авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК РАН НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО МЕТОДОЛОГИИ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И ...»

-- [ Страница 3 ] --

При этом мозг, безусловно, должен контролировать ВЭЧ (а не на оборот). Можно предположить, что ВЭЧ мог бы ограничивать уровень агрессивности человека, не влияя на его свободу выбора и творчест во. Вряд ли можно считать это посягательством на свободу человека (ведь помещение человека в тюрьму — необходимая мера).

Однако практическое соединение на высшем нервном уровне естественного и искусственного может привести не только к полной духовной деградации человечества, но и его гибели. Ибо возможно сти достижения любых чувственных наслаждений перейдут предел возможностей психики человека. Не надо наркотиков, купи програм му и подсоединись. Не надо реальностей, любую ситуацию можно создать и пережить с помощью программ. Общение утратит свое главное предназначение — отображение, обмен информацией. Лю МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ дям станет неинтересно общаться друг с другом. Это — начало кон ца.

С помощью данного чипа можно подавлять некоторые инстинкты и влечения человека, а со временем и полностью поработить челове ческое сознание, превратив того или иного человека в желаемого ро бота (выбор направления роботизации будет зависеть от природных задатков человека). Появится охота на одаренных людей (интеллекту альная работорговля), программы вирусы для компьютеризирован ного сознания. Рассуждения о том, что высоконравственные ученые не допустят использование своих открытий во вред человечеству или мудрое правительство будет полностью контролировать этот про цесс, не выдерживают критики. Если уже сегодня зомбирование лю дей является реальной практикой, то с появлением такого средства, как ВЭЧ, сделать это будет совсем нетрудно. Следует учесть и то, что, если ИИ выйдет из под контроля, а это как раз и может произойти, вряд ли человечество сможет уничтожить свое детище. Очевидно, что не по всем параметрам и не во всех отношениях научно технический прогресс, к нему же можно отнести и создание ИИ, — есть благо.

Многое в нем пугающе быстро оборачивается злом.

Вопрос стоит так: надо ли создавать такую ситуацию, чтобы по том ее исправлять (пример с отравляющими веществами и ядерным оружием). Создавая «техносферу», человечество теснит, природу, ан тропогенное воздействие на биосферу Земли становится губитель ным, прерываются естественные циклы возобновления природных ресурсов. Плата за удобства, комфорт и высокие урожаи оказывается непомерно высока. Трудно спрогнозировать, к чему приведет даль нейшая генная модификации продуктов.

Очевидно, что, исходя из несомых компьютеризацией «плюсов»

и природной любознательности человека, электронное насыщение естественного организма и интеллекта будет продолжаться быстры ми темпами (параллельно с опытами над генами). В этой ситуации нужно разработать четкую иерархическую систему контроля, чтобы реализовать в реальности известные из фантастических произведе ний законы робототехники. Научно технический «прогресс» поставил перед человечеством глобальные проблемы и вопросы, главный из которых — выживет ли род человеческий? Все в наших собственных руках. «Люди, будьте бдительны».





74 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ МОДЕЛИРОВАНИЕ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В ИСКУССТВЕННОМ ИНТЕЛЛЕКТЕ Н.А. Загоскина, Вологодский государственный педагогический университет, г. Вологда.

Идея искусственного интеллекта возникает в современной евро пейской культуре как метафора самосознания человека. Возникнове ние такой идеи связывается с глубинным мнением о том, что «понять какую либо вещь... означает предъявить модель этой вещи» [1, с. 76].

В искусственном интеллекте ставится задача предъявить такую мо дель, которая была бы неотличима от естественного интеллекта. По казателем интеллектуальности машины в этом случае является ее по ведение, то есть можно считать, что «компьютер мыслит, если ком пьютер ведет себя точно так же как и человек в момент раздумий» [2, с.21].

Обработка информации в головном мозге осуществляется ней ронами, которые работают по принципу «все или ничего», то есть имеет определяющее значение не величина сигнала, а его наличие или отсутствие. Это придает сходство деятельности нервной системы с работой компьютера и создает возможность моделирования нейро нов. Цифровые технологии также основаны на противопоставлении отсутствия сигнала и его присутствия. Вместе с тем, существует ряд препятствий созданию искусственных нейросетей. Естественные нейроны генерируют импульсы даже в состоянии покоя, но с часто той, гораздо меньшей, чем в возбужденном состоянии. Кроме того, необходимо учитывать вероятностный характер срабатывания нейро нов, а именно то, что «один и тот же стимул может приводить к различ ным результатам» [2, с. 319]. Частота срабатывания нейрона (около 103 Гц) существенно ниже, чем у современных электронных устройств (около 109 Гц), однако если искусственные логические элементы име ют ограниченное число выводов, в то время как нейрон может содер жать до 80000 синапсов.

Важным свойством мозга является его пластичность, благодаря которой он не представляет собой фиксированную совокупность свя занных друг с другом элементов. Связи нейронов в мозге постоянно изменяются, благодаря разрушениям или созданию синаптических контактов, что «обеспечивает возможность сохранения необходимой информации» [там же, с.320].

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Одной из самых распространенных точек зрения является ут верждение о том, что построение искусственного интеллекта невоз можно без создания параллельных компьютеров. Идея разработки машины, способной одновременно выполнять ряд независимых опе раций, была выдвинута при попытках моделирования нервной систе мы, поскольку, согласно современным представлениям, «различные части мозга выполняют практически автономные вычислительные функции» [там же, с. 321]. Такой подход, в частности, позволяет моде лировать бессознательную деятельность мозга. Нейронные сети, ра ботающие по принципу параллельной обработки информации, с го раздо большей степенью адекватности воспроизводят выявленные нейробиологами механизмы функционирования мозга. Правомер ность подобной позиции подтверждается квантовой механикой, со гласно которой «одиночное квантовое состояние могло бы, в принци пе, состоять из большого числа событий, происходящих одновремен но» [там же].





Важное отличие человеческой нервной системы от существую щих сейчас компьютеров состоит в его слабой детерминированности внешними факторами. Работа мозга подразумевает протекание ог ромного количества процессов, каждый из которых строго детерми нирован, однако сложность и многообразие связей между нейронами приводят к возникновению эмерджентных свойств, таких как ассоци ативность, аналогичность человеческого мышления.

В работе интеллектуальных систем можно выделить несколько уровней. К первому уровню можно отнести строго детерминирован ные физические процессы. В компьютере к этому уровню относятся логические элементы, микросхемы и другие электронные устройства.

Ко второму уровню относятся языки программирования, или фор мально логические правила, которые «допускают локальную трансля цию логических состояний («да», «нет») в локальную же ситуацию фи зических состояний (есть сигнал, нет сигнала)» [1, с.79]. Третий уро вень представляет собой самоорганизующуюся систему, образующу юся при корреляции большого числа строго детерминированных эле ментов, которая как целое не всегда подчиняется законам формаль ной логики. Современные компьютеры, в которых возможности не санкционированного взаимодействия различных программ сводятся к минимуму, пока еще нельзя назвать в полном смысле слова откры тыми самоорганизующимися системами, к которым, например, отно сится человек. Однако в принципе возможно при наличии большого числа программ и учете возникающих между ними факторов корреля ции получать «весьма эффективно работающие слабо детерминиро ванные процессы, формы которых могут быть неограниченно слож ными и многообразными» [там же, с.80].

76 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ В связи с этим, необходимо понять, каким образом человечес кий мозг способен ориентироваться в «информационно избыточных смысловых пространствах» [там же, с. 85]. Естественный интеллект позволяет человеку практически мгновенно формировать картину ок ружающей действительности, выхватывая при этом ту информацию, которая является наиболее жизненно важной. Современные про граммы распознавания образов пока на это не способны, хотя быст родействие компьютеров уже сейчас значительно превосходит воз можности нервной системы человека. Более того, многочисленные психологические эксперименты подтверждают, что человек не всегда способен воспринимать вещи наиболее оптимальным образом, но это компенсируется процессом изобретения наиболее актуальных форм представления информации. Поэтому процесс восприятия представляет собой «скорее процесс формирования удачных анало гичных конструкций, нежели процесс подведения «самого по себе однозначным образом определенного объекта» под «заранее суще ствующее понятие» [там же, с.84].

Таким образом, проблема создания искусственного интеллекта вызывает значительный интерес не только своей практической значи мостью, но и широкими возможностями для моделирования естест венных интеллектуальных процессов. На сегодняшний день частично удается построить в машинах модели протекания физических про цессов и реализовать правила формальной логики. Однако для ус пешного построения искусственного интеллекта необходимо изуче ние способов адаптации естественного интеллекта в условиях сильно избыточной информации. Кроме того, необходимо понимать, что ес тественный интеллект не ограничивается когнитивными функциями, а включает также эмоции, саморефлексию, волю и другие человечес кие качества. Реализация их в искусственном интеллекте, помимо технических трудностей, включает целый комплекс морально этичес ких, нравственных проблем, которые необходимо будет решать.

Литература:

1. Павлов К.А. Существует ли неискусственный интеллект? // Вопросы философии. — 2005. — №4. — С.76–85.

2. Пенроуз Р. Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах фи зики: Пер. с англ. / Общ. ред. В.О. Малышко. — М.: Эдиториал УРСС, 2003. — 384 с.

