авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство спорта, туризма и

молодежной политики Российской Федерации

Институт социально-политических исследований

Российской Академии Наук

Совет по взаимодействию Совета Федерации Федерального Собрания

Российской Федерации с молодёжными парламентами субъектов Российской

Федерации, молодёжными общественными объединениями Российской Федерации

(Молодежная парламентская ассамблея) Фонд социального развития ГОСУДАРСТВЕННАЯ МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА:

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Сборник статей по материалам всероссийской научно-практической конференции МОСКВА 2010 УДК 321.01 ББК 66.0 Государственная молодёжная политика: демографический аспект: сборник статей по материалам всероссийской научно-практической конференции /Под ред. О.А. Копцевой. – М., 2010-. 300 с.

Ответственный редактор кандидат философских наук, доцент кафедры политологии и социологии Магнитогорского государственного университета О.А. Копцева Рецензенты:

Рыбаковский Олег Леонидович, доктор экономических наук, доцент кафедры социологии Российской Академии Государственной службы при Президенте Российской Федерации Зубок Юлия Альбертовна, доктор социологических наук, профессор, заведующий отделом социологии молодежи Института социально-политических исследований Российской Академии Наук Оргкомитет конференции выражает особую благодарность:

Журавлевой Елене Константиновне – президенту Благотворительного Фонда социального развития;

Резникову Роману Александровичу – ответственному секретарю Молодежной парламентской ассамблеи при Совете Федерации.

Щеголевой Надежде Леонидовне – эксперту по информационной политике Клуба «Российский парламентарий» Государственной Думы Российской Федерации;

Ростовской Тамаре Керимовне - доктору социологических наук, начальнику отдела государственных программ и общественных инициатив Департамента молодёжной политики и общественных связей Минспорттуризма России.

Киселёву Андрею Владимировичу - специалисту по социальной работе ГУ Центр социальной помощи семье и детям "Измайлово".

Оргкомитет конференции выражает благодарность партнеру - Клубу «Российский парламентарий» при Государственной Думе Российской Федерации за предоставленные ресурсы в организации мероприятия в лице генерального директора И.В.Кирпичёва, заместителя генерального директора Л.В.Семилетенко, директора по связям с общественностью Е.А.Молодяковой, эксперта Т.А.Борисовой, референта Н.В.Ромашкиной.



Оргкомитет конференции так же выражает благодарность за поддержку:

Комиссии Совета Федерации по делам молодёжи и туризму;

Комитету Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению;

Пресс-службе Совета Федерации и Российскому Союзу Молодёжи.

Оргкомитет выражает благодарность всем участникам конференции и приглашает к дальнейшему сотрудничеству. Выражаем надежду, что проводимая конференция внесет существенный вклад в процесс укрепления стабильности и прогрессивного развития России.

Отзывы и предложения направляйте по адресу: 777.74@mail.ru Электронная версия сборника размещена на сайтах: www.soc-pr.ru, www.parlament-club.ru, www.duma.gov.ru/parlament-club, www.depmolpol.ru, www.mpa-sf.ru Сборник статей адресован представителям Администрации Президента РФ, депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации, руководителям федеральных министерств и ведомств, руководителям и специалистам государственных и муниципальных органов власти субъектов Российской Федерации, молодым парламентариям, студентам, ученым, представителям общественных организаций, и всем заинтересованным в преодолении демографического кризиса в России.

ISBN 978-5-93121-266-1 © Фонд социального развития, 2010 г.

КЛУБ «РОССИЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТАРИЙ»

103265, Москва, Охотный ряд, т/ф: 692-84-28, тел.: 692-43-54, www.parlament-club.ru, www.duma.gov.ru/parlament-club Участникам Всероссийской научно 26 февраля 2010 г. № ПК- практической конференции «Государственная молодёжная политика: демографический аспект»

Дорогие друзья!

Искренне приветствуем вас, участников Всероссийской научно практической конференции «Государственная молодёжная политика:

демографический аспект».

Демографические и миграционные вопросы не раз обсуждались на заседаниях Государственной Думы и парламентских слушаниях. Тем не менее и сейчас тема демографии по-прежнему актуальна, и к ней проявляет большой интерес как депутатский корпус, так и широкие слои общественности. В период с 2003 по 2006 гг. Парламентский клуб «Российский парламентарий» провёл в стенах Государственной Думы 5 заседаний Клуба по демографической проблеме в России. В них приняли участие известные депутаты, общественные деятели, представители РПЦ и СМИ. Результатом заседаний Парламентского клуба стало серьёзное внимание к мнению демографов, социологов, медиков со стороны высших должностных лиц законодательной и исполнительной власти России. В итоге в 2006 году был принят национальный проект «Здоровье» и программа новой демографической политики.

Также в своих обращениях к Федеральному Собранию сначала Президент В.В.Путин, затем Президент Д.А.Медведев подчёркивали необходимость принятия неотложных мер по решению демографической проблемы. Но основная проблема конечно же лежит впереди. И Правительству во главе с В.В.Путиным, и депутатам Государственной Думы предстоит сделать ещё немало, чтобы обеспечить реальное продвижение в этом направлении.





Надеемся, конференция внесёт свой достойный вклад в обсуждение и разработку необходимых мер для решения демографических вопросов. Хотели бы пожелать вам плодотворной работы и всего самого наилучшего!

С уважением, Первый заместитель руководителя фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

в Государственной Думе, Председатель Совета Клуба «Российский парламентарий» А.Н. Чилингаров Генеральный директор Клуба «Российский парламентарий» И.В. Кирпичёв Участникам Всероссийской научно Благотворительный Фонд социального развития практической конференции 119313, Москва, «Государственная молодёжная политика:

Ленинский пр-т, демографический аспект»

Тел. 84994084774, + E-mail: 777.74@mail.ru www.soc-pr.ru 26 февраля 2010 г. № Уважаемые коллеги!

Вопросы демографии для нашей страны как никогда актуальны, поскольку баланс рождаемости и смертности в настоящее время нельзя назвать ни оптимальным, ни благополучным. Более того, настораживает тот факт, что в структуре народонаселения молодёжь как демографическая группа постоянно уменьшается. Сокращается численность того слоя населения, от которого зависит не только будущее экономическое благосостояние, военная мощь, научно-технический прогресс, развитие искусства, процветание культуры нашего государства, но само физическое воспроизводство и существование народа, населяющего территорию нашей страны.

Вопросы, касающиеся жизни молодого поколения, благоприятных условий его развития, всегда актуальны для цивилизованных государств, к которым, несомненно, относится и Россия. Государство уделяет значительное внимание молодёжной политике. Достаточно вспомнить о принятии «Доктрины государственной молодёжной политики» и о том, что 2009 год был объявлен Годом молодёжи, когда проводился комплекс соответствующих мероприятий.

Но забота о молодёжи не должна ограничиваться рамками одного года или теми программами, которые обозначены «Доктриной ГМП». Проблемы молодёжи – это, по сути, проблемы общества, в котором молодёжь – постоянно сокращающаяся часть населения. В данной ситуации забота о молодёжи – это злободневная проблема безопасности общества и государства.

Участники конференции «Государственная молодёжная политика:

демографический аспект» вносят свой посильный вклад в осмысление проблем молодёжи, поисках путей их решения и анализа имеющегося положительного опыта в работе с молодёжью. Хочется верить, что материалы, подготовленные по итогам конференции, будут полезны для практического применения всеми заинтересованными структурами, общественными деятелями, будут интересны научным работникам и специалистам, всем тем, кто желает блага и процветания нашей Родине.

Президент Фонда социального развития Журавлева Елена Константиновна Благотворительный Фонд социального развития 19313, Москва,Ленинский пр-т, 87. Тел. 84994084774, +79096556670, E-mail: 777.74@mail.ru, www.soc-pr.ru Совет по взаимодействию Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации с Молодежными парламентами субъектов Российской Федерации, молодежными общественными объединениями Российской Федерации (Молодежная парламентская ассамблея) (III созыв, 2009-2011 гг.) МОЛОДЕЖНАЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ АССАМБЛЕЯ (МПА) – является представительным, постоянно действующим совещательным органом при Совете Федерации, выполняющим задачи по взаимодействию Совета Федерации с молодежными парламентами и молодежными правительствами субъектов Российской Федерации, молодежными общественными объединениями Российской Федерации по вопросам государственной молодежной политики (ГМП).

МПА – молодежная палата регионов при верхней палате Парламента Российской Федерации.

МПА была создана в 2004 году по инициативе Председателя Совета Федерации С.М. МИРОНОВА при организационной поддержке Председателя Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и спорту В.Л. МУТКО.

В настоящее время работу Молодежной парламентской ассамблеи курирует Комиссия Совета Федерации по делам молодежи и туризму под руководством В.А. ЖИДКИХ.

ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МПА:

МПА является постоянно действующим совещательным органом при Совете Федерации;

осуществляет свою деятельность на общественных началах;

МПА создана на основании Постановления Совета Федерации от августа 2004 г. № 286-СФ;

МПА действует на основании Положения и Регламента;

Решения МПА для Совета Федерации носят рекомендательный характер;

в состав МПА, по аналогии с Советом Федерации, входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации – по одному представителю от исполнительной и законодательной ветви власти;

членами МПА могут быть граждане Российской Федерации в возрасте от 18 до 30 лет;

ротация членов МПА осуществляется 1 раз в 2 года.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ МПА:

учет мнения молодежи при законотворческой деятельности на федеральном и региональном уровнях в сфере, затрагивающей права и интересы молодежи;

выработка рекомендаций и подготовка предложений для Совета Федерации, федеральных и региональных органов власти, профильных министерств и ведомств по решению актуальных проблем молодежи;

популяризация принципов российского парламентаризма и демократии среди молодежи;

поддержка и развитие деятельности региональных и муниципальных молодежных парламентских структур, создание условий для взаимодействия, обмена опытом;

содействие в формировании, подготовке и обучении кадрового резерва органов государственной власти и местного самоуправления;

повышение интереса молодежи к деятельности органов власти;

формирование положительного имиджа органов власти в обществе и молодежной среде.

Основной формой работы МПА являются Заседания (Сессии), которые проводятся по мере необходимости, но не реже двух раз в год. Сессия состоит из одного или нескольких заседаний МПА.

В заседаниях МПА принимают участие члены Совета Федерации и Депутаты Государственной Думы ФС РФ, члены Общественной Палаты РФ, представители федеральных министерств, агентств и ведомств, представители администраций субъектов Российской Федерации, региональных молодежных консультативно-совещательных структур, представители вузов, студенческих и молодежных объединений.

КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МПА:

I СОЗЫВ МПА (2004 – 2006 гг.): в МПА 70 членов из 46 регионов РФ.

II СОЗЫВ МПА (2007 – 2009 гг.): в МПА 140 членов из 74 регионов РФ.

III СОЗЫВ МПА (2009 – 2011 гг.): в МПА 172 члена из 83 регионов РФ.

РАБОТА В МПА ВЕДЕТСЯ ПО НАПРАВЛЕНИЯМ:

1. КОМИССИЯ по законотворчеству и правовым вопросам;

2. КОМИССИЯ по социальным вопросам;

3. КОМИССИЯ по межрегиональным и международным отношениям и развитию молодежного парламентаризма;

4. КОМИССИЯ по экономике и предпринимательству;

5. КОМИССИЯ по образованию, науке и инновациям --------------------------------------------------------------- 103426, Москва, ул. Большая Дмитровка, 26, к. 357, Совет Федерации.

Т.: (495) 986-6514, e-mail: info@mpa-sf.ru Сайт: www.mpa-sf.ru Раздел I. МОЛОДЁЖЬ КАК ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Рыбаковский Л.Л.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ РОССИИ И ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ МОЛОДЁЖНОЙ ПОЛИТИКИ Для России 2009 год в демографическом отношении завершился удачно:

-число рожденных детей превысило уровень десятилетней давности – показатели 1999 года - почти на 550 тысяч или на 45%. Относительно 2005 года – на 307 тысяч;

-число умерших уменьшилось к уровню того же года на 130 тысяч или на 3%. Относительно 2005 года – на 290 тысяч:

-естественная убыль сократилась с 930 тысяч до 250 тысяч или в 3.7 раза.

Относительно 2005 года - почти на 600 тысяч.

Если в 2009 году миграционное сальдо будет таким же, как в 2- предшествующих года, то в нашей стране впервые с 1993 года перестанет сокращаться численность населения.

Но продолжавшееся несколько лет благоприятное время к настоящему времени закончилось, и тренды демографического развития России в ближайшей перспективе пока остаются весьма неопределенными. И хотя достигнутые успехи радуют, но не успокаивают, т.к. вслед за ними грядут огромные трудности в демографическом развитии России. Эти трудности обусловлены проявлением трех обстоятельств.

Первое обстоятельство – влияние на демографическое развитие финансово-экономического кризиса и его последствий. Обычно экономические кризисы пагубно влияют на демографические параметры. Системный, в том числе и экономический кризис начала 90-х годов привел к тому, что в 1994 году число умерших превысило уровень 1991 года на 610 тысяч человек. За это же время число самоубийств возросло в расчете на 100 тысяч населения на 57.4%, причем сельских мужчин – на 73.6%.

Менее глубоким оказался августовский дефолт 1998 года. К этому времени несколько улучшилась демографическая ситуация: сократилось число умерших, примерно на 300 тыс. человек, число самоубийств к уровню года снизилось на 16%. Даже число рождений в 2008 году превысило уровень 1997 года на 23 тысячи. Происшедший дефолт, по сути, скоротечный кризис, сразу же повлек спад рождаемости (число родившихся сократилось в 1999 году на 68 тысяч), рост смертности (число умерших в 2000 году превысило уровень 1998 года на 236 тысяч и с тех пор вплоть до 2005 года сохранялось на отметке 2.3 млн.). Вновь стало расти число самоубийств: в 1999 году оно увеличилось относительно 1998 года на 11%.

Нынешний кризис пока не проявил себя в демографической сфере, прежде всего, из-за того, что государство не сократило свои социальные программы, в ряде случаев даже усилило поддержку социально слабо защищенных слоев населения. Другая, более фундаментальная причина – население уже адаптировалось к новым социально-экономическим реалиям, чего не было в начале 90-х годов, когда ломались устои одного социального уклада и создавался не вполне цивилизованными методами другой, его антипод, не гарантировавший всеобщего благоденствия. Более того, ныне у населения появилось больше доверия к проводимым в стране преобразованиям.

Тем не менее, нынешний кризис может повлиять на демографическое развитие в первую очередь вследствие сокращения финансовых возможностей государства (бюджет вновь стал дефицитным), которые необходимы для дальнейшего усиления демографической политики. Нельзя исключать и прямое воздействие кризиса на рождаемость и смертность. Пока это воздействие просматривается слабо.

Экономический кризис, начавшийся во второй половине 2008 года, продолжался в 2009 году и, вероятно, не исчезнет еще в 2010. Он внесет изменения в демографические тенденции, являющиеся исходной базой для дальнейшего выхода России из режима депопуляции.

Второе обстоятельство более долговременно. Оно связано с созданной в восьмидесятые-девяностые годы выпукло-вогнутой демографической волной. В 1983-1987гг. произошел взлет чисел родившихся до 2.4-2.5 млн. в год, а затем, в 1996-2001гг. числа резко упали до 1.2-1.3 млн. Движение различных по численности контингентов помимо того, что в социальной сфере скачкообразно меняет потребность в образовательных, воспитательных и других учреждениях, определяет численность и структуру экономически активного населения, воинских контингентов и др., еще и задает параметры демографического будущего страны.

В частности, при сокращающихся репродуктивных контингентах, особенно женщин в возрасте 20-29 лет (ныне их 8.6%, в 2015 году может быть 7.3% и в 2025 году-5%), чтобы поддерживать численность родившихся на уровне 2008 года (1.7 млн.), надо увеличивать в соответствующей мере суммарный коэффициент рождаемости. Так, в 2020 году численность женщин репродуктивного возраста будет меньше нынешней на 4.9 млн. или на 13%, причем все это сокращение придется на самый активный репродуктивный возраст. Женщин в возрасте 20-29 лет будет меньше на 40%. Для компенсации такого сокращения репродуктивных контингентов с тем, чтобы в 2020 году родились же 1,7 млн. детей, потребуется увеличение суммарного коэффициента рождаемости в 1,3 раза: с 1,49 в 2008 году до 1,95 в 2020.

Есть еще одно обстоятельство, которое обусловливает стратегию проведения стабильно усиливающейся демографической политики. Оно вытекает из учета советского опыта проведения демографической политики в 80-е годы прошлого столетия и опыта реализации мер современной демографической политики российского государства. Это обстоятельство – необходимость дифференциации мер демографической политики во времени и пространстве.

Меры демографической политики начала 80-х годов предусматривали их последовательное введение в течение 3-х лет по регионам страны: вначале Нечерноземье с его подорванным демографическим потенциалом и северные территории, затем остальная Россия и часть союзных республик и затем Средняя Азия. В стратегии тех лет, которая ставила в качестве основной задачи – погасить демографическую волну (в 80-е годы в репродуктивный возраст вступали родившиеся в годы войны), был применен временно-территориальный принцип. Введение мер демографической политики в начале 2007 года в современной России этот принцип не учитывало. Более того, анализ полученных в 2007- 2009гг. результатов и в сфере рождаемости, и в сфере смертности показал, что как и в 80-е годы, наибольший эффект достигается сразу же в первый год введения мер, а потом их действие ослабевает (табл.1).

