авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Правительство Новосибирской области

Управление государственной архивной службы Новосибирской области

Новосибирское региональное отделение

Российского общества

историков-архивистов

Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук

Новосибирский государственный педагогический университет

Государственный архив Новосибирской области

МАТЕРИАЛЫ

научно-практической конференции

«НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

27 апреля 2012 года Часть 2 г. Новосибирск Материалы научно-практической конференции, посвященной 75-летию Новосибирской области. 27 апреля 2012 года. – Новосибирск, 2012 – 308 с.

Межрегиональная научно-практическая конференция проведена в рамках празднования 75-летия Новосибирской области по инициативе Но восибирского регионального отделения Российского общества историков архивистов, поддержаной Правительством Новосибирской области.

В работе конференции приняли участие: член-корреспондент РАН, академик РАСХН, 18 докторов и 31 кандидат наук, аспиранты, студенты, преподаватели и учащиеся общеобразовательных школ, краеведы, сотруд ники музеев и архивов. Материалы конференции будут интересны всем, кого интересует история становления и развития Новосибирской области Ответственные составители:

А.А. Николаев (ИИ СО РАН) и О.К. Кавцевич (ГКУ ГАНО) ©Правительство Новосибирской области ©ГКУ Новосибирской области «Государственный архив Новосибирской области»

Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Новосибирское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Новосибирский государственный педагогический университет Государственный архив Новосибирской области ПРОГРАММА научно-практической конференции «НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

27 апреля 2012 года г. Новосибирск ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ:

Шмидт И.В. – заместитель Председателя Правительства Новосибир ской области, министр труда, занятости и трудовых ресурсов, председатель оргкомитета;

Попов В.Д. – начальник управления государственной архивной службы Новосибирской области, заместитель председателя оргкомитета Дудко Ю.Л. – главный специалист сектора проверок отдела по рабо те с государственными и муниципальными архивами управления государ ственной архивной службы Новосибирской области, ответственный секре тарь оргкомитета;

Бакулина С.С. – заместитель начальника управления, начальник от дела высшей школы министерства образования, науки и инновационной политики Новосибирской области;

Баяндин В.И. – ученый секретарь Новосибирского государственно го педагогического университета, член Правления Новосибирского регио нального отделения Российского общества историков-архивистов;

Добровольский А.В. – заместитель руководителя департамента мас совых коммуникаций Новосибирской области;

Кавцевич О.К. – директор ГКУ Новосибирской области «Государ ственный архив Новосибирской области»;

Кошелев А.В. – начальник управления по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области;

Ламин В.А. – член-корреспондент РАН, член Президиума СО РАН, директор Института истории СО РАН;

Пирютко С.И. – председатель комитета экспертизы, контроля и ар хивной службы департамента организационно-контрольной работы мэрии города Новосибирска;

Решетников И.Н. – заместитель министра культуры Новосибирской области;

Соколов Ю.А. – заместитель министра, начальник управления про мышленности и предпринимательства министерства промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области;

Стрелков Ю.А. – заместитель председателя комитета экспертизы, контроля и архивной службы департамента организационно-контрольной работы мэрии города Новосибирска;

Умбрашко К.Б. – д.и.н, проф., заведующий кафедрой всеобщей ис тории, историографии и источниковедения Новосибирского государствен ного педагогического университета, председатель Правления Новосибир ского регионального отделения Российского общества историков архивистов;

Шовтак В.Б. – заместитель министра экономического развития Но восибирской области.

РЕГЛАМЕНТ РАБОТЫ КОНФЕРЕНЦИИ 09.30-10.00 – РЕГИСТРАЦИЯ УЧАСТНИКОВ 10.00-13.00 – ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ КОНФЕРЕНЦИИ 13.00-14.00 – ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ 14.00-17.00 – РАБОТА СЕКЦИОННЫХ ЗАСЕДАНИЙ:

1. «Экономическое развитие Новосибирской области» – зал пресс центра здания Правительства, Новосибир ской области, Красный пр., 18, каб. 324.

2. «Социальные и культурные процессы на территории Новоси бирской области» – конференц- зал здания министерства культуры Но восибирской области, ул. Спартака, 11, 2 этаж.

3. «Историко-краеведческие исследования Новосибирской области»:

3.1. «Социально-экономические аспекты истории Новосибирской области» – зал приема делегаций здания Правительства Новосибирской области, Красный проспект, 18, 5 этаж.

3.2. «Культурно-политические аспекты истории Новосибирской области» – малый зал здания Правительства Новосибирской области, Красный проспект, 18, 5 этаж.

4. «Первый шаг в науку: исследования истории города Новосибирска и Новосибирской области молодыми историками-архивистами» – читаль ный зал здания ГКУ Новосибирской области «Государственный архив Новосибирской области», ул. Свердлова, 16, 2 этаж.

– • Доклад на пленарном заседании – до 20 минут;

– • Доклад на секционных заседаниях – до 10 минут;

– • Сообщение на секционных заседаниях – до 5 минут.

СЕКЦИЯ № «Историко-краеведческие исследования Новосибирской области»

3.1. Подсекция «Социально-экономические аспекты истории Новосибирской области»

С.С. Букин МОДЕРНИЗАЦИЯ ОБОРОННОГО КОМПЛЕКСА НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В начальный период Великой Отечественной войны в сибирские го рода эвакуировались крупные предприятия из европейской части СССР, многие из которых были флагманами в авиастроении, оптической и радио технической промышленности, производстве боеприпасов и других отрас лях оборонного комплекса, а также научно-исследовательские учреждения.

Вместе с ними прибывали квалифицированные рабочие, инженеры, управ ленцы, ученые. В результате в Сибири, преимущественно в её западной час ти, не только многократно вырос выпуск продукции, прежде всего, военно го назначения, но и появились новые отрасли промышленности, опираю щиеся на последние достижения научно-технического прогресса того вре мени. Произошла своеобразная промышленная революция военных лет.

Наиболее отчетливо ее черты проявились в индустриальном комплексе г. Новосибирска.

В гигантскую строительную площадку превратился комбинат № (ныне – «Сибсельмаш»). Левобережную часть города, где он располагался, применительно к 30–40-м годам ХХ века в полной мере можно охаракте ризовать как район нового промышленного освоения. Будучи еще не вве денным в эксплуатацию, комбинат разместил на своей территории станки и оборудование передовых заводов советской промышленности боеприпа сов: № 136 и 187 – из Тулы, № 77 – из Москвы, № 188 – из Подольска, № 325 и № 513 – из Ростова-на-Дону, № 65 – из Таганрога и др. Возникли огромные производственные мощности, охватывавшие почти половину экономического потенциала Наркомата боеприпасов СССР.

Благодаря не только количественному наращиванию мощностей, но и внедрению достижений научно-технического прогресса, освоению новых технологий в 1942 г. среднемесячный выпуск продукции по сравнению с первым полугодием 1941 г. вырос в 12 раз. Всего за военные годы комбинат отправил на фронт 48 млн. шт. снарядов, преимущественно калибров 76, 122 и 152 мм, что существенно укрепило огневую мощь Красной Армии.

Крупными производителями боеприпасов стали высокотехнологич ные заводы № 188 (Низковольтной аппаратуры), № 564 («Сибтекстиль маш»), Инструментальный завод им. Воскова. На заводе № 677 («Луч») очень пригодились вывезенные из г. Тулы немецкие автоматические линии фирмы «Шютте» для изготовления взрывателей к снарядам – новейшее по тому времени оборудование, поставленное Германией в СССР в условиях уже готовящегося нападения. Вероятно, фашистские стратеги планировали тем самым показать своё «миролюбие» и «подтвердить» дружеские отно шения, а затем вернуть линии в ходе молниеносной войны, ещё до того, как русские смонтируют их. Однако высокопроизводительные автоматы удалось эвакуировать, ввести в эксплуатацию, и они заработали на полную мощь в сибирской глубинке.

В целом, Новосибирск превратился в крупнейший в стране центр по производству боеприпасов. Только артиллерийских снарядов предприятия города выпустили свыше 125 млн. шт., или вдвое больше, чем вся индуст рия Российской империи в годы первой мировой войны.

Значителен вклад новосибирцев в развитие боевой авиации. Накану не войны вступил в строй завод им. В.П. Чкалова, изготовивший неболь шое количество истребителей, в том числе учебных с использованием де ревянных деталей фюзеляжа. Осенью 1941 г. на его площадях размести лись крупные передовые предприятия авиастроительного профиля: № и № 301 из Москвы, № 23 и № 388 из Ленинграда, № 43 из Киева. В Ново сибирск эвакуировался Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) во главе с академиком С.А. Чаплыгиным.

С большими трудностями шло налаживание серийного выпуска са молетов ЛАГГ-3. Однако в соответствии с правительственным решением потребовалось быстро переключиться на изготовление истребителей ЯК-7.

В город прибыл заместитель наркома авиационной промышленности, ге неральный конструктор этого типа самолетов А.С. Яковлев. В сжатые сро ки удалось разработать и внедрить новые технологии, а с 1942 г.– почти полностью перейти на крупносерийный выпуск новых боевых машин. За вод № 153 им. В.П. Чкалова за военный период произвел свыше 15,5 тыс.

истребителей различных модификаций, соответствовавших мировым стан дартам.

В Новосибирске возникли новые отрасли оборонной промышленности:

оптико-механическая, электро- и радиотехническая, электронная, в которых воплощались последние достижения научно-технического прогресса. Вошли в строй приборостроительный завод № 69 из Красногорска, предприятия № 208 им. Коминтерна и № 211 («Светлана») из Ленинграда, № 644 («Элек троагрегат») из Москвы, № 590 («Электросигнал») из Воронежа.