3. Философия искусственного интеллекта. Материалы всероссийской междисциплинарной конференции, г.М., МИЭМ, — М.:ИФ РАН, 2005.

— 400 с.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СУБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ТЕОРИИ СОЗНАНИЯ Е.А.Кабак, ПГТУ, г. Пермь.

«Познай самого себя» — такова надпись на фронтоне храма в Дельфах. Эта же установка определила стиль и методы философство вания великого Сократа. Современное человечество не забыло о ду ховном завещании древних греков. Создание искусственного интел лекта — все та же попытка самопознания. Но в настоящее время не существует соответствующей информационно технической и теоре тической базы для успешного решения поставленной задачи. Главная причина — отсутствие детально проработанной методологической основы. Существует множество подходов к решению проблемы со знания вообще и соотношению искусственного и естественного ин теллекта в частности. Одним из наиболее перспективных подходов является, на наш взгляд, информационный подход, разработанный Д.И. Дубровским, согласно которому решающим фактором наличия субъективной реальности является определенная информация, реа лизованная в соответствующем носителе [1]. Но каковы свойства (ат рибуты) такой информации, создающей предпосылки наличия субъ ективной реальности?

Несмотря на попытки многих современных философов преодо леть идущий от Декарта раскол мира на сферу идеального и матери ального на основе физического редукционизма, все же отрицать на личие идеального (онтологии от 1 го лица) в сознании невозможно.

Единственный способ связать идеальное и материальное не причин но, а функционально — это использование информации. Но как ин формация соотносится с материальным и идеальным? Вопрос ждет своего решения в будущем, пока же очевидно одно, что информация есть необходимая связь между материальным и идеальным, вопло щаясь в первом и реализуясь в нем, она образует второе.

На данный момент наибольшее распространение получили два основных подхода к определению информации: атрибутивный и функциональный [2].

Атрибутивный подход предполагает, что информация есть не отъемлемое свойство (атрибут) материи и поэтому проявляет себя во всех объектах, процессах и явлениях как живой, так и неживой приро 78 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ ды. Материя является носителем информации (они неразрывно свя заны друг с другом), а ее движение непрерывно рождает новую ин формацию. Информация является объективной реальностью и суще ствует независимо от воспринимающего ее субъекта. Она распрост раняется с помощью сигналов, являющихся одновременно носителя ми информации (сигнал как материя, содержащая энергию и им пульс) и самой информацией (сигнал как структура перемещающей ся материи). Отсюда следует вывод, что информация есть мера упо рядоченности энергии. В пространстве она распределяется статиче ски и динамически. Статическое распределение — распределение в пространстве. Динамическое — изменение процессов во времени.

Основным носителем статической информации в природе является материя (материальный носитель), которая выполняет функции запо минания информации и таким образом обеспечивает ее сохранение и передачу во времени. Носителем динамической информации являет ся энергия (электромагнитное поле), которое и обеспечивает распро странение информации в пространстве. Информация непрерывно связана с материей и энергией, которые являются ее носителями, т.е.

является их неотъемлемым свойством. Такой тип информации может быть назван физической информацией.

Функциональный подход предполагает, что информация явля ется результатом (функцией) деятельности человеческого сознания и поэтому в неживой природе она существовать не может. Допускается существование информации и в биологических объектах, которое трудно отрицать. Сознание, как воплощение идеального, — это слож ная система, системообразующим элементом которой является ин формация. Информацию такого типа можно назвать идеальной ин формацией, являющейся в человеке необходимым условием созна ния и одновременно его результатом. Информация сама способна создавать новую информацию (в интерпретации Д. Деннета «мысли могут сами себя помыслить»). Для того чтобы возникла новая инфор мация, ей необходимо должна предшествовать некоторая старая ин формация.

Теперь проследим связь идеальной информации с физической.

Мельчайшие живые организмы идеальной информацией не облада ют. Системообразующим фактором у них является физическая ин формация, воплощенная в ДНК, их жизненный цикл строится по прин ципу реализации алгоритма. В живом материальном носителе вопло щена физическая информация, но на основании определенной струк туры и самой информации заложенной в нее, при процессе ее реали зации, данный материальный носитель может приобрести дополни тельные свойства, в результате чего информация приобретает «иде альный» характер. Согласно исследованиям, электрохимические про МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ цессы протекающие в головном мозгу возможны только при участии ДНК. Более сложные живые системы, построенные из простых орга нических систем (при их совместимости), могут образовывать более сложные потоки идеальной информации, то есть все больше физиче ской информации будет приобретать новое свойство. Согласно Дуб ровскому, таким свойством является представленность информации самой системе в «чистом» виде.

Современные компьютеры, построенные на силиконовой или другой неорганической основе, не могут обладать субъективной ре альностью (которой обладает естественный интеллект), потому что они не могут образовывать и оперировать идеальной информа цией. Компьютеры работают на основе физической информации и генерируют ее новые формы. У них отсутствует фактор поиска инфор мации как «внутренней» интенции, а значит, они не будут обладать со знанием (даже если уровень обработки физической информации бу дет неимоверно сложным).

Литература:

1. Подробнее см.: Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. — М., 1980.

2. См.: Колин К.К. Философские основы информатики // Новое в искус ственном интеллекте. Методологические и теоретические вопросы.

М., 2005. — С. 249 252;

Бугаков И.А. Информационно синергетичес кий подход к сознанию, как основа для создания искусственного ин теллекта // там же. — С. 36 39.

ВЕРА И ВОЛЯ КАК АСПЕКТЫ ЕСТЕСТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА Н.А. Калюжная, к. ф. н., и.о. доцента каф. философии Астраханского государственного университета, г. Астрахань.

1. Проблемы, связанные с разработкой искусственного интел лекта (ИИ), в числе многих аспектов актуализуют и вопрос о принци пиальном отличии естественного интеллекта (ЕИ), а также о форми ровании определенного отношения к ИИ с учетом его функциональ ной предназначенности.

Особенность ЕИ состоит в том, что он существует на базе субъ ективной реальности, образованной, помимо когнитивной основы, 80 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ глубинным согласованием психических модальностей, экзистенци альных состояний, в которых особое место принадлежит стремлению к смыслу, эмоционально волевой сфере, веровательным интенциям, и т. д. [1].

Ключевым источником данных психических модальностей явля ется особенность существования человека, состоящая в незаданнос ти, незавершенности, непрогнозируемости в полной мере его ста новления, в силу чего перед человеком всегда стоит задача оправда ния своего существования через обретение смысла жизнедеятельно сти. По сути, эта особенность выражается свободой человека, кото рая служит постоянной основой выбора человеком того, каким ему быть в каждой конкретной ситуации и в жизни в целом. Свобода опре деляет потенции к волевым усилиям. Такое понимание человека раз работано в экзистенциалистской антропологии. Следовательно, «эк зистенциализм отдает каждому человеку во владение его бытие и возлагает на него полную ответственность за существование» [2, С.

323]. Человек как носитель ЕИ обладает уникальной способностью, позволяющей ему стать источником смыслополагания, личностного самоопределения, открывающей возможность выйти за пределы обыденного, запрограммированного, утилитарно практического бы тия.

2. Важнейшее значение проблемы веры заключается в ее пре дельно напряженном аксиологическом характере, когда человек вы бирает каким ему быть и что отстаивать, утверждая значимость цен ностей не только для себя, но и для других людей. В гуманистической психологии XX века (Э. Фромм, К. Роджерс, В. Франкл) акцент дела ется не на предмете веры, а, скорее, на вере как внутренней силе че ловека. Вера, в этом смысле, предстает как направленность на ос мысленность бытия, к которой человек идет через гармонизацию сво его внутреннего мира.

Вера не является актом ни чисто сознательного начала в челове ке, ни бессознательного;

вера — акт, в котором соединяются как ра циональные, так и внерациональные элементы его бытия. Вера высту пает, таким образом, внутренней основой личности, являясь процес сом реализации потребности человека в существовании некой выс шей инстанции, перед лицом которой человек принимает решения.

3. Воля есть постоянное стремление человека к смыслу как реа лизации своих потенций духовного становления. В основе воли лежит сила устремления каждого человека достигнуть того качества своего развития, в которое он верит, которое формируется его опытом и из бранным приоритетом направленности субъективной сущностной ак тивности.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Понятие «воля к смыслу», проанализированное В. Франклом, рассматривается им как главный мотив человеческой жизнедеятель ности. В силу этого стремления основной характеристикой человека выступает самотрансценденция. «Самотрансценденция как свойство человеческого бытия представляет человека существом, способным выйти за пределы самого себя» [3, С. 222]. Человеческое бытие все гда ориентировано на нечто, что не является им самим. Благодаря этой направленности человеческая жизнь приобретает смысл.

Понятие самотрансценденции тесно связано с понятием веры.

Смысл выступает предметом веры, он осуществляется посредством чувств, состояний, действий. «Мне бы хотелось сказать, что конечный смысл, или сверхсмысл, как я его предпочитаю называть, является скорее предметом веры, чем предметом мышления. Мы не улавлива ем его, исходя из интеллектуальных соображений, но лишь из экзис тенциальных оснований, из всего нашего бытия, т. е. через веру» [4, С.

