авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Камчатский филиал Тихоокеанского института географии

ДВО РАН

Камчатская Лига Независимых Экспертов

Проект ПРООН/ГЭФ

«Демонстрация устойчивого сохранения биоразнообразия

на примере четырех особо охраняемых природных территорий

Камчатской области Российской Федерации»

СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

КАМЧАТКИ

И ПРИЛЕГАЮЩИХ МОРЕЙ

Доклады

VIII международной научной конференции 27–28 ноября 2007 г.

Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Proceedings of VIII international scientic conference Petropavlovsk-Kamchatsky, November 27–28 2007 Петропавловск-Камчатский 2008 ББК 28.688 С54 Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Доклады VIII международной научной конференции, посвященной 275-летию с начала Второй Камчатской экспедиции (1732– 1733 гг.). – Петропавловск-Камчатский : изд-во «Камчатпресс», 2008. – 280 с.

Сборник включает отдельные доклады состоявшейся 27–28 ноября 2007 г. в Петропавловске-Камчатском VIII международной научной конференции по проблемам сохранения биоразнообразия Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий. Рассматривается история изучения и современное биоразнообразие отдельных групп флоры и фауны полуострова и прикамчатских вод. Обсуждаются теоретические и методологические аспекты сохранения биоразнообразия в условиях возрастающего антропогенного воздействия.

Редакционная коллегия:

В. Ф. Бугаев, д. б. н., А. М. Токранов, к. б. н. (отв. редактор), О. А. Чернягина Перевод на английский Т. А. Пинчук Издано по решению Ученого Совета КФ ТИГ ДВО РАН © Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН, © РОО Камчатская Лига Независимых Экспертов, © Проект ПРООН/ГЭФ «Демонстрация устойчивого сохранения биоразнообразия на примере четырех особо охраняемых природных территорий Камчатской области ISBN 978-5-9610-0101-3 Российской Федерации», ВВЕДЕНИЕ В представленных в настоящем сборнике пятнадцати докладах участников VIII международной научной конференции «Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей», состоявшейся 27–28 ноября 2007 г. в Петропавловске-Камчатском, освещены итоги изучения бриофлоры острова Медный (Командорские острова), флоры и растительности проектируемого лососевого заказника «Утхолок» (Западная Камчатка) и формирования лесной растительности на вулканических отложениях Толбачинского дола в Ключевской группе вулканов;



приведена краткая информация об организации, основных результатах Второй Камчатской экспеди ции, итогах исследований и заслугах ее отдельных участников;

дана характеристика термофильных микроорга низмов кальдеры Узон (Восточная Камчатка), а также представлены первые результаты выполнения программы мониторинга командорской популяции серокрылой чайки и некоторые закономерности в динамике распреде ления, колебаниях численности и размерах падежа каланов двух различных популяций, обитающих на Ко мандорских островах и Южной Камчатке. Рассмотрена динамика биоразнообразия беспозвоночных литорали Командоро-Алеутской гряды в голоцене, связь между численностью и пресноводным и морским темпом роста нерки р. Камчатки в разные периоды динамики численности камчатской горбуши;

проанализированы пробле мы туризма в Кроноцком государственном природном биосферном заповеднике;

в общих чертах обрисована ситуация с расселением некоторых промысловых видов млекопитающих и птиц на Камчатке и выделены на иболее актуальные направления в изучении акклиматизационных процессов в условиях полуострова. Особый интерес представляют сведения об экологических последствиях катастрофического оползня, произошедшего в Долине гейзеров 3 июня 2007 г., и информация о всех известных случаях поимки осетровых рыб во внутренних водоемах и прибрежных водах Камчатки в XIX–XXI веках.

Оргкомитет надеется, что все эти доклады позволят получить более полное представление о современном биоразнообразии Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий и будут полезны при разработке меропри ятий, направленных на его сохранение.

Оргкомитет конференции INTRODUCTION The present publication contains the fteen reports of the participants of the VIII International Scientic Conference “Conservation of biodiversity of Kamchatka and adjacent seas” held on November 27–28, 2007 in Petropavlovsk Kamchatskiy. These reports summarized the results of scientic investigations on bryophyte ora of Medniy island (Commander islands), on ora and vegetation of proposed salmon zakaznik “Ukhtolok” (West Kamchatka) and forming of forest vegetation on volcanic deposits of Tolbachinskiy Dol in Klyuchevskaya volcanic group;

presented brief information on organization, main results, scientic ndings and personal contribution of the participants of the Second Kamchatka Expedition;

characterized thermophilic organisms in Uzon caldera (East Kamchatka), as well as summarized the rst results of monitoring program of commander population of glaucous-winged gull and some trends in distribution dynamics, abundance uctuations and mortality scales of two different sea otter populations inhabited Commander islands and the South Kamchatka. In these reports a dynamics of invertebrates biodiversity in tidal areas of Commander-Aleutian Islands in Holocene, a relationship between abundance and freshwater and marine growth rates of the Kamchatka River sockeye salmon in periods of different state of stock abundance dynamics of kamchatkan pink salmon are investigated, problems of tourism development in Kronotskiy State Biosphere Reserve are analyzed;





situation with distribution of some commercial species of animals and birds on Kamchatka is outlined and the critical directions in investigation of acclimatization processes within the peninsula are determined. Information on environmental consequences of catastrophic landslide occurred in Geysers Valley on June 3, 2007 and all available data on sturgeons catches in inland basins and coastal waters of Kamchatka in XIX–XXI centuries aroused a particular interest.

The Organizing Committee hopes that the materials published in these reports will provide the more complete conception about the present-day biodiversity of Kamchatka and adjacent water areas and will be useful at elaboration of measures directed on its conservation.

Organizing committee of the conference Содержание Введение....................................................................................................................................................... Содержание................................................................................................................................................. Антипушина Ж. А. Динамика биоразнообразия беспозвоночных литорали Командоро-Алеутской гряды в голоцене................................................................................................... Артюхин Ю. Б., Зеленская Л. А. Командорская популяция серокрылой чайки Larus glaucescens: программа мониторинга и первые результаты ее выполнения.............................. Бакалин В. А., Черданцева В. Я. Бриофлора острова Медный и бриогеография Алеут (Северная Пацифика)..................................................................................................................... Бугаев В. Ф. Связь между численностью и пресноводным и морским темпом роста нерки Oncorhynchus nerka р. Камчатки в разные периоды динамики численности камчатской горбуши Oncorhynchus gorbuscha.................................................................. Витер И. В. Вторая Камчатская экспедиция (1732–1743)..................................................................... Голуб Н. В., Зыков В. В. Экологический туризм в Кроноцком заповеднике (Восточная Камчатка).............................................................................................................................. Казаков Н. В. История изучения почв Камчатки................................................................................. Карпов Г. А., Бонч-Осмоловская E. A., Заварзин Г. А., Лупикина Е. Г.

К характеристике термофильных микроорганизмов кальдеры Узон (Восточная Камчатка).............................................................................................................................. Лобков Е. Г., Лобкова Л. Е. Экологические последствия оползня, произошедшего в Долине гейзеров 3 июня 2007 г. (первый сезон после природной катастрофы)............................. Нешатаев В. Ю., Чернягина О. А., Нешатаева В. Ю., Кораблев А. Н., Кузьмина Е. Ю. Флора и растительность проектируемого лососевого заказника «Утхолок» (Западная Камчатка)........................................................................ Нешатаева В. Ю., Головнева Л. Б., Вяткина М. П., Гимельбрант Д. Е., Чернядьева И. В., Кораблев А. П., Алексеев П. И., Степанчикова И. С.

Формирование лесной растительности на вулканогенных отложениях Толбачинского дола (Ключевская группа вулканов, Камчатка)........................................................... Никулин В. С., Вертянкин В. В., Фомин В. В. О сходных признаках двух популяций и возможности прогнозирования пиков смертности у каланов Enhydra lutris............................................................................................................................................ Пирагис Р. А. В каких целях, какими способами и по каким рецептам использовали растения ительмены в середине XVIII века (подборка цитат из труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки» и из труда С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»)......................................................................... Токранов А. М. Осетровая летопись Камчатки................................................................................... Филь В. И., Транбенкова Н. А., Снегур П. П.

К теории и практике акклиматизации некоторых животных на Камчатке......................................... Решение VIII международной научной конференции..................................................................... ДИНАМИКА БИОРАЗНООБРАЗИЯ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ ЛИТОРАЛИ КОМАНДОРО-АЛЕУТСКОЙ ГРЯДЫ В ГОЛОЦЕНЕ Ж. А. Антипушина Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, Москва Проведен анализ динамики биоразнообразия беспозвоночных из древнеалеутских раковинных куч. Исследованы древнейший археологический памятник на о. Адак, сформированный 6 500 лет назад, и отложение, период накопления которого, согласно радиоуглеродному датированию, соста вил с VIII до XIX в. н. э. Состав фауны беспозвоночных из раковинных куч не имеет существенных отличий от современного населения литорали о-вов Командоро-Алеутской гряды. Показано, что, не смотря на интенсивную эксплуатацию морских ресурсов древними алеутами, численность основных промысловых видов и значения индекса биоразнообразия значительно не изменялись. На основе дан ных результатов сделан вывод, что традиционное природопользование древних алеутов не снижало биоразнообразия беспозвоночных.

DYNAMIC OF INVERTEBRATE BIODIVERSITY OF THE COMMANDER ALEUTIAN ISLANDS IN HOLOCENE Zh. Antipushina A. N. Severtsov’ Institute of ecology and evolution RAS, Moscow The dynamic of invertebrate biodiversity from ancient Aleutian shell middens was analyzed. The oldest archaeological site on Adak Island which was formed about six thousand ve hundred years BP and the deposit which was formed from the 8th to the 19th centuries AD were investigated. Invertebrate fauna from the shell middens and modern fauna of the Commander-Aleutian Islands are very similar. It was shown that in spite of intensive exploitation of marine resources by ancient Aleutians the number of the main trade species and the biodiversity index didn’t change signicantly. Thus, we can conclude that the traditional nature management of ancient Aleutian didn’t signicantly inuence the biodiversity of invertebrates.

