжительность рабочего времени, лечебно-профилактическое питание и др.

С целью охраны труда женщин постановлением Совета Министров Республики Беларусь утвержден Список тяжелых работ и работ с вредными условиями труда, на которых запрещается применение труда женщин.

Состояние условий труда, травматизм и заболеваемость работающих женщин отслеживаются в рамках мониторинга социально-трудовой сферы по разделу «Условия и охрана труда». По его результатам разрабатываются предложения по улучшению условий труда, снижению травматизма и заболеваемости работающих.

Государственные инспекторы труда осуществляют постоянный контроль за соблюдением законодательства о труде, в том числе выполнением требований безопасности и гигиены труда работающих женщин, принимают меры по пресечению выявленных нарушений с привлечением к административной ответственности нанимателей и виновных уполномоченных должностных лиц, допустивших нарушения.

В Республике Беларусь сохраняется тенденция снижения числа женщин, потерпевших на производстве. По данным Министерства статистики и анализа, за период 2002 – 2007 гг. число женщин потерпевших на производстве снизилось на 38,6 % (2002 г. – 1473, 2003 г. – 1465, 2004 г. – 1378, 2005 г. – 1186, 2006 г. – 1044, 2007 г. –905).

Департаментом государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь в целях обеспечения трудовых прав граждан во взаимодействии со специально уполномоченными государственными органами надзора и контроля, органами прокуратуры, профсоюзами систематически осуществляется государственный надзор и контроль за соблюдением законодательства о труде. При осуществлении надзорно-контрольной деятельности особое внимание уделяется соблюдению законодательства в отношении женщин, других категорий работников, пользующихся особой защитой в трудовых правоотношениях. В 2007 году судами Республики Беларусь рассмотрено 3 гражданских дела по искам о восстановлении на работе уволенных по инициативе нанимателей беременных женщин – по иску одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка. По трем делам иски удовлетворены и по одному утверждено мировое соглашение, согласно которому истица восстановлена ответчиком на работе.

Особое внимание в ходе надзорно-контрольной деятельности государственными инспекторами труда уделяется контролю за соблюдением нанимателями законодательства в части заключения (продления) контрактов с работающими женщинами, находящимися в отпуске по беременности и родам и в отпусках по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, на срок не менее чем до окончания указанных отпусков;

продления (заключения нового) контракта на срок не менее чем до достижения ребенком возраста пяти лет с согласия матери, приступившей к работе до или после окончания отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

За весь период после вступления в силу указов Президента Республики Беларусь от 23 августа 2005 г. № 392 и от 2 июня 2006 г. № 369 «О внесении дополнений в Указ Президента Республики Беларусь от 12 апреля 2000 г.

№ 180», установивших гарантии указанным категориям работающих женщин при заключении и продлении с ними контрактов, выявлен всего один случай нарушения нанимателем срока продления контракта с женщиной, находящейся в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Увеличивается представительство женщин в органах законодательной и исполнительной власти.

Во вновь избранном составе Национального собрания Республики Беларусь удельный вес женщин составляет более 30,0 %. Свыше 10 тыс.

женщин работает в местных Советах депутатов всех уровней, что составляет 44,4 % от общей численности депутатов местных Советов.

Должности заместителя Министра в настоящее время занимают женщин. Женщины возглавляют такие крупные предприятия, как «Элема», «Коммунарка».

В стратегиях по обеспечению равных возможностей особое место занимает проблематика тендерного равенства в социально-трудовой сфере.

Оплачиваемый труд является одной из ключевых составляющих экономической независимости женщин.

В связи с этим, в числе мер по обеспечению занятости женщин важное место занимают - перспективное планирование рынка труда, в том числе в разрезе пола;

непрерывное образование трудящихся обоего пола с учетом потребностей экономики в квалифицированной рабочей силе;

включение мер, обеспечивающих благоприятные условия для сочетания профессиональных и семейных обязанностей в коллективные договоры и соглашения, а также обеспечение контроля за соблюдением трудового законодательства.

Крайне важным является оказание женщинам содействия в расширении возможностей для получения устойчивых средств к существованию, включая содействие развитию предпринимательской деятельности.

На решение этих проблем направлен утвержденный Правительством Национальный план действий по обеспечению тендерного равенства на 2008 2010 годы, целью которого является недопущение проявлений дискриминации по признаку пола и создание условий, обеспечивающих полную реализацию личностного потенциала женщин и мужчин во всех сферах жизнедеятельности.

И.Р. Чикалова, д-р. ист. наук, профессор кафедры новой и новейшей истории, Белорусский государственный педагогический университет им. М. Танка ГЕНДЕРНАЯ СТРУКТУРА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ (1991–2008 гг.) В период существования Советского Союза привлечение женщин к работе в органах представительной власти всех уровней являлось следствием государственного проекта пропорционального представительства в них разных социальных групп и обеспечивалось с помощью резервирования мест Материал подготовлен при поддержке гранта БРФФИ – РГНФ № Г0 7 Р -0 0 1.

для женщин в пропорции 33% – в Верховном Совете союзной республики и 50% – в местных советах. На практике при одномандатной системе выборов число женщин в Верховном и местных советах оказывалось еще выше: по результатам выборов 1985 г. в Верховном Совете БССР они составляли 37%, в местных – 50%. Отдельные женщины занимали высокие посты в органах исполнительной власти БССР. Например, министром просвещения БССР работала Е.И. Уралова (1938–1947 гг.), первым заместителем министра просвещения БССР – А.И. Концевая (1968–1982 гг.), заместителем министра социального обеспечения БССР – У.Ф. Кришталевич (1974–1984 гг.).

Женщины дважды назначались и продолжительное время занимали пост заместителя Председателя Совета Министров БССР (Е.И. Уралова, 1950– 1958 гг. и Н.Л. Снежкова, 1970–1984 гг.). Тем не менее эти примеры являются исключением из общего правила.

С распадом СССР меры по поддержанию гендерной симметрии в органах представительной власти были упразднены, а структуры, обеспечивающие возможность совмещения женщинами материнской и профессиональной функций, подорванными: закрывались детские сады, внешкольные учреждения, оказалась в кризисе система социальной помощи и социальной работы. Новые политические и социальные обстоятельства стали вызовом для женщин, но не для мужчин, поскольку и в прежние времена они никогда не сталкивались с трудностями совмещения функций родительства и профессиональной реализации.

Изменившаяся обстановка и упразднение квот одномоментно продемонстрировали, что в политике женщины не являлись «игроками» на своем поле. В начале 1990-х годов резко снизилось их участие в представительных органах власти на всех уровнях: национальном, областном, городском, районном, сельском. Например, в Гомельской области в областном совете народных депутатов доля женщин упала с 48% (по итогам выборов 1985 г.) до 11% (в 1990);

в районных советах – с 49% до 23%;

в сельских советах – с 50% до 34%. Законодательный орган страны, в свою очередь, немедленно приобрел исключительно мужской облик:

женщины составили соответственно лишь 3% и 4% среди депутатов однопалатного Верховного Совета 12-го (1990–1995 гг.) и 13-го созывов (1995–1996 гг.).