Ставший новосибирским завод им. Ленина не только создавал новые оптические приборы с высокими технико-тактическими характеристиками, но и обеспечивал их поставки фронту в количествах, превышавших плано вые задания. В действующую армию отправлялись наблюдательные и ар тиллерийские стереотрубы, минометные и танковые прицелы, визиры раз личных видов, стереодальномеры для оснащения зенитных батарей.

Завод им. Коминтерна, получив новосибирскую «прописку», с нача ла 1942 г. развернул выпуск своей основной продукции – станций радио связи и радиолокационной аппаратуры. За годы войны предприятие вы пустило 930 радиостанций и других сложных технических аппаратов, дав ших Красной Армии возможность применять совершенные методы веде ния боевых действий.

Завод № 590 «Электросигнал» производил радиоприемники для ис требительной и штурмовой авиации, а также самолетов дальнего действия, которые по своим качественным параметрам не уступали американским образцам [1, с. 57-58;

2, с. 82-85;

3, с. 113-117, 355].

В напряженной обстановке военных лет на всех оборонных предпри ятиях первостепенное внимание уделялось внедрению новых технологиче ских процессов, экономии сырья и материалов. Большим достижением на снаряжательном заводе 635, располагавшемся в районе станции «Заво дской» – ныне Пашино, стало освоение технологии механического напол нения крупнокалиберных снарядов с использованием глубоких суррогатов (взрывчатые вещества), что позволило резко повысить производительность труда и получить экономию до 90 т тротила в месяц. Такой технологиче ский процесс был внедрен впервые в СССР и позднее широко использо вался на других предприятиях промышленности боеприпасов страны. Уда лось коренным образом модернизировать конструкцию армейских ядови то-дымных шашек, что дало возможность использовать считавшиеся бро совыми материалы на миллионы рублей и дополнительно выпустить сотни тысяч таких изделий. [4, с. 18].

На всех оборонных предприятиях особое внимание уделялось ис пользованию резервов производства, улучшению его организации, механи зации трудоемких процессов, внедрению эффективных технологий, дос тижений науки и техники. Широко стали применяться кокиль, штамповка деталей вместо литья и ковки, автоматическая сварка. Существенным фак тором модернизации производства и повышения производительности тру да в оборонном комплексе явилась организация поточного производства.

Технологические линии устанавливались так, что они представляли еди ный производственный процесс, направленный на наращивание выпуска продукции и одновременно были способны быстро освоить ее новые виды.

Активно развертывалось движение рационализаторов и изобретате лей. Они вносили предложения, в том числе имевшие крупный экономиче ский эффект, по модернизации станков и оборудования, организации тех нологических процессов, замене дефицитных материалов более доступны ми, экономии сырья, топлива, электроэнергии, что способствовало росту производительности труда, рациональному использованию материальных и трудовых ресурсов.

На предприятиях оборонного комплекса регулярно проводились об щественные смотры организации труда, в ходе которых выявлялись резер вы производства. В 1944 г. рационализаторы завода 386 (ныне Новосибир ский механический завод «Искра») подали свыше 100 предложений. Эко номический эффект к концу года достиг 635 тыс. руб. Некоторые идеи мест ных новаторов получили широкое распространение и стали использоваться на других предприятиях. Так, замечательное предложение, давшее экономию фольги на 12 %, было рекомендовано Наркоматом боеприпасов к внедрению на всех заводах отрасли. Новаторы цеха № 4 разработали новые виды инст румента. Их применение позволило повысить производительность труда в этом заводском подразделении на 30 %, что в значительной степени обеспе чило выполнение плана предприятием в целом [4, с. 18].

На фоне тягот и невзгод военного времени поистине удивительны тру довые свершения сибиряков – коренных и приезжих. Уже к концу 1942 г. в регионе было создано быстро растущее, слаженное военно-промышленное производство. Наряду с Уралом и Поволжьем Сибирь стала важнейшим военно-промышленным арсеналом Родины. В 1945 г. сибирский регион производил около десятой части всей промышленной продукции Совет ского Союза [5, с. 78]. Особенно резко объем промышленного производст ва, преимущественно благодаря его модернизации, увеличился в крупных городах, В Новосибирске, например, он вырос в 5,4 раза! Это был подлин ный экономический прорыв, основанный на промышленной революции военных лет, активном использовании модернизационных процессов, са моотверженном труде работников тыла.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Шумилов В.Н. Создание оборонной промышленности Новосибир ской области (1941–1945 гг.). – Новосибирск, 2000.

2. Савицкий И.М. Эвакуация предприятий оборонной промышленно сти в Новосибирскую область в начале Великой Отечественной войны // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. – 2001. № 2.

3. История промышленности Новосибирска. Т. 3. Второй фронт (1941–1945). Исторические очерки. – Новосибирск, 2004.

О.Н. Катионов ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ ПО ИСТОРИИ ТРАНСПОРТНОГО ОСВОЕНИЯ НСО История транспортного освоения Новосибирской области имеет дос таточную библиографию. Информация на бумажных носителях имеется в ГПНТБ, областной научной библиотеке, библиотеках вузов профильного назначения – СГУПС, НГАВТ, НГТУ, НГПУ, НГУ и других.

В последние годы появились информация на сайтах электронных из даний: правительства НСО, города Новосибирска, Зап.-Сиб. ж.д., предпри ятий автомобильного транспортного комплекса: ФУАД и отдельных авто транспортных предприятий, авиационного комплекса и учреждений вод ных перевозок, а также организаций сервисного обслуживания транспорт ной инфраструктуры.

Немаловажное значение по распространению информации о разви тии транспорта области принадлежит СМИ, их электронным версиям.

В информационное поле вносят свой вклад и сайты общественных организаций, а также мнения и суждения граждан, являющихся участни ками процесса обсуждения тех или иных инициатив правительства НСО, администраций муниципальных образований, законодателей региона. На личие такой информации дает возможность знать состояние дел в транс портном комплексе области и видеть перспективы.

К 75-летию Новосибирской области был подготовлен справочник «75 лет Новосибирской области. Основные итоги социально экономического развития Новосибирской области в 2011 году. Яркие пер спективы. Достойная история». Определить авторство можно условно, так как выходные данные издание имеет неполные. Элементарная библиогра фическая грамотность отсутствует. Мы имеем информацию о месте изда ния – Новосибирске, дате – 2012 г. Но авторство этого труда не указано.

Мы можем только предположить, что это издание подготовлено Прави тельством НСО. Информация предоставлялась структурными единицами этого правительства. Кто-то работал над дизайном. Мы видим статистиче скую информацию, фотографии передовиков. Значит, были фотографы, снимавшие эти объекты. Был, видимо, кто-то, кто курировал подготовку этого довольно насыщенного информационного издания на 126 страницах.

Непосредственная информация по дорожно-строительному комплексу, транспортной и телекоммуникационной структуре занимает 9 страниц. Из них дорожному строительству уделено 3 страницы. В 2011 г. на развитие дорожно-строительного комплекса НСО из бюджетов всех уровней было направлено 14,3 млрд руб. Из справки узнаем, что в НСО действует ведом ственная целевая программа «Развитие автомобильных дорог в Новоси бирской области в 2011–2013 гг.». За 2011 г. было построено и реконст руировано 28,8 км автодорог, произведен ремонт 151,8 км, в том числе ка питально отремонтировано 44,8 км автодорог. Введено в эксплуатацию мостовых сооружений. В 2011 г. завершено строительство так называемого Северного обхода г. Новосибирска на автодороге Омск-Новосибирск, об щей протяженностью 26,4 км.

Источником информации о инфраструктуре путей сообщения явля ются рекламные материалы, посвященные появляющимся предприятиям сервисного обслуживания. Например, на сайте http://info.ngs.ru/company/ (дата обращения – 13.03.2011) сообщалось, что «новый придорожный сер вис под названием «Как дома» открылся на 70-м километре федеральной трассы М-51 (по направлению в Омск) у деревни Белобородово Коченев ского района. Сейчас сдана в эксплуатацию первая очередь комплекса, в которую входят круглосуточная столовая на 100 посадочных мест, парков ка на 100 большегрузных машин, а также отдельное здание – специальный сервисный блок, где размещены прачечная, баня, душевые, туалеты. Рядом расположена шиномонтажная мастерская.

В мае запланировано открыть вторую очередь этого крупного придо рожного сервиса. Уже построена гостиница, она почти готова к открытию – сейчас в ней ведутся отделочные работы. Также в мае приступит к работе станция технического обслуживания, откроются магазины сопутствующих товаров и автозапчастей. Чуть позднее здесь же начнет работать автоза правочная станция.

Помимо сервисных задач, придорожный сервис «Как дома» решил и задачи социальные. Без ложных преувеличений можно сказать, что этот проект буквально оживил не только деревню Белобородово, но и райцентр Коченево. Ведь при открытии этого крупного сервиса в подавляющем большинстве все рабочие места здесь получили сельские жители, решена проблема занятости населения. Это – успешный результат сотрудничества владельцев придорожного сервиса «Как дома», местной биржи труда и, конечно же, главы Коченевской администрации Александра Карасева и председателя сельского совета Белобородово В. Кошелева.

Напомним, что в прошлом году, подытоживая результаты монито ринга объектов придорожного сервиса НСО, в ту пору еще заместитель гу бернатора Василий Юрченко заметил: «Придорожная инфраструктура на ходится в ненадлежащем состоянии и требует привлечения инвесторов, которые бы вкладывали средства в развитие придорожного сервиса».

Сервис «Как дома» – один из ярких позитивных примеров обновле ния придорожной инфраструктуры области.

О состоянии федеральной трассы Байкал можно узнать независимую от местных властей информацию участников автопробега Владивосток – Калининград, представлявших псковскую общественную организацию «Убитые дороги». В течение всего пути в августе 2011 г. они составляли дорожную карту с описанием состояния пути, дорожного полотна, сервис ной инфраструктуры. О трассе по Новосибирской области они оставили такую информацию: «От Красноярска до Новосибирска идет дорога с хо рошим покрытием. Грунтовых участков не встречено. Есть старое покры тие в Ачинске и Мариинске. Пожалуй, там самые худшие места. Вокруг трассы обилие придорожного сервиса в виде кафе, заправок, мотелей, площадок для отдыха водителей грузовых автомобилей. Правда, хороших туалетов не встречали. Грузовой поток средний. Приходится обгонять.»