341].

4. Г. Зиммель сформулировал один из аспектов кризиса культу ры развивающегося мира: отрыв индивидуального сознания от объе ма информации и системы знания, которая в целом присутствует в культуре. Учитывая успехи, которые достигнуты сегодня в области компьютерных технологий (хранения, обработки и передачи инфор мации), и проблемы, с ними связанные, следует отметить, что про гноз, данный мыслителем, не оправдывается. Ресурсный вакуум, на который указывал Г. Зиммель, по сути дела, устраняется вследствие качественного перераспределения функций между ЕИ и ИИ, образу ющими уникальную систему, которая создает новый тип человека и деятельности.

5. Э. Дюркгейм в свое время говорил об интегрирующей роли коллективных представлений, представляющих собой, в первую оче редь, различные верования, через которые индивиды чувствуют при надлежность друг к другу и к обществу в целом. Само общество пред стает в восприятии людей надличностной системой, в которую верят и с которой идентифицируют себя именно через существующие кол лективные представления.

ИИ вызывает особую форму бытия человека в культуре, обретая монополию на реализацию интегрирующей социальной функции, длительное время принадлежащую другим институтам. ИИ как гло бальная информационная сеть предстает как надличностная система, определенным образом влияющая на ощущение человеком всеобщ ности, а, с другой стороны, играющая существенную роль в автоно мизации человеческой деятельности.

Особенность ситуации, в которой оказался современный чело век, состоит в том, что духовный кризис, выражающийся, в первую 82 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ очередь, в размытости ценностных ориентиров, углубляется на фоне улучшения условий жизни людей. Причиной этого улучшения являет ся технизация всех сторон общественной жизни, которая приводит вместе с тем к разнообразным формам отчуждения и деморализации общества, к лавинообразному росту потребностей, которые вытесня ют высокие цели и замещают подлинные смыслы. Развитие ИИ спо собно многое изменить в самых существенных проявлениях челове ка, таких как вера, выбор ценности и воля к смыслу, что вызывает не обходимость выработки особого отношения к ИИ, предназначенного для реализации такого рода функций.

Литература:

1. См. Дубровский Д.И. Искусственный интеллект и проблема сознания // Новое в искусственном интеллекте. Методологические и теоретиче ские вопросы. Под ред. Д. И. Дубровского и В. А. Лекторского — М., 2005. С. 42–48.

2. Сартр Ж.П. Экзистенциализм — это гуманизм // Сумерки богов. М., 1990.

3. Франкл В. Воля к смыслу. М., 2000.

4. Там же.

ЗНАЧЕНИЕ ИНСТРУМЕНТАЛИСТСКИХ ПРОГРАММ АНАЛИЗА СОЗНАНИЯ ДЛЯ МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА Ю.А. Кожевникова, к. соц. н., Уфимский государственный авиационный технический университет, г. Уфа.

Современные вопросы методологии исследования искусствен ного интеллекта неразрывно связаны с программами анализа созна ния.

По мере усиления дифференциации и интеграции знаний о со знании все настоятельней проступает необходимость разобраться в различиях философского и специально научных (естественных, гума нитарных, компьютерно информационных) подходов.

Существующий плюрализм взглядов на сознание не исключает действие интегральных тенденций, которые просматриваются в ос новных наиболее перспективных программах его изучения в наши МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ дни. Одним из интересных современных направлений в процессе анализа сознания являются инструменталистские программы.

Смысл инструментального подхода к сознанию заключается в возможности использования его для познавательно информацион ного обеспечения в различных сферах жизнедеятельности человека.

Современные стратегии исследования сознания достигли высокого эффекта при обращении к аналогам «искусственного интеллекта».

Философы также не остались равнодушными к моделям сознания, раскрывающим операционально вычислительные, компьютерные способности человека. Их корни — в давних механистических тради циях философии, сложившихся со времен позднего Средневековья и Нового времени, когда сознанию отводилась роль центра управления «человеком машиной». Сегодня компьютерная метафора приоткры вает глубинные тайны работы механизмов сознания по когнитивно информационному моделированию. Заслуживает внимания реализа ция двух технико технологических идей компьютерного моделирова ния, получивших свое продвижение совсем недавно. Во первых, идея о виртуальной, потенциально скрытой операционально вычислитель ной процедуре, которая реализуется встроенной последовательнос тью программ, обладающей возможностями вариационного модели рования. При работе с виртуальным компьютером вы связаны с ним столь же естественным образом, сколь органичны связи вашего со знания с собственным телом. Во вторых, идея о дифференциации и интеграции работы последовательных и параллельных процессоров.

Среди сегодняшних компьютеров подавляющее большинство — по следовательные процессоры. Информация, обрабатываемая каждым из них, проходит шаг за шагом через единый электронно вычисли тельный «узел». Иллюзия одновременной переработки разнородной информации достигается за счет быстродействия компьютеров.

Вместе с тем, совсем недавно появились суперкомпьютеры, ра ботающие по принципу параллельных процессоров (например, су перкомпьютер Эдинбургского центра). Работа такого компьютера обеспечивается участием нескольких сот параллельно работающих транспьютеров, по своей мощности равных обычному компьютеру.

Решая сложные проблемы, суперкомпьютер разбивает их на элемен тарные, вполне самостоятельные подпроблемы и затем — отдает их на обработку транспьютерам. Они решают полученные задачи и «ра портуют» об исполнении в центр, предельно сокращая время на ре шение интегральной, сложной проблемы.

С точки зрения компьютерной метафоры, есть основания пола гать, что процессы сознания протекают как по принципам последова тельной, так и параллельной их организации с возможными интегра тивными комбинациями.

84 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Компьютерное сравнение полезно и безобидно, когда оно не принимается буквально. Это можно показать на примере понимания переработки информации. Данный процесс сегодня описывается по аналогии с машиной, в которую закладывается исходная информа ция. Она перерабатывается на основе фиксированных правил и выда ется в виде конечного продукта. Но на самом деле, совершенно недо пустимо смешивать реальную мыслительную обработку информации человеком с теми фиктивными действиями, которые совершает ком пьютер. Более того, столь же недопустимо отождествлять нейрофи зиологические процессы, происходящие в мозге, и психологический процесс, называемый мышлением. Но их нельзя и противопостав лять. Компьютер моделирует некоторые функции сознания, которые обладают возможностью логической обработки.

Ядром идеологии современной когнитивной науки — так имену ется сегодня дисциплина, ведущая свое происхождение от теории познания, — является убеждение, что разум функционирует как циф ровой вычислительный компьютер, а эмоционально волевые и дру гие духовные акты также сводятся к переработке информации. Поэто му среди представителей когнитивной науки не так много консерва тивных исследователей, настаивающих на том, что мозг буквально является вычислительной машиной, а разум — компьютерной про граммой. Согласно этой версии, любая соответствующим образом запрограммированная система, невзирая на ее физическое строе ние, может иметь разум в том же самом смысле, как это говорится о человеке. Так сформировалось понятие искусственного интеллекта.

В этой версии есть свои доводы, суть которых состоит в утверждении формальной или синтаксической структуры мыслительных процес сов. Наиболее убедительным аргументом в пользу того, что сознание подобно вычислительной машине, является открытие формальных правил синтаксиса и фонологии, которые действуют по аналогии с компьютерной программой. Но на самом деле эти формальные пра вила наполнены семантическим содержанием, которое и определяют человеческое поведение. Таким образом, сами по себе формальные связи не могут выступать в роли правил поведения.

Н. Винер определял кибернетику как науку об управлении и свя зи. Интеллект в этом случае рассматривается как единый «закон при роды», действующий в человеке, животном и в машине. Сознательная деятельность с позиций кибернетики рассматривается как динамиче ская система с обратной связью, целью которой является достиже ние равновесия. Она осуществляется на основе обучения, адаптации к среде и переработки информации, которая сводится к сигналам, ог раничивающим разнообразие. В рамках такой модели «универсаль ного интеллекта» были построены теория игр и программы машинно МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ го перевода. В дальнейшем была построена модель «конкретного ин теллекта», в основе которой лежит формальная теория, выделяющая набор элементарных объектов, правила построения из них сложных выражений, список аксиом и правил вывода. Однако постепенно бы ли осознаны значительные эвристические возможности нечетких по нятий и даже поэтических образов.

Сегодня успехи построения искусственного интеллекта опреде ляются не только логикой и математикой, но и философской методо логией гуманитарных наук. Например, в феноменологии Гуссерля, герменевтике Гадамера, в концепции поэтического языка Хайдеггера, можно найти такие важнейшие предпосылки мышления, которые в принципе допускают экспликацию и могут быть учтены в программи ровании искусственного интеллекта. Если их не заложить в програм му, то машина окажется неспособной к распознаванию важной ин формации. Полезно обратить на это внимание, чтобы не оказаться во власти неоправданных надежд на искусственный интеллект и всеоб щую компьютеризацию.

Литература:

1. Основы современной философии. — СПб: Издательство «Лань». 1999.

ПРИНЦИП «НЕСУЩЕСТВЕННОСТИ СОЗНАНИЯ»

В ИСКУССТВЕННОМ ИНТЕЛЛЕКТЕ Т.А. Кураева, инженер ЦЭМИ РАН, г. Москва.