В Палату представителей Национального собрания первого созыва (1996–2000 гг.) было избрано всего 5 женщин-депутатов (или 4,5 %), три из которых были задействованы в качестве заместителей председателей постоянных Комиссий (по национальной безопасности;

по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользованию;

по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу). Еще одна женщина была включена в состав постоянной Комиссии по международным делам и национальной безопасности. Делегированием 4 из 5 имевшихся в парламенте депутаток в состав постоянных Комиссий сглаживалось бросавшееся в глаза крайне малочисленное присутствие женщин в Палате представителей. Женщины оказались непропорционально их численности в депутатском корпусе представлены в работе Комиссий, благодаря чему стали более «заметными» в работе законодательного органа. Дополнительно к этому удручающая картина с представительством женщин была несколько сглажена делегированием от областей и назначением Президентом А.Г. Лукашенко: 18 женщин вошли в Совет республики Национального собрания (28,6% от общего количества). В этом случае впервые негласно произошел возврат к нормированному представительству женщин, у многих вызывавшему сомнение. В последующих созывах Совета республики принцип нормированного представительства женщин (18 человек, или около 30% от депутатского корпуса) будет соблюдаться. Женщина (Т.Н. Дудко) даже стала заместителем Председателя Совета Республики первого созыва.

Одна женщина (И.М. Дробышевская) была избрана председателем Постоянной комиссии по социальным вопросам;

3 – заместителями председателей Постоянных комиссий (по законодательству и государственному строительству;

по социальным вопросам;

по региональной политике).

Таким образом, на протяжении 1990-х годов в электоральной политике женщины абсолютно проиграли мужчинам. Трансформация политической системы белорусского общества происходила в условиях, когда женщины не смогли четко артикулировать и идентифицировать свои интересы. Тем не менее эти годы не были потерянными для женщин. В первое постсоветское десятилетие было образовано несколько десятков женских организаций.

Организаторами женских движений и организаций во многих случаях оказались чрезвычайно активные в прошлой политической системе лидеры Коммунистической партии и комсомола. Данное обстоятельство не удивительно: «официальные» представители женщин в структурах власти были подготовлены к активной общественной деятельности всей своею предшествующей жизнью и навыками организаторской работы среди населения.

Идеологическим обеспечением политической активности женских организаций на первом постсоветском этапе явились критические замечания в адрес государственной политики и признание того, что в Советском Союзе было не фактическое, а формальное равенство женщин и мужчин.

Содержанием их деятельности стала защита женских интересов, сумма которых в новых условиях не была до конца сформулирована, но в качестве центрального выступал тезис о «естественном предназначении» женщины.

При всей кажущейся незначительности достижений женского движения на первом постсоветском этапе развития оно сыграло свою позитивную роль. Наибольшего развития на этом этапе достигают организации, которые не только поддержали традицию официального женского движения советского времени, но и сделали существенный шаг вперед, сумев превратиться в реальный феномен общественной жизни.

В 1991 г. состоялась учредительная конференция объединения «Белорусский Союз женщин», которое превратилось в наиболее влиятельную женскую организацию. Как отмечает Г. Шатон, первый этап становления женского движения Беларуси во многом носил социально-благотворительный характер, значение его велико и определяется следующими параметрами:

• социально активные женщины-лидеры получили шанс на дальнейшее существование на арене политической жизни, что позволило сохранить женское лидерство как феномен политики;

• женщины получили возможность проходить школу политической социализации в различных организациях;

• женщины получили шанс, пусть и ограниченный, заявить о своих правах, а иногда и получить конкретную помощь в кризисных ситуациях;

• общественная жизнь страны стала более разнообразной и приближенной к традиционным моделям демократических политических систем;

• расширились контакты с западными партиями, движениями и фондами: фактически появился канал дополнительной политической коммуникации с западными демократиями. Значение этого фактора трудно переоценить, особенно учитывая интерес к гендерной проблематике на Западе.

Со второй половины 1990-х годов женские организации начали проводить серьезную работу по мобилизации и обучению женщин в качестве будущих лидеров и осознанию себя важной составной частью электората страны. Благодаря этому фактору, а также ряду других результаты не заставили долго ждать. С начала 2000-х годов отметился рост электоральной активности женщин, которые стали выдвигать себя в качестве кандидатов на парламентских выборах. С другой стороны, население начало более лояльно относиться к факту избрания женщин. Стереотип «В политике женщинам нет места» был поколеблен и стал заменяться иным, более позитивным отношением к женщинам-кандидатам, что продемонстрировали итоги очередных выборов в Парламент страны второго и третьего созывов. Если выборы в Палату представителей второго созыва (2001–2004 гг.) привели 14 (13,5%), то в Палату представителей третьего созыва (2005–2008 гг.) – уже 32 женщины (28,2%). Таким образом, потребовалось 15 лет, чтобы впервые за годы суверенитета женщины составили третью часть депутатского корпуса обеих палат парламента страны.

Рассмотрим сквозь гендерные «линзы» руководящий состав Национального собрания Республики Беларусь второго и третьего созывов.

В Совете Республики второго созыва (2001–2004 гг.):

• из семи членов Президиума Совета Республики – две женщины;

• две из шести постоянных комиссий возглавляли женщины;

• в двух постоянных комиссиях женщины работали в качестве одного из двух заместителей председателей, причем в Комиссии по социальным вопросам заместителями председателя являлись женщины.

В Совете Республики третьего созыва (2005–2008 гг.):

• из семи членов Президиума Совета Республики – одна женщина;

• одну из шести постоянных комиссий возглавляла женщина;

• во всех постоянных комиссиях, за исключением комиссии по международным делам и национальной безопасности, женщины работали в качестве заместителей председателей, в двух (по экономике, бюджету и финансам;

по демографической безопасности и социальному развитию) заместителями председателя являлись женщины.

В Палате представителей второго созыва (2001–2004 гг.):

• из числа 22 членов Совета Палаты представителей – 3 женщины;

• в числе председателей (14) и заместителей (10) постоянных комиссий не было ни одной женщины;

• в 3 постоянных комиссиях (по международным делам и связям с СНГ;

по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу;

по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользованию) в числе 3 заместителей председателей работало по одной женщине;

• в 1 постоянной комиссии (по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации) из имевшихся 3 постов заместителей председателя два принадлежало женщинам;

• все 14 женщин-депутатов Палаты представителей были задействованы в том или ином качестве в работе Постоянных комиссий.