Побережье и о-ва Берингова моря хорошо известны своими археологическими памятниками с обилием костей и остатков беспозвоночных. Они являются результатом промысла древних жите лей, сохранивших традиции охоты и собирательства на протяжении нескольких тысячелетий, вплоть до XVIII–XIX вв. н. э. От морских ресурсов особенно зависело жизнеобеспечение поселений древ них алеутов (Вениаминов, 1840;

McCartney, 1975;

Veltre et al., 1983), поэтому остатки беспозвоноч ных составляют преобладающую часть древнеалеутских отложений. Такой тип отложений принято называть «раковинными кучами» (Waselkov, 1987). Изучение этих памятников представляет особый интерес, так как на основе фаунистического состава беспозвоночных из раковинных куч и сравнении его с фауной современной литорали возможно исследование вековой динамики истории экосистем, а также оценка степени климатического и антропогенного воздействия на литоральные сообщества.

Цель данной работы заключается в изучении динамики биоразнообразия беспозвоночных литора ли Командоро-Алеутской гряды в голоцене.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА Субфоссильный материал собран сотрудниками Лаборатории исторической экологии ИПЭЭ им. А. Н. Северцова РАН (рук. А. Б. Савинецкий), принимавшими участие в международной экс Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей педиции «The Western Aleutian Archaeological and Paleobiological Project (WAAPP)», возглавляемой доктором Dixie West (University of Kansas). В 1999 и 2005 гг. ими проведены раскопки на террито рии древних поселений на о. Адак, Алеутские о-ва. В результате раскопок были вскрыты мощные культурные отложения, насыщенные артефактами и остатками промысла. Автором изучен материал из двух раковинных куч, обнаруженных в северной части острова;

первая – ADK-171 – расположена в лагуне Клэм, а другая – ADK-009 – в бухте Свипер (рис. 1).

Рис. 1. Карта района исследований Образцы фауны беспозвоночных разных типов современной литорали о. Адак собраны сотрудни ками Лаборатории во время раскопок;

на литорали о-вов Медный и Беринга – автором в 2006–2007 гг.

Учет плотности поселений разных групп беспозвоночных проводился методом случайной площадки размером 50 х 50 см и методом трансекты. Всего обработано 46 количественных и 20 качественных проб с литорали о. Адак, 55 количественных и 15 качественных проб с литорали о. Медный и 12 ко личественных и 45 качественных проб с литорали о. Беринга. При сборе современного материала делался акцент на те группы беспозвоночных, остатки которых сохраняются в культурных отложени ях. Это позволило провести сравнение показателей биоразнообразия беспозвоночных в раковинных кучах и современного населения литорали.

Кроме определения видовой принадлежности остатков беспозвоночных были использованы ра диоуглеродный анализ для определения возраста слоев и количественные методы для расчета скоро сти накопления и концентрации остатков. Радиоуглеродное датирование слоев проводилось по кол лагену костей рыб. Полученные данные были калиброваны с использованием программы OxCal 3. для приведения радиоуглеродного возраста к календарным датам. Так как при радиоуглеродном дати ровании остатков морских объектов происходит искажение датировок из-за резервуар-эффекта, при менялась калибровочная кривая Marine04 (Reimer, Reimer, 2001, Hugher et al., 2004), и в качестве поп равки R использовалось значение 220±50, предложенное для южной части Берингова моря (Stuiver, Braziunas, 1993). Всего сделано шесть радиоуглеродных датировок. Значение биоразнообразия оце нивалось индексом Бриллуэна. В отличие от традиционно используемых индексов биоразнообразия, таких как индекс Шеннона, данный показатель применяют для сравнения материала, собранного из бирательно (Мэгарран, 1992). Кроме того, было показано, что по своим математическим свойствам этот индекс теоретически более удовлетворителен, чем индекс Шеннона (Laxton, 1978).

Для количественного учета остатков беспозвоночных использовались следующие методы. Для учета количества хитонов, усоногих раков и брахиопод применялось общее количество остатков (ОКО). Количество двустворчатых моллюсков рассчитывалось по общему количеству замков. Для 8 Доклады VIII международной научной конференции морских ежей, за исключением плоского ежа, учитывалось количество элементов аристотелева фо наря, мадрепоровых и половых табличек. У плоского ежа аристотелев фонарь редуцирован, поэтому для учета его количества использовали метод учета ОКО. Для брюхоногих моллюсков за один экзем пляр принималась раковина, целостность которой составляла более 50% (Bird et al., 2002). Сопоста вив количество экземпляров и время формирования слоев отложения ADK-009, были вычислены зна чения скорости накопления остатков (N/tS;

шт./год х м) и концентрации остатков в слоях отложения (N/V;

шт./м3). Данные показатели давно применяют в археозоологической практике для определения численности опромышляемых современных популяций животных (Dinesman et al., 1999;

Динесман, Савинецкий, 2003). Рост отложения происходит в основном за счет накопления остатков промысла.

Количество остатков, накопившееся за период времени t, может служить относительным показателем количества беспозвоночных, добытых жителями древнего поселения за этот период. А чем интенсив нее ведется промысел какого-либо вида, тем быстрее происходит накопление его остатков. Поэтому изменение скорости накопления остатков беспозвоночных отражает изменение величины их добычи.

А изменение отношения количества остатков к мощности слоев (т. е. концентрация остатков на еди ницу объема культурного слоя) позволяет определить, как изменялась численность вида.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ В результате раскопок были вскрыты и описаны профили двух культурных отложений. Мощ ность отложения ADK-171, обнаруженного в лагуне Клэм, составила 20 см. Согласно данным ра диоуглеродного анализа оно сформировалось около 6 500 лет назад. Это самое древнее культурное отложение, обнаруженное на о. Адак, и одно из древнейших на Алеутских о-вах (Luttrel, 2000) (рис.

2). Расположенное в бухте Свипер отложение ADK-009 формировалось в течение более тысячи лет, с VIII по XIX в. н. э. Его мощность составила 130 см.

Фаунистический состав беспозвоночных из отложений представлен остатками 63 таксонов, при надлежащих к восьми систематическим группам: мшанки, полихеты, хитоны, брюхоногие моллюски, двустворчатые моллюски, брахиоподы, ракообразные, морские ежи (Пахневич, Антипушина, 2005;

Антипушина, 2006а). Также на раковинах мидий были обнаружены следы деятельности сверлящих губок, определить видовой состав которых не удалось. Список фауны приводится в систематическом порядке по (Атлас…, 1955;

Буяновский, 1994, 1997;

Зевина и др., 2004;

Кантор, Сысоев, 2005;

Кантор, Сысоев, 2006).

Рис. 2. Профиль раковинной кучи ADK-171, о. Адак, Алеутские о-ва Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Фаунистический состав беспозвоночных из отложений на о. Адак (Алеутские о-ва) Губки (Spongia):

Неопределенные сверлящие губки Мшанки (Bryozoa):

Tubulipora sp.

Ctenostomata gen et sp indet Membranipora sp.

Callopora sp.

Tegella sp.

Porella sp.

Escharopsis sp.

Smittina sp.

Schizoporella sp.

Stylopoma sp.

Elisina sp.

Многощетинковые черви (Polychaeta):

Polidora sp.

Хитоны (Polyplacophora):

Lepidozona sp.

Boreochiton beringensis beringensis (Jakovleva, 1952) Tonicella submarmorea (Middendorff, 1847) Mopalia wosnessenskii (Middendorf, 1847) Katharina tunicata (Wood, 1815) Cryptochiton stelleri (Middendorff, 1847) Брюхоногие моллюски (Gastropoda):

Problacmaea sybaritica (Dall, 1871) Lottia pelta (Rathke, 1833) Lottia digitalis (Rathke, 1833) Testudinalia scutum (Rathke, 1833) Puncturella longissa Dall, Crepidula sp.

Ariadnaria insignis (Middendorff, 1848) Trichotropis bicarinata (Sowerby, 1825) Littorina sitkana Philippi, Littorina aleutica Dall, Cryptonatica sp.

Onoba aurivillii (Dall, 1887) Onoba sp.

Fusitriton oregonensis (Redeld, 1846) Boreotrophon cepula (Sowerby, 1880) Nucella heyseana (Dunker, 1882) Nucella lima Gmelin, Buccinum percrassum Dall, Aulacofusus periscelidus (Dall, 1891) Colus sp.

Neptunea sp.

Volutopsius castaneus (Mrch, 1857) Astyrus sp.

10 Доклады VIII международной научной конференции Двустворчатые моллюски (Bivalvia):

Modiolus modiolus (Linnaeus, 1758) Mytilus trossulus Gould, Monia macrochisma (Deshayes, 1839) Hiatella arctica (Linnaeus, 1767) Kellia laperousii Deshayes, Cyclocardia ventricosa (Gould, 1850) Clinocardium nuttallii (Conrad, 1837) Serripes groenlandicus (Mohr, 1786) Macoma sp.

Mactromeris polynyma (Stimpson, 1860) Mya truncata Linnaeus, Ракообразные (Crustacea):

Semibalanus balanoides (Linnaeus, 1776) Semibalanus cariosus (Pallas, 1788) Balanus balanus (Linnaeus, 1758) Balanus crenatus Bruguiere, Balanus rostratus Hoek, Hesperibalanus hesperius (Pilsbry, 1916) Decapoda gen et sp indet Crustacea gen et sp indet Брахиоподы (Brachiopoda):

Hemithyris psittacea (Gmelin, 1790) Морские ежи (Echinoidea):

Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis Echinarachnius parma (Lamark, 1816) Следует отметить, что, так как культурные отложения формируются главным образом за счет ос татков промысла, то в них преобладают те виды беспозвоночных, которые имели промысловое зна чение и собирались целенаправленно. Среди промысловых видов доминируют раковины пяти видов моллюсков: тихоокеанской мидии Mytilus trossulus Gould, 1850, сердцевидки Clinocardium nuttallii (Conrad, 1837), блюдечка Lottia pelta (Rathke, 1833), литорины Littorina sitkana Philippi, 1846 и хитона Katharina tunicata (Wood, 1815). А также остатки морского ежа Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis и усоногих раков Semibalanus cariosus (Pallas, 1788) (рис. 3). Согласно этнографическим данным эти виды беспозвоночных были главными объектами литорального собирательства.