Принцип несущественности сознания («сознательного инэссен циализма») был предложен Дж. Полджером и О. Фланаганом [2] при изучении проблематики философских зомби [1]. Он прозвучал в кон тексте достижений компьютерных, когнитивных наук и искусственно го интеллекта (ИИ). Данный принцип гласит, что для реализации пове денческого акта совершенно не существенен опыт осознания этого акта. Более того, любое поведение может протекать без какого либо его осознания. Несущественность осознания правомочна и для ин теллектуальной деятельности, хотя традиционно мышление считает ся неразрывно связанным с осознанием его актов. Из принципа сле дует, что поведение и сознание могут существовать как бы независи мо друг от друга. Если принцип корректен, то зомби, безусловно, воз можны.

86 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Авторы принципа обосновывают его правоту следующими поло жениями: 1) Имеются эмпирические подтверждения отсутствия кор реляции между явлениями сознания и нейродинамическими процес сами мозговой деятельности;

2) Многие представители когнитивной психологии считают, что большинство процессов сознания не значи мо для познавательной деятельности;

3) Когнитивная наука в целом склоняется к эпифеноменализму, согласно которому сознание не связано с физическим, а лишь сопровождает его. В итоге имеем:

«Принимая во внимание, что большинство скептически настроенных людей сильно волнует проблема искусственного интеллекта, и, в ос новном, то, что машину можно наделить сознанием, можно их волне ния считать напрасными. Вычислительный функционализм показыва ет, что и наш разум в сознании не нуждается!» [3].

Освещение принципа «несущественности сознания» в контексте искусственного интеллекта представляется убедительным при столк новении противоположных точек зрения двух философов: 1) Тода Мо уди, который, выступая с позиции философии зомби, предложил один из подходов к теоретическому обоснования их возможности;

2) Дж. Маккарти, выступившего оппонентом Моуди с позиции филосо фии искусственного интеллекта.

1. Зомби и ИИ (по Т. Моуди). Тод Моуди в статье «Беседы с зомби» [3] проводит мысленный эксперимент, цель которого двояка:

1) изучить возможность того, как компьютерная система (например, робот) или некое гипотетическое существо может проявлять все при знаки сознательного человека, сознанием при этом не обладая;

2) выявить критерии, по которым можно отличить зомби от человека. Т.

Моуди предполагает мир, физически подобный человеческому — Землю зомби. Хотя этот мир во всём как наш, в нём есть одна деталь:

«жители» его не обладают сознанием. Они образуют «социумы», «об щаются», у них есть язык. Их наука методологически подобна челове ческой науке, по крайней мере, физика и математика те же. Во мно гом подобны и философские суждения. Однако любой поведенческий акт этих людей не сопровождается осознанием этого акта. Эти жите ли и называются «зомби». Но их можно отличить от людей — они не будут владеть словарём ментальных терминов — эти слова им совер шенно «не понятны» и не нужны в силу отсутствия у них ментального.

Предполагая возможность функционального описания сознательной деятельности, Т. Моуди считает не лишённым смысла предположе ние о возможности существования зомби в контексте компьютерной технологии.

Продолжая линию рассуждений Т. Моуди, можно заключить, что система искусственного интеллекта такого типа — вполне вероятный претендент на звание «зомби». В подобных системах ментальные МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ процедуры возможны вне какого либо их осознавания. Однако по иному считает Дж.Маккарти: компьютерная система принципиально не может называться интеллектуальной, если в ней отсутствуют про граммы реализации процедур осознавания себя в составе мира — внешнего и внутреннего.

2. Зомби и ИИ (по Дж. Маккарти). Дж.Маккарти в статье «Зом би Тода Моуди» отказывает в правдоподобии «Земле зомби». С пози ции ИИ сознание следует рассматривать как совокупность взаимо действующих процессов. Сознание — не некое идеальное образова ние, оно играет вполне определённую роль в структуре человеческой деятельности. Принцип эпифеноменализма, к которому апеллировал Т. Моуди — отнюдь не методологическое обоснование конструктив ной деятельности по построению интеллектуальной системы, напри мер, робота. Чтобы вести себя подобно людям, зомби должны обла дать тем, что можно назвать псевдосознанием («как бы» сознанием).

«Псевдосознание» должно приносить пользу, хотя бы для выполнения моторно двигательных функций, не говоря уже об интеллектуальных функциях. Поэтому псевдосознание должно стать частью всех воз можных процессов ментальной и нементальной деятельности, вклю чая, например, речевые способности зомби что то отвечать на зада ваемые ему вопросы. Однако «псевдосознания» у зомби быть не мо жет (в силу определения зомби). Поэтому, заключает Дж. Маккарти, зомби Т. Моуди невозможны! Роботы же, поведение которых не от личается от поведения сознательных существ, возможны, но они бу дут вести себя сознательными лишь в условиях приписывания им ментальных свойств. Что же касается возможности зомби, который мог бы функционировать как сознательное существо, но не обладаю щее ни сознанием ни псевдосознанием, Маккарти придерживается отрицательного мнения. «Зомби Моуди — это плод выдумки Моуди!»

— заключает Дж.Маккарти.

3. Принцип «расширенного сознания» (по Ч. Тарду). Инте ресные трансформации «принципа несущественности сознания»

можно увидеть у Чарльза Тарта [5]. Проблема зомби рассматривает ся с высоты медитативных опытов самосознания Я. В противовес те зису Дж. Маккарти («Зомби невозможны»), Ч. Тарт выдвигает тезис «Все мы зомби! Но мы можем стать сознательными». Этот тезис об стоятельно доказывается. И предлагается подход к преодолению зомбированного состояния. Чтобы человек зомби перестал быть та ковым, необходимо воспитывать в себе самом опыт обращения вни мания на внутреннее содержание сознания. Для этого следует руко водствоваться принципом «расширенного сознания». Должна быть иная наука, не та, которая прогрессирует сейчас и опирается, напри мер, на некритические техногенные представления о возможности 88 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ исчерпания сознания функционалистскими схемами. Если человек не будет самостоятельно развивать способности сознания, осознания, самосознания, то в ближайшем будущем он будет иметь не науки о человеке и обществе, а науку зомби о зомби. Если с технологической позиции «медитационный подход» вызывает вполне понятный скеп сис, то с позиции культурологической, он, несомненно, заслуживает внимания: cозданию «псевдосознания» робота должно предшество вать расширение горизонтов самосознания разработчика, в частнос ти, понимание ответственности за собственные «незомбированные»

решения.

Таким образом, принцип «несущественности сознания» в кон текте его применения в ИИ требует изучения сознания, но не в плане метафизико исторических изысканий («привлекая» учения Платона, Гегеля, Канта и др.), а в применении всего комплекса междисципли нарных изысканий, интегрирующих естественные, социальные, гума нитарные и технические науки.

Литература:

1. Алексеев А.Ю., Кураева Т.А. Новое в искусственном интеллекте. Мето дологические и теоретические вопросы. Под ред. Д.И. Дубровского и В.А. Лекторского — М.: ИИнтеЛЛ, 2005. — 280 с. — С.26 32.

2. Flanagan O., Polger T. (1995), «Zombies and the function of conscious ness», Journal of Consciousness Studies 2:313 21.

3. Moody, T. (1994) Conversations with zombies. Journal of Consciousness Studies 1:196 200.

4. McCarthy, John (1995) Todd Moody’s Zombies;

http://cogprints.ecs.soton.ac.uk/archive/ 5. Tart, C. T. (1995). Yes, we are zombies, but we can become conscious!

Observations on Moody’s ‘Conversations with Zombies’. Journal of Consciousness Studies, 2 (4), 1995, pp. 361 375.

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ В ИСКУССТВЕННОЙ СРЕДЕ А.Б. Ласточкин, студент, МИЭМ, г. Москва.

Основной проблемой создания Искусственного Интеллекта яв ляется, прежде всего, нахождение определенного критерия для оцен ки, можно ли считать данный образец конструкторской мысли обла дающим интеллектом или нет. Первым в ряду подобных тестов стала МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ игра в Имитацию или Тест Тьюринга [1], однако этот тест не оправдал себя, оказавшись тестом на человечность интеллекта. Сейчас более актуальной системой проверки становится взаимодействие с окружа ющей средой и возможности реагировать на ее изменения. Однако в связи с этим возникает вопрос среды.

Недавно в США прошли соревнования Grand Challenge, где уже в прошлом году машине под управлением компьютера удалось пройти 132 мили по пересеченной местности менее чем за 7 часов. [2] В ка честве агента можно рассмотреть роутер локальной сети, составные части которой поддерживают адаптивную маршрутизацию. Основы ваясь на данных периодической проверки портов, система сама себе переконфигурирует в случае утери связи или появления новых сигна лов, каждый раз создавая новую таблицу маршрутизации и, более то го, если система поддерживает алгоритмы состояния связи, созда вая полную схему сети [3].