[Красноярск – Новосибирск. Итоги. Убитые дороги, Александр Василь ев/ 06 /09/ 2011] После Новосибирска: «08 /09/ 2011. АЗС Транснефть, н.п. Обь. Сер вис: туалет, рядом магазин и кафе. Информация о топливе: присутствует.

Виды топлива: Аи-92, Аи-95, Аи-98, ДТ. Экспресс-тест качества бензина:

без вредных примесей. Примечание: быстрое обслуживание и корректный сервис.

08 /09/ 2011. На Омск. Сегодня мы проедем еще 600 километров на Запад. Температура за бортом +11 градусов по Цельсию, ясно, дорога пока неплохая, динамика движения автоколонны отличная. Через 180 километ ров планируем остановиться в легендарном трактире «У Шмакова». 08 /09/ 2011.

Кафе «У Шмаковых». 178-й километр трассы М 51. Инфраструкту ра: стоянка 20 машин, платный туалет. Соответствие еды ожиданиям (по известным блюдам): 4.5 балла из 5. Скорость и точность обслуживания: баллов из Средний чек: 65 рублей. Резюме: здесь мы только завтракали, поэто му можем оценить только разнообразные блинчики и чай. Блинчики были восхитительны, нарекания вызвал только платный туалет – за деньги он мог бы быть и получше. В целом заведение «У Шмакова» оставляет при ятное впечатление. Здесь всегда много посетителей – в основном это даль нобойщики».

В 210 километрах от Новосибирска мы встретили земляка за рулем фуры. Увидев большегруз с номерами 60-го региона, двигающийся в по путном направлении, мы не могли не попросить его водителя остановить ся. Встреча земляков, как и водится, была теплой, и даже немного трога тельной – еще бы, 5,5 тысяч километров до дома! Водитель представился Сергеем, сказал, что везет новосибирский утеплитель в Пермь. Scania заре гистрирована на организацию в Невеле, сам водитель родом из соседней Беларуси.

Александр Васильев поинтересовался качеством дороги впереди, уровнем развития придорожного сервиса, пожеланиями дальнобойщиков.

Сергей ответил, что дорога до Самары, в принципе, хорошая, а кафе и за правок – чем дальше, тем больше. И порекомендовал пункт питания: за километров до Омска… Дальнобойщик пожаловался лишь на малое коли чество платных асфальтированных стоянок на трассе».

Участники автопробега после пройденного участка трассы обяза тельно составляли резюмирующую часть: «Новосибирск – Омск. Итоги.

Прямая, ровная дорога. В большинстве своем бетонка без выбоин. Прохо дится легко и быстро. Придорожный сервис уже на хорошем уровне. Кафе с современными линиями раздачи и прочей мебелью. Места стоянок для дальнобойщиков с асфальтовым покрытием. Хорошие туалеты.Возрастает грузовой поток. Приходится много обгонять».

Итак, Сибирский тракт имел транзитное значение и в XIX веке, и в на ши дни. Однако в последние годы трасса стала преображаться. На дороге появилась инфраструктура (заправки, мотели, придорожные кафе, туалеты), само дорожное покрытие стало более качественным, появились новые раз вязки, преобразилась система дорожных знаков. Поэтому вывод участников автопробега «Убитые дороги» «Владивосток – Калининград» о вполне дос тойном состоянии Сибирского тракта в Новосибирской области оправдан.

Дорогу нельзя назвать качественной, но и нельзя назвать «убитой дорогой».

Автодорогами, составляющими основу транспортной сети Новоси бирской области, являются:

– федеральные: «Байкал» и «Чуйский тракт»;

– территориальные: Новосибирск – Ленинск-Кузнецкий, Новоси бирск – Кочки – Павлодар, Новосибирск – Колывань, Каргат – Кочки, Здвинск – Барабинск, Чистоозёрное – Купино – Карасук, Кыштовка – Вен герово, Куйбышев – Северное. Им на сайтах информационных агентств, особенно региональных, уделяется особое внимание.

3 апреля 2012 на сайте «Новости региона. Новосибирская область»

сообщалось о трассе Новосибирск – Камень-на-Оби: «10 км уже заасфаль тированы. К этому асфальту приложили руку новосибирские студенты, впереди еще 10 км в этом году и 6 в следующем. На борьбу с бездорожьем тоже выйдут бойцы новосибирских стройотрядов… Студенты, из-за отсутствия специальных знаний, в основном будут на подхвате у профессионалов. Константин Громенко, начальник террито риального управления автомобильных дорог Новосибирской области: «Это чернение откосов, установка знаков, очень много ручных работ, в которых они будут задействованы». Самых способных территориальные дорожные управления планируют присмотреть в качестве специалистов на будущее».

Из данного информационного сюжеты мы узнаем факты о результа тах и сроках строительства участка трассы Новосибирск – Камень-на-Оби по территории НСО, участниках строительства студентах, которые будут выполнять вспомогательные работы.

В других сюжетах информагентств сообщается о пуске в строй уча стков трактов, мостов через реки.

Например, «Строительство автодороги от рабочего поселка Горный до районного центра города Тогучин было начато в конце 2010 года, в те чение двух месяцев был завершен первый этап строительных работ, а в 2011 году в течение полутора месяцев дорожные строители завершили второй этап. Общая протяженность участка асфальтобетонной автодороги, соединяющей два крупных населенных пункта Тогучинского района, более 20 километров».

Или сообщение от 11 ноября 2011 г.: «В Новосибирской области ря дом с Искитимом построен новый мост. Новый железобетонный мост по строен через реку Черная рядом с городом Искитим, сообщает пресс служба правительства региона со ссылкой на данные министерства транс порта и дорожного хозяйства Новосибирской области. Он возведен на мес те старого моста, построенного хозяйственным способом в 70-х годах прошлого века, и уже не соответствующего требованиям обеспечения безопасности дорожного движения. Общая длинна мостового перехода – чуть более 23 м. Стоимость строительных работ составила 26,3 млн. руб лей».

В другом сюжете говорится о постройке моста через реку Нижний Сузун: «Строительство моста через реку Нижний Сузун было начато в конце июля 2011 года, на сегодняшний день все работы завершены. Мост введен в эксплуатацию на год раньше намеченного срока. Сметная стои мость объекта – 17 миллионов рублей.

Как сообщает пресс-служба губернатора и правительства региона, мост через реку Нижний Сузун играет значимую роль в транспортной инфра структуре Сузунского района. Он является составной частью транзитного проезда, связывающего несколько автомобильных дорог. В частности, Сузун – 105 км Чуйского тракта;

Сузун – Битки – Преображенка;

22-ой км автомо бильной дороги Н 2407 – Бобровка – Шайдурово – Чингисы;

Красный Каме шок – Ключики. Открытие транзитного проезда разгрузит поток большегруз ного транспорта через рабочий поселок Сузун на 50-70 процентов».

Наиболее информационными ресурсами являются сайты Территори ального управления автомобильных дорог [НСОhttp://www.tuad.nsk.ru/site.nsf/(All%20by%20ID)/5049F7D9C1DE24B7C 257352003FE42C?opendocument&id=ASFA-75W7BK], издающего с 2011 г.

специальный журнал дорожников «В двух шагах. Нск. Магистраль». Сайт Министерства транспорта и дорожного хозяйства Новосибирской области, на котором дана информация о состоянии дорожного комплекса Новосибирской области.

И.М. Савицкий РАДИАЦИОННАЯ ОБСТАНОВКА В НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ В СВЯЗИ С ИСПЫТАНИЕМ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В ГОДЫ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Испытание ядерного оружия на Семипалатинском (Казахстан), Се верном (Новая Земля) и Лобнор (КНР) полигонах оставили радиационно загрязненными большие территории в Западной Сибири, в том числе Но восибирской области. В годы «Холодной войны» в СССР было произведе но 716 ядерных взрывов, в США – 1032. Следует отдать должное Валерию Ивановичу Булатову, Валентину Васильевичу Селегею и другим исследо вателям, внесшими вклад в изучение данной проблемы.

Семипалатинский полигон расположен в пустынном районе, в км от Семипалатинска, ограничен рекой Шаган, притоком Иртыша и гора ми Дагилен и Карастан, отстоящими друг от друга на 100 км. Южная гра ница Новосибирской области удалена от Семипалатинского полигона на 350–500 км, а Новосибирск – на 600 км. Ядерный след после испытаний мог достигнуть области в течение суток. На Семипалатинском полигоне было произведено 470 взрывов, из них 88 воздушных, в том числе 8 вы сотных, 30 наземных и 357 подземных. [1, с. 78-86] Северный или Новоземельский основной полигон СССР расположен в 2500 км от Новосибирска. При существующих скоростях ветра на боль шой высоте, ядерный след при северо-западных атмосферных процессах, мог достигнуть город через двое-трое суток. На Северном полигоне произ ведено 132 взрыва, из них 86 воздушных, 1 наземный, 3 – подводных и – подземных.

Китайский ядерный полигон Лобнор расположен к Востоку от одно именного озера на севере Таримской центрально-азиатской впадины, об рамленной с севера горными хребтами Восточного Тяньшаня высотой 3– 6,5 км, с Юга системой Алтын-Таг с вершинами 4–7 км. Полигон располо жен в 900 км от границ Казахстана, 1000 км – от Горного Алтая и в км от Новосибирска. До августа 1980 г. на полигоне осуществлено взрывов, в том числе 16 воздушных, 6 наземных и 18 подземных.

