авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Государство

Политика

Право

Управление

2012 г.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Московский государственный гуманитарный

университет

им. М. А. Шолохова

Государство

Политика

Право

Управление

Сборник научных работ преподавателей,

аспирантов и студентов Института политики,

права и социального развития

Выпуск 4

Москва Редакционно-издательский центр 2012 ББК 67.401 Г 72 Государство - политика – право - управление: Сборник научно исследовательских работ профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов Института политики, права и социального развития.

Вып. 4 - М., МГГУ им. М.А. Шолохова. 2012. -195 с.

Сборник составлен по результатам научной работы профессорско преподавательского состава, аспирантов и студентов Института политики, права и социального развития МГГУ им. М.А.Шолохова в 2011 г. В него вошли статьи, посвященные актуальным проблемам государственного и муниципального управления, вопросам гражданского, административного, уголовного и муниципального права, теории и истории государства и права, деятельности политических институтов в Российской Федерации.

Отдельный раздел сборника посвящен студенческим научным работам по итогам студенческой научно-практической конференции «Государственное и муниципальное управление в XXI веке: теория, методология, практика», состоявшейся 19 ноября 2011 года.

Редакционная коллегия:

доктор экономических наук, профессор А.Г.Збышко, кандидат педагогических наук, доцент А.А.Киченко, доктор юридических наук, профессор В.М.Оробец – отв. ред., кандидат исторических наук, доцент В.Л.Шаповалов.

Рецензент:

Доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой правового обеспечения управленческой деятельности МГИМО (У) МИД РФ Ю.К. Краснов.

Статьи публикуются в авторской редакции ISBN 5-8288-1199- @ Коллектив авторов, @ Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова А.В. ВАСИЛЕНКО СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: НОВЫЙ ПОДХОД Система государственной власти России является конституционной системой. В соответствии со ст. 10 Конституции РФ 1993 г. государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Это базовый принцип построения и реализации государственной власти в нашей стране.



Вместе с тем, в ч.1 ст.11 Конституции РФ устанавливается, что государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание (Государственная Дума и Совет Федерации), Правительство РФ, суды РФ.

По мнению ряда ученых некоторые основополагающие постулаты классической, восходящей еще к Монтескье, теории разделения властей устарели, не вполне соответствуют реалиям современной политической жизни и поэтому нуждаются в корректировке и обновлении.

В научной литературе обоснован и получает распространение новый подход к организации и функционированию государственной власти. В наиболее аргументированном и систематизированном, концептуальном виде он представлен в трудах В.Е.Чиркина.

По мнению ученого современная трактовка теории разделения властей основывается на двух принципиальных моментах: признании совместимости концепций единства и разделения властей;

а также обосновании появления новых ветвей государственной власти помимо классической триады властей.

Во-первых, теории разделения и единства властей не должны рассматриваться как абсолютные. В.Е.Чиркин дал следующее обоснование синтеза двух начал устройства и деятельности государственной власти.

Разделение властей в то же время требует:

1) единства государственной политики;

2) единства действий всех ветвей власти в решении стоящих перед страной крупных проблем, в достижении определенных целей общественного развития.

Василенко Александр Васильевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры политологии и конституционного права МГГУ им. М.А.Шолохова.

Именно эти аспекты идеи единства власти имеют позитивное значение, равно как и требование социального единства власти, которое служит целям поиска согласия в обществе и призваны выразить и утвердить публично-политическую, надклассовую природу современного государства.

Помимо социально-политических аспектов единства демократической государственной власти В.Е.Чиркин признает также и отдельные организационные элементы этого единства, которые не приобретают, однако, абсолютный характер как в тоталитарных государствах (структурное единство организации власти и некоторые другие).

В данном контексте следует отметить, что в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ на 2001 г. прямо говорится, что для успеха стратегических преобразований и решения неотложных задач нужна «консолидированная и эффективная государственная власть». Эта установка Президента РФ вместе с заключительным фрагментом Послания Федеральному Собранию РФ на 2007 г., - когда глава государства, обращаясь к представителям всех ветвей власти (к федеральным министрам, губернаторам, депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации, судьям), назвал всех собравшихся в Мраморном зале Кремля «расширенным правительством России», - подкрепляют официальной позицией главы государства излагаемую научную трактовку сложившейся организации государственной власти современной России.





