авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ПАРАЗИТОЛОГИИ

Москва 2010

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ЦЕНТР

ПАРАЗИТОЛОГИИ

ИНСТИТУТА ПРОБЛЕМ ЭКОЛОГИИ И ЭВОЛЮЦИИ РАН

НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ ПАРАЗИТОЛОГИИ РАН

ПАРАЗИТОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РАН

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ГЕЛЬМИНТОЛОГОВ им.

К.И.СКРЯБИНА

RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

A.N. SEVERTSOV INSTITUTE OF ECOLOGY AND EVOLUTION RAS CENTER OF PARASITOLOGY SCIENTIFIC COUNCIL ON PARASITOLOGY RAS K.I. SKRJABIN ALL-RUSSIA SOCIETY OF HELMINTHOLOGISTS, RAS PARASITOLOGY SOCIETY, RAS ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПАРАЗИТОЛОГИИ Материалы Международной научной конференции (30 ноября – 3 декабря 2010 г. Москва) THE THEORETICAL AND PRACTICAL PROBLEMS OF PARASITOLOGY The Materials of the International Conference (November 30 –December 3, 2010, Moscow) Москва ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПАРАЗИТОЛОГИИ Материалы Международной научной конференции, (30 ноября – 3 декабря 2010 г. Москва) Редколлегия: Мовсесян С.О., Зиновьева С.В., Пельгунов А.Н., Спиридонов С.Э.

Печатается по решению Оргкомитета Международной научной конференции Рецензенты: Успенский А.В., Теренина Н.Б.

Коллектив авторов.

В сборнике представлены современные воззрения на феномен паразитизма, проблемы филогении, эволюции, типизации циклов развития различных таксономических групп паразитических организмов, основанные на результатах исследований с использованием биохимических, цитологических, ультраструктурных, молекулярно-генетических и других современных методов.

Рассматриваются современные достижения в изучении фауны паразитов различных животных (от беспозвоночных до млекопитающих) и растений и особенности их распространения в различных регионах и агробиоценозах. В ряде работ приводятся результаты иммунологических, гистохимических, физиологических исследований отдельных таксонов паразитов животных и растений. Приводятся данные паразитологического мониторинга объектов рыбоводства и культивируемых рыб в условиях интегрированной технологии. Ряд работ посвящен изучению эпизоотических ситуаций и распространению опасных для человека и животных паразитарных заболеваний, их медико-социальной значимости, организации эпидемиологического надзора и выработке подходов комплексной терапии отдельных из них.



Публикуется при поддержке гранта РФФИ, проект « Организация и проведение международной научной конференции «Теоретические и практические проблемы паразитологии»» № 10-04-06125г.

Current views on the phenomenon of parasitism, problems of phylogeny, ecology, typification of life cycles of different taxonomic groups of parasites based on studies with use of biochemical, cytological, ultra-structural, molecular-genetic and other contemporary methods are presented in the miscellany. Advances in research of parasite fauna of different animals (from invertebrates to mammals) and plants and peculiarities of their distributions in different regions and agrobiocenoses are considered. Results of immunological, hystochemical and physiological investigations of separate parasite taxa of animals and plants are given in a number of papers. Data on parasitological monitoring of pisciculture and cultivated fish as well under conditions of integrated technology are provided. Several papers are devoted to studies of epizootic situations and spread of parasitic diseases dangerous for man and animals, their medico-social significance, organization of epidemiological inspectors and elaboration of approaches to complex therapy.

© Центр паразитологии Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ТКАНЕВОГО ДЫХАНИЯ НЕМАТОД HAEMONCHUS CONTORTUS И PARABRONEMA SKRJABINI Абраматов М.Б., Ахмеров Р.Н., Кучбоев А.Э.

Институт зоологии Академии наук Республики Узбекистан, 100095, Ташкент, ул. А. Ниязова, 1, Узбекистан, krakhim@uzsci.net Нематоды Haemonchus contortus (Rudolphi, 1803) и Parabronema skrjabini Rassowska, 1924, паразитирующие в сычуге овец, широко распространены в биогеоценозах Узбекистана. Они негативно воздействуют на организм хозяина, влияя на обмен веществ (Абраматов и др., 2009). Целью наших исследований – изучение, в сравнительном аспекте, тканевое дыхание H. contortus и P. skrjabini – гематофагов, паразитов сычуга жвачных животных.

Материал и методы. В экспериментах изучено тканевое дыхание H.

contortus и P. skrjabini на основе определения активности ферментов дыхательной цепи митохондрии (Мх). Активность НАДН-оксидазы, сукцинат оксидазы и цитохромоксидазы по методу Y.Hatefi и R.L.Lester (1958).

Указанные ферментные реакции Мх протекают с потреблением кислорода, поэтому в экспериментах использовали полярографический метод, имеющий открытый платиновый электрод, чувствительный к кислороду и приспособленный для определения дыхания биологических объектов (Chance, Williams, 1955). Исследование проводилось в условиях присутствия и отсутствия цитохрома с, участвующего в переносе электронов по дыхательной цепи Мх.

Нематоды получены из слизистой сычуга спонтанно зараженных овец.

Гельминтов помещали в мелкие пробирки с физиологическим раствором и замораживали при -20°С. Перед экспериментом их размораживали до 0°С, извлекали из физраствора, взвешивали, а затем помещали фарфоровую ступку и гомогенизировали. Гомогенизацию производили в растворе, содержащем 0, М сахарозы, 10 мМ HEPES (рН 7,5), соотношение веса гельминтов к объему раствора составляло 1:1. Полученный гомогенат хранили в холодильнике при 0°С и порциями (по 0,1 мл) использовали в полярографических экспериментах (Chance, Williams, 1955).





Результаты. Известно, аэробное дыхание обеспечивается ферментами основной дыхательной цепи Мх, где энергия окисления субстратов передается путем синтеза АТФ. Аэробная дыхательная система локализована в Мх и имеет несколько звеньев - НАДН-оксидазную, сукцинат-оксидазную и цитохром оксидазную. Выявление активности этих ферментных систем в тканях или организме является одним из основных признаков наличия системы аэробного дыхания, изучаемого биологического объекта. Как показали результаты исследований, что в гомогенатах H. contortus и P. skrjabini содержаться вышеуказанные ферменты Мх. При внесение кофермента НАДН (1 мМ) в рабочую среду с гомогенатом гельминтов вызывает заметную стимуляцию потребления О2. Полярографические данные показали, что цитохром с мало влияет на ферментную активность немотоды H. contortus, но значительно стимулирует потребление кислорода НАДН-оксидазным ферментом дыхательной цепи Мх у нематоды P. skrjabini. Для подтверждения того, что этот процесс идет по основной дыхательной цепи Мх, мы использовали ингибитор ротенон, блокирующий перенос электронов по дыхательной цепи на уровне фермента НАДН-оксидазы. Ротенон в экспериментах заметно подавлял потребление кислорода в гомогенатах H. contortus и P. skrjabini, что указывает о наличии основной дыхательной цепи в Мх нематод.

Активность сукцинат-оксидазного ферментного звена дыхательной цепи Мх, с использованием в качестве субстрата окисления 5 мМ раствора сукцината, выявлено наличие сукцинатоксидазной активность, в Мх, исследованных гельминтов. В присутствии сукцината в рабочей среде происходит стимуляция потребления кислорода гомогенатами H. contortus и P.

skrjabini. Вместе с тем, добавка цитохрома с в два раза стимулировала скорость потребления кислорода гомогенатом лишь у P. skrjabini, слабо влияя на сукцинат-оксидазу гомогената H. contortus.

Кроме того, определена активность и цитохромоксидазы с субстратом аскорбат (аскорбат 20 мМ + цитохром с 2 мг/мл), который также активизировал потребление кислорода гомогенатами исследуемых нами гельминтов H.

contortus и P. skrjabini. Среди изученных ферментных систем в Мх гомогенатов цитохромоксидаза оказалась наиболее активной, чем другие оксидазы.

Следует отметить, что рассматриваемые нематоды относятся к различным систематическим группам, но общими для них являются среда Сравнение H. contortus с P. skrjabini по ферментным активностям обитания.

показывает, что у первых они несколько активнее, особенно в присутствии цитохрома с. цитохромоксидазной активности у H. contortus значительно больше (30-40%) у P. skrjabini.

Обсуждение. Гельминты, как паразитические организмы, обитают в различных органах животных-хозяев. В экспериментах выявлено наличие аэробного дыхания H. сontortus и P. skrjabini, имаго которые паразитируют в сычуге мелкого и крупного рогатого скота.

О возможности указанных гельминтов аэробного тканевого дыхания подтверждено использованием специфических субстратов для ферментов дыхательной цепи Мх, а также ингибиторным анализом НАДН-оксидазного звена. Следует отметить, что эти ферменты у H. сontortus и P. skrjabini имеют слабую активность. Причем скорость активации потребления кислорода ферментами P. skrjabini зависит от присутствия цитохрома с, который способствует 2-3 кратному увеличению активности сукцинат-оксидазы и НАДН-оксидазы. Это достаточно интересный феномен, характерный, возможно, для отдельных паразитических организмов. На гомогенате H.

сontortus мы не нашли такого эффекта с цитохромом с. По всей вероятности, в организме одних гельминтов существует заметный дефицит по цитохрому с, а у других - имеются совершенно другие факторы, лимитирующие активность аэробного дыхания. Эти факторы могут являться регуляторами интенсивности тканевого дыхания гельминтов, которые могут оказать существенное влияние на дыхательные и энергообразующие процессы. В тканях H. сontortus и P.

skrjabini содержатся аэробные ферменты основной дыхательной цепи Мх, способные осуществить окисление разных метаболитов для обеспечения энергетических нужд организма.

Литература Абраматов М.Б., Умаров Д.К., Кучбоев А.Э. Определение жизнеспособности нематод Haemonchus contortus и Parabronema skrjabini в условиях in vitro // Биология наука XXI века: 13-я Международная Пущинская школа-конференция молодых ученых. сентября – 2 октября 2009. Пущино, 2009. С. 88.

Hatefi Y., Lester R.L. Studies on the mechanism of oxidative phosphorylation. III.

Phosphorylating particle types from heart // Biochem. Biophys. Acta. 1958. V. 27. № 1. P.