Особую опасность вызывали загрязнения наземных ядерных взрывов большой мощности, при которых выбрасывалось значительное количество радиоактивных продуктов. При этом взрыве в огненный шар вовлекалось большое количество грунта. Его частицы испарялись, плавились, а когда температура снижалась, они затвердевали. На них и оседали радионукли ды. Облако насыщенное такими частицами двигалось по розе ветров на большие расстояния в зависимости от мощности взрыва.

При ядерных взрывах самыми опасными для всего живого являлись радиоактивные изотопы стронция-90 и цезия-137. Период полураспада стронция-90 – 28,5 лет, а цезия-137 – 30,2 года. Их частицы не проникали во внутрь аэрозольных частиц, а осаждались преимущественно на поверхности мелких частиц и вели себя как летучие элементы, распространялись на боль шие расстояния. Важной их особенностью является то, что эти радионуклиды медленно смывались с поверхности земли, уходили с подземными водами, поступая в растения через корневую систему.

Как правило, после ядерного взрыва, или при аварии на местности образовывалась вытянутая по ветру полоса загрязнения. Распределение уровня радиации вдоль этого следа изменялась с расстоянием от эпицентра взрыва, но могло меняться в зависимости от метеорологической обстанов ки, различных направлений ветра на разных высотах, осадков и т.д. [3, с.

31–33;

4, с. 898–901] Специалисты научно-исследовательского института гидрометеоро логии Госкомитета по гидрометеорологии и контролю за окружающей средой свидетельствовали, что только по рекомендации метеорологов при нималось решение о проведении взрыва. Военные требовали от синопти ков выдать такой прогноз метеорологических условий, чтобы после взрыва ядерное облако в течение нескольких суток «дрейфовало» внутри страны.

Это делалось для того, чтобы зарубежные специалисты не обнаружили по радионуклидам, какое оружие испытывается. «Растекаться» по территории выбросам было разрешено за исключением московского направления. Су ществовало секретное предписание, если радиоактивное облако проходило через атмосферу города и дозиметрические службы обнаруживали высо кий уровень радиоактивного загрязнения, то информация об этом срочно кодировалась и, минуя местные органы власти, передавалась в Москву.

Над Семипалатинском полигоном летал американский спутник, он появлялся через каждые полтора часа, поэтому нужно было выбрать время взрыва так, чтобы спутник был вне зоны видимости. Если воздушные по токи шли в сторону китайской границы, то взрыв откладывался. Основным направлением ветра во время испытаний было северо-восточное.

О том, какие последствия могли принести ядерные испытания, не знало не только население, но и ученые, и их организаторы. Об этом сви детельствуют принятые правительством нормативы. Так, в 1949 г., когда первое ядерное испытание произвел СССР, допустимой дозой облучения считали 50 рентген одинаково для всех – военных, специалистов и граж данского населения, включая беременных женщин и грудных детей. После первой серии ядерных испытаний порог снизился до 25 рентген. В 1953 г.

стало 15, еще через несколько лет – 10 рентген. Ныне действующие в Рос сии «Нормы радиационной безопасности» устанавливают предел для насе ления 0,5 бэр в год. За неполные 50 лет критерии изменились в 100 раз1.

Служба контроля радиоактивной обстановки в Новосибирске была ор ганизована в середине 1954 г., а поэтому, вне местного контроля оставался первый и последующие за ним семь взрывов ядерного оружия, а также испы тание первой водородной бомбы на Семипалатинском полигоне в августе 1953 года. По сведениям очевидцев траектория радиоактивных облаков пер вого взрыва 29 августа 1949 г. направлялась в северо-восточный сектор влия ния полигона, где всего в 460–720 км. находится Новосибирская область.

Траектория и следы атомного взрыва 29 августа 1949 г. прошли через всю Сибирь и Дальний Восток. Патрульный бомбардировщик ВВС США Б-29 сентября 1949 г. обнаружил повышенную радиоактивность верхних слоев атмосферы над Тихим океаном. [5. с. 647, 652–657] Не известна степень влияния испытания термоядерной бомбы 12 ав густа 1953 г., но проведенное в 1957–1958 гг. Новосибирской радиологи ческой лабораторией исследование показывало повышенное значение бе та-активности в Маслянинском районе. Вместе с тем результаты авиаци онной разведки, проводившейся после каждого взрыва, хранятся в Физико техническом НИИ Минстерства обороны, но они недоступны.

Самый сильный след загрязнений оставило в Новосибирской области и Новосибирске испытание на Семипалатинском полигоне в ночь с 17 на 18 сентября 1961 г. Специалисты подробно исследовали это испытание.

Взрыв, ставший сотым по счету на этом полигоне, был аварийным, но фе деральные органы власти не признали по причине того, что не имелось сведений о полученных населением дозах облучения.

В чем причина аварий? Ракета с атомной бомбой в 100 Кт, что в де сятки раз больше самого разрушительного по последствиям в то время, стартовала с корабля в Тихом океане. Она должна была взорваться над Се мипалатинским полигоном на высоте 10 км. Однако произошел сбой, и она сработала всего на высоте 700 метров над землей. Поэтому наземный взрыв принес более серьезные последствия. Образовавшееся облако выпа ло кислотными дождями на территории Новосибирской области. Радиоак тивное загрязнение от этого взрыва стало рекордным для Новосибирска за всю историю радиометрических наблюдений. Радиоактивность осадков 18–19 сентября 1961 г. была в 4000 раз выше фоновых значений.

Метеорологические приборы, которые фиксировали радиоактив ность до 1000 микрорентген в час, зашкаливали до 25 сентября. Загрязнен ное облако двигалось на северо-восток от полигона, накрыв Новосибирск, Ордынский, Коченевский, Искитимский, Черепановский, Тогучинский, Колыванский и Болотнинский районы. После взрыва за радиационным следом на Новосибирск летел специальный самолет-лаборатория, но дан ные авиационной разведки хранятся в Физико-техническом НИИ Мини стерства обороны. Никто из жителей не подозревал о случившейся аварии, которую метеорологии сейчас называют не иначе, как экологической ката строфой. Зашифрованная телеграмма с данными о суммарной радиоактив ности строго по инструкции была отправлена в Москву, минуя местные органы управления.

Реактивное облако прошло по маршруту г. Камень-на-Оби – Новосибирск – г. Болотное. В Камне-на-Оби максимальная плотность вы падений составляла 662,7 мКи/км2 в сутки, что лишь незначительно отли чалось от аналогичной величины в Новосибирске, 641,6 мКи/км2 в сутки.

Если сравнить ее с максимальной суточной плотностью за сентябрь 1993 г.

– 0,16 мКи/км2 в сутки, то она превышает более чем в 4000 раз.

Прямое воздействие на радиоактивное загрязнение Новосибирской области оказали 21 ядерное испытание на Семипалатинском полигоне, из них минимум 14 воздействовали на Новосибирск. Также с Семипалатин ского полигона проходила ось Баган-Здвинск-Убинское шириной 150– км. Кроме того ядерный взрыв на Тоцком полигоне Оренбургской области оставил след, которой проходил по оси Усть-Тарка-Венгерово-Северное.

Радиоактивное загрязнение почв и растительного покрова приводило не только к внешнему облучению населения, но и к значительно опасному, внутреннему, которое происходило по цепочке: почвы – растительность, домашние животные – продукты питания – человек. Данные радиологиче ских лабораторий свидетельствовали, что загрязнение продуктов питания до 1970 г. колебалось, но было повышенным. К 1970 г. снизилось на два – три порядка, но вместе с тем содержание стронция-90 превышало средне союзный уровень в картофеле в 20 раз, в пшеничном хлебе – в 2,3, в говя дине – в 2,5, в молоке – в 1,3 раза. В 1971 г. в пресноводной рыбе содержа ние цезия-137 превышало среднесоюзное значение в 23 раза.

В соответствии с исследованиями радиологического отдела, в деся тилетие 1990-х гг. содержание стронция-90 и цезия-137 на контрольных участках, за редким исключением, находилось в пределах допустимых уровней1. Вместе с тем, областной центр госсанэпиднадзора сообщал, что содержание цезия-137 в целинных почвах области оставалось на уровне 1960-х гг. А ученые СО РАН пришли к выводу, что на широте Новосибир ской области содержание стронция-90 и цезия-137 в пшенице ряда урожаев в сотни раз выше, чем в пшенице, выращенной в Австралии. А содержание стронция-90 в костях крупного рогатого скота почти в 140 раз выше, чем в костях северных оленей.

Самые высокие показатели смертности в среднем за 1965–1969 гг.

были в Маслянинском, Ордынском и Сузунском районах, несмотря на то, что в этих районах были более благоприятные природно-климатические условия по сравнению с районными с неблагоприятными условиями, но с менее интенсивными радиоактивными загрязнениями местности. [2, с. 93– 98;

6, с. 17–18, 33–34] Не вдаваясь в детальные подробности, следует отметить, что испы тания на Новоземельском ядерном полигоне тоже оказали радиоактивное воздействие на население и природную среду Новосибирской области. Так, 30 октября 1961 г. на Новой Земле был испытан самый мощный в мире термоядерный воздушный взрыв, восьмиметровая бомба весом 26 тонн.

Чтобы поднять в воздух такую махину потребовалась специальная пере делка дальнего стратегического бомбардировщика Ту-95 и разработка уникальной парашютной системы.

В назначенное время сверхтяжелый корабль поднялся в воздух. С высоты полета 10500 м в 11 часов 30 минут бомба была сброшена по цели в районе Маточкина Шара. Взрыв произошел, как и планировалось, на вы соте 4000 метров. В момент вспышки самолет-носитель находился от взрыва на удалении 40 км. Воздействие ударной волны для экипажа было достаточно ощутимым, но затруднений в пилотировании не вызывало. Тем не менее, летчики испытали не мало неприятных минут. Во время вспыш ки в кабинах, закрытых светонепроницаемыми шторами, стало жарко, поя вился запах гари, с рабочего места штурмана-бомбардира потянуло дымом.

