авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Департамент образования и науки Ханты-Мансийского автономного округа — Югры

Нижневартовский государственный гуманитарный университет

Гуманитарный факультет

Нижневартовское отделение Российского общества интеллектуальной истории

Кафедра документоведения и всеобщей истории

ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА

Материалы VIII Всероссийской научной конференции

г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2010 ББК 63.3(0)я43 И 90 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Оргкомитет конференции:

д-р физ.-мат. наук, проф. С.И.Горлов (ректор НГГУ, председатель оргкомитета), канд. биолог. наук, доц. Д.А.Погонышев (проректор по научной работе НГГУ, зам. председателя), канд. ист. наук, доц. С.Н.Васильева (декан гуманитарного факультета), д-р ист. наук, проф. В.В.Степанова (зав. кафедрой документоведения и всеобщей истории), канд. ист. наук, доц. В.Н.Ерохин, Н.А.Кучер (секретарь) И 90 История идей и история общества: Материалы VIII Всероссийской научной конференции (г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года) / Отв.

ред. В.Н.Ерохин. — Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2010. — 315 с.

ISBN 978–5–89988–694– Сборник содержит материалы VIII Всероссийской научной конферен ции «История идей и история общества», проводившейся 15—16 апреля 2010 года в Нижневартовском государственном гуманитарном универси тете.

Для преподавателей, аспирантов и студентов высших учебных заве дений.

ББК 63.3(0)я ISBN 978–5–89988–694–3 © Издательство НГГУ, I. ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ И СТАТЬИ И.Р.Чикалова, Р.А.Чикалов Белорусский государственный педагогический университет, г.Минск ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XIX — НАЧАЛА XX вв. В РОССИИ Досоветский период. В поисках ответов на вопросы, перед решением ко торых стояла пореформенная Россия, исследователи особое внимание уделяли «опыту народов» и, в частности, осмыслению исторического пути Англии. Спо собствовать этому были призваны переводы на русский язык работ крупнейших европейских историков, политологов, юристов и социологов. Одной из первых переводных работ стали изданные в 1866 г. «Письма об Англии» крупного жур налиста, идеолога социалистического движения Луи Блана, представлявшие собой сборник разнообразных корреспонденций, писем, сочиненных им в 1861—1863 гг., когда он находился в эмиграции в Англии. В них освещены раз личные актуальные проблемы британского государства и общества 1860-х гг. — английская школа, международная выставка 1862 года в Лондоне, проблемы избирательной реформы, парламентские баталии, споры об английской консти туции, рабочее движение, отношения церкви и государства и многое другое.

Примечательно, что Петр Щапов, издавший книгу на русском языке, попал за это под суд, тираж был арестован, т.к. цензура усмотрела, в книге Л.Блана взгляды, противные христианскому учению и монархическому образу правле ния. Издателя защищал известный адвокат В.Д.Спасович, который в 1869 г.

выиграл дело, после чего книга в 1870 г. поступила в продажу. В том же году С.-Петербурге была издана книга французского философа, писателя, историка И.Тэна «Очерки современной Англии», написанная им по заметкам его путеше ствия в страну в 1861 и 1862 гг., отметившего в предисловии к своей книге: «Как бы то ни было, француз всегда вывезет из Англии полезное убеждение, что политика не есть кабинетная теория, применяемая вдруг и всецело, а дело так та, требующее осторожности, постепенности, обдуманности».

С французского языка переводятся восьмитомная «История XIX века» под редакцией Э.Лависса и А.Рамбо, труд Ш.Сеньобоса «Политическая история современной Европы: эволюция партий и политических учреждений, 1814— 1896», книги А.Эсмена «Общие основания конституционного права», Э.Метена «Социализм в Англии», Э.Бутми «Развитие конституции и политического обще ства в Англии» и «Опыт политической психологии английского народа в XIX веке», М.Вотье «Местное управление в Англии», М.Леклерка «Воспитание и общество в Англии», Л.Дюприе «Государство и роль министров в Англии», Ф.Фаньо «Рабочее профессиональное движение в Англии», Л.Казамиана «Современная Англия», с датского — двухтомная «История нашего столетия.

1815—1890 г.» А.Торсое, с немецкого — монументальные исследования Р.Гнейста «История государственных учреждений Англии», К.Гуго «Новейшие течения в английском городском самоуправлении», А.Гельда «Развитие крупной промышленности в Англии» и «Социальная история Англии», Д.Шлосса «Формы заработной платы», Г.Ностица «Рабочий класс Англии в XIX столетии. Из обще ственной истории нашего времени», Ф.Энгельса «Положение рабочего класса в Англии», И.Редлиха «Английское местное управление», Р. фон-Кауфмана «Фи нансовое хозяйство органов местного самоуправления в Англии, Франции и Пруссии», О.Пифферуна «Европейские избирательные системы (Парламент ские, провинциальные и муниципальные)», Ю.Гатчека «Переходные системы, приближающиеся к всеобщему избирательному праву: Англия», брошюра С.Боркгайма «Чартистское движение в Англии», с английского — книги амери канского исследователя А.Л.Лоуэлля «Правительства и политические партии в государствах Западной Европы» и «Государственный строй Англии».

На российском книжном рынке появились труды самих британских ученых и общественных деятелей. Среди них двухтомная «История Англии» К.Дикенса, четырехтомная «История английского народа» Д.Р.Грина, трехтомная «История Европы XIX века» Ч.Файфа, книги П.Ашлея «Местное и центральное управле ние: Сравнительный обзор учреждений Англии, Франции, Пруссии и Соединен ных Штатов», А.В.Дайси «Основы государственного права Англии», И.Д.Трайля «Общественная жизнь Англии», Т.Фауля «Призрение бедных в Англии», Г.Гиббинса «Очерки английской торговли и колоний», «Английские реформато ры» и «История современной Англии», Э.Поррита «Современная Англия», Дж.Гобсона «Империализм», «Джон Рескин как социальный реформатор» и «Проблемы бедности и безработицы», Г.Джефсона «Платформа, ее возникно вение и развитие: (история публичных митингов в Англии)», Э.А.Фримена «Раз витие английской конституции с древнейших времен», А.Аэма «Англосаксонская раса: государства народов англосаксонской расы в настоящем и будущем», А.Гельда «Социальная история Англии», В.Беджгота «Государственный строй Англии», С.Лоу «Государственный строй Англии», В.Энсона «Английский Пар ламент: его конституционные законы и обычаи», Р.Гаммеджа «История чартиз ма», Г.Виллиама «Англия и англичане», В.Вильсона «Государство: Прошлое и настоящее конституционных учреждений». Публикуется известное исследова ние В.Бутса «В трущобах Англии», а также работы видных общественных дея телей Сиднея и Беатрис Веббов по рабочему и тред-юнионистскому движению Великобритании.

Открывают российскую историографию проблем политической и социальной истории Англии XIX века книга «Политическое равновесие и Англия»

И.В.Вернадского (1855 г.), «Очерк местного самоуправления в Англии» Н.Второва (1864 г.), обзорная статья в Журнале Министерства народного просвещения «Вопрос о начальном народном образовании в Английском парламенте и пе риодической печати: по материалам “Таймс”» (1867 г.), монументальный труд «Средние учебные заведения в Англии и Шотландии» И.Деможо и Г.Монтуччи (1870 г.), публикация «Благотворительность Лондона» И.Е.Зегимеля (1877 г.), труды И.И.Янжула «Опыт исследования английских косвенных налогов. Акциз»

(1874 г.), «Ливерпульская ассоциация финансовых реформ» (1880 г.), «Англий ская свободная торговля», М.М.Ковалевского «Английская конституция и ее историк. Конституционная история Англии» (1880 г.), В.Щеглова «Характеристи ка современного социально-политического строя главнейших западноевропей ских государств: (Германии, Австрии, Франции и Англии)» (1883 г.).

Крупным англоведом и одновременно серьезнейшим авторитетом в области экономики и статистики, теории и истории финансов, внешней торговли и нало говой политики в России и за рубежом был академик И.И.Янжул. В Лондоне он написал магистерскую диссертацию «Опыт исследования косвенных налогов.

Акциз», изданную в 1874 г. отдельным изданием. Именно Лондону суждено бы ло сыграть определяющую роль в научной судьбе Янжула, дать направление его исследовательским интересам. С 1876 по 1882 г. он ежегодно работал в Англии и собирал материал для своих книг и журнальных статей. В 1876 г. Ян жул написал в Англии свою вторую книгу — первый том «Английской свободной торговли», получил за нее степень доктора финансового права, а осенью 1876 г.

был выбран в ординарные профессора Московского университета по кафедре финансового права. Со многими новыми важнейшими явлениями европейской жизни русское общество знакомилось во многом через Янжула. Примером этому может служить вышедший в 1893 г. сборник под общим заголовком «В поисках лучшего будущего», переизданного в 1908 г. Фундаментальные исследования Янжула по экономической истории Англии заняли выдающееся место не только в отечественной, но и в европейской историко-экономической литературе.

Количество работ англоведческого профиля значительно увеличилось в 1890-е годы. Вышли труды А.С.Гольденвейзера «Социальные течения и ре формы XIX столетия в Англии» (1891 г.), А.Каменского «В.Э.Гладстон. Его жизнь и политическая деятельность» (1892 г.), И.И.Янжула «В поисках лучшего буду щего. Социальные этюды» (1893 г.), П.Г.Мижуева «Вильям Гладстон» (1893 г.), «Ричард Кобден (1894 г.) и другие его работы, Е.Н.Водовозовой «Как люди на белом свете живут. Англичане» (1894 г.), книги «Государственное хозяйство Англии за шесть лет управления министерства тори. 1887/88—1892/93»

Г.П.Каменского (1895 г.), «О гарантиях личной свободы в Англии. Habeas Corpus Act и его приостановка по английскому праву» В.Ф.Дерюжинского (1895 г.), гла вы по Англии в «Истории Западной Европы в Новое время» Н.И.Кареева.