Казалось бы, что в этом, такого, несмотря на формальное соот ветствие критерию, все равно ни одна из систем не пройдет тест «Китайская комната» Дж Сирла. Да, программа манипулирует про стым синтаксисом, но что есть семантика как не упорядоченный син таксис? Прочитав слово “лошадь”, человек представляет животное, если он видел хоть раз в жизни лошадь, но если он ее не видел, то ни чем не отличается от ЭВМ, для него это простой набор символов, в то же время если программно связать набор символов “лошадь” с ка ким либо критериями реального животного, то оно сможет его “уз нать”. Семантическая составляющая возможно, только при предва рительно созданном каркасе из формальных описаний в том или ином виде.

Другим тестом на наличие интеллекта у машин является Тест Лавлейс, заключающийся в создании оригинальной неповторимой вещи. Когда создатель машины не смог бы повторить результат ма шины, зная ее алгоритмы и принцип действия.[4] Однако, любая си стема может под воздействием флуктуаций окружающей среды да вать сбой. С точки зрения человека этот сбой лишь ошибка, мешаю щая правильной работе системы, однако, для самой системы это уже новое состояние. Простой сбой в автоматике сборочной линии элек тронных плат приведет к неправильному монтажу элементов. Да, с точки зрения человека, это будет брак, сигал на выходе которого, не будет отвечать заданным критериям по входу, но тем не менее этот сигнал на выходе будет и будет меняться в зависимости от сигнала на входе, и эта бракованная плата уже будет оригинальным элемен том.

Таким образом видно зависит от рассматриваемой “среды”, че ловек существует в одной среде, где, взаимодействуя с себе подоб 90 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ ными, создает, свой ограниченный круг допущений и критериев, со здавая машины, он создает другую среду, в которой эти законы уже не действуют.

Литература:

1. Пол М. Черчленд, Патриция Смит Черчленд. Искусственный интел лект: Может ли машина мыслить? http://grokhovs2.chat.ru/bra/bra.html 2. http://www.grandchallenge.org/ 3. Олифер В.Г., Олифер Н.А. Компьютерные сети. Принципы, техноло гии, протоколы: учебник для вузов. СПб, Питер, 2003. — 864 с.

4. Ласточкин А.Б. Тест Лавлейс: машина творить не может! Методологи ческие и теоретические аспекты искусственного интеллекта.Материа лы студенческой конференции Философия искусственного интел лекта,МИЭМ, 20 мая 2004 г. Под ред. А.Ю. Алексеева.

МОДЕЛИРОВАНИЕ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В СВЕТЕ ИНФОРМАЦИОННО СЕМИОТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ПРОБЛЕМЕ СОЗНАНИЯ Н.В. Мальчукова, кандидат философских наук, Иркутский государственный университет, г. Иркутск.

Возможности моделирования искусственного интеллекта тесно связаны не только с развитием инженерно технической базы, но, прежде всего, с уровнем имеющихся у человечества знаний о естест венном интеллекте и сознании. Сам факт существования проблемы искусственного интеллекта свидетельствует о довольно высоком уровне этих знаний. Вместе с тем, совершенно очевидно, что многое в проблеме естественного интеллекта и сознания остается неясным и ждет своего объяснения в будущем. Это неизбежно приводит к осо знанию ограниченности и несовершенства существующей модели искусственного интеллекта. Кроме того, уже имеющиеся знания о ес тественном интеллекте и сознании, полученные, в частности, в рам ках информационно семиотического подхода, во многом стимулиро вавшем становление и развитие искусственного мышления, указыва ют на фундаментальную проблемность в моделировании искусствен ного интеллекта по подобию естественного, а также на их неизмен ную специфичность по отношению друг к другу.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ С позиции информационно семиотического подхода «полно представленное» сознание есть взаимодополнение и взаимоперевод различных знаково языковых средств: внутримозговых (язык сенсор ного воспроизведения действительности или рефлексируемый об разный язык), вербального языка общей коммуникации и его художе ственной составляющей, языков науки в рамках естественно техни ческой и гуманитарной коммуникации. Эти знаково языковые средст ва имеют априорный характер, т. е. представляют собой своеобраз ное родовое достояние людей, результат эволюции сначала живой, а затем и социальной материи. При этом исходным языком является язык сенсорного воспроизведения действительности, где в основе кодировок и перекодировок лежат процессы обобщения и переноса кодовых фигур в ходе решения пространственно ориентировочных задач и задач на определение нестандартного объекта в наборе стан дартных (данные процедур обучения человека и животных). На уровне сенсорного воспроизведения действительности дедуктивный исчис лительный процесс осуществляется в пределах строгой аддитивнос ти и симметричности.

В обычном естественном языке наследуется исчислительный логический механизм прежних кодов, но здесь он уже обладает дру гими особенностями и качествами. И именно эти особенности и каче ства — свидетельство становления «Я», т. е. «проявления» (здесь удобна аналогия с фотографическим проявлением) сознания.

В основе естественного языка лежит не определенная запро граммированная аддитивность, а всякий раз по новому оцениваемая пространственно временная определенность. Естественный язык ре ализует новую — переменную — исчислительность, требующую бо лее сложных познавательных операций (еще более усложняющихся в научной реализации сознания). Здесь исходный сенсорный код со ставляет базу постоянной центрации — децентрации субъекта пове дения, что аттестуется, в частности, наличием в языке местоименной лексики и многих других парадигм. Именно эта исчислительность — путь формирования отношения ценности и операций оценки (новое качество «Я»).

Таким образом, множественности уровней реализации сознания соответствует множественность уровней знаково языковых средств.

И здесь возникает вопрос, как эта множественность знаково языко вых средств и их постоянное взаимодействие может быть смоделиро вана в машинном варианте? Ведь, во первых, данные знаково языко вые средства функционируют на базе специфически организованно го материального субстрата — нервной системы и мозга человека, которому свойственна функциональная асимметрия: правое полуша рие ответственно за формирование чувственно образной стороны 92 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ семантики, а левое — за словесно синтаксическое представление информации. А, во вторых, осуществление взаимосвязи и перевода данных знаково языковых средств подразумевает наличие способно сти к актам самосознания и рефлексии, т. е. внутренней активности, которой машина apriori не обладает. Следует отметить, что внутрен няя активность субъекта, как и взаимосвязь знаково языковых средств, обусловлены не только его биологической организацией, но и специфическим — социальным — способом существования. Здесь субъект всякий раз оказывается погруженным в уникальный семанти ко прагматический контекст, что и стимулирует появление и функци онирование специфически человеческого способа взаимоотношения с миром, т.е. сознания и самосознания. Машинное же моделирование такого семантико прагматического контекста выглядит весьма про блематичным, хотя и не невозможным.

Кроме того, необходимо добавить, что внутримозговые знако вые средства наряду с рефлексируемым образным языком включают в себя и бессознательно образный язык — архетипы. Хотя в настоя щее время исследование природы и механизмов функционирования этого вида языка, а также специфики его взаимосвязи с рефлексиру емыми языками находится в начальной стадии, совершенно очевид но, что бессознательно образный язык во всем многообразии его взаимосвязей основанием своим имеет биологическую и социальную организацию субъекта. Следовательно, машинное его моделирова ние будет иметь те же сложности, что и моделирование рефлексиру емых языков.

Таким образом, решение проблемы сознания с позиций инфор мационно семиотического подхода, с одной стороны, способно сти мулировать дальнейшее моделирование искусственного интеллекта, выделяя узловые, проблемные моменты в соотношении искусствен ного и естественного интеллекта;

с другой стороны, оно подчеркива ет уникальность живого по отношению к механическому, уникаль ность человека с его фундаментальными свойствами по отношению к машине, показывая тем самым насколько опасной может быть тен денция уподобления человека машине, которая, как указывают фило софы (М.Хайдеггер, Э.Фромм и др.), отличает становящееся инфор мационное общество.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ «ЗНАНИЯ О САМОМ СЕБЕ»

В КОМПЬЮТЕРНОЙ СИСТЕМЕ А.В. Мигла, Ф.В. Петров, А.А. Сочилин, Студенты философского факультета ГУГН, г. Москва.

Важнейшей проблемой методологии искусственного интеллекта является изучение подходов к моделированию знания системы «о са мой себе», которые позволят при оценке её поведения приписать ей способности к: 1) осознаванию окружающей действительности;

2) са мопознанию внутренних состояний и свойств;

3) самосознанию. В це лом данная проблематика представляется частью междисциплинар ных исследований по моделированию «Я», которое, «выступая в конти нууме субъективной реальности как одно из явлений …«присутствует»

в любом наличном ряду явлений субъективной реальности, «относит ся» к любому из них и таким образом выражает их связь, а в итоге — уникальную целостность данной субъективной реальности» [1. C. 85].

В контексте исследований ИИ перспективы моделирования «знаний о самом себе» некоторые исследователи ИИ (среди которых один из основателей ИИ — Дж. Маккарти) видят в разработке меха низмов «псевдосознания» [2;

5, P.5 8]. Псевдосознание, по замыслу Дж. Маккарти, делится на «базисное сознание» и «самосознание». В блоке «самосознания» (точнее «псевдосамосознания») и учитывают ся «знания системы о самой себе»:

1. «Базисное сознание» состоит из: 1.1) Пропозиций — сужде ний об объективном мире (сюда не входят рефлексивные суждения о мышлении);

1.2) Образов сцен и объектов — аудиовизуальных рядов, репрезентирующих текущие и сохранённые в памяти состояния внешнего мира. Эти ряды фильтруются, обрабатываются, из них фор мируется «язык», получающий внутрисистемную значимость в блоке «самосознания».