В Палате представителей третьего созыва (2005–2008 гг.):

• из числа 22 членов Совета Палаты представителей – 6 женщин;

• женщин не было в числе председателей ни в одной из 14 постоянных комиссий;

однако женщины были представлены в качестве заместителей председателей в 11 постоянных комиссиях;

• женщины отсутствовали среди заместителей председателей в 3-х постоянных комиссиях (по законодательству и судебно-правовым вопросам;

по национальной безопасности;

по аграрным вопросам);

• в 4-х постоянных комиссиях (по государственному строительству, местному самоуправлению и регламенту;

по международным делам и связям с СНГ;

по денежно-кредитной политике и банковской деятельности;

по охране здоровья, физической культуре, делам семьи и молодежи) в числе 3 заместителей председателей имелось по одной женщине;

• в 3-х постоянных комиссиях (по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации;

по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользованию;

по труду, социальной защите, делам ветеранов и инвалидов) в числе имевшихся 3-х постов заместителей председателей по два принадлежали женщинам;

• в 2-х постоянных комиссиях (по международным делам и связям с СНГ;

по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству) среди 4-х заместителей председателя имелось по одной женщине;

• женщины особенно широко были представлены в руководстве двух постоянных комиссий: в числе 4-х заместителей председателя комиссии по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу присутствовали 3 женщины;

в числе 3-х заместителей председателя комиссии по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации – все женщины.

Анализ имеющихся данных показывает, что значительное увеличение числа женщин в депутатском корпусе Палаты представителей третьего созыва по сравнению с предыдущим привело и к их более весомому представительству в ее руководящих структурах. Одновременно женщины стали заметнее в работе постоянных комиссий Совета Республики третьего созыва при примерно одинаковом их проценте от общего числа сенаторов в обоих созывах палаты.

Начало 2000-х годов отмечено повышением вовлеченности женщин в работу выборных местных Советов депутатов всех уровней, а также ростом их занятости в органах исполнительной власти. Так, если в 1999 г. на выборах в местные Советы депутатов всех уровней было избрано 8827 женщин, то в 2003 г. – 10422 женщины, что составляет 37% и 44,4% от численности депутатского корпуса соответственно. Таким образом, доля женщин-депутатов в органах местной власти заметно повысилась. Однако, при общем достаточно высоком проценте в составе местных Советов депутатов женщин в них представлено тем меньше, чем выше уровень Совета. Они сосредоточены в основном на самых низких уровнях местных Советов, где нет достаточных финансовых и технических ресурсов для серьезного влияния на решение проблем.

Целый ряд факторов привел к активизации женщин в электоральной политике. К ним относится и регулярно звучащая поддержка в выступлениях Президента А.Г. Лукашенко идеи большего включения женщин в политику.

В условиях сильной президентской власти отношение лидера страны к тем или иным проблемам играет особую роль. За президентской риторикой внимательно следят руководители и администраторы на местах. Так, в выступлении главы государства на совещании по вопросам подготовки и проведения выборов депутатов Палаты представителей 27 февраля 2004 г.

звучала мысль о том, что «будущий Парламент должен быть высокопрофессиональным и всесторонне сбалансированным. Достойное место в нем должны занять женщины, молодежь, ветераны, ведь они лучше всех знают проблемы тех слоев населения, которые они представляют».

Наиболее пространное и отчетливое заявление по этому поводу прозвучало в Послании Президента Парламенту страны в 2004 г.:

«… должны быть здесь представлены и ветераны, и молодежь, и особенно женщины. Женщин в Парламенте не должно быть меньше 30 – 40 процентов. Тогда Парламент будет стабильным, спокойным. От женщины всегда исходит доброта. И остальная часть мужиков будет хорошо работать.

Поэтому я буду всячески поддерживать тенденцию на большее присутствие в Парламенте женской части нашего общества. Попрошу и органы власти на местах поддерживать эти процессы, и мужиков-депутатов, которые окажутся в округе вместе с женщинами, чтобы они, может, даже и уступили, дали возможность женщинам поработать. В Советах женщины должны быть представлены очень широко. Это и фактор стабильности».

Идея о необходимости создания условий для совмещения женщинами родительских функций и участием в управлении проводится в докладе Президента на третьем Всебелорусском народном собрании: «Сегодня женщины, как я уже сказал, играют очень большую роль в обществе. И надо создавать все условия, чтобы женщина и при наличии детей могла активно и плодотворно работать, участвовать в общественной жизни и в управлении государством». Помимо открытой поддержки идеи расширения женского представительства в управлении государством со стороны его главы, как отмечает депутат Палаты представителей, член правления «Белорусского союза женщин» Л. Кашенкова, росту женской активности способствовали такие факторы, как высокая образованность и профессионализм женщин, их большая осведомленность по важным вопросам, касающимся развития общества;

активное выполнение Национального плана действий по обеспечению гендерного равенства на 2001 – 2005 гг.;

наступательная позиция женских организаций, которые подготовили общественное мнение избирателей по поддержке кандидатур женщин;

убедительный пример других стран, в частности, Скандинавских, в которых достигнут как самый высокий уровень представленности женщин в парламентах, так и самый высокий уровень и продолжительности жизни, успешно решаются проблемы экологии и безработицы;

положительная роль средств массовой информации.

Уже в ходе предвыборной кампании 2004 г. выступления женщин в массовых аудиториях воспринимались, как отмечает Л. Кашенкова, «более лояльно, дружелюбно, чем выступления мужчин-кандидатов», ибо «женщины более обязательны в выполнении своих обещаний и предвыборных программ;

слово женщины-кандидата в депутаты более эмоционально, доступно, затрагивает интересы простого человека;

через женщину-кандидата в депутаты избиратели хотели передать проблемы, волнующие женщину-мать, женщину-семьянина, женщину-профессионала;

избиратели несколько устали от мужчин-политиков».

В то же время противоречивая картина складывается с представительством женщин в структурах исполнительной власти.

Исполнительную власть в республике осуществляет Правительство – Совет Министров – центральный орган государственного управления. В его состав входят Премьер-министр, пять его заместителей, 27 министров и 16 председателей государственных комитетов, а также Глава Администрации Президента Республики Беларусь, Председатель Комитета государственного контроля и Председатель правления Национального банка.

На протяжении 1990-х – начала 2000-х годов Правительство республики за редкими исключениями, состояло исключительно из мужчин.

Например, в 1995 г. две женщины занимали пост министра (социальной защиты и здравоохранения), семь – заместителей министра (юстиции, образования, статистики, социальной защиты, промышленности, архитектуры и строительства, энергетики). В 1997 г. в Совете Министров не было ни одной женщины;

должности заместителя министра занимали 10 женщин в следующих министерствах: архитектуры и строительства, здравоохранения, иностранных дел, промышленности, связи и информатики, социальной защиты, статистики и анализа, топлива и энергетики, труда, юстиции. В 2000 г. в Совете Министров была только одна женщина – министр социального обеспечения (О. Даргель);

должности заместителя министра занимали 10 женщин. Не намного лучше обстояли дела и в аппарате Совета Министров, в котором женщины составляли 29,4 %, причем только одна из них занимала должность заместителя начальника управления.

В 2004–2005 гг. в Совете Министров были три женщины – министры труда и социальной защиты (А.П. Морова), здравоохранения (Л.А. Постоялко, 2002– 2005), по налогам и сборам (А.К. Дейко);

от 8 до 11 женщин занимали должности заместителя министра. Однако уже в 2007 г. в Совете Министров осталась только одна женщина (министр по налогам и сборам А.К. Дейко).

