авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Белгородский государственный университет» ЧЕЛОВЕК В ИЗМЕНЯЮЩЕЙСЯ РОССИИ: ФИЛОСОФСКАЯ И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ...»

-- [ Страница 10 ] --

Являясь порождением истории, глобализация несет на себе отпечаток предшествующих интеграционных процессов и исторического и социо культурного наследия. Современный этап глобализации протекает в пору бежное время, когда происходит смена веков, смена тысячелетий и если посмотреть назад, то можно заметить, что всегда на рубеже веков сущест вовали мировоззренческие кризисы. Но мы знаем, что кризис – это не ко нец света, а переход от одной формы, изжившей, к другой – новой. Вот и сейчас человечество переживает мировоззренческий кризис, но это не Апо калипсис, а новая ступень развития мирового сообщества. Главное сейчас адекватно осмыслить реалии современного глобализирующегося мира и наметить четкие пути выхода из этого кризиса.

Глобализация проникла во все сферы человеческой деятельности:

экономическую, политическую, социальную и в сферу культуры, так с се редины 80-х годов 20 века разгорелись дискуссии по поводу глобализации культуры или глобальной культуры.

Глобализация открыла перед человечеством новые перспективы и возможности для прогрессивного развития, с другой стороны, новые угро зы и вызовы глобализации становятся все более очевидными. Но отменить или остановить глобализацию нельзя – это новая реальность, обусловлена логикой объективного развития: научно-технический прогресс, экономиче ская интеграция, межкультурная коммуникация.

Говоря о становлении единой целостной системы, безусловно, нельзя игнорировать многообразие мира, которое представляет не меньшую цен ность. Единство и целостность мирового сообщества невозможны вне его многообразия. Глобализация специфически проявляется в сфере культуры, в которой многообразие и различия выступают принципом и законом пол ноценного существования и развития.

Межкультурные контакты часто заканчиваются сильным влиянием культур друг на друга. Происходит проникновение культурных нововведе ний из одних культур в другие. Для любого общества подобные культур ные контакты имеют как положительное, так и отрицательное значение. С одной стороны, они способствуют взаимообогащению культур, сближению народов. С другой стороны чрезмерное заимствование повышает шанс утратить свою культурную самобытность, свою культурную идентичность.

Глобализация это зеркало, в котором отражается состояние социаль ной идентичности: находится ли она в целостном состоянии или она разо рвана. Преобладают ли в ней позитивные или негативные элементы и тен денции.

Термин «идентичность» ведет свое происхождение от латинского слова «identitas» – что означает: тождество, которое в свою очередь произ водно от местоимения «idem», «eadem» – «тот же самый», то есть по русски identitas означает «то же самое», «тождество»[1].





Под идентичностью принято понимать осознание человеком своей принадлежности к какой-либо социальной группе, общности. Это осозна ние позволяет ему определить свое место в том или ином социокультур ном пространстве. Так же под идентичностью понимают самотождествен ность социокультурного образования. В лоне любой культуры, общества лежат базовые системы ценностей, традиции, нормы, правила, поведенче ские стандарты, символы и образцы, культурные коды. Они определяют приоритеты и направления дальнейшего развития.

Субъект культуры понимает и осознает себя в поле своей культуры, поэтому самоопределение культуры как целостного образования и субъекта культуры совпадают. Осознание самотождественности требует выявления границ отделяющих одного субъекта культуры от другого, одну культур ную целостность от другой. Идентичность может быть исторической, на циональной, конфессиональной, социально-групповой, личностной. Со циокультурная действительность требует реализации двух обязательных форм самоопределения субъекта – это идентификация социального субъек та в социальной действительности и идентификация субъекта культуры в культурном мире.

Потребность в идентификации усиливается по мере дифференциации человека и природы и внутренней усложненности социокультурной реаль ности.

В условиях утраты строгих социально и ролевых императивов скла дываются новые структуры социальной реальности, которые порождают множественность идентичностей. Субъект может самостоятельно решать вопрос: кто он такой? Он может выбирать себе поле культурной идентич ности и конструировать свое «я» в нем. Сегодня, когда процесс глобализа ции ведет к всеобщей универсализации ценностей, очевидно, что он не мо жет протекать безболезненно. Очевидно, что культуры также подвергают ся изменениям с течением времени, однако корни все равно остаются;

из меняются мировоззрения, но основы, базис остается неизменным. Р. Ингле гарт утверждает, что «каждая культура представляет собой стратегию адаптации ее народа»[2]. Таким образом, отчетливая принадлежность культуры конкретной этнической или конфессиональной группе, которая и будет объединена общими нормами и основными факторами, помогающи ми выжить в современном мире.