В конституциях некоторых государств – членов СНГ содержатся формулировки, учитывающие новые представления о совместимости единства и разделения властей. Подобная синтезированная формула закреплена в ст. 3 Конституции Казахстана 1995 г. В.Е.Чиркин считает, что назрела необходимость уточнения формулировки ст. 10 Конституции РФ 1993 г.

Во-вторых, перечень ветвей власти не является закрытым. Эволюция идеи разделения властей выразилась в признании увеличения числа ветвей власти.

Исходя из положений действующего конституционного законодательства и практики государственного строительства в нашей стране, а также опираясь на современную конституционную доктрину и основные законы ряда зарубежных стран, в отечественной теории государства и науке конституционного права предлагается выделять наряду с традиционной триадой новые ветви государственной власти.

В.Е.Чиркин применительно к России указывает на обсуждение в научной литературе вопроса об особой президентской власти и контрольной власти, существующей в рассредоточенном виде.

Другие ученые-юристы называют и иные ветви власти. Делается вывод о конституционно-правовом установлении функционирования в Российской Федерации помимо отмеченных и таких новых государственных властей как избирательная, финансово-банковская и прокурорская власти.

Контрольная ветвь государственной власти, как уже было отмечено, имеет рассредоточенный характер и представлена такими органами и должностными лицами как Счетная палата РФ, Прокуратура РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ и некоторыми другими.

Более того, ученые приходят к выводу о том, что прокуратура является носительницей самостоятельной ветви государственной власти в Российской Федерации.

В юридической литературе отмечается, что нельзя признать удачным включение норм о прокуратуре в главу 7 «Судебная власть» Конституции РФ, так как прокуратура не является частью судебной власти (С.А.Авакьян, В.Е.Чиркин). Далее, функциональность прокуратуры выпала из конституционного пространства. В связи с этим предлагается скорректировать положения ст. 129 Конституции РФ в направлении четкой прописи в ней как минимум целей, задач, функций и полномочий прокуратуры.

Представляется целесообразным обсудить вопрос не происходит ли в настоящее время формирование следственной власти как самостоятельной ветви государственной власти в РФ. Указом Президента РФ от 27.09.2010 г.

№ 1182 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации» (в ред.

от 14.01.2011 г.) был создан Следственный комитет РФ. Принят Федеральный закон от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», а также Указом Президента РФ от 14.01.2011 г. № 38 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации» утверждено Положение о Следственном комитете Российской Федерации. Согласно данному федеральному закону Следственный комитет РФ является федеральным государственным органом, единой федеральной централизованной системой следственных органов и учреждений Следственного комитета, осуществляющих свои полномочия независимо от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций, иных органов (ст. 1, 5).

В политологической и юридической литературе получила распространение точка зрения о формировании в современной России особой президентской власти. Это не только мнение ученых, об этом говорят политики и государственные деятели.

Президент РФ занимает особое место в системе органов государственной власти России. Е.И.Козлова, анализируя конституционно правовую природу института главы государства, пишет: «Поскольку Президент не входит напрямую ни в законодательную, ни в исполнительную, ни в судебную власть, встает вопрос о том, как именовать государственную власть, осуществляемую Президентом и не нарушает ли эта власть традиционной системы трех ветвей власти».

Ответ дается следующий: «Представляется, что нельзя абсолютизировать концепцию разделения властей на три ветви и полагать, что, кроме этих органов власти, нет и не может быть других носителей власти... Есть и президентская власть».

При этом термин «президентская власть» получил в Российской Федерации и правовое закрепление в Указе Президента РФ от 15.02.1994 г.

№ 319 (ред. от 06.05.2000 г.) «О штандарте (флаге) Президента Российской Федерации».

В.Е.Чиркин рассматривает место и роль института главы государства в рамках концепции единства государственной власти и разделения ее ветвей. В условиях «смешанной», президентско-парламентской формы правления уже выделяется особая ветвь государственной власти – президентская власть.