Одновременно отмечалась общая тенденция увеличения числа женщин среди работников ключевых министерств и ведомств. Практически во всех министерствах занятость женщин абсолютно и относительно возросла. Так, по состоянию на 1 января 1994 г. удельный вес женщин в составе специалистов Министерства торговли составил 77%, Министерства юстиции – 74%, Министерства ресурсов – 64%, Министерства экономики – 64%, Министерства финансов – 58%. В остальных министерствах, за исключением силовых (Министерство внутренних дел и Министерство обороны), доля женщин находилась в диапазоне от 30 до 50 %. На сегодняшний день в 17 из 27 министерств удельный вес женщин превышает 50 %. Однако среди руководящих работников женщин гораздо меньше, основная их часть сосредоточена на должностях главных специалистов. Обладая высоким образовательным потенциалом, женщины заняли формально достойное место в органах государственного управления. На 1 ноября 2005 г. из государственных служащих женщин было 34931, или 66,0%. Их удельный вес в республиканских органах составил 56,8%, в областных и г. Минске – 56,8%, в районных и городских – 73%, в сельских и поселковых исполнительных комитетах – 74,4%.

Судебная ветвь власти представлена на национальном уровне Конституционным судом, Верховным судом и Высшим хозяйственным судом. Конституционный суд формируется на 11 лет в составе 12 членов.

Шесть судей назначаются Президентом, шесть – избираются Советом Республики Национального собрания. С 1997 по 2007 г. судьями Конституционного суд являлись 5 женщин. В новом составе Конституционного Суда, сформированном в 2008 г., имеется 4 женщины: из них (Л.Г. Козырева, В.В. Подгруша, О.Г. Сергеева) были назначены Президентом, а одна (Т.С. Бойко) избрана Советом Республики Национального собрания. В составе 20 членов Высшего хозяйственного суда насчитывается 7 женщин;

в его руководстве женщина занимает одну из трех должностей заместителя председателя. В целом, в органах судебной власти женщины представлены очень широко: их доля среди судей составляет 46,4%, адвокатов – 62,9%, государственных нотариусов – 93,4%.

Согласно данным на конец 2005 г. во всех отраслях народного хозяйства Беларуси работало 2112589 женщин и 1881687 мужчин, из их числа статус руководителя имели 8,6% женщин и 11,5% мужчин.

Конкретизация этих обобщенных данных показывает более сложную структуру властных взаимоотношений в отдельно взятых отраслях народного хозяйства и культуры. Из 21 зафиксированной статистикой отрасли в большинство руководящих должностей принадлежало мужчинам, в 9 – женщинам. Из общего числа руководящих должностей женщины занимали: в сфере культуры – 75%, в образовании – 70%, в здравоохранении, физической культуре и социальном обеспечении – 63%, в искусстве – 52%. В этих отраслях женщины-руководители уже достаточно давно утвердились на различных уровнях служебной иерархии, но подвижки произошли и в таких областях, где прежде мужское доминирование было неоспоримым. В системе связи женщинам принадлежали 73% должностей руководителей, в непроизводственных видах бытового обслуживания населения – 62%, в сфере заготовок – 60%, в торговле и общественном питании – 58%.

Женщины с 44% занятых руководящих должностей значительно приблизились к паритету с мужчинами в информационно-вычислительном обслуживании народного хозяйства. Активную роль начали играть женщины в ряде отраслей рыночной экономики. В системе, по официальной терминологии, общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка им принадлежали 43% и в операциях с недвижимым имуществом – 44% руководящих должностей. Иная ситуация в сфере материального производства. Здесь на долю женщин приходилось 36% руководящих должностей в промышленности, 41% - в сельском хозяйстве, 14% - в лесном хозяйстве, 24% - в строительстве, 26% - на транспорте, 41% в геологии и разведке недр, геодезии и гидрометеорологии, 36% - в организациях материально-технического снабжения и сбыта. Незначительное число руководящих должностей (29%) занимали женщины в жилищно коммунальном хозяйстве.

Но весомость этих достижений снижается тем обстоятельством, что «женские» отрасли в народном хозяйстве и участие женщин в управленческой деятельности экономических и государственных органов дают преимущество женщинам только на нижних и средних ступенях иерархической лестницы, исчезающее по мере повышения уровня профессиональной и управленческой деятельности. Женщины широко представлены только на уровне специалистов, начальников отделов и управлений. Их представительство в верхних эшелонах административно политического руководства и управления экономикой незначительно. В 2004 г. в аппарате Совета Министров Республики Беларусь женщины составляли 44% от общего числа сотрудников, но только две занимали должности начальников отделов. В течение последнего пятилетия только три женщины (А.П. Морова, Л.А. Постоялко, А.К. Дейко) занимали посты министров. Женщины составляют большинство сотрудников практически всех министерств, но занимают в них низовые должности. Практически «мужскими» по составу сотрудников являются Министерство обороны, Министерство внутренних дел и Министерство иностранных дел. Ни одна женщина не работает председателем областного исполнительного комитета.

В числе заместителей председателей исполнительных комитетов всех уровней только 22% женщин. Развиваемая у женщин на протяжении многих лет становления личности «женская» модель поведения в сочетании с устоявшимся стереотипом о естественности мужских притязаний на доминирование в конечном счете приводит женщин к заниженным мотивациям в отношении профессионального успеха и к более низким социальным ролям.

Подводя итоги, отметим следующее. Эффективная антидискриминационная политика проявляется во взаимодействии трех важных компонентов: риторических стратегий, антидискриминационного законодательства и практики равенства. Они должны быть институазизированы должным образом. Без этого прогресс может быть неопределенным и уязвимым перед изменяющимися обстоятельствами.

Противоречия и слабости в любой из этих областей угрожают прочности всей политики и могут серьезно подорвать успехи, достигнутые в других областях.

В настоящее время Беларусь находится на 20-м месте в мире по количеству женщин в парламенте страны. Женщины занимают отдельные ответственные должности в аппарате президента, правительстве, а также являются руководителями крупных компаний, банков, принимают активное участие в бизнесе. Женщины назначались на важные должности Заместителя Главы Администрации Президента Республики Беларусь (Н.В. Петкевич, с 2004 г.) и Председателя Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов (Л. Ермошина, 1997– 2002, 2002–2007, 2007-2012) и некоторые другие ответственные посты.

Тем не менее женщины ни разу не занимали должности Премьер министра и заместителя премьер-министра Беларуси, Председателя Совета Республики Национального собрания, Председателя Палаты представителей Национального собрания, Председателя Конституционного суда, Председателя Верховного суда, Председателя Высшего хозяйственного суда, Главы Администрации Президента, Государственного секретаря Совета Безопасности, Председателя Комитета государственного контроля, Генерального прокурора.

Женщины широко представлены на средних ступенях служебной иерархии, они достигают позиций главных специалистов, консультантов, начальников отделов и управлений. Однако их представительство в верхних эшелонах власти и на верхних ступенях служебной иерархии, остается незначительным. Препятствия, тормозящие процесс вхождения женщин в верхние слои политической и управленческой элиты, по-прежнему сильны, хотя уже и не непреодолимы. Процесс институализации антидискриминационной стратегии в республике запущен.