Что касается идентичности личности в современных реалиях то «гра ницы допустимого» значительно расширились. В повседневной жизни че ловек постоянно использует заимствованные «мелкие стили», поведенче ские стандарты других культур. Например, японский юноша с осветленны ми волосами или американец, надевающий дома кимоно и ловко исполь зующий палочки во время ланча. Но это поверхностное заимствование происходит без особой культурной ассимиляции.

Если говорить о критериях идентичности тех или иных регионов и стран, то в современном мире единого подхода быть не может. Если гово рить об идентичности стран Африки, то она определяется другими крите риями, отличными от критериев стран Европейского Союза. В странах Азии, как и в Латинской Америке, главным критерием идентичности явля ется этнический фактор, религиозные ценности, которые имеют гораздо большее значение, чем в странах Западной Европы, а также традициона лизм в жизненном укладе.





И говорить о том, что глобализация постепенно стирает национально государственную идентичность, преждевременно. Даже в том случае, когда государственные образования готовы передать большую часть своего су веренитета в области экономики, политики, международной безопасности и прав человека транснациональным институтам, международным институ там, то они по-прежнему являются гарантами, хранителями культурной идентичности. собенно губительное воздействие глобализация оказывает на ценности человека. «Получил широкое распространение тезис о том, что в глобальных процессах современности сталкиваются две системы ценно стей человека: система ценностей, имеющая исток в традиционной культу ре и система ценностей, построенная вокруг либеральных и демократиче ских ориентаций. Будет неверным интерпретировать столкновение этих двух систем ценностей как противостояние двух миров: старого, традици онного и современного, демократического … Речь же идет совсем о не преемственности ценностей в их историческом развитии, но именно о про тивостоянии, доходящем до политических, религиозных и военных кон фликтов;

причем обе обозначенных выше системы ценностей являются ценностями, актуальными сегодня, и их нельзя развести, упорядочив во времени» [3].

Получается, что выше перечисленные негативные аспекты в рассмат риваемом контексте «глобализация – культура», влияют разрушительно на саму основу культуры.

С другой стороны при выявлении позитивных моментов влияния глобализации на культуру исследователи останавливаются только на рас ширение информационного и культурного обмена, повышение возможно стей восприятия и активизация образовательного процесса.

Мы же считаем, что многие негативные, разрушительные процессы, которые происходят в современной культуре, имеют свои исторические корни, и они начались еще задолго до наступления современной фазы гло бализации. В настоящее время глобализационные процессы, затронувшие культуру, послужили катализатором и усилили проявление и действие многих выше перечисленных негативных черт.

Что касается «культурной экспансии» западной культуры, которая отождествляется с глобализацией, то теоретики глобализации выделяют два варианта развития глобализационных процессов в культуре в этом кон тексте.. Первый вариант заключается во вкладе национальных культур в мировую, глобальную культуру, где субкультуры адаптируют новые тех нологии к своим местным условиям, т.е. глобализация содержит в себе ор ганическое соединение образцов западной культуры и местных, нацио нальных культур. В качестве примера можно привести латиноамерикан скую культуру и культуру Юго-Восточной Азии.

Второй вариант развития глобализационных процессов в культуре видится на безоговорочную ориентацию на западные ценности и на все общую унификацию, на утрату этноконфессиональной и культурной иден тичности, что, несомненно, приведет к столкновению между странами производителями «культурного продукта» и странами-потребителями.

На наш взгляд оптимальную модель соотношения глобализации и культуры демонстрирует сейчас Япония. «Следуя правилу «японский дух, западная технология», эта страна сумела в условиях всеобщих объедини тельных и унифицирующих процессов сохранить свою этническую и куль турно-религиозную идентичность. Япония, которая избрала путь нацио нального развития на основе либеральных ценностей в области политики, экономики и СМИ, ревниво охраняет свою культурно-религиозную специ фику на уровне семьи, личности и неформальных отношений между людь ми, рассматривая это как исполнение долга верности традиционным япон ским ценностям»[4].