Таблица Динамика затухания эффекта от действия мер демографической политики, реализуемых с 2007г. (тыс. человек) Показатели, тыс. 2005 2006 2007 2008 человек 1457 1480 1610 1714 Число родившихся Х 23 130 104 Прирост 2304 2167 2080 2076 Число умерших Х 137 87 4 сокращение -847 -687 -470 -362 - Естественная убыль Х 160 217 108 сокращение Последнее обстоятельство показывает, что нужен пакет мер, вводимых в течение 3-4 лет в определенной очередности по регионам в зависимости от ряда признаков, причем объем вводимых льгот должен нарастать для каждой группы регионов тоже в течение нескольких лет. Пик введения наиболее сильных мер должен приходиться на самые «провальные» годы, когда в возраст наибольшей фертильной активности будут входить женщины, родившиеся в конце 90-х годов.

В успешном решении демографических проблем страны решающую роль играет молодежь. По данным последней переписи населения свыше 9/10 всех рождаемых детей приходится на женщин в возрасте моложе 35 лет. Но в молодежной среде накапливаются негативные явления, тормозящие воспроизводственные процессы.

Во-первых, растет число внебрачных рождений. В 1980 году их было 12.1% от всех рождений, в 1990 году -14.6%, в первом десятилетии нового века - 28-30%. Особенно много внебрачных рождений в селах: в Республике Коми - 50%, столько же в Пермском крае, в Республике Тыва - 70%, Иркутской области - свыше 50% и т.д. Высок уровень внебрачных рождений и в городской местности. Так, в городах Ненецкого округа и Пермского края их – свыше 40%, Тывы - 60%, Хабаровского края – свыше 35% и т.д.

Во-вторых, растут масштабы гражданских браков. Их доля среди лиц до 20 лет по данным обследования 2007 года составила 68%, 20-24 летних 29.1%, 25-29-летних - 24.4% и лиц в возрасте 30 лет и старше - 19%. Среди мужчин таких браков во всех группах больше, чем среди женщин.

Исследования показали, что у лиц, состоящих в незарегистрированном браке, после 3-х лет совместной жизни доля не имеющих детей в 5 раз меньше, чем у состоящих в зарегистрированном браке.

В-третьих, постепенно растет не только возраст вступления в брак, но и возраст рождения первых детей. Раньше повсеместно самые высокие повозрастные показатели рождаемости были у лиц в возрасте 20-24 года, ныне много территорий, где это в 25-29 лет и есть, где уже 30-34 года. В 2007 году в 18 регионах, в т.ч., в Московской, Калининградской, Самарской и ряде др., уровень рождаемости в 25-29 лет был выше, чем в возрасте 20-24 года. В году к ним добавилось еще 17 регионов. Это половина регионов. А в Санкт Петербурге уже у 30-34 летних рождаемость выше, чем у лиц в возрасте 20- года. С 2005 по 2008 год средний возраст матерей при рождении первого ребенка вырос на 3 месяца, а при рождении 3-го - на 5 месяцев.

Направления молодежной политики в сфере воспроизводства вытекают из этих данных. Надо менять образ жизни - устранять негативные стороны и прививать позитивные.

Шевяков А.Ю.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА, НЕРАВЕНСТВО И БЕДНОСТЬ Сегодня правительство всерьез озаботилось проблемой сохранения качества человеческого потенциала, остро стоит вопрос, как побороть бедность и переломить демографический кризис. Кризис еще больше обострил проблемы социальной сферы. Вкладываются огромные средства, чтобы изменить ситуацию, но ожидаемого коренного перелома ситуации это не приносит.

И дело все в том, что в основе сложившейся ситуации лежит несколько фундаментальных причин, которые не осознаются или не принимаются во внимание правительством при осуществлении социальной политики. Именно это определяет ее неэффективность, в то время как, решение проблемы лежит в другой плоскости.

Прежде всего, это связано с тем, что у нас в основе социальной политики лежат ложные парадигмы и мифы.

Во-первых, до сих пор господствует либеральная точка зрения, согласно которой рыночные механизмы, так же как и в экономике, для социальной сферы являются более эффективными, и во все предыдущие годы реформ государственная социальная политика была направлена на уход государства из социальной сферы и насаждения в ней рыночных отношений.

Во-вторых, в ее основе лежит миф о том, что по мере экономического роста будет автоматически создаваться возможности для успешного решения социальных проблем и повышения уровня жизни большинства населения и все проблемы социальной сферы лежат в ресурсной плоскости.

Однако многочисленные исследования, в том числе и международные сопоставления показывают, ошибочность такого взгляда – без активной перераспределительной государственной политики экономический рост не приводит к снижению масштабов неравенства и бедности. Так для РФ, прогнозные расчеты показывают, что проблема снижения масштабов высокого неравенства и относительной бедности без институциональных преобразований в сфере распределительных отношений не решаются автоматически, даже несмотря на высокие темпы экономического роста и будет только углубляться.

Так например, децильный коэффициент дифференциации доходов населения в самом высоком по уровню доходов регионе – городе Москве в три раза выше среднего по стране и 2025 году может достичь значения порядка 60-ти.

В-третьих, при подготовке социально-экономических решений задачи макроэкономической и социальной политики рассматриваются, как правило, отдельно без чёткого представления влияния состояния и качества социальной среды на социально-экономическое и демографическое развитие страны.

Такому положению дел во многом способствует тот факт, что обратное влияние социальных факторов и качества социальной среды на экономическую и демографическую динамику в социально-экономической политике осознается лишь на вербальном уровне и в реальных расчетах во внимание практически никак не принимается1.

Простое увеличение бюджетных расходов (а кризис ограничивает возможности дальнейшего роста расходов государства на социальные нужды) в рамках принятой парадигмы в принципе не может привести к существенным изменениям в решении проблемы снижения уровня неравенства и бедности, так как не устраняет причин порождающих это неравенство.

Сегодня такой подход к решению социальных задач в связи с замедлением экономического роста и снижения доходов государства ставит перед правительством сложную проблему: надолго ли хватит запаса прочности и на чем можно сэкономить, чтобы не допустить резкого снижения уровня доходов населения и свертывания социальных программ.

Вместе с тем, условия и предпосылки развития человеческого потенциала определяются распределением ресурсов между людьми, и от характера этого Точно также, как и нет четких преставлений об эффективности влияния вкладываемых ресурсов на те или иные социальные показатели.

распределения это развитие зависит не меньше, а даже больше, чем от количества самих ресурсов.

Конечно общее количество таких ресурсов зависит от успехов в экономической сфере, но от того как они распределяются, как показывают исследования, в итоге зависит и экономический рост и демографическая динамика.

Для эффективного социально-экономического роста доходы у большинства населения должны быть выше определенных (функциональных) границ, ниже которых у людей возникают трудности по реализации своих репродуктивных желаний, поддержания здоровья и получения образования.

Демографическая проблема не может быть решена несколькими Газпромами – нужно настроить на ее решение и обеспечить возможностями большинство населения страны.

Именно этому должны соответствовать уровень и распределение ресурсов для воспроизводства человеческого капитала и соответствующие распределительные механизмы. И основное значение здесь имеет распределение доходов населения1.

Системной характеристикой такого распределения ресурсов является социально-экономическое неравенство2, а его системная роль в определении совокупных функциональных возможностей населения выражается в том, что при одних и тех же интегральных значениях фундаментальных факторов (ресурсов) общий уровень осуществимости и доступности каждой из значимых для развития человеческого потенциала функций может варьироваться в широких пределах.

Если говорить о ресурсной составляющей социальной политики, то ее основу составляют бюджет и доходы населения. Здесь мы не рассматриваем вопросы формирования и распределения бюджета по социальным статьям: эта тема отдельного разговора. При всей их значимости острота проблем в сфере распределения и перераспределения доходов населения и их обратного влияния на экономические и демографические процессы значительно выше.

Среднестатистические показатели никак не могут дать представление о таком неравенстве, и оно вообще выпадает из поля зрения.

Являясь таким системным и, по существу, определяющим динамику социально-экономических факторов, неравенство доходов почти всегда оставалось на периферии поля зрения не только социальной политики, но и экономической теории. Отсутствие четких, научно обоснованных представлений о прямых и обратных связях неравенства и социально экономического роста давало почву существованию неверных, глубоко ошибочных точек зрения, которые ложились в основу социально экономической политики.

В основе этого, как мы уже говорили, лежит, в том числе, и непонимание того, насколько мощное обратное воздействие на экономическую и демографическую динамику оказывает социально-экономическая дифференциация населения.

Исследования в этой области, проведенные в ИСЭПН РАН в последние годы и основанные на структурном разложении неравенства, дают не только ключ к пониманию этих связей, но и позволяют с хорошей статистической значимостью дать им количественную оценку. Они вскрыли новые, неизвестные до настоящего времени закономерности влияния относительных показателей неравенства и бедности на экономический рост, демографическую динамику и качество человеческого капитала. И здесь, как показал анализ, именно относительные показатели уровня жизни различных слоев или групп населения проявляют устойчивые и статистически значимые связи с показателями экономического роста и демографической динамики.