Рис. 3. Остатки раковин доминирующих видов беспозвоночных из раковинных куч (не в масштабе) Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Тем не менее в отложениях были обнаружены остатки моллюсков, которые, скорее всего, не мог ли быть объектами промысла в силу своих размеров. Например, раковины брюхоногих моллюсков Onoba spp. достигают примерно 3–4 мм в длину. Скорее всего, они попали в отложения на талломах водорослей, на которых обитают. Другие виды беспозвоночных могли прикрепиться к биссусам ми дий и быть собранными вместе с ними. Этот факт также объясняет наличие в отложениях посмертно собранных раковин.

Определенный на данный момент материал с современной литорали Командоро-Алеутской гряды представлен 57 таксонами, принадлежащими к шести систематическим группам: хитоны, брюхоно гие моллюски, двустворчатые моллюски, брахиоподы, ракообразные, морские ежи. Так как акцент делался в основном на промысловые виды, то определение мшанок и полихет в современном мате риале не проводилось. Данные по фаунистическому составу современной литорали приведены в таб лицах 1, 2 и 3.

Таблица 1. Фаунистический состав литорали о. Адак (Алеутские о-ва) Хитоны (Polyplacophora) Tonicella submarmorea (Middendorff, 1847) Mopalia sp.

Katharina tunicata (Wood, 1815) Cryptochiton stelleri (Middendorff, 1847) Брюхоногие моллюски (Gastropoda) Lottia pelta (Rathke, 1833) Testudinalia scutum (Rathke, 1833) Margarites sp.

Crepidula sp.

Trichotropis bicarinata (Sowerby, 1825) Littorina sitkana Philippi, Littorina aleutica Dall, Fusitriton oregonensis (Redeld, 1846) Nucella freucinetti (Deshayes, 1839) Nucella lima Gmelin, Nucella lamellosa (Gmelin, 1791) Buccinum percrassum Dall, Двустворчатые моллюски (Bivalvia) Modiolus modiolus (Linnaeus, 1758) Mytilus trossulus Gould, Musculus discors (Linnaeus, 1767) Liocyma uctuosa (Gould, 1841) Clamys albida (Dall in Arnold, 1906) Monia macrochisma (Deshayes, 1839) Hiatella arctica (Linnaeus, 1767) Clinocardium nuttallii (Conrad, 1837) Serripes groenlandicus (Mohr, 1786) Macoma expansa (Deshayes, 1855) Siliqua alta (Broderip et Sowerby, 1829) Mactromeris polynyma (Stimpson, 1860) Mya uzensis Nomura et Zinbo, Mya truncata Linnaeus, Брахиоподы (Brachiopoda) Hemithyris psittacea (Gmelin, 1790) Усоногие раки (Cirripedia) Lepas anatifera Linnaeus, Semibalanus balanoides (Linnaeus, 1776) Semibalanus cariosus (Pallas, 1788) Balanus balanus (Linnaeus, 1758) Balanus crenatus Bruguiere, Морские ежи (Echinoidea) Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis Echinarachnius parma (Lamark, 1816) 12 Доклады VIII международной научной конференции Таблица 2. Фаунистический состав литорали о. Медный (Командорские о-ва) Хитоны (Polyplacophora) Placiphorella sp.

Брюхоногие моллюски (Gastropoda) Lottia pelta (Rathke, 1833) Testudinalia scutum (Rathke, 1833) Puncturella longissa Dall, Margarites sp.

Trichotropis bicarinata (Sowerby, 1825) Littorina sitkana Philippi, Cryptonatica sp.

Fusitriton oregonensis (Redeld, 1846) Velutina sp.

Nucella freucinetti (Deshayes, 1839) Nucella lima Gmelin, Epheria porrecta (Carpenter, 1864) Buccinum percrassum Dall, Двустворчатые моллюски (Bivalvia) Modiolus modiolus (Linnaeus, 1758) Mytilus trossulus Gould, Musculus discors (Linnaeus, 1767) Liocyma uctuosa (Gould, 1841) Chlamys sp.

Monia macrochisma (Deshayes, 1839) Astarte sp.

Hiatella arctica (Linnaeus, 1767) Clinocardium nuttallii (Conrad, 1837) Serripes groenlandicus (Mohr, 1786) Macoma balthica (Linne, 1758) Protothaca staminea (Conrad, 1837) Siliqua alta (Broderip et Sowerby, 1829) Mactromeris polynyma (Stimpson, 1860) Брахиоподы (Brachiopoda) Hemithyris psittacea (Gmelin, 1790) Diеstothyris frontalis (Middendorff, 1849) Усоногие раки (Cirripedia) Lepas anatifera Linnaeus, Semibalanus balanoides (Linnaeus, 1776) Semibalanus cariosus (Pallas, 1788) Морские ежи (Echinoidea) Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis Echinarachnius parma (Lamark, 1816) Таблица 3. Фаунистический состав литорали о. Беринга (Командорские о-ва) Брюхоногие моллюски (Gastropoda) Lottia pelta (Rathke, 1833) Testudinalia scutum (Rathke, 1833) Puncturella longissa Dall, Margarites sp.

Crepidula grandis Middendorff, Ariadnaria insignis (Middendorff, 1848) Trichotropis bicarinata (Sowerby, 1825) Littorina sitkana Philippi, Cryptonatica sp.

Onoba aurivillii (Dall, 1887) Fusitriton oregonensis (Redeld, 1846) Velutina sp.

Nucella freucinetti (Deshayes, 1839) Nucella lima Gmelin, Buccinum percrassum Dall, Buccinidae gen. et sp. indet Aulacofusus brevicauda (Deshayer, 1832) Turrivolutopsius stejnegeri (Dall, 1884) Volutopsius castaneus (Mrch, 1857) Двустворчатые моллюски (Bivalvia) Modiolus modiolus (Linnaeus, 1758) Mytilus trossulus Gould, Musculus discors (Linnaeus, 1767) Vilasina sp.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Monia macrochisma (Deshayes, 1839) Astarte sp.

Hiatella arctica (Linnaeus, 1767) Clinocardium nuttallii (Conrad, 1837) Serripes laperousii (Deshayes, 1839) Serripes groenlandicus (Mohr, 1786) Macoma balthica (Linne, 1758) Megangulus luteus (Wood, 1828) Protothaca staminea (Conrad, 1837) Siliqua alta (Broderip et Sowerby, 1829) Mactromeris polynyma (Stimpson, 1860) Mya uzensis Nomura et Zinbo, Mya truncata Linnaeus, Penitella penita (Conrad, 1837) ?Zyrfaea pilsbry H. Lowe, Брахиоподы (Brachiopoda) Hemithyris psittacea (Gmelin, 1790) Diеstothyris frontalis (Middendorff, 1849) Усоногие раки (Cirripedia) Lepas anatifera Linnaeus, Semibalanus balanoides (Linnaeus, 1776) Semibalanus cariosus (Pallas, 1788) Морские ежи (Echinoidea) Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis Echinarachnius parma (Lamark, 1816) Особенный интерес для сравнения представляло население современной литорали в районах об наруженных раковинных куч (Антипушина, 2006б). На современной литорали бухты Свипер плот ность поселений морских желудей Semibalanus cariosus составила в среднем 2 320 особей/м2.

Плотность поселений Littorina sitkana варьирует от 560 особей/м2 до 2 480 особей/м2. Плотность поселений мидий Mytilus trossulus составила 608 особей/м2. Такое сочетание видов является вполне закономерным для каменистой литорали. Современная литораль лагуны Клэм характеризуется пес чаным грунтом с некоторой долей каменистого субстрата. Отдельные камни с фукусами покрыты Semibalanus balanoides и Littorina sitkana. Плотность их поселений здесь значительно ниже и состав ляет 270 экз/м2 и 150 экз/м2 соответственно. В береговых выбросах обнаружены раковины инфаунных видов. В целом состав фауны беспозвоночных из раковинных куч не имеет существенных отличий от современного населения литорали островов Командоро-Алеутской гряды.

Анализ динамики скорости накопления остатков и концентрации остатков в слоях отложения был проведен на материале из отложения ADK-009. Рассматривались только те виды, скорость накоп ления остатков которых хотя бы в одном слое превышала 1,0 шт./год х м2 (табл. 4). Как уже было рассмотрено ранее, изменение скорости накопления остатков беспозвоночных отражает изменение величины их добычи, а изменение концентрации остатков можно рассматривать как изменение чис ленности видов.

Таблица 4. Скорость накопления и концентрация остатков некоторых видов беспозвоночных V IV III II I Вид (VIII–сер. XI в. (сер. XI– (сер. XIII– (XV–сер. XVI в. (сер. XVI– н. э.) сер. XIII в. н. э.) нач. XV в. н. э.) н. э.) XIX в. н. э.) 1,3 1,0 2,5 13,7 7, Mytilus trossulus 2225 1625 2419 3765 Strongylocentrotus 2,5 8,2 19,4 67,3 18, ex. gr. droebachiensis 4340 13700 18495 18480 0,9 1,5 5,3 17,4 4, Semibalanus cariosus 1530 2583 5090 4772 0,05 0,05 0,3 3,7 0, S. balanoides 95 83 276 1006 Hesperibalanus 0,1 0,2 0,3 6,6 1, hesperius 140 300 295 1827 0,1 0,3 0,1 4,4 0, Littorina sitkana 255 442 128 1200 0,02 0,15 0,35 1,8 0, Lottia pelta 40 250 333 500 Примечание: над чертой – скорость накопления остатков, в знаменателе – их концентрация.

14 Доклады VIII международной научной конференции Результаты анализа показали, что величина добычи практически всех видов, как промысловых, так и сопутствующих, постепенно растет с VIII до XV в. и достигает максимального значения в XV– середине XVI в., а затем снижается. При этом следует отметить, что численность основных промыс ловых видов с середины XIII до середины XVI в., несмотря на усиленный промысел, остается отно сительно стабильной.

Расчеты значений индекса биоразнообразия для каждого слоя показали, что оно меняет ся незначительно (табл. 5). Тем не менее выделено два основных максимума – с VIII до середины XI в. и с XV до XIX в. Наименьшее значение индекса биоразнообразия отмечено в период с середины XI до середины XIII в.