В научной литературе встречается определение президентской власти как координационно-арбитражной. Нормативно это связано с функцией Президента РФ обеспечивать «согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти» (ч. 2 ст.80 Конституции РФ), а терминологически восходит к ст. 5 Конституции Франции 1958 г., которая устанавливает, что Президент Республики «обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование публичных властей, а также преемственность государства».

В.М.ОРОБЕЦ НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОСНОВ ПРАВОТВОРЧЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Аннотация: в статье раскрываются отдельные аспекты и направления расширения профессиональной отдачи от компетентного участия органов и лиц в процессе правотворческой деятельности, предпринята попытка сформировать методологические представления о стратегических задачах современного этапа развития отечественного правотворчества.

Ключевые слова: правотворчество, нормотворческая деятельность, правовые акт, конституционный порядок, демократия.

Продолжается реформирование отечественной системы права в направлении создания основ демократического правового государства, обеспечения достойного уровня жизни и свободного развития человека. Этими целями определяется фундаментальное значение в политической и общественной жизни страны права и правовых институтов. К настоящему времени конституционно определены, а частично – и нормативно закреплены, ключевые положения правового регулирования в основных отраслях права, формируются новые направления правового регулирования – новые отрасли и институты права. Сформирован значительный массив нормативных правовых актов, включая важнейшую его часть – федеральные законы. Роль законодательства в современной жизни России неуклонно повышается, объективно усиливается его позитивное регулирующее воздействие на социальное и политическое развитие. Будучи важным инструментом установления конституционного порядка, обеспечения демократии и либерализма, защиты прав и свобод, осуществления рыночных преобразований, охраны природной среды и других важных сфер социального бытия законодательство является неотъемлемым элементом жизнедеятельности общества и государства.

Параллельно с накоплением нормативного правового материала проводится большая работа по его упорядочению: систематизируются Оробец Вячеслав Михайлович – доктор юридических наук, профессор кафедры государственного управления, административного и муниципального права МГГУ им.

М.А.Шолохова..

отдельные нормативные комплексы как законодательного, так и подзаконного уровня, нормативное правовое регулирование приводится в соответствие с потребностями современного этапа экономического развития, устраняются пробелы, выявляются и нивелируются коллизии.

Нормативное правовое регулирование в стране расширяется не только в направлении расширения его тематики;

вводятся новые участники в процесс подготовки проектов правовых актов, активизируется на новых принципах правотворчество традиционных участников этой деятельности.

Современная нормотворческая практика и общее состояние правотворчества в известной мере становятся следствием усиленной работы российского парламента. Новый, объёмный и детализированный массив законодательства влечёт необходимость активной подзаконной нормотворческой деятельности. Поэтому деятельность исполнительной власти по восполнению нормативного правового механизма по интенсивности не уступает законотворческой деятельности парламента.

Наличие значительного регулирующего потенциала нормативных правовых актов, принятых и действующих в Российской Федерации, однако, не означает автоматического включения их регулятивных возможностей.

Качество работы правотворческих органов подчас не даёт оснований для оптимистических прогнозов относительно общей слаженности и результативности их работы: отставание подзаконного регулирования от потребностей введения в действие федеральных законов или, наоборот, необеспеченность федеральными законами широкомасштабных государственных проектов существенно снижают «отдачу» правотворческой работы.

Нарекания вызывает и уровень юридико-технической проработанности вводимых нормативных предписаний. Техническое несовершенство нормативных правовых актов усугубляется отсутствием законодательно закрепленных требований к процессу формирования, систематизации, действия и совершенствования нормативных правовых актов. Опыт многих зарубежных государств показывает, что практика правотворческой деятельности, базирующаяся на надёжном фундаменте единого комплекса законодательных норм о правилах правотворческой деятельности – «законе о законах», снимает многие проблемы, связанные с согласованием деятельности участвующих в правотворчестве субъектов, формированием содержания нормативного предписания.