Количественная оценка эффектов взаимодействия социальных и экономических факторов является важным и принципиально новым результатом разработанной нами теории и методологии анализа влияния социально-экономической дифференциации населения на экономическую и демографическую динамику, которая позволяет утверждать, что факторы избыточного неравенства и высокой относительной бедности являются определяющими в объяснении динамики социально-экономических и демографических показателей.

На основе этой новой методологии были проведены обширные исследования взаимосвязей структурно-функциональных характеристик экономического неравенства с основными показателями социально экономического и демографического развития как России в целом, так и отдельных регионов. Анализ таких связей показал, что нормальное неравенство всегда обнаруживает себя как позитивный фактор, а избыточное неравенство — как негативный, и динамика социально-экономических и демографических процессов хорошо объясняется динамикой соотношений между этими факторами.

Так, из совместного анализа значений функциональных границ по экономическому росту и демографической динамике и соотношений доходов по децильным группам населения с этими функциональными границами следует, что значения таких границ в 2-2,5 раза превосходят прожиточный минимум и составляют 60-70% среднедушевого дохода. Доходы более 60% населения лежат ниже этих границ, что не позволяет этой большей части населения эффективно реализовывать себя в экономике и накладывает ограничения на их здоровье и репродуктивное поведение.

Выявленные статистические зависимости позволяют говорить об исключительной значимости фактора неравенства в российских условиях: при оптимальном перераспределении доходов, снижающим величину коэффициента дифференциации до 7-10, при годовом росте реальных доходов на 10%, в принципе, можно было бы выйти на положительный естественный прирост населения. Таким образом, можно сказать, что параметры распределительных механизмов, когда неравенство находится в пределах значений 7-9 для коэффициента фондов, являются оптимальными, как в экономическом, так и в обще стратегическом (в том числе, геополитическом) плане. Именно при Более детальный анализ и оценка системного эффекта воздействия снижения неравенства на демографическую динамику демонстрирует прогноз численности населения РФ до 2050 года: при условии сохранения на перспективу полученных на статистике 1990-2006 годов закономерностей взаимодействия этих факторов прирост населения к 2050 году мог бы составить до 15-19 млн. чел., а численность населения России может возрасти до 159-161 миллиона человек (только за счет внутренних возможностей, без учета эффекта миграции). собственного населения России понизилась бы к 2050 году до 95 миллионов человек).

таких параметрах распределения большая часть населения сможет реализовывать свои чаяния в экономическом и репродуктивном поведении, сохранении своего здоровья, наращивании человеческого потенциала и т.п., и в этом смысле такие распределительные отношения можно считать и общественно справедливыми.

Михальченко Е.О.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ Превышение смертности над рождаемостью, ускоренный переход к депопуляции, низкая эффективность воспроизводства населения требуют его рассмотрения под углом зрения национальной безопасности.

Углубление демографического кризиса, проявления перерастания его в демографическую катастрофу обусловили выделение демографической безопасности из состава экономической в самостоятельную: демографическая безопасность является однопорядковой (не ниже и не выше) с экономической, военной, социальной и другими видами безопасности.

Проблему высокого уровня смертности всех групп населения, в осо бенности мужчин трудоспособного возраста, на чем часто акцентируется внимание можно рассматривать как конкретизацию данной угрозы.

Большинством исследователей современное состояние демографических процессов в России оценивается как демографический кризис. О перерастании демографического кризиса в демографическую катастрофу свидетельствует, в частности, признание состояния здоровья в России катастрофическим.

В основе современного демографического кризиса лежит ухудшение условий воспроизводства населения: прямая взаимосвязь между социально экономическим и демографическим развитием является очень жесткой.

Ухудшение условий воспроизводства населения является следствием политического и экономического курса, реализуемого с начала 90-х годов.

Первая, внутренняя, сторона национальной безопасности в контексте демографических процессов связана с такими определениями, как выживание, обезлюживание, вырождение, вымирание, самосохранение, самодостаточное воспроизводство, демографическое развитие, демографический кризис, депопуляция и т.д. Главная угроза здесь – возможное вымирание вследствие затяжной и глубокой депопуляции, в определение которой входят лишь характеристики естественного движения населения: рождаемость и смертность.

Замещающая миграция, когда естественная убыль компенсируется иммиграцией, ведет не к сохранению популяции, а к ее изменению со всеми этно-культурными и социальными последствиями. В этом случае через определенное время кардинально меняется этнический и генетический облик населения страны.

Задача внешней демографической безопасности состоит в формировании таких совокупностей людских (переселенческих, мобилизационных, трудовых) ресурсов, которые должны соответствовать всему кругу геополитических интересов государства: заселенности территории, охране ее границ, поддержанию оборонного потенциала, обеспечению экономики собственными трудовыми ресурсами и др. Следовательно, демографический фактор должен быть достаточным для обеспечения национальной безопасности по всем ее направлениям.

В результате затяжной депопуляции (более 20 лет), охватившей преобладающую часть регионов страны и обусловленной наряду с чрезвычайно низким уровнем рождаемости катастрофически высоким уровнем смертности, демографическое развитие страны все более втягивается под пресс не только внутренних, но и перспективно смертельных для Российской Федерации внешних угроз. Без преувеличения можно считать, что самым решающим для сохранения российской государственности в XXI в. становится демографический фактор. Его значимость проявляется по трем направлениям:

укрепление геополитического статуса российского государства;

сохранение территориальной целостности страны;

обеспечение национальной безопасности России.

Деградация экономики в 90-е годы привела к снижению не только уровня и качества жизни, но и качества населения, ухудшению его образования, здоровья, росту смертности, а также духовному опустошению нации, ее разобщению и потере чувства здорового патриотизма.

Сокращение численности населения и изменение места в мировом «табеле о рангах» неминуемо ведет к падению экономической значимости государства, снижению ее сравнительной военной мощи и, как следствие, к ослаблению политического влияния в мире. Уже в настоящее время Россия вынуждена «проглатывать» такие акции со стороны США, как: расширение НАТО на Восток, прием в него в прошлом партнеров по Варшавскому блоку и даже бывших союзных республик;

появление в сопредельных районах соседних государств иностранных военных баз и воинских контингентов;

облет границ самолетами-шпионами, фотографирующими российскую территорию на большую глубину;

дискриминация в торговле, поддержка сепаратистов, открытое вмешательство во внутрироссийские дела (например, требование закрыть иракское посольство и заморозить счета иракского правительства);

угрозы отечественным предприятиям военно-промышленного комплекса санкциями и многое другое, наносящее ущерб национальным интересам страны.

Экономический рост явится базой укрепления оборонной мощи государства. Но этому поступательному процессу уже противостоит ослабление демографического потенциала страны. Согласно последней переписи, сокращение составило 2,2%. По прогнозу Госкомстата РФ, к концу 2010 года численность населения России снизится по сравнению с началом 2002 года почти на 4,4%. Следовательно, тенденции сокращения и ослабления демографического потенциала устойчивы, долговременны и противоречат экономическому развитию страны. Они многие годы будут фактором, тормозящим укрепление геополитического статуса российского государства.

Россия – самая крупная по размерам территории страна в мире. Ей принадлежит 1/8 часть суши земного шара. Площадь России 17,1 млн. кв. км.

Затем идут Канада (10 млн.), Китай (9,6 млн.) и США (9,4 млн.). Будучи в значительной мере северной страной (примерно 2/3 территории), Россия, тем не менее, обладает огромными сельскохозяйственными угодьями, среди которых – лучшие в мире черноземы.

Считается, что Россия обладает пятой частью (21%) мировых запасов ресурсов, это больше, чем удельный вес ее территории (12,6%), не говоря уже о доле страны в мировом населении (2,4%). России приходится 45% мировых запасов природного газа, 13% – нефти, 23% – угля и т.д. Прогнозные запасы ресурсов России оцениваются в 140 трлн. долларов США.

При стоимостном объеме внутреннего валового продукта России в 2002 г.

этих ресурсов хватит примерно на 400 лет, а при удвоении ВВП – на два столетия. Россия занимает выгодное географическое положение и в Европе, и в Азии. Она имеет и на западе, и на востоке достаточно выходов в мировой океан: северные акватории, Балтийское, Черное и Японское моря, Тихий океан.

Однако в 1990-е годы, спустя более чем полтора столетия с начала освоения Дальнего Востока, не говоря уже о Восточной Сибири, кардинально изменились демографические тенденции в этой части страны. Здесь не только стал снижаться уровень заселенности, но более интенсивно сокращается доля в населении России, т.е. разрушается демографический и трудовой потенциал.

В настоящее время показатели плотности населения восточных районов России примерно в 30 раз ниже среднего уровня заселенности всего азиатского материка. Но и старообжитая часть страны не столь уж плотно населена.