Таблица 5. Значения показателя биоразнообразия для слоев отложения ADK- Слои отложения, гг. н. э. Индекс Бриллуэна 1, I (сер. XVI–XIX в. н. э.) 1, II (XV–сер. XVI в. н. э.) 1, III (сер. XIII–нач. XV в. н. э.) 0, IV (сер. XI–сер. XIII в. н. э.) 1, V (VIII–сер. XI в. н. э.) Для современной литорали бухты Свипер, в которой было обнаружено рассматриваемое отложе ние, значение индекса биоразнообразия составило 1.44. Данное значение сравнимо со значениями индекса биоразнообразия для периода с XV до XIX в. н. э. Следует обратить внимание, что в периоды интенсивного промысла значения индекса биоразнообразия остаются высокими. Снижение значения индекса биоразнообразия в период с середины XI до середины XIII в. н. э. не могло быть вызвано антропогенным давлением на опромышляемые популяции, так как в этот период отмечается сниже ние темпов добычи. Скорее всего, это можно объяснить относительным изменением климатических условий.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, жители древних поселений на о. Адак интенсивно эксплуатировали морские ре сурсы. Основными промысловыми объектами из беспозвоночных являлись мидии Mytilus trossulus, сердцевидки Clinocardium nuttallii, блюдечки Lottia pelta, литорины Littorina sitkana, хитоны Katharina tunicatа, морские ежи Strongylocentrotus ex. gr. droebachiensis и усоногие раки Semibalanus cariosus.

Состав фауны беспозвоночных из раковинных куч не имеет существенных отличий от современного населения литорали островов Командоро-Алеутской гряды. Отмечено многократное увеличение ско рости накопления остатков всех групп беспозвоночных в XV–середине XVI в., что свидетельствует об увеличении промысла. Однако, несмотря на многократное увеличение промысловых усилий, чис ленность морского ежа и ребристого морского желудя с середины XIII до середины XVI в. практичес ки не изменяется. Т. е., несмотря на интенсификацию морского собирательства, численность главных промысловых видов, а также значения показателя биоразноообразия были относительно стабильны ми. Это позволяет сделать вывод, что традиционное природопользование древних алеутов не снижа ло биоразнообразия беспозвоночных.

БЛАГОДАРНОСТИ Автор выражает благодарность А. Б. Савинецкому (ИПЭЭ РАН) за помощь в работе, А. В. Пахне вичу (ПИН РАН), Ю. И. Кантору (ИПЭЭ РАН), А. И. Буяновскому (ВНИРО), Д. О. Алексееву (ВНИ РО), А. Р. Косьян (ИПЭЭ РАН), Л. А. Висковой (ПИН РАН), Б. И. Сиренко (ЗИН РАН) за помощь в оп ределении материала, сотрудникам заповедника «Командорский» за помощь в проведении полевых работ на территории заповедника.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (06-04-48531), Программ «Биоразнообразие и динамика генофондов» и National Science Foundation (grant OPP-0353065).

ЛИТЕРАТУРА Атлас беспозвоночных дальневосточных морей СССР. 1955. М.–Л. : Изд-во АН СССР. – С. 112–215.

Антипушина Ж. А. 2006а. Анализ голоценовых беспозвоночных из археологического памятника ADK- Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей на острове Адак (Алеутские о-ва) // Динамика современных экосистем в голоцене. М. : Товарищество научн.

изд. КМК. С. 24–29.

Антипушина Ж. А. 2006б. Современные и голоценовые беспозвоночные о. Адак, Алеутские острова // Актуальные проблемы экологии и эволюции в исследованиях молодых ученых: Матер. конф. молодых сотруд ников и аспирантов ИПЭЭ РАН. М. : Товарищество научн. изд. КМК. С. 11–16.

Буяновский А. И. 1994. Морские двустворчатые моллюски Камчатки и перспективы их использования.

М. : Изд-во ВНИРО. – 99 с.

Буяновский А. И. 1997. К фауне и экологии двустворчатых моллюсков (Bivalvia) мелководной зоны шель фа Командорских островов // Донная флора и фауна шельфа Командорских островов. Владивосток : Дальнаука.

С. 242–253.

Вениаминов И. Е. 1840. Записки об островах Уналашкинского отдела. Спб. Ч. 1–3. С. 364+413+134.

Динесман Л. Г., Савинецкий А. Б. 2003. Количественный учет костей в культурных слоях древних поселе ний людей // Новейшие Археозоологические Исследования в России. К 100-летию со дня рождения В. И. Цал кина / отв. ред. Е. Е. Антипина и Е. Н. Черных. М. : Изд-во «Языки славянской культуры». С. 34–56.

Зевина Г. Б., Карпов В. А., Полтаруха О. П., Чаплыгина С. Ф., Кубанин А. А., Никулина Е. А., Рез ниченко О. Г., Солдатова И. Н., Цихон-Луканина Е. А., Рогинская И. С. 2004. Каталог фауны обрастания в мировом океане. Т. 1. Усоногие раки, Гидроиды, Мшанки, Моллюски. М. : Товарищество научн. изд. КМК.

– 219 с.

Кантор Ю. И., Сысоев А. В. 2005. Каталог моллюсков России и сопредельных стран. М. : Товарищество научн. изд. КМК. – 627 с.

Кантор Ю. И., Сысоев А. В. 2006. Морские и солоноватоводные брюхоногие моллюски России. М. : Това рищество научн. изд. КМК. – 371 с.

Мэгарран Э. 1992. Экологическое разнообразие и его измерение. М. : Мир. – 184 с.

Пахневич А. В., Антипушина Ж. А. 2005. Морские беспозвоночные из культурного горизонта древнеале утских стоянок // «Квартер – 2005» – IV Всероссийское совещание по изучению четвертичного периода: Матер.

совещ. Институт геологии Коми НЦ УрО РАН. Сыктывкар : Геопринт. С. 315–316.

Bird D. W., Richardson J. L., Veth P. M., Barham A. J. 2002. Explaining shellsh variability in middens on the Meriam Island, Torres Strait, Australia // Journal of Archaeological Scince. Vol. 29. P. 457–469.

Dinesman L. G., Kiseleva N. K., Savinetsky A. B., Khassanov B. F. 1999. Secular dynamics of coastal zone ecosystems of the northeastern Chukchi Peninsula: Mo Vince Verlag.

Hughen K. A., M.G.L. Baillie, E. Bard, J.W. Beck, C.J.H. Bertrand, P. G. Blackwell, C. E. Buck, G. S. Burr, K. B.

Cutler, P. E. Damon, R. L. Edwards, R. G. Fairbanks, M. Friedrich, T. P. Guilderson, B. Kromer, G. McCormac, S. Manning, C. Bronk-Ramsey, P. J. Reimer, R. W. Reimer, S. Remmele, J. R. Southon, M. Stuiver, S. Talamo, F. W. Taylor, J. van der Plicht, and C. E. Weyhenmeyer. 2004. Marine04 marine Radiocarbon Age Calibration, 0–26 cal kyr BP // Radiocarbon. Vol. 46. P. 1059–1086.

Laxton R. R. 1978. The measure of diversity // J. Theor. Biol. Vol. 70. P. 51–67.

Luttrell M. 2000. Archaeological investigations on northeast Adak island, Alaska July, 1999. US Fish and Wildlife Service.

McCartney A. P. 1975. Maritime Adaptations in Cold Archipelagoes: An Analysis of Environment and Culture in the Aleutian and Other Island Chains / Prehistoric Maritime Adaptations of the Circumpolar Zone. P. 281–338.

Reimer P. J., Reimer R. W. 2001. A marine reservoir correction database and on-line interface // Radiocarbon, 43(2). P. 461–463.

Stuiver M., Braziunas T. F. 1993. Modeling atmospheric 14C inuences and 14C ages of marine samples to 10000 BC // Radiocarbon. Vol. 35. № 1. P. 137–189.

Veltre D. W., Veltre M. J. 1983. Resource utilization in Atka, Aleutian Islands, Alaska. Alaska Department of Fish and Game. P. 142–147.

Waselkov G. 1987. Shellsh Gathering and Shell Midden Archaeology // Advances in Archaeological Method and Theory, 10. Р. 93–210.

16 Доклады VIII международной научной конференции КОМАНДОРСКАЯ ПОПУЛЯЦИЯ СЕРОКРЫЛОЙ ЧАЙКИ LARUS GLAUCESCENS: ПРОГРАММА МОНИТОРИНГА И ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЕЕ ВЫПОЛНЕНИЯ Ю. Б. Артюхин*, Л. А. Зеленская** *Камчатский филиал Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский **Институт биологических проблем Севера (ИБПС) ДВО РАН, Магадан Командорская популяция серокрылой чайки – единственная в России и Азии. В 2007 г. разрабо тана программа мониторинга этого вида на Командорских о-вах. Основные параметры мониторинга – изменение численности, продуктивности и хронологии гнездования. Пункты проведения ежегодно го мониторинга – о-ва Топорков и Арий Камень, где находятся самые крупные командорские колонии этого вида. Приводится подробное описание методов сбора данных. Представлены результаты мони торинга популяции за 2007 г. Обсуждаются проблемы традиционного сбора яиц серокрылой чайки на о. Топорков, осуществляемого для нужд коренного населения.

THE COMMANDER ISLANDS GLAUCOUS-WINGED GULL LARUS GLAUCESCENS POPULATION: MONITORING PROGRAM AND FIRST RESULTS OF STUDY Yu. B. Artukhin*, L. A. Zelenskaya** * Kamchatka Branch of Pacic Institute of Geography FED RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky **Institute of Biological Problems of the North FED RAS, Magadan The Commander Islands glaucous-winged gull population is the only in Russia and Asia. Monitoring program for this species was developed in 2007. The purpose of this long term program is to determine changes in number, reproductive performance, and nesting chronology. Annual monitoring sites are the Toporkov and Arij Kamen islands where the largest Commanders colonies of this species are located.

Detailed description of methods for data collection and the results of 2007 monitoring study are presented.

Problems of subsistence egg-harvest on the Toporkov Island are discussed.

Серокрылая чайка Larus glaucescens (рис. 1) – американский вид, гнездовой ареал которого вклю чает острова Командорско-Алеутской гряды и тихоокеанское побережье Северной Америки до штата Орегон. В азиатской части ареала размножение серокрылой чайки происходит в Камчатском регионе:

она регулярно гнездится только на Командорах;

за пределами островов отмечены лишь два случая размножения – в бух. Гека на юге Корякского нагорья и у м. Камбального на южной оконечности п-ова Камчатка (Юдин, Фирсова, 1988;

Лобков, 1993;

AOU, 1998;

Артюхин и др., 2000).