83-88.

Chance B., Williams C.R. Respiratory enzymes in oxidative phosphorylation // J. Biol.

Chem. 1955. V. 217. N 1. P. 383-427.

A comparative study of the tissue respiration in nematodes Haemonchus contortus and Parabronema skrjabini. Abramatov M.B., Akhmerov R.N., Kuchboev A.E. Institute of Zoology Uzbekistan Academy of Sciences, street A. Niyazova, 1, 100095, Tashkent, Uzbekistan. E-mail: krakhim@uzsci.net Summary. Enzymes activating aerobic respiration, which are links of the main respiratory chain of mitochondria (NADH-oxidase, succinate-oxidase and cytochrome-oxidase), were revealed in the homogenates of helminths H. сontortus and P. skrjabini. Their activity is not stimulated though the addition of cytochrome с in H. contortus, but is significantly activated in P. skrjabini. A low activity of these enzymes was recorded in both of these helminths species, which probably is connected with parasitic way of life.

БИОРАЗНООБРАЗИЕ НЕМАТОД – ПАРАЗИТОВ СЫЧУГА ЖВАЧНЫХ УЗБЕКИСТАНА Абраматов М.Б., Умаров Д.К., Каримова Р.Р., Кучбоев А.Э.

Институт зоологии Академии наук Республики Узбекистан, 100095, Ташкент, ул. А. Ниязова, 1, Узбекистан, krakhim@uzsci.net В последние годы возрос интерес к изучению различных групп паразитов как единого комплекса сочленов паразитоценоза хозяев у отдельных видов животных, так как это позволяет всесторонне и полностью выявить их паразитофауну и уточнить паразитологическую ситуацию тех или иных биогеоценозов в целом и разработать комплексные меры профилактики. Ещё в 1923 году К.И.Скрябин (1923) установил, что на каждом участке планеты, где существует жизнь, они возможны только в виде ассоциаций (комплексов, взаимосвязанных популяциями видов, относящимися к различным таксонам). В связи с расширением паразитоценологических исследований, изучение ассоциативных инвазионных болезней приобрели научно-методологические позиции. Нематоды, различных видов, паразитирующие в сычуге овец, широко распространены в биогеоценозах Узбекистана, оказывают значительное влияние на обменные процессы животных – хозяев и вызывают, в ряде случаев, ощутимый экономический ущерб.

Целью настоящих исследований является определение состава паразитоценозов нематод – паразитов сычуга овец и их роль в возникновении ассоциативных болезней в наземных биоценозах Узбекистана.

Гельминтологический материал собирался в 2008-2009 годах в фермерских и дехканских хозяйствах Кашкадарьинской, Навоийской, Бухарской и Самаркандской областей. Исследовано 562 сычуга овец методом полных гельминтологических вскрытий по методу К.И. Скрябина (1928).

Обработка и анализ, собранного материала, проводился в лаборатории Общей паразитологии Института зоологии Академии наук РУз.

Результаты исследований показали, что паразитоценозы сычуга овец в Узбекистане включают 16 видов, относящихся к 6 родам, 2 семействам, подотрядам и 2 отрядам класса Nematoda.

Класс Nematoda Rudolphi, Отряд Rabditida Chitwood, Семейство Trichostrongylidae Leiper, Род Trichostrongylus Looss, 1. Trichostrongylus axei (Cobbold, 1879) 2. Trichostrongylus vitrinus Looss, Род Ostertagia Ransom, 3. Ostertagia ostertagi (Stiles, 1892) 4. Ostertagia circumcincta (Stadelmann, 1894) 5. Ostertagia davtiani Grigorian, 6. Ostertagia trifurcata Ransom, 7. Ostertagia occidentalis Ransom, 8. Ostertagia belockani Assadov, 9. Ostertagia trifida Guelle, Marotel et Panisset, Род Marshallagia (Orloff, 1933) 10.Marshallagia marshalli (Ransom, 1907) 11.Marshallagia mongolica Schumakovitsch, 12.Marshallagia uzbekistanica Azimov et Dadaev, Род Haemonchus Cobbold, 13. Haemonchus contortus (Rudolphi, 1803) Род Nematodirus Ransom, 14. Nematodirus helvetianus May, 15. Nematodirus oiratianus Rajewskaja, Отряд Spirurida Skrjabin et Shulz, Семейство Habronematidae Ivaschkin, Род Parabronema Baylis, 16. Parabronema skrjabini Rassowska, Наиболее широко распространенными и имеющими важное эпизоотологическое значение в овцеводческих хозяйствах являются виды:

Parabronema skrjabini, Marshallagia marshalli и Haemonchus contortus, вызывающие заболевания парабронемоз, маршаллагиоз и гемонхоз.

Экстенсинвазированность парабронемами и гемонхами составила 70,6 и 24 %, а интенсинвазированность: 3-154, 3-452 и 1-26 экз., соответственно.

Анализируя собранный материал необходимо отметить, что в паразитоценозах сычуга овец доминирует вид Parabronema skrjabini, далее Marshallagia marshalli и Haemonchus contortus. Ранее (до 2000 года) нематоды P. skrjabini, как показали исследования Д.А. Азимова (1963), Н.М. Матчанова и др. (1989) и С.Д. Дадаева (1997) регистрировались у ограниченного числа животных в единичных экземплярах, а M. marshalli и H. contortus – практически у всех исследованных животных с большой интенсивностью инвазии.

В настоящее время, среди паразитоценозов овец, основное место занимают парабронемы. Очевидно, это связано с происходящими изменениями внешней среды и принципами ведения овцеводства, осуществляемыми в республике. Составляющие виды паразитоценозов подвергаются определенным качественным и более выраженным количественным изменениями. Кроме того, следует иметь в виду и не упускать из вида, межвидовые взаимоотношения среди паразитов. Взаимодействие гельминтов как между собой, так и с другими компонентами паразитоценозов, могут быть антагонистическими, синергическими и индифферентными. На основе анализа соотношений нематод сычуга овец мы предполагаем наличие антагонистических отношений между парабронемами, гемонхами и маршаллагиями. Сочетанное действие возбудителей (паразитов) двух, трех и более в одном организме приводят к возникновению ассоциативных болезней.

Все это ставит перед исследователями задачу глубокого изучения различных аспектов паразитоценозов и паразито-хозяинных взаимоотношений в комплексе с экологическими и другими факторами.

Литература Скрябин К.И. Симбиоз и паразитизм в природе. Петроград, 1923.136 с.

Скрябин К.И. Методы полных гельминтологических вскрытий позвоночных, включая и человека. М.: Изд-во МГУ, 1928. 45 с.

Азимов Д.А. Гельминты овец юга Узбекистана и динамика главнейших гельминтозов.

Дис….канд. вет. наук. М., 1963.155 с.

Матчанов Н.М., Дадаев С.Д., Кабилов Т.К., Сиддиков Х.Б. Гельминты животных пустынных биоценозов Узбекистана. Ташкент: Фан, 1989. 104 с.

Дадаев С.Д. Гельминты позвоночных подотряда Ruminantia Scopoli, 1777 фауны Узбекистана. Автореф. дис. … докт. биол. наук. Ташкент, 1997. 37 с.

Biodiversity of nematodes parasites of abomasums in ruminants of Uzbekistan.

Abramatov M.B., Umarov D.K., Karimova R.R., Kuchboev A.E. Institute of Zoology Uzbekistan Academy of Sciences, street A. Niyazova, 1, Tashkent, 100095, Uzbekistan. E mail: krakhim@uzsci.net Summary. In Uzbekistan, parasitocenoses of sheep abomasums are comprised of 16 species belonging to 6 genera, 2 families, 2 suborders and 3 orders of the class Nematoda. The most spread were Parabronema skrjabini, Marshallagia marshalli and Haemonchus contortus.

The extensiveness and intensity of the infection were studied.

ТРЕМАТОДЫ ОТРЯДА SCHISTOSOMATIDA:

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ Азимов Д.А., Акрамова Ф.Д., Шакарбоев Э.Б.

Институт зоологии Академии наук Республики Узбекистан, 100095,Ташкент, ул. А. Ниязова, 1, Узбекистан. E-mail: dazimov@uzsci.net Вопрос о происхождении трематод и о положении этого класса в системе Plathelminthes дискуссионный. Он подробно рассмотрен в фундаментальной монографии Гинецинской (1968). Мнения большинства исследователей сводятся к тому, что трематоды произошли от турбелляриеобразных предков Rhabdocoela: Dalyellida. Соглашаясь со взглядами исследователей о чертах сходства между трематодами и турбелляриями, мы также считаем, что прямокишечные турбеллярии группы Rhabdocoela являются предками Aspidogastridea1, большинства трематод подклассов Bucephalidea и Prosostоmidea, но не трематод в целом.

С нашей точки зрения, происхождение многообразных форм трематод безусловно было связано с различными группами свободноживущих высших турбеллярий, в том числе с трикладидами (Tricladida), представляющими как гермофродитных, так и раздельнополых червей. В этом отношении мы считаем справедливыми взгляды некоторых авторов (Lang, 1884;

Wilhelmi, 1909 цит. по Гинецинской, 1968), что предками трематод были турбеллярии типа трикладид (Alloecoela). Хотя эта гипотеза, построенная главным образом на основании сходства в строении кишечника некоторых трематод и трехветвистых турбеллярий, не получила широкого признания. Однако при рассмотрении, морфологии турбеллярий отряда Tricladida и трематод отряда Schistosomatida мы находим значительные сходства признаков между указанными таксонами плоских червей.

Анализ морфо-биологических особенностей рассматриваемых червей показывает, что принципиально важным признаком, подтверждающим родство шистосоматид с соответствующими трикладидами, следует считать наличие раздельнополых групп в составе семейства Cercyridae Bhmig, 1906 отряда Tricladida. Значительные сходства между трематодами отряда Schistosomatida и В настоящее время, Aspidogastridea рассматривается в качестве самостоятельного класса в системе плоских червей (Гинецинская, 1968;

Тимофеева, 1972). Мы присоединяемся к этому мнению.

турбелляриями Tricladida отчетливо проявляются в морфологическом строении практически всех органов и систем. Современные мариты шистосоматид сходны с трикладидами даже по форме тела и цветом червей. Они представлены удлиненными формами, цвет которых характеризуются молочно белым оттенком, что характерно и для трикладид и шистосоматид.