Уровень ее заселенности в 2 с лишним раза ниже, чем в остальной Европе.

Причина этого заключается не только в динамике населения России в XX веке, но и в том, что огромные массы людей из центральной части страны переселялись в города Средней Азии, на целинные земли Казахстана.

XXI век – это век глобализма и веры в человеческий разум, что, однако, не исключает из возможных вариантов развития России и мрачных перспектив.

Одна из них – потеря российских территорий. Этот вполне возможный сценарий будущего основывается на учете трех разных, но взаимосвязанных обстоятельств. Первое из них – это ускорение процесса обезлюживания стратегически важных регионов страны. Как в дореволюционное, так и в советское время с разной интенсивностью, но тем не менее последовательно шло освоение и заселение восточной части страны, особенно дальневосточных районов. В начале XIX века население Дальнего Востока (без Якутии) составляло около 1 млн. человек, а к концу столетия – 6,1 млн. Только в 1951 1990 гг. за счет миграции население Дальнего Востока возросло почти на 1, млн. человек (1158,5 тыс.). Но уже в 90-е годы только этот регион в результате миграции потерял 686,1 тыс. человек.

К началу 2010 года население приграничных субъектов РФ, начиная с Читинской области и заканчивая Приморским краем, по сравнению с годом сократилось на 1,2. млн. человек, или почти на 22%. Аналогичные процессы происходят и на северных рубежах России. За тот же период население Мурманской и Архангельской областей сократилось на 18,5%.

Темпы сокращения населения тех и других регионов примерно в 5 раз превышают средние по России! Таким образом, с каждым годом падает плотность населения в стратегически важных приграничных районах страны, в заселение которых вложены огромные материальные и людские ресурсы.

Второе обстоятельство имеет для будущего России решающее значение.

Оно с определенной условностью может быть представлено как этнодемографическое давление на российские территории. Мягкая (пока в небольших объемах) демографическая экспансия в виде иммиграции из ряда стран со временем, если не направить ее в нужное русло, может превратиться в мощный фактор изменения не только численности, но и этнической структуры населения России. Этот сценарий вполне реален. На востоке страны на протяжении свыше чем 4,3 тыс. километров слабо освоенные российские территории граничат с густозаселенными районами Китая, население которых продолжает интенсивно расти. Уже в настоящее время в приграничных с югом Дальнего Востока регионах Китая проживают примерно 110 млн. человек. Там в безлюдных в недалеком прошлом районах возникли и продолжают расти многолюдные города и другие интенсивно развивающиеся поселения, в том числе и за счет российских инвестиций.

Вероятность подобного сценария для России основана на том, что в Китае пока не канул в Лету «исторический реестр», согласно которому должен быть возвращен 1 млн. кв. км российской территории.

Российские приграничные регионы, прежде всего Приморье и Приамурье, смогут избежать подобной участи, но только при последовательном проведении такой политики, которая отвечала бы как национальным интересам России, так и национальным интересам Китая. Фундамент этой политики – прочность и крупномасштабность экономических отношений между этими странами, обреченными жить по соседству.

Демографическая экспансия в будущем возможна не только со стороны стран тихоокеанского региона. Она вероятна и в районе южных границ России.

За их пределами формируется мощное сообщество исламских государств, в состав которого рано или поздно втянется часть среднеазиатских и закавказских государств, бывших союзных республик СССР. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году численность их населения достигнет 1 млрд.

Очевидно, что Россия должна направить миграционные процессы в русло ее собственных национальных интересов, т.е. своевременно определить на этом геополитически важном направлении соответствующую внешнюю миграционную политику, не сводимую лишь к заполнению миграционных карт.

В миграционной политике, наряду с ужесточением контроля за въездом и пребыванием в стране иностранных граждан, должны быть упрощены и облегчены процедуры интеграции желающих принять гражданство с учетом национальных интересов России.

Третье обстоятельство – наличие территориальных претензий к России, начиная от Сахалинской области и заканчивая Калининградским анклавом.

Пути развития и разрешения реальных и вероятных территориальных споров с сопредельными государствами предсказать невозможно, потому что слишком многое будет зависеть от позиции самой России, степени ее внутренней политической и социально-экономической стабильности и, соответственно, наличия ресурсов и рычагов для адекватного реагирования на возможные угрозы.

Сохранение территориальной целостности России и статуса Великой державы требует всемерного поддержания на должном уровне ее национальной безопасности. Суть этого процесса состоит, как сформулировано в «Концепции национальной безопасности Российской Федерации», в обеспечении безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В совокупности факторов, от которых зависит достаточное противостояние любым угрозам, исключительно важное, если не решающее место, принадлежит характеру демографического развития страны. Оно – неизменное условие обеспечения людскими ресурсами силовых структур, призванных защитить от внутренних и внешних угроз нормальное функционирование всех сфер жизнедеятельности общества и государства.

Основным направлением в реализации этих задач является подъем и поддержание на таком уровне оборонного потенциала России, который может обеспечить адекватное реагирование на все внешние угрозы военного характера. России нужна современная армия, которая могла бы защитить страну не только в локальных войнах, но и, главным образом, в глобальных столкновениях.

Другим направлением поддержания национальной безопасности является контроль и охрана государственных границ России, устранение их «прозрачности». Россия обладает примерно вдвое меньшим по сравнению с СССР экономическим и демографическим потенциалом и, одновременно, почти такой же протяженностью границ. Протяженность границ – и морских, и сухопутных – составляет 61 тыс. км. (38,8 тыс. морских и 22,1 тыс. – континентальных). Из них более 13,5 тыс. км не оформлены в соответствии с международным правом.

Итак, чтобы Россия могла сохранить свой статус Великой державы, обладающей ядерно-космическим щитом, имеющей место постоянного члена в Совете Безопасности ООН;

не растерять свои земли, с такой кровью и муками некогда объединенными вокруг Московского княжества;

обладать тем природным потенциалом, благодаря которому многие поколения не будут обречены на нищету;

обеспечивать национальную безопасность, контролируя ситуацию на границах и внутри страны, необходимы, во-первых, приумножение численности населения, в том числе и за счет стимулируемого и одновременно контролируемого притока мигрантов, а во-вторых, рациональное с геополитической точки зрения расселение российского населения и иммигрантов по территории государства. Основным направлением в реализации этих задач является подъем и поддержание на таком уровне оборонного потенциала России, который может обеспечить адекватное реагирование на все внешние угрозы военного характера. России нужна современная армия, которая могла бы защитить страну не только в локальных войнах, но и, главным образом, в глобальных столкновениях.

Преодоление демографического кризиса возможно лишь при комплексном подходе, а именно: стимулирование роста рождаемости или, в крайнем случае, ее стабилизация, уменьшение смертности, привлечение мигрантов, отношение к человеческой жизни как к самой основной ценности государства.

Архангельский В.Н.

РЕПРОДУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ МОЛОДЁЖИ РОССИИ Уровень и тенденции рождаемости определяются, прежде всего, репродуктивным поведением молодежи, молодых семей. Поэтому данная категория населения является наиболее значимым объектом исследования репродуктивного поведения, определения его детерминации и перспектив.

Именно на молодежь, на молодые семьи, главным образом, ориентирована демографическая политика, направленная на повышение рождаемости.

В то же время можно сказать, что рождаемость неуклонно «стареет». Все большая доля рождений смещается к более старшим возрастам женщин. В году впервые в России максимальный уровень рождаемости был в возрастной группе 25-29 лет, а не в 20-24 года. В Санкт-Петербурге показатель рождаемости у 30-34-летних женщин оказался выше, чем у 20-24-летних.

Вероятно, откладывание рождений, смещение их к более старшим возрастам будет негативно отражаться на динамике уровня рождаемости. Во первых, с возрастом неизбежно происходит ухудшение состояния здоровья, в т.ч. репродуктивного, что мешает реализации репродуктивных намерений.

Велика вероятность того, что откладывание рождения детей приведет к невозможности иметь их. В России эта проблема усугубляется большим числом абортов. Их количество сокращается, но все же они пока еще очень распространены. Во-вторых, с возрастом у людей формируется представление об определенном жизненном стандарте, образе жизни, и если ребенок появляется в относительно молодом возрасте, то уклад жизни формируется с учетом этого ребенка. Откладывание же появления первенца может вести к тому, что ребенок будет восприниматься как угроза сохранению сложившегося образа жизни. В еще большей мере это относится к 2-3 детям, без которых невозможно воспроизводство населения, выход страны из негативной демографической динамики.

Откладывание рождений, во многом, связано с откладыванием регистрации брака.

Результаты социологического опроса молодежи в возрасте от 18 до 35 лет, проведенного в 18 регионах России осенью 2006 г., показали, что если среди женщин, проживших в зарегистрированном первом браке не менее трех лет, доля бездетных составила 7,4%, то среди тех, кто живет не менее трех лет в первом незарегистрированном браке, этот показатель в 6 раз больше – 46,2%.