Серокрылая чайка занесена в Красную книгу Камчатки в качестве редкого вида, гнездящегося на ограниченной территории у западной границы ареала (Артюхин, 2006). Как редкий узкоареальный вид она была включена в первую редакцию Красной книги РСФСР (Гусаков, 1983);

в настоящее вре мя занесена в Приложение 3 к Красной книге РФ «Аннотированный перечень таксонов и популяций животных, нуждающихся в особом внимании к их состоянию в природной среде».

В 2007 г. в рамках комплексной программы по изучению и совершенствованию охраны авифауны Командорских островов были начаты работы по организации долговременного мониторинга популя ций морских птиц. Серокрылая чайка оказалась одним из видов, выбранных в качестве индикаторов для программы мониторинга. Причиной тому послужили следующие основные обстоятельства:

– необходимость регулярного контроля состояния вида вследствие уникальности этой единствен ной для России и Азии популяции;

– существующий на островах традиционный промысел серокрылой чайки для нужд коренного алеутского населения, оказывающий влияние на благополучие ее популяции;

– длительный ряд наблюдений, посвященных состоянию вида и особенностям его экологии на Ко мандорах;

– многолетний мониторинг популяций серокрылой чайки американскими специалистами в сопре дельной восточной части ареала.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Рис. 1. Серокрылая чайка (взрослая птица в брачном наряде). Фото Ю. Б. Артюхина В данном сообщении представлены программа мониторинга командорской популяции серокры лой чайки и разработанная методика мониторинговых исследований, а также первые результаты вы полнения этой программы, полученные в сезон гнездования 2007 г.

РАЙОН РАБОТ, МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА Стационарными пунктами для проведения ежегодного мониторинга выбраны две самые крупные командорские колонии серокрылой чайки, расположенные на о-вах Топорков и Арий Камень. Оба острова входят в состав государственного природного биосферного заповедника «Командорский».

Полевой лагерь был установлен на о. Топорков, он функционировал с 29 мая по 18 августа. Наблюде ния на Арьем Камне выполнялись в ходе регулярных однодневных посещений в период с 14 июня по 21 августа с периодичностью в 2–11 суток.

Остров Топорков расположен в 3 км к западу от с. Никольского. Он представляет собой пологое плато, окруженное узкой полосой заросшей террасы и песчано-каменистым пляжем (узким песчаным на северном берегу и широким каменистым на южном). Вокруг острова – обширная зона каменистой литорали, на ее юго-западной стороне возвышаются гряды кекуров. Максимальная высота острова – 12 м, площадь плато – 12 га, площадь острова по внешнему краю литорали – 36 га. Флора о. Топорков бедна (34 вида сосудистых растений);

характерна орнитогенно-трансформированная однообразная пышная растительность. На вершинном плато доминируют Poa tatewakiana и Heracleum lanatum, а на относительно менее нарушенных участках кроме них обычны Leymus mollis, Angelica gmelinii и Carex cryptocarpa. Во втором ярусе крупнотравья нередки Ranunculus repens, Poa annua, Montia fontana и Cardamine umbellata. Общее проективное покрытие растительности на плато составляет в среднем от 60 до 90 %. На террасе и пляже вокруг плато наибольшее развитие получили приморские высо котравные и разнотравно-злаковые луга (Мочалова, 2001).

Практически весь о. Топорков занят колониями морских птиц;

здесь размножаются 12 видов об щей численностью более 50 тыс. пар (Артюхин, 1989, 1999). Условия для гнездования на острове довольно однообразные, вследствие чего абсолютно доминирует один вид – топорик Lunda cirrhata.

Остров Арий Камень находится в 9 км западнее о. Топорков. Это скалистая двугорбая гряда, воз вышающаяся на 46 м над уровнем моря, площадью 5 га. К югу от нее расположен отделенный узким проливом низкий рифовый островок, на юго-восточной стороне имеется скала-кекур. Растительный 18 Доклады VIII международной научной конференции покров Арьего Камня представляет собой крайнюю степень деградации в результате орнитогенного воздействия, здесь произрастает только 5 видов сосудистых растений. Более половины территории занимают участки, практически лишенные растений, с единичными экземплярами накипных лишай ников. По трещинам скал, на скальных полочках и между камнями растут отдельные экземпляры Arctanthemum arcticum и Cochlearia ofcinalis. На относительно пологих склонах проективное покры тие не превышает 10–20 % и лишь на нескольких пятнах достигает 50 %. Преобладают монодоминан тные злаковые заросли из Poa tatewakiana, местами с участием Leymus mollis (Мочалова, 2001).

На Арьем Камне повсеместно гнездятся морские колониальные птицы 18 видов общей числен ностью свыше 27 тыс. пар (Артюхин, 1990, 1999). Такое высокое видовое разнообразие обусловлено богатым набором местообитаний различных типов.

Разрабатывая программу мониторинга командорской популяции серокрылой чайки (и других ви дов морских птиц), мы исходили из необходимости унификации методов сбора информации, анализа и представления результатов мониторинга в регионе. С этой целью мы в первую очередь опирались на подходы американских специалистов, применяемые в пунктах орнитологического мониторинга на территории Аляскинского морского национального заказника, где такие исследования проводятся непрерывно с 1970-х гг. (Willams et al., 2002). Основными параметрами для отслеживания состояния популяции были выбраны динамика численности, продуктивность и фенология гнездования. Однако стандартные методы наблюдений за крупными чайками рода Larus, которые основаны на регулярном посещении территории колонии и непосредственном осмотре гнезд, в условиях Командорских остро вов оказались неприемлемы. Причина – активное внутривидовое хищничество серокрылых чаек в ко лониях на о-вах Топорков и Арий Камень, уровень которого существенно повышается при появлении людей на гнездовых участках. В связи с этим разработанная и рекомендуемая нами для дальнейшего использования методика основана на визуальных наблюдениях за гнездящимися чайками с постоян ных точек обзора, расположенных на удалении от выбранных промаркированных площадок, чтобы не причинять беспокойства птицам. Такой способ наблюдений обычно используют при мониторинге видов, гнездящихся открыто на береговых обрывах (моевок Rissa sp., кайр Uria sp. и др.). Детальное описание методов наблюдений за серокрылыми чайками в рамках программы мониторинга коман дорской популяции представлено в приложении к данному сообщению. Эта методика использовалась нами в 2007 г. при проведении мониторинга в колониях на о-вах Топорков и Арий Камень.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОБСУЖДЕНИЕ Особенности гнездового размещения. Серокрылая чайка населяет все основные острова Коман дорского архипелага – Беринга, Медный, Топорков и Арий Камень, а также мелкие отдельно стоя щие прибрежные скалы-кекуры и камни. На о. Медном гнездовья расположены по всему периметру острова на участках, представленных скалистыми обрывистыми берегами. На о. Беринга регулярное размножение происходит только в южной части (от бух. Кислая Капуста на северо-восточной стороне острова и от м. Ревизор на юго-западной до крайнего юга – м. Монати). Время от времени наблю дается гнездование отдельных пар на северном побережье этого острова на мысах Забияка, Северо Западный, Северный, Тонкий и Северо-Восточный. В последние годы отмечены случаи успешного размножения чаек на крышах жилых домов в единственном населенном пункте Командорских ост ровов – с. Никольском (рис. 2).

Береговые обрывы непригодны для образования больших колоний;

здесь серокрылые чайки обычно размещаются по 1–2 пары, реже группами до 4–5 пар. Более или менее крупные поселения формируются только на прибрежных островках и кекурах. На о. Медном в колониях кекурного типа размещаются 64 %, на о. Беринга – 77 % гнездящихся птиц;

средний размер таких колоний на этих островах составляет 12,2 (SE = 3,4;

n = 26) и 22,8 (SE = 9,5;

n = 12) соответственно (Артюхин, 1999).

Самые крупные поселения чаек на о. Медном – Бобровые Камни (по данным 1986–1994 гг., размер колонии колебался в пределах 20–45 пар), м. Матвея (15–20 пар), кекур Сивучий Камень (65–80 пар) и расположенный рядом у одноименного мыса островок (15–25 пар), м. Гладкий (34–39 пар). На о. Бе ринга известны только 2 большие колонии – м. Орловый (25–30 пар) и м. Островной (80–100 пар).

Самые крупные поселения находятся на о-вах Топорков и Арий Камень, на долю которых при ходится более 80 % численности репродуктивной части командорской популяции (2 821 и 275 пар в 2007 г., соответственно). На о. Топорков чайки гнездятся практически повсеместно: на плато (как среди низкорослой растительности, сформированной кочками мятлика, так и в зарослях крупнотра Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Рис. 2. Распространение серокрылой чайки на Командорских островах вья), на террасе, на каменистом и песчаном пляже, на кекурах в литоральной зоне. На Арьем Камне чайки образуют 3 субколонии на каменистых площадках в северо-западной части острова, на южном склоне и на отдельном островке-рифе.

Крупные гнездовья серокрылых чаек отличаются постоянством своего месторасположения. На пример, на о-вах Топорков и Арий Камень колонии известны с конца XIX в. (Stejneger, 1885), на м. Островном и на Сивучьем Камне они существуют по крайней мере с 1950-х гг. (Карташев, 1961;

Мараков, 1966).

Численность популяции и ее динамика. Ретроспективный анализ имеющейся в литературе ин формации, начиная с исследований Л. Стейнегера (Stejneger, 1885), показывает, что состояние коман дорской популяции серокрылой чайки испытывало существенные изменения. До 1930-х гг. этот вид был многочислен на Командорах (Stejneger, 1885;

Иогансен, 1934). В период островного звероводства (с начала 1930-х до середины 1950-х гг.) неограниченный промысел чаек и их яиц привел к значи тельному сокращению численности (Карташев, 1961). В частности, в эти годы исчезли и до сих пор не восстановились описанные первыми исследователями крупные колонии на северном побережье о. Беринга. В начале 1970-х гг. численность популяции оценивалась всего в 1 тыс. пар (Фирсова, 1977).