Б.В. Светлов, канд. филос. наук, доцент ректор, Белорусский государственный университет культуры и искусств «ЗАПРЕТНЫЕ ПЛОДЫ» ИНТЕРНЕТА В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМЫ НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЧНОСТИ 1. Процесс перерастания индустриального общества в информационное влечет за собой существенные изменения в духовной жизни общества, мышлении людей, их образе жизни. Поэтому особую значимость приобретают средства, способствующие формированию нравственной культуры молодежи, в частности такой фактор, как мультимедийная культура.

2. Мультимедийная культура является относительно новым социокультурным феноменом и поэтому не имеет своей ярко выраженной системы моральной регуляции, хотя дискуссии о «компьютерной» этике ведутся уже начиная с семидесятых годов прошлого века.

3. Самим своим существованием мультимедийная культура бросает вызов моральной природе человека, предоставляя ему самые широкие (хотя и иллюзорные, виртуальные) возможности для реализации личной свободы, что порождает немало этических проблем как общетеоретического, так и прикладного характера, связанных, в частности, с распространением порнографии, пропаганды культа жестокости и насилия.

4. Еще Фрейд обращал внимание на то, что человек является полем битвы между Эросом и Танатосом – влечением к созиданию, с одной стороны, и влечением к разрушению, с другой, и этот феномен проявляется сегодня во всех сферах социального бытия, в том числе, и в сфере мультимедийной культуры.

5. Сексуальное любопытство занимает верхнюю позицию в иерархии человеческих потребностей, удовлетворяемых благодаря Интернету.

Происходит это потому, что всемирная сеть позволяет достигать эффекта «замочной скважины», то есть она дает возможность наблюдать, сохраняя при этом анонимность, а иногда даже становиться соучастником событий. В Интернете погружение в происходящее оказывается более высокой степени, чем в других ситуациях "замочной скважины", так как многие режимы доступа к Интернету интерактивны.

6. Всемирная сеть позволяет достигать также эффекта "аутентичного самовыражения", то есть создает возможность проявить свою индивидуальность без какого-либо редактирования и цензуры со стороны посредников. Анонимность и отсутствие цензуры, а также другие особенности Интернета как коммуникационной среды создают весьма привлекательные условия не только для занятий виртуальным сексом, но и предпосылки возникновения патологической зависимости от этого влечения.

7. Киберсексуальное влечение выражается в просмотре порнографии и/или занятии виртуальным сексом. Мужчины обычно предпочитают смотреть порнографию, а занятие виртуальным сексом является уделом женщин. Начинается киберсексуальная зависимость в чатах, где их посетители общаются в реальном времени, подписываясь выдуманными именами. Очень скоро безобидные беседы превращаются в эмоциональные разговоры, которые перерастают в виртуальную измену.

8. Не менее актуален вопрос о нравственно-эстетических аспектах сексуального воспитания средствами мультимедийной культуры для подростков. На вопрос "С какого возраста, как Вы считаете, можно начинать половую жизнь?", 33% тинейджеров выбрали ответ "с 15лет", 30% – "с лет", 26% – "после 18-ти лет" и лишь 11% выбрали ответ "только вступив в брак". У более старшей возрастной группы – студентов – распределение выборов было следующим: 33% – "с15 лет";

34% – "с 17 лет";

26% – "после 18-ти лет";

7% – "только вступив в брак" [5].

9. Как видно из приведенных данных, половая жизнь в молодежной среде в подавляющей степени не только не связывается с семейной, но не соотносится и с факторами физиологического созревания человека, факторами здоровья. Мультимедийная культура играет здесь свою значительную роль, ибо тема межполовых взаимоотношений в других социальных институтах традиционно малообсуждаема.

10. Однако главной проблемой является то, что Интернет посещают маленькие дети, и это связано с определенным риском по отношению к той возрастной группе, которой о сексе следует иметь представления весьма абстрактного характера. Необходимо ограничение либо полное исключение возможности случайного попадания детей на порностраницы в Интернете.

11. Правда, утверждение о том, что Сеть буквально набита сексуально откровенным и при этом легко доступным контентом, растлевающим наших детей, у некоторых знатоков Интернета вызывает определенные сомнения.

По их мнению, педофилия, спам и компьютерные вирусы – не более, чем расхожие страшилки всемирной сети.

12. Для того чтобы ребенок смог добраться до «сексуально откровенного контента», утверждают приверженцы подобной точки зрения, ему нужно усиленно поработать с Google, всемирно известным поисковиком Интернет-ресурсов, и «перелопатить гору информации, прежде чем на экране его монитора появится заглавная страница порносайта и продвинутого ребенка вежливо попросят предъявить номер кредитной карточки, которой у него нет и быть не может» [2]. Беда заключается в том, что в Интернете растет число любительской порнографии, доступ к которой не регламентируется никакими соглашениями и правилами.

13. А теперь обратим внимание на другой полюс рассматриваемого явления – на вопрос о жестокости и насилии в контексте мультимедийной культуры. «Как заманить его спать, когда у него не получается игра? Он не может взлететь и злится, он не может, прильнув к прицелу, сбить хоть одного немца и звереет, а потом, налетавшись, дергаясь и вздрагивая, засыпает около меня, даже не поцеловав», – пишет женщина, муж которой стал киберзависимым от ультрареалистичной компьютерной игры – авиасимулятора «Ил-2. Штурмовик» [4]. Может ли такое быть? Да, если основной инстинкт любви вытеснен другим основным инстинктом – ненависти с присущим ему атрибутами насилия и жестокости.

14. История компьютерных игр началась с примитивной графики, имитирующей войну в космосе. После этого появились сотни игр различных жанров, где взрослые и дети часами и даже сутками уничтожают орков, террористов, фашистов и вообще солдат всех времен и народов, переигрывают по-новому наполеоновские битвы, сражения первой и второй мировых войн, моделируют звездные войны.

15. Мультимедийная культура проецирует эстетическое виртуальное начало на реально происходящие события, в результате чего оказывается, что этическое и эстетическое в насилии нераздельны. Этическая мотивация всегда просматривается в действиях террористов своих действий (например, восстановление социальной или религиозной справедливости), но при этом возникает и эстетический эффект.

16. Реальное поведение обывателей, попавших в чрезвычайную ситуацию, нередко осуществляется под влиянием массовых жанров культуры, а также компьютерных игр, в частности жанра боевика, который предполагает финальную победу добра над злом и торжество справедливости, даже если при этом будет уничтожено полмира.

17. Террористы старательно фиксируют при помощи видеокамеры исполнение теракта для демонстрации по телевидению. При анализе событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке в прессе промелькнуло утверждение, что второй самолет задержался на 18 минут в ожидании, когда на место прибудут телеоператоры и можно будет совершить таран в прямом эфире.

18. Бодрийяр рассматривает терроризм как специфическую современную форму насилия, «сценичную» или «телегеничную»: простое присутствие телекамеры в том или ином месте само по себе может вызвать вспышку насилия. Терроризм в современных условиях есть форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие.