Об откладывании рождений в браке свидетельствуют и данные переписи населения 2002 года. Согласно ее результатам, 29,5% молодых супружеских пар (оба супруга моложе 30 лет) не имели детей. Если в отношении всех семей, не имеющих детей в возрасте до 18 лет (их, по данным переписи, почти 46%), можно говорить, что в значительной их части дети есть, но уже старше 18 лет, то среди молодых супружеских пар таковых, естественно, нет1. Нет и оснований предполагать, что почти треть из них образовалась лишь за 1-2 года до переписи и детей многие из них не успели еще родить по чисто физиологическим причинам. Следовательно, можно говорить об откладывании рождения детей в молодых супружеских парах.

Результаты обследования «Семья и рождаемость», проведенного под руководством Росстата осенью 2009 года в 30 регионах России показали как усиление ориентаций на откладывание регистрации брака, так и увеличение, в среднем, протогенетического интервала (от указываемой респондентами даты фактического начала супружеских отношений до рождения первого ребенка).

Таблица Средний протогенетический интервал при рождении первого ребенка в разные годы (месяцев) Годы рождения первого ребенка Интервал до рождения первого ребенка от:

вступления в брак регистрации брака 17,0 14, до 16,2 8, 1990- 20,0 11, 1995- 24,3 15, 2000- 27,8 15, 2005- У тех, кто рожал первенца в 1990-1994 гг., средняя величина этого интервала составляла 16,2 месяца, а в 2005-2009 гг. первый ребенок появлялся, в среднем, спустя уже 27,8 месяца после начала супружеской жизни. Это происходит, во многом, из-за откладывания регистрации брака. Об этом свидетельствует то, что величина протогенетического интервала, рассчитанного не от даты вступления в брак, а от даты его регистрации, Рассчитано по: Семья в России. Статистический сборник. М., 2009, с.25, 45.

Прото- и интергенетический интервалы рассчитывались только для состоящих в первом браке и имеющих детей только от этого брака.

изменяется в значительно меньшей степени. Величина интервала между вступлением в первый брак и его регистрацией у тех, кто рожал первого ребенка до 1990 г. составляла, в среднем, 2,5 месяца, в 1990-1994 гг. – 7, месяцев, в 1995-1999 гг. – 7,4 месяца, в 2000-2004 гг. – 9,0 месяцев, в 2005- гг. – 12,7 месяца (рассчитано для женщин состоящих в первом браке и имеющих детей только от этого брака).

Одновременно с увеличением протогенетического интервала растет и величина первого интергенетического интервала, т.е. интервала между рождениями первого и второго ребенка. Если у родивших второго ребенка в 1990-1994 гг. она составляла в среднем 48,1 месяца, т.е. 4 года, то у тех, у кого второй ребенок появился в 2005-2009 гг., уже 73,2 месяца, т.е. более 6 лет.

Таблица Средний интервал между рождениями первого и второго ребенка при рождении второго ребенка в разные годы (месяцев) Годы рождения второго Интервал между рождениями первого и второго ребенка ребенка 31, до 48, 1990- 56, 1995- 67, 2000- 73, 2005- Большее число рожденных детей связано с более ранним их рождением.

Таблица Средний возраст матери при рождении детей в зависимости от числа рожденных детей Число рожденных детей Средний возраст матери при рождении:

первого ребенка второго ребенка третьего ребенка 23,1 – – один 21,5 27,1 – двое 21,0 24,2 29, трое 19,9 22,9 25, четверо Если у женщин, родивших только одного ребенка, средний возраст при его рождении составил 23,1 года, то у тех, кто родил троих детей, средний возраст при рождении первенца 21,0 год. При рождении второго ребенка средний возраст матери составлял 27,1 года у тех, кто двумя детьми пока и ограничился, и 24,2 года у родивших троих детей.

Средний интервал между вступлением в брак (независимо от его регистрации) и рождением первого ребенка у тех женщин, которые, по крайней мере, пока ограничились рождением одного ребенка в 1,5 раза больше, чем у тех, кто на момент обследования родил троих детей. Средний интервал между рождениями первого и второго ребенка у родивших двоих детей в 1,9 раза больше, чем у тех, кто родил троих детей.

Таблица Средние прото- и интергенетический интервалы в зависимости от числа рожденных детей Число рожденных Интервал до рождения первого ребенка от: Интервал между детей рождениями первого вступления в брак регистрации брака и второго ребенка 24,8 15,5 – один 19,0 11,1 64, двое 16,3 8,9 33, трое Вряд ли можно говорить о том, что более раннее рождение детей и меньшие интервалы между рождениями дают возможность родить большее число детей. Дело, скорее всего, в том, что при ориентации на рождение большего числа детей женщина в меньшей мере откладывает их рождение, у нее сильнее потребность в детях, что влияет как на число рожденных детей, так и на сроки их появления.

Если у тех женщин, кто даже при наличии всех необходимых условий хотел бы иметь только одного ребенка, возраст при рождении первого ребенка составил в среднем 23,5 года, то у тех, кто хотел бы иметь 3 детей, он равен 21,9 года, а 5 и более – 20,8 года. Такая же связь между возрастом матери при рождении первого ребенка и ожидаемым числом детей: у тех женщин, которые собираются иметь одного ребенка – 23,5 года, двоих детей – 22,2 года, троих детей – 20,9 года, четверых и более детей – 19,4 года. В следующей таблице представлены, как бы, обратные этим данные – различия в репродуктивных ориентациях в зависимости от возраста при рождении первенца.

Таблица Желаемое и ожидаемое число детей у женщин в зависимости от возраста при рождении первого ребенка Возраст при рождении первого ребенка (лет) Среднее желаемое Среднее ожидаемое число детей число детей 2,43 1, до 2,41 1, 20- 2,24 1, 22- 2,17 1, 25- 2,00 1, 30 и старше Наибольшее, в среднем, желаемое число детей у тех женщин, которые родили первого ребенка в возрасте до 22 лет. При более позднем возрасте рождения первенца оно заметно меньше. В результате у тех, кто родил первого ребенка в возрасте 30 лет и старше среднее желаемое число детей на 0, меньше, по сравнению с теми, у кого первенец появился в возрасте до 20 лет.

По ожидаемому числу детей разница между двумя этим группами женщин, в среднем, еще больше и составляет 0,58.

Как показали результаты обследования «Семья и рождаемость», от репродуктивных ориентаций зависит не только возраст при рождении первого ребенка, но и возраст при вступлении в первый брак. Если у женщин, вступивших в первый брак в возрасте 18-19 лет, среднее желаемое число детей составляет 2,37, то у тех, кто сделал это в 25 лет и старше – только 2,02.

Среднее ожидаемое число детей в этих двух группах равняется, соответственно, 1,83 и 1,52.

Женщины, ориентированные на рождение относительно большего числа детей вступали в первый брак, в среднем, в более молодом возрасте.

Таблица Средний возраст при вступлении в первый брак у женщин в зависимости от желаемого и ожидаемого числа детей Число детей Средний возраст вступления в первый брак при соответствующем:

желаемом числе детей ожидаемом числе детей 22,0 21, 21,0 20, 20,2 20, 19, 18, 19, 5 и более Добавим к представленным в таблице данным, что при ожидаемом числе детей равном 0, средний возраст вступления в первый брак составил 23,4 года.

Правда, этот показатель рассчитан только для 7 женщин.

Относительно большое, в среднем, желаемое и ожидаемое число детей сопряжено с меньшим интервалом между вступлением в брак и рождением первого ребенка.

Таблица Желаемое и ожидаемое число детей у женщин в зависимости от протогенетического интервала (от вступления в брак) Протогенетический интервал (месяцев) Среднее желаемое Среднее ожидаемое число детей число детей 2,41 1, до 2,35 1, 13- 2,19 1, 25- 2,22 1, 37- 2,18 1, 49+ Можно говорить о том, что большая степень ориентации на семью и детей детерминирует более раннее вступление в брак, не откладывание его регистрации, ориентацию на меньший протогенетический и интергенетические интервалы, на рождение большего числа детей. Важнейшим направлением совершенствования демографической политики в области рождаемости является повышение престижа семьи с несколькими детьми.

Ростовская Т.К.

ПОДДЕРЖКА МОЛОДОЙ СЕМЬИ – ВАЖНЫЙ ФАКТОР РЕШЕНИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ СТРАНЫ Коренная перестройка социальных отношений и экономический кризис не могли не сказаться сегодня на социально-экономическом положении молодых семей. Численность молодежи в возрасте от 16 до 30 лет с уровнем доходов ниже прожиточного минимума увеличилась с 1994 по 2008 год почти в 1,5 раза. Около 84% молодых людей постоянно или время от времени испытывают материальные затруднения. Примерно половина всех семей с двумя детьми и две трети семей с тремя и более детьми имеют среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, т.е. живут в бедности.