В 1980 г. на Командорах был организован орнитологический заказник с целью охраны перелетных птиц и среды их обитания (в 1983 г. преобразован в комплексный зоологический заказник областного значения). Вследствие введенных ограничений на промысел чаек и посещение их колоний состояние популяции стало заметно улучшаться. По итогам первого полного учета морских колониальных птиц на всем побережье Командорских о-вов, выполненного в 1986 г., численность популяции составила уже 1,9 тыс. пар. После чего она продолжала увеличиваться, достигнув размера в 5,1 тыс. пар в 1993– 1994 гг. (Артюхин, 1999). Изменения численности всей популяции определялись главным образом ее динамикой в двух самых крупных колониях – в первую очередь, на о. Топорков и в меньшей степени на Арьем Камне (табл. 1;

рис. 3). Количество чаек, размножающихся в этих колониях, несколько уменьшилось после ликвидации в 1996 г. норковой зверофермы в с. Никольском, которая служила источником стабильного корма для птиц, и сокращения пищевых отходов на сельской свалке.

Помимо локальных особенностей, которые сложились на островах в 1990-е гг. и повлияли на состояние командорской популяции, мы не исключаем, что тут имело место проявление общих тен денций в состоянии серокрылой чайки в западной части ареала. Основанием тому служат результаты 20 Доклады VIII международной научной конференции мониторинга на сопредельной американской территории (о. Булдырь в западной части Алеутской гряды), где с середины 1990-х гг. началось неуклонное снижение численности гнездящихся птиц (Andersen, 2007).

Мониторинг численности в 2007 г. Согласно программе мониторинга в гнездовой сезон 2007 г.

были выполнены полные учеты серокрылых чаек в колониях на о-вах Топорков и Арий Камень. Эти результаты представлены в таблицах 2 и 3. Проведение учетных работ на всем побережье Командор ских островов для оценки современной общей численности популяции серокрылой чайки (и других видов морских колониальных птиц) планируется в следующем сезоне. Участки I, V и VI на о. То порков в связи с их обширностью сложно обследовать полностью для учета всех гнезд, поэтому мы проводили здесь подсчет чаек в особях, регистрируя всех взрослых птиц с возвышенных точек, обес печивающих хороший обзор. Пересчет полученных цифр в количество гнездящихся пар для этих участков проводили, применяя поправочный коэффициент, равный 0,75. Он был получен путем од новременного просчета гнезд (n = 116) и держащихся возле них чаек (n = 154) на одной из площадок в южной части острова.

Таблица 1. Численность серокрылых чаек (пары) на о-вах Топорков и Арий Камень в период с 1960 по 2007 г.

Год / Остров Топорков Арий Камень Оба острова Источник информации 1960 25–40 200 225–240 Карташев, 1971–1973 н/д н/д 500 Фирсова, 1986 775 350 1125 Артюхин, 1988 3000 н/д н/д Тот же 1989 н/д 550 н/д --//- 1990 3000 550 3550 --//- 1992 2500 н/д н/д Вяткин, Зеленская, 1993 4000 460 4460 Артюхин, 1998 1100 н/д н/д Зеленская, 1999 1700 н/д н/д Зеленская, 2000 2150 420 2570 Тот же 2007 2821 275 3096 Наши данные Примечание: н/д – нет данных.

Рис. 3. Динамика численности серокрылых чаек в колониях на о-вах Топорков и Арий Камень в период с 1986 по 2007 г.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Кроме того, в качестве дополнительного показателя динамики численности популяции мы ре гулярно проводили учеты численности чаек на трех модельных площадках о-ва Топорков в течение всего гнездового сезона. Всего было сделано 36 таких учетов в период с 3 июня по 16 августа. Об щая численность птиц на всех площадках варьировала от 287 до 527 особей, составляя в среднем 401,8+65,6 особи (табл. 4).

Таблица 2. Результаты полного учета серокрылых чаек (пары) на разных участках колонии о. Топорков, 2 июня 2007 г.

Участок Численность I кекуры I пляж I терраса II пляж II терраса III пляж III терраса IV пляж IV терраса V пляж V терраса VI плато Всего Примечание: расположение участков см.

в приложении на рис. 1.

Таблица 3. Результаты полного учета серокрылых чаек (пары) на разных участках колонии о. Арий Камень, 14 июня 2007 г.

Участок Численность I II III Всего Примечание: расположение участков см. в приложении на рис. 3.

Таблица 4. Результаты учета численности серокрылых чаек (особи) на модельных площадках о. Топорков, 2007 г.

№ площадки Минимальная Максимальная Средняя SD 1 159 290 228,5 36, 2 21 45 31,4 7, 3 98 206 141,9 27, Всего 287 527 401,8 65, Примечание: расположение площадок и их границы см. в приложе нии на рисунках 2 и 4–6.

Предварительный анализ этих результатов не выявил факторов, жестко определяющих количес тво птиц, присутствующих на территории колонии во время учета. Высокие значения численности наблюдались на разных этапах гнездового сезона – как в начале насиживания кладок, так и в середине птенцового периода (рис. 4).

22 Доклады VIII международной научной конференции Рис. 4. Динамика численности серокрылых чаек на учетных площадках о. Топорков, 2007 г.

Из природных факторов слабая корреляция (R = 0,45;

рис. 5) обнаружилась с периодическими колебаниями уровня моря, вызванными приливно-отливными течениями. Это обусловлено тем, что серокрылые чайки кормятся морскими беспозвоночными и идущими на нерест лососями на лито ральных осушках и в устьях рек в период отлива. По нашим наблюдениям на Северном Охотоморье за близкородственной тихоокеанской чайкой L. schistisagus у этого вида во время приливов числен ность птиц в колониях также повышается. Такая же зависимость численности от состояния уровня моря прослеживается у смеющейся L. atricilla, серебристой L. argentatus и морской L. marinus чаек (Burger, 1976;

Galusha, Amlaner, 1978;

Verbeek, 1979).

Рис. 5. Зависимость численности серокрылых чаек на учетных площадках о. Топорков от колебаний уровня моря Мониторинг продуктивности гнездования в 2007 г. Для изучения продуктивности на трех площад ках о-ва Топорков нами были взяты под наблюдение 82 гнезда и на одной площадке Арьего Камня – 29 гнезд. Однако на первом из этих островов состояние некоторых гнезд нам не удалось проследить в течение всего гнездового сезона, так как содержимое лотка стало плохо просматриваться с точки наблюдения из-за поднявшейся растительности. В результате для анализа использованы данные по 76 гнездам. Основные итоги размножения серокрылых чаек в сезон 2007 г. представлены в табл. 5.

Результаты наших последних наблюдений заметно отличаются от данных Л. В. Фирсовой (1977, 1983), собранных в начале 1970-х гг. на о. Арий Камень. В 2007 г. успех размножения у чаек оказался почти в 4 раза ниже (табл. 6). Это связано, прежде всего, с большим отходом яиц. В 1970 и 1971 гг.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей в первых кладках на Арьем Камне погибло 12 и 13 % яиц соответственно, а в 2007 г. на о. Топорков общий отход яиц составил 70,9 % и на Арьем Камне – 56,3 %. Похожая на нашу ситуация сложилась на о. Топорков и в 1993 г.: из 205 отложенных яиц вылупилось 78 птенцов, т. е. отход составил 62 %.

Кроме того, существенная разница обнаружилась в доле чаек, приступающих к повторному размно жению в случае разорения первой кладки. Если в 1970-х гг. повторные кладки наблюдались у 72 % гнездящихся птиц, то в годы наших наблюдений – у 5 и 10 % (данные по о. Топорков за 1993 и 2007 гг.

соответственно).

Таблица 5. Результаты мониторинга продуктивности гнездования серокрылой чайки на о-вах Топорков и Арий Камень в 2007 г.

Топорков Арий Камень Параметры / Остров, № площадки 1 2 3 1–3 Общее количество гнезд (A) 27 19 30 76 Количество гнезд с 1 яйцом (B) 23 18 29 70 Общее количество яиц (C) 55 38 69 162 Количество гнезд с 1 птенцом (D) 9 3 14 26 Общее количество птенцов (E) 20 6 22 48 Количество гнезд с 1 слетком (F) 7 3 10 20 Общее количество слетков (G) 11 4 12 27 Количество первых кладок из 1 яйца 5 5 7 17 Количество первых кладок из 2 яиц 8 7 10 25 Количество первых кладок из 3 яиц 10 6 12 28 Общее количество повторных кладок 1 1 5 7 н/д Количество повторных кладок из 1 яйца 0 1 3 4 н/д Количество повторных кладок из 2 яиц 0 0 2 2 н/д Количество повторных кладок из 3 яиц 1 0 0 1 н/д Успех яйцекладки (B/A) 0,85 0,95 0,97 0,92 1, Успех инкубации (E/C) 0,36 0,16 0,32 0,28 0, Успех птенцового периода (G/E) 0,55 0,67 0,55 0,59 0, Успех размножения (G/C) 0,20 0,11 0,17 0,16 0, Продуктивность (G/A) 0,41 0,21 0,40 0,34 0, Примечание: н/д – нет данных (наблюдения начались после завершения откладки яиц, поэтому повторные кладки могли быть пропущены).

Таблица 6. Показатели размножения серокрылой чайки на о-вах Топорков и Арий Камень в разные годы Арий Арий Арий Арий Топорков Топорков Топорков Показатели / Остров, год Камень Камень Камень Камень 1969 1993 1970 1971 1973 Число гнезд, н/д н/д н/д н/д 102 76 находившихся под наблюдением Число гнезд 70 81 62 н/д 92 70 с кладками Средняя величина 2,80 2,63 2,34 н/д 2,21 2,16 2, первой кладки Число гнезд н/д н/д 18 н/д 5 7 н/д с повторной кладкой Средняя величина н/д н/д 1,77 н/д 1,60 1,57 н/д повторной кладки Успех инкубации (число птенцов/ н/д н/д н/д н/д 0,38 0,28 0, число отложенных яиц) Успех птенцового периода (число н/д н/д н/д н/д 0,63 0,59 0, слетков/число птенцов) 24 Доклады VIII международной научной конференции Окончание табл. Арий Арий Арий Арий Топорков Топорков Топорков Показатели / Остров, год Камень Камень Камень Камень 1969 1993 1970 1971 1973 Успех размножения (число н/д н/д 0,5–0,6 0,53 0,16 0, слетков/число гнезд с кладками) Продуктивность (число слетков/ н/д н/д н/д н/д 0,48 0,34 0, число занятых гнезд) Примечание: источники информации: 1969–1973 гг. – Фирсова;


1977, 1983;

1993 гг. – Л. А. Зеленская, неопубл.