19. Вопрос о том, действительно ли мультимедийные продукты виноваты в асоциальном поведении людей или, наоборот, компьютерные игры способствуют снятию внутреннего напряжения и агрессии у них, требует своего специального изучения. В арсенале сторонников как одной, так и другой точек зрения есть немало аргументов, на которые следует обратить внимание. В данном случае проявляется столкновение концепций мимезиса (подражания) и катарсиса (очищения), не потерявших своей актуальности и в наши дни.

20. В ряде стран правительство уже давно решает, какие сайты могут посещать граждане, и блокирует доступ к запрещенным ресурсам сети. Как правило, это сайты оппозиционных партий и движений, где критикуется правящий режим данного государства, или страницы низкого морально нравственного содержания. Вторая категория особенно часто попадает под запрет в мусульманских странах, где действуют законодательные нормы шариата. Более того, в Малайзии, где ислам запрещает азартные игры, в число последних попадают набирающие по всему миру игры по SMS.

Верховный муфтий этой страны и ее Законодательный Совет признают их азартными и объявляют полный запрет любых игр посредством коротких сообщений, предусматривающих вознаграждение победителю, грозя нарушителям шариатским судом. На Аравийском полуострове под удар попадают камерофоны, владельцы которых фотографируют чужих жен.

Поправки приняты якобы после массовых заявлений со стороны опозоренных мужей. В официальном заявлении правительства Кувейта говорится, что новые законодательные нормы вводятся для «защиты этики и общественных ценностей, хранимых Конституцией». Правительство Китая распоряжается закрыть все интернет-кафе, находящиеся на расстоянии менее 200 метров от общеобразовательных школ. А крупнейшие британские операторы сотовой связи договариваются разработать процедуру маркировки сомнительного контента и проверки возраста абонентов. Общественная организация British Board of Film Classification давно уже публикует рейтинги компьютерных игр по признаку «насилие и жестокость».

21. С другой стороны, специально для того, чтобы граждане государств, в которых блокируется доступ к сетевым ресурсам, могли свободно пользоваться Интернетом, создан проект, принцип работы которого состоит в том, что пользователь запрашивает не разрешенные к посещению сайты не напрямую, а через один или несколько специальных веб-узлов, благодаря чему следящими за трафиком спецслужбами соединение воспринимается как обычная электронная сделка.

22. Данный пример говорит о том, что любое «техническое» решение проблемы запрета нежелательного контента преодолевается в сфере мультимедийной культуры путем введения очередного технического новшества. Иногда даже складывается впечатление, что не будь моральных запретов, никогда бы не было технического прогресса в этой области. Тем более, что запретить придется достаточно много. Как остроумно заметил американский социолог Ф. Слейтер, «если считать порнографией любое сообщение любого коммерческого средства массовой информации, имеющее целью пробудить сексуальное влечение, то, конечно, большая часть рекламы есть не что иное, как скрытая порнография [2].

23. И все же любые запреты и вводимые преграды на пути к желаемой цели как в античные времена, так и в эпоху торжества мультимедийной культуры, имеют лишь временный характер. «Основной инстинкт» не может быть запрещен законодательно. Он может быть лишь локализован. Он даже может быть вытеснен, но не другим инстинктом, а стремлением качественно иного, более высокого порядка – чувством любви к жизни и чувством страха смерти.


24. К сожалению, в основе построения большинства компьютерных игр лежит диаметрально противоположный принцип поощрения за разрушение и уничтожение чужих юнитов и наплевательского отношения к собственной виртуальной гибели. В лучшем случае, какая-нибудь сердобольная мама разместит на чате крик души, типа «Помогите, пожалуйста!!! Мой ребенок уже третью неделю не может пройти заброшенный храм в игре «Меч и магия – VIII». Замучился сам и меня замучил!!! Как пройти зал, где разъезжается пол и герои умирают?!!» [3].

25. Зрелище волнует эстетически, отстраненно, и никто не задумывается, что же происходит в реальности, хотя еще в XVIII веке Фонвизин в своей комедии «Бригадир» рисует сцену, где одна дама рассказывает другой про некоего капитана, который регулярно избивает свою жену. Просвещенная девица прерывает ее рассказ словами:

«Пожалуйте, сударыня, перестаньте рассказывать о том, что возмущает человечество», на что получает ответ: «Вот, матушка, ты и слушать об этом не хочешь, каково же было терпеть капитанше?».

26. В целом же мультимедийная культура для большинства представителей старшего поколения является неведомой территорией и педагогической иллюзией. Дескать, если ребенок находится рядом с нами, а не где-нибудь в подворотне, он воспитывается нормальным образом. На самом деле, ребенок в это время находится в ином измерении, и воспитывает его не дом, не семья, а виртуальная реальность со всеми ее плюсами и минусами.

27. Как отмечают в своей статье В.В. Бычков и Н.Б. Маньковская, «виртуальные арт-миры в идеале ориентированы не на изображение жизни, а на ее свободное моделирование, претендуют быть самой этой жизнью, самоорганизующейся в сложной нелинейной психотехногенной системе:

человек-компьютер-сетевой пространственно-временной континуум.

Фактически это ничем не ограниченный пучок возможных жизней человека, активно использующий все органы чувств и способы реагирования на внешние раздражители;

в пределе полная электронная замена реальной жизни виртуальной, создаваемой по законам net-искусства на паритетных началах программистами - net-артистами (художниками/инженерами нарождающегося сетевого искусства) и самим реципиентом-участником.

Перед реципиентом открываются неограниченные возможности "переселения душ" и перевоплощений в кого угодно (в другого человека, исторического или мифологического персонажа, в животное, фантастическое существо, инопланетянина и т.п.). Важнейшим условием, однако, такого "перевоплощения" должно быть постоянное сохранение реципиентом своего подлинного Я, ощущение дистанции между реальным Я и виртуальным.

Только в этом случае виртуальная реальность может претендовать на статус феномена искусства и участвовать в событии эстетического опыта» [1].

28. Отсюда следует вывод, что мультимедийная культура не есть отношения воспитуемого с мультимедийной техникой, а есть его отношение с воспитателем, опосредованное мультимедийной техникой. На самом деле мультимедийная культура – это не техническая, а гуманитарная проблема, и чем раньше эта истина будет осознана, тем больше у нас будет шансов в нравственном воспитании личности. Пока же ситуация складывается таким образом, что мультимедийная культура есть процесс, направленный на передачу функций воспитателя самому воспитуемому. Пагубные плоды такого подхода мы уже начинаем пожинать.

29. Критическое мнение о роли мультимедиа в современной культуре едва начинает пробивать себе дорогу как в западном, так и в отечественном научном и социальном дискурсах. Уже возникают и утверждаются различные направления исследования мультимедийной культуры, вырабатывающие различные методологические подходы и концептуальный аппарат. Ряд научных трудов посвящено анализу процесса передачи информации и ценностей культуры.

30. Однако отсутствие единого методологического подхода к проблемам средств массовой информации приводит к разобщенности в области их исследования. Культурный опыт нации, особенности традиционной культуры в значительной степени игнорируется. Разработка концепции формирования нравственно-эстетических ценностей личности под воздействием мультимедийной культуры может способствовать созданию научных основ оперативной диагностики и эффективной регуляции этого процесса.