В стране по-прежнему низкие показатели рождаемости, которые не дают возможности приблизиться к простому воспроизводству населения.

Наметившийся в последние четыре года рост рождаемости еще не позволяет говорить об устойчивой тенденции.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР), представляющий число детей, рожденных в среднем одной женщиной, последние два года держится на уровне 1,4, а для обеспечения простого воспроизводства необходимо не менее 2,1.

Рождаемость в России является низкой даже на фоне проблемных в демографическом отношении европейских стран. Например, величина СКР во Франции составляет 1,85, в Норвегии - 1,78, в Дании - 1,74, в Великобритании, Швеции и Нидерландах - 1,66.

Российская семья стала традиционно однодетной. Среди молодых семей с детьми, в которых оба супруга моложе 30-и лет: 80% – однодетных, 18,2% – с двумя детьми, 1,8% – многодетных. 30% молодых семей - бездетны. В целом, из 41 миллиона российских семей однодетные семьи составляют 34%, семьи с двумя детьми- 15%, а многодетные - всего 2,7%.

Данные статистики свидетельствуют о последовательном сокращении числа браков. За последние 10 лет их абсолютное число в России снизилось на 422,2 тыс. или на 32%.

Ежегодно разводятся около 200 тыс. молодых супружеских пар, состоявших в браке до 5 лет.

Ярким показателем репродуктивной деградации является число совершаемых ежегодно абортов. Так, в 2007 году в России только по официальной статистике было прервано 1,47 млн. беременностей.

Значительная часть беременностей в нашей стране заканчивается абортом, что способствует ухудшению репродуктивного здоровья женщин, а порой приводит к летальному исходу. В большей степени эта проблема касается возрастной группы молодёжи от 15 до 25 лет. Поэтому во всей системе образования, начиная со школы и заканчивая высшими учебными заведениями, необходимо проводить широкую разъяснительную работу по пропаганде семейных ценностей, а также доходчиво информировать о вредных последствиях прерывания беременности.


Сегодня членами молодых семей являются более 20 млн. человек. Они требуют гарантированной поддержки во всех сферах жизнедеятельности, которая должна распространяться на систематическую подготовку молодёжи к семейной жизни, на стимулирование активности самой семьи в определении и осуществлении жизненной стратегии;

на формирование ответственности молодых за рождение детей, за осуществление родительских обязанностей, на полноценную социально-правовую защиту и поддержку молодой семьи в решении жилищных проблем, в обеспечении занятости, в повышении социально-профессионального статуса молодых работников и формировании здорового образа жизни.

Принимаемые сегодня меры стимулирования рождаемости и социальной поддержки семей направлены, прежде всего, на молодые семьи, поскольку в них рождается три четверти всех детей, но принятых мер уже недостаточно для решения назревших в стране демографических проблем.

Молодая семья, воспитывающая двух-трех детей, сегодня должна получить режим наибольшего благоприятствования со стороны государства, как наиболее привлекательная в социальном и нравственном смысле.

Эффективная социальная политика в отношении молодых семей, в том числе многодетных – это возвратные расходы – инвестиции в человеческий капитал настоящих и будущих поколений. При сегодняшней незначительной доле многодетных семей совокупные затраты на реализацию даже очень серьезных мер поддержки не будут значительными. При этом идеологическое воздействие будет существенным. И напротив, современное бедственное положение многодетных семей является «антирекламой» для молодежи, желающей вступить в брачные узы.

Эффективная демографическая политика, адресованная молодым людям в равной мере должна включать комплекс мер как материального, так и рекламно-пропагандистского характера.

Рассматривая меры материальной поддержки молодых семей, приоритетное значение необходимо уделить жилищному вопросу.

Оказание государственной поддержки улучшению жилищных условий молодых семей в настоящее время осуществляется в рамках подпрограммы «Обеспечение жильём молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы путём предоставления социальных выплат для приобретения (строительства) жилья.

Основным недостатком подпрограммы является её недоступность большинству молодых семей со средним уровнем достатка, вследствие высокой стоимости самого жилья и размеров ипотечных кредитных ставок.

Отдавая приоритет среди мер материальной поддержки молодых семей жилищному вопросу, очевидна необходимость целого комплекса иных мер, призванных обеспечить социально-экономические условия формирования успешной молодой семьи.

Анализ международного опыта показывает, что рождаемость имеет тенденцию к росту при социальной поддержке работающих матерей. Сегодня более 2,2 млн. детей стоит в очереди в детский сад. Необходимо разработать и принять отдельную программу «Развития дошкольного образования», предусматривающую строительство новых детских садов, развитие и субсидирование системы частных и семейных детских садов.

В условиях кризиса необходимо разработать и принять ряд нормативно правовых актов, предусматривающих:

продление выплаты пособия по уходу за ребенком с 1,5 до 3-х лет для молодых семей;

распространение действия Федерального Закона № 256 от 29 декабря 2006 года «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» на всех женщин до 30 лет в связи с рождением (усыновлением) третьего и всех последующих детей, независимо от того, воспользовались ли они ранее данным правом;

предоставление права лицам до 30 лет, получившим сертификат на материнский (семейный) капитал, направлять эти средства на оплату своего профессионального обучения и повышения квалификации;

установление обязательного перечня государственных услуг для молодых семей, в том числе услуг по уходу за детьми, консультативной поддержки в кризисных ситуациях, молочных кухонь и других видов социальной помощи.

Как уже отмечалось, только меры социальной и материальной поддержки семьи не способны повысить рождаемость до уровня воспроизводства населения.

Молодые семьи, в том числе с высоким уровнем достатка, не хотят иметь более двух детей, а нередко и более одного ребенка, потому что многодетная семья не соответствует сложившейся в настоящее время системе ценностей.

Одним из приоритетов молодежной политики должно быть формирование духовно-нравственных семейных ценностей, образа благополучной, крепкой и счастливой молодой семьи с тремя и более детьми.

Во всех нишах потребительского рынка следует пропагандировать семейные бренды, услуги и товары, которые привлекательны для молодой семьи: семейный автомобиль, семейный досуг, семейные соревнования, семейные праздники, семейные дисконтные программы, семейные тарифы и т.д. Необходимо побудить рынок работать на популяризацию молодой семьи.

Необходимо сформировать государственный заказ на производство семейных молодёжных проектов сфер кино-, теле-, радиоиндустрии и средств массовой информации (включая Интернет), поддерживать и стимулировать внедрение семейной молодёжной тематики в существующие и новые теле- и радиопередачи, издания периодической печати и Интернет-проекты.

Системность и комплексность намечаемых мероприятий требует ведения постоянного статистического и социологического мониторинга положения молодой семьи и включения затрат на его проведение в Федеральную программу.

Резников Р.А.

СИСТЕМА МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ – ПОТЕНЦИАЛ РЕШЕНИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ЗАДАЧ «Решение долгосрочных задач невозможно без конструктивного взаимодействия между поколениями»

(Из доклада на Государственном совете по молодежи, 2009 г.) Российская молодежь сегодня – это 38 миллионов граждан, что составляет 27% от общего числа населения страны1. Молодежь – это социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, вхождения в мир взрослых, адаптацию к нему и будущего его обновления.Границы этой группы размыты и подвижны, но обычно к По данным Министерства спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации за 2009 год.

молодежи относят население в возрасте между 14-ю и 30-ю годами1. Нижняя возрастная граница определяется, в частности тем, что с 14 лет наступает физическая зрелость и открывается доступ к трудовой деятельности. Верхней границей является возраст достижения трудовой и социальной стабильности (экономическая самостоятельность, профессиональное самоопределение), создание семьи, рождение детей. Находясь на переходной стадии от мира детства к миру взрослых, молодое поколение переживает важнейший этап в своей жизни – семейной и внесемейной социализации.

Патриах Кирилл, выступая на совместном заседании Президиума Госсовета и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, сказал мудрые слова, относящиеся к социализации и преемственности поколений: «Неразрывные связи поколений – бессмертие нашего народа. Для того чтобы наша история никогда больше не знала разрывов, расколов, революций, надо крепить единство поколений, которое есть залог единства России».

Признанной формой организации взаимодействия поколений стала сегодня молодежная политика. Причем ее результативность прямо связана со способностью осуществлять ее как многосубъектную, с использованием на всех уровнях управления механизмов социального партнерства, а также широким привлечением к ее выработке и реализации самой молодежи.

Говоря о преемственности поколений, подразумеваем сохранение и развитие ранее намеченного курса во всех сферах. Однако, сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда наблюдается спад численности населения и по прогнозам специалистов он будет нарастать2. Что ставит под угрозу дальнейшее эффективное развитие страны.

По прогнозу Росстата, к 2016 году коэффициент демографической нагрузки возрастёт на 20 процентов и составит 709 нетрудоспособных на В соответствии со Стратегией государственной молодежной политики в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 года № 1760-р, к категории молодежи в России относятся граждане от 14 до 30 лет.

