авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

Россия и Европа:

связь культуры и экономики

Материалы VI международной

научно-практической конференции

Прага, Чешская республика

21 июня 2013

года

Прага

2013

Россия и Европа: связь культуры и экономики: Материалы VI междуна-

родной научно-практической конференции (21 июня 2013 года) / Отв. редак-

тор Уварина Н.В.– Прага, Чешская Республика: Изд-во WORLD PRESS s r.o.,

2013. – 394 с.

ISBN 978-80-905519-1-6 Содержание сборника составляют научные статьи ученых России и дру гих стран. В статьях излагается теория, методология и практика научных ис следований в области педагогики, психологии, философии, культурологии, экономики и управления, истории, права, социологии и политологии.

Для специалистов-практиков, научных работников, преподавателей, ас пирантов и студентов.

Ответственный редактор:

Уварина Н.В.

доктор педагогических наук, профессор © Издательство WORLD PRESS s.r.o.

© URAL Intellect s.r.o.

© ООО «АСП»

Уважаемые коллеги!

Благодарим всех участников за активный вклад в дело развития научных исследований. В этом издании материалов VI Международной научно практической конференции «Россия и Европа: связь культуры и экономики», публикуются работы более 100 авторов.

Оргкомитет продолжит проведение международных конференций также и в следующем учебном году.

Как и всегда мы будем оперативно информировать наших постоянных и по тенциальных участников и их коллег о планируемых мероприятиях.

Мы предлагаем нашим новым и постоянным авторам продолжить сотрудни чество в области опубликования индивидуальных и коллективных монографий в Чешской Республике и всегда готовы к обсуждению новых идей и перспектив.

Оргкомитет выражает благодарность всем коллегам, приславшим свои от зывы о нашей работе.

Желаем всем новых научных свершений и дальнейших творческих успехов!

Оргкомитет конференции СЕКЦИЯ ИСТОРИЯ Дианов А.Г.

ФГБОУ ВПО «Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ)», г. Омск СИБИРСКАЯ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ИНСПЕКЦИЯ О ВЛИЯНИИ СБОРА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЛОГА В 1921–1922 гг. НА СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО АЛТАЙСКОЙ ГУБЕРНИИ SIBERIAN WORKERS AND PEASANTS INSPECTION OF THE IMPACT OF THE COLLECTION AGRICULTURAL TAX IN 1921–1922 ON THE OF THE ALTAI PROVINCE Key words: workers and peasants inspection, control, revision (audit), tax, agriculture.

В изучаемый период рабоче-крестьянская инспекция (РКИ) была основным контрольным органом советского государства. Она должна была осуществлять постоянный контроль над всеми организациями и предприятиями. В задачу РКИ входило пресечение злоупотреблений и улучшение работы подконтрольных ей учреждений.

В условиях гражданской войны и первых лет после ее окончания проблема снабжения городов продовольствием была центральной не только в экономиче ском, но и в политическом плане. Особые надежды возлагались на Сибирь как менее затронутую гражданской войной и продразверстками предшествующих лет. Среди сибирских губерний Алтайская считалась наиболее богатой хлебом, именно поэтому она и получила самое большое задание по сбору продналога.

Рассматриваемая проблема в интересующий нас период была затронута в статье А.П. Анашкина [1, с. 89–92]. В ней автор основное внимание уделил дея тельности рабоче-крестьянской инспекции по оказанию помощи продорганам в выполнении плана сбора продналога.

В данной работе автор поставил задачу показать ход, методы проведения и последствия продналоговых кампаний 1921–1922 гг. для сельского хозяйства Алтайской губернии сквозь призму деятельности рабоче-крестьянской инспек ции.

Продналоговая кампания 1921 г. в Алтайской губернии началась значитель но позднее, чем в Европейской России. Это было связано с климатическими особенностями Сибири, при которых сбор урожая начинался только во второй половине августа. Опытных продработников в губернии было мало, из центра они стали прибывать только в конце августа.

В губернских организациях была проведена мобилизация на продработу. К декабрю 1921 г. на продработе было задействовано 75% сотрудников Алтай ской РКИ. Всего в декабре 1921 г. в сборе продналога непосредственно участ вовало 7 700 человек [2, л. 33].

В 1921 г. Алтайская губерния должна была выполнить 13 различных нало гов, охватывающих все отрасли сельского хозяйства (с/х). Твердое задание Сибирского продовольственного центра в пшеничных единицах составляло 166 тыс. пудов, из них хлебный налог – 11 900 тыс. пудов [3, л. 21].

По решению Сибирского продовольственного центра Алтайская губерния была отнесена ко II разряду урожайности, в то время как соседний Киргизский край к VI. Величина продналога была определена исходя из урожайности пше ницы в 70 пудов с десятины, при обмолоте фактически было получено 20 пудов [4, л. 1]. Неправильное определение урожайности привело к очень высокому уровню налогообложения крестьянских хозяйств, и это стало основной причиной недовольства крестьянства и его сопротивления сбору продналога.

Сбор продналога проходил в условиях, напоминавших продразверстку. Рас кладка налога осуществлялась без участия населения. В подавляющем боль шинстве сел сбор налога проводился с использованием вооруженных отрядов.

Когда работники РКИ обращали внимание налоговых органов на ненормаль ность подобных методов сбора налога, представители налоговых органов отве чали, что без вооруженной силы сбор продналога невозможен и жаловались на недостаток патронов, который может привести к приостановлению работы ап парата налоговых органов [4, л. 1 об.;





5, л. 19 об.].

В докладах сотрудников РКИ отмечалось, что продработники, имевшие огромные полномочия и привыкшие в ходе продразвертки арестовывать всех, кто, по их мнению, тормозит работу по сбору продовольствия, действовали та ким же образом и при сборе продналога. Помимо арестов во всех уездах широ ко применялось физическое воздействие, нередко доходившее до зверств. В бюро жалоб РКИ поступали десятки жалоб на незаконные действия работников продовольственных органов. По мнению представителей РКИ, работавших в период продналоговой кампании во всех продовольственных районах Алтай ской губернии, выездные сессии ревтрибунала применяли излишне суровые меры к не выполнившим продналоговое задание. Крестьяне, не сдавшие прод налог, приговаривались к конфискации имущества или к принудительным рабо там на срок от 1 года до 5 лет. Только в Алтайском районе было арестовано около 2 тыс. крестьян, а в отношении 300 вынесены приговоры, предусматри вавшие конфискацию имущества [4, л. 2].

Продналоговая кампания 1921 г. с точки зрения выполнения плана прошла успешно. Продналог был собран на 101,6%, в том числе хлебный – на 106,7%.

Однако сбор продналога подорвал сельское хозяйство Алтайской губернии.

Посевная площадь, подлежащая обложению, в 1921 г., составляла по губернии 1 086 тыс. десятин, в 1922 г. она сократилась до 900 тыс. Посев ценных культур и пшеницы снизился на 50% за счет повышения процента посева малоценных культур, требующих меньших расходов и дающих количественно больший уро жай. Количество крупного рогатого скота уменьшилось, большинство быков производителей сдано в счет уплаты продналога [3, л. 20 – 22;

4, л. 2].

На фоне кризисных явлений в сельском хозяйстве в губернии разворачива лась продналоговая кампания 1922 г. В начале 1922 г. многочисленные налоги были заменены единым с/х налогом. Величина продналога для Алтайской гу бернии была снижена по сравнению с 1921 г. с 16 до 13 млн. пудов. Снижение общей суммы налога вселило первоначально в крестьян надежду, что налог будет не столь разорителен для их хозяйства как в 1921 г. [3, л. 23;

4, л. 2 об.;

5, л. 22 об.].

Плохо проведенная продорганами подготовительная работа привела к не равномерному распределению размеров продналога по районам. Мощность крестьянского хозяйства при раскладке продналога зачастую не учитывалась, а методы его сбора во многих случаях продолжали повторять методы продраз верстки. Жалобы, поступавшие в РКИ, особенно многочисленные из Рубцовско го и Бийского уездов, на 90% состояли из указания на неправильное определе ние величины продналога. В ряде случаев величина продналога превышала весь собранный крестьянским хозяйством урожай. Были жалобы о невыполне нии продорганами декрета о переселенцах. Отдельную группу составляли жа лобы на методы сбора продналога. Были случаи, когда продработники, недо вольные отказом крестьян полностью сдавать продналог, били крестьян на со браниях, имитировали расстрел, выгоняли крестьян из дома без верхней одеж ды на улицу. При проведении проверки жалоб подавляющее их большинство подтверждалось [3, л. 23, 24;

4, л. 2об.;

3].

В продналоговую кампанию 1922 г. по сравнению с 1921 г. увеличилось чис ло арестов должностных лиц, вмешивающихся в работу продорганов. Они от пускали арестованных продработниками или ревтрибуналом крестьян, помогали крестьянам укрывать от налогообложения посевы.

В целом по Алтайской губернии за период продналоговой кампании 1922 г.

было арестовано за противодействие налоговым органам 652 должностных лиц, из них осуждено 147 чел. Налогоплательщиков было арестовано 6 131 чел., из них 601 осужден [3, л. 24, 25;

4, л. 3, 4].