данные;

2007 г. – наши данные;

н/д – нет данных.

Мы полагаем, что разница в итогах размножения в значительной мере обусловлена ростом чис ленности чаек в исследуемых колониях, который привел к усилению внутривидового хищничества в условиях высокой плотности гнездования. Однако в связи с фрагментарностью наблюдений за ко мандорской популяцией не исключено, что отмеченные различия в результатах находятся в пределах межгодовой флуктуации. Для Аляски и Алеутских о-вов хорошо известно (Dragoo et al., 2004), что показатели продуктивности гнездования у серокрылой чайки значительно варьируют год от года.

Касательно ситуации, сложившейся в гнездовой сезон 2007 г., следует заметить, что тут могло иметь место влияние метеоусловий. По наблюдениям Командорской гидрометеостанции (с. Никольское), весна 2007 г. выдалась очень холодной и продолжительной, средняя температура за весну оказалась ниже многолетней на 3,3 °С;

а в летние месяцы количество солнечного сияния составило меньше 50 % от нормы, чего не отмечалось более 20 лет. В 1993 г. в условиях более теплой весны трава быстрее поднялась, она несколько маскировала кладки, тем самым снижая уровень внутривидово го хищничества. Заметим, что в 2007 г. продуктивность гнездования серокрылой чайки оказалась чрезвычайно низкой и на сопредельной американской территории – на о. Булдырь (Andersen, 2007).

Возможно, необычные погодные условия повлияли на обилие и/или доступность кормов, обеспечен ность которыми, как известно (Murphy et al., 1984, 1992), в значительной мере определяет репродук тивный успех у серокрылых чаек.

Мониторинг фенологии гнездования в 2007 г. По наблюдениям на трех модельных площадках о. Топорков, в 2007 г. чайки приступили к откладке яиц в конце мая (регулярные наблюдения были начаты с 3 июня, когда часть пар уже имели кладки). Первые яйца в повторных кладках появились в период с 11 по 24 июня, в среднем 18 июня (SD = 4,5;

n = 7). Промежуток между полным разорением первой кладки и началом повторной откладки яиц составил 8–14, в среднем 11,6+2,1 дней. Это значе ние близко к данным, полученным в Британской Колумбии (12,1+1,5 и 13,2+2,2;

Verbeek,1993), но су щественно меньше, чем было известно раньше для командорских птиц (15–17 дней;

Фирсова, 1983).

Первые птенцы в гнездах (из первых кладок) появились в период с 19 июня по 6 июля, в сред нем 26 июня (SD = 4;

n = 24). Из повторных кладок птенцы вылупились только в двух гнездах – 14 и 28 июля. Первых летных молодых на острове мы отметили 3 августа.

В колонии на Арьем Камне вылупление птенцов происходило в период с 24 июня по 6 июля, в среднем 30 июня (SD = 5;

n = 16).

Промысел серокрылой чайки на Командорских островах. Серокрылые чайки и их яйца являются объектом традиционного питания коренного населения островов – командорских алеутов. К примеру, в 1950-х гг. на Командорских о-вах в год добывали 1 000 чаек и собирали такое же количество их яиц (Мараков, 1964). После создания на островах в 1980 г. орнитологического заказника промысел мор ских колониальных птиц, в том числе серокрылой чайки, почти прекратился. Однако в 1987 г. поста новлением Алеутского райисполкома на о. Топорков, несмотря на существование там заказника, был разрешен сбор чаячьих яиц для нужд местного населения. Из-за трудной социально-экономической обстановки, сложившейся в начале 1990-х гг. в с. Никольском, и по требованию алеутского населения администрация Командорского заповедника, учрежденного в 1993 г., дала разрешение на продолже ние этого промысла на о. Топорков, который был включен в состав заповедной территории. Сбор яиц чаек на о.Топорков проводится под контролем заповедника в конце мая–первых числах июня, в нача ле периода инкубации. За сезон бывает до трех выездов с промежутком в 4–7 дней. Группа сборщиков из числа местных жителей в сопровождении сотрудника заповедника высаживается на остров и соби рает яйца, обходя главным образом пляж и террасу. Забирают в основном кладки из 1–2 яиц, считая Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей их свежими, ненасиженными. Сбор осуществляется не только в южной части острова, являющейся буферной зоной, но и в северной его части, представляющей собой зону абсолютной заповедности (заповедное ядро). Все собранные яйца пересчитываются, после чего распределяются в селе между семьями алеутов.

В первые годы существования Командорского заповедника на о. Топорков за сезон собирали по 2 500–3 000 яиц. Столь интенсивный промысел вкупе с закрытием зверофермы и сокращением пи щевых отходов в с. Никольском привел к тому, что вскоре, в 1998 г., в колонии было отмечено резкое сокращение численности и катастрофически низкий успех размножения чаек (Зеленская, 1999). Для восстановления колонии администрация заповедника запретила сбор чаячьих яиц в следующий гнез довой сезон. Однако уже через год промысел был возобновлен, и количество собираемых яиц вновь достигло максимального уровня – 3 000 шт. В настоящее время эта цифра является официальной ежегодно выделяемой заповедником промысловой квотой. Неполное освоение квоты и отсутствие сбора в отдельные сезоны в 2000-х гг. (табл. 7) были обусловлены организационными причинами.

Так, в 2007 г. единственный выезд сборщиков яиц на остров состоялся 27 мая в самом начале яйце кладки, когда яиц было еще мало, а повторному посещению острова помешали непогода и сложности с транспортом.

Таблица 7. Размеры промысла яиц серокрылой чайки (шт.) на о. Топорков в период с 1987 по 2007 г.

Год Количество собранных яиц Источник 1987 700 Артюхин, 1988 1500 Тот же 1989 700 --//- 1998 2321 Данные ГПБЗ «Командорский»

1999 0 Тот же 2000 3000 --//- 2001 2400 --//- 2002 2923 --//- 2003 1800 --//- 2004 0 --//- 2005 3000 --//- 2006 0 --//- 2007 300 --//- Примечание: для пропущенных лет количественные данные о масшта бах промысла отсутствуют.

Очевидно, что регулярный массовый сбор яиц, который к тому же проводится неоднократно в те чение почти каждого гнездового сезона, является важным фактором, определяющим состояние ко лонии серокрылых чаек на о. Топорков и всей командорской популяции в целом. По данным, полу ченным в начале 1970-х гг., когда чаячьи колонии активно эксплуатировались местным населением (Фирсова, 1977, 1983), после сбора яиц около трети птиц не возобновляли потерянные кладки, а раз меры повторных кладок резко сокращались (возрастало количество кладок из одного яйца и умень шалось – из трех). Сокращение величины повторных кладок подтверждают и наши данные (табл. 6).

При этом продуктивность повторных кладок ниже, чем первых: так, в 2007 г. «выход» из повторно отложенных яиц составил всего лишь 9,1 % (1 слеток на 11 яиц), в то время как из первых кладок – 17,2 % (26 слетков на 151 яйцо). Добавим, что при сборе яиц из-за беспокойства птиц людьми часть чаячьих гнезд, оставленных потревоженными наседками, разоряется другими чайками. Кроме того, неоднократные посещения острова сборщиками яиц негативно влияют на состояние колоний дру гих морских птиц, гнездящихся по соседству (в первую очередь, берингова Phalacrocorax pelagicus и краснолицего P. urile бакланов), так как при приближении людей птицы слетают с гнезд и оставлен ные без присмотра кладки быстро разоряются серокрылыми чайками.

Несмотря на описанные выше негативные последствия сбора яиц его невозможно прекратить полностью, так как это – элемент культуры командорских алеутов, требующий сохранения в совре менных условиях. Это единственный существующий ныне вид традиционного промысла морских 26 Доклады VIII международной научной конференции птиц коренным населением на Командорах (не считая отлова небольшого количества топориков).

В настоящее время промысел морских колониальных птиц реально продолжать только на о. То порков, так как он расположен вблизи с. Никольского и поездки туда не требуют значительных мате риальных затрат. Высокая стоимость топлива, необходимого для заправки плавсредств, не позволяет совершать регулярные выезды на промысел морских птиц в южную часть о. Беринга, где располо жены крупные птичьи базары. По этим же причинам в современных условиях неприемлемы пред ложения о восстановлении традиционных промыслов птиц на о. Медном, высказанные на рубеже 1980–1990-х гг. (Артюхин, Зименко, 1991). Реализация на практике поступивших в последнее время требований от местных жителей возобновить сбор яиц кайр Uria aalge на о. Арий Камень, на наш взгляд, совершенно недопустима, так как при этом промысле попутно гибнет много кладок других видов морских птиц, гнездящихся на острове рядом с кайрами.

Проблема, стоящая перед администрацией Командорского заповедника, – совместить запросы ко ренного населения с необходимостью долговременного поддержания в стабильном состоянии круп нейшей командорской колонии серокрылых чаек. Основой решения может стать разработка научно обоснованных правил промысла в колонии на о.Топорков и строгий контроль за его проведением.

Только в результате специальных исследований можно правильно определить порядок проведения такого промысла, включающий обоснование объема квоты, сроков и участков сбора, поведение сбор щиков во время посещения острова. Обязательное условие продолжения этого вида промысла – мо ниторинг состояния колонии.

Весной 2007 г. по нашему предложению администрация Командорского заповедника выделила участок колонии чаек на западной стороне о. Топорков, который был полностью закрыт для посе щений, в том числе для сбора чаячьих яиц. На этом участке находятся две из трех выбранных нами мониторинговых площадок (№ 1 и 2). Данные по численности и продуктивности гнездования с этой закрытой территории по мере накопления будут сравниваться с аналогичными показателями с друго го участка (№ 3), расположенного на опромышляемой территории, для оценки влияния промысла на состояние колонии.