Общественно-политический подъем рубежа XIX—XX веков вызвал в России издательский бум историко-политико-юридической литературы, пропагандиро вавшей достижения европейских стран, в особенности Великобритании. Наи большее количество материалов появилось в связи с революцией 1905—1907 гг., ставшей триумфом русского либерализма, вынудившего «даровать России конституцию и парламентский строй» (Р.Пайпс). Крупные российские правоведы Ф.Ф.Кокошкин, И.Д.Новик, В.М.Гессен и Б.Э.Нольде участвуют в проектах по публикации текстов конституций европейских стран. Издаются сборники доку ментов, характеризующие разные стороны жизни западного, в т.ч. английского, общества. Выходят из печати сборники документов «Иностранное законода тельство об ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабо чими» и «Иностранное законодательство по рабочему вопросу». Материалы из английской действительности, написанные российскими публицистами и иссле дователями публикуют газета «Русские ведомости», журналы «Вестник Евро пы», «Русское богатство», «Образование» и др. издания. Востребованность материалов по западной и, особенно, английской истории, политике и действи тельности объяснялась поиском ключей к пониманию перспектив модернизации Российской империи и внедрению демократических институтов.

Во многих трудах российских англоведов, начиная от статьи П.Г.Виног радова «Местное самоуправление в Англии» в сборнике «Мелкая земская еди ница», статей С.И.Рапопорта в журнале «Вестник Европы» и других изданиях, опубликованных отдельными книгами «Народ-богатырь», «Деловая Англия» и «Англичане в городе и деревне», статей Э.К.Пименовой и А.Редкина в журнале «Образование», «Очерка периодической печати в Англии» Д.Сатурина и «Очер ка истории развития английской журналистики» Э.Пименовой в сборнике «Пе риодическая печать на Западе», очерков английской жизни Дионео в «Русских Ведомостях» и в «Русском Богатстве» (изданы отдельно в переработанном ви де), брошюр Ю.С.Гамбарова «Политические партии в их прошлом и настоя щем», А.В.Горбунова «Гарантии личной свободы в Англии», И.Д.Новика «Госу дарственный строй Англии», книг Н.Северного «Государственный и обществен ный строй в Англии, Франции, Германии и в С.-А. Соединенных Штатах», С.Я.Цейтлина «Избирательное право в современных конституционных государ ствах», Н.Новомбергского «Освобождение печати во Франции, Германии, Анг лии и России», О.А.Волькенштейн «Борьба за народное представительство в Англии», А.А.Жилина «Исторические начала английского государственного пра ва как фундамент нового конституционного государства», Н.В.Чайковского «Чартизм», Э.К.Пименовой «Политические вожди современной Англии и Ир ландии», «Англичане и их страна», «Англия накануне войны», А.Соколова «Британское королевство», Е.Кувшинской «Борьба рабочих за политическую свободу в Англии» и «История фабричного законодательства в Англии», работ В.А.Гагена «Право бедного на призрение», «Обязательное призрение преста релых в Англии и Франции» и «Бродяга, нищий и бедняк в Западной Европе», М.В.Бердоносова «Дореформенное местное самоуправление в Англии» и «Конституционные демократические реформы 60 и 70 гг. XIX в. в Англии», И.В.Лучицкого «Борьба за избирательные права в Англии и реформа 1832 г.», А.М.Гурвич «Политический строй Англии и Франции», Н.В.Дмитриева «Жилищный вопрос в Совете Лондонского графства», В.Н.Перцева «Англия в XIX веке», и заканчивая фундаментальными исследованиями, М.Я.Острогорского, М.М.Ко валевского, С.Ф.Фортунатова, В.Ф.Дерюжинского, П.Г.Мижуева и других авто ров, рассматривались вопросы реформирования политико-правовых институтов английского общества, социальных взаимоотношений, обыденной жизни насе ления метрополии и ее колоний.

В трудах М.Я.Острогорского «Конституционная эволюция Англии в течение последнего полувека», М.М.Ковалевского «Английская конституция и ее исто рик. Конституционная история Англии», «Государственное право Англии», «Об щее конституционное право», «От прямого народоправства к представительно му и от патриархальной монархии к парламентаризму. Рост государства и его отражение в истории политических учений», «История Великобритании», «Де мократия и ее политическая доктрина», С.Ф.Фортунатова «История Англии и Германии в XIX в.», В.Ф.Дерюжинского «О гарантиях личной свободы в Англии.

Habeas Corpus Act и его приостановка по английскому праву», «Выдающиеся английские деятели XIX в.», «Новые явления в развитии английской демокра тии», «Из истории политической свободы в Англии и Франции», «Очерки поли тического развития современной Англии», «Призрение бедных в Англии», И.И.Янжула «Как англичане критикуют свои государственные расходы», Б.А.Гейкинга «Англия, ее государственный, общественный и экономический строй», С.А.Котляревского «Государственное право иностранных держав», В.М.Гес сена «Основы конституционного права» тема конституционного устройства Ве ликобритании, особенностей английской модели конституции и демократическо го развития страны нашла серьезное отражение.

Особое место в российском англоведении принадлежит П.Г.Мижуеву, кото рый активно публиковал работы по различным аспектам истории, политических и социальных реалий Великобритании в период между 1891 и 1929 гг. Основную задачу труда «Политическая история Англии в XIX в.» Мижуев усматривал в изложении «политической истории Англии в XIX веке, когда сложились оконча тельно некоторые из наиболее важных конституционных традиций. К раскрытию многообразных направлений и результатов процесса демократизации Мижуев обращался в ряде вышедших в разные годы трудов. Даже выбор персоналий написанных им биографических очерков — Уильяма Гладстона, Ричарда Коб дена и Генри Бродгерста — призван показать преимущества строя, открывав шего выходцам из народных низов перспективы успешной политической само реализации. Более десяти работ, опубликованных отдельными изданиями, Ми жуев посвятил развитию образовательных учреждений в Англии. Особый инте рес к этой теме объяснялся поучительностью английского опыта реформирова ния системы образования. Отдельную работу Мижуев посвятил английским тред-юнионам. Мижуев скрупулезно описывает разнообразные формы деятель ности рабочих союзов Англии, направленной «на всякого рода помощь, не имеющую никакого отношения к стачкам или имеющую к ним весьма отдаленное отношение». Решение социальных вопросов Мижуев считал принципиальным и посвятил этой проблеме не только популярные брошюры, но и книгу «Сады города и жилищный вопрос в Англии». Мижуев публикует цикл работ, объеди ненных общей темой — история переселенческих колоний Великобритании («Передовая демократия современного мира. Английская колония “Новая Зе ландия”», «Великий раскол англо-саксонской расы. Американская революция», «История колониальной империи и колониальной политики Англии», «Как обра зовались Соединенные Штаты Австралии», «Образование Соединенных Шта тов Австралии», «Крестьянское Царство. Очерк истории и современного состоя ния Канады», «Счастливая Австралия»). Востребованность этих трудов у рос сийского читателя была высока — почти все они вышли повторными изданиями.

Советский период. Заложенные в дореволюционный период традиции рос сийского англоведения продолжали развиваться в советской историографии на начальном ее этапе — в период между 1918—1929 гг. В эти годы издаются крупные труды ученых, сложившихся еще в дореволюционный период таких, как Н.И.Кареев, который издает вторыми изданиями «Общий курс истории XIX и XX века до начала мировой войны» и «Историю Западной Европы в начале ХХ века». К их числу относится исследование М.Я.Острогорского «Демократия и политические партии», в котором прослежено становление и развитие органи зационных структур и формирование идеологии английских либералов и кон серваторов. Третьим изданием вышла работа А.Ф.Быковой «История Англии с XI века до начала мировой войны». Изданы работы В.Керженцева «Новая Анг лия» и «Англия и англичане. Очерки современной Англии». Отдельными изда ниями вышли работы П.Г.Мижуева «Вопросы средней школы в Европе и ответы на них Америки» и «Образцовые рабочие поселки в Англии и Америке», а также Э.К.Пименовой «История Европы за последнее столетие» и «Первое рабочее движение в Англии: (Чартизм)». В серии «Материалы по истории революцион ного движения на Западе» вышел небольшой сборник документов «Чартизм».

Вышел сборник «Английский капитализм во второй половине XIX века», состав ленный В.Лавровским из документов и статей британских ученых в качестве пособия для практических занятий;

в нем была помещена работа У.Джонстона «Англия в политическом, социальном и промышленном отношении в половине XIX века». Наконец, внутреннее развитие Британской империи исследовал Е.В.Тарле в книге «Европа от Венского конгресса до Версальского мира. 1814— 1919», переизданной под названием «Очерк новейшей истории Европы. 1814— 1919», и в монографии «Европа в эпоху империализма». Продолжают выходить работы зарубежных авторов («Политическая история Европы» Ш.Сеньобоса.

«Английские консерваторы и либералы» Г.Анбора, «Англия наших дней»

А.Зигфрида, «История тред-юнионизма» Б. и С.Веббов, «История социализма в Англии» М.Бера).

Ситуация резко изменилась на рубеже 1920-х —1930-х гг. В конце 30-го — начале 31-го гг. в Москве и Ленинграде прошла дискуссия по теме «Буржуазные историки Запада в СССР», в ходе которой жесточайшему разгрому подвергли либеральные взгляды крупнейших ученых, составивших научное имя до Ок тябрьской революции 1917 г., но продолжавших активно работать в СССР, в т.ч.