ЛИТЕРАТУРА 1. Бычков, В.В., Маньковская, Н.Б. Виртуальная реальность в пространстве эстетического опыта / В.В. Бычков, Н.Б. Маньковская // Вопросы философии. – 2006. - № 11. - С. 47.

2. Душенко, К.В. Универсальный цитатник бизнесмена и менеджера / К.В. Душенко. – Москва: Изд-во Эксмо, 2004. - С. 72.

3. Матусевич, Е. Интернет Х / Е. Матусевич // «Чип». – 2004. - № 5. - С. 80 86.

4. Прохоренко, П. Вред и польза компьютерных игр, или Что они с нами делают?! / П. Прохоренко // «Домашний ПК». – 2002. - № 6.

5. Режим доступа: http://nadinorl.narod.ru/pages/statya5.htm Л.М. Хухлындина, канд. ист. наук, доцент начальник Главного управления учебной и научно-методической работы, Белорусский государственный университет О НЕКОТОРЫХ ГЕНДЕРНЫХ ПРОБЛЕМАХ В ОБРАЗОВАНИИ В сентябре 2000 г, на Саммите тысячелетия Организации Объединенных Наций, самой представительной за всю историю встрече мировых лидеров 147 глав государств и правительств, представители в общей сложности 189 государств, предприняли не имеющий прецедента шаг:

согласовали комплекс задач, обусловленных конкретными сроками. Эти задачи, получившие название «Цели развития тысячелетия», направлены на борьбу с бедностью, голодом, болезнями, неграмотностью, деградацией окружающей среды и дискриминацией в отношении женщин. В принятой на этом Саммите Декларации также обозначен широкий диапазон обязательств в области защиты прав человека, эффективного управления и демократии.

Из восьми Целей развития тысячелетия три призывают к расширению прав и возможностей женщин и достижению равенства между мужчинами и женщинами, в том числе конкретно ставя задачу искоренения гендерного неравенства на всех уровнях образования к 2015 г.

Совершенно очевидно, что карьера и профессиональная подготовка неразрывно между собой связаны, как столь же очевидно, что и профессиональное образование и будущий профессиональный рост зависят нередко от того: кто это – мужчины или женщины.

А факт, что карьеру женщине сделать гораздо сложнее, можно подтвердить цитатой из книги "Секреты умелого руководителя", в которой женщину предостерегают: никогда первой не появляться на работе в модной вещи. Мода подведет вас;

не надевать на работу ничего, подчеркивающего вашу женскую привлекательность, иначе вы предлагаете окружающим в первую очередь не свой ум;

не носите брюки, если вы на работе имеете дело с мужчинами;

не одевайтесь в мужском стиле;

не ходите с сумкой, когда можно взять атташе-кейс;

не позволяйте моде диктовать длину юбки для вашего делового костюма;

не снимайте жакет на работе;

не носите очков в ультрамодных оправах [1].

И подобных ограничений, касающихся женщины-руководителя любого ранга, великое множество. И как результат подобных рекомендаций, женщина начинает на посту руководителя с того, что тратит энергию на быстрейшее преодоление или хотя бы маскировку своих естественных черт.

Она живет в постоянном страхе оказаться слишком сентиментальной, слишком доброй и снисходительной, т.е. проявить черты, повсеместно признаваемые "женской слабостью".

Вместе с тем, как показывают исследования, да и просто обычная житейская практика, при построении своей карьеры мужчины более ориентированы на традиции патриархальной культуры и, соответственно, свой психофизиологический потенциал (свои личные качества, в первую очередь - инициативность, решительность, «пробивной» характер, а также на свой пол). Женщины же ориентированы на квалификационный потенциал (профессионализм и образование). Это объясняется тем, что мужчины воспринимают сложившуюся ситуацию в сфере управления как должное, и не пытаются доказать свою компетентность, в то время как женщинам необходимо быть образованнее мужчин, работать лучше и больше, чтобы занять такую же должность. В то же время женщины – и мужчины руководители обладают примерно одинаковыми индивидуальными задатками к руководящей деятельности. Это свидетельствует о существовании противоречия между возможностями раскрытия индивидуальности и половыми ограничениями, которые закладываются культурой и носят стереотипный характер.

Возможности и условия для карьерного продвижения мужчин и женщин неравны: женщинам сложнее сделать карьеру. Необходимость нести ответственность за семью, стереотипные взгляды на профессиональную деятельность женщин приводят к недооценке женщинами своих возможностей, неразвитости у женщин ориентации на профессиональную карьеру, недоверии к способностям женщин работать в определенных сферах, дискриминации. Нередко, даже если женщина первоначально ориентирована на карьеру, то она постепенно отказывается от этого желания, так как сознает, что при существующих условиях ориентация на карьерное продвижение только осложнит ее жизнь.

По данным одного из опросов, проведенных среди студентов, 86% от общего количества участников отмечают существующие дискриминационные практики в зависимости от принадлежности к тому или иному полу, которые проявляются в сфере труда и на государственных, и на частных предприятиях. 38% участников опроса отмечают приоритетность мужчин при приеме на руководящую или высокооплачиваемую должность (из них так считают 54% девушек) [2]. Более половины (57 %) отмечают обиду на преподавателей, отдающих явное и необоснованное предпочтение юношам. 43% отмечали чувство несправедливости из-за невозможности самореализовываться (из-за наличия мужских и женских профессий, маскулинизации технических специальностей и пр.) Поэтому необходимо учитывать сложности и особенности становления женской карьеры при профессиональной подготовке студенток, тем более, что в последние годы явно растет тенденция неуклонного роста числа девушек, поступающих в высшие учебные заведения. Интересны показатели, отражающие количество мужчин и женщин, обучающихся в Белорусском государственном университете.

Годы % женщин 2008 65% 2007 63% 2006 63% 2005 59% 2004 58% 2003 60% 2002 59% 2001 55,70% 2000 56,70% 1999 56% При этом следует отметить, что в настоящее время высшее и незаконченное высшее образование имеют 55 % работающих женщин. Среди мужчин этот показатель равен 38%. При сохранении той тенденции, которую мы наблюдаем сегодня, в недалеком будущем этот разрыв еще более увеличится.

Каковы учебные успехи студенток? То, что чаще всего наблюдается в вузах, – девушки учатся, юноши – работают. Как результат, и по количеству полученных дипломов с отличием, и по числу получающих повышенные стипендии, девушки заметно превосходят юношей. Так, в 2008 году 40 человек в университете получают именные стипендии, из них 26 студентки.

Студентки учатся лучше, но как они начинают трудовую биографию?

Продолжая тему женской карьеры, можно утверждать, что даже в такой преимущественно "женской отрасли", какой является образование, женщине сложно стать руководителем высокого уровня.

Как удалось определить в результате интервьюирования и анкетирования студенток университета, ситуация во многом объясняется сложившимся у многих стереотипом отношения к женщине в обществе.

Многие женщины живут главным образом для семьи и дома. Для них служебная деятельность – лишь способ повышения семейного благосостояния, карьера их не интересует. Как считает более 70% студенток старших курсов, главное, создать хорошую семью и обеспечивать мужу возможность профессионального роста.