Предварительные рекомендации можно сформулировать, опираясь на результаты целенаправ ленного исследования, посвященного использованию ресурсов серокрылой чайки местным населе нием в национальном парке «Glacier Bay» на Аляске (Zador, Piatt, 2002;

Zador et al., 2006). На основе традиционных знаний практики сбора чаячьих яиц коренными жителями (Hunn et al., 2003), резуль татов проведенных полевых наблюдений и моделирования влияния промысла на состояние популя ции исследователи рекомендуют для долговременной «не истощительной» эксплуатации ресурса проводить сбор яиц только один раз в начале инкубационного периода и в не более чем 20 % гнезд колонии. При таких условиях большинство чаек способны отложить повторную кладку и продол жить гнездование, при этом происходит синхронизация размножения птиц в колонии, сокращается уровень фактора беспокойства от сборщиков яиц. Кроме того, если яйца были забраны из неокон ченной кладки, самка может отложить дополнительные яйца, чтобы восстановить размер кладки (Verbeek, 1993). Величина выделяемой квоты должна определяться на основе данных о численности колонии в предыдущий сезон. Существующая ныне квота (3 000 яиц) слишком велика;

к примеру, она составляет половину от числа яиц, отложенных чайками в 2007 г. С учетом выводов американ ских специалистов, при современной численности колонии о. Топорков квота вряд ли должна пре вышать 1 200 яиц в сезон.

В заключение отметим, что согласно действующему Положению о заповеднике (в редакции приказа МПР России № 66 от 17 марта 2005 г.), на территории Командорского заповедника допускаются неко торые виды традиционного природопользования на основе научно-обоснованных норм и рекоменда ций. Однако для о. Топорков указано, что здесь разрешается только сбор яиц топориков под контролем инспекторской службы заповедника. Следовательно, существующий промысел яиц серокрылых чаек никак не отражен в Положении и, строго говоря, может рассматриваться как нарушение заповедного режима. В связи с этим текст Положения о заповеднике необходимо привести в соответствие с дейс твующей практикой традиционного промысла морских колониальных птиц на о. Топорков.

БЛАГОДАРНОСТИ Исследования проводились согласно комплексной программе по изучению и совершенствованию охраны авифауны Командорских островов, подготовленной одним из авторов настоящего сообщения (Ю. Б. Артюхиным) в рамках сотрудничества Командорского заповедника с Аляскинским морским Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей национальным заказником, при финансовой поддержке Всемирного фонда дикой природы – WWF (проект «LC58 Seabird Conservation in Western Bering Sea») и фонда «Oak». Авторы благодарят ГПБЗ «Командорский» в лице директора Н. Н. Павлова, зам. директора по научной части С. В. Загребель ного, сотрудников отдела охраны А. Н. Извекова, И. В. Глушака, М. А. Ракчеева и В. В. Ушакова за всестороннюю помощь в организации и проведении полевых работ.

ЛИТЕРАТУРА Артюхин Ю. Б. 1989. Морские колониальные птицы о. Топорков (Командорские острова) // Промысловая фауна Северной Пацифики. Киров : ВНИИОЗ. C. 25–31.

Артюхин Ю. Б. 1990. Морские колониальные птицы о. Арьего Камня (Командорские острова) // Изучение морских колониальных птиц в СССР. Магадан : ИБПС ДВО РАН. C. 15–18.

Артюхин Ю. Б. 1999. Кадастр колоний морских птиц Командорских островов // Биология и охрана птиц Камчатки. М. : Диалог-МГУ. Вып. 1. С. 25–35, 139–144.

Артюхин Ю. Б. 2006. Серокрылая чайка // Красная книга Камчатки. Т. 1. Животные / отв. ред. А. М. Токра нов. Петропавловск-Камчатский : Камч. печ. двор. С. 176–177.

Артюхин Ю. Б., Герасимов Ю. Н., Лобков Е. Г. 2000. Класс Aves – Птицы // Каталог позвоночных живот ных Камчатки и сопредельных морских акваторий. Петропавловск-Камчатский : Камч. печ. двор. С. 73–99.

Артюхин Ю. Б., Зименко А. В. 1991. Охрана и перспективы использования птиц Командорских островов // Природные ресурсы Командорских островов (запасы, состояние, вопросы охраны и использования). М. :

Изд-во Моск. ун-та. C. 138–152.

Вяткин П. С., Зеленская Л. А. 1993. Изучение морских птиц Командорских островов // Морские птицы Берингии. Магадан : ИБПС ДВО РАН;

Анкоридж : Управление дикой природы США. Вып. 1. С. 24–26.

Гусаков Е. С. 1983. Серокрылая чайка // Красная книга РСФСР. Животные. М.: Россельхозиздат. С. 276–277.

Зеленская Л. А. 1999. Состояние колонии острова Топорков (Командорские острова) в 1998 г. // Морские птицы Берингии. Магадан : ИБПС ДВО РАН. Вып. 4. С. 39–42.

Зеленская Л. А. 2001. Распределение и численность морских колониальных птиц на Командорских остро вах в 1999–2000 годах // Биология и охрана птиц Камчатки. М. : Изд-во Центра охраны дикой природы. Вып. 3.

С. 64–71.

Иогансен Г. Х. 1934. Птицы Командорских островов // Тр. Томск. ун-та. Т. 86. C. 222–266.

Карташев Н. Н. 1961. Птицы Командорских островов и некоторые предложения по рациональному их использованию // Зоол. журн. Т. 40, вып. 9. C. 1395–1409.

Лобков Е. Г. 1993. Редкие, исчезающие и требующие особой охраны виды птиц Камчатки // Краеведческие записки. Петропавловск-Камчатский. Вып. 8. С. 142–156.

Мараков С. В. 1964. Млекопитающие и птицы Командорских островов (экология и хозяйственное исполь зование). Дис. … канд. биол. наук. Киров;

М. : Моск. обл. пед. ин-т. – 321 с.

Мараков С. В. 1966. Край непуганых птиц. М. : Наука. – 117 с.

Мочалова О. А. 2001. Флора и растительность в колониях морских птиц Командорских островов // Биоло гия и охрана птиц Камчатки. М. : Изд-во Центра охраны дикой природы. Вып. 3. С. 72–80.

Фирсова Л. В. 1977. Красноногая моевка и серокрылая чайка – виды фауны СССР, нуждающиеся в особой охране // Тез. докл. 7 Всесоюз. орнитол. конф. Ч. 2. Киев : Наук. думка. C. 248–249.

Фирсова Л. В. 1983. Размножение и поведение серокрылой чайки (Larus glaucescens) на Командорских островах // Бюл. МОИП. Отд. биол. Т. 88, вып. 4. С. 39–52.

Юдин К. А., Фирсова Л. В. 1988. Серокрылая чайка // Птицы СССР. Чайковые. М. : Наука. С. 153–161.

American Ornithologists’ Union. 1998. Check-list of North American birds. 7th edition. Washington, D. C.: Am.

Ornithol. Union. – 829 p.

Andersen E. M. 2007. Biological monitoring at Buldir Island, Alaska in 2007: Summary appendices. U.S. Fish and Wildl. Serv. Rep. AMNWR 07/08. Homer, Alaska. – 140 p.

Burger J. 1976. Daily and seasonal activity patterns in breeding Laughing Gulls // Auk. Vol. 93. P. 308–323.

Dragoo D. E., Byrd G. V., Irons D. B. 2004. Breeding status, population trends and diets of seabirds in Alaska, 2002. U. S. Fish and Wild. Serv. Rep. AMNWR 04/15. Homer, Alaska. – 91 p.

Galusha J. G., Amlaner C.J. Jr. 1978. The effects of diurnal and tidal periodicities in the numbers and activities of Herring Gulls Larus argentatus in a colony // Ibis. Vol. 120, No. 3. P. 322–328.

Hunn E. S., Johnson D. R., Russell P. N., Thornton T. F. 2003. Huna Tlingit traditional environmental knowledge, conservation, and the management of a “wilderness” park // Curr. Anthropol. Vol. 44. P. 79–103.

Murphy E. C., Day R. H., Oakley K. L., Hoover A. A. 1984. Dietary changes and poor reproductive performance in Glaucous-winged Gulls // Auk. Vol. 101. P. 532–541.

Murphy E. C., Hoover-Miller A. A., Day R. H., Oakley K. L. 1992. Intracolony variability during periods of poor reproductive performance at a Glaucous-winged Gull colony // Condor. Vol. 94. P. 598–607.

Stejneger L. 1885. Results of ornitological explorations in the Commander Islands and in Kamtschatka // Bull. U. S.

Natl. Mus. No. 29. P. 1–382.

28 Доклады VIII международной научной конференции Verbeek N. A. 1993. Glaucous-winged Gull (Larus glaucescens) // The Birds of North America Online. Ithaca:

Cornell Lab of Ornithology. Retrieved from: http://bna.birds.cornell.edu/bna/species/059.

Verbeek N. A. M. 1979. Some aspects of the breeding biology and behavior of the great black-backed gull // Wilson Bull. Vol. 91, № 4. P. 575–582.

Williams J. C., Scharf L., Byrd G. V. 2002. Ecological monitoring methods of the Aleutian Islands Unit, Alaska Maritime National Wildlife Refuge. U. S. Fish and Wildl. Serv. Rep. AMNWR 00/01 v. 2. Adak, Alaska. – 351 p.

Zador S. G., Piatt J. F. 2002. Simulating the effects of predation and egg-harvest at a gull colony. Fin. Rep. for Glacier Bay National Park. National Park Service: U. S. Geol. Surv. – 24 p.

Zador S. G., Piatt J. F., Punt A. E. 2006. Balancing predation and egg harvest in a colonial seabird: A simulation model // Ecol. Modeling. Vol. 195. P. 318–326.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Приложение Программа мониторинга командорской популяции серокрылой чайки Larus glaucescens Основные параметры мониторинга – изменение численности, продуктивности и хронологии гнездования. Стационарные наблюдения проводятся ежегодно в течение гнездового сезона в двух колониях, расположенных на о-вах Топорков и Арий Камень.

1. Мониторинг численности.

1.1. Сбор данных.

Все учеты выполняются одновременно двумя наблюдателями. При каждом подсчете берется среднее значение. Если разница в цифрах двух учетчиков превышает 5 %, то проводится повторный учет. Если учетные работы выполняются одним человеком, то каждый подсчет проводится дважды аналогичным образом.

1.1.1. Учеты численности на модельных площадках на о. Топорков.

Периодичность и сроки. Ежегодно, в течение всего гнездового сезона.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.