См.: Численность населения Российской Федерации по полу и возрасту. Статистический сборник. М.: Росстат, 2009, стр. 9-10.

человек трудоспособного населения. Учитывая то, что современные поколения молодежи проходят период своего становления и общественной социализации в абсолютно новых общественно-государственных и политических условиях, мы должны определять новые механизмы общественного воздействия на умы сегодняшней молодежи, с целью определения совместного видения будущего и разделения ответственности за его достижение.

Важнейшим инструментом работы с подрастающими поколениями является Молодежная политика. Результативная молодежная политика государства должна обеспечить обществу и государству возможности развития.

В связи с этим хотелось бы более точно определить терминологию и способы осуществления молодежной политики, понять масштабность молодежной политики как системы и способность ее взаимодействия с подрастающим поколением.

В современной как политической, так и правовой науке нет единого определения термина «политика»1. Под политикой зачастую признают отношения по поводу приобретения, распределения и осуществления власти в государстве и обществе в целом. Политика – это сфера деятельности групп, партий, индивидов, государства, связанная с реализацией общезначимых интересов с помощью политической власти2. В нашем случае молодежная политика подразумевает деятельность по выработке целей государства в работе с молодежью и определению лучших средств (форм, действий, учреждений) для их осуществления.

В Стратегии государственной молодежной политики до 2016 года Государственная молодежная политика (ГМП) определена как система формирования приоритетов и мер, направленных на создание условий и возможностей для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, для развития ее потенциала в интересах России и, следовательно, на См.: Мухаев Р.Т. Политология: учеб. – М.: Проспект, 2010. – 640 с.

См.: там же.

социально-экономическое и культурное развитие страны, обеспечение ее конкурентоспособности и укрепление национальной безопасности.

Государственная молодежная политика формируется и реализуется органами государственной власти и местного самоуправления при участии молодежных и детских общественных объединений, неправительственных организаций и иных юридических и физических лиц. Объектом ГМП являются молодые люди от 14 до 30 лет, молодые семьи и молодежные объединения.

Лучшая молодежная политика – это реализация в комплексе всех конституционных прав и свобод молодого человека и гражданина в политической, социальной, духовной и экономической сферах. В России молодежная политика осуществляется в соответствии с направлениями, определёнными Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года1, Основными направлениями деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года2, Стратегией государственной молодёжной политики в Российской Федерации до 2016 года3.

В данных программных документах определены следующие задачи молодёжной политики:

вовлечение молодёжи в социальную практику и её информирование о потенциальных возможностях саморазвития;

обеспечение поддержки научной, творческой и предпринимательской активности молодёжи;

формирование целостной системы поддержки инициативной и талантливой молодёжи, обладающей лидерскими навыками;

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года.

Утверждены распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. N 1663-р (в ред.

распоряжений Правительства РФ от 08.08.2009 N 1120-р, от 02.11.2009 N 1622-р).

Стратегия государственной молодёжной политики в Российской Федерации до 2016 года. Утверждены распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 года № 1760-р.

гражданское образование и патриотическое воспитание молодёжи, содействие формированию правовых, культурных и нравственных ценностей среди молодёжи;

обеспечение эффективной социализации молодёжи, находящейся в трудной жизненной ситуации.

Основными целями государственной молодежной политики являются:

1. Содействие социальному, культурному и физическому развитию молодежи.

2. Расширение возможностей молодого человека в выборе своего жизненного пути, достижении личного успеха.

3. Реализация инновационного потенциала молодежи в интересах общественного развития и самой молодежи.

4. Создание условий для полного участия молодежи в социально экономической, политической и культурной жизни общества.

5. Недопущение дискриминации молодых граждан по возрастному признаку.

Система становления и реализации государственной молодежной политики представляет собой:

1. Специальное законодательство о ГМП.

2. Государственное регулирование молодежной политики.

3. Плановое и финансовое обеспечение государственной молодежной политики.

Формирование и реализация молодежной политики осуществляется на трех уровнях: федеральном, региональном и муниципальном.

Реализация государственной молодежной политики осуществляется на следующих принципах:

1. Принцип участия: привлечение молодых граждан к непосредственному участию в формировании и реализации политики и программ, касающихся молодежи и общества в целом.

2. Принцип социальной компенсации: обеспечение социальной и правовой защищенности молодых граждан, необходимой для восполнения обусловленной возрастом ограниченности их социального статуса.

3. Принцип гарантий: предоставление молодому гражданину гарантированного государством минимума социальных услуг по обучению, воспитанию, духовному и физическому развитию, охране здоровья, профессиональной подготовке и трудоустройству, объем, виды, и качество которых должны обеспечить необходимое развитие личности и подготовку к самостоятельной жизни.

4. Принцип приоритета: оказание предпочтения общественным инициативам по сравнению с соответствующей деятельностью государственных органов и учреждений при финансировании мероприятий в области молодежной политики.

Реализуя курс на динамичное развитие, укрепление позиций страны в мировом сообществе, Россия сталкивается с новыми вызовами и задачами, которые требуют выработки и реализации новых подходов, ориентированных как на краткосрочную, так и на долгосрочную перспективу. Решение долгосрочных задач невозможно без конструктивного взаимодействия между поколениями. Именно сегодняшней молодежи предстоит завтра отстаивать позиции нашей страны в мире и именно от ее способностей, возможностей, убеждений будет зависеть достижимость целей, сформулированных в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года.

Молодое поколение является стратегическим потенциалом страны, на которое государство возлагает большие планы по модернизации и социально экономическому развитию России на ближайшие годы и десятилетия.

Молодежь выполняет особые социальные функции:

наследует достигнутый уровень и обеспечивает преемственность развития общества и государства, формирует образ будущего и несет функцию социального воспроизводства;

обладает инновационным потенциалом развития экономики, социальной сферы, образования, науки и культуры;

обеспечивает восполнение население за счет реализации репродуктивной функции.

Реализация молодежью своей репродуктивной функции сегодня больше всего беспокоит государство, так как от этого напрямую зависит его самосохранение и благополучие. Наша культура, экономика, политика, обороноспособность и безопасность, образование, спортивные достижения, медицина – всё, без исключения, зависит от подрастающих поколений.

В настоящее время Россия переживает демографический кризис, обусловленный низким уровнем рождаемости и высокой смертностью населения1. В связи со стремительным старением населения и неблагоприятными демографическими тенденциями сегодняшние 10-25 летние жители страны станут основным трудовым ресурсом государства в ближайшем будущем, а их трудовая деятельность – источником средств для социального обеспечения детей, инвалидов и старшего поколения. В тоже время, именно подрастающие поколения способны внести реальные изменения в улучшение демографической ситуации в стране.

Целостная и последовательная молодежная политика призвана обеспечить высокую эффективность реализации социальных, экономических, репродуктивных функций молодежи, что является важнейшим фактором устойчивого развития общества и успешного решения задач, стоящих перед государством. Решение такой сложной задачи как преодоление демографического кризиса и переход к воспроизводству населения осложняется Согласно прогнозам демографов, «…население России сократится к 2015 году на 6,2 млн. человек (4, процента) и составит 136 млн. человек, а к 2025 году – 124,9 млн. человек». Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года. Приложение к Указу Президента РФ от 09.10. №1351.// Официальные документы в образовании. №35 (283) декабрь 2007, стр. 7.

тем, что недостаток внимания к данной проблематике в прошлые десятилетия, особенно в 90-е года, не может быть преодолен в одночасье. Другая причина заключается в множественности составляющих данной сферы: молодежная и семейная политика, действия федеральных, региональных и муниципальных органов власти, образование, здравоохранение, культура, законодательное обеспечение, воздействие средств массовой информации, религия, духовно нравственное воспитание.

В условиях модернизации общества и растущих требований к человеческому капиталу государственная молодежная политика должна стать инструментом развития и преобразования страны. Сегодня молодежная политика становится предметом повышенного внимания. Однако государство не в силах дойти до каждого молодого человека. Поэтому понятие «молодежная политика» следует рассматривать несколько шире – как единство государственной и общественной составляющих.

Молодежная политика в любой стране, любом обществе формируется как государственными органами, так и структурами гражданского общества – общественными объединениями, политическими партиями и другими субъектами общественных отношений, в том числе и средствами массовой информации (СМИ). Государственная молодежная политика – это только часть общей молодежной политики. Важен баланс: гармоничное сочетание ее государственной и общественной составляющей. Иначе, если будет преобладать государственный подход, а программы будут реализовываться в основном через государственные учреждения, молодежная политика может перестать отвечать интересам молодежи.

Тот факт, что 2009 год был объявлен в России Годом молодежи1, подтверждает важность и серьезность намерений государства по выстраиванию эффективной молодежной политики в стране. И именно Год Указ Президента Российской Федерации от 18 сентября 2008 года № 1383 «О проведении в Российской Федерации Года молодежи».

молодежи в России дал сигнал на сближение в работе государственных структур и общественных объединений.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.