Печально, но факт, что большая часть поступающих в аспирантуру выпускниц вуза не имеет семьи, т.е. это те женщины, которые планируют реализовать свой профессиональный рост самостоятельно. Столь же тяжелое впечатление производят ответы замужних студенток на вопрос о причинах нежелания иметь детей. Чаще причиной является не тяжелое материальное положение молодой семьи, но боязнь, что дети помешают "сделать карьеру".

Дети могут помешать "жить для себя".

Кстати, выпускницы престижных учебных заведений в Британии позже становятся матерями и рожают меньше детей, чем женщины, которые не имеют высшего образования. Поэтому в ближайшие десять лет уровень бездетности среди выпускниц, которым сейчас двадцать лет, будет даже выше, чем треть.

Эти выводы сделаны на основе фундаментального исследования, в котором участвовали более пяти тысяч женщин 1970 года рождения.

Результаты показывают, что 40 процентов выпускниц высших учебных заведений не имели детей в возрасте 35 лет.

Исследователи утверждают, что до конца общепринятого детородного возраста (45 лет) около 30% останутся бездетными. При этом из выпускниц 1958 года рождения только 32,7% женщин не имели детей в возрасте 35 лет.

Эти результаты помогают объяснить низкий уровень рождаемости, который ведет к старению населения не только в Великобритании, но и во многих странах Европы [3].

Поэтому необходима целенаправленная многосторонняя работа со студентками с целью психологической и практической их подготовки к целенаправленному профессиональному росту, моделированию и реализации карьерных перспектив.

Не менее актуальной является проблема, связанная с тем, что человечество переживает сегодня очередную техническую революцию – информационную, представляющую собой процесс перехода современного общества в стадию общества информационного. По мнению большинства западных специалистов, страна может стать информационным обществом, если:

любой индивид в любой точке страны и в любое время будет способен получить необходимую ему информацию и знания;

в стране имеются информационные технологии, доступные для реализации этой возможности;

есть инфраструктуры, обеспечивающие создание и использование национальных информационных ресурсов в количестве и качестве, необходимых для научно-технологического и социального прогресса (есть страны, где много компьютеров, но нет научной информации);

осуществлены роботизация и автоматизация производства и управления;

сформирована социальная структура, где не менее половины занятых работают в сфере информационной деятельности и услуг;

налицо готовность и способность граждан осуществлять эффективную деятельность в информационной сфере.

Таким образом, зримым воплощением информационной революции является информатизация, а именно:

резкий рост объема доступной потребителю информации;

массовое применение современных информационных технологий;

рост занятости в сфере производства и передачи информации, оказания информационных услуг [2].

Среди главных направлений перехода к образовательной парадигме XXI века рассматривают:

• реализацию концепции опережающего образования, ориентированного на условия существования человека в информационном обществе;

• внедрение методов инновационного и развивающего образования на основе использования перспективных информационных технологий;

• повышение доступности качественного образования путем развития системы дистанционного обучения и средств поддержки учебного процесса современными информационными и телекоммуникационными технологиями.

Как видим, одна из проблем совершенствования сегодняшней системы образования состоит в необходимости развития и использования информационных технологий.

Теперь непосредственно о вопросе: информационная революция и женщины.

Степень доступности информационно-коммуникационных технологий для женщин напрямую зависит от уровня развитости социально экономической системы в той или иной стране, а также в степени заинтересованности общества в повышении уровня общей и специальной компьютерной грамотности женщин. Во всемирном масштабе проблемы доступа женщин к информации вызывают большую озабоченность. ООН считает эту проблему одной из трех самых важных (после бедности и насилия).

Согласно региональной статистике, более 90% пользователей Интернета живут в промышленно развитых странах, из них 57 % - в США и Канаде. Высокая скорость роста, как и потенциальный рост числа пользователей, характерны для Азии, особенно для Китая и Индии. В то же время как показывают наблюдения, процент пользователей Интернета женского пола в США резко увеличился за последние годы, и сегодня женщины составляют большинство среди выходящих в мировую паутину.

В развивающихся странах женщины сталкиваются со значительными препятствиями в получении доступа к информационно-коммуникационным технологиям. Сбор количественных данных в странах третьего мира очень ограничен, так как существует очень малое количество данных, на основании которых можно было бы говорить о различиях между мужчинами и женщинами. К примеру, в ряде стран Африки коммуникация в пределах страны для женщин, пользующихся информационно-коммуникационными технологиями, ограничена, главным образом, использованием электронной почты. Для многих Интернет остается бесполезным и недоступным, в том числе из-за отсутствия необходимой подготовки и знаний. Что касается других средств получения информации, то и здесь доступ к ним женщин весьма ограничен, что серьезно сужает возможности женщин получать полезную и важную для них информацию. По имеющимся данным, в странах Латинской Америки и странах Карибского бассейна в среднем около 38% от общего числа пользователей составляют женщины. В арабском регионе более 90% пользователей Интернета – мужчины. Это и понятно: многие арабские женщины лишены ряда гражданских прав, каждая вторая из них не умеет читать и писать.

Что касается оценок гендерного баланса белорусских пользователей, можно привести следующие данные: В октябре-ноябре 2008 г. Департамент маркетинговых и организационных исследований Центра системных бизнес технологий SATIO подвел итоги осеннего омнибуса – маркетингового исследования, проводимого одновременно для нескольких заказчиков.

В исследовании, которое проводилось методом личного интервью по месту жительства респондента, приняли участие 1 500 респондентов от лет и старше во всех регионах Беларуси в городской и сельской местности.

Таким образом, выборка репрезентативна сельскому и городскому населению Республики Беларусь в возрасте от 18 лет и старше. Ошибка выборки составила +/- 1,8%.

В рамках исследования респондентам предлагалось ответить на вопрос:

"Пользуетесь ли Вы услугами Интернет? Если да, то какие порталы/сайты (независимо от цели) Вы посещали чаще всего за последние полгода?".

32,7% респондентов ответили утвердительно на вопрос о пользовании интернетом. Среди городского населения интернетом пользуются 38,1% опрошенных, среди сельского - 15,8%. Чаще всего интернетом пользуются минчане (62,3%), а также жители Минской (37%), Гродненской (32,6%) и Гомельской (30,8%) областей (данные от общего количества респондентов, проживающих в соответствующих областях). Доли пользователей Интернета среди мужчин и женщин - 36,9% и 29,2% соответственно. (В России число женщин, пользующихся Интернетом, составляет по некоторым данным от 33 до 39%).

При поддержке Института новых технологий при Университете ООН и Фонда развития для женщин в рамках ООН в марте 1998 г. на Всемирной конференции по вопросам развития телекоммуникаций был поставлен вопрос о состоянии и развитии гендерной проблемы в этой сфере.

Программа, разработанная на этой конференции, требует проводить гендерный анализ при планировании национальной политики в сфере телекоммуникаций, включать гендерные аспекты в программы, касающиеся всеобщего права на коммуникацию, телекоммуникационное образование [5].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.