Наличие единого плана строения рассматриваемых червей с центральным признаком – раздельнополостью, не оставляет сомнений о происхождении Bilharziellidae, Schistosomatidae от раздельнополых предков Cercerydae отряда трикладид. Они образуют обособленную и четко очерченную, естественную группу организмов с прямыми филогенетическими связями.

Эволюционные преобразования исходного «серсеридного» типа строения у шистосоматид и бильгарциеллид позволили сформировать и развить облик современных трематод отряда Schistosomatida и освоить большинство отрядов птиц и млекопитающих.

Таким образом, видимо, ничто не препятствует выведению шистосоматид с раздельной половой системой от раздельнополых предков Tricladida.

Выведение же Schistosomatida из гермафродитных Rhabdocoela наталкивается на непреодолимые препятствия. Главное из них – невозможность объяснения раздельнополости шистосоматид как вторичного явления. Следует также подчеркнуть, что среди современных трематод не отмечен переход паразитов с гермафродитной половой системой в раздельнополую и наоборот, независимо от экологических групп позвоночных - хозяев. Очевидно эти черты (гермафродитные и раздельнополые) трематод первичны и соответствуют чертам морфологии своих предков турбеллярий (Rhabdocoela и Tricladida).

Наши взгляды на происхождении трематод отряда Schistosomatida от Tricladida не противоречат существующим воззрениям на происхождение прочих трематод от общего корня с прямокишечными турбелляриями группы Rhabdocoela, а дополняют известные гипотезы по конкретным экологическим группам класса трематод.

Можно предположить, что трематоды, объединяемые в отряде Schistosomatida, состоят из двух филогенетических групп (рисунок), произошедших в различные геологические периоды, от общего ствола ресничных червей группы раздельнополых Cercerydae отряда Tricladida. Предки современных шистосоматид возникли в триасе мезозойской эры. Дальнейший расцвет шистосоматид, по всей вероятности, следует отнести к концу мезозойской – началу кайнозойской эры – периоду расцвета птиц и млекопитающих. Предки кроветрематод теплокровных позвоночных образовались в тропиках и субтропиках и постепенно заселились в другие регионы земли. Группы семейства Bilharziellidae освоили исключительно птиц, Schistosomatidae – млекопитающих, в том числе человека (род Schistosoma).

На основе сходства полового аппарата и других морфологических структур кроветрематоды выводятся нами из прототипов близких к плану строения общей организации турбеллярий отряда трикладид различных групп семейства Cercerydae, которые представлены гермафродитными и раздельнополыми червями. Вероятно, эти признаки полового аппарата, возникшие независимо у разных предков и прошистосоматид сохранились у современных форм Schistosomatidae и Bilharziellidae.

Что касается гермафродитизма среди кроветрематод – паразитов холоднокровных позвоночных, то это состояние вряд ли может служить возражением против общей примитивности группы. Гермафродитизм свойственен подавляющему большинству Plathelminthes, в том числе и трематодам – паразитам как эктотермных, так и эндотермных позвоночных.

Гермафродитизм трематод никем не рассматривается как вторично изменённые формы.

Предложенные сложные эволюционные сценарии происхождения шистосоматид (La Rue, 1926, 1957;

Скрябин, 1951;

Brooks et al., 1985;

Азимов, Рис. Схема филогении отряда Schistosomatida (оригинал).

1970, 1972, 1986;

Snyder and Loker, 2000;

Snyder, 2004 и др.) в сущности однотипны. Взгляды исследователей основаны на признании спирорхид – производным эволюционного процесса в отношении шистосоматид, мало вероятны. Так, признание Spirorchidae с гермафродитной организацией в качестве базы возникновения Schistosomatidae с раздельнополой структурой с одной стороны, и с другой - Sanguinicolidae, не корректно. Имеется достаточно оснований считать, что Schistosomatida и Sanguinicolida в современном их понимании представляют парафилитические группы. Они произошли не одновременно и от различных по уровню своей организации свободноживущих предков. Резонно предположить, что морфо–биологическое сходство трематод, объединенных в упомянутые выше отряды, является следствием эволюционной дивергенции, обусловленной сходством условий существования, в т.ч., среды обитания.

В этом плане, заслуживает особого внимания точка зрения Brant, Loker (2005), рассматривающих шистосом морских птиц в качестве базы для шистосоматид.

Признавая парафилитическое развитие трематод в целом, можно допустить, что происхождение отряда шистосоматид и сосальщиков других отрядов связано с предками различных групп турбеллярий, которые впоследствии стали паразитами позвоночных в разные эпохи эволюции органического мира.

Таким образом, черты сходства и различия морфо – биологических особенностей между группами турбеллярий (триклад) и трематод (шистосоматид) позволяют связать происхождение современных кроветрематод от ресничных червей отряда Tricladida. Это заключение неизбежно вытекает из вышеизложенных соображений.

Работа выполнена в рамках фундаментального проекта: «Структура, функционирование и эволюция беспозвоночных – компонентов биоразнообразия Узбекистана», грант ФА-ФЗ-ТО Trematodes of the order Schistosomatida: origin and evolution. Azimov D.A., Akramova F.D., Shakarboev E.B. Institute of zoology Uzbek Academy of Sciences of the Republic of Uzbekistan, A.Niyazov str, 1, Tashkent, 100095, Uzbekistan E-mail:

dazimov@uzsci.net Summary. A comparative analysis of evolutional transformations of the morphology in Schistosomatida and Tricladida shows that of Tricladida the most similar to Schistosomatida are Turbellaria worms of the family Cercerydae the order Tricladida. A hypothesis of the origin of Schistosomatida is put forward, according to which the groups of diecious Tricladida that switched to parasitizing in blood vessels of birds and mammalians are considered as ancestors of blood trematodes. The peculiarity of Schistosomatida indicating their evolutional development independent of other orders of trematodes is expressed in significant morphological peculiarities and in the pattern of their life cycle and biology.

ЦЕРКАРИИ ТРЕМАТОД ОЗЕРА НАРОЧЬ, БЕЛАРУСЬ Акимова Л.Н.

Государственное научно-практическое объединение «Научно-практический центр Национальной академии наук по биоресурсам», Беларусь, 220072, г. Минск, ул. Академическая, 27;

akimova_minsk@mail.ru Озеро Нарочь является крупнейшим озером в Беларуси – площадь около 80 км2, объем водной массы 0,7 км3, являясь важнейшим рекреационным ресурсом национального парка «Нарочанский». До настоящего исследования полностью отсутствовали сведения по фауне церкарий трематод моллюсков этого озера. Исключением являлись лишь немногочисленные статьи, посвящённые представителям семейства Schistosomatidae.

Материал и методы. Материалом для настоящего исследования послужили сборы моллюсков 2008-2009 годов на озере Нарочь. Изучение морфологии церкарий проводилось на временных препаратах живых церкарий, самостоятельно покинувших организм хозяина, с использованием микроскопа Zeiss Axiostar plus (Германия).

Результаты и обсуждение. За два года было собрано и исследовано экз. моллюсков, представленных 8 видами. В таблице 1 представлены данные по заражённости моллюсков всеми видами трематод по годам.

Таблица 1. Обзор собранных и заражённых моллюсков с озера Нарочь Таблица 1. Обзор собранных и заражённых моллюсков с озера Нарочь Вид моллюска 2008 собрано, заражено, собрано, заражено, экз. экз. (%) экз. экз. (%) Lymnaea stagnalis (Linnaeus, 1758) 447 5 (1,1) 106 31 (29,2) Lymnaea palustris (Muller, 1774) 349 16 (4,6) 475 58 (12,2) Radix ovata (Draparnaud, 1805) 45 1 (2,2) 49 12 (24,5) Radix auricularia (Linnaeus, 1758) 611 16 (2,6) 288 65 (22,6) Planorbarius corneus (Linnaeus, 1758) 286 64 (22,4) 324 107 (33,0) Planorbis рlanorbis (Linnaeus, 1758) 184 10 (5,4) 705 121 (17,2) Viviparus contectus (Millet, 1813) 43 2 (4,7) 47 Bithynia tentaculata (Linnaeus, 1758) - - 70 28 (40,0) Общий показатель по годам 1965 114 (5,8) 2064 422 (20,4) Видовой состав личинок трематод, принадлежащих к 13 семействам, обнаруженных на озере Нарочь, приведён в таблице 2.

По данным двухлетних исследований видовое разнообразие трематод на озере Нарочь включает 51 вид: 30 видов выявлено в 2008 году и 44 вида – в 2009 году. Наибольшее разнообразие видов принадлежит семействам Echinostomatidae (10 видов), Diplostomidae и Plagiorchiidae (по 8 видов).

Таблица 2. Обзор видового состава церкарий, обнаруженных на озере Нарочь Заражённость Вид церкарий (личинок трематод) Хозяин моллюсков, % 2008 1 2 3 Семейство Diplostomidae Diplostomum pseudospathaceum L. stagnalis 0,9 5, L. palustris (Niewiadomska, 1984) 3,4 6, R. ovata - 2, Diplostomum spathaceum R. auricularia 0,3 1, R. ovata (Rudolphi, 1819) 2,2 6, Diplostomum gobiorum (Shigin, 1965) R. auricularia - 0, Tylodelphys coniferum ((Mehlis, 1846) Dubois, 1961) L. palustris - 0, Tylodelphys excavata (Rudolphi, 1803) P. corneus 10,5 5, Pharyngostomum cordatum (Diesing, 1850) P. planorbis 0,5 0, Posthodiplostomum brevicaudatum (Nordmann, 1832) P. planorbis 3,8 1, Posthodiplostomum cuticola (Nordmann, 1832) P. planorbis 1,0 4, Семейство Strigeidae Apatemon gracilis ((Rudolphi, 1819) Szidat, 1928) R. auricularia 0,2 0, Australapatemon minor (Yamaguti, 1933) P. planorbis - 3, L. stagnalis - 2, R. auricularia - 0, Australapatemon sp. L. palustris 1,5 Cotylurus szidati (Zazornova, 1991) P. corneus 9,1 16, Cotylurus cornutus ((Rudolphi, 1808) Szidat, 1928) L. palustris - 0, Семейство Schistosomatidae Trichobilharzia szidati (Neuhaus, 1952) L.