План сбора продналога в 1922 г. был перевыполнен, собрано в пересчете на хлебные единицы около 14 млн. пудов. Однако оценка состояния продоволь ственного дела в Алтайской губернии, данная РКИ, характеризовалась как находящаяся в органическом расстройстве. На губернском съезде уездных продкомиссаров в декабре 1922 г. отмечалось, что работа продорганов была построена неверно, проводилась малопригодным персоналом, вызывала отри цательное отношение к ней населения и повлекла серьезное расстройство кре стьянского хозяйства. Данные РКИ подтверждали это. В ходе ревизии упродко мов и губпродкома РКИ были выявлены огромные потери собранного урожая [2, л. 33;

3, л. 27, 28;

5, л. 33].

После завершения продовольственной кампании 1922 г. состояние сельско го хозяйства Алтайской губернии было близко к переходу из производственного к потребительскому. Посевная площадь в 1922 г. уменьшилась по сравнению с 1917 г. на 57%. Одной из основных причин резкого сокращения посевной пло щади были огромные изъятия хлеба, скота и лошадей в ходе продовольствен ных кампаний 1920–1922 гг. В 1920 г. было изъято 20 млн пудов хлебопродук тов, в 1921 г. – 16,8 млн. пудов, в 1922 г. – около 14 млн. С 1914 г. с/х губернии почти не получали с/х машин. Тогда же началось изъятие для фронта лошадей.

Средний посев на одно хозяйство сократился с 5 дес. в 1921 г. до 3,1 в 1922 г.

За 1921–1922 гг. в счет продналога взято 31% скота, в том числе – 48,7% быков, количество лошадей за этот же период сократилось на 22,5% [3, л. 3, 6, 9].

Проведенные РКИ в конце 1922 г. обследования хозяйств показали, что да же в благополучных районах население разорено продналоговыми кампаниями 1921–1922 гг. За этот период значительно ухудшилось плодородие почвы. В основном был утрачен элитный семенной материал. В связи с нехваткой с/х инвентаря и лошадей ухудшилась обработка земли. Налоги составляли 35% от всех расходов крестьянского хозяйства, и для того чтобы выжить, некоторые крестьянские хозяйства вынуждены были продавать с/х инвентарь. Инспекторы РКИ, обследовавшие хозяйства Рубцовского и Барнаульского уездов, высказали предположение о возможном неурожае здесь в 1923 г. [3, л. 21;

4, л. 5].

На основе проведенных обследований крестьянских хозяйств и продорганов РКИ разработала ряд рекомендаций, которые были приняты на губернском эко номическом совещании в феврале 1923 г. Было предложено провести правиль ное районирование степени урожайности по губернии, при распределении нало га учитывать мощность крестьянского хозяйства. В распределении налогов при влекать к участию местные власти и население. Особое внимание обратить на обеспечение семенами, положение с которыми в ряде областей было ката строфическим. Ходатайствовать перед Сибирским продовольственным комите том о прекращении изъятия из губернии лошадей для воинских частей. Запре тить принимать в счет сдачи продналога быков в связи с острым дефицитом производителей [2, л. 61;

4, л. 5, 5 об.;

6, л. 46].

Таким образом, успешно прошедшие с точки зрения выполнения плана продналоговые кампании 1921–1922 гг. резко ухудшили состояние сельского хозяйства Алтайской губернии. Возникла угроза его перехода из производствен ного к потребительскому. Значительно сократилась посевная площадь и чис ленность скота. Ухудшилось плодородие почвы. В Рубцовском и Барнаульском уездах, понесших наибольшие потери в ходе продналоговых кампаний, возник ла угроза неурожая.

Литература 1. Анашкин А.П. К вопросу о деятельности Алтайской губернской рабоче-крестьян ской инспекции в первые годы нэпа (1921–1923 гг.) // Советское крестьянство – активный участник борьбы за социализм и коммунизм: Доклады и сообщения участников межву зовской научной конференции, посвященной столетию со дня рождения В.И.Ленина.

Барнаул: Алтайск. кн. изд-во, 1969.

2. Государственный архив Новосибирской области.(ГАНО) Ф. 288. Оп. 1. Д. 14.

3. ГАНО. Оп. 1. Д. 61.

4. ГАНО. Оп.1. Д. 106.

5. ГАНО. Оп.1 Д. 33.

6. ГАНО. Оп.1. Д. 29.

Полуденко С.В.

Государственное Высшее Учебное Заведение «Донбасский Государственный Педагогический Университет»

УКРАИНСКО-РОССИЙСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В ГОД 70-летия ПРАЗДНОВАНИЯ СТАЛИНГРАДСКОЙ И КУРСКОЙ БИТВ UKRAINIAN RUSSIAN RELATIONS IN THE YEAR OF THE 70-TH ANNIVERSARY OF THE CELEBRATION OF THE STALINGRAD AND KURSK BATTLES Key words: fascism, nationalism, victory, ideology, relations, Ukraine, Russia.

Украина формирует свою систему исторических отношений, исходя из свое го курса на модернизацию в современном мире. Украина всегда подчеркивала особую ценность дальнейшего развития отношений с Россией.

Интерес в историографическом и методологическом аспектах вызывают ра боты таких исследователей как: А. Андреевой [1], А. Удода [2], В. Богокина [3], Э. Вильсона [4] и др. Сотрудничество между Украиной и Россией рассматривает в своих трудах Р. Евзоров [5].

С. Кульчицкий [6] занимался рассмотрением спорных моментов между дру жественными нациями. Исторической респективе посвятил свои труды Б. Пара хонский [7]. Проблемам истории и политики посвящена и фундаментальная, 3-х т., робота А. Зверева, Б. Коппитерса, Д. Тренина [8].

В год празднования 70-летия Сталинградской и Курской битв в Великой Отечественной войне, когда в едином порыве должны вновь объединиться, хотя бы на время празднования этих эпохальных битв для судеб человечества, все народы бывшего СССР (теперь страны СНГ) на Украине в 2013 году происходит очень много интересного и не предсказуемого с точки зрения адекватно мысля щего и здравого с медицинской точки зрения человека.

С точки зрения истории страны наиболее пострадавшие от войны 1941– 1945 гг. – Украина и Россия – должны продемонстрировать всем братское еди нение и солидарность. Однако исторические и политические процессы в году на Украине вызывают очень серьезную обеспокоенность со стороны по давляющего большинства населения Украины, руководства России, прогрес сивного мирового сообщества.

Напомним всем, что по окончанию ІІ мировой войны состоялся исторический международный Нюрнбергский трибунал, который не только приговорил к смертной казни виновников страдания десятков миллионов людей, но и от име ни ООН призвал все страны не допускать возрождения фашизма в националь ных рамках территории европейских стран [9].

Сегодня, в 2013 году, Украина представляет «уникальную» в историческом и политическом аспекте страну, где не только не выполняются решения междуна родного Нюрнбергского трибунала, а наоборот, в украинском парламенте (Вер ховной Раде Украины) легально оформлена и действует фашистская и нацио налистическая партия «Свобода», которая восславляет С. Бандеру, Р. Шухеви ча и других деятелей ОУН-УПА и вовсе не чтит колоссальные жертвы советско го населения и Красной Армии.

Очевидно, что такая позиция резко ухудшает взаимоотношения между Укра иной и Россией.

Крайне жесткая позиция президента России В.В. Путина, по отношению к подобного рода явлениям, вызывает уважение и одобрение не только у росси ян, но и у подавляющего большинства населения Украины, т.к. Великая победа в Великой Отечественной Войне была героическим результатом, прежде всего украинского и российского народов и их нерушимой дружбы.

Откроено фашистский характер партии «Свобода» проявился еще в момент ее создания в 1992 году в г. Львове, когда она первоначально называлась НСПУ, т.е. национал-социалистическая партия Украины. Напомним, что в 30-е годы в Германии гитлеровская партия называлась НСПГ. Всё отличие этих двух партий состоит лишь в названиях страны формирования: у Гитлера- Германия, а в нашей стране – Украина. Иного отличия украинской партии «Свобода» и немецкой НСПГ абсолютно нет. Главным врагом они обе декларируют – Рос сию, далее идут евреи, поляки и т.д. [9].

Главная сенсация состоит в том, что главным агитатором и пропагандистом фашистской партии «Свобода» в Украине стал не кто иной, как популярный в определенных «оппозиционных» кругах еврей-журналист – Савик Шустер.

Россиянам этот человек хорошо известен. Он является подданным Канады, имеет медицинское образование. Впервые стал известен миру как корреспон дент освещающей советско-афганскую войну с позиций моджахедов. Через некоторое время появился на российском телерадиоканале НТВ, где проводил сверхскандальные и именно поэтому сверхпопулярные ТОК-ШОУ. Его наглость не имела предела и Савик Шустер позволил без всякого повода нападать на фигуру президента России – В.В. Путина, поучать не своего президента как ве сти себя в деле Ходарковского и Лебедя. В самый последний момент ему хва тило национальной мудрости, чтобы в самый критический момент его биогра фии в России вовремя удрать в Украину, и уже здесь учить народ Украины ис тинной «шустеровской» демократии. А поскольку в Украине существует полный исторический и политический бардак, в отличии от России, где с приходом В.В. Путина он закончился, то Савик Шустер оказался в очень комфортной для себя среде, будучи евреем, стал в своем ТОК-ШОУ на государственном телека нале УТ-1 по-сути, идеологом фашистов.