и Е.В.Тарле. Их взгляды и их книги не вписывались в парадигму новой истори ческой науки, зажатой рамками оформившейся официальной государственной идеологии. Старую университетскую профессуру отстранили от работы. Приня тое в 1931 г. постановление ЦК ВКП(б) о работе Комакадемии определило на правления работы исторических учреждений и историков. Вследствие этих со бытий темы парламентаризма, партийно-политических систем, буржуазно-демо кратического реформизма в западно-европейских странах перестали быть объ ектом изучения советскими историками. Блоки проблем, по которым с этого времени велись исследования в советской довоенной историографии, включали в себя изучение буржуазных революций;

исследования социально-экономи ческой истории, рабочего и социалистического движения;

изучение западноев ропейского утопического социализма;

исследование истории международных отношений в новое время и национально-освободительного движения в странах Америки и Европы. Внутриполитическое развитие европейских стран более не исследовалось и не находило отражения в научной исторической литературе, если не считать учебного пособия Ц.Фридлянд «История Западной Европы в 1789—1914» и двухтомного учебника по новой истории для вузов под ред.

Е.В.Тарле и А.В.Ефимова. Правда, в 1937 г. был вновь издан, а в 1938—1939 гг.

переиздан вторым изданием восьмитомник «История XIX века» под ред.

Э.Лависса и А.Рамбо.

В 1945—1990 гг. положение мало чем изменилось. Советская историогра фия этого периода представлена кандидатскими диссертациями А.В.Попковой «Внутренняя политика кабинета Асквита накануне первой мировой войны (1908—1914)», А.Я.Унгвицкой «Рабочий класс и проблемы народного образова ния в Великобритании в конце XIX — начале XX века», Н.В.Павловой «Духов ный облик передовых английских рабочих и развитие элементов социалистиче ской культуры (1900—1914 гг.)», Ю.В.Кунца «Теория и практика английского тред-юнионизма в первой половине 70-х гг. XIX в.», С.А.Колмакова «Идеология и политика либеральной партии Великобритании в первой половине 80-х годов XIX в.», Б.А.Нураловой «Социалистическое движение и развитие элементов демократической и социалистической культуры в Англии в конце XIX века», К.М.Андерсон «Оуэнизм и формирование идеологии британского кооперативно го движения первой половины XIX в.», С.В.Толстова «Английское общество и ирландское восстание 1916 года», И.В.Якубовской «Кризис либеральной партии Великобритании, 1914—1924 г.», М.А.Оболонковой «Сдвиги в социальной пси хологии английского общества в годы первой мировой войны». На монографи ческом уровне в это время вышли серьезные труды Н.А.Ерофеева «Очерки по истории Англии 1815—1917 гг.», «Народная эмиграция и классовая борьба в Англии в 1825—1850 гг.», «Английский колониализм в середине XIX века», «Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825—1853 г.» и А.Б.Давидсона «Сесиль Родс и его время». Страноведческий очерк английской культуры XVII—XX вв. представляло собой исследование Л.Е.Кертмана «Гео графия, история и культура Англии». Л.Е.Кертман написал и издал монографию «Рабочее движение в Англии и борьба двух тенденций в лейбористской партии (1900—1914)», а в 1961 г. в Ленинградском университете защитил докторскую диссертацию «Рабочее движение в Англии и борьба двух тенденций в лейбори стской партии (1900—1914 гг.)». В 1984 г. Л.Е.Кертман в соавторстве с П.Ю.Рах шмиром опубликовали в издательстве «Высшая школа» книгу «Буржуазия За падной Европы и Северной Америки на рубеже XIX—XX веков», по форме яв лявшейся учебным пособием, но содержавшей многие черты монографической работы. Крупному англоведу К.Б.Виноградову принадлежит монография, по священная Дэвиду Ллойд Джорджу. На примере его деятельности раскрывают ся механика британской двухпартийной системы и особенности эволюции либе ральной и консервативной партий. Исследования Н.А.Ерофеева, А.Б.Да видсона, Л.Е.Кертмана, П.Ю.Рахшмира, К.Б.Виноградова стали крупным явле нием в отечественном англоведении. Тем не менее, не считая соответствующих глав в фундаментальной «Всемирной истории», статей «Советской историче ской энциклопедии» и разделов вузовских учебников Новой истории, лишь в немногих работах более или менее обстоятельно раскрыты процессы форми рования английской политической системы, политики реформизма и политиче ских стратегий правящих элит в XIX — начале XX в.

Возвращение российских историков к изучению проблем развития политиче ских систем западноевропейских стран в XIX — начале ХХ в., включая Велико британию, знаменовала публикация монографий О.А.Науменкова «Консерва тивная партия и парламентская реформа 1867» и «Из истории внутренней поли тики консервативной партии Великобритании в конце 60-х — начале 70-х годов XIX века», С.А.Колмакова «Радикальная» программа социальных реформ в Великобритании середины 80-х гг. XIX в.» и «Идеология и политика либераль ной партии Великобритании в 80—90-е годы XIX века», защита кандидатской диссертации Т.Н.Гелла «Империалистическое течение в английской либераль ной партии в конце XIX — начале ХХ века: 1895—1905 годы», публикация ста тьи В.В.Согрина, анализирующей немарксистские концепции функционирования партийно-политической системы Великобритании, а также издание в 1986 г.

обобщающего труда «История буржуазного конституционализма XIX в.».

Постсоветский период. Процесс изучения и осмысления различных аспек тов истории Великобритании историческая наука России значительно активизи ровала после 1991 г. О.А.Науменков в 1992 г. защитил докторскую диссертацию «Становление и эволюция консервативной партии Великобритании в 1846— 1886 гг.». В этом исследовании, монографиях предшествующего периода и ряде статей О.А.Науменков первым в советской историографии обратился к изуче нию истории консервативной партии на широком внутриполитическом фоне и в рамках большого исторического периода. И.М.Узнародов в 1994 г. защитил док торскую диссертацию «Политические партии Великобритании и проблема рабо чих избирателей (50-е — первая пол. 80-х годов XIX в.). В ней и в монографии на эту же тему И.М.Узнародов на основе первоклассных материалов из архивов консервативной и либеральной партий выявил серьезные изменения в их отно шении к рабочим избирателям. Стремление обеспечить себе их поддержку по будило лидеров либералов и консерваторов от безразличия к рабочим избира телям перейти к борьбе за влияние среди них. Это, доказывает И.М.Узнародов, привело к появлению концепций торийской демократии и либ-лейбизма и к пре образованию обеих партий в массовые организации. Докторская диссертация Т.Н.Геллы «Либеральная партия и Британская империя в конце XIX века: Идео логия и политика», защищенная в следующем году, концентрировалась на идеологии и политики либеральной партии в вопросах сохранения и эволюции империи. В 1995 г. Л.А.Фадеева опубликовала в Перми «Очерки истории бри танской интеллигенции», а в 1996 г. защитила докторскую, посвященную «обра зованному классу» викторианской Англии как социально-профессиональному феномену. В 1997 г. В.В.Грудзинский защитил докторскую диссертацию «Вели кобритания и ее доминионы в последней трети XIX — первой четверти ХХ ве ков: идейно-политическая эволюция и проблема имперского единства». Ей пред шествовало издание монографии «На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX — первая четверть ХХ вв.)». В них автор исследовал внутренние механизмы функционирования политической сис темы Британской империи. В 1998 г. защищена докторская диссертация Н.В.Дро новой «Трансформация имперских традиций Великобритании в 70-е гг. XIX в.».

Список докторских диссертаций, защищенных в 1990-е гг., завершает исследо вание М.П.Айзенштат «Британский парламент и общество 1815—1849 гг.», в кото ром автор исследует различные аспекты истории парламентаризма и политиче скую роль британской парламентской системы в первой половине XIX в.

Первое постсоветское десятилетие представлено широким спектром тем защищенных кандидатских диссертаций, посвященных, в частности, истории становления и развития парламентских процедур в Англии XVII — нач. XIX вв.

(М.И.Левина), вопросам зарождения либеральной партии Великобритании в начале 30-х гг. ХІХ в. (М.П.Айзенштат), борьбе партий и общественно-поли тических движений в Англии в период проведения первой парламентской ре формы (У.А.Кашапов), формированию и политической эволюции британского консерватизма (В.В.Клочков), английскому буржуазному радикализму в 30–60-е гг.

ХIХ в. (М.В.Тихонова), функционированию двухпартийной системы Великобри тании в 70—80-х гг. XIX в. (В.Н.Украинский), общественно-политическим идеоло гиям анархизма (М.А.Копылова), либерализма (О.Л.Гридасов), христианского социализма (И.Ю.Новиченко) в общественной мысли Британии, молодежной политике британского государства в 1900—1930-е гг. (С.В.Фоменко), политике либеральной партии в годы Первой мировой войны (Л.В.Никитин), деятельности лейбористской партии в годы Первой мировой войны (В.Е.Фейгин), дискуссии по проблеме «империализма» в английской общественной мысли конца ХIХ — начала ХХ вв. (И.Н.Осипова), «образованному классу» викторианской Англии как социально-профессиональному феномену (Л.А.Фадеева), развитию британ ского парламентаризма и общественно-политической мысли России второй половины XIX — начала XX вв. (А.И.Минаев).