stagnalis 0,2 Trichobilharzia franki (Mller et Kimmig, 1994) R. auricularia 2,1 2, Trichobilharzia sp. R. ovata - 2, Bilharziella polonica (Kowalewski, 1895) P. corneus 2,8 1, Семейство Notocotylidae Notocotylus attenuatus (Rudolphi, 1809) L. stagnalis 0,2 Notocotylus ephemera (Nitzsch, 1807) P. corneus 0,4 Quinqueserialis quinqueserialis (Barker & Laughling, 1911) P. planorbis - 0, Семейство Echinostomatidae Paryphostomum radiatum (Dujardin, 1845) L. stagnalis 1,1 1, R. auricularia 0,2 R. ovata - 4, Echinoparyphium aconiatum (Dietz, 1909) L. stagnalis 1,2 4, Moliniella anceps (Molin, 1859) L. palustris 1,4 3, Echinostoma echinatum (Zeder, 1803) P. corneus 0,7 0, Echinoparyphium pseudorecurvatum (Kiseliene et Grabda- P. planorbis 0,5 2, Kazubska, 1990) Echinoparyphium recurvatum (Linstow, 1873) R. auricularia 0,5 0, R. ovata - 4, Echinoparyphium sp. V. contectus 2,3 Hypoderaeum conoideum (Bloch, 1782) R. ovata - 2, Echinostoma revolutum (Froelich, 1802) R. auricularia - 2, R. ovata - 2, Echinostoma miyagawai (Ishii, 1932) P. planorbis - 0, Семейство Psilostomidae Psilostomidae gen. sp. B. tentaculata - 2, Семейство Diplodiscidae Diplodiscus subclavatus ((Goeze, 1782) Diesing, 1835) P. planorbis - 0, Семейство Omphalometridae Neoglyphe locellus (Kossack, 1910)/ Rubenstrema P. corneus 2,5 3, exasperatum (Rudolphi, 1819) Omphalometra flexuosa (Rudolphi, 1809) P. planorbis - 1, Rubenstrema opisthovitellinum (Soltys, 1954) P. corneus - 0, Семейство Plagiorchiidae Plagiorchis elegans (Rudolphi, 1802) L. stagnalis 0,2 6, L. palustris 1,2 0, R. auricularia - 3, R. ovata - 2, Plagiorchis multiglandularis (Semenev, 1929) L. stagnalis 0,2 1, Opisthioglyphe ranae (Flhlich, 1791) L. stagnalis 0,2 5, L. palustris 0,3 0, Astiotrema trituri (Grada, 1959) P. corneus - 2, P. planorbis - 1, Haplometra cylindracea ((Zeder, 1800) Looss, 1899) L. palustris - 0, Plagiorchiidae gen. sp. I R. auricularia 0,2 6, R. ovata 8,9 6, Plagiorchiidae gen. sp. II V. contectus 2,3 Plagiorchiidae gen. sp. III P. planorbis 0,5 0, Семейство Haematoloechidae Haematoloechus asper (Looss 1899) P. corneus 0,4 2, Haematoloechus similis (Looss 1899) P. planorbis 0,5 1, Семейство Lecithodendriidae Lecithodendriidae I B. tentaculata - 1, Lecithodendriidae I B. tentaculata - 1, Lecithodendriidae III B. tentaculata - 1, Семейство Monorchiidae Palaeorchis sp. B. tentaculata - 30, Asymphylodora sp. R. auricularia - 0, Семейство Opecoelidae Sphaerstoma sp. B. tentaculata - 2, Значение отдельных видов моллюсков в циркуляции трематод на озере Нарочь отличается. Наибольшее разнообразие трематод обнаружено в P.

planorbis – 12 видов из 8 семейств, R. auricularia – 11 видов из 6 семейств.

Несколько меньшее разнообразие, по 9 видов, отмечено у L. stagnalis – представителей из 6 семейств, R. ovata – 4 семейств и P. corneus – 8 семейств.

На озере обнаружены трематоды семейства Schistosomatidae, которые приводят к аллергодерматиту (церкариозу) у купающихся людей. Проблема церкариоза на озере Нарочь существует с 80-х годов прошлого века.

Заражённость моллюсков представителями семейства Schistosomatidae не превышает 2,8 %, что соответствует данным по заражённости моллюсков в водоёмах европейских стран, для которых также актуально стоит проблема церкариоза людей.

В заключение хочется отметить, что виды трематод, отмеченные на озере Нарочь, соответствует фауне трематод центральной Европы.

Cercariae of Trematodes from Naroch Lake, Belarus. Akimova L.N. State Research and Production Association «Scientific and Practical Center of the National Academy of Scientific on bioresources», Akademicheskaya str., 27, Minsk, 220072, Belarus, akimova_minsk@mail.ru Summary. Results of the 2008-2009 studies of trematode larvae from Naroch Lake are represented. 51 trematode species belonging to 13 families were found from Naroch Lake.

Four trematode species – Trichobilharzia szidati, Trichobilharzia franki, Trichobilharzia sp.

and Bilharziella polonica were found which cause the human cercarial dermatitis. Most of trematode species are described for the first time for Belarus.

О ПРАВОМОЧНОСТИ ВИДОВ РОДА BILHARZIELLA LOOSS, 1899 (SCHISTOSOMATIDA, BILHARZIELLIDAE) Акрамова Ф.Д., Азимов Д.А., Шакарбоев Э.Б.

Институт зоологии Академии наук Республики Узбекистан, 100095,Ташкент, ул. А. Ниязова, 1, Узбекистан.

E-mail: dazimov@uzsci.net Род Bilharziella Looss, 1899 обоснован для вида B. polonica. В настоящее время в его составе числится 4 вида: B. polonica, B. indica, B. lali, B. littlebi. О правомочности последних трех видов нет единого мнения. Азимов (1975) высказал сомнение о валидности B. littlebi и B. lali. Эти виды были описаны на основе ограниченного материала, по однополому экземпляру и без учета морфологической изменчивости.

Из четырех описанных видов р. Bilharziella только B. polonica представлен полным описанием на достаточном материале. Остальные виды описаны по однополым экземплярам или их фрагментам. Вследствие этого дифференциальный диагноз большинства видов рода составлен на недостаточном материале и самостоятельность некоторых их них небезупречна.

Все это требует подтверждения правомочности видов B. indica, B. lali и B.

littlebi.

для настоящей работы послужили собственные Материалом исследования и анализ данных литературы по морфологии, биологии и таксономии видов р. Bilharziella.

Детальное изучение морфо-биологических особенностей трематоды B.

polonica на всех фазах развития, анализ литературных данных показало, что основными диагностическими признаками видов р. Bilharziella служат: у самцов длина и конфигурация гинекофорного канала, число и расположение семенников;

у самок – строение яичника и матки, форма и орнаментации яиц.

Эти признаки остаются постоянными независимо от возраста зрелых трематод.

Видовыми критериями бильгарциеллы могут служить также число и расположение циртоцитов и желез проникновения церкарий (таблица).

Таблица. Морфо-биологическая характеристика трематод рода Bilharziella (синоним Chinchuta) B. polonica B. indica B. lali B. littlebi (по Kowalewsky, (по Lal, 1937) (по Baugh, (по Byrd, 1895;

Khalifa, 1963) 1956) Признаки 1972;

Bayssade Dufоur et al. 2006;

наши данные) Самец:

Длина тела 2.5-5.8 2.95 1.69 5. Ширина 0.330-0.550 0.375 0.614 0. Ротовая 0.115-0.124 0.10-0.10 0.10-0.13 0.06-0. присоска Брюшная 0.138-0.174 0.15-0.15 0.14-0.16 0. присоска Длина пищевода 0.410-0.484 0.375 Нет данных Нет данных Парный Короткий Короткий Короткий Короткий кишечник Семенники 60-110 70-80 35 Гинекофорный Имеется Имеется Имеется Имеется канал Самка: Самка неописана Морфометрические показатели приведены в мм Длина тела 1.4-2.7 1. Ширина 0.12-0.25 0. Ротовая 0.057-0.073 0. присоска Брюшная 0.080-0.101 0. присоска Длина пищевода 0.255-0.380 0. Яичник Спиралевидный Спиралевидный Матка Короткая, Короткая, яйцо содержит одно не обнаружено яйцо, колбовидной формы.

Anas crecca Anas Dendroica Дефинитивный Утиные, crecca pennsylvanica хозяин цаплевые, пастушковые и др.

Промежуточный Planorbidae, - - хозяин Lymaeidae Место Европа, Азия, Азия Азия Северная обнаружения Северная Америка Америка Как видно из таблицы, совокупность морфологических признаков B.

indica, B. lali и B. littlebi, совпадают с описанием типового вида B. polonica.

Незначительные различия морфологических показателей между этими видами, как мы полагаем, есть результат изменчивости признаков, зависящих от хозяев - птиц, и географических условий. Это жизненные формы (морфы), типового вида B.

как справедливо отметили Bayssade-Dufоur et al. (2006), polonica.

Следует заметить, что морфологическая изменчивость в большинстве случаев ставит в тупик паразитологов при идентификации и описании «новых»

видов, создает определенные трудности, особенно при наличии ограниченного материала, иногда представленного единственным экземпляром.

Так виды B. lali и B. littlebi были описаны по однму экземпляру самца.

Морфологические признаки самцов и самок B. indica практически идентичны с таковыми B. polonica. Соглашаясь с мнениями Farley (1971), Азимова (1975), мы также считаем эти виды идентичными.

Поскольку описание B. polonica было опубликовано раньше, согласно правилу приоритета виды B. indica, B. lali и B. littlebi должны перейти в синонимы B. polonica.

Таким образом, в результате анализа состава р. Bilharziella, мы пришли к заключению, что B. polonica является его типовым и единственным видом.

В этой связи нами вносятся соответствующие дополнения в диагнозы рода Bilharziella и вида B. polonica.

Род Bilharziella Looss, синоним Chinchuta Lal, Диагноз: Bilharziellinae. У самца и самки задний конец тела явно уплощен. Самка короче самца. Кишечная арка близ середины тела;

непарный кишечный ствол, без латеральных ответвлений, тянется назад зигзагообразно. Мужеское половое отверстие лежит влево от медианной линии на значительном расстоянии кзади от брюшной присоски. Бурса цирруса содержит простату и семявыносящий проток. Гинекофорный канал имеется.