Будучи представителем еврейской нации, которая от немецких фашистов очень сильно пострадала, 6 млн. погибших, так называемый «Холокост» (гено цид по отношению к евреям), Савик Шустер стал активным пособником украин ских националистов (фашистов), которых Нюрнбергский трибунал признал та кими ж виновными, как немецкий нацизм и итальянский фашизм.

Ответ находится очень просто, если подсчитать доходы Савика Шустера [9], то становится ясно, что за такие деньги он будет готов и мать родную продать (не меньше, чем 5 млн. 175 тыс. рублей, подсчитано автором данных тезисов).

Необычным для Украины является и альянс Арсения Яценюка (еврея) с ли дером партии «Свобода» О. Тягнибоком. Все лидеры политических партий в любой стране считали именно себя самыми умными, а на исторической сцене всегда получалось так как в 1933 году в Германии, когда временные политиче ские союзники Адольфа Гитлера поплатились за точно такую же позицию соб ственной жизнью.

Таким образом, нет более важного в украинско-российских отношениях во проса, чем упрочнение традиционных, братских, дружественных связей. народы Украины и России стремятся к ним всем своим сердцем. Однако на этом пути возникают неожиданные препятствия в виде действия фашистских (национали стических) сил на Украине. Ситуацию ухудшает и тот факт, что на Украине от сутствует такая харизматическая фигура как президент России В.В. Путин, кото рая смогла бы привести действия всех политических партий на Украине к еди ному истинно правовому знаменателю.

Литература 1. Андреева Г.Н. Три государства – три модели? О правовом статусе национальных меньшинств и коренных народов в Белоруссии, России и Украине // Россия и ее сосуди:

«Славянский треуголник в СНГ / Г.Н. Андреева. – М., 2002. – 250 с.

2. Удод О.А. Україно-російські взаємини: історіографічні міркування й роздуми / О.А. Удод. – УІЖ. – 2005.- № 2. – С. 167–177.

3. Богокин В.В. Неписанные правила истории русских. Национальные ценности: в чем они? К вопросу о национальной идее. – М.: Русская правда, 2001. – 319 с.

4. Вільсон Е. Українці: несподівана нація / Е. Вільсон. – К.: 2004. – С. 359–360.

5. Евзеров Р. Украина с Россией: вместе или врозь? Р. Евзеров. – М.: «Весь мир», 2000. – 160 с.

6. Кульчицький С.В. Україна і Росія: переваги і небезпеки «особливих відносин»: ро здуми історика / НАН України, Ін-т історії Укр./ С.В. Кульчицький. – К.: Ін-т Укр., 2004. – 33 с.

7. Кульчицький С., Парахонський Б. Україна то Росія в історичній ретроспективі: Но вітній український державнотворчий процес / С. Кульчицький, Б. Парахонський. – К.: Нау кова думка, 2004. – 324 с.

8. Этнические и региональные конфликты в Евразии: У 3 кн.: Россия, Украина, Бе лоруссия / Общ.ред. А.Зверев, Б. Коппитерс, Д. Тренин. – М.: Весь мир, 1998 г.

9. Корнилов В. Идейные наследники Геббельса в прямом эфире. Почему Савику Шустеру не вести свои программы голым? / Воадимир Корнилов. – Еженедельник «2000»

– № 5 (54) – 4–10 февраля 2011 г.

Сальников А.В.

ФГБОУ ВПО «Армавирская государственная педагогическая академия»

ВЛИЯНИЕ ИТАЛЬЯНСКИХ ТОРГОВЫХ ЧЕРНОМОРСКИХ ФАКТОРИЙ НА КОМПЛЕКС ВООРУЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА XIII–XV вв.

INFLUENCE OF THE BLACK SEA ITALIAN TRADE COLONIES ON THE COMPLEX OF WEAPON ON POPULATION OF NORTH CAUCUSES IN 13–15 CENTURIES Key words: trade colony, weapon, population, hireling, armed guide, North Caucuses.

Объяснения причин распространения европейских предметов вооружения на Северном Кавказе можно назвать несколько.

Письменные источники, к примеру, нередко сообщают о пиратских захватах судов венецианцев и генуэзцев у берегов Черного и Азовского морей местными племенами. Общеизвестно, например, что в самом конце ХIII века такие пираты нападают на итальянское судно у берегов современной Джугбы, но его отбили.

Однако, подобных нападений было немало. Понятно, что пиратов, прежде все го, интересовали товары, находившиеся на таких кораблях.

С.П. Карпов отмечает, что в XIV–XV веках, на кораблях, шедших из Генуи и Венеции были предусмотрены и небольшие отсеки, в которых, находясь в спе циальных и закрытых ящиках, размещалось оружие для команды, раздававше еся капитаном, в случае нападения на судно. Речь идет об арбалетах и холод ном вооружении [6, c. 98].

Для нас важно другое: поскольку мы не располагаем сведениями о продаже итальянских предметов вооружения на Северном Кавказе, такое оружие могло являться и военным трофеем, попадавшим к пиратам хотя бы иногда. И это, только один из возможных путей распространения итальянского вооружения среди горцев Северного Кавказа. Более интенсивный путь его распространения следует связывать с процессом образования на берегах Черного и Азовского морей, итальянских торговых факторий и теми привнесениями, которые распро страняются в факториях в связи с этим, уже к середине 50-х годов ХIII века ита льянцы начинают активно проникать в Крым, принадлежавший Золотой Орде.

По договоренности с местным владетелем они приобретают небольшой зе мельный отвод, где вскоре возникает их торговая фактория – Кафа [11, c. 115– 117].

После 1260-х годов ХIII века активность торговой экспансии генуэзцев резко увеличивается. Крым и Северный Кавказ, входившие в состав Золотой Орды стали исходными пунктами для передвижений торговцев в Поволжье, оттуда в Хорезм, Семиречье, Монголию и Китай, а с берегов Кубани и из южнорусских территорий через Кафу в Византию и в Италию шел хлеб и рабы [4, р. 123].

Отрезок Кафа – Поволжье целиком шел через Золотую Орду. Путь в Хорезм через Поволжье, огибая Каспийское море, был длительным, и «спрямить» его можно было через Дербент, Азербайджан и далее через владения Хулагуидов.

На этом фоне значительный интерес вызывает внутреннее устройство итальян ских торговых факторий, регламентация их внутреннего распорядка. Не оста навливаясь на детальной их характеристики, заметим лишь, что некоторые ав торы считают, что итальянцы не только привнесли сюда регламент своей жизни, но и экономические отношения, которые Ф. Бродель – один из предтавителей французской Школы анналов, расценивал, как протокапиталистические [2, c. 40].

Отсюда, есть возможность и всю приазово-причерноморскую ойкумену рас ценивать, как зону распространения точно таких же взаимоотношений, которые к тому времени сложились в Генуе или Венеции, с привычными для них арендой и фрахтом судов, малой и «средней» коммерцией, консулами и судопроизвод ством, а также, общественными отношениями.

На этом фоне, к сожалению, мы не располагаем точными сведениями о во оруженных силах торговых факторий. Однако, общеизвестно, что в Крыму были отстроены крепостные сооружения с башнями-донжонами, крепостными воро тами, сторожевыми башенками, имевшими проемы для стрельбы из арбалетов [1, c. 82].

На Северном Кавказе сведения о близких сооружениях вокруг итальянских торговых факториях, с разной степенью достоверности есть только примени тельно к приазовской Тане;

ныне, с итальянскими факториями отождествляются и несколько (из 11) крепостей на отрезке от современного г. Сочи до Геленджи ка [3, c. 37–40].

В любом случает, указанные свидетельства – повод для предположения о том, что и на Северо-Западном Кавказе, как и на Нижнем Дону существовали крепостные сооружения вокруг итальянских торговых факторий, как и в Крыму.

Следовательно, есть и все основания для предположений о том, что в таких крепостях могла существовать и охрана – специализированные воинские под разделения, охранявшие крепости. Однако, каких-либо достоверных сведений о характере таких подразделений нам найти не удалось, за исключением лако ничной информации, опубликованной С.П. Карповым.

Исследователь, ссылаясь на архивные документы конца XIV– нач. XV веков, главным образом связанных с территорией Южного Понта (не исключая воз можности их использования и к ситуациям на восточном берегу Черного моря), указывал на упоминание источниками неких групп «социев и казаков», специа лизировавшихся на найме для охраны торговых факторий итальянцев. Как пра вило, такие сообщества были немногочисленными и представляли собою отря ды из 10–15 хорошо вооруженных человек, собиравшиеся по этническому прин ципу [5, c. 128].

С.П. Карпов подчеркивает, такие отряды социев и казаков, преимуществен но были «выходцами из Лигурии». Кроме того,– пишет далее исследователь,– «нам известно более двух десятков армян, находившихся на генуэзской военной службе … – это казаки из Самастро и Солдайи». Известны среди них также, «греки и выходцы из Закавказья» [7, c. 256].