Это органическое разграничение культурных аспектов и цивилизаци онных позволяет субкультурам не потерять свою идентичность, свои тра диционные ценности и тем самым избежать столкновений и конфликтов.

Литература 1. Сухачев В.Ю. Пределы идентичности // Вестник Санкт-Петербургского уни верситета. Серия 6. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. Вып. 4 (№ 21).

2. Инглегарт Р. Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. – С.249.

3. Косиченко А.Г. Влияние глобализации на культуру и ценности человека:

http://www.dm.kz/34/2.htm 4. Архиепископ Львовский и Галицкий Августин Православная молодежь в ус ловиях современной глобализации // Выступление на III Международном Соборе пра вославной молодежи «Православие, глобализация и социально-нравственные ориенти ры общества». Херсонская обл., п. Железный порт, 20-25 июля 2003.

В.С. СОЛОВЬЁВ И Н.А. БЕРДЯЕВ О НАЦИОНАЛИЗМЕ И ОСОБЕННОСТЯХ РУССКОЙ ДУШИ Шаненкова И.А.

г. Орёл, ОрГУ В современном мире достаточно часто звучат призывы к националь ной терпимости и дружбе между народами. Но, не смотря на эти заявления, практически каждый день мы сталкиваемся с конфликтами между предста вителями различных национальностей. Современные политологи, религио веды, философы пытаются найти ответы для разрешения данной проблемы, но пока тщетно. Интересно то, что поиски ответа на этот сложный вопрос идут уже давно. В данной работе мы попытаемся показать взгляды на про блему национализма и на особенности русской души русских философов В.С. Соловьёва и Н.А. Бердяева.

Это были выдающиеся мыслители своего времени, предлагавшие ра зумные решения проблем нетерпимости на межнациональной почве. К со жалению, многие из современных мыслителей далеко не всегда могут по хвастаться столь же взвешенным подходом к решению вопроса и некото рые их взгляды нуждаются в серьёзной корректировке.

Н.А. Бердяев был совершенно прав относительно психологического восприятия русскими их жизненного пространства.

Природное начало в нас и наших предках неразрывно связано с ог ромной территорией России. Это объясняет и то взаимное непонимание, которое в целом ряде аспектов существует до сих пор между русским наро дом и представителями других государств. На это указывал ещё Н.А. Бер дяев «…В судьбе России огромное значение имели факторы географиче ские, её положение на земле, её необъятные пространства. Географическое положение России было таково, что русский народ принужден был к обра зованию огромного государства»1.

Во-первых, душа русского человека, как считал Н.А. Бердяев, подав лена необъятными территориями и сильными снегами, она утопает и рас творяется в этой необъятности. «Необъятные пространства, которые со всех сторон окружают и теснят русского человека, – не внешний, матери альный, а внутренний, духовный фактор его жизни. Эти необъятные рус ские пространства находятся и внутри русской души и имеют над ней ог Бердяев Н. Русская идея. – М.: Эксмо;

СПб.: Мидгард, 2005. С. 74.

ромную власть… И в собственной душе чувствует он необъятность, с кото рой трудно ему справиться»1.

Поэтому социальная самоидентификация россиян крайне затруднена – мы до сих пор не можем найти «золотую середину» своей территориальной принадлежности и психологически очень отличаемся в зависимости от мест, где мы воспитаны. Вспомним, как мы и окружающие нас люди назы вают себя – орловцы, москвичи, воронежцы, сибиряки и т.п. В рамках только Орловской области мы – амчане, ливенцы, новосильцы, залегощен цы и т п.

Во-вторых, государственное овладение необъятными русскими про сторами сопровождалось мощной централизацией, подчинением жизни людей государственному интересу и подавлением свободных личных и общественных сил. Поэтому русские всегда слабо осознавали свои личные права, у нас не развита самодеятельность классов и общественных групп.

«Русский человек – человек земли – чувствует себя беспомощным овладеть этими пространствами и организовать их. Он слишком привык возлагать эту организацию на центральную власть, как бы трансцендентную для него.