2. «Самосознание» — это все те квазиментальные алгоритми чески представимые процессы, которые обеспечивают рациональное поведение системы. К ним относятся программы: 2.1) хранения про токола физических и интеллектуальных событий, которые позволяют обратиться к прошлым «убеждениям», наблюдениям и действиям;

2.2) анализа структуры преследуемых системой целей;

2.3) оценки соответствия возможностей системы её намерениям (посредством анализа «интенций»);

2.4) анализа путей возникновения знаний и «убеждений»;

2.5) классификации «убеждений», позволяющие пере сматривать наличные «убеждения» с учётом ранее имевших место;

2.6) учёта вспомогательной информации, позволяющей системе от 94 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ вечать на вопросы «Почему я верю, что p?» или «Почему я не верю, что p?»;

2.7) «трансцендирования» над репрезентациями сцен и объектов (если представления об объекте представимы «текстом», то «транс ценденция» означает «контекст», проблемам формализации которого Дж. Маккарти посвятил ряд работ);

2.8) репрезентации знаний о том, какие цели система может преследовать, что позволит ей «осозна вать» свой собственный выбор и конституировать «свободу выбора».

В предложенной структуре программ «самосознания» мы не ви дим собственно специфики самосознания, к которым, как показывает анализ работы Б. Гертлера «Знания себя о самом себе» [4], можно причислить следующее: 1.1) эпистемическую убеждённость — досто верность и надёжность этих знаний, не требующих внешних обосно ваний;

1.2) уникальный метод — «интроспекцию» — как способ пости жения собственных ментальных состояний;

1.3) знание от «первого лица» — использование самоатрибутивных описаний собственной субъективной реальности. К этому можно добавить и подход, рассма тривающий «знание системы о самой себе» как особый вид знаний, иллюзорный по отношению к другим их формам.

Специфику «знания себя о самом себе» отражает ряд различных моделей. К ним относятся [4]: 1) Модель непосредственного наблю дения, утверждающая, что наблюдение своих собственных мыслей не имеет никаких посредников между состоянием наблюдения и наблю даемым состоянием;

2) Модель «внутреннего» чувства, утверждаю щая, что внутренние «ощущения» отличны от внешних и их можно представить в виде самосканирующего процесса головного мозга;

3) Модель изменённого восприятия, утверждающая, что «знания о са мом себе» — это форма знания, обусловленная наблюдениями за не ментальными объектами и что эту форму надо «схватить» как то, че рез что она созерцает другие объекты;

4) Модель рациональности, в рамках которой «знания о самом себе» складываются из самоатрибу ций и самоопределений, которые, в свою очередь, выступают неотъ емлемой частью рационального поведения;

5) Модель убеждений, ут верждающая, что «знания о себе» сводятся к убеждению в действи тельном существовании данного состояния и поэтому они не облада ют эпистемологическим статусом;

6) Экспрессивистская модель, отождествляющая самоатрибуции с формами самовыражения (типа «возгласов», «криков»), не имеющих самостоятельного пропозицио нального значения (как и модель 5).

Так как в большинстве этих моделей имеются механизмы само атрибуции, то возникают, помимо концептуальных, общеизвестные логико математические проблемы, например, проблемы «преодоле ния» теоремы Гёделя, формально обосновывающей невозможность иметь непротиворечивые «знания системы о самой себе».

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Таким образом, о возможности моделирования в компьютерной системе её «знаний о самой себе» судить преждевременно, требует ся существенная теоретическая проработка этого вопроса, перспек тивы которого видятся, например, в контексте применения информа ционного подхода к сознанию Д.И. Дубровского [1] в перспективе разработки концептуальных моделей языковых, информационных и программных средств компьютерной системы. Проблем не возникает лишь тогда, когда для удобства проектирования интеллектуальных систем мы приписываем, как Дж. Маккарти, ментальные свойства термометрам, автомобилям, калькуляторам и пр. Однако степень адекватности таких моделей весьма сомнительна и требует серъёз ных междисциплинарных усилий в области построения интелелекту альных систем.

Литература:

1. Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. — М.: Канон+, 2002.

2. Кураева Т.А. Зомби и искусственный интеллект // Методологические и теоретические аспекты искусственного интеллекта. Материалы сту денческой конференции «Философия искусственного интеллекта», МИЭМ, 20 мая 2004 г. Под ред. А.Ю. Алексеева — М.: МИЭМ, 2005. — 198 с. — С.154 159.

3. Brie Gertler. Self Knowledge, Stanford Encyclopedia of Philosophy, 2003, http://plato.stanford.edu/cgi bin/encyclopedia/archinfo.cgi?entry=self knowledge 4. McCarthy, John (1995) Making Robots Conscious of their Mental States;

http://cogprints.ecs.soton.ac.uk/archive/ КОДОВАЯ ЗАВИСИМОСТЬ И ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ: ФИЛОСОФСКО МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ А.М. Науменко, ПГТУ, г. Пермь.

Развитие науки и общественной практики выдвигает на перед ний план проблему человека. Одним из главных «узлов» этой пробле мы выступает непременная связь психики с мозгом, организмом, со циально организованными материальными процессами. Результаты 96 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ этого вектора исследования выводят нас на философско методоло гические проблемы искусственного интеллекта.

В центре данной работы — информационная теория сознания и кодовая зависимость.

Если мы обнаружим связь между психикой и мозгом, то будем располагать большими «оперативными» возможностями, откроем до ступ к «оперированию» различными мозговыми функциями. Эта про блема постоянно находится в центре внимания как западных, так и российских философов. Так, по мнению Нагеля, между сознанием и мозговыми процессами существует связь, остающаяся для нас непо стижимой. Эта связь прослеживается через некое «третье понятие», из которого непосредственно вытекает и ментальное, и физическое, и благодаря которому их актуальная необходимая связь друг с другом становится для нас прозрачной [1]. К сожалению, Нагель не дает от вета, что это за понятие.

Свой ответ на этот вопрос предлагает отечественный философ Д.И. Дубровский. Он считает, что сознание и мозг, ментальное и фи зическое можно связать при помощи информации. Это и есть третье понятие [2]. Возможности информации многогранны, но мы остано вимся на самом важном ее аспекте — факторе управления. Так как связь информации и кода не вызывает сомнений, без глубокого ана лиза понятия кода (кодовой зависимости) невозможно основатель ное понимание информации, и наоборот.

Кодовая зависимость — это акт самоорганизации, определен ное соответствие между данной информацией и ее носителем, обла дающим теми или иными физическими, химическими, временными и т.п. свойствами [3]. Очень важно расшифровать код, понять его «тай ну».

Введем понятие «кода». Это необходимое свойство самооргани зующейся системы, форма существования и функционирования ин формации. С одной стороны, информация как явление субъективной реальности находится в своем коде, который представляет собой нейродинамическую систему, обладающую конкретными пространст венными и временными свойствами. С другой стороны, кодовая орга низация носителя информации никогда «не похожа» на то «содержа ние», которое составляет воплощенная в нем информация.

Существуют два типа кодов: естественный и чуждый.

Естественный код — это код, составляющий часть нашей соб ственной организации, он «прозрачен» для нас. В этом случае сооб щение, сигналы не требуют каких либо мысленных или практических преобразований;

содержание сигналов понятно непосредственно.

Выделяют внутренние и внешние естественные коды. (Каждому уров МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ ню самоорганизации характерны свои внутренние и внешние естест венные коды).

Чуждый код — это код, «непонятный» системе, которой он адре сован и чтобы стать «понятным», он требует расшифровки, декодиро вания. Чуждые коды также могут быть внешними и внутренними, хотя в большинстве своем являются внешними.

Следует отметить, что деление на естественные и чуждые коды относительно. Оно определяется лишь по отношению к конкретной самоорганизующейся системе или классу самоорганизующихся сис тем. Поскольку «картина мира» достаточно непростая, сложная само организующаяся система так же состоит из подсистем и элементов, которые в свою очередь тоже являются самоорганизующимися сис темами и обладают своими автономными программами.

Изучение самоорганизующихся систем, в том числе познания человеком самого себя, предполагает в качестве центральной задачи расшифровку кодов, исследование кодовых зависимостей. Декоди рование, расшифровка кода предполагает перекодирование, т.е. пе ревод «чуждого» кода в «естественный», перевод неизвестного кода в известный. Расшифровка естественного кода имеет целью понима ние его «устройства». Декодирование «чуждого» кода имеет целью понимание его информационного содержания.

Существует два вида задач расшифровки кода:

• «прямая», когда дан кодовый объект и требуется выяснить информа цию, которая в нем содержится (здесь налицо «чуждый» код);

• «обратная», когда дана определенная информация и требуется уста новить ее носитель и его кодовую организацию;

здесь мы имеем де ло с «естественным» кодом.

Расшифровка кода в конечном итоге содержит ответ на вопрос «зачем?» (т.е. для чего реализуется данная функция, данное условие).