Е.И. Нарожный, отталкиваясь от выше указанных исторических свидетель ств обратил внимание на то, что данные сведения синхронны и сведениям рус ской летописи, рассказывавшей о союзниках Мамая в его сборах перед Кули ковской битвой. Любопытно, подчеркивает он, что Мамай, контролируя Северо Западный Кавказ, под свои знамена не призвал, а «понаймовав рати бессерме нов – мусульман, френгов-европейцев и черкесов Северо-Западного Кавказа».

Вероятно, пишет Е.И. Нарожный, что в составе таких ратей были те группы оби тателей округи итальянских факторий Причерноморья, которые до этого и со ставляли основу или костяк «казаков-наемников, за плату нанимавшихся охра нять фактории, а затем, будучи «понаймованными», т.е. – нанятыми за плату, они оказываются и на стороне Мамая, среди его союзников, участвовавших в Куликовском сражении против Руси»[12, c. 16].

Таким образом мы не можем исключить и того, что среди охранников торго вых факторий, наряду с выходцами из Закавказья и Европы вполне могли были быть и предки современных черкесов, именно таким образом получивших ши рокий доступ к европейскому арсеналу вооружения, внешне выделявших их как охрану факторий. А со временем и разнесших такие образцы далеко за преде лы торговых факторий.

Вполне вероятно, что существовало еще множество факторов, не учтенных нами. Однако мы можем смело констатировать следующее.

Монгольское завоевание Северного Кавказа и включение его в состав Золо той Орды, соседствовавшей с Хулагуидским Ираном, а затем и с итальянским (европейским) миром, обосновавшимся на берегах Черного и Азовского морей, стало не просто историческими фактами соседства различных цивилизаций, но и активного их, межцивилизационного взаимодействия.

Еще Р. Киплинг утверждал: Восток есть Восток, а Запад есть Запад и нико гда им не пересечься. Однако, события XIII–XV веков на Северном Кавказе – один из наглядных примеров того, когда и как Запад и Восток оказались в зоне совместных, прежде всего, экономических интересов, сопровождавшихся мас совыми этническими перемещениями с Востока и Запада, когда на Северном Кавказе проходили этноформирующие и этнообразующие процессы, имевшие место, прежде всего в итальянских торговых факториях и в их округах.

На этом фоне трансформировалась и традиционная культура, изначально привнесенная из Европы и приводила она к трансформации культуры округи населения итальянских факторий. Не случайно, что к XV веку, в материальной культуре населения Северо-Западного Кавказа, оставившего, к примеру, все мирно известные Белореченские курганы на р. Белой, исследователи выделяют различные элементы подобного воздействия [9, c.123].

Когда на поясе у воина – остатки пояса с пряжкой, орнаментированной мо тивами, характерными для крестоносцев Малой Азии и соседствующих с колча ном, покрытым костяными пластинками, с характерными для кочевников Золо той Орды узорами [8, c. 78]. В самом колчане – наборы типично центральноази атских наконечников стрел и т.п.[10, c. 231].

Именно к такому результату привела «международная интеграция», сначала вынужденно (в результате Чингизидских захватов), столкнувшая население Северного Кавказа с культурными достижениями Востока и Запада.

Вооружение любого народа, как считается, категория материальной культу ры «интернационального» характера, формировавшегося на протяжении многих тысячелетий и призванное для военных целей, всегда становилось предметов заимствований в силу своих функциональных особенностей. Вооружение насе ления Северного Кавказа рассматриваемого периода, не исключение, а скорее – правило, которое и следует учитывать при любых, дальнейших рассмотрениях и, обязательно, только в историческом контексте изучаемой специалистами исторической эпохи.

Литература 1. Бочаров С.Г. Фортификационные сооружения Кафы (конец ХIII-вторая половина ХV в. // Причерноморье в средние века. – СПБ., 1993. – 218 с.

2. Бродель Ф. Динамика капитализма. – Смоленск, Политграмма. 1996. – 480 с.

3. Василиненко Д.Э. Крепости Причерноморья // Археологические открытия на Ку бани. 2005–2006 гг. / Под ред. Е.И. Нарожного. – Краснодар, 2007. – 118 с.

4. Вернадский Г. Золотая Орда, Египет и Византия в царствование Михаила Па леолога // Seminaium Condacviarum. – Praga, 1941. – 325 s.

5. Еманов А.Г. Латиняне и нелатиняне в Кафе XIII–XV вв. // из истории Византии и византиеведения. – Л., 1991. – 172 с.

6. Карпов С.П. Путями средневековых мореходов. – М., МГУ, 1991. – 340 с.

7. Карпов С.П. Итальянские морские Республики и Южное Причерноморье в ХIII-ХV вв. Проблемы торговли. – М., МГУ, 1991. – 520 с.

8. Крамаровский М.Г. Рыцарские элементы предметов вооружения // Вторая Кубан ская археологическая конференция. Тез. докл. – Краснодар, 1993. – 98 с.

9. Левашева В.П. Белореченские курганы // Труды ГИМа. Вып. 46. – М., 1956. – 264 с.

10. Малиновская Н.В. Колчаны кочевников Восточной Европы // Города Нижнего По волжья в эпоху средневековья. – М., 1981. – 406 с.

11. Нарожный Е.И. Итальянские торговых фактории XIII-XV вв. и их приазово причерноморская ойкумена // Античные цивилизации и варварский мир. Краснодар, 2002.

– 180 с.

12. Нарожный Е.И. Северный Кавказ: этапы исторического развития. Армавир, 2002.

– 45 с.

СЕКЦИЯ ПРАВО Енькова Ю.О.

Сибирский Государственный аэрокосмический университет им. академика М.Ф. Решетнева ПРОБЛЕМА ПОНЯТИЯ ТУРИСТИЧЕСКОЙ УСЛУГИ THE PROBLEM IS THE CONCEPT OF TOURIST SERVICES Key words: travel services, tourism, paid services, service, service contract.

По мнению некоторых специалистов, туристическую услугу следует рас сматривать как деятельность, направленную на удовлетворение потребностей туриста непосредственно в рамках проходящего тура (например, услуги по раз мещению, питанию, перевозке и т.д.). На наш взгляд, целесообразнее придер живаться точки зрения О.Н. Викуловой: деятельность по организации путеше ствий и деятельность по оказанию туристских услуг – понятия разные [1]. Дей ствительно, туристская деятельность – это профессиональная деятельность физических и юридических лиц по организации путешествий, в которой туристи ческая фирма выступает непосредственно организатором путешествия, но ни как не исполнителем услуг, входящих в такое путешествие. Деятельность по организации путешествий – это деятельность, при которой турист (заказ чик)получает с помощью туристической фирмы (исполнителя) права требования на оказание услуг по перевозке, размещению в гостинице (аренда), по питанию и прочее. Таким образом, туристическая фирма не может являться исполните лем этих услуг в рамках туристской деятельности.

Следовательно, деятельность по оказанию туристских услуг – это деятель ность организаций туристической индустрии.

Считаем также, что оказание туристских услуг не регулируется нормами за конодательства о туристской деятельности, так как к ней не относится. Прихо дим к выводу, что туристическая деятельность и туристические услуги схожи только в том, что в обоих случаях речь идет о предпринимательской деятельно сти, которая регулируется гражданским законодательством.

Туристская деятельность, как отмечает Е.Л. Писаревский, попадает под действие гражданского законодательства, которое регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, и соответ ственно на нее распространяются все общие положения и принципы предпри нимательства [2]. В общем случае это понятие определяется как деятельность туристов, организаторов туризма и государства. Однако туристские услуги ока зываются совершенно другим исполнителем – не организаторами туризма (в большой части посредниками), а именно непосредственными исполнителями – перевозчиками, средствами размещения, питания и прочее. Причисление этих хозяйствующих субъектов к сфере туризма – ключевой вопрос, особенно в ча сти льгот и иных приоритетов.

Федеральный закон № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Рос сийской Федерации» рассматривает туристские услуги как «туристский продукт – комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости экскурсионного обслужива ния и (или) других услуг) по договору о реализации туристского продукта» [3]. В Директиве Совета Европейского экономического сообщества от 13 июня 1990 г.

№ 90/314/ЕЕС «О путешествиях, отпусках и поездках, включающих все» под туристическим продуктом (туром, услугами, включающими все) понимается предварительно намеченное сочетание не менее двух нижеперечисленных элементов, предлагаемых для продажи по глобальной цене, если период оказа ния услуг превышает 24 часа или включает ночь: транспортные услуги;

услуги проживания;

другие услуги в секторе туризма, не относящиеся к транспорту или проживанию, составляющие значительную часть «услуг, включающих все». Та ким образом, Закон РФ не содержит конкретизирующих критериев и имеет ме нее ограниченный характер по отношению к туристу. Отметим, что Закон о ту ризме выделяет широкую категорию понятия «индустрия туризма», но не разви вает ее в последующих положениях, то есть детально регулирует только дея тельность туроператоров и турагентов, опуская проблемы регулирования соб ственно туристских услуг.