И в собственной душе чувствует он необъятность, с которой трудно ему справиться. Славянский хаос бушует в нас. Огромность русских про странств не способствовала выработке в наших предках самодисциплины и самодеятельности…»2, – писал Н.А. Бердяев. Это в большей или меньшей степени передалось и нам – психологически мы как бы расплываемся в пространстве. Именно с этим связаны русская лень, беспечность, недоста ток инициативы, слабо развитое чувство ответственности.

Российские просторы и широта русской души, по мнению философа, подавляют русскую энергию. «Русская душа ушиблена ширью, она не ви дит границ, и эта безгранность не освобождает, а порабощает её»3. Но Н.А. Бердяев, похоже, не учёл того, что эти пространства также формиру ют и нашу гордость за те необъятные территории, которыми мы владеем.

Эти пространства охраняют нас и дают нам чувство безопасности. Можно сказать смело: без осознания наличия у России огромной территории нет той силы русского духа, о которой так часто говорят литераторы.

Противоречивость русской души определялась Н.А. Бердяевым сложностью русской исторической судьбы, столкновением и противобор ством в ней восточного и западного элемента. «Противоречивость и слож ность русской души, может быть, связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории Восток и Запад.

Русский народ есть не чисто европейский и нечисто азиатский народ… И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное»4.

Там же. – С. 75.

Там же. – С. 75.

Бердяев Н. Русская идея. – М.: Эксмо;

СПб.: Мидгард, 2005. – С. 74.

Там же. – С. 544.

Душа русского народа была формирована православной церковью, она получила чисто религиозную формацию. Всё это послужило основой для формирования противоположных свойств в русском народе, таких как «жес токость и доброта, обрядоверие и искание правды, обострённое сознание лич ности и предельный коллективизм, национализм… и универсализм»1.

По мнению Н.А. Бердяева русский народ можно характеризовать «… как народ государственно-деспотический и анархически-свободолюбивый, как народ склонный к национализму и национальному самомнению, и на род универсального духа, более всех способный к всечеловечности, жесто кий и необычайно человечный, склонный причинять страдания и до болез ненности сострадательный»2.

Безусловно, Н.А. Бердяев был прав, подметив сложную психолого политическую ситуацию, в которой развивается русское общество. По прежнему наша страна не может окончательно определиться с выбором своего дальнейшего пути развития (стали даже поговаривать о восстанов лении в России монархии). Именно поэтому на роль выразителей нацио нальных идей претендуют многие лидеры политических партий, современ ные мыслители, руководители всех рангов, писатели и журналисты.

Но, может быть, особенно выбирать и искать ничего и не нужно?

Может быть, истинную благодать для русского народа составляет то, что издавна заложено в идеях наших предков? В первую очередь, как тонко подметил Н.А. Бердяев, это касается соборности русского характера. На та ких огромных пространствах благополучно можно жить исключительно в сплочённом коллективе. Именно поэтому так сильна была дореволюцион ная община и колхозы. Эти коллективы были мощным буфером, сглажи вавшим нигилизм, несобранность, вспыльчивость и, одновременно, пас сивность русского характера.

Вторая важная составляющая работ Н.А. Бердяева – это осознание мессианской роли России. Как это ни парадоксально, но Россия, которая сама зачастую едва справляется с собственными внутренними проблемами, в самые кризисные ситуации оказывается на международной арене тем спасательным кругом, который не даёт другим государствам сорваться в бездну хаоса и вражды. Как нам кажется, этот статус наша страна должна сохранять любой ценой. Для русского народа самовосприятие себя как на рода-миротворца – это мощный фундамент укрепление наших культурных ценностей. Не даром, ведь, православие, которое исповедует подавляющее большинство россиян, является одной из самых «мягких», успокаивающих душу религий.

Вместе с тем, как мы считаем, Н.А. Бердяев не до конца оценил ста тус религии для России. Философ был прав, утверждая, что русская духов ность была формирована православной церковью. Но не церковь являлась источником диаметрально противоположных свойств характера русских – Н.А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: Наука, 1990. – С. 15.

Там же.

«жестокости и доброты, обрядоверия и искания правды, обострённого соз нание личности и предельного коллективизма…1«. Ведь известно, что рус скому народу за своё право быть одним из выдающихся в мире пришлось пройти тяжёлый путь противостояния силам, которые этого возвышения не хотели. Православная же церковь являлась моральной поддержкой в пре одолении всех этих испытаний: она успокаивала, направляла помыслы лю дей в нужное русло, в особенно трудные минуты благословляла на борьбу.