В этом смысле декодирование имеет первостепенное значение в на учной проблематике. Взятая в общем виде, проблема расшифровки кода может рассматриваться не только как одна из ключевых проблем исследования самоорганизации, на основе которой можно открыть грандиозную картину кодовых преобразований, происходящих в цен тральной нервной системе и составляющих сущность её информаци онной деятельности, но и в решении задач философско методологи ческого и инженерно практического характера, связанных с создани ем искусственного интеллекта.

Литература:

1. См.: Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела // Вопросы философии, 2001. — №8. — С. 101 112.

98 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 2. Подробнее см.: Дубровский Д.И. Проблема духа и тела: возможности решения (В связи со статьей Т. Нагеля «Мыслимость невозможного и проблема духа и тела») // Вопросы философии, 2002. — №10. — С. 107.

3. Подробнее см.: Дубровский Д.И. Информация. Сознание. Мозг — М., 1980.

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЕКТА О.И. Пика, Российская таможенная академия, Владивостокский филиал, г. Владивосток.

Неотъемлемой частью современного коммуникативного прост ранства являются постоянно развивающиеся информационные тех нологии, все больше привлекая внимание исследователей к искусст венному интеллекту (ИИ).

Целью данной работы является:

1) На основе изучения работ исследователей, дать основные по нятия искусственного интеллекта.

2) Рассмотреть два основных подхода к моделированию искус ственного интеллекта.

3) Определить основные проблемы, связанных с опасностями, возникающими в ходе работ по искусственному интеллекту:

Искусственный интеллект как наука существует более сорока лет. Первой интеллектуальной системой считается программа «Ло гик Теоретик», предназначенная для доказательства теорем и исчис ления высказываний. Ее работа впервые была продемонстрирована августа 1956 года, в создании программы участвовали такие извест ные ученые как А. Ньюэлл, А. Тьюринг, К. Шеннон, Дж. Шоу, Г. Сай мон и другие. С тех пор в области искусственного интеллекта разра ботано великое множество компьютерных систем, которые принято называть интеллектуальными. Области их практического приложения охватывают практически все сферы человеческой деятельности, свя занные с обработкой информации. [1] Существует несколько точек зрения в определении значения “искусственного интеллекта”:

1) ИИ — это умение решать сложные задачи;

2) ИИ как способность к обучению, обобщению и аналогиям;

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 3) ИИ как возможность взаимодействия с внешним миром путем общения, восприятия и осознания воспринятого.

Тем не менее, многие исследователи ИИ склонны принять тест машинного интеллекта, предложенный в начале 50 х годов выдаю щимся английским математиком и специалистом по вычислительной технике Аланом Тьюрингом. «Компьютер можно считать разумным, — утверждал Тьюринг, — если он способен заставить нас поверить, что мы имеем дело не с машиной, а с человеком».

Таким образом, ИИ — свойство автоматических систем брать на себя отдельные функции интеллекта человека, например, выбирать и принимать оптимальные решения на основе ранее полученного опы та и рационального анализа внешних воздействий. [2] ИИ является сейчас «горячей точкой» научных исследований. В этой точке, как в фокусе, сконцентрированы наибольшие усилия ки бернетиков, лингвистов, психологов, философов, математиков и ин женеров. Именно здесь решаются многие коренные вопросы, связан ные с путями развития научной мысли, с воздействием достижений в области вычислительной техники и робототехники на жизнь будущих поколений людей.

В настоящее время различают два основных подхода к модели рованию искусственного интеллекта, связанные с существованием двух точек зрения на вопрос, каким образом строить системы искус ственного интеллекта: [3] 1)Машинный интеллект, заключающийся в строгом задании ре зультата функционирования. Сторонники этой точки зрения убежде ны, что «важнее всего результат», т.е. хорошее совпадение поведения искусственно созданных и естественных интеллектуальных систем, а что касается внутренних механизмов формирования поведения, то разработчик искусственного интеллекта вовсе не должен копировать или даже учитывать особенности естественных, живых аналогов.

2)Искусственный разум, направленный на моделирование внут ренней структуры системы. Эта точка зрения состоит в том, что именно изучение механизмов естественного мышления и анализ данных о спо собах формирования разумного поведения человека могут создать ос нову для построения систем искусственного интеллекта, причем пост роение это должно осуществляться, прежде всего, как моделирование, воспроизведение техническими средствами принципов и конкретных особенностей функционирования биологических объектов.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что основные направления ИИ связаны с моделированием, но в случае машинного интеллекта мы имеем дело с моделированием феномено логическим, имитационным, а в случае искусственного разума — с моделированием структурным. [4] 100 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Однако существует ряд проблем, связанных с опасностями, воз никающими в ходе работ по искусственному интеллекту:

1)Возможность потери человеком стимулов к творческому труду в результате массовой компьютеризации или использования машин в сфере искусств. Однако в последнее время стало ясно, что человек добровольно не отдаст самый квалифицированный творческий труд, так как он для самого человека является привлекательным.

2)Уже сейчас существуют машины и программы, способные в процессе работы самообучаться, т. е. повышать эффективность при способления к внешним факторам. В будущем, возможно, появятся машины, обладающие таким уровнем приспособляемости и надеж ности, что необходимость человеку вмешиваться в процесс отпадет.

В этом случае возможна потеря самим человеком своих качеств, от ветственных за поиск решений. Налицо возможная деградация спо собностей человека к реакции на изменение внешних условий и, воз можно, неспособность принятия управления на себя в случае ава рийной ситуации. Люди будут постоянно решать проблему искусст венного интеллекта и постоянно сталкиваться все с новыми пробле мами.

Литература:

1. Андрейчиков А.В., Андрейчикова О.Н. Интеллектуальные информа ционные системы М.: Финансы и статистика, 2003. (учебник для сту дентов, обучающихся по информационным специальностям).

2. Тимофеев А.В. Роботы и искусственный интеллект. М: «Наука» 1978 — 192 стр.

3. Интернет источник: http://neural.narod.ru/Main.htm (Квасный Р. Искус ственный интеллект).

4. Винер Н. Кибернетика — М.: Наука, 1998.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ НОЛИПСИЗМА Е.Н. Пирожков, ПГТУ, г. Пермь.

Уже достаточно длительный период времени философы пытают ся разрешить проблему соотношения сознания и тела. В настоящее время существует множество подходов к решению данной проблемы, nolipsism — из их числа. Термин происходит от лат. noli — ничто, кон струируется по аналогии с солипсизмом (от лат. solus — единствен МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ ный, ipse — сам) и обозначает элиминацию самости в функциональ ном описании когнитивного агента. Термин «нолипсизм» ввел в фило софский оборот Дж. Поллок, авторитетный американский философ когнитивист, который наряду с Д. Деннеттом и Дж. Серлем посвятил себя проблемам изучения ИИ и философии сознания. Его работы ра нее не переводились на русский язык, поэтому в России он малоизве стен. Мы попытались восполнить этот пробел.

Нолипсизм — это идея того, что мы буквально не существуем [1].

Следует уточнить, что под «мы» Поллок подразумевает самости (self), т.е. то, что стоит за местоимением от 1 го лица. При этом для Полло ка не важна природа самости, он указывает на противоречие между тем, что самость связана с материальным носителем и тем, что она носит нефизический характер. Далее Поллок вводит понятие «когни тивного агента». В качестве когнитивного агента может рассматри ваться как сам человек (из перспективы 1 го лица), так и робот (из перспективы 3 го лица).

Как рассуждает Поллок? В случае с роботом мы знаем его физи ческое строение, а так же программное обеспечение, поэтому припи сывание самости роботу совершенно необоснованно. Но раз мы со мневаемся в существовании самости робота, то почему мы должны верить в существовании нашей собственной самости? Причиной это му является то, что все когнитивные агенты (как люди, так и роботы) для функционирования в сложной, непредсказуемой окружающей среде должны в своих рассуждениях использовать недескриптивный de se дезигнатор. В терминологии Поллока de se дезигнатор — это простейший, базовый элемент познавательной системы когнитивно го агента, без которого невозможно его функционирование. Исполь зование такого элемента делает агента более устойчивым к измене ниям в окружающей среде.

De se дезигнатор представляет собой некий маркер, указатель, который выражается местоимением от 1 го лица (Я). Здесь Поллок да ет ключевое определение самости. Самость — это объект обозначе ния de se дезигнатора. А так как de se дезигнаторы не дают никакого объективного описания того, что они обозначают, у нас нет никакого основания полагать, что самости действительно существуют.

В своей работе Поллок упускает важный аспект субъективной реальности, а именно, ее связь с информацией. Ведь наша субъек тивная реальность неотделима от информации. В данной работе мы защищаем следующее положение: информацию нельзя однозначно относить ни к ментальному, ни к физическому, она является неким по средником между тем и другим, в каком бы виде она не проявлялась [2].

102 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Перейдем непосредственно к анализу проблемы нолипсизма.