Семенной пузырек длинный, лежит свободно в паренхиме. Семенников 35-139, располагаются в задней части тела по сторонам непарного кишечного ствола.

Половое отверстие самки открывается позади брюшной присоски. Яичник слегка завернут спирально, лежит впереди кишечной арки. Матка короткая, с одним яйцом. Яйца спереди вытянутые, сзади расширены и снабжены небольшим шипом. Желточники лежат по сторонам непарного кишечного ствола. Фуркоцеркарии без фаринкса, с глазками. Хвостовые фурки умеренно длинные. Паразиты птиц. Типовой и единственный вид – B. polonica (Kowalewsky, 1895).

Bilharziella polonica (Kowalewsky, 1895) Bilharzia polonica Schistosomatum Синонимы: Kowalewsky, 1895;

polonicum (Kowalewsky, 1895);

Ornithobilharzia polonica (Kowalewsky, 1895);

Bilharziella lali Baugh, 1963;

Bilharziella littlebi (Byrd, 1956);

Chinchuta indica Lal, 1937;

Bilharzeilla indica (Lal, 1937).

Дефинитивные хозяева: Anatidae, Laridae, Ardeidae, Thresklornithidae, Ciconiidae, Rallidae, Podicipedidae, Parulidae.

Промежуточные хозяева: Пресноводные моллюски – Planorbidae и Lymnaeidae.

Локализация. Кровеносные сосуды кишечника, печени, почек, желчного пузыря, брыжейки, поджелудочной железы, селезенки, сердца.

Место обнаружения. Европа, Азия (в.т.ч. Узбекистан), Северная Америка.

Описание. Тело и присоски покрыты шипиками. Перед брюшной присоской кишечник разветвляется на 2 ветви, которые сливаются около середины тела. Непарный кишечник круто извивается у самок и слабо у самцов.

Самец. Тело 1.6-5.1х0.19-0.61мм., уплощенное. Ротовая присоска 0.10 0.13х0.14 мм, брюшная – 0.14-0.17 мм. Семенники около 35-133, располагаются позади соединения кишечных стволов. Конечные отделы мужской половой системы посередине между брюшной присоской и местом соединения парных кишечных стволов.

Самка. Тело 1.40-2.78х0.12-0.27 мм. Ротовая присоска диаметром 0.04-0. мм, брюшная – 0.07-0.08х0.10 мм. Яичник спиралевидный. От заднего края яичника отходит яйцевод, который идет вперед на соединение с маткой. Матка короткая, содержит одно яйцо колбовидной формы с крючком в одном полюсе.

Яйца 0.365-0.400х0.350-0.400 мм. Желточные фолликулы тянутся с обеих сторон непарного кишечника и могут слегка заходить выше кишечной арки.

Работа выполнена в рамках фундаментального проекта: «Структура, функционирование и эволюция беспозвоночных – компонентов биоразнообразия Узбекистана», грант ФА-ФЗ-ТО87.

On the validity of the species of genus Bilharziella Looss, 1899. Akramova F.D., Azimov D.A., Shakarboev E.B. Institute of Zoology of Uzbek Academy of Sciences, A. Niyazov str., 1, Tashkent, 100095, Uzbekistan. E-mail: dazimov@uzsci.net Summary. Diagnostic traits of maritae and cercariae are considered on the basis of the study of morpho-biological traits of Bilharziella polonica (Kowalewsky, 1895) and literature analysis. It is suggested to consider the species B. indica, B. lali and B. littlebi as synonyms of the type species B. polonica, taking into account the range of morphological variability in maritae.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЕЙ УЧАСТКА ITS1+5.8S+ITS2 РИБОСОМАЛЬНОЙ ДНК В СИСТЕМАТИКЕ НЕМАТОД ПОДСЕМЕЙСТВА OSTERTAGIINAE (TRICHOSTRONGYLIDAE;

STRONGYLIDA) Аксенов А.П.

Центр паразитологии ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН, Москва Трихостронгилиды подсемейства Ostertagiinae паразитируют в различных млекопитающих, в том числе в различных жвачных животных. При высоких показателях зараженности паразитирование остертагиин оказывает отрицательное воздействие на жизнедеятельность домашних животных, что указывает на социально-экономическую важность изучения этих паразитов.

Вплоть до недавнего времени для классификации остертагиин применялись в основном признаки их строения, однако богатство их мировой фауны и дефицит морфологических признаков оставляют нерешенными многие проблемы таксономии этих паразитических нематод. Не случайно именно в таксономии Ostertagiinae значительную роль в последнее десятилетие играют молекулярные методы. Значительное число нуклеотидных последовательностей (в основном относящихся к т.н. ITS-участку рибосомальной ДНК), полученных для этих нематод, депонированы в ГенБанке (NCBI GenBank), что является важной предпосылкой для усовершенствования принципов систематики этой группы. Анализ нуклеотидных последовательностей депонированных к настоящему времени в ГенБанке показывает определенную неоднородность этих данных. Для 8 видов депонированы последовательности первого внутреннего транскрибируемого спейсера (ITS1), тогда как последовательности второго спейсера (ITS2) имеются для 9 видов. Лишь для 6 видов имеется полная последовательность ITS-участка, включающая и сравнительно консервативный в эволюционном отношении домен 5.8S. Можно предположить, что использование полной ITS-последовательности (ITS1+5.8S+ITS2) позволит выявлять большее количество нуклеотидных различий и повысит достоверность молекулярно-филогенетического анализа.

Целью нашего исследования стала проверка этого предположения.

Нематоды использованные в работе были собраны от разных животных в различных географических регионах. Использовались нематоды обнаруженные в материале из Момского (T. circumcincta и T. trifurcate) и Алданского районов Якутии (O. gruehneri). Для сравнения были использованы нематоды вида T.

circumcincta из Кировской области. M. dagestanica и O. antipini были обнаружены в Завидово. Помимо этого из Восточной Монголии были привезены образцы O. dahurica и O. buriatica. Образцы нематод хранили в 70 % этаноле, их таксономическую принадлежность определяли по комплексу морфологических признаков (строение спикул, ребер половой бурсы и ряд других признаков).

Выделение ДНК производилось колоночным методом из нескольких десятков особей нематод, принадлежащих к одному виду. В работе использовали Wizard SV Genomic DNA Purification System. Разрезанных на несколько частей нематод помещали в 275 мкл лизирующего раствора содержащего 0.5 М ЭДТА (рН 8.0), протеиназу К (20 мг/мл), раствор рибонуклеазы А (4 мг/мл). Образцы инкубировали в твёрдотельном термостате в течение 18 ч. при температуре 55 С, после чего ДНК выделяли из лизата с помощью набора фирмы Promega (Wizard® SV Genomic DNA Purification System) в соответствии с протоколом фирмы-производителя.

Последовательность ITS-участка рибосомальной ДНК (ITS1+5.8S+ITS2) для изученных нематод получали с использованием праймеров AB 28 (5'-ATA TGC-TTA-AGT-TCA-GCG-GGT-3') и TW 81 (5'-GTT-TCC-GTA-GGT-GAA CCT-GC-3'). ПЦР проводили по следующей схеме: первичная денатурация ДНК при 940 С в течение 3 мин., после чего 9 циклов состоящих из денатурации при 940 С 1мин.;

отжига (annealing) при 550 С 1мин. 30 сек. и элонгации цепи при С 1мин. 30 сек. После этого следующие 24 цикла состоящие из денатурации при 940 С 45 сек., отжига при 570 С 1 мин и элонгации цепи при 720 С 1мин. сек. Реакция завершалась финальной элонгацией при 720 С в течение 5 мин.

® Очистку ДНК проводили с помощью набора фирмы Promega (Wizard SV Gel and PCR Clean-Up System). После этого проводили преципитацию ДНК этанолом в присутствии ацетата аммония согласно протоколу.

Для секвенирования пробы отправляли в ЦКП «Геном». Первичную обработку полученных хроматограмм (в т.ч. объединение последовательностей полученных при «прочтении» с двух разных концов) проводили с помощью программы Chromas 1.45. Выравнивания получали в Clustal X и сохраняли для работы в программе GenDoc (формат msf). Удаляли несовпадающие для сравниваемых видов фланкирующие части последовательностей, чтобы получить прямоугольную матрицу, которую экспортировали в Nexus-формат для программы PAUP 4.0b10. Филогенетический анализ проводили методом максимальной экономии (= максимальной парсимонии - MP). В результате анализа получали кладограммы, а также матрицы нуклеотидных различий.

Уровень bootstrap-поддержки отдельных ветвей определяли при 1000 повторах.

Сравнительный анализ матриц нуклеотидных различий показывает, что использование в филогенетическом анализе полной последовательности ITS1+5.8S+ITS2 почти всегда выявляет число нуклеотидных различий равное сумме различий по ITS1 и ITS2, и лишь в некоторых случаях добавляются различия по 1-й или 2-м позициям во фланкирующих последовательностях каждого из спейсеров. Эти различия не учитывались в процессе анализа, поскольку из-за различий в общей длине последовательностей они удалялись при построении выравнивания.

Изучение полученных кладограмм показывает, что сравнение полной (ITS1+5.8S+ITS2) и частичных (ITS1 и ITS2) последователностей выделяет в пределах изученных видов сходные группы. Так, во всех трех полученных кладограммах Ostertagia buriatica образовывала группу сестринскую для ветки представленной тремя изученными последовательностями нематод рода Teladorsagia (T. circumcincta (Якутия);

T. circumcincta (Кировская область) и T.

trifurcata). Узел кладограммы объединяющий три вида теладорсагий и O.

buriatica имел высокий уровень поддержки (99% и 96%) в деревьях построенных на основе изучения ITS1+5.8S+ITS2 и ITS1, и слабый в ITS2 кладограмме. Два других вида рода Ostertagia – O. gruehneri и O. antipini, образовывали стабильную пару с абсолютной (100%) поддержкой в кладограммах построенных на основе анализа ITS1+5.8S+ITS2 и ITS1. и с умеренной поддержкой (82%) в кладограмме основанной на анализе ITS2.