Правотворчество – важнейшее направление деятельности любого государства. Правотворческая деятельность в Российской Федерации направлена главным образом на формирование такого законодательного механизма, который обеспечивал бы достижение социально значимых целей, а также поддержание баланса в триаде «цель политико-социального развития – содержание законодательства – эффективность федеральных законов».

Ориентируясь в правотворчестве на такие цели, как совершенствование демократической политической системы государства, повышение эффективности государственных институтов в интересах соблюдения прав личности и обеспечение поступательного повышения социальной защищенности граждан при приоритетной поддержке мер, направленных на прирост позитивных демографических показателей, развитие международного сотрудничества на основе защиты национальных интересов России, органы государственной власти и иные институты формируют современную правовую реальность, выступающую средой деятельности всех субъектов – публичных и частных, коллективных и индивидуальных, официальных и неформальных.

Правотворчество как способ создания нормативных правовых актов практически во все эпохи являлся достаточно проблемным «участком» в деятельности государства и поэтому привлекал к себе внимание не только в качестве практической деятельности, но и становился предметом исследований, объектом научного знания. Анализ опыта правотворческой деятельности показывает, что концептуальный смысл правотворческой деятельности и её практическая сущность напрямую зависят не только от состояния позитивного права и правовой базы, обеспечивающей её формирование и развитие, но и от состояния правовой теории о правотворческой деятельности. Поэтому исследование проблем правотворчества, включая вопросы законодательного регулирования правотворчества как государственно-властной деятельности, требует обращения и к научному осмыслению основ правотворческой теории.

Характеристика Российской Федерации как правового государства, которая была заложена в Конституции Российской Федерации 1993 г. и которая является вектором стратегического развития государства, ныне должна пониматься не только и уже не столько в том смысле, что государство связано правом и подчинено правовому закону. В идее правового государства необходимо видеть атмосферу «существования» государства, где право и правовой закон – не только результат деятельности всех социальных субъектов, но и процесс их бытия.

Правотворчество, тем не менее, будучи одним из направлений официальной деятельности органов и институтов государства и гражданского общества и фактором формирования правового государства нуждается в современной оценке, выявлении его демократического потенциала и закреплении социальной ценности.

Правотворческая деятельность современных цивилизованных государств базируется на основе важнейших исходных начал, выражающих её сущность, а также служащих идейным определителем направления данной деятельности. Система фундаментальных, составляющих основу, «костяк»

всей деятельности по подготовке проектов федеральных законов, элементов – это принципы правотворческой деятельности. По содержанию – это основные положения, концептуальный замысел и ориентирующие предложения, которые в той или иной форме заключаются в стратегическом курсе развития государства. Такими исходными началами при формировании норм права служат принципы правотворческой деятельности. Часть принципов правотворческой деятельности обеспечивает формирование концептуальных подходов к праву как одной из форм социального регулирования. Они имеют общий характер как выраженная тенденция современного правового развития. Важнейшими из общих принципов правотворческой деятельности являются следующие.

1. Конституционализация правотворческой деятельности. Данным принципом выражается феномен юридизации общественных отношений – усиливающейся тенденцией всестороннего развития взаимосвязанных приёмов и методов правового регулирования. Практическим выражением данного принципа служит структурная и функциональная взаимосвязь между конституцией и конституционно-правовыми институтами и другими, принимаемыми и действующими нормативными правовыми актами. Однако принцип конституционализации правотворческой деятельности не следует сводить только к нормативной обусловленности правотворчества Конституцией Российской Федерации и федеральными конституционными законами. Конституционализация правотворческой деятельности предполагает наряду с соответствием базовым конституционным положениям должную корреляцию с идеями естественных прав человека, господства права, реальности действующей конституционной регламентации, закреплении процедур осуществления государственной власти. Кроме того, конституционализация правотворческой деятельности предполагает и узкое понимание данного принципа как определение правотворчества в качестве института конституционного права. В таком понимании данный принцип реализуется через концепцию правового государства, идеи верховенства и господства права, а также через формирование и деятельность всех политических институтов – как органов, так и учреждений – на основе официальной легализации, правового оформления. С точки зрения реализации данного принципа правотворческая деятельность, понимаемая как феномен государственно-регулирующего воздействия, нуждается в концептуальном осмыслении в качестве единого конституционно-правового института, легализованного в пределах, отведенных конституционными рамками, и огражденного от каких-либо деформационных сдвигов, государственных притеснений или индивидуальной тирании. Принцип конституционализации правотворческой деятельности поддерживается и международным сообществом, не сводящим её трактовку к обычному пониманию конституционности.