Следует обратить внимание на то, что в наши дни, когда российское обще ство вновь испытывает на себе тяготы перемен и противостояние тех, кто не заинтересован в сильной России, люди опять ищут укрепления духа с помощью православия – и в этом его неоценимая роль… Вопросы национализма, роли России и христианской религии под робно изучал и В.С. Соловьёв. Он считал, что огромные просторы России сформировали у нашего народа весьма своеобразный великодержавный подход к его роли в мире. С одной стороны, мы воспринимаем себя хозяе вами бескрайних просторов, с другой – живём по принципу «земли всем хватит». Кроме того, будучи в большинстве своём православными, русские живут по заповедям Христа. Поэтому философ предложил переложить за поведь о любви к ближнему на уровень наций: «Люби все другие народы, как свой собственный»2.

По мнению мыслителя, только преодолев нравственной волей бес смысленную и невежественную национальную вражду, мы начнём уважать менталитет и культуру чужих народностей. В.С. Соловьёв считал, что «ес ли такое отношение станет действительным правилом, то национальные различия сохранятся и даже усилятся, сделаются более яркими, а исчезнут только враждебные разделения и обиды, составляющие коренное препятст вие для нравственной организации человечества»3.

В своих работах русский философ заявлял, что главная задача вели кой нации заключается не в том, чтобы добиться привилегированного по ложения и господствовать, а в том, чтобы служить другим народам и всему человечеству.

«Многие полагают, – говорил В.С. Соловьёв, – что для служения предполагаемым интересам своего народа «всё оказывается позволенным, цель оправдывает средства, чёрное становится белым, ложь предпочитается истине и насилие превозноситься как доблесть… Это есть прежде всего обида для той самой народности, которой мы хотим служить». В действи тельности, считает В.С. Соловьёв, народы возвеличивались только тогда, когда служили не себе, а всеобщим идеальным благам4.

По мнению В.С. Соловьёва, каждый народ по своему особому харак теру предназначен для особого служения, т.е. речь едёт о некоем балансе в Н.А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: Наука 1990. – С. 15.

Лосский Н.О. История русской философии. – М.: Высшая школа;

1991. – С. 151.

Там же.

Там же. – С. 154-155.

человеческом обществе, который складывается из исторически сложивше гося сосуществования людей. Правда, здесь нужно сделать оговорку: ба ланс достигается только тогда, когда это сосуществование является мир ным или хотя бы – терпимым.

На как этого достичь? В.С. Соловьёв говорил о «национальном само отречении», которое «не есть отречение от национальности, или народно сти, а есть отречение народа, или нации, от своего национального эгоизма, или национализма»1. Другими словами предлагалось нечто вроде эволюци онного воспитания в каждом народе уважения к другим народностям.

Впрочем, нужно признать, что В.С. Соловьёв был в этом плане идеалистом.

Он недооценивал фактор исторической ментальности народов, нарушать который не спешит никто, даже если пытается создавать видимость этого.

Кроме того, наивно думать, что кто-то бросится с детства воспитывать в своих детях чувство взаимной терпимости между народами. Скорее, руко водящая роль в этом должна принадлежать главам государств, которые обязаны планомерно разъяснять гражданам: жить во многонациональном обществе лучше в мире, нежели в условиях постоянных конфликтов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В целом же, споры о национальной идее будут злободневными до тех пор, пока наше отечество не обретёт тот путь, который поддержит боль шинство его граждан и который объединит их. Национальность есть поло жительное обогащение бытия, и за неё нужно бороться, как за ценность.

В заключение отметим, что национальные вопросы, поднятые Н.А.

Бердяевым и В.С. Соловьёвым, остаются актуальными и по сей день. Мыс лителям удалось проследить ту практически незаметную логическую ли нию, которая объясняет многие аспекты русского характера и менталитета.

Для современных исследователей и общественных деятелей это является своеобразным направляющим элементом, а, значит, гораздо легче искать выход из многих проблемных ситуаций – в том числе, и общегосударст венного характера.

К ВОПРОСУ О СРАВНИТЕЛЬНОМ АНАЛИЗЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ С.Н. БУЛГАКОВА И Н.А. БЕРДЯЕВА Шумилкина О.Г.