Уровни статистической поддержки узлов кладограмм, построенных на основе МР-анализа всего участка ITS1+5.8S+ITS2 обычно выше, чем по результатам анализа отдельных спейсеров. При этом общее количество нуклеотидных различий приблизительно равно сумме различий по каждому из спейсеров, а включение в анализ консервативного 5.8S-участка понижает уровень различий выраженных как процент от общей длины сравниваемых фрагментов. Наблюдаемое повышение уровня bootstrap-поддержки можно объяснить большей стабильностью кладограмм построенных на основе большего числа нуклеотидных различий.

Методы секвенирования предлагаемые в настоящее время на коммерческой основе (Big Dye® termination chemistry от ABI Biosystems Inc.) обеспечивают прочтение не менее 600-650 пар оснований в каждой из реакций секвенирования. Прочтение ITS1+5.8S+ITS2 домена трихостронгилид с обоих концов при использовании прямого секвенирования позволяет надежно получать полные последовательности для данного участка и повышать достоверность получаемых результатов.

Analisis of ITS1+5.8S+ITS2 rDNA sequences in taxonomy of the nematodes of subfamily Ostertagiinae (Trichostrongylidae;

Strongylida). Aksenov A.P. Center of Parasitology, Severstov Institute of Ecology and Evolution, RAS, Moscow, 117071, Russia Summary. The level of bootstrap-support for separate clades were compared in the phylogenetic trees inferred from the analysis of complete ITS1+5.8S+ITS2 of trichostrongylids and datasets containing the data for only one spacer (ITS1 or ITS2). The revealed clades of trichostrongylids are usually obtaining higher level of bootstrap support in the MP-cladograms based on complete ITS1+5.8S+ITS2 domain.

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ПРОСВЕЧИВАЮЩЕЙ ЭЛЕКТРОННОЙ МИКРОСКОПИИ В ИССЛЕДОВАНИИ СЕКРЕТОРНЫХ ОРГАНОВ ПАРАЗИТИЧЕСКИХ КЛЕЩЕЙ Амосова Л.И.

Учреждение Российской Академии Наук Зоологический институт РАН, Россия, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб.,1;

ank50@mail.ru Начало использования просвечивающей электронной микроскопии для исследования морфологии внутренних органов паразитических клещей приходится на 70-е годы - «золотой век» применения метода. К этому времени относится создание в Зоологическом институте РАН «Атласа электронно микроскопической анатомии иксодовых клещей» (Атлас…, 1979), который был первым исследованием по ультраструктуре всех внутренних органов иксодовых клещей. В дальнейшем работы по изучению ультратонкого строения паразитических клещей продолжались и расширялись, охватив не только паразитиформных, но и акрариформных клещей, постепенно просвечивающая электронная микроскопия сделалась обычным рутинным методом, доступным большинству морфологов. В настоящее время к использованию метода обращается все меньше акарологов, что связано с его трудоемкостью и времяемкостью, а также с развитием новых более современных методов.

Цель настоящего исследования - проанализировать, какого рода информацию можно получить, используя «обычную» просвечивающую электронную микроскопию (без применения цитохимии иммуноцитохимии,) при изучении паразитических клещей. Основной задачей было обобщение данных по ультраструктуре секреторных органов представителей Acarina, исследованных автором – паразитиформных клещей Ixodes persulcatus и Hyalomma asiaticum (сем. Ixodidae), Dermanyssus gallinae (сем. Dermanyssidae), Hypoaspis miles (сем. Laelapidae) и акариформного клеща Bakericheyla chanayi (сем. Cheyletidae) – с привлечением литературных данных. В разное время нами было изучено строение дермальных желез H. asiaticum, слюнных желез I.

persulcatus, D. gallinae, H. miles и проподосомальных желез B. chanayi.

Одной из особенностей клещей являются их небольшие размеры, что часто затрудняет их изучение с помощью светового микроскопа, поскольку некоторые структуры находятся на пределе его разрешающей способности. В качестве примера можно привести строение замыкающих кутикулярных структур в дермальных железах H. asiaticum и медиальной железы B. chanayi. В первом случае предполагалось, что дермальные железы помимо секреторной выполняют еще и чувствительную функцию, однако, как показали электронно микроскопические исследования, образования (чувствительные волоски, и реснички), характерные для органов чувств членистоногих, в этих железах отсутствуют. Во втором случае образование, принимавшееся ранее за регуляторный клапан, представляет только уплотнение прокутикулы в месте соединения секреторного отдела с выводным протоком.

Изучение ультраструктуры секреторных клеток желез позволяет уточнить данные о клеточном составе железы, получить сведения о динамике секреторной деятельности, процессе и интенсивности выведения секрета из клеток, а сравнительные исследования разных объектов, принадлежащих к одной систематической группе, а также свободноживущих и паразитических клещей позволяют сделать предположения о функциональном значении отдельных типов гранул. Дополнительные данные может дать исследование секреторных органов клещей, находящихся в разном функциональном состоянии или на разных этапах жизненного цикла. Главными источниками информации являются размер и структура гранул (наличие мембраны, плотность и однородность содержимого), способ выведения их из клетки, а также ультраструктурные характеристики и количество элементов ГЭР и комплексов Гольджи.

Наибольший интерес из перечисленных выше желез для изучения секреторных процессов представляют слюнные железы иксодовых клещей, которые были исследованы нами на примере самок I. persulcatus в период голодания и на различных этапах многодневного питания. Они представляют сложные альвеолярные железы, состоящие из большого количества альвеол трех типов, два из которых содержат секреторные гранулы. В состав гранулосекретирующих альвеол входит несколько типов клеток. Как показывает анализ полученных данных, заполнение клеток секреторными гранулами начинается еще до прикрепления клеща к хозяину, а в течение кровососания происходит «созревание» и смена секреторных продуктов, отражающая изменения во взаимодействии клеща с хозяином. Так, в клетках а альвеол 2 типа к началу питания присутствует два вида гранул, отличающихся по размеру и электронной плотности, которые, по-видимому, выводятся из клеток в момент прикрепления клеща к хозяину, а затем формируются вновь.

Причем, гранулы одного из видов исчезают из клеток в конце первых суток питания, а другого - постепенно заполняются электронноплотным содержимым и выводятся из клеток постоянно в течение всего периода кровососания. Для клеток b альвеол того же типа отмечена двукратная смена электронноплотных секреторных гранул, различающихся по размеру. Альвеолы 3 типа состоят из двух типов клеток, различающихся по характеристикам секреторных гранул.

Можно предположить, что секреция большинства гранул в клетках a и b происходит по регулируемому типу в ответ на внешние стимулы, что не исключает конститутивной (постоянной) секреции некоторых веществ, не требующей дополнительной внешней стимуляции, как это происходит в случае мелких электронно-плотных гранул в b клетках альвеол 2 типа. Число видов секреторных гранул не может отразить все многообразие белковых продуктов секреции, образующихся в слюнных железах иксодид и поступающих в ткани хозяина, в составе слюны которых известно более 30 биологически активных веществ, регулирующих взаимодействие паразита и хозяина. В настоящее время доказана возможность колокализации разных белков в пределах одной секреторной гранулы (Снигеревская и др., 2006). Способ выведения из клеток продуктов секреции, по-видимому, отражает характер питания клеща. Все типы секреторных гранул в железах I. persulcatus, для которого характерно постепенное поглощение пищи при многодневном кровососании, и свободноживущего питающегося постоянно гамазового клеща H. miles выводятся из клеток путем обычного экзоцитоза. В то же время D. gallinae и аргазовым клещам (Roshdy, Coons, 1975) свойственно выведение секрета путем микроапокриновой секреции, что можно рассматривать как адаптацию к кратковременному и быстрому поглощению крови.

Таким образом, электронно-микроскопические исследования позволили выявить ряд ультраструктурных особенностей в строении секреторных органов кровососущих клещей, связанных с паразитизмом, и, по нашему мнению, создают основу для дальнейших более тонких и современных исследований.

Литература Атлас электронно-микроскопической анатомии иксодовых клещей. Л.: Наука, 1979.

256с.

Снигиревская Е.С., Соколова Ю.Я., Комиссарчик Я.Ю. Структурно-функциональная организация аппарата Гольджи // Цитология, 2006. Т. 48, № 4. С. 283-307.

Rooshdy M.A., Coons L.R. The subgenus Persicargas (Ixodoidea: Argasidae: Argas). 23.

Fine structure of salivary glands of unfed A. (P.) Arboreus Kaiser, Hoogstral and Kohls // J.

Parasitol. 1975. V. 61. Р. 743-752.

An Analysis of Possibility of Electronic Microscopy in the Investigation of Parasitic Acari Secretory Organs. Amosova L.I. Zoological Institute RAS, Universitetskaya nab., 1, St. Petersburg, 199034, Russia Summary. Using and possibility of electronic microscopy in the investigation of parasitic acary is discussed with the emphasis on the secretory cells of salivary glands of some ticks and mites ultrastructure.

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ГЕЛЬМИНТОВ РЫБ В АКВАКУЛЬТУРЕ Аникиева Л.В.

Институт биологии КарНЦ РАН, Россия, Петрозаводск, Пушкинская, 11;

e-mail: anikieva@krc.karelia.ru Изучение реакции водных сообществ, связанной с развитием аквакультуры, является одной из приоритетных задач современных исследований. Серьезные риски связаны с паразитологическими проблемами.

Расселение рыб за пределами естественного ареала может сопровождаться заносом неспецифичных паразитов, которые становятся причиной эпизоотий аборигенных видов, как это отмечалось при распространении моногенеи Gyrodactylus salaris в реках Беломорского и Баренцевоморского бассейнов.

Нематода Anguillicola crassus была интродуцирована в водоемы Европы вместе с перевозимым японским угрем. Она вызвала массовую гибель европейского угря и практически уничтожила его популяцию. Миксозоа Myxobolus cerebralis была интродуцирована из Европы в США и стала причиной смерти лососевых.

Азиатский паразит Bothriocephalus acheilognathi стал одним из широко распространенных паразитов в мире. Из Азии этот паразит интродуцирован в Европу, Австралию, Мексику, США и Канаду.

Сведения о морфологической изменчивости паразитов в условиях аквакультуры крайне скудны (Фортунато, 1987;

Аникиева, Румянцев, 1997;

Аникиева, 2008;

2009).