На протяжении первого десятилетия 2000-х гг. российская историография по литической и социальной истории Великобритании XIX — начала ХХ вв. пополни лась новыми докторскими (А.И.Минаев) и кандидатскими диссертационными ра ботами. Исследователи обратились к проблемам британского парламентаризма и его влияния на развитие государственно-правовых институтов России (А.И.Минаев), имиджа института монархии Великобритании (Д.И.Тер-Минасова), реформам британского парламента в первой половине XX в. (К.А.Орлов), инсти туциональному и деятельностному аспектам государственного аппарата и граж данской службы Великобритании во второй половине XIX в. (И.В.Потапов), поиску модели имперского развития Великобритании (60-е — начало 80-х гг. XIX в.) в свете роста эмиграции (Н.Е.Зудов), политической элите Великобритании в период социальных реформ либеральных кабинетов Г.Кэмпбелл-Баннермана и Г.Г.Асквита (Н.А.Кручинина), эволюции английской монархии в первой половине XX в. (Ж.А.Абрекова), образу жизни британской элиты в третьей четверти XIX в.

(Н.Д.Крючкова), развитию пацифистского движения в Великобритании (1900— 1930-е гг.) и деятельности Нормана Эйнджелла (А.Р.Лакеева), фабианству как феномену общественно-политической жизни Англии в1884 г. — середине XX в.

(Н.А.Родионова), проблеме формирования конституционного строя в Англии в освещении британской историографии последней трети XIX — начала ХХ вв.

(А.В.Астафьева), английскому либерализму и проблемам модернизации Индии в 60-х — первой половине 80-х гг. XIX в. (С.Е.Сидорова), викторианской Англии в оценках российских либералов и демократов 50—60-х гг. XIX в. (В.В.Борискин), британского парламентаризма и его влияния на развитие государственно правовых институтов России в конце XVIII — начале XX вв. (А.И.Минаев), англий ского национального характера и социально-психологический опыта британской армии в 1914—1918 гг. (Ю.Ю.Хмелевская), к изучению развития традиций женско го образования в Англии XIX в. (И.А.Калиниченко), взаимоотношений суфражизма и политических партий в 1867—1918 гг. (И.А.Школьников), суфражизма и лейбо ризма (Юркина О.А.), развития суфражистского движения в годы первой мировой войны (Н.В.Новикова), изменения социокультурного статуса женщин из среднего класса под влиянием женского движения (Е.Ш.Ефимова).

Российское англоведение обогатилось обобщающими монографическими работами Т.Н.Геллы «Либеральная партия Великобритании и империя в конце XIX — начале XX в.», И.М.Узнародова «Политические партии Великобритании и рабочие избиратели (50-е — начало 80-х годов XIX века)», В.В.Грудзинского «На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX — первая четверть ХХ вв.)», М.П.Айзенштат «Британский парламент и общество в 30—40-е гг. XIX в.», М.П.Айзенштат и Т.Н.Геллы «Английские партии и колониальная империя Великобритании в ХIХ веке», А.М.Мирошникова «Ве ликобритания от Георга I до королевы Виктории (1714—1901)», С.А.Богомолова «Имперская идея в Великобритании в 70—80-е годы XIX века», М.В.Пономарева и С.Ю.Смирновой «Великобритания: государство, политика, право», коллектив ным трудом «Очерки политической истории Великобритании (XIХ—XX вв.)», сборником статей «Британская империя: современные подходы и оценки». Ос мысление характерных черт и особенностей британского парламентаризма значительно продвинулось в связи с публикацией Институтом всеобщей исто рии РАН сборника «Из истории европейского парламентаризма: Великобрита ния», сборниками материалов международной и всероссийских конференций, изданных в Ярославле и Рязани. Различные аспекты истории парламентаризма и политическую роль британской парламентской системы в первой половине XIX в. исследовала М.П.Айзенштат в работе «Британский парламент и общест во в 30—40-е гг. XIX в.». Развитие имперского федерализма изучил В.В.Груд зинский в монографии «На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX — первая четверть XX в.)». Судьбы Британ ской империи в оценке современников исследовала Н.В.Дронова Показаны ста новление и эволюция двухпартийной системы викторианской Англии в книге С.Ю.Тороповой. Освещены идеология и политика либеральной и консерватив ной партий в исследованиях О.А.Науменкова, Т.Н.Геллы, С.А.Колмакова, В.В.Сог рина. Проблемы экономических, политических и социальных реформ рассмот рены в книге С.А.Колмакова, статьях М.П.Айзенштат и М.И.Романовой, опубли кованных в журнале «Новая и новейшая история». Г.С.Остапенко в монографии «Британская монархия от королевы Виктории до Елизаветы II: концепция управления и личность суверена» раскрывает баланс реальных и декларатив ных прав британских монархов и особенности функционирования конституцион ной монархии в демократическом обществе. Изданы книги «Британия нового времени» и «Политическая история Англии» М.П.Айзенштат.

Через биографии выдающихся государственных деятелей тоже можно су дить о политических процессах времени. Среди книг этого жанра, изданных в 1990-е — 2000-е гг., следует отметить сборник «Викторианцы. Столпы британ ской политики XIX века», книги Л.Е.Кертмана «Джозеф Чемберлен и его сыно вья», В.Г.Трухановского «Бенджамин Дизраэли, или История одной невероятной карьеры», О.А.Науменкова «Роберт Солсбери и его время: викторианская Анг лия в лицах», В.Н.Виноградова «Бенджамин Дизраэли и Фея на престоле», пе реводы на русский язык работ А.Моруа «Жизнь Дизраэли» и Л.Стрэчи «Короле ва Виктория».

Видимо, всплеск собственно российского англоведения привел к ситуации, когда в последние 15 лет в не издавались монографические работы зарубежных авторов по проблемам конституционализма, характера и особенностей полити ческих систем, реформирования государственного механизма и расширения гражданских прав и свобод в ходе модернизации последней трети XIX — начала XX вв. В определенной степени этот пробел восполняют изданные в России книги М.Пью «История Великобритании. 1789—2000», Дж.Сили и Дж.Крэмба «Британская империя», К.Дэниела «Англия. История страны», оксфордская «Ис тория Великобритании» под ред. К.О.Моргана, переизданные «Краткая история английского народа» Дж.Р.Грина, а также — собранные под одной обложкой в сборнике «Англия и англичане» работы английских и российских историков кон ца XIX — начала ХХ вв. Г.Виллиама, В.А.Зеленко, М.М.Коваленского, А.Ф.Бы ковой, А.Аэма, А.Соколова, Ф.Гаррисона об Англии и англичанах, армии и флоте страны, царствовании королевы Виктории, а также труды Э.Хобсбаума, Н.Дэ виса, Э.Бриггс и П.Клэвин, рассматривающие социально-политические явления в европейском масштабе, когда события в отдельных странах становятся эле ментами общеевропейского процесса. Рост числа публикаций российских ис следователей, дополненных переводами зарубежных авторов, свидетельствует о благоприятных перспективах развития российского англоведения, в том числе, его сектора, сфокусированного на изучении политической и социальной истории Великобритании XIX — начала XX в.

Т.Л.Лабутина Институт всеобщей истории РАН КОНЦЕПЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ИДЕОЛОГИИ РАННЕГО АНГЛИЙСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ Многие ученые, занимающиеся изучением просветительского движения, склон ны утверждать, что его идеологии был присущ утопизм. Занимаясь на протяже нии ряда лет исследованием английского Просвещения, мы пришли к выводу о том, что идейно-политические и социально-экономические взгляды его предста вителей сочетали в себе элементы утопии и реализма. При этом большинство английских просветителей являлись скорее прагматиками, нежели мечтателя ми-утопистами. В этом нас убеждает хотя бы известный трактат Д.Дефо «Очерк о проектах», большая часть предложений которого была реализована на прак тике, как при жизни литератора, так и в последующие столетия. О прагматизме и злободневности просветительских проектов свидетельствует и предложенная англичанами в начале XVIII века концепция международного права.

События в мире на рубеже XVII—XVIII вв., в которых принимала самое ак тивное участие Англия, развивались стремительно. Войны Аугсбургской лиги (1689—1697 гг.) и за Испанское наследство (1701—1714 гг.), колониальная экс пансия, создание Британской империи привлекали внимание просветителей.

И хотя они придерживались различных политических взглядов, принадлежали к партиям тори или вигов, тем не менее, все единодушно высказывались в под держку сохранения мира в Европе. К примеру, Д.Дефо, оправдывавший завое вательные войны Англии, которые велись в интересах «денежных людей», к которым он сам принадлежал, сходился во мнении с «истинным вигом» эконо мистом К.Дэвнентом, осуждавшим эти войны, в том, что крайне необходимо поддерживать установившееся «статус-кво» на материке. Оба просветителя являлись сторонниками принципа «равновесия сил» в Европе.

Взгляды Дефо на международную политику были в свое время изучены за падным ученым У.Розеном в книге «Даниель Дефо и дипломатия». Историк подчеркивал, что после Славной революции 1688—1689 гг. идея о том, что обеспечение свобод и благополучия Англии во многом зависит от сохранения мира и поддержания «равновесия сил» (balance of power) в Европе, которого можно добиться благодаря созданию Великого союза наций, что называется, «носилась в воздухе». К этой идее Дефо подходил прагматически. Он призна вал, что все нации заинтересованы в процветающей торговле, поскольку полу чают от нее большую прибыль. Торговля же может развиваться только в мир ных условиях. Следовательно, заключал просветитель, в интересах развития торговых отношений необходимо поддерживать мир между нациями. Любая война, по характеристике Дефо, это «чума, ниспосланная небесами на людей, неугодных Богу». В то же время просветитель допускал, что одни и те же госу дарства могут быть политическими и военными союзниками и одновременно конкурентами в коммерческой деятельности. Подобными взаимоотношениями, на его взгляд, отличались Англия и Голландия. «Голландия является нашим союзником в войне, — писал Дефо в журнале «Ревю», — но я никогда ни от кого не слышал, чтобы кто-нибудь признавал голландцев нашими друзьями в тор говле. Мы будем сражаться вместе с ними рука об руку, бок о бок против Фран ции, папства и тирании, но одновременно будем бороться друг против друга в коммерческих предприятиях во всех частях света, где только сталкиваются на ши интересы, несмотря на наш союз в других вопросах».