г. Орел, ОрГУ По мнению многочисленных исследователей русской философии, ос новой ее мировоззренческих исканий является антропоцентризм, ориенти рованный на раскрытие феномена человека, состоящего в уникальном свое Соловьёв В.С. Сочинения: в 2 т. Т.1 Философская публицистика. – М.: Правда, 1989. – С. 301.

образии его природы и сущности, соотношении в нем духовно-телесного состава, его возникновении и бытии, месте и особом предназначении во вселенной. Своеобразие рефлексии антропологической проблематики в русской философской мысли заключается в наличии универсального под хода к разнообразным аспектам существования человека в мироздании. Не случайно, что уровень развития ментального поля человеческого общества, его философско-этическое мировоззрение и, соответственно, духовный и нравственный облик социума характеризуются степенью разработанности антропологической проблематики в онтологическом, гносеологическом, аксиологическом и праксиологическом аспектах. В контексте антропологи ческой проблематики содержится синтетическое единство всех сторон объ ективной реальности и движений человеческого духа.

Актуальность антропологической проблематики объясняется тем об стоятельством, согласно которому антропологизм является одной из важ нейших черт русской философии на всех этапах ее существования. Доми нирующее положение данной проблематики обусловлено извечным стрем лением мыслителей раскрыть загадку человека, постичь его сущность и природу, разрешить неоднозначные вопросы его существования. Первосте пенное значение антропологии определяет вектор развития всей религиоз но-философской рефлексии отечественной духовно-интеллектуальной тра диции. Антропологическая интенциональность религиозной философии связана, на наш взгляд, с особенностями русского менталитета, ориентиро ванного на осмысление глобальных онтологических и прочих вопросов, рассматриваемых исключительно в фокусе человеческого бытия. Обраще ние к антропологическим воззрениям крупнейших русских религиозных философов С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева представляется нам обоснован ным в силу оригинальности их концепций, претендующих на возможность разрешения многочисленных духовных и практических проблем современ ности. Религиозно-философское осмысление антропологической тематики обретает фундаментальное значение для самопознания и самоопределения человека в сфере богочеловеческих, социальных и межличностных отно шений, что соответствующим образом отпечатлевается на способе его су ществования в мировом историческом контексте.

Следующим важнейшим фактором, подтверждающим актуальность выбранной темы, является ярко выраженная в современной отечественной философской мысли тенденция к исследовательскому анализу и рефлексии бесценного духовного наследия русской религиозной философии, вклю чающего в себя творчество С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева.

Приступая к сравнительному анализу религиозно-философских кон цепций С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева, необходимо на наш взгляд отме тить некоторую общность их духовной эволюции, представляющей собой путь от марксизма к идеализму, затем осознанный переход к религиозному сознанию, определившему основную интенцию творчества мыслителей.

Внешним определяющим фактором указанной общности является так же сходство источников, оказавших особое влияние на формирование религи озно-философского мировоззрения С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева – не мецкая классическая философия, элементы христианского вероучения, рас крытые в святоотеческом наследии, а так же глубокие оригинальные идеи выдающихся отечественных мыслителей, таких как Ф.М. Достоевский и В.С. Соловьев.

Однако существование в общем культурно-историческом контексте, сходство духовного пути, многолетняя личная дружба и совместное твор чество не способствовали унификации взглядов философов, а напротив оказались позитивной основой для самобытного развития их религиозно философских теорий.

Обратимся к компаративистской части нашего исследования более подробно. Анализируя антропологический аспект творчества С.Н. Булгако ва и Н.А. Бердяева, мы должны указать на различную степень его прорабо танности в контексте концепций данных философов. По мнению В.В. Зень ковского, антропология Булгакова малосодержательна и построена на по вторениях идей В.С. Соловьева и П. Флоренского. Действительно, Булга ков погружает проблемы антропологии в недра своего софиологического учения. Субъектом хозяйства и истории является не единичный и феноме нальный человек, а целостное унитарное человечество, составляющее один из важнейших сегментов концепции всеединства. Подобный подход делает антропологию философа в большей степени социально ориентированной.

Антропологическое восприятие Бердяева основывается на иной по зиции, согласно которой проблема человека есть единственная, исключи тельная тема любой философской рефлексии. Субъектом персоналистской антропологии автора является его величество Человек как высшая ценность экзистенции;

человечество осмысливается как субъект только лишь в ис торической перспективе.