Для более глубокого анализа данного вопроса проведем сравнение обслу живания и услуги. Так, ст. 779 ГК РФ, говоря о применимости главы 39 ГК РФ к отношениям по туристскому обслуживанию, не раскрывает его содержания.

Н.В. Сирик, утверждает, что обслуживание в сфере туризма является собира тельной категорией, использующейся для характеристики деятельности, на правленной на удовлетворение различных потребностей граждан. Осуществляя эту деятельность, организации оказывают услуги, выполняют работы, продают в розницу товары. Из этого положения вытекает, что понятие «обслуживание»

является более широким, чем понятие «услуга» [4]. А поскольку, по мнению данного автора, договор оказания туристских услуг оформляет только одно обя зательство, в силу которого исполнитель обязуется предоставить туристу весь комплекс услуг по перевозке, размещению, питанию, то для обо целесообразно использовать термин «туристские услуги», а не «услуги по туристскому обслу живанию», следовательно, договор, оформляющий отношения по предоставле нию туристу комплексной туристской услуги, должен называться договором ока зания туристских услуг.

Следует заметить, что туристские услуги в соответствии с п. 1 ст. 1 Закона о туризме относятся к группе объектов технического регулирования, на которые могут устанавливаться требования, применяемые и подтверждаемые только в добровольном порядке. Из этого следует, что должны считаться фактически утратившими силу положения Закона «О туристской деятельности», касающие ся стандартизации и сертификации, а также все иные нормативные правовые акты и документы, предусматривающие обязательные требования к туристиче ским услугам и проведение в их отношении обязательной сертификации.

«Вместе с тем представляется, что решения, принятые законодателем в от ношении нормирования требований и сертификации работ и услуг, являются ошибочными,– считает Я.Е. Парций,– поскольку при их осуществлении остается проблема обеспечения безопасности. А эти вопросы не могут решаться в доб ровольном порядке, они требуют государственного регулирования». Таким об разом, приходим к выводу, что для более правильного понимания и во избежа ние спорных ситуаций между субъектами туристических правоотношений сле дует законодательно закрепить понятие туристической услуги.

Проанализировав существующие в юридической литературе определения, мы предлагаем определить в законе туристическую услугу как «совокупность целенаправленных действий в сфере обслуживания, которые ориентированы на обеспечение и удовлетворение потребностей туриста или экскурсанта, отве чающих целям туризма»

Литература 1. Викулова О.Н. Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». – М., 2008. – С. 13.

2. Писаревский Е.Л. Законодательство в области туризма. Тенденции и перспекти вы // Туристические фирмы. – М., 2002. – № 27. – С. 95.

3. Суханов Е.А. Современное законотворчество в области гражданского права // Нотариус. – 2006. – № 2.

4. Стригунова Д.П. Соотношение «услуга» и «обслуживание» в сфере туризма // Современное право. –2005. – № 4.

Марьясов Д.О., Енькова Ю.О.

Сибирский государственный аэрокосмический университет им. академика М.Ф. Решетнева ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В ДОГОВОРЕ КРЕДИТОВАНИЯ SECURE THE OBLIGATIONS OF THE CONTRACT LENDING Key words: loans, loan agreement, the secured obligation, ways to ensure that the obligations, bank lending.

В условиях интенсивного развития экономика нуждается в инвестициях.

Следствием этого является рост объемов кредитования и активный процесс вовлечения в отношения по привлечению заемных средств новых субъектов.

Получение кредита становится все более доступным, рынок по предоставлению услуг по кредитованию более насыщенным. Банки и кредитные организации постоянно работают над поиском новых схем кредитования, позволяющих при влечь максимальное количество потенциальных заемщиков. Вместе с тем рас тет необходимость совершенствования института обеспечения исполнения та ких обязательств.

На сегодняшний день уже имеется достаточно серьёзная правопримени тельная практика, показавшая, что кредитование является перспективным направлением, нашедшим свое применение как в социальной сфере, так и в предпринимательской деятельности.

Различного рода причины заставляют законодателя постоянно вносить из менения в уже действующие нормативно-правовые акты, регулирующие кре дитные правоотношения. Так, например, с момента вступления в действие За кона об ипотеке было принято 10 Федеральных законов, изменяющих отдель ные его положения [1].

Осуществляя банковскую деятельность, в том числе и путем выступления в качестве кредитора-заимодавца, кредитные организации своими действиями вступают в широкий круг правоотношений и выполняют целый ряд функций, что позволяет рассматривать кредитные правоотношения с позиции целого ряда наук (гражданское право, экономика, финансовое право, социология).

Кредитный договор является двусторонне обязывающей сделкой, поскольку порождает сложное обязательство, состоящее из двух простых: банк обязан предоставить кредит, а заемщик вправе его требовать (первое обязательство), и – заемщик обязан вернуть полученный кредит и проценты по нему, а банк вправе требовать выполнения этих действий (второе обязательство) [2].

Нередко нарушение обязательств влечет за собой не только возмещение должником причиненных убытков, но и уплату им неустойки, установленной законом или договором. Общее правило по соотношению неустойки и убытков заключается в том, что убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой, так называемая зачетная неустойка. Но законом или договором могут быть предусмотрены и другие виды неустойки:

исключительная, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков;

штрафная, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх не устойки;

альтернативная, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки [3].

В некоторых случаях при нарушении кредитного договора кредитор вправе предъявить свои требования не только к должнику, но и к другому лицу, не яв ляющемуся стороной в договоре. Речь идет о субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК РФ). Но до предъявления требований к этому лицу кредитор должен предъявить требование к основному должнику [4].

Суть специальных способов обеспечения исполнения обязательств можно объяснить следующим образом. Кредитор, вступая в обязательства и предо ставляя имущество должнику, тем самым кредитует должника. Но кредитор может заключить с должником или с третьим лицом соглашение о том, чтобы ему был предоставлен дополнительно, сверх гарантий. Если сущность правово го средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в том, что наряду с должником личную ответственность за его долг принимает на себя какое-то третье лицо, то имеет место личный кредит. Если же сущность право вого средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в выделе нии из имущества известного лица отдельного объекта, из ценности которого может быть предоставлено удовлетворение кредитору в случае неисполнения должником обязательства, то имеет место реальный кредит. Сущность обеспе чения исполнения обязательства может состоять в установлении помимо общей санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства – воз мещения убытков (ст. 393 ГК) – также и дополнительной санкции за эти же нарушения – неустойки. В этих случаях нет дополнительного кредита (ни лично го, ни реального), а имеет место предположение, что должник, связанный угро зой строго определенной имущественной невыгоды, будет стараться исполнить обязательство надлежащим образом.

Предоставляя кредит, кредитор заинтересован не только получить опреде ленный доход с заключенной сделки, но и вернуть предоставленные средства.

Поэтому зачастую, выдавая кредит, кредитор, прежде всего, уделяет большое внимание механизму обеспечения возвратности средств, пытаясь таким обра зом с той или иной степенью гарантированности оградить себя от возможных убытков, могущих возникнуть по причине невозврата средств заемщиком [5].

Разные способы обеспечения обязательств имеют различные цели. Так, не устойка и задаток имеют целью стимулирование должника к исполнению обяза тельства. Таким образом, права кредитора обеспечиваются путем создания условий, повышающих вероятность исполнения обязательства. Другие меры предназначены непосредственно для защиты имущественного (денежного) ин тереса кредитора. К таким мерам относятся поручительство и банковская гаран тия. Наконец, есть меры, которые стимулируют должника к исполнению обяза тельства, а в случае его несостоятельности гарантируют защиту имуществен ных интересов кредитора – это залог и удержание.

Кредитный договор заключает в себе сочетание диспозитивных императив ных норм правового характера. Это обстоятельство указывает на то, что при заключении кредитных соглашений стороны должны четко определить свои права и обязанности, которые необходимо выполнять [6].

Наиболее сложная проблема в современной кредитно-финансовой сфере России – проблема не возврата кредитов. Поэтому задача упорядочивания нормативной базы в законодательстве страны (создание банковского кодекса) является актуальной на сегодняшний день.

Литература 1. Быстревский С.В. Способы обеспечения исполнения кредитных обязательств:

перспективы развития / С.В. Быстревский // Вестник Самарского государственного уни верситета (гуманитарная серия). – Самара: Издательство «Самарский университет», 2006. – № 8 (48). – С. 184.

2. Жарковская Е, Арендс И., «Банковское дело. Курс лекций». – М.: «Омега», 2002.

– C. 87.

3. Садиков. О.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, часть вторая (постатейный). – М.: Проспект, 2000.

4. Тосунян, Г.А. Теория банковского права: в 2 т. Том 1. / Г.А. Тосунян. – М.:

Юристь, 2004. – C. 283.

5. Жарковская Е, Арендс И., «Банковское дело. Курс лекций». – М.: «Омега», 2002.

– C. 106.

6. Быстревский С.В. Способы обеспечения исполнения кредитных обязательств:

перспективы развития / С.В. Быстревский // Вестник Самарского государственного уни верситета (гуманитарная серия). – Самара: Издательство «Самарский университет», 2006. – № 8 (48). – С. 187.

Никольская К.Ю.

ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет»

(национальный исследовательский университет) МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ И СЕРТИФИКАЦИИ В СФЕРЕ ТЕХНИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ METHODOLOGICAL FRAMEWORK FOR THE LEGAL REGULATION OF LICENSING AND CERTIFICATION IN THE FIELD OF TECHNICAL PROTECTION INFORMATION Key words: technical protection information, licensing, certification, infor mation law, information security.

Сегодня законодательство в сфере технической защиты информации разви вается под воздействием некоторых международных информационно-правовых обязательств, взятых на себя Российской Федерацией. В свою очередь на зако нодательство в данной сфере влияет развитие информационной среды, появ ление новых субъектов и объектов информационных отношений, которые надо регулировать, развитие информационных технологий.

В условиях быстрого развития общественных отношений в информацион ном обществе возникает ряд проблем заключающихся в необходимости «адап тации» существующих правил поведения. Для того чтобы учесть стремительный характер развития информационных отношений в области технической защиты информации механизм правового регулирования и методов данной подотрасли информационного права должен создать конкретные приемы, способы и методы.

Методы регулирования отношений в сфере лицензирования и сертификации в области технической защиты информации во многом производны от метода информационного права, который устанавливает основные способы, приемы и средства воздействия на информационные отношения и который возник как объективная потребность складывающихся информационных отношений. Ин формационное право заимствовало фундамент методологии юридической науки, а также методологическую базу ряда отраслей права.

Структура метода исследуемой нами подотрасли информационного права, принципиально отличающий данный метод от иных отраслевых методов регу лирования, является уникальным комплексом способов, приемов и средств пра вового регулирования. При регулировании данного вида информационных от ношений применяется многообразие способов, средств и приемов тесно свя занных с задачами государственной информационной политики.

По утверждению некоторых ученых у каждой отрасли права есть свой метод правового регулирования. С другой стороны, все отрасли права в регулятивных целях используют единые, заложенные в природе права, правовые механизмы.

Так же можно согласиться, что каждая отрасль права в качестве средств право вого регулирования использует юридические возможности которые выражаются в предписании (повелении, распоряжении), дозволении или запрете.

Повеление – возложение юридической обязанности действовать в полном соответствии с требованиями правовой нормы на участников общественных отношений. Этот способ часто используется в административном праве, где большая часть норм имеет императивный (повелительный) характер. Запрет – возложение юридической обязанности воздержаться от совершения действий, предусмотренных правовой нормой, на участников общественных отношений.


Этот способ чаще всего применяется в уголовном праве. Дозволение – разре шение совершать те или иные юридически значимые действия участникам об щественных отношений, указанные в правовой норме, или воздерживаться от их совершения по своему усмотрению. Данный способ правового регулирования характерен для гражданского права, в котором большая часть норм построена на способе диспозитивного регулирования (равенство сторон).

В технической защите информации применяется все перечисленные спосо бы регулятивного воздействия на информационные отношения. Для регулиро вания информационных отношений применяются различные существующие методы частного и публичного права в зависимости от назначения и вида инфор мации и характера поведения субъектов и возникающих при этом отношений.

В основе публичного права лежит императивный метод, который характери зуется строгой субординацией участников правоотношений и централизованной осуществлением властных полномочий. В основе гражданского права – метод диспозитивного регулирования, который обладает свойствами координации и децентрализации.

Для диспозитивного метода регулирования, который применяется для регу лирования в информационной сфере общественных отношений, характерны такие черты как равенство субъектов правоотношений, которые обладают сво бодной волевой ориентацией и независимостью своей воли;

свободное осу ществление участниками правоотношений своих прав и их самостоятельность;

субъекты правоотношений самостоятельны, то есть ответственны по обяза тельствам.

Диспозитивные методы которые применяются в технической защите ин формации в процессе регулирования отношений информационной собственно сти, при использовании и создании информационно-коммуникативных техноло гий и средств их обеспечения и т.п. Данные методы основываются на равенстве субъектов и их самостоятельности в осуществлении своих прав, а так же их самостоятельность в момент вступлении в информационные правоотношения, ответственность по своим обязательствам и т.п.

Метод императивного регулирования, применяемый при регулировании ин формационных отношений, обладает определенными качествами. Такими, например, как использование властеотношений «власти – подчинения» или «команда – исполнение»;

субъекты права строго связаны правовыми рамками (субъекты публичного права действуют по своему усмотрению, но лишь только в пределах предоставляемых законом им полномочий – «закрытый» перечень полномочий);

возможное запрещение в порядке очерчивания возможной зоны неправомерного поведения каких-либо действий;

позитивное обзывание (обя занность действовать для достижения необходимых целей в определенном направлении);

сочетание убеждения и принуждения.

Данные методы регулирования информационных отношений могут приме няться в информационном праве в ряде случаев. Например, при закреплении компетенции органов местного самоуправления и государственной власти по распространению и производству информации, которая создается этими струк турами для обеспечения конституционных гарантий прав граждан на получение и поиск каждым информации, которая затрагивает интересы личности;

в момент установления порядка применения и создания государственных информацион ных технологий и систем для обработки информации различного вида;

при реа лизации и формировании государственной политики по развитию и формирова нию информационного общества;

при урегулировании в области информацион ной безопасности информационных отношений, включая персональные данные, государственную тайну и другие виды тайн;

при урегулировании в области мас совой информации информационных отношений;

при решении органами госу дарственной власти и иными структурами вопросов в области лицензирования определенных видов деятельности и сертификации услуг и продуктов в инфор мационно-телекоммуникационной сфере и др.

Исследуемая нами подотрасль информационного права, которая была сформирована на базе всей системы отраслей российского законодательства и отраслей российского права, формирует собственный метод правового регули рования, но который в свою очередь активно заимствует идеи, способы, приемы и средства регулирования из самых разных наук (кибернетики, информатики и др.) Важный этап развития информационного общества – стремительное разви тие информационно-телекоммуникационных технологий, а вместе с ними орга низационных, технических и иных условий функционирования информационной среды как совокупности субъектов, объектов и взаимосвязей между ними в ин формационной сфере – оказывает огромное влияние на особенности метода, который только начинает формироваться. Изменением технических возможно стей и характеристик объясняется неустойчивость определенных способов, средств и приемов, которые применяются при регулировании конкретных ин формационных отношений. При формировании методов правового регулирова ния важно учесть закономерности развития общественных отношений, чтобы не допустить ситуации, при которой, воплотившись в конкретных правовых нормах, способы правового регулирования не должны препятствовать развитию самих общественных отношений, вступали бы в противоречие с реально складываю щимися отношениями в общественной жизни.

Овчян С.О.

Сибирский государственный аэрокосмический университет им. академика М.Ф. Решетнева ОСОБЫЙ ХАРАКТЕР ПРАВОСПОСОБНОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ THE SPECIAL CHARACTER OF THE LEGAL CAPACITY OF NONPROFIT ORGANIZATIONS Key words: nonprofit organization, capacity, personality, legal entity, econom ical activity.

Вопрос о понятии некоммерческой организации неизбежно связан с вопро сом о пределах ее правоспособности. Именно правоспособность очерчивает правовые возможности организации как субъекта хозяйствования. Понимание природы правоспособности дает возможность юридически правильно оценивать действия организации, совершенные за ее пределами, очерченными в законе или учредительных документов. Данное обстоятельство является особо важ ным, учитывая, что в ст. 168 ГК РФ определяющей юридические действия – сделки, не соответствующие требованиям закона и иных правовых актов, при знаются по общему правилу ничтожными.

В теории права, как известно, под правоспособностью понимается преду смотренная нормами права возможность лица иметь права и нести обязанности [1]. Наряду с дееспособностью (как способностью самостоятельному осуществ лению прав и обязанностей) правоспособность является элементом правосубъ ектности лица. У юридических лиц правоспособность и дееспособность нераз делимы во времени – возникают одновременно с момента государственной регистрации и прекращается после завершения процесса ликвидации (ст. 49 ГК РФ) – поэтому в гражданском законодательстве используемое понятие «право способности» юридических лиц тождественно по содержанию «правосубъектно сти». В гражданско-правовой науке различие данных категорий для юридиче ских лиц также обычно не имеет значения [2]. В современных условиях наделе ние некоммерческих организаций ограниченной или специальной правоспособ ностью представляется оправданным. Вопрос в обосновании принципа специ альной правоспособности таких организаций. Создавая некоммерческую орга низацию, ее учредители, очевидно, преследуют вполне определенные социаль ные, культурные, иные общеполезные цели, и освобождение такой организации от любых уставных ограничений привело бы к игнорированию интересов учре дителей. Соответственно, и причины наделения некоммерческих организаций специальной гражданской правоспособностью видятся именно в защите прав их учредителей. Вопрос тем более актуален, что некоммерческие организации сегодня активно участвуют в хозяйственном обороте, составляя значительную часть хозяйствующих на рынке субъектов. Соотнесение необходимых неком мерческой организации правомочий с выбранными из множества целями созда ния организации осуществляет по общему правилу учредитель (абз. 1 п. 1 ст. ГК РФ, п. 1 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях). Иные ограничения правоспособности некоммерческой организации в гражданско-правовой сфере устанавливаются законодателем в зависимости от вида деятельности, но не от статуса организации. В рамках проблемы следует отметить, что в Гражданском кодексе РФ содержатся ограничения возможности участия некоммерческих ор ганизаций в некоторых обязательствах. Но установленные ограничения единич ны и касаются правоспособности некоммерческих организаций в сфере осу ществления предпринимательской деятельности, поэтому могут рассматри ваться в качестве исключения. Определение рамок правоспособности неком мерческой организации в самом общем смысле является не только правом, но и обязанностью учредителя, так как законодатель решить этот вопрос не может. В связи с чем, возникает вопрос о средствах обозначения необходимых рамок правоспособности некоммерческой организации –достаточно ли указания лишь целей создания организации или необходимо четкое определение видов ее деятельности.