Чтобы противостоять «великодержавным поползновениям» Франции, Дефо считал необходимым добиться объединения усилий союзных держав в полити ческий союз, который способен принять необходимые меры в случае, если на падут на одну из них. В 1709 г. просветитель выступил с проектом создания Лиги наций. Подобная организация, считал он, позволит сохранить мир между странами на долгое время. Страны-союзницы смогут выступить во всех спорных случаях, возникающих в Европе, в качестве арбитра. Кроме того, необходимо создать апелляционный суд, утверждал Дефо. В него могут обратиться те страны, которые угнетаются, либо с которыми «обошлись несправедливо». Этот суд призван защищать малые народы от нападения и террора со стороны их более могущественных соседей. «Подобная организация государств, — писал Дефо в «Ревю», — обладала бы властью, способной отвратить войну от Европы и при нести благословенный мир на континент». У.Розен подчеркивал, что представ ленная Дефо концепция «Лиги наций», предполагавшая политическое равенст во всех государств, вступала в противоречие с распространенным в то время в странах континента постулатом об иерархии в международных отношениях.

Надо заметить, что в Европе в ту пору была широко распространена теория о создании «всемирной монархии». Ряд правителей европейских стран претен довали на роль главы подобного объединения государств, в том числе знамени тый король Франции Людовик XIV. Дефо высказался критически по поводу по добных чрезмерных амбиций монарха. Он выступал как убежденный сторонник поддержания «статус-кво» в международной политике, заявляя, что ни одно из существующих государств не должно быть уничтожено в угоду другому. В этой связи концепция «равновесия сил» основывалась на идее поддержания «ста тус-кво» в европейской политике. Дефо расценивал принцип «равновесия сил»

как основной механизм в международной политике. В качестве аналогии он при водил в пример британскую конституцию. Подобно тому, как в конституции эле ментом баланса является мир и спокойствие в стране, так и необходимой целью достижения «равновесия сил» в Европе становится мир между государствами.

По мнению Дефо, взаимоотношения между государствами могли принимать форму локального или регионального равновесия сил. Но наиболее важным просветитель считал достижение равновесия всей европейской международной системы. Он рассуждал над тем, как добиться выработки подобного равновесия и как политическим и государственным деятелям научиться реализовать его на практике. В памфлете «Доводы против войны с Францией» Дефо пояснял, что он понимал под «равновесием сил». «Единственный способ сохранить мир в Европе заключается в том, чтобы объединить несколько держав и правителей по интересам,.. для того, чтобы ни одна из партий или властей не могла подав лять другую, и чтобы ни одна из стран не усиливалась настолько, чтобы пред ставляла опасность для своих соседей». Еще на полях Европы бушевал пожар войны за Испанское наследство, а Дефо вновь и вновь выступал со своей идеей «равновесия сил». Безопасность каждой страны, утверждал он, требует сохра нения прочного мира между всеми державами и правителями, даже между те ми, которые конфликтуют между собой. И если одна или несколько стран попы таются достигнуть верховенства над другими европейскими державами, то для всех других государств становится абсолютно необходимым уменьшить эту власть, чтобы достичь определенного равновесия. Дефо подробно останавли вался на рассмотрении принципа «равновесия сил», поскольку был убежден, что данная идея отвечала интересам всей Европы в целом.

Принцип «равновесия сил», разработанный Дефо, имел большое будущее.

Как отмечал Розен, из политического лозунга через Утрехтский мир 1714 года, он «перекочевал» в международный лексикон дипломатии. Да, и сегодня, как известно, идея поддержания равновесия сил в Европе, да и в мире в целом, является одной из насущных целей международной политики ведущих мировых держав. Актуальное звучание сохраняет также тезис Дефо о том, что различия в социально-экономическом и политическом устройстве государств не могут слу жить помехой в их гуманной цели — борьбе за сохранение мира в Европе и во всем мире.

Л.И.Ивонина Смоленский государственный университет ПОЛИТИКИ XVII СТОЛЕТИЯ XVII век занимает особое место среди трех столетий раннего нового време ни — переходной эпохи к буржуазной цивилизации. Именно на его протяжении в Европе побеждает рационализм в политике, мировоззрении и науке. Победа эта далась очень нелегко: первая общеевропейская война — Тридцатилетняя (1618— 1648) ускорила и обострила кризисно-переходные явления всех сторон евро пейской жизни, сама явившись ярким проявлением кризиса, пик которого прихо дится на середину столетия. В политической жизни этот кризис означал корен ную ломку либо трансформацию старых государственных структур и переход на новую стадию международных отношений. Вторая половина XVII в. — это уже эпоха раннего Просвещения, развивавшегося на фоне монополизации и цен трализации власти в большинстве государств Европы и начала становления правового государства нового времени в Англии и Голландии. А с 1700 г. в рам ках европейской цивилизации формула «Европа» заменит понятие «христиан ский мир».

Центральное столетие раннего нового времени обусловило и особенности выдающихся личностей эпохи в сфере политики, которой преимущественно занимались монархи и их министры. В большинстве своем выдающиеся поли тики XVII в. уже не легитимные монархи. Чаще всего это люди, как принято вы ражаться уже много позже, «сделавшие самого себя». На арену политической жизни их вынесли потребности развивающейся Европы. Таковыми были Оливер Кромвель, кардиналы Ришелье и Мазарини, Ж.-Б.Кольбер… Монархи же, иг равшие значительную роль в политике того времени, как правило, либо облада ли выдающимися организаторскими способностями, либо им тоже было необ ходимо приложить немалые усилия для укрепления своей власти. Самыми зна чимыми из таких правителей были Людовик XIV и Вильгельм III Оранский.

Властители, не обладавшие этими качествами, отдавали политику на откуп своим способным министрам либо фаворитам.

На всем протяжении столетия продолжался непрерывный поиск новых путей развития европейской цивилизации. Поэтому наиболее значимые политические лидеры переходной эпохи — люди неординарные, склонные к противоречиям в своей деятельности. В их менталитете и образе жизни можно выделить сле дующие характерные для переходного периода черты: традиционализм, леги тимность, конфессионализм, образованность, влияние идей античности, Возро ждения, Барокко и раннего Просвещения, рационализм, авантюризм, ослабле ние моральных норм поведения, разумный эгоизм и, безусловно, склонность к мышлению в европейском масштабе.

Генеральную линию общественного поведения этих людей определяли эко номические, политические и идеологические особенности среды плюс личное отношение к ней. Как правило, они имели средний или высокий (самый высокий — для монархов) социальный статус. Их деятельность была чаще всего подчинена жажде признания, возвышения, богатства, а их отношение к людям скорее было циничным, как к орудиям своей деятельности. Самые выдающиеся из них оли цетворяли себя со своим государством.

В XVII в. уже никто практически не сидел «дома», не руководил делами страны из дворцов и замков. Правда, лидер Английской революции Оливер Кромвель не выезжал на континент в силу сложившихся обстоятельств на Аль бионе и в Европе, хотя это не мешало ему проводить весьма успешную внеш нюю политику. Что же касается отношения к вере, то, исповедуя либо католи цизм, либо протестантизм, монархи и их министры «пристраивали» конфессио нальную принадлежность к своим политическим интересам.

Основными ценностными установками монархов и политиков XVII в. можно назвать честолюбие и властолюбие. Типичная для того времени жажда удо вольствий для всех была далеко не одинакова — здесь большое воздействие оказывали темперамент личности и доступность удовольствий, с одной сторо ны, а с другой — несение ею важных политических функций. Чрезмерная жажда удовольствий часто губила политика. Ярким примером такого рода являлся выдвиженец кардинала Мазарини сюринтендант финансов Никола Фуке.

Личная жизнь политика редко бывала счастливой, особенно это касается коронованных особ. Династические, государственные и меркантильные интере сы трактовали выбор жен и мужей, и отсюда нередко проистекали фаворитизм и распущенность. Жизнь монархов проходила, словно на сцене большого театра мира, где они исполняли на виду двора, страны и всего континента определен ные их положением роли. Их министры в этом отношении были свободнее, хотя и они были вынуждены подчиняться своим сюзеренам и правилам придворной жизни — фривольным и одновременно исключавшим свободу.

Наконец, представляется необходимым провести кардинальные различия между такими концептами, как политик-монарх и политик-министр. Политик-министр, как правило, обладал всеми данными для своей роли в истории. Ему надо было приложить немалые, иногда даже титанические, усилия, чтобы достичь желае мого, сделать карьеру, независимо от того, какую перспективу он видел для развития своего государства. Талантливый министр не мог себе позволить плыть по течению, быть вялым и нерешительным. Прежде всего, он — фигура деятельная, постоянно находившаяся в динамике.

Монарх же — это статус, которым человек, готов ли он к этому, или нет, об ладал от рождения. Он не мог уйти от своей роли, и поэтому нередко монархи, оказавшись в силу рождения не на своем месте или не в соответствовавших их представлениям о власти условиях, имели трагическую судьбу. Такой монарх представлял либо тормоз на пути дальнейшего развития государственности, либо вынужден был иметь способных министров или фаворитов.