Выяснилось, что пожара не случилось. Хуже было в кормовой кабине, об ращенной непосредственно в сторону взрыва. Там было так жарко, что воздушному стрелку жгло лицо и руки. На самолет воздействовало три ударных волны. Первая волна была самая ощутимая – мощный удар потряс самолет, летчики парировали колебания штурвала.

Известный знаток Арктики, проработавший в гидрометеослужбе Се верного морского пути на Диксоне более 20 лет Н.Г. Бабич, хорошо знал, как аукнулся для Севера тот рекордный взрыв. Он свидетельствует:

«Взрывная волна трижды обогнула земной шар. Потом еще много лет уво зили людей с островов Карского моря, накрытых радиооблаком. Людей лечили, а вот тысячи белых медведей погибли от переоблучения».

Два истребителя, сопровождающие самолет-носитель бомбы, произ вели посадку на аэродроме Амдерма. Это небольшой поселок на юго западном берегу Карского моря. Летчики увидели – почти около каждого дома стоял ящик с оконным стеклом. Местные жители это объяснили так:

«Никита Сергеевич обещал испытать такую бомбу, что в Америке стекла полетят. Ну, а мы намного ближе к полигону, поэтому решили пригото виться». Но в Амдерме во время взрыва 30 октября 1961 г. стекла уцелели.

Специалисты сообщают, что, не располагая синоптическими усло виями движения воздушных масс из эпицентра взрыва на Новой Земле, не возможно точно определить число ядерных взрывов, оказавших влияние на радиоактивное загрязнение Новосибирской области, но через область прошло как минимум четыре Новоземельских следа, и они оказали опре деленное влияние. [7, с. 139, 147, 168-169;

4, с. 903;

2, с. 76-79] Как извест но, на территорию Новосибирской области очень часто оказывают влияние северо-западные потоки воздушных масс, которые распространялись по Западно-Сибирской низменности, особенно по реке Обь, а также по Ени сею, а вместе с ними на юг доходили радиоактивные загрязнения.

Несмотря на то, что вынос масс после ядерных испытаний на поли гоне Лобнор происходил в 90% случаев на Дальний Восток, вклад основ ных дозообразующих радионуклидов в общее загрязнение почв СССР со ставлял 20%. Продукты ядерного распада попадали в Казахстан, а при юж ных ветрах и в Новосибирскую область. [2, с. 80-84;

3, с. 31-33] Таким образом, ядерные испытания на Семипалатинском, Новозе мельском полигонах и на полигоне Лобнор оказали радиоактивное воздей ствие на Новосибирскую область, ее природную среду и население. Не смотря на то, что местные органы управления в середине 1990-х гг. пред приняли меры по исследованию радиоактивной ситуации в области и при шли к конкретным выводам, что некоторые территории были сильно за грязнены радиоактивными ингредиентами, а население испытало высокие радиоактивные нагрузки, которые по принятым условиям мог подтвердить только Физико-технический институт Министерства обороны, но институт не представил таких данных, и Правительство Российской Федерации от клонило заявку Новосибирской области на реабилитацию населения и тер ритории области. Тогда как Алтайскому краю были представлены необхо димые данные Физико-техническим институтом Министерства обороны, и Правительство Российской Федерации выделило Алтайскому краю финан совые ресурсы на реабилитацию.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Дубасов Ю., Зельцев С., Красилов Г., Логачев В.И. и др. Хроноло гия ядерных испытаний в атмосфере на Семипалатинском полигоне и их радиационная характеристика //Вестник научной программы «Семипала тинский полигон – Алтай», 1994. № 4.

2. Селегей В. Радиоактивное загрязнение г. Новосибирска – прошлое и настоящее: Новосибирск, 1997.

3. Булатов В.И. Россия радиоактивная: Новосибирск, 1996.

4. Израэль Ю.А. Радиоактивное загрязнение земной поверхности //Вестник Российской Академии наук, 1998. Т. 68. № 10.

5. Атомный проект СССР. Документы и материалы. Т.2. Атомная бомба 1945–1954. Кн. 1. Москва – Саров, 2003.

6. Суслин В.П. Исследование последствий радиоактивного загрязне ния районов Новосибирской области. Вып. 3. Новосибирск, 1995.

7. Ядерный архипелаг. Составитель Б.И. Огородников. М., 1995.

В.А. Зверев ФАЛЬШИВЫЕ ЮБИЛЕИ. О ВРЕМЕНИ ОСНОВАНИЯ СТАРОЖИЛЬЧЕСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ* Разве плохо, когда люди отмечают памятные даты? Читаю 1 декабря 2011 г. в «Советской Сибири»: «Чаны. Жители деревни Сергино отметили 325 лет со дня образования населенного пункта. Торжество состоялось в празднично оформленном сельском клубе. Сельчан пришел поздравить глава района. Он вручил подарочный сертификат на музыкальный центр Сергинскому сельскому клубу. Также были награждены и жители села».

Замечательно, что наши земляки испытывают интерес к прошлому родных мест, к деяниям предков. Что же тогда в этой истории меня неприятно це пляет, вызывает протест?

Да ведь не могло Сергино быть основанным 325 лет назад, то есть в 1686 г.! Историкам хорошо известно, что ни одно постоянное, доныне су ществующее русское поселение на территории Новосибирской области (НСО) не могло быть основано ранее 1690-х гг. В трудах ученых – Ю.С. Булыгина [1 и др.], Н.А. Миненко [4 и др.], А.Д. Колесникова, Ф.С. Кузнецовой и иных – показано, что до конца XVII в. эта территория была регионом двойного подчинения. В неспокойном пограничье России и Джунгарии не было постоянного русского населения. Ближайшие укреп ленные остроги – Тара, Томск и Кузнецк – располагались в стороне и не смогли бы защитить здешнюю деревню в случае набега воинственных степняков. В наших краях тогда существовали только немногочисленные юрты и городки тюрок-аборигенов.

Только после того, как в 1684 г. на Оби к югу от Томска был постав лен Уртамский острог, в его округе в северо-восточном секторе современ ной НСО появились первые русские заимки и деревни. Самая ранняя из достоверно датированных – д. Кругликово в нынешнем Болотнинском районе, заложенная в 1695 г. Возникновение нескольких поселений имеет хотя и примерную, но документально обоснованную датировку. Так, д. Гу това (ныне – Тогучинский район) попала в «Хорографическую книгу»

С.У. Ремизова, выполненную в 1697–1701 гг., и, следовательно, возникла до 1697 г. Строительство в начале XVIII в. Умревинского, Бердского, Ча усского, Белоярского острогов сделало возможным заселение русскими всей зоны Новосибирского Приобья. В Барабинско-Кулундинской зоне НСО, в том числе и на территории нынешнего Чановского района, где рас положена д. Сергино, русские поселения могли появиться не ранее 20-х гг.

XVIII в. Такую возможность обеспечило строительство в 1722 г. для защи ты формировавшегося Московско-Сибирского тракта Усть-Тартасского, Каинского и Убинского форпостов.

Имея всё это в виду, разместил я на Интернет-сайте «Советской Си бири» свое замечание: журналисты должны просвещать читателей, а про паганда фальшивых юбилеев этому вряд ли способствует. Модератор сайта мне на это ответил, что подлинность даты основания Сергино в 1686 г. не вызывает сомнений. Она удостоверяется в «Календаре знаменательных и памятных дат по Новосибирской области», который составляется специа листами в областной научной библиотеке.

Вот тут начинается самое интересное. В указанном календаре (он выходит с 1967 г. по сей день), действительно, обозначается время основа ния многих населенных пунктов НСО, в том числе Сергино. Но давайте разберемся, какова степень достоверности датировок в «Календаре знаме нательных и памятных дат…». В одной из публикаций «Советской Сиби ри» (2012, 9 февр.) из уст архивного работника, причастного к составле нию календаря, звучит высокая самооценка: «Архивисты руководствуются исключительно принципом исторической достоверности, а потому в наш календарь включены лишь те даты, которые подтверждаются докумен тально». Однако при знакомстве с календарем каждый может убедиться, что при указании времени возникновения тех или иных поселений его со ставители не обременяют себя никакими архивными документальными обоснованиями.

Проделанный мною подсчет показывает: в выпусках за последние пять лет в разделе «В … году исполняется…» помещены даты основания 94 населенных пунктов. Ни одна из этих дат не обоснована ссылками на архивные документы. Только 8 дат сопровождаются ссылками на справоч ную или исследовательскую литературу и потому вызывают наибольшее доверие. Некоторое количество дат (14) обосновано их упоминанием в публикациях областных или, чаще, районных газет, а также в изданиях мемуарного характера. Достоверность таких датировок не очевидна и тре бует специального выяснения. Гораздо больше дат (26) взято составителя ми «Календаря знаменательных и памятных дат…» в «Списке населенных мест Сибирского края за 1926 г.» [7]. Наибольшее количество дат (46) из влечено также непосредственно из указанного списка, но они имеются еще в каких-либо публикациях, чаще всего – в районных газетах. Как правило, сноски на эти публикации избыточны, поскольку их авторы ссылаются на тот же самый «Список…». Таким образом, подавляющее большинство да тировок времени возникновения населенных пунктов НСО в «Календаре знаменательных и памятных дат» за 2008–2012 гг. – 77 % – имеют единое происхождение: они извлечены из 1-го тома книги «Список населенных мест Сибирского края за 1926 г.» [Подсчитано по: 2, 2008–2012]. Вот здесь-то и кроется причина недостоверности многих из этих дат, особенно тех, что относятся к ранним периодам заселения русскими Новосибирского Приобья и Южной Барабы.