Согласно Булгакову, человечество как совокупность индивидуумов, объединенных в род, находит свою идею в Божественной Софии, женст венной воспринимающей основе мира, в ней обретая свое софийное ядро.

София в соответствии с божественным планом творения детерминирует вектор развития человечества, определяет способы существования и реали зации присущих человечеству потенций.

Н.А. Бердяев отказывается от идеи существования какой-либо абсо лютной метафизической основы, безусловно подчиняющей себе жизнь и мотивацию поведения человека;

автор убежден в том, что Бог не обладает непосредственной властью над своим созданием, а служит некоторым вспомогательным средством на пути достижения им добра, истины и кра соты. Однако, на наш взгляд, некой силой, косвенно опосредующей бого человеческие отношения можно назвать Ungrund, бездну, из которой чело век почерпнул неограниченную свободу, определившую особый способ его взаимосвязи с Творцом.

Обращаясь к аспекту творения человека, философы склоняются к мнению, согласно которому Бог сотворил человека, жаждая ответной люб ви свободного существа. Булгаков осмысливает данное метафизическое со бытие в согласии с христианской традицией, однако утверждает, что чело веческие ипостаси были и созданы, и рождены, и эманированы Богом. Бер дяев предполагает изначальное пребывание прародителей и всего творения в замысле Божием, в космическом плане. Способ создания человека по убеждению философа однозначен – творение.

Особый интерес представляет определение сущностной природы че ловека в творчестве анализируемых нами мыслителей. По мнению Булга кова, человек в раю до грехопадения обладал полнотой образа Божия и был призван в процессе духовного совершенствования обрести заданное бого подобие;

Бердяев указывает на изначальную полноту образа и подобия Бо жия в человеке. Мыслители по-разному оценивают степень поврежденно сти человеческой природы в результате грехопадения. Булгаков придержи вается ортодоксальной христианской точки зрения, согласно которой дан ная катастрофа исказила образ Божий в человеке и повлекла за собой окон чательную утрату предзаданного богоподобия. Бердяев более радикален в своих идеях: несмотря на трагические последствия грехопадения, богопо добие человека было возвращено ему воплотившимся Абсолютным Чело веком – Иисусом Христом, искупившим все грехи человечества Своей кре стной смертью. Человек, таким образом, вновь стал подобен Творцу, что наиболее ярко отразилось в возможностях человеческого творчества.

Согласно мнению авторов, человек соединяет в себе два начала: при роду творящую и природу тварную по Булгакову;

божественную и низшую природы по Бердяеву. Наличие бинарности делает человека причастным разнородным мирам – трансцендентному божественному миру Св. Троицы через человеческую природу Христа, а так же имманентному природному миру, содержащему в себе материальную основу всей твари.

По мысли философов, призвание человека заключалось в его синер гийном сотрудничестве с Богом;

однако грехопадение нарушило гармонию и привело к губительным последствиям для человека и всего мироздания.

Согласно Булгакову, вина за богоотступничества полностью возлагается на прародителей, взалкавших люциферического знания;

человек, являющийся изначально художником в райском саду, после грехопадения превратился в хозяина и работника, из царя природы – в ее невольника.

Оценивая грехопадение как катастрофу, Бердяев убеждает нас в бо гоотступничестве и вине всей отпавшей твари, а так же свидетельствует о силе и величии человека, дерзнувшего на подобный шаг. Мыслитель ут верждает, что грехопадение стало причиной возникновения временного ма териального мира, мира природной необходимости, в оковах которой от ныне вынужден пребывать человек.

Согласно убеждениям С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева человек не ут ратил своего высокого иерархического статуса во вселенной: он выше ан гелов по происхождению;

кроме того, человек наделен свободой и спосо бен к преобразованию мира.

Булгаков обращает наше внимание на цель существования человече ства в павшем мире: оно является демиургом, субъектом хозяйства, при званным к очеловечиванию природы, к восстановлению софийности мира и его преображению, к обретению в Боге своих утраченных онтологических корней. Бердяев обозначает цель человеческого бытия схожим образом: че ловек призван к преобразованию косной материи мира, к восстановлению своего царственного статуса, к преодолению рабства земной необходимо сти и творческому выходу в качественно иное, трансцендентное бытие – в Царство Божие.