В.В.Степанова Нижневартовский государственный гуманитарный университет СПОСОБЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ И САМОПОЗНАНИЯ О.БИСМАРКА В ДЕТСТВЕ И ЮНОШЕСТВЕ Великие личности являются объектом пристального внимания исследовате лей. Несмотря на обилие исследований, остается много вопросов в оценке взаимосвязей профессиональной деятельности с историей личной жизни чело века, его семьи, окружения, привязанностей, привычек повседневной жизни, религиозных взглядов и т.д., что позволяет расширить рамки изучения процесса становления и формирования деятельности такого общественного деятеля как О.Бисмарк.

О.Бисмарка привлек в 19 веке внимание общественности. В историю он во шел как «железный канцлер», «кузнец империи», основатель немецкого госу дарства. В 1871 году он являлся той фигурой, с помощью которой историки, экономисты, политики, пытаются выявить взаимосвязи, закономерности и тен денции развития германской истории XIX—XX веков1.


Откуда были заимствованы жесткие методы руководства, наличие воли в борьбе против оппозиции, ясное видение основной задачи германских госу дарств и другие вопросы остаются без ответа.

Анализ деятельности О.Бисмарка сквозь призму биографического фактора оказался вне поля зрения исследователей из-за «растворения» этой личности в конкретно-научных, политико-идеологических, религиозно-теологических, худо жественно-публицистических работах разных эпох и направлений2.

Исследователи упускают из виду, что многие черты О.Бисмарка являлись продуктом породившего его времени. Инструментарием будет служить биогра фический метод в анализе деятельности О.Бисмарка3.

Биографический метод позволяет рассмотреть процесс формирования «же лезного» канцлера в соответствии с развитием его личности, его субъективного восприятия происходящего4.

Семья оказывает наибольшее влияние на личность. В раннем возрасте ре бенок имеет мало контактов с обществом, тем не менее, происходит процесс становления его как личности. Родители (по Э.Фромму) передают ребенку пси хологическую атмосферу того общества, в котором они живут.

Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в поместье Шенгаузен в Старой Марке (Альтмарк) Бранденбургского курфюршества, буду щей Пруссии. Бисмарки считались юнкерами, потомками рыцарей-завоевате лей. Генеалогическое древо прослеживалось до правления Карла Великого, но в то же время они не питали иллюзий в отношении собственного величия5.

Его отец Карл Вильгельм Фердинанд состоял на офицерской службе. Пер вые и самые важные годы в становлении личности О.Бисмарка были проведе ны в родовом поместье, среди прекрасной природы, в дружной семье, что ска залось на формировании базального доверия к миру и уже на этой ранней ста дии формирования идентичности и психологической уверенности в себе. Пер вые детские впечатления были связаны с парком в поместье, с романтикой дворянства, с чувством защищенности6.

Его отец был для своих подданных полицейской властью, судебной и цер ковной. Рачительный подход Фердинанда Бисмарка позволил семье избежать банкротство в тяжелые годы войны с Францией. Юнкерская семья Бисмарков не отлынивала от военной службы, но и не проявляла особого рвения к ней, что сказалось на взаимоотношениях Отто Бисмарка с товарищами, имевших отцов, прошедших под командованием Блюхера и Гнейзенау путь от Пруссии до Пари жа и участвовавших в разгроме французской армии. Недостаток патриотичности в семье сформировал агрессивность у подростка в ранние школьные годы, так как он не мог питаться воспоминаниями о боевых делах недалекого прошлого7.

Мать Отто Бисмарка Вильгельмина Луиза Менкен была дочерью видного чиновника и происходила из буржуазных, профессорско-чиновничьих кругов.

Семья Менкен не были коренными пруссаками и несколько поколений этой се мьи оттачивали свой интеллект в юриспруденции. В 16 лет она вышла замуж за Ф.Бисмарка, и ее интеллект, по мнению историков, передался О.Бисмарку.

Cемья Бисмарков переехала из Шенгаузена в Померанию когда Отто был один год. Несмотря на скудость почвы, здесь была великолепная природа. Отец настаивал на домашнем образовании, но мать настояла на отправке обеих мальчиков в школу Иоганна Эрнста Пламана в Берлине, где проходили обуче ние дети из дворянских семей и чиновничества и где с 1822 по 1827 годы обучался О.Бисмарк и его брат. Приставка «фон» требовала от О.Бисмарка агрессивности в защите своих интересов как представителя древнейшего рода. Успешное обу чение в гимназии можно трактовать, как прохождение важного лиминарного порога, когда произошли внутренние изменения, способствующие расставанию с детской идентичностью и обретение юношеской в алгоритме укрепления ос новных позиционных установок8.

Г.Кон особое внимание обращает на учителя Ф.Л.Яна (1778—1852 гг.), пре подававшего в этой школе. Этот учитель-воспитатель на своих занятиях пропа гандировал тезис «о божественной творческой силе» немецкого народа и соз дал первые формирования патриотов-добровольцев, гимнастические объеди нения для тренировки бойцов-патриотов и студенческие союзы. Ф.Ян неустанно призывал оберегать свое мышление, традиции и характер от чуждых влияний.

Он был убежден, что герой, который с фанатизмом и страстью объединит на цию и сделает ее могучей, заслужит поклонение народа как спаситель и ему будут прощены все прегрешения, ибо ничто не должно стоять на пути к великой цели — созданию национального государства9.

За школой Пламана последовали две берлинские гимназии: Фридриха Виль гельма и у «Серого монастыря» в Берлине. В тот период Отто Бисмарк много общался со старшим братом отца Фридрихом, заслуженным генералом, участ ником наполеоновских войн. В 17 лет он успешно сдает школьные экзамены, особенно латынь, английский и французский языки10.

Отношения с матерью можно считать напряженными. Вильгельмина считала О.Бисмарка обделенным интеллектом, скучным и невоспитанным, в то время, судя по ранним письмам к отцу, молодого О.Бисмарка занимала фиксация его вни мания на проблемах отношения с внешним миром, на поисках своего места в нем.

Под напором матери, он отправился в университет Георга Августа в Геттин гене в королевстве Ганновер, а затем Берлинский, в которых, в общей сложно сти, он обучался два года с 1832—1833 год11.

Этот период обучения известен недостаточно, и биографы пришли к выво ду, что обучение для О.Бисмарка носило эпизодический характер. В письмах отмечал интерес к лекциям профессора Арнольда Херена, читавшего странове дение и народонаселение12.

О.Бисмарк схватывал на лету знания и это производило впечатление легко мысленности. Литературные пристрастия его концентрировались вокруг произ ведений Шекспира, Байрона, Гете, Шиллера. Его друзьями были не студенты, а незаурядные личности: будущий крупный американский историк Джон Лотроп Мотли, будущий видный геолог граф, почетный член Петербургской академии наук Александр Кейзерлинг. Но, главным занятием, остаются развлечения, яв ляющиеся основным занятием немецких студентов. Среди студентов он выде лялся многочисленными дуэлями, безудержным увлечением карточной игрой, демонстративным курением на улицах, что строго запрещалось. Уже в те годы он заявлял, что станет или великим негодяем, либо великим человеком Прус сии. В геттингемском периоде проявляются неотъемлемые черты его личности, нашедшие себя в большой прусской политике: страстность, своенравность, пре небрежение к общепринятым нормам.

В 1836 году он защитил диссертацию по философии и экономике, что дава ло ему право на звание рефендария или младшего барристера13.

Весь историко-культурный и социально-психологический интерьер форми рования его идентичности дает основание считать, что у Отто Бисмарка были те специфические черты, которые присущи выдающимся людям. Это необычайная чувствительность к внешнему миру, высокая самооценка, способность к саморе гуляции, от которой зависело его способность к обучению, физическое и психо логическое здоровье.

Можно говорить с большой степени влияния наследственности и среды на О.Бисмарка. В его лице произошло скрещивание генетической одаренности, благоприятных условий, времени, окружения, а также целенаправленного труда.

Факторы, повлиявшие на формирование личности О.Бисмарка можно свести к становлению в детско-подростково-юношеском возрасте твердых ценностных установок, выбор деятельности в соответствии с индивидуальными дарования ми, оптимальные условия для развития этих дарований, вопреки его желаниям.

Он пришел к власти в период кризиса ценностных установок, социально экономических, политических условий. У власти оказался человек с большим опытом общения с миром, где он опробовал различные формы поведения и видел реакцию окружающих на те или иные формы. Он не боялся быть смеш ным, не старался угождать окружающим. Он осознавал свое предназначение в истории Германии.

Примечания 1 Das Bismarck — Problem in der Geschichtsschreibung nach 1945. Hrsg. von L.Gall.

Kln. Berlin. 1971. S. 10.

2 Bismarck — Bibliographie. Quellen und Literatur zur Geschichte Bismarcks und seiner Zeit. Hrsg. Born K.E. Kln, Berlin.1966. S. 1—259.

3 Kelchtermans, G. Die berufliche Enwicklung von Grundschuilernen au seiner biographis cen Perspektive. XXI Internazionalllen Kolloquium vom 17. 23.9. Radziejowice. 1989.

4 Zeichner, K. Lehrrsozialisation und Lehreraausbildung. Forschunggegenstand und Per spektiven // Bildung und Erziechung. 1986. № 39. S. 263—277.

5 Палмер А. Бисмарк. Смоленск, 1997. С. 7.

6 Herre F. Bismarck. Der preussicshe Deutsche. Kolln, 1991. S. 21.

7 Палмер А. Бисмарк. Смоленск, 1997. С. 9.

8 Bismarck. Gedanken. Erinnerung. Vollstandische Ausgabe. Essen, 1995. S. 12.

9 Кон Г. Азбука национализма // Проблемы Восточной Европы. № 41—42. Вашингтон.

1994. С. 117.

10 Чубинский В. Бисмарк. СПб., 1997. С. 12.