Cледует коротко сказать об истории создания «Списка…». Как и аналогичные издания по другим регионам России, он составлялся на осно ве «Карточек населенных пунктов», заполненных на местах в ходе подго товки Первой Всесоюзной переписи населения. Карточки эти содержали немало важной и достоверной информации обо всех почти поселениях, но интересующие нас сведения о времени их основания здесь как раз весьма уязвимы. Инструкция по заполнению карточек рекомендовала год образо вания давно существующих старожильческих селений показывать хотя бы приблизительно. В случаях затруднений предлагалось опрашивать «стари ков», но что они могли рассказать о событиях 200-летней давности? При составлении «Списка…» сведения из карточек переносились в него без до полнительной проверки. Поэтому ссылка на «Список…» вовсе не является «документальным» подтверждением каких-либо датировок. Большинство дат, приведенных в этой книге, являются либо приблизительными, тре бующими проверки и уточнения, либо вовсе недостоверными, а иногда просто фантастическими.

Приведем примеры такой «антинаучной фантастики» из числа тех, что перекочевали в «Календарь знаменательных и памятных дат…» на 2005 г. В этом году с подачи составителей календаря могли бы отмечать «юбилейные даты» жители селений Боровое Тогучинского района (оно ос новано якобы в 1525 г.);

Сизево Болотнинского района, Чупино Искитим ского района, Бочкарёвка, Шурыгино, Новолокти, Медведское и Листвянка Черепановского района (год возникновения всех – якобы 1625);

Новогуто во Барабинского района, Осинцево Чановского района, Вахрушево и Фе досиха Коченёвского района, Барлак Мошковского района, райцентра Убинское (они появились якобы в 1675 г.) [2, 2005, с. 119]. Не приходится удивляться, что в 2000-е гг. в НСО наблюдалась череда фальшивых дере венских юбилеев, поддержанных средствами массовой информации, орга нами власти и муниципалитетами.

Впрочем, некритическое отношение к датировкам момента возникно вения поселений НСО, приведенным в «Списке…», установилось даже в среде достаточно образованных новосибирцев уже давно. Немало способст вовал распространению такого отношения известный педагог и журналист краевед К.А. Нечаев. Не имея профессиональной исторической подготовки, в 1960-х гг. он двумя изданиями выпустил пособие для учителей [5], где вос произвел фантастический список «старинных русских поселений» в нашем крае и попытался дать ему некое псевдоисторическое обоснование.

К сожалению, и сегодня в образовательных учреждениях Новоси бирска, в областных библиотечных и архивных службах, не говоря уже о краеведческой общественности в районах НСО, немногие люди критиче ски оценивают сложившуюся ситуацию, ставят вопрос о достоверной дате основания того или иного населенного пункта и пытаются квалифицирован но ответить на него. Горькая правда содержится в следующих словах: «Дело в том, что краеведы-любители, в подавляющем большинстве, крайне редко и явно недостаточно используют работы сибирских историков профессионалов... Это не их вина, а беда. Научные работы за редким исклю чением практически недоступны широкому кругу читателей… Отыскать их, причем далеко не все, а хотя бы наиболее важные, можно только в библиоте ках Новосибирска, да и то не всегда» [3, с. 15]. Речь идет о трудах ученых, названных мною в начале данной статьи, – в них описан ранний период засе ления и освоения Верхнего Приобья и Южной Барабы русскими людьми (ко нец XVII – первая половина XIX в.). Обстоятельства более позднего (во вто рой половине XIX – начале XX в.) появления в нашем крае большого количе ства переселенческих поселков описывал Г.А. Ноздрин [6 и др.].

Одним из немногих новосибирских краеведов, грамотно работающих с датами основания населенных пунктов, является О.М. Лыков, создавший замечательную «Ордынскую хронику» (процитированные выше горькие слова о краеведах-любителях взяты из этой книги). Олег Михайлович име ет историческое образование и всю жизнь работает в родном пос. Ордын ском. Внимательно изучив труды Ю.С. Булыгина, он отбросил нелепые да тировки из «Списка…» и пропагандирует реалистичные, документально обоснованные даты. Благодаря Лыкову, жители Ордынского района теперь имеют правильное представление об исторической ретроспективе жизни своего локального сообщества. Они знают, что первое русское поселение на ордынской земле – д. Нижнекаменка – было основано около 1705 г., что Кирза основана вовсе не в 1460, а примерно в 1724 г., Рогалёво – совсем не в 1577, а в 1781 г., Усть-Алеус – не в 1600, а на полтора века позже в 1745 г., и т. д. [3, с. 119–126].

В заключение хотелось бы призвать коллег-краеведов: не размещайте в «Календаре знаменательных и памятных дат», в газетах, на Интернет сайтах официальных органов государственной власти и самоуправления, в музейных экспозициях, не включайте в образовательные программы явно ошибочные или ненадежные сведения о времени основания населенных пунктов НСО в качестве якобы достоверной информации. Нужно прикла дывать усилия к поискам обоснованных датировок в исследовательской ли тературе, в архивах тех городов, где в историческом прошлом располага лись органы управления нашим краем и всей Россией (Барнаул, Томск, Санкт-Петербург). Правительство Новосибирской области могло бы зака зать специалистам составление новых учебных и справочных пособий по истории региона, снабдить ими все органы управления, школы и библиоте ки, разместить их в Интернете. Нужно широко пропагандировать достиже ния грамотных краеведов, подобных О.М. Лыкову, стимулировать привле чение профессиональных ученых к изучению краеведческих тем и сюжетов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Булыгин Ю.С. Первые крестьяне на Алтае. – Барнаул: Алт. кн. изд во, 1974.

2. Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской обл.: [2005, 2008–2012 гг.]. – Новосибирск: Изд-во НГОНБ, 2004, 2007– 2011.

3. Лыков О.М. Ордынская хроника с древнейших времен до наших дней. – Новосибирск: Кн. изд-во, 2007. – Кн. 1.

4. Миненко Н.А. По старому Московскому тракту: о первых русских поселениях на территории Новосибирской обл. – [2-е] изд., перераб. и доп.

– Новосибирск: Кн. изд-во, 1990.

5. Нечаев К.А. Материалы из истории населенных пунктов Новоси бирской обл.: (метод. пособие для учителей). – 2-е изд. – Новосибирск: Ин т усовершенствования учителей, 1964.

6. Ноздрин Г.А. История Новосибирской обл. в конце XIX – начале XX в. // Гуманитарные науки в Сибири. – 2002. – № 2. – С. 65–69.

7. Список населенных мест Сибирского края за 1926 г. – Новоси бирск: Стат. ком. Сибкрайисполкома, 1928. – Т. 1–2.

И.Р. Соколовский ПЕРВЫЕ РУССКИЕ СЕЛЬСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ XVII – НАЧАЛЕ XVIII ВВ.: ПОПЫТКА КАРТОГРАФИРОВАНИЯ (ПО ЛИТЕРАТУРЕ И ПИСЬМЕННЫМ ИСТОЧНИКАМ) Проблема первых русских поселений на территории Новосибирской области рассматривается в специальной литературе уже на протяжении не менее трёх десятков лет [1]. Хорошо изучено крестьянское хозяйство на территории области в XVIII–XIX вв. [2,3 и др. работы]. Однако один аспект этой проблемы совершенно выпал из поля зрения исследователей. Нам не известны попытки картографирования системы ранних русских населён ных пунктов на территории Новосибирской области. Не смотря на то, что в сопредельных регионах (прежде всего в Томской и Кемеровской областях, в Алтайском крае) такая работа ведётся [4,5 и др.].

Мы предположили бы, что есть ряд причин, которые вызвали отста вание Новосибирской области в этом вопросе. Во-первых, ограничения, связанные с доступностью картографической информации, которая, как известно, имеет широкий спектр применения. Во-вторых, на протяжении долгих лет исследователи не располагали соответствующим техническим инструментарием. В-третьих, интерес к ранней истории русской колони зации области не имеет острого характера, а источники по её истории ма лодоступны. В настоящее время все эти ограничения начинают преодоле ваться. В продаже можно приобрести топографические карты отечествен ного производства, а в сети Интеренет есть карты, составленные Генераль ным штабом ВС США, которые по американскому законодательству не являются предметом имущественных авторских прав[6]. Их точность вполне достаточна для картографирования истории расселения. Наконец, существует широкий спектр редакторов векторной графики и специальных геоинформационных программ. При подготовке настоящего сообщения мы пользовались open-source (свободно распространяемой) программой Inkscape 0.46, (built 1.04.2008) [7]. ГИС-программы не использовались.

Долины крупных рек во всём мире играют роль связующего канала между различными территориями, расположенными выше или ниже по те чению той или иной реки. Сибирь не является исключением из этого пра вила. Русская колонизация современной территории Новосибирской об ласти велась с трёх направлений. Во-первых, по долинам Иртыша и Оми, из Тары, основанной в 1594 г. Во-вторых, по долине Оби, из Томска, датой основания которого считается 1604 г. Наконец, третье направление, по ко торому русская колонизация приближалась к границам современной об ласти, – направление от Кузнецка, прежде всего, в современном Юргин ском районе Кемеровской области, где русские распахивали землю в доли нах мелких притоков р. Томи.

Как видим, исходные позиции для колонизации современной терри тории Новосибирской области русское население заняло ещё на рубеже конца XVI – первых десятилетий XVII в. Далее продвижение застопори лось. Первые русские населённые пункты были основаны на севере нашей области только в конце XVII в.[1, с.10]. И это при том, что примерно по линии современной железной дороги Омск-Новосибирск проходит север ная граница агроклиматического района наиболее приспособленного для растениеводства. Здесь нет никакого парадокса.

Причина заключалась в том, что экологическая ниша уже была заня та кочевым потестарным образованием – Джунгарским ханством [8,9]. Его контроль над территориями современных Омской и Новосибирской облас тей, а так же Алтайского края и Республики Алтай, начал ослабевать толь ко в XVIII в. Борьба за доминирование в регионе развернулась в первое десятилетие XVIII в.