В данном аспекте антропологической проблематики анализируемых философов мы должны отметить их своеобразное понимание взаимоотно шения свободы и творчества в природе человека.

Согласно Булгакову, человек обладает свободой саморождения и са мотворчества, он самостоятелен в избрании модуса своего существования, свободен в выборе между добром и злом. Человеческая свобода исчерпы вается самим человеком, реализующим в мире свою собственную тему.

Булгаков воспринимает человека как «серого мага», лишенного возможно сти творчества из ничего и способного только к перераспределению изна чально данного порядка природы. Человеческую свободу и творчество в мире детерминируют София и Промысел Божий, направляющие мир в со ответствии с Божественным планом.

Бердяев категоричен в утверждении иной позиции: согласно его мне нию, изначальная предвечная свобода человека коренится не в Боге (как у Булгакова), а в иррациональной бездне, в Ungrund, что избавляет человека от любой, в том числе и божественной, детерминации. Человек в своем сво бодном творчестве подобен Богу, ему дана ничем не обусловленная воз можность творчества из ничего как признание Творцом высочайшего ста туса своего создания.

В данном случае мы должны указать на значимое отличие в рефлек сии мыслителями интенций человеческого творчества. Для Булгакова сфе ра творчества в мире ограничивается хозяйственной деятельностью, осу ществляемой человечеством во всех сферах своего бытия;

творческая ин тенция Бердяева есть устремленность свободного духа в сферы запредель ного, переживание вдохновенного творческого экстаза, не связанного ни какими условиями.

Булгаков определяет хозяйственные отношения человека и объекта его хозяйственного воздействия как их взаимопроникновение, корреляцию, в которой снимаются все противоречия между субъектом и объектом;

та ким образом достигается хозяйственное преображение мира, осуществля ется человеческое творчество.

Бердяев воспринимает творчество человека как духовный прорыв в мир сущностей, свободный от рабства необходимости. Однако земное творчество, воплощенное в хозяйственной деятельности и в накоплении культурных ценностей, воспринимается автором как негативный итог объ ективизации духа, как воплощение его застылости и охлажденности. Дан ное положение Бердяева логически делает творческий акт лишенным смысла и ценности, поскольку его результаты вновь укореняют человека в мире ограниченности и необходимости.

Своеобразно понимание мыслителями историософского аспекта ан тропологической проблематики.

Согласно Булгакову, человеческая история детерминирована влияни ем Божественной Софии и Промыслом Божиим о судьбах творения. Чело век является пассивным существом в историческом процессе;

однако ду ховная зрелость Богочеловечества, осознавшего свою мистическую приро ду во Христе, способно ускорить конец царства Антихриста, призвать Хри ста и приблизить Царство Божие.

Бердяев убежден в активном творческом участии человека и всего человечества в историческом процессе, в его историческом со-творчестве с Богом. Смысл истории для философа заключается в творческом преодоле нии ограниченного мира и выходе человечества в сверхисторический план бытия для решения невыполнимых в земном контексте метапроблем чело веческого духа. Рождение Богочеловечества расценивается автором как наиболее благоприятный исход человеческой истории, в контексте которой творческие акты свободного и активного Богочеловечества незаметно при близят Царство Духа, Царство Небесное.

Таким образом, мы можем утверждать положение, согласно которому смыслом религиозно-философского творчества С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяе ва является попытка устранения трагической отчужденности Творца и творе ния, стремление к преодолению духовной слабости, замкнутости, ограничен ности и разъединенности человечества в контексте земной истории посредст вом синергийного сотрудничества свободного человека и Бога.

Научное издание ЧЕЛОВЕК В ИЗМЕНЯЮЩЕЙСЯ РОССИИ:

ФИЛОСОФСКАЯ И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПАРАДИГМА Материалы Всероссийской научной конференции г. Белгород, 4-7 октября 2006 года В двух частях Часть I Компьютерная верстка Н. А. Гапоненко Подписано в печать 02.03.2007. Формат 6084/16. Гарнитура Times.

Усл. п. л. 15,58. Тираж 100 экз. Заказ 49.

Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в издательстве Белгородского государственного университета 308015 г. Белгород, ул. Победы,

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.