Целью настоящей работы явилось изучение морфологической изменчивости паразита лососевидных рыб цестоды Proteocephalus longicollis из природной популяции пеляди Coregonus peled и выращиваемой в аквакультуре.

Материалом послужили 2 выборки половозрелых цестод. Первая выборка собрана из пеляди озера-питомника Кучак (Западная Сибирь, Тюменская обл., материал любезно предоставлен Л.М. Альбетовой). Вторая - из р. Пелядки полуострова Таймыр, одного из притоков р. Енисей (коллекционный материал Центра паразитологии). Изучали морфологическую изменчивость признаков, относящихся к основным функциональным системам цестод. Из качественных признаков анализировали форму сколекса и половозрелых члеников. Из количественных признаков - пластические признаки - ширину сколекса, диаметр боковых и апикальной присосок, длину стробилы, длину и ширину половозрелых члеников, длину бурсы цирруса и размах крыльев яичника;


счетный признак - число семенников и относительный признак - отношение длины бурсы цирруса к ширине членика. Статистические расчеты выполнены в пакете программ Statistica 5.0. Внутрипопуляционное разнообразие определяли по среднему числу вариаций ( ) и доле редких вариаций (h), показатель сходства – по критерию идентичности (Животовский, 1982). Всего было изучено 35 половозрелых цестод из оз. Кучак и 25 половозрелых цестод из р.

Пелядки (со сколексами 8 экз.).

В результате проведенной работы в обеих выборках цестод обнаружено по 2 формы сколекса: ланцетовидная и вздутая, и по 3 вариации формы члеников: короткая широкая, квадратная и удлиненная. В выборке из оз. Кучак ланцетовидная форма сколекса встречалась у 53 % особей, вздутая – у 47 %. В обеих выборках доминировали и субдоминировали особи с квадратной формой члеников. Цестоды с короткими широкими члениками были малочисленны, а с удлиненными – редки. Оценка внутрипопуляционного разнообразия и его структуры по признаку формы члеников не выявила различий между выборками: = 2.59±0.34 против = 2.59±0.39;

h в обеих выборках равен 0.16±0.07. По критерию идентичности выборки незначимо отличались друг от друга (r=0.989;

I=1.16).

Анализ количественных признаков P. longicollis показал, что каждая из выборок характеризовалась своеобразными значениями изменчивости. В оз.

Кучак размах изменчивости размеров члеников, числа семенников и длины стробилы был шире, чем в р. Пелядке, а длина бурсы цирруса, яичника и отношение длины бурсы цирруса к ширине членика имели меньшие пределы варьирования, чем в р. Пелядке.

Установлены различия между выборками в средних значениях числа семенников, длины бурсы цирруса, отношения длины бурсы цирруса к ширине членика и размерах стробилы. Выборка из оз. Кучак отличалась от выборки из р. Пелядки большим числом семенников, более крупными размерами стробилы, меньшими размерами длины бурсы цирруса и меньшим отношением длины бурсы цирруса к ширине членика. Наиболее важный из них для существования популяции – размер стробилы, который определяет плодовитость (рождаемость) - основной демографический показатель популяции (рисунок).

Ранжирование значений признаков в вариационные ряды выявило различия в частотном распределении значений и модальных классах. По критерию Фишера, являющегося более точным методом для сравнения и определения достоверности различий между степенями варьирования сравниваемых групп, выборки достоверно отличались уровнем варьирования длины стробилы, числа семенников и отношения длины бурсы цирруса к ширине членика.

Коэффициент различия CD между выборками, представляющий собой отношение разности средних к сумме средних квадратических отклонений, и рассчитанный для двух важнейших систематических признаков: числа семенников и отношения длины бурсы цирруса к ширине членика составил 0, и 0,46.

Частотное распределение значений длины стробилы P. longicollis, см Кучак встречаемость, % Пелядка 0,5 0,8 1,3 1,8 2,3 2,8 3,3 3,8 4,3 4, Работа выполнена при финансовой поддержке программы фундаментальных исследований ОБН РАН «Биологические ресурсы России:

оценка состояния и фундаментальные основы мониторинга» (2009-2011 гг.).

Morphological variability of helminthes of fishes in aquaculture. Anikieva L.V.

Institute of biology of Karelian research center of RAS, Petrozavodsk, Pushkin, 11, e-mail:

anikieva@krc.karelia.ru Summary. Morphological variability cestode Proteocephalus longicollis from natural population Coregonus peled from the river of Peljadka and in aquaculture of the lake of Kuchak was studied. Distinctions in indicators of quantitative signs were established.

Sample of the lake of Kuchak differed from sample of the river of Peljadka a great number of testes, larger sizes of worms, the smaller sizes of cirrus pouch and the smaller relation of length of cirrus pouch by the width of proglottid.

ГЕЛЬМИНТЫ БЛАГОРОДНОГО ОЛЕНЯ (CERVUS ELAPHUS L.) В РАЗЛИЧНЫХ ПОПУЛЯЦИЯХ В БЕЛАРУСИ Анисимова Е.И., Кекшина А.М., Дмитриева Э.Ю.

Государственное научно-производственное объединение «Научно практический центр Национальной академии наук по биоресурсам», Беларусь, 220072, г. Минск, ул. Академическая, 27;

anis-zoo@yandex.ru Реакклиматизация благородного оленя (Cervus elaphus) для обогащения охотничьих угодий практикуется давно. В европейских странах олень является одним из главных объектов спортивной и трофейной охоты. Показатели численности, плотности населения и использования ресурсов оленей очень высокие. В 1999-2002 гг. в Германии было добыто 53120 оленей, в Австрии – 38730, в Венгрии – 20100, в Польше – 31100 оленей. Прибыльность охоты на оленей и высокая стоимость трофеев одна из причин по его расселению и разведению. В Беларуси численность данного вида по учетам 2008 г. составляла 8070 особей, добыто 670, что составляет 8,38% (Козло, 2010). Основная доля оленей на территории Беларуси сосредоточена в нескольких относительно крупных (беловежская - 1400, осиповичская - 360, лясковичская - 280 и др.) и более 40 малых пространственно изолированных популяциях (Шакун, 2008).

Материал и методы. Гельминтологические исследования проводились в 2006-2010 гг. на базе охотхозяйства ГЛХУ «Тетеринское», в Негорельском учебно-опытном лесхозе и ГПУ “НП “Беловежская пуща”. Использованы стандартные методики прижизненной диагностики и вскрытия отдельных органов. Исследовано 1109 биопроб. Для сравнения использованы собственные и литературные данные.

Результаты. Охотничье хозяйство ГЛХУ «Тетеринское» расположено в Оршанско-Могилевском лесорастительном округе с площадью охотугодий 79, тыс. га. В фауне охотхозяйства ранее преобладали лось, косуля, реже кабан.

Сейчас хозяйство специализируется на разведении благородного оленя. Основу популяции оленей составили 25 экз., завезенные в 1979 г. из Беловежской пущи и 23 экз. из Осиповичей. В 2006 г. численность оленей увеличилась до особей, однако для стабильности популяции из Беловежской пущи завезли еще 33 самки и 6 самцов. Всего, на февраль 2009 г. числилось более 300 оленей.

Инвазированность популяции в среднем за годы исследования составила 56,2%. Однако, в 2010 г. до гельминтизации оленей альвермом инвазированность составляла 69,2% и встречаемость полиинвазии - 77,7%.

После однократного применения антигельминтика снизилась инвазированность (31,1%) и встречаемость полиинвазии (28,6%). Зарегистрировано 18 видов из трех классов. Доминировали из нематод: мюллериусы, диктиокаулюсы, эзофагостомы, стронгиляты, трихостронгилиды (24;

22,1;

16,3;

14,4;

11,5% соответственно) и цестод: мониезии (18,2%). Несмотря на достаточно широкое видовое разнообразие гельминтов, встречаемость каждого вида и их обилие незначительны, что говорит о хорошем физиологическом состоянии животных.

Негорельская популяция возникла в 1978г., ее основателями были около 40 оленей, завезенных из Беловежской пущи. Динамика численности показала ее увеличение более чем в два раза в 1985г. (105 ос.), а в 1990 г. (165 ос.) началось использование ее ресурсов. В 2006-2009 гг. численность оленей составила 125-130 особей. Инвазированность популяции составила 50,0%.

Видовое разнообразие состоит из 14 видов гельминтов. Доминируют трихостронгилюсы (20,0%), диктиокаулюсы (14,7%) и буностомы (11,7%).

Беловежская – наиболее длительное время существующая популяция оленей, что наряду с высокой плотностью различных видов копытных оказало влияние на высокую инвазированность и видовое разнообразие гельминтов.

Паразитологические исследования были начаты 264-й гельминтологической экспедицией под руководством А.А. Мозгового и на протяжении лет проводились рядом исследователей (Морозов, Назарова, 1962;

Шостак, Василюк, 1976;

Кочко, Пенькевич,2002). Зараженность 98%, часто встречается полиинвазия. Выявлено 16 видов гельминтов, из них: 12 видов нематод, 2 вида трематод, 2 вида цестод. У благородного оленя доминировали онхоцерки (58,2%), эзофагостомы (37,8-61,1), диктиокаулы (33%), парамфистоматиды (30,1).

Обсуждение. В каждой из популяций оленей обнаружено небольшое число видов гельминтов, что соответствует ранее проведенным исследованиям:

в Беловежской пуще – 16, в воронежском заповеднике – 9, на Кавказе – 15 (в том числе на северном Кавказе -9 и столько же – в Азербайджане). И лишь в Крыму у оленей зарегистрировано 43 вида, при чем большинство из них – трихостронгилиды. В целом фауна гельминтов благородного оленя изучена достаточно полно и зарегистрировано 54 вида гельминтов. В Беларуси сравнительный анализ видового разнообразия гельминтов благородного оленя новых в сравнении с популяцией в НП «Беловежская пуща», откуда завезли основателей стада, выявил, что за 30 лет существования они почти сравнялись по количеству видов гельминтов, однако, состав на 80% оригинален. В двух популяциях (тетеринская, беловежская) из 25 видов гельминтов 5 являются общими. Степень сходства видового состава составляет 0,23 (по Серенсену). В негорельской и беловежской популяциях из 30 видов гельминтов лишь являются общими, (сходство видового состава - 0,13). Между тетеринской и негорельской популяциями схожи около половины видового состава (0.43%).