В 1709 г. по указу Петра I был построен Бикатунский острог, строи тельство которого вызвало летом 1709 г. нападение на Кузнецк большого отряда калмыков, разгромленного 23 августа 1709 г. в 3-х верстах от Куз нецка, однако в 1710 г. Бикатунский острог был всё же осаждён и сожжён калмыками [10, с. 103;

11]. В.А. Контев пишет, что «следующая русская крепость в Верхнем Приобье была сооружена в 1713 году. Она располага лась в Томском уезде, на левом берегу Оби (севернее современного Ново сибирска), около реки Чаус, отчего укрепление и получило название Чаус ский острог. Помимо строительства крепостей сибирская администрация начала дипломатическую борьбу за спорные территории» [10, с. 104].

Во втором десятилетии XVIII в. русские военные экспедиции и основа ние по Иртышу ряда крепостей в корне изменили этно-потестарную ситуа цию на территории современной Новосибирской области. Отряд полковника Бухголца в октябре 1715 г. строит Ямышевскую крепость (после многоме сячной осады с февраля 1716 г., крепость пала и была срыта). На обратном пути подполковник по своей инициативе заложил в устье реки Оми новую крепость (в районе современной Театральной площади г. Омска). Осенью 1716 г. подполковник сибирского Драгунского полка Федор Матигоров вос становил острог на Ямышевском озере. Летом 1717, сменивший Бухолца подполковник Прокофий Ступин построил там крепость. Летом 1717 – вес ной 1719 гг. были воздвигнуты Железинская, Семипалатная, Долонская и Убинская крепости. Экспедиция гвардии майора И.П. Лихарева на озеро Зай сан состоялась весной–летом 1720 г. В 1720 г., возвращаясь из этой экспеди ции, он возвел Усть-Каменогорскую крепость [10, с. 104-105].

Эти события происходили параллельно с укреплением русских пози ций в Обско-Томском междуречье. По данным того же А.В. Контева: «В июне 1717 г. отряд кузнецких казаков под командованием дворянина Ива на Максюкова построил крепость на правобережье Оби....недалеко от со временного г. Барнаула, на Белом яру». И, далее, «в следующем, 1718, году...в нижнем течении Бии, на правом берегу реки, в одной версте выше раз валин сожженного в 1710 г. острога, была построена новая Бийская кре пость» [10,с. 104].

Джунгарская угроза русской сельскозозяйственной колонизации до лины Оби была ликвидирована между 1713–1719 гг. Любопытно, что сра зу же после окончания строительства новых крепостей, мы находим здесь весьма населённую местность. Перепись 1719 г. фиксирует по Оби и Чу мышу – десятки населённых пунктов с 1989 душами м.п., что составило 37 % населения Кузнецкого уезда, к которому новые земли были приписа ны. Получается, что на старых землях уезда проживало только две трети податного населения [11, с. 26-28]. Переселенцы составляли треть населе ния уезда. Больше 80 % переселенцев поселилось в долине р. Оби (острог Бердский, деревня Речкуновка, деревня Сорокина, деревня Шадрина, де ревня Морозова, деревня Чернодырова, деревня Койнова, деревня Шипу нова, деревня Дятлова, деревня Елунина, деревня Ировская, деревня Бара бинская, деревня Ельцовская, деревня Мильтюшинская, деревня Гуселето ва, деревня Тулинская, деревня Бороздина, деревня Атаманова, деревня Караканская, деревня Каменская, деревня Чингисская, деревня Челтемова, деревня Аллацкая, деревня Поротникова, деревня Малышева, деревня Нижне-Сузунская, деревня Верхне-Сузунская,деревни Чумышские), тогда как на р. Чумыш (крепость, Белоярская, деревня Филиппа Попова на р. По валихе, деревня Усть-Чумышская, деревня Чумышская, деревня Забродина на Чумыше, деревня Дранишникова, деревня Инюшева на Чумыше, дерев ня Красилова, деревня Заплывина, деревня Переборная) пришлось около 15 % населения (см. карту). Используя данные современной топонимики, мы попытались локализовать населённые пункты, отмеченные в данной переписи. Мы так же пользовались в своём исследовании гипотезой, что перепись населённых пунктов осуществлялась последовательно.

Таблица Податное население Кузнецкого уезда в 1719 г.

Ведомство и населённые пункты Число дворов Душ м.п.

1. Бердского острога 514 1678 31,09% 2. Белоярской крепости 95 311 5,76% 3. Мунгатского станца 103 301 5,58% в гор. Кузнецке и дер. на терр.

4. 872 3108 57,58% Кемеровской обл.

Итого 1584 5398 100,00% Таблица составлена по [11].

На основании выше изложенного можно сделать некоторые выводы.

Во-первых, первые русские поселения на территории Новосибирской об ласти были сосредоточены на реках Оби и Оми и их притоках [1, с. 21-38].

Во-вторых, русское население в данном районе оказалось раньше его офи циального присоединения. Многие селения были основаны в 1703-1706 гг., тогда как официально территория была присоединена только в 1717 г. [1, 10] На существующем уровне разработки проблемы мы можем локализо вать более или менее чётко лишь половину населённых пунктов, извест ных нам по письменным источникам.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:

1. Миненко Н.А. По старому Московскому тракту: О первых рус. по селениях на территории Новосиб. обл. / Н.А. Миненко Новосибирск Кн.

Изд-во 1986 – 118 с. ил. 20 см.

2. Мамсик Т.С. Бердская волость по материалам массовой статисти ки 1820-х гг. Новосибирск, Изд. СО РАН, 2004.

3. Мамсик Т.С. Чаусское Приобье: население и хозяйство. Опыт рет роспекций по материалам XVIII–XIX вв. Новосибирск, Изд. СО РАН, 2009.

4. Владимиров В.Н. Историческая геоинформатика: геоинформаци онные системы в исторических исследованиях : монография. – Барнаул :

Изд-во Алт. ун-та, 2005. – 192 с. (доступна в сети интернет по адресу% http://new.hist.asu.ru/biblio/histgis/index.html).

5. Хромых О.В., Хромых В.В. Ландшафтный анализ Нижнего Прито мья на основе ГИС: естественная динамика долинных геосистем и их из менения в результате антропогенного воздействия. – Томск, 2011. – 159 с.

6. Сайт библиотеки Техасского университета по адресу http://www.lib.utexas.edu/maps/commonwealth.html?p=print).

7. www.inkscape.org.

8. Златкин И.Я. История Джунгарского ханства. 1635–1758. M. (Издание второе. M. 1983).

9. Боронин О.В. Двоеданничество в Сибири XVII – 60-е гг. XIX вв.

Научная монография/ Под ред. В.А. Моисеева. Барнаул. Изд-во «Азбука», 2002. 220 с. (в сети Интерент: http://new.hist.asu.ru/biblio/borbook/) 10. Контев А.В. Изменение Российской государственной границы на юге Западной Сибири в первой трети XVIII века // Наука Алтайскому краю, 2010 год. Сборник научных статей по результатам научно исследовательских работ, выполненных за счет средств краевого бюджета.

Выпуск 4. – Барнаул: Алтайский дом печати, 2010. – 277 с.

11. История Алтая в документах и материалах. Конец XVII – начало XX века. – Барнаул: Ал. кн. Изд-во, 1991. – 352 с. При составлении цити руемой нами таблицы авторами сборника использовался документ РГАДА (РГАДА, Ф.214, Кн. 1611, Лл. 1-191).

Л.В. Котович «МИР – ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК»: СЕЛЬСКИЕ ЖИТЕЛИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ О ЗНАЧЕНИИ СХОДОВ ГРАЖДАН В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ Современная модель местного самоуправления исходит из дуализма природы локальных властей, на которую исследователи обратили внима ние уже в Х1Х веке. В ее основу положено понимание того, что террито риальные коллективы имеют «собственные», «естественные» права, но юридическую значимость эти права приобретают только после освящения их законодателем. Местные власти могут действовать по своему усмотре нию только в пределах предоставленных полномочий и при условии вы полнения ими определенных государством обязательных функций.

Наша страна интегрируется в общеевропейское сообщество и учиты вает положения основополагающих документов в области местного само управления. Статья 3 Европейской Хартии местного самоуправления оп ределяет понятие местного самоуправления. В Хартии указывается, что «местное самоуправление выражает права и возможности местных властей в пределах закона регулировать и управлять значительной долей общест венных дел под свою собственную ответственность и в интересах местного населения» [1, 22]. Проблемы местного самоуправления рассматриваются в Конституции Российской Федерации и Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федера ции». С 1 января 2006 года вступил в силу новый закон «Об общих прин ципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

(№131-ФЗ от 6 октября 2003 г.). В законе в главе 5. «Формы непосредст венного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления» статья 25 посвяще на сходу граждан, которые созываются «для решения вопросов местного значения» [3]. Федеральный закон дополняется местными, которые при няты в большинстве субъектов Российской Федерации. Создание органов местного самоуправления осуществляется на основе созданной законода тельной базы. Новосибирская область относятся к числу тех субъектов Российской Федерации, где формирование органов местного самоуправ ления началось ещё 90-е годы XX в. [2, 94.].

Я обратились к материалам анкетирования и протоколам сельских сходов, чтобы проанализировать мнение современников о значении мест ного самоуправления.

Материалы, которые имеются в моём распоряжении, позволяют го ворить о том, что современные сельские жители видят важность проведе ния сельских сходов. В современных условиях проводятся сельские сходы, которые объединяют:

а) всех жителей населенного пункта;

б) жителей отдельных улиц;

в) пенсионеров;

г) граждан населенного пункта и пайщиков кооперативного пред приятия;

д) граждан всех населенных пунктов, относящихся к одному сель скому совету.

Содержательный анализ положительной оценки сельских сходов связан с рядом моментов, в числе которых я выделила пять основных по зиций.