Вопрос о содержании специальной правоспособности некоммерческих орга низаций является дискуссионным. Так, Г.А. Тосунян и А.В. Викулин указывает, что принцип специальной правоспособности состоит в том, что соответствую щие юридические лица могут совершать только такие юридически значимые действия, которые отвечают целям деятельности, предусмотренным в уставе и ином учредительном документе, и нести связанные с этой деятельностью обя занности [3].

На наш взгляд нельзя отождествлять понятие «предмет деятельности» с перечислением видов ее деятельности. Если цели деятельности организации – это определение того, для чего данная организация создается, то предмет дея тельности организации –это всего лишь указания на средства достижения поставленной цели, определение сферы ее деятельности. Требование о включении в учредительные документы некоммерческой организации исчерпы вающего перечня видов ее деятельности представляется целесообразным.


Кроме того, что подобное требование не следует из законодательства, с фор мальной стороны такие ограничения легко обходятся закреплением в учреди тельных документах длинного перечня различных видов деятельности, которые вправе осуществлять данная организация. На практике уставные документы некоммерческой организации составляются именно таким образом. Вместе с тем, если за некоммерческой организацией признается статус хозяйствующего субъекта, то необходимо оставить такой организации «пространство для манев ров» в зависимости от ситуации, в рамках ее уставных целей.

Литература 1. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И.Матузова, А.В. Малько. – 2-е изд., пере., и доп. – М.: Юристъ, 2000. – С. 519.

2. Гражданское право: в 2 томах. Т. 1: Учебник / отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Изда тельство БЕК, 2002. – С. 189.

3. Тосунян Г.А, Викулин А.В. Исключительная правоспособность банка // Хозяйство и право. – 1999. – № 5. – С. 59.

Овчян С.О., Енькова Ю.О.

Сибирский государственный аэрокосмический университет им. академика М.Ф. Решетнева ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ RESPONSIBILITY FOR A BREACH OF TREATY COMMITMENTS BY THE PARTIES Key words: treaty, to pay the damages, treaty commitments, creditor, promisor.

В случае неисполнения или исполнения ненадлежащим образом обяза тельств по договору потерпевшая сторона несет убытки, которые должник во всех случаях обязан в полном объеме возместить кредитору. Под убытками, согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нару шено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенно го права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выго да). Требуя возмещения реального ущерба и упущенной выгоды, лицо, право которого нарушено, обязано доказать размер ущерба (ст. 393 ГК РФ), причин ную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, а в случаях когда законом или договором предусмотрена презумпция невиновности должни ка – также его вину (ст. 401 ГК РФ). В случаях, когда лицо, нарушившее свои договорные обязательства, вследствие этого получило определенные доходы, лицо, права которого нарушены, по закону имеет полное и безусловное основа ние требовать вместе с убытками упущенной выгоды возмещение в размере, который не меньше, чем такие доходы лица-нарушителя. Эта ответственность по договору за нарушение сторонами договорных обязательств установлена априори [1].

При финансовом расчете причиненных убытков, когда законом и другими правовыми документами (или заключенным договором) не предусмотрено иное, во внимание принимаются те сложившиеся цены, которые существовали в гео графическом месте, где обязательства должны были быть выполнены в момент добровольного удовлетворения требований кредитора должником, а если это требование не было удовлетворено добровольно – в день предъявления ему иска. При этом суд при удовлетворении требований о возмещении понесенных убытков может принять во внимание те цены, которые существовали в момент вынесения судебного решения. Это во многих случаях дает возможность огра дить должника от чрезмерных или необоснованных экономически требований кредитора. Во всяком случае финансовая ответственность за нарушение сторо нами договорных обязательств рассчитывается по реальным сложившимся ценам, позволяя сбалансировать имущественные интересы сторон.

Во время определении упущенной выгоды в результате нарушения дого ворных обязательств учитываются все предпринятые кредитором действия для ее получения, а также проведенные с этой целью меры и приготовления [3].

Ответственность по договору за нарушение договорных обязательств кроме возмещения должником убытков предусматривает выплату неустойки, что яв ляется действенной и вполне законной мерой. Неустойка – не только способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств по договору, но и один из общепринятых типов имущественной ответственности.

Гражданским кодексом РФ регламентируется достаточно жесткая ответ ственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обяза тельств. Это обстоятельство имеет колоссальное значение, особенно в практи ке коммерческой деятельности при вскрытии таких существенных нарушений, как уклонение от возврата чужих финансовых средств, их неправомерное удер жание, просрочка в уплате денег за поставленные товары, оказанные услуги и проч.

За все такие нарушения законом устанавливается однозначная обязанность должника по выплате кредитору процентов. Размер процентов определяется действующей учетной ставкой (ставкой рефинансирования) банковского про цента в том конкретном месте и в то определенное время, где кредитор нахо дился на момент исполнения финансового обязательства или соответствующей части этого обязательства, согласно ст. 395 ГК РФ. Убытки, причиненные креди тору, взыскиваются в размере, превышающем сумму процентов, рассчитанную по стандартам расчетов при пользовании чужими денежными средствами в случаях, если кредитор сможет доказать с приложением соответствующих до кументов возможный размер упущенной выгоды. Как видите, ответственность по договору за нарушение сторонами принятых на себя договорных обяза тельств четко прописана в законе и трактуется вполне определенно [2].

При ненадлежащем исполнении должником договорных обязательств дей ствует положение реального исполнения, то есть когда кредитор имеет полное право (если действующим законодательством или заключенным договором не предусмотрено иное) потребовать, вместе с выплатой неустойки и возмещени ем понесенных убытков, обязательного исполнения договорных обязательств по факту. Однако если должник не начал исполнение договорных обязательств, то по закону произведенное возмещение убытков и состоявшаяся выплата не устойки освобождают его от дальнейшего исполнения принятых обязательств по факту.

Юридическое или физическое лицо, которое не исполнило свои договорные обязательства или исполнило их ненадлежащим образом (некачественно, не в полном объеме, с задержкой сроков и проч.), несет ответственность в случае явного умысла (вины, неосторожности). Это положение действует в случаях, когда действующим законодательством или договорной документацией не предусмотрены другие основания для наложения ответственности [4].

Важно отметить, что при осуществлении коммерческой деятельности зако ном установлена более строгая ответственность, именуемая безвиновной. Ли цо, которое не исполнило или исполнило свои обязательства ненадлежащим образом при осуществлении им коммерческой деятельности, если другое не предусмотрено заключенным договором или действующим законодательством, несет всю полноту ответственности, если не сможет доказать, что надлежащее исполнение договорных обязательств было невозможным вследствие действия обстоятельств непреодолимой силы, то есть непредотвратимых или чрезвы чайных при данных условиях предпринимательской деятельности обстоятель ств. К обстоятельствам непреодолимой силы не относятся любые нарушения договорных обязательств контрагентами должника, недостаточность или отсут ствие необходимых финансовых средств у должника, отсутствие требуемых для исполнения договорных обязательств товаров на рынке или непосредственно у должника. Действующее российское законодательство категорически запрещает сторонам договора заключать соглашения (или включать в них соответствую щие положения) об ограничении или полном устранении ответственности по договору за умышленное нарушение обязательств той или другой стороной.

Литература 1. Брызгалин А.И. Принципиальные вопросы возмещения убытков в виде упущен ной выгоды: общие положения, процессуальный аспект, методика расчета // Хоз-во и право. – 2004. – № 5. – С. 221.

2. Вольфсон Ф.В. Учебник гражданского права. – М., 2003. – С. 337.

3. Завидов Б.А. Особенности взыскания убытков в виде упущенной выгоды // Рос.юстиция. – 2007. № 3. – С. 4. Собчак А.А. Предприятие – самостоятельность и ответственность. – М.: Юрид.

лит., 2006. – С. 206.

Пеленицына М.В.

«Южный федеральный университет»

Волгодонской институт экономики, управления и права (филиал) ЮФУ ПРАВОВАЯ ИНТЕГРАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ТЕОРЕТИКО ПРАВОВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ LEGAL INTEGRATION AS A THEORETICAL-LEGAL STUDIES Key words: the legal integration of, integration processes, subjects integra tion, differencionno-integration process, globalization, dekulturaci.