Как было показано, функция de se дезигнатора достаточно важна, этот указатель предназначен для определения нас самих, как во внешнем мире, так и в нашей субъективной реальности. И как следст вие недескриптивности de se дезигнаторов мы не получаем от них ни какой информации, которую можно было бы выразить посредством объективного описания. А считать информацией то, что не может быть выражено объективно весьма сомнительно, иначе нам придется приписывать информации чисто идеальный характер. Объективное описание информации предполагает наличие некоторого кода, а от сутствие кода разрывает какую либо связь с материальным носите лем, отсюда и следует чисто идеальный характер. В результате всего этого возникает вопрос, а есть ли вообще что то, что дает нам de se дезигнатор? Следует ли считать, что результат его работы есть ин формация? Но если ответ отрицателен, то по каким принципам про исходит выявление субъектом самого себя?

Начнем с рабочего определения информации. Информация не разрывно связана с материальным носителем, в котором она вопло щена, но сама информация не тождественна материальному носите лю, об этом свидетельствует хотя бы ее свойство инвариантности.

Она есть нечто среднее, объединяющее в себе как материальное, так и идеальное. При данной постановке проблемы не важно, существует ли информация в физическом мире отдельно от субъекта, и может ли она быть чисто объективной реальностью. В наших дальнейших рас суждениях мы будем считать информацией только то, что помимо связи с материальным носителем, обладает идеальным характером.

При этом для объекта информация существовать в таком виде уже не может, тогда как для субъекта информация играет решающую роль в процессе жизнедеятельности и выводит его на качест венно новый уровень существования. Накопление и содержание субъектом информации ведет к успешному функционированию его в окружающей среде, его выживанию. Нашим центральным аргумен том будет то, что только обладание информацией дает возможность когнитивному агенту установить свое положение в окружающей сре де и определить самого себя.

Для дальнейших рассуждений нам понадобятся основные мо менты информационного подхода к проблеме сознания:

• психическое отображение и управление есть также объект отобра жения и управления;

• «когнитивное содержание» агента, существующее в форме субъек тивной реальности, есть особый способ представленности инфор мации для самоорганизующейся системы и особый способ опери рования ею;

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ • всякое явление субъективной реальности есть определенное «со держание», т.е. воплощенная и закодированная в определенной фи зической структуре информация. При этом она дана человеку в «чи стом» виде — в том смысле, что ее физический носитель нами никак не отображается.

Теперь перейдем непосредственно к de se дезигнатору и его значению для субъекта с точки зрения информационного подхода.

Многие философы отмечали, что наше Я постоянно ускользает при попытке к нему приблизиться (Д. Юм, Дж. Серл и др.). Причиной это му может служить то, что наши мысли существуют лишь в качестве яв лений субъективной реальности, а всякое явление субъективной ре альности есть информация. При этом если мы пытаемся помыслить свое Я, то оно тут же перестает быть Я и предстает перед нами в виде все той же субъективной реальности, т.е. в виде информации. Сам de se дезигнатор проявляет себя лишь в процессе мышления и поэтому он как раз и не дает никакой объективной информации о том, на что указывает, потому что, как было сказано ранее, то, на что он указыва ет попросту перестает существовать, переходит в другую категорию.

Но как тогда возможно определение субъектом самого себя? На ос новании вышеизложенного, наша самость — это способность «ви деть» информацию, свойство самой информации быть представлен ной в «чистом» виде, причем это свойство вытекает из самого харак тера информации. Отсутствие же у субъекта информации в чис том виде — значит отсутствие ее вообще, следовательно, нет никакой субъективной реальности и даже субъекта.

Подведем краткие итоги. Хотя de se дезигнатор и используется в практическом рассуждении, он все же есть лишь инструмент, при званный устранить само качество субъективной реальности, без ко торой, конечно, не бывает сознания. Наделив когнитивного агента (как человека, так и робота) de se дезигнатором и прировняв тем са мым их возможности путем элиминации человеческой самости, мы, конечно, получим стройную теорию ИИ. Но нолипсизм — это лишь очередная попытка свести интеллект к «когнитивному содержанию», «когнитивной компетенции». Мы существуем, как существует инфор мация в «чистом» виде.

Литература:

1. Подр. см.: http://oscarhome.soc sci.arizona.edu/ftp/publications.html#nolip sism 2. В данной работе мы опираемся в основном на работы Дубровского Д.И.

См.: Информация, сознание, мозг. — М., 1980;

Проблема духа и тела: воз можности решения (В связи со статьей Т. Нагеля «Мыслимость невозмож ного и проблема духа и тела») // Вопросы философии. — 2002, №10.

104 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ КВАНТОВОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЗНАНИЯ М.А. Плохова, аспирант (ИФ РАН), г. Москва.

В философии и философии науки уже сложилась традиция об суждения квантовой проблематики сознания (А. Уайтхед, Р. Пенроуз, А. Шимани, Н. Картрайт), например, исследовались проблемы пере ходов между сознательным и бессознательными состояниями, пере ходов от периферического к фокальному зрению, проблема «распро странения» сознания на тело в целом, аномалии во временных харак теристиках психических явлений и другое. Сегодня эти дискуссии привели к появлению работ по квантовой психологии (Т. Лири, Ч. Мин делл, Р. Уилсон). Заметен интерес к этой проблеме и в среде физиков, она активно обсуждалась в трудах классиков (Н. Бор, В. Гейзенберг, Р.

Оппенгеймер, Д. Бом, Е. Вигнер и Дж. фон Нейман), много внимания квантовой проблематике сознания уделяет известный отечественный специалист по квантовой теории М.Б. Менский.

Границы применения квантовой модели сознания можно расши рить. Если обратиться к внутреннему пространству человеческой пси хики, можно проследить ряд интересных феноменов. Особенно про дуктивной представляется возможность использования квантовых моделей в изучении проблемы сознания в аспекте интроспективных процессов. Предлагается взглянуть на пространство КМ как модель аналог пространства человеческой психики. Классическую механику можно сопоставить с обыденным, дневным сознанием, «здравым смыслом». Квантовую механику можно сопоставить с ее внесозна тельной частью, тем, что называют бессознательным. Физика микро уровня не обладает образностью и наглядностью классики, ее можно назвать физикой состояний.

Процесс перехода на квантованный уровень физических процес сов можно сравнить с процессом смены аспекта видения: перейти от наблюдения за окружающей действительностью к наблюдению за собственными психическими процессами. Иначе говоря, сместить акцент на наблюдение внутренних реакций, например, раздражение, восхищение, принятие — непринятие и т.д.

Что мы в таком случае можем заметить?

1. “Объект” внутреннего мира существенно отличается от объекта внешне природного мира.

2. Наблюдение за внутренним объектом обнаруживает неклассичность его поведения: до момента наблюдения осознания что либо ска зать о нем невозможно. После — его поведение очевидно меняется.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 3. О внутреннем объекте можно говорить и в терминах процессуально сти и в то же время в терминах некоторой структуры, как о конкрет ном, ограниченном в психическом пространстве явлении.

4. Можно сделать вывод: критерий объективности и в квантовой меха нике, и в сфере внутреннего опыта существенно меняется.

5. Связи между объектами глубинной природы не однозначны. Соот ветственно, возможны многочисленные интерпретации.

Редукция волновой функции — это любой акт самонаблюдения.

И в первом и во втором случае происходит мгновенное сжатие про цесса в точку, момент восприятия, структурирование.

Эффект тонеллирования (преодоление частицей барьера, кото рый по всем законам классической механики ей недоступен)— это та особенность нашего сознания, которая проявляется в работе памяти, а именно припоминании. Это также механизм, позволяющий смоде лировать явление инсайта.

Существенно, что и феномен инсайта и припоминание часто прояв ляются в пограничных, дремотных состояниях, при релаксации. Можно взглянуть на это как на некоторое условие или состояние, в КМ оно имену ется квантовый вакуум. Это особое состояние физической реальности, в которой при отсутствии материальных частиц происходит постоянное рождение и аннигиляция пар т.н. виртуальных частиц, которые имеют те же характеристики, что и материальные, за исключением связей энергии и импульса. Иными словами, состояние квантового вакуума можно сопо ставить с расслабленными состояниями ума, когда в поле внимания нахо дится минимальное число объектов, и они размыты в своих очертаниях.

Именно такое состояние сознания наиболее открыто для интуиции.

Возможно, механизм памяти устроен подобным образом, и по этому только в состояниях максимальной расслабленности вспоми наются многие забытые вещи и события. Не случайны факты нахож дения решений и открытий в сновидческих состояниях.

Безусловно, любая модель всегда остается лишь попыткой более или менее удачного приближения к реальности, однако на сегодняш ний день моделирование представляется наиболее приемлемым ин струментом в исследовании феномена интеллекта и способно пролить свет на еще неисследованные глубины человеческого сознания.

Литература:

1. Пенроуз Р., Шимони А., Картрайт Н., Хокинг С. Большое, малое и чело веческий разум. М., 2004. С. 152.

2. Менский М.Б. Квантовая механика, сознание и мост между двумя культурами//Вопросы философии. 2004. №6. С. 72.

3. Плохова М.А. Квантовая механика, творчество и внутренний опыт // Эпистемология и философия науки. 2005. №4. С. 204 222.

106 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ КРИТИКА ПРОЦЕССУАЛЬНО ИНФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛИ СОЗНАНИЯ Д. ДЕННЕТА С ПОЗИЦИЙ COGITO КАНТА Е.В. Середкина, доцент, к. филос. н., ПГТУ, г. Пермь;

И.А. Половникова, ПГТУ, г. Пермь.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.