Во-первых, респонденты, отвечавшие на вопрос анкеты о важности и перспективах сельских сходов, связывали их, прежде всего с возможно стью самостоятельного решения местных проблем. Сельские жители ука зывали на то, что появляется возможность «всем жителям деревни прини мать участие в управлении и организации деревни», «решаются конкрет ные проблемы села», сельские сходы «служат нуждам всего коллектива».

Другой момент, на который они обратили свое внимание – сельские сходы дают возможность осуществлять контроль за деятельностью мест ной администрации;

в ответах респондентов присутствовало даже указание на то, что сельские сходы «являются единственным органом, благодаря ко торому можно контролировать работу местной администрации».

Третий момент, на который обращается внимание, связан с тем, что сельские сходы позволяют установить связь с выборными органами по вертикали: на уровне района, области, страны для решения насущных нужд сельчан. Это становится возможным в период проведения выборов депутатов в соответствующие органы власти. В период выборной кампа нии происходят встречи с кандидатами в депутаты. На этих встречах жи тели не только знакомятся с кандидатами, но и высказывают свои пожела ния, дают им наказы. Устанавливается обратная связь и с должностными лицами, которые выступают на сельских сходах или которым сельчане ад ресуют свои вопросы. На этот момент обращают внимание и сами сельские жители, и представители властных структур.

В-четвертых, сельские жители считают, что решения сельских схо дов имеют значение для них лично, для их семьи и для их села.

И, наконец, сельчане указывали на благоприятное морально психологическое влияние сельских сходов, так как они «создают условия для общения», «происходит общение стариков и молодежи», «говорим о жизни».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:

1. Европейская Хартия местного самоуправления от 15 октября года //Местное самоуправление в Российской Федерации. М., 1985.

2. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации //Местное самоуправление в Российской Федера ции. М., 1998.

3. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (№131-ФЗ от 6 октября 2003 г.) //«Российская газета» 8.10.2003.

Н.М. Щербин ИЗМЕННИЕ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ И РАССЕЛЕНИЕ (1892-1970 ГГ.) По данным переписи 1892 г. на территории современной Новосибир ской области жило 312 тыс. чел. Из этого количества населения на восточ ную (заобскую) часть приходилось 118 тыс. чел. (плотность 4,0 чел. на км 2 ), а на Барабинскую равнину – 194 тыс. (плотность 1,3 чел. на 1 км 2).

Значительная доля населения Барабинской равнины приходилась на её юго-восточные районы, примыкавшие к Оби (Лянинская, Карасукская, Ордынская и Бурлинская волости Барнаульского округа). Переселенцы по падали на равнину с востока, поднимаясь по Оби. Но, начиная с ХХ столе тия, они в основном прибывали в Барабу не по рекам, а по железной доро ге, пересекавшей её, вдоль которой возникали новые посёлки, разрастались старые.

Наибольшее число крупных поселений в рамках рассматриваемого времени устраивалось на главных путях переселения, то есть на востоке современной области. В 1892 г. в Колывани было 14086 жителей, в Кри вощеково – 506, в Бердске – 1390, в Ордынском – 1577, в Сузуне – 3717.

На Барабинской равнине самым крупным был окружной город Том ской губернии Каинск. В нём проживало 4440 жителей. В лесной северной части Барабы поселения по своим размерам были небольшими, наиболее значительными из них были сёла: Кыштовское – 529 жителей, Бияза – 147, Чумаково – 334. В средней части равнины в Юдино жило 543, в Казачьем мысе – 1378, в Каргатском форпосте – 1514 чел. В южной части располага лись поселения Чистоозёрное, в котором имелось 312 жителей, и Карасук – 735 чел.

Больше всего новых поселений, начиная с 1910 года, стало появлять ся возле железнодорожных станций. Например, крупные посёлки возникли у станций: Татарская – 7238, Барабинск – 13032, Коченёво – 3320 жителей.

На территории Новосибирской области, в сельской местности, в 1916 г.жило 1005 тыс. чел., из них в Барабинской равнине 720 тыс. чел.

при плотности в 4,7 чел. на 1 км 2., в восточных районах области – 280 тыс.

чел. (плотность 10 чел. на 1 км 2 ).

Население Барабинской равнины увеличилось за 24 года (с 1892 г.) на 272 %, а в восточных районах, только в пределах Новосибирской облас ти, – на 141 %. Таким образом, заселение Барабы резко возросло как по аб солютным, так и по относительным показателям, хотя заобские (восточ ные) районы по-прежнему оставались наиболее плотно заселёнными [3, c.

65-66] К началу 1939 г. в сельской местности области жило 1279 тыс. сель ских жителей [4, c. 3], что на 274 тыс. больше, чем в 1916 г., или на 21,5 %.

Новосибирская область имела обширную территорию – 178,8 тыс. км2, на Западе граничила с Омской областью, на севере и северо-востоке – с Том ской, на востоке – с Кемеровской, на юге и юго-западе – с Алтайским кра ем и Казахской ССР [3, c 4].

В преддверии 1950-х гг. область имела ту же динамику изменения численности населения, что и Западная Сибирь. По численности как го родского, так и сельского населения она находилась на втором месте в ре гионе, уступая только Алтайскому краю.

Городское население на начало 1950 г., по сравнению с довоенным 1940 г., выросло на 52 % и в последующее десятилетие устойчиво увели чивалось в среднем на 3,3 % в год, причем с середины 1950-х гг. темпы прироста сократились с 4,2-4,7% до 2,2, а затем снова стали расти. Всего с 1950 по 1964 г. городское население области увеличилось на 358,3 тыс.

чел. (на 37,7%) [1, ч.2, c. 65], а сельское население уменьшилось на 81, тыс. чел. (на 9,2 %) [4, c. 5 ].

Динамика численности сельского населения Новосибирской области отличалась наибольшей стабильностью среди регионов Западной Сибири, хотя имелись и существенные колебания по годам. На протяжении всего исследуемого периода до начала 1950-х гг. она сохранялась на уровне, не много превышающем миллион человек, но уже в 1954 г. численность сель ского населения составляла 920,8 тыс. чел. В 1957–1958 гг., в период це линной эпопеи, численность сельского населения превысила миллионную отметку на 4-6 тыс., но к концу 1959 г. уменьшившись до 986,1 тыс. чел., сократилась в течение 1961 г., затем немного возросла, не переходя мил лионную отметку, и резко сократилась в 1964 г. до 961,6 тыс. [2, оп.2, д.

9780, л. 101, 105, д. 10577, л. 58, д. 3881, л. 107] Миграционный обмен в 1946 – 1959 гг. форсировал темпы склады вания Новосибирской агломерации. 33 % всех мигрантов в областном центре были жителями области, из них 74 % до прибытия в город прожи вали в деревне, среди которых было много молодёжи. Большую часть ме ханического прироста составляли 16-19-летние граждане, наибольшей мобильностью отличались 19-24-летние. Направления миграций были также традиционными для области: примерно 30 % прибывших в Ново сибирск и 20 % выбывших из него составляли жители области;

70-80 % мигрантов передвигалось в пределах РСФСР, причем наиболее интенсив ный обмен приходился на Алтайский и Красноярский края, а также Кеме ровскую и Томскую области. Из других республик довольно интенсивно участвовала в миграционном обмене с Новосибирской областью Украина – 3-4 % миграций приходились на ее долю. Некоторыми особенностями отличаются миграции 1954-1957 гг. – целинного периода, когда в область прибывали сельхозпереселенцы [1, ч.2, c. 65-67 ].

Изменения численности сельского населения происходили волнооб разно, со снижением амплитуды колебания. За время существования об ласти общий прирост населения был значительно ниже естественного при роста (табл.1).

Таблица Общий и естественный прирост населения Новосибирской области между переписями* Переписка населения Индекс Прирост населения в % (тыс.чел) динамики Годы Начало Конец пе- естественный общий переписки реписки 1939-1950 1861,6 2024,6 108,8 … 8, 1950-1959 2024,6 2299,4 113,6 16 – 20 15, 1959-1970 2299,4 2505,2 108,9 17 – 6 8, *Составлена по;

Численность населения и развитие здравоохранения Новосибирской области, Новосибирск,1969. С. 5.

Более полное представление о темпах изменения численности насе ления области дает сопоставление показателей динамики численности с аналогичными показателями по Росси и Сибири в динамике, рассмотрен ной нами в более широких рамках, с 1939 по 1969 г. (табл. 2).

Таблица Темпы роста численности населения Новосибирской области в сопоставимыми с ана логичными показателями по России и Сибири (в процентах)* Годы Российская Федерация Сибирь Новосибирская область всего город село всего город село всего город село 1939- 108 в 1,7 78 130 в 2,1 93 123 в 2,2 1958 раз раза раза 1959- 111 131 88 110 132 87 129 128 * Составлена по: Кисельников А.А., Бессонова, Харченко Л.П. Информационное изда ние /Под ред. доктора экономических наук А.А. Кисельникова. Новосибирск: стат. ад министрация Новосибирской области. Новосибирск. Изд-во СО РАН, 2005. С.20.

Общая численность населения страны увеличивалась, а темпы её прироста замедлялись. В период с 1939 по 1958 г. произошло резкое со кращение темпов прироста населения РСФСР. В 1959-1964 гг. в ежегод ных темпах прироста численности населения произошло ещё большее снижение. Это было вызвано тем, что в брачный возраст вступали молодые люди, родившиеся во время войны 1941-1945 гг. Кроме того, в эти годы среди городских семей широко распространилась практика планирования числа рождений. Невысокий естественный прирост населения при этом сопровождался миграционным оттоком населения.

Таким образом, за 1892-1970 гг. население области увеличилось на 2193 тыс. чел, или в 8,3 раза. В среднем прирост населения за год состав лял 27,7 тыс. чел.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.