11 Grosse Mnner der Weltgeschichte. Hrsg. Qu. Engasser, Dr. Ernst. 1987. S. 109.

12 Чубинский В. Бисмарк. СПб., 1997. С. 15.

13 Grosse Mnner der Weltgeschichte. S. 109, 192.

В.Н.Ерохин Нижневартовский государственный гуманитарный университет РОЛЬ УИЛЬЯМА ЛОДА В ИСТОРИИ АНГЛИКАНСКОЙ ЦЕРКВИ Уильям Лод (1573—1645) — противоречивая фигура в истории церкви Анг лии, которая вызывала споры и при жизни, и после смерти. Понимание церков ной политики Лода затруднено тем, что прижизненные противники сознательно искажали его намерения и действия. Осмысление роли Лода в истории церкви Англии продолжается в британской историографии по сей день, в результате чего его образ стал наполняться новым содержанием, что помогает также луч ше понять положение в Англии в предреволюционные десятилетия XVII века.


Жизнь Лода была полностью посвящена служению на университетских и церковных должностях. После окончания в 1594 году Оксфордского университе та он был капелланом графа Девоншира, затем ректором колледжа Сент-Джонс (Св.Иоанна) в Оксфорде, деканом собрания каноников в соборе в Глостере, епископом в епархиях Сент-Дейвидс, Бат и Уэллз. Далее Лод уже оказался на вершине церковно-административной лестницы: с 1628 года был епископом Лондонским, а в 1633—1645 годах — архиепископом Кентерберийским.

В XVI — первой половине XVII вв. в Западной Европе, переживавшей эпоху Реформации и Контрреформации, религия была тесно связана с политикой.

Такова была ситуация и в Англии. Даже в годы Английской революции середи ны XVII века после установления республики, а затем режима протектората, когда у власти оказались пресвитериане, ранее стремившиеся к достижению права на свободу вероисповедания для себя, на практике они фактически рас пространяли принцип религиозной терпимости лишь на тех, кто был или слаб, или вполне ортодоксален по отношению к пресвитерианству, не составляя угро зы для существовавшей власти.

Как писал известный современный британский историк Х.Тревор-Роупер, нетерпимость в религиозной сфере существовала в этот период потому, что религия была не просто набором личных убеждений и верований о том, как устроены небеса, но была также внешним выражением той социально-по литической теории, которую защищали церковь и государство. Биографы цер ковных деятелей, бывало, затруднялись в понимании того, почему в XVI—XVII веках при, казалось бы, мягком характере того или иного деятеля они нетерпимо относились к инакомыслящим, но это объяснялось тем, что религия была сред ством для политической пропаганды той или иной политической группировки.

Например, к концу XVI века в Европе была осознана связь кальвинизма со стремлением к республиканизму. Х.Тревор-Роупер отстаивал тезис, что Лода следует рассматривать не как богослова, придерживающегося той или иной доктрины и критиковать при этом за отход от нее, а как политического деятеля1.

В правление Якова I Стюарта (1603—1625) в Англии сформировалась груп па богословов, которых их противники стали называть арминианами, имея в виду идеи нидерландского кальвинистского богослова Якоба Арминия (1560— 1609), выступившего против ортодоксального кальвинизма с отрицанием учения о предопределении, защищавшего идею о свободе человеческой воли. Их взгляды, в сущности, отличались от взглядов Арминия, но оппоненты приклеили им это прозвище, надеясь их дискредитировать. Эта группа богословов и церковных деятелей сожалела о том, что Реформация в стране зашла так далеко, опаса лась растущей анархии в стране и испытывала тяготение к той дисциплинарной системе, которая насаждалась католицизмом, не питая привязанности к католи ческой доктрине самой по себе. Католицизм был привлекателен для них своим традиционализмом, эстетическим совершенством, удобной философией. Х.Тре вор-Роупер отмечал, что они стремились не только к пересмотру реформацион ных доктрин, принятых при Генрихе VIII и его преемниках, но и к восстановле нию материальных богатств церкви. Их идейными предшественниками иссле дователи считают английских богословов и церковных деятелей Р.Хукера, Дж.Уитгифта и Р.Банкрофта.

Первым из этой группы выдвинулся Ланселот Эндрюс (1555—1626), выпуск ник Кембриджа, очень образованный богослов, в правление Якова I занимавший епархии Чичестера, Солсбери. Эндрюс исповедовал доктрину апостольской преемственности церкви Англии, славился изысканными проповедями, пропо ведовал необходимость добрых дел для спасения, а не одной лишь веры. Он был сторонником идеи о том, что епископат — Божественное установление, а также считал, что в церкви Англии нужно ввести монашество, но ставил себя вне по литики, отказывался давать советы, кроме как по религиозным делам, чем, как считал Х.Тревор-Роупер, и нравился Якову I. Но вокруг Эндрюса стали группи роваться его более решительные сторонники, желавшие практического испол нения его идей, в том числе и Уильям Лод2.

Э.Милтон отмечает, что пока не существует удовлетворительного термина для того, чтобы охарактеризовать взгляды таких видных представителей кон формистской богословской мысли в церкви Англии, как Ричард Хукер и Лансе лот Эндрюс, которые повлияли на формирование мировоззрения Лода. П.Лейк предлагает использовать для определения их взглядов термин «авангардист ский конформизм», чтобы отличить Хукера и Эндрюса от других конформистов того времени, которые не придавали такого большого значения церемониям в жизни церкви, при этом обращая внимание на то, что о взглядах «авангардистских конформистов» с одобрением отзывались католики3. Проблема состоит еще и в том, считает Э.Милтон, что термин «англиканский» применительно к началу XVII века не передает всей специфики существовавших в это время религиоз ных взглядов, поскольку этот термин стал входить в употребление позднее. Он относит к важнейшим религиозным группам в церкви Англии в начале XVII века авангардистских конформистов, кальвинистов-конформистов, умеренных и ра дикальных пуритан4.

При дворе те цели, которые ставил перед собой Лод, когда он продвинулся на высшие должности в церкви, поддерживали только частично. Другим своим ухом правивший монарх Карл I Стюарт (1625—1649) прислушивался к жене — католичке Генриетте Марии, которая не понимала Лода. Лод вообще не имел влияния на женщин, не интересовался разговорами на личные темы, абстракт ные же концепции женщин не привлекали5.

Лод считал, что религиозную Реформацию можно было как начать сверху, так и повернуть тоже сверху в нужном направлении, и даже придать ей обрат ный ход без большого шума с помощью существовавших судебных и админист ративных органов — Звездной палаты, судов епископов, Северного совета, Суда Высокой Комиссии. По мнению Лода, лишь недостаточно энергичные дей ствия властей, а не какая-то нехватка полномочий привели к возникновению беспорядка в церкви и обществе, который можно исправить6.

Меры, направленные на укрепление материального положения церкви, Лод стал особенно заметно стремиться проводить после того, как в 1628 году стал епископом Лондонским и получил большие возможности воздействовать на правившего монарха Карла I. В 1629 году была издана инструкция епископам, запрещавшая им сдавать в аренду имущество в епархиях, из которых их соби рались перевести в другую епархию, и также запрещавшая епископам вырубать епархиальные леса. В 1634 году двумя королевскими письмами деканам и капи тулам и епископам и архиепископам была запрещена сдача церковных земель в аренду пожизненно, и никакой вид церковной собственности теперь не должен был сдаваться в аренду более, чем на 21 год. Епископы также должны были представить список арендаторов церковных земель с их подробным описанием.

Такие распоряжения не пользовались популярностью, и даже деканы соборных капитулов, пользовавшиеся правом по своему усмотрению сдавать земли в аренду, как это было ранее, пытались обойти эти распоряжения, то есть часто сама церковная администрация пользовалась выгодами от сотрудничества со светскими арендаторами. Но извлечение выгоды из церковных земель теми лицами в церковной администрации, которые имели для этого возможности, полностью не прекратилось7.

После смерти архиепископа Кентерберийского Джорджа Эббота в 1632 году католики тайно предлагали Лоду выдвижение в кардиналы, но он сообщил об этом Карлу I и отказался8.

Церковно-административная деятельность полностью поглощала время и интересы Лода. Личной жизни как таковой, семьи у Лода не было. У него была любимая черепаха, которая дожила до 1753 года, прожив после его казни еще 108 лет, и то в этом году она была случайно убита неосторожным садовником.

Еще одним любимым животным Лода был малоазийский кот из Смирны. Никто не мог обвинить Лода в стремлении к развлечениям, в снисходительности к собственным слабостям. Он едва ли когда-нибудь бывал в театре и смотрел какую-либо театральную постановку, считал развлечения утомительными, осу ждал пышные наряды и прически с длинными волосами точно так же, как пури тане. Но в англиканской церкви в реформационный период церковные власти придерживались мнения, что умеренные по характеру развлечения для прихо жан в том случае, если они не пренебрегают присутствием на церковных служ бах, вполне допустимы. Например, спортивные праздники для простонародья рассматривались как полезные для обучения стрельбе из лука, поддержания взрослыми мужчинами хорошей физической формы. Умеренное потребление спиртных напитков во время таких мероприятий, как считалось, способствовало развитию и поддержанию общительности, помогало людям, ранее познакомив шимся при таких обстоятельствах, легче найти общий язык в случае возникно вения межличностных трений и социальных конфликтов. Огульную критику пу ританами привычных для простонародья форм проведения досуга Лод считал неуместной. Сохранение народных праздников с пирогами и пивом даже было для Лода своего рода делом принципа, и он считал необходимым блокировать попытки кого-либо, помимо церковных властей, лезть в эту сферу. В том, что касалось народных праздников, англикане одобряли их и стремились предотвра тить сопутствовавшие им излишества, а пуритане, обращая внимание в первую очередь на излишества, критиковали само существование таких праздников9.