Современная ступень общественного развития характеризуется глобальным объединением экономических, политических, сырьевых, финансовых ресурсов человечества. Глобализация представляет собой процесс, который в значи тельной мере будет определять историческое развитие в XXI веке. Он связыва ет все стороны жизни национальных обществ в единой мировой системе. Меня ется значение национальных и интернациональных интересов. Глобализация открывает перед человечеством невиданные возможности процветания и одно временно таит в себе колоссальные опасности, ставящие под угрозу само су ществование нашей цивилизации [1].

Усиление интеграционных процессов в различных сферах существования общества требует новых ответов на вопросы настоящего и будущего, и в осо бенности по поводу характера участия в них Российского государства. Сохра нить ли прежние формы участия в мировых интеграционных процессах либо значительно пересмотреть политику в указанной сфере? От выбора стратегии участия Российского государства в мировых интеграционных процессах в настоящее время зависит будущее благополучие нашей страны и общества.

Сложность и повышенная социальная значимость экономической, политиче ской, культурной интеграции предопределяет необходимость оформления и координации указанных процессов с помощью различных правовых средств, а высокая степень их интенсификации в современных условиях вызывает анало гичные процессы в правовой сфере.

Состояние ныне действующей системы российского права характеризуется крайне сложными и противоречивыми процессами. В системе права, как и в любой другой, постоянно сталкиваются два противоречия: отталкивание и при тяжение. Первая тенденция направлена на нарушение единства системы и со гласованности ее элементов, вторая -на обеспечение единства и целостности.

Диалектическая борьба противоречий в едином системном образовании явля ется основой его развития и совершенствования. Отталкивание и притяжение в системе права проявляется в дифференциации и интеграции правового мате риала. Дифференционно-интеграционный процесс представляет собой процесс организационный. Именно с ним Г.Ф. Шершеневич связывал процесс правооб разования [2]. В настоящий момент перед правоведением стоит задача – пред ложить принципиально новые теоретико-методологические подходы к ком плексному исследованию вопроса интеграции в праве.

Сложный и многоаспектный характер интеграционных процессов затрудняет возможность выразить единый согласованный взгляд не только на понимание правовой интеграции, но и однозначно указать на позитивный либо негативный характер данного феномена. Анализ положений современной правовой науки свидетельствует о наличие не просто разнообразных, а диаметрально противо положных взглядов на характер и степень участия Российской Федерации в мировых интеграционных процессах.

Факторы, способствующих интеграционным процессам, выделяются опре деленные условия правовой интеграции: единообразие основ организации и осуществления государственной власти и системы органов управления (так как в настоящее время в большинстве развитых государств власть осуществляется на демократических началах, а в сфере управления реализуются общие для большинства стран принципы организации и функционирования системы госу дарственных управленческих органов, например, принцип разделения властей);

научно-технический процесс;

увеличение роли международного права и его активное влияние на национальные правовые системы и другие.

Правовая интеграция представляет собой объективный закономерный про цесс, который, в самом широком смысле, охватывает все объединительные процессы, опосредуемые правом. Вместе с тем, обращается внимание на то, что признание объективности интеграционного процесса не исключает возмож ность влияния на него со стороны субъектов. Как справедливо отмечал В.П. Тугаринов «в обществе ничего не осуществляется без деятельности людей.

Объективный характер законов общества не исключает деятельности людей, ибо эта деятельность превращает возможность в действительность» [3].

Интеграция опосредована деятельностью ее субъектов, которые могут уско рить либо замедлить ее развитие. При этом роль субъективных факторов уве личивается по мере развития интеграционного процесса, тогда как возникнове ние правовой интеграции происходит в силу объективных причин.

Общим объектом правовой интеграции выступают социальные системы и составляющие их элементы. С использованием правовых средств осуществля ется объединительное взаимодействие экономических, политических, культур ных, информационных и других систем. Однако эффективное взаимодействие возможно лишь на основе унифицированных правил, поэтому непосредствен ным объектом правовой интеграции выступают правовые системы. В данном случае диссертант исходит из утверждения о системности существования мате рии и рассматривает категорию «правовая система» в самом широком смысле.

Категория «правовая система» охватывает все системные образования в пра вовой сфере, начиная от международной системы права, национальной (внут ригосударственной) правовой системы и заканчивая нормой права, которая тоже является простейшей правовой системой.

Субъектами правовой интеграции выступают лица и органы, посредством деятельности которых осуществляются объединительные процессы: органы государственной власти и органы местного самоуправления, международные организации. Наряду с субъектами интегрирования необходимо выделять участ ников интеграционных процессов. В отличие от субъектов участники не прини мают самостоятельных правовых решений, а лишь способствуют осуществле нию интеграционного процесса. Круг участников правовой интеграции очень широк, к ним можно отнести лиц – носителей правовой психологии. К числу наиболее значимых участников правовой интеграции можно отнести научно исследовательские институты, высшие учебные заведения, политические пар тии, средства массовой информации и др.

Чтобы определить правовую интеграцию как категорию необходимо указать на ее признаки:

– это процесс, возникающий в силу объективных причин;

– данный процесс имеет специфическую сферу функционирования, а имен но, социальную сферу;

– выступает стороной и объективной тенденцией современного социального развития;

– направлен на сближение и объединение взаимодействующих элементов в системы с использованием правовых средств, а также на поддержание целост ности и единства уже существующей социальной системы;

– преследует цель – формирование социальной (политической, экономиче ской, культурной, информационной, правовой) системы высшего порядка, обла дающей организационным и функциональным единством;

– имеет определенные этапы развития;

– осуществляется на различных уровнях.

Указанные признаки в своей совокупности отражают сущность правовой ин теграция и составляют основу для дальнейшего теоретического исследования данного процесса.

При анализе определений правовой интеграции, предложенных различными учеными, можно прийти к выводу о некоторой односторонности в понимании указанного сложного процесса. Под правовой интеграцией предлагается пони мать закономерный процесс социально-правового развития, обеспечивающий за счет применения правовых средств и формирования качественно однород ной правовой основы поэтапное объединение социальных (политических, эко номических, культурных, правовых, информационных) систем в единую консо лидированную социальную систему высшего уровня, а также поддержание це лостности и единства уже существующей социальной системы.

Современная действительность ставит перед юридической наукой задачу научного осмысления и обоснования правовых интеграционных процессов. Рас смотрение указанного вопроса на теоретическом уровне позволит выстроить единое общетеоретическое понимание правовой интеграции, определить ее сущность. Решение поставленной задачи предоставит возможность выбрать наиболее оптимальный вариант участия России в процессах глобальной право вой интеграции, выстроить единую научно обоснованную правовую политику в данной сфере, предупредить наступление таких негативных явлений как право вая аннигиляция, юридическая декультурация и другие.

Кроме того, одним из приоритетных направлений современной внешней и внутренней политики в столь нестабильном мире выступает сохранение це лостности Российской Федерации как федеративного государства. При решении указанной проблемы на первый план выходит вопрос обеспечения единого пра вового пространства. В этой связи возникает необходимость теоретического анализа правовых интеграционных процессов, средств и способов их осуществ ления на внутригосударственном уровне.

Разработка теории правовой интеграции необходима и для оптимизации правовой политики Российского государства в области выбора и применения различных средств и способов осуществления интеграционных процессов.

При этом множественность юридических категорий, которыми оперирует со временная правовая наука, требует решения вопроса о теоретическом разгра ничении таких понятий как «правовая интеграция».

Литература 1. Лукашук И.И. Глобализация и государство // Журнал российского права. 2008. – № 4. – С. 34.

2. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. – М., 1911. – С. 508.

3. Тугаринов В.П. Законы объективного мира, их познание и использование. – Ле нинград, 1965. – С. 11–12.

Салтыков К.Г., Ищенко О.А.

Дальневосточный юридический институт Министерства внутренних дел Российской федерации ФОРМИРОВАНИЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ СОТРУДНИЧЕСТВА ГРАЖДАН С ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ КАК НЕОТЪЕМЛЕМОЕ УСЛОВИЕ ПОВЫШЕНИЯ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА FORMATION OF TERMINOLOGICAL FRAMEWORK OF COOPERATION OF CITIZENS WITH LAW ENFORCEMENT AGENCIES AS AN ESSENTIAL CONDITION FOR IMPROVING THE LEGAL CULTURE OF SOCIETY Key words: law culture;

persons, providing assistance to law enforcement authorities;

foreign experience;

increasing the level of law and stability.

Являясь достижением всего человечества, правовая культура представляет собой глобальное явление, присутствующее в той или иной степени в каждом государственно-организованном обществе. Измерение уровня развитости пра вовой культуры связано с различными традициями права (западной, восточной, азиатской), с правовыми семьями: романо-германской, англосаксонской и дру гими. Это свидетельствует о том, что оценка понятия «правовая культура» свя зана не только с уровнем правового прогресса той или иной цивилизации, но и с пониманием выбора правового пути, по которому шло развитие каждой из них.

Таким образом, «правовая культура, отражая уровень правовой цивилизо ванности общества и включая в себя прогрессивные достижения зарубежных правовых систем, объединяет все, что создано человечеством в правовой сфе ре,– право, юридическую науку, правосознание, практику законотворчества и правоприменения, в том числе и судебной деятельности, юридическое мировоз зрение, национальные корни, историческую память, юридические обычаи и тра диции» [1].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.