При этом в трех популяциях у благородного оленя часто встречаются диктиокаулиды и трихостронгилиды. Обилие гельминтов низкое, от 0,01 до 0,4.

Заключение. Сравнительный анализ различных популяций благородного оленя выявил теоретические и практические аспекты реакклиматизации, которая влечет за собой изменение гельминтологического статуса территории.

Основными поражающими паразитами – оказываются широко распространенные гельминты, свойственные как плотнорогим, так и полорогим, как диким, так и домашним. Инвазированность оленей во всех популяциях находится приблизительно на одном уровне (около половины зверей). В новых экологических условия процесс формирования гельминтофауны оленей включает ассимиляцию паразитов диких и домашних копытных, обитающих на данной территории. Опыт работы, полученный в Государственных природоохранных учреждениях (ГПУ), Национальных парках и Экспериментальных лесоохотничьих хозяйствах (ГЛХУ) показал, что основную роль в достижении высоких показателей численности, плотности населения и добычи копытных играет полноценный комплекс биотехнических и лечебно-профилактических мероприятий, включающий противопаразитарные, общие ветеринарно-санитарные и специальные. Для дегельминтизации прошли проверку тимтетразол (против паразитов желудочно-кишечного тракта и дыхательных путей) и препарат широкого спектра действия – альверм. Временная передержка оленей в вольере является важным фактором не только для сохранения и закрепления завозимых животных в новом месте, предназначенном для реакклиматизации, но и проявляет качество проведенной дегельминтизации. Популяция благородного оленя медленно, но постоянно расширяет занимаемую ею площадь угодий (в среднем за год увеличивается дальность на 5 км). Негорельская популяция, к примеру, за 17 лет освоила площадь – на 1,5 тыс. га, что также может сказаться на циркуляции многих видов гельминтов.

Литература Козло П.Г. Материалы международной научно-практич. Конференции:

«Биологические ресурсы». Киров, 2010. С. 137-140.

Шакун В.В. Благородный олень (Cervus elaphus) в Беларуси – его реакклиматизация и современное состояние // Материалы 2-й Междун. науч. практич. конф.: «Биологическое разнообразие Белорусского Поозерья: современное состояние, проблемы использования и охраны». 2008. С. 253—255.

Морозов Ю.Ф., Назарова Н.С. К вопросу о гельминтозах диких копытных Беловежской пущи // Тезисы 2-й зоологической конференции Белорусской ССР.

Минск, 1962.

Шостак С.В., Василюк И.Ф. Болезни европейского благородного оленя и их профилактика // Беловежская Пуща. Минск, 1976. Вып. 10. С. 93-108.

Кочко Ю.П., Пенькевич В.А. Гельминтофауна диких копытных Белоруссии // «Ветеринария». 2002. С. 30- Helminths of Cervus elaphus L. in different populations in Byelorussia. Anisimova E.I., Kekshina A.M., Dmitrieva E.Yu. State Scientific-and Industrial Society “Scientific-and Practical Center of National Academy of Sciences on Bioresources”, Akademicheskaya st., 27, Minsk, 220072, Byelorus Summary. The comparative analysis of helminthes infection, number and species composition of red deer helminthes in different populations, which created in the different times in Belarus were led. The nematodes invasion was dominated. The authors suppose about positive influence re-acclimatization on the improving from a health point of view of ungulate population.

ОСОБЕННОСТИ ЗАРАЖЕННОСТИ ТИХООКЕАНСКОЙ СЕЛЬДИ (CLUPEA PALLASII) ЛИЧИНКАМИ НЕМАТОД В ОХОТСКОМ МОРЕ Асеева Н.Л., Смирнов А.А.

Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр (ТИНРО), 690000, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4;

aseeva_n@hotmail. сom Магаданский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (МагаданНИРО) г. Магадан, Портовая, Тихоокеанская сельдь (Clupea pallassi) относится к многочисленным флюктуирующим видам, широко распространенным в северной части Тихого океана. Всестороннее изучение сельди является одной из важнейших задач отраслевой науки. Среди биологических факторов, определяющих состояния популяции рыб немаловажными являться исследованиям паразитических организмов. Данные о зараженности Clupea pallasii личинками анизакисов, наряду с другими сведениями, могут использоваться для разделения популяций тихоокеанской сельди, эксплуатируемой промыслом.

Материалом для настоящей работы послужили выборки преднерестовой и нерестовой сельди, собранные при выполнении биологических анализов в разные годы в Охотском море. Нематод выбирали из полости тела и считали их количество в каждой особи. Всего было проанализировано 948 экз. рыб.

Результаты. Общая зараженность сельди личинками анизакисов составила 76.6% при интенсивности инвазии 1 - 21 экз. и индексе обилия 1.5 экз. При этом зараженность рыб в разных районах исследований сильно различалась.

Cравнительный анализ зараженности сельди личинками анизакисов по районам исследования выявил места с наиболее высокими и наиболее низкими показателями зараженности. Высокая степень инвазии личинками анизакисов отмечена у нерестовой сельди в районе охотского промыслового района и у северо-восточного побережья о. Сахалин. Зараженность рыб составила 86.% при интенсивности инвазии 1 - 39 экз., индекс обилия равнялся 2.7 экз. Более низкие показатели зараженности имели сельди в районе залива Шелихова;

зараженность рыб составила 55.8 % при интенсивности инвазии 1 - 9 экз. и индексе обилия 0.8 экз.

Отмечается хорошо выраженное различие между разными популяциями сельди по показателям зараженности нематодой Anisakis simplex. В северной части Охотского моря обитают две основные популяции тихоокеанской сельди:

за условную границу их распространения принят 153° в.д. Соответственно, вся сельдь, пойманная восточнее этого меридиана, относилась к гижигино камчатской, а западнее – к охотской популяции (Мельников, 2000).

Сельдь охотской популяции сильно заражена Anisakis simplex, в то время как гижигинско-камчатская сельдь заражена этими нематодами значительно меньше. Поскольку присутствие личинок паразитов у рыб определяется трофическими связями, обратим внимание на питание сельди в районах исследований. В Охотском море основу рациона сельди, независимо от возраста, составляют эвфаузииды и копеподы (Горбатенко и др., 2004). При этом некоторые виды эвфаузиид служат промежуточными хозяевами нематод.

Дефинитивными хозяевами A. simplex являются морские млекопитающие – тюлени, полосатые киты, кашалоты, дельфины.

Относительно высокая степень инвазии личинками анизакисов сельди охотской популяции и, прежде всего, у побережья Сахалина, где обитают многочисленные популяции морских млекопитающих (сивучей, тюленей и полосатых китов), обусловлена сохранением в этой части Охотского моря полной пищевой цепи, необходимой для реализации жизненного цикла нематод. В последние годы у северо-восточного Сахалина существенно возросла численность популяции китов, а у юго-восточной части острова ежегодно образуются лежбища котиков на о. Тюлений и сивучей на п-ове Анива численностью в тысячи голов (Бурканов и др., 2008).

Выявленные различия показателей заражённости личинками анизакисов сельди северо-западной и северо-восточной частей Охотского моря согласуются с данными о популяционной структуре тихоокеанской сельди, полученными на основе морфо-биологических различий.

Интенсивность и экстенсивность заражения охотоморской сельди анизакисами в значительной степени определяется численностью их промежуточных и окончательных хозяев в том или ином районе обитания сельди.

Литература Бурканов В.Н., Алтухов А.В., Андрюс Р., Блохин И.А., Вертякин В.В., Генералов А. А., Грачева И.Б., Калкинс Д., Кузин А.Е., Мамаев Е. Г., Никулин В.С., Пантелеева О.И., Прямиков ПА., Трухин А.М., Загребельный С.В., Захарченко Л.Д. Краткие результаты учетов сивуча (Eumetopias juatus) в водах России в 2006-2007 гг. // Морские млекопитающие Голактики. Одесса, 2008. С. 116-122.

Горбатенко К.М., Лаженцев А.Е., Лобода С.В. Распределение, питание и некоторые физиологические показатели тихоокеанской сельди гижигинского и охотского стад северной части Охотского моря в весенний период // Биол. Моря. 2004. Т.30, № 4.

С.352-358.

Кузнецова Н.А. Питание некоторых планктоноядных рыб в Охотском море в летний период // Изв. ТИНРО. 1997. Т. 122. С. 255-275.

Мельников И.В. Результаты оценки запаса сельди в северной части Охотского моря по траловым съемкам 2000 г. // Изв. ТИНРО. 2002. Т. 130. С. 1098-1114.

Infection Anisakis simplex of pacific herring in the Okhotsk Sea. Aseeva N.L., Smirnov A.A. Pacific Research Fish Industrial Center (TINRO), Shevchenko al., 4, Vladivostok, 690000, Russia;

Magadan Research Institute of Fish Industry and Oceanography (MagadanNIRO), Portovaya st., 7, Magadan, Russia Summary. Infection рarasitic Anisakis simplex оf pacific herring (Clupea pallasii) is investigated on the samples collected in the northern Okhotsk Sea in 2002-2010. Significant difference is revealed for parasitic infection in the northwestern and northeastern parts of the Sea that confirms the conception on two populations of herring in the northern Okhotsk Sea.

This difference corresponds to features of the herring feeding and structure of marine ecosystems. The areas with the highest and the lowest infestation are revealed, in particular for Anisakis simplex l., dangerous for human health.

СЛУЧАЙ ПОРАЖЕНИЯ ПЕЧЕНИ ECHINOCOCCUS SHIQUICUS У ЧЕЛОВЕКА Аслаев А.Н., Лукманов М.И., Гумеров А.А., Лукманова Г.И.

ГОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет Росздрава», Россия, 450000, г. Уфа, Ленина, 3;

lukmanova62@mail.ru Ленточный червь Echinococcus shiquicus – один из представителей рода Echinococcus, в личиночной стадии вызывающих тяжелое заболевание эхинококкоз. Половозрелая стадия E. shiquicus обнаружена у тибетской лисицы Vulpes ferrilata, личиночная стадия – у пищухи черногубой Ochotona curzoniae в Китае (Xiao, Qiu, Nakao, Li et al., 2005). По морфологическим признакам E.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.