Политические взгляды Лода были, безусловно, авторитарными. При выне сении приговоров в Звездной палате, о чем писал еще английский церковный историк XVII века Томас Фуллер, Лод всегда выступал за вынесение самого жесткого приговора или предлагал еще более жесткое наказание, чем уже предложенное, и это прослеживается по источникам в документах государст венных учреждений10.

При этом Лод также был активным противником огораживаний, депопуля ций, поскольку это вело к разорению крестьянства, провоцировало социальную напряженность и, к тому же, уменьшало доходы церкви, поскольку из-за сгона крестьян с земли исчезали церковные приходы. Известный политический дея тель XVII века Эдуард Гайд, граф Кларендон отмечал, что, наряду с собственно религиозными причинами в политике Лода, эти выступления архиепископа про тив огораживаний и депопуляций снискали много врагов Лоду, в том числе и при дворе, и немало способствовали политическому падению Лода11.

Политика Лода, направленная на восстановление церквей, повышение до ходности имущества приходов, сопротивление покушениям на церковную собственность часто не могла быть реализована из-за нехватки средств и отка за состоятельных лиц помогать церкви в том случае, если они начинали видеть в церкви социальный институт, ограничивавший их свободу. Поэтому Лод с тру дом собирал вклады на ремонт собора Св.Павла и приходских церквей12.

Лод также решил подчинить административной власти церкви Англии фран цузскую и голландскую эмигрантские общины и отменить данные им в правление Эдуарда VI привилегии на осуществление самоуправления. Архиепископ Кен терберийский не проявлял симпатий к континентальному протестантизму, но и не вмешивался своими суждениями в то, что происходило на континенте.

В отношении Лода к европейскому протестантизму проявился, в сущности, на ционалистически-консервативный подход: Лод им просто не интересовался, сосредоточившись на религиозно-политических делах в Англии. Лода не слиш ком интересовали и вопросы, связанные с единством христианских церквей, так как он стремился обеспечить единообразие лишь в церкви Англии. При этом Лод не был противником оказания материальной помощи европейским протестан там, но, если эмигранты селились в Англии, Лод считал, что они должны подчи няться английским законам, а в церковных делах — англиканской церкви13.

Лод исходил из того, что церковь Англии должна быть самостоятельной по отношению к континентальным реформированным церквам и к кальвинизму.

Среди англиканских богословов нарастало стремление к утверждению собст венной идентичности без отождествления себя с каким-то другим направлением в Реформации, что наиболее ярко отразила группировка Лода. Представители группы Лода не поддерживали анти-арминианство, в чем проявлялся их отход от континентального кальвинизма. Обе группы в охватившем континентальный кальвинизм споре — и арминиане-ремонстранты, и противники ремонстрантов (гомаристы14) — были противниками епископального строя управления в церк ви, так что группировке Лода не нравились и те, и другие. С точки зрения лоди анцев, арминиане, к тому же, слишком уж рьяно выступали за политику веро терпимости15.

В церкви Англии с начала XVII века появились притязания на то, что она яв ляется лучшей среди всех протестантских церквей по уровню образованности духовенства. В отношении же иностранных реформированных церквей говори лось о низких доходах священников, их слабой образованности, что не давало им необходимой степени влияния и возможности бороться с различными секта ми. Карл I заявлял, что Реформация церкви Англии происходила самостоятель но и не имеет отношения к Реформации какой-либо другой церкви16.

Во взаимоотношениях с континентальными протестантами у англичан с на чала XVII века также стали проявляться соперничество и ксенофобия: напри мер, отношения с голландцами были напряженными в течение всего правления Стюартов. Даже пуритане признавали недостатки в голландском характере, и восхищение их сопротивлением испанцам сочеталось с критикой дерзости и жадно сти голландцев. Лодианцы были против того, чтобы вмешиваться в европейские дела на стороне протестантов, и считали, что интересы внешней политики стра ны должны определять, с кем из зарубежных протестантов можно поддержи вать контакты. Лод считал существование эмигрантских протестантских церквей в Англии фактором, поддерживавшим сохранение пуритан в стране17.

Так для церкви Англии, считает Э.Милтон, «умерло единое протестантское дело». Становление англиканской церкви состояло в том, чтобы отойти от ранней реформационной идентичности и занять свое собственное место. При этом лодианцы трактовали «средний путь» церкви Англии как идею о том, что она не принадлежала ни к одной из борющихся в Реформации партий. Идентичность англиканской церкви и будущая via media были возможны только при разрыве с континентальным кальвинизмом. Корни лодианства Э.Милтон находит в сочи нениях Ричарда Хукера18.

Лод добивался также, чтобы англичане в Нидерландах были в религиозном отношении подведомственны епископу Лондонскому, но здесь жили многие из вестные пуритане, и процветала контрабанда пуританской литературы из Ни дерландов в Англию19.

Лод также стал пытаться не допустить эмиграции пуритан в Новый Свет. От выезжавших требовалось представление свидетельства о конформизме, под писанное приходским священником. С 1635 года против компании Массачусет ского залива проводились слушания с Суде королевской скамьи за нарушение этих требований, но результаты были ничтожны20.

Лод занимал также должность канцлера Оксфордского университета и спо собствовал появлению в Оксфорде печатного станка с греческим шрифтом, способствовал учреждению в университете кафедры арабского языка, много внимания уделял формированию библиотеки. Вместе с тем, количество лицен зированных пивных в Оксфорде было сокращено до 100 вместо существовав ших ранее 30021.

В начале 1636 года под влиянием Лода Карл I назначил епископа Лондон ского Джаксона лордом-казначеем, и это назначение было встречено в общест ве с удивлением и разочарованием — церковь, по мнению светских лиц, стано вилась слишком уж влиятельной. Однако, что характерно для кадровой полити ки Лода, епископ Джаксон в должности лорда-казначея был скрупулезно честен.

К тому же, он был неженат. Впоследствии Долгий парламент не нашел для него никаких обвинений, в революционные годы в середине XVII века Джаксон ушел в частную жизнь, а после реставрации Стюартов стал архиепископом Кентербе рийским. Это был в то время редчайший случай, когда существовавшие в Анг лии в 1640—50-е годы политические режимы не могли предъявить никаких пре тензий человеку, занимавшему такую высокую и важную государственную должность22.

В течение всей своей деятельности Лод придерживался мнения, что луч шим является порядок, когда должностные лица не избираются, а назначают ся. При получении полномочий путем избрания, формировании выборного представительства, как это виделось Лоду, те, кто способствовал избранию на должность своего кандидата, в дальнейшем могли оказывать на него влияние, стремясь к достижению личных интересов. Такие взгляды были, по сути дела, отрицанием принципов парламентаризма, прямо противоречили интересам антиабсолютистской оппозиции в Англии. Сила же оппозиции состояла в том, что имущие классы отказывались сотрудничать с властью, в которой видели угрозу своим материальным интересам. Позитивная часть программы Лода была направлена на сохранение существовавших ранее прав церкви, сохране ние церкви в той роли, которую она имела в английском обществе до Реформа ции, при этом придав церкви Англии анти-римский, национальный характер.

Поддержку политике Лода могли бы оказать бедняки, в интересах которых он пытался усилить роль церкви в смягчении социальных противоречий, но бедные не проявляли себя как политическая сила в английском обществе. Подчеркива ние Лодом необходимости соблюдения моральных норм в деятельности орга нов власти не вызывало сочувствия у правительства, которое в это время было озабочено главным образом поиском путей увеличения доходов. К тому же да же в церкви, несмотря на усилия Лода, низшее духовенство в значительной степени жило в условиях отчаянной бедности, и, будучи ортодоксальным в сво их взглядах, имело мало влияния в приходах. Политика Лода в условиях своего времени нуждалась во внешней поддержке влиятельных сил в английском об ществе, чего как раз и не хватало, поэтому Лод всегда стремился апеллировать в своих действиях к государственной власти. Лод очень тесно связал себя с режимом личной власти Карла I в период беспарламентского правления в 1629—1640 годах, укрепил свое положение в это время, и ему уже стало сложно строить отношения с парламентом, как только парламент был бы созван. Оппо зиция видела в Лоде злокозненного принципиального врага парламента как государственного учреждения. К июню 1637 года Лод составил сборник решений всех церковных соборов, проводившихся в Англии, для того, чтобы доказать, что церковные дела в стране всегда решали епископы на заседаниях церковных соборов без какого-либо вмешательства парламента. Этот сборник так и не был опубликован23.

Среди современных историков не исчезло еще мнение о деятельности Лода как об арминианском заговоре, но это толкование действий Лода в свое время насаждал пуританин Уильям Принн и оно, как считает Дж.Дейвис, тенденциозно.

Дж.Дейвис полагает, что для объяснения лодианства не надо привлекать арми нианство — это отдельное явление, и, по его мнению, в 1630-е годы не было никакого подъема арминианства в том смысле, как об этом писал Н.Тайэк24. Как считает Дж.Дейвис, в 1620—30-е годы в Англии не было духовных лиц, которых можно было бы подвести под определение арминианства, и отстаивает мнение, что термин «арминианство» не следует применять к лодианской группировке, усиливавшейся в церкви Англии после 1625 года, так как взгляды ее представите лей, если определять их точнее, находились в спектре от умеренного кальвинизма до антикальвинизма. Но антикальвинизм Лода проявился, как отмечает Дж.Дейвис, в сущности, только в нежелании обсуждать вопрос о предопределе нии и был умеренным25.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.