Конституционализация правотворчества единодушно признается способом выражения справедливости, основанной на признании высшей ценности человеческой личности, гарантированную институтами, обеспечивающими её правовое закрепление.

2. Правовой характер правотворческой деятельности. Главная цель правотворческой деятельности – это закрепление в тексте нормативного правового акта нормативных правовых предписаний, правовых норм. Но содержанием нормативного правового акта может стать не всякое, случайное явление социальной жизни. Только объективные и общие интересы должны определять содержание нормативных предписаний правовых актов.

Правотворческая деятельность не может обеспечивать сиюминутных необоснованных потребностей, не представляющих общезначимого интереса, не отвечающих требованиям объективной социальной необходимости. Истинный интерес, объективная социальная необходимость – только эти факторы, служащие выражением общественной воли, могут быть положены в основу правотворческой деятельности.

Вместе с тем выявление объективных социальных потребностей – процесс, предполагающий разностороннее познание действительности, осмысление, постижение содержания и смысла факторов, определяющих и обеспечивающих научное видение подлежащего нормативному правовому урегулированию какого-либо предмета или явления. Поэтому важным принципом, обеспечивающим современный уровень правотворческой деятельности, является его научное обеспечение.

Научное обеспечение правотворческой деятельности – это не разовое мероприятие, а сложный процесс наблюдений, обобщений, выработки знаний, накопления опыта в сфере познания явлений общественного бытия, который впоследствии приводит к определенным нормативным выводам.

Научная обеспеченность в сфере правотворчества – это требование, которое лежит в основе всей правотворческой деятельности: от формирования представлений, моделирующих определенную правовую ориентацию в конкретных социальных отношениях, через формирование концепции будущего нормативного правового регулирования, до формирования текстов нормативных правовых актов, а также рекомендаций по совершенствованию действующего правового регулирования.

Научное переосмысление, к примеру, может коснуться не только формально юридического понимания правотворчества, но и его сущности. В современной отечественной правовой науке правотворчество традиционно определяется как деятельность государства по управлению обществом, которая осуществляется в форме издания нормативных правовых актов, выражающих государственную волю в виде общеобязательных правил поведения – правовых норм. При этом правотворчеством охватывается и установление новых правовых норм, и изменение действующих, и отмена устаревших правовых норм.

Следует иметь в виду, что «правотворчество» как правовая категория не может быть отождествлена с другой правовой категорией - «законотворчеством». Причем и в отношении «правотворчества» и в отношении «законотворчества» в научных исследованиях используются различные их трактовки – так называемые «широкое» и «узкое» понимания.

Эти общие положения в понимании правотворчества стали поистине благодатной почвой для бесконечного множества прикладных разработок. Однако современная правовая реальность такова, что акцентирование только этой одной – официальной – стороны правотворчества не приводит к обретению правом силы и значения реально действующего и действенного механизма социального регулирования. Действительно, при таком подходе за установлением перечня оснований и процедур принятия нормативных правовых актов должно было следовать незамедлительное упорядочение правовой системы. Кроме того, и проблему оптимизации правотворчества возможно было бы решить увеличением количества принимаемых нормативных правовых актов. Но этого не происходит.

Поэтому сегодня становится необходимым внедрение и использование различных форм регулирования наряду с государственным. Безусловно признавая, что наибольший объем вопросов государственной жизни нуждается, прежде всего, в создании необходимых нормативных правовых условий, следует видеть, что немалая область общественных отношений нуждается в развитии продуктивной системы партнерства вне законодательных рамок. Речь идет об упорядочивающем потенциале таких инструментов социального регулирования, как соглашения, договоренности, саморегулируемые организации и др. Оценить их и деятельно использовать в сфере обеспечения оптимального сотрудничества государства и гражданского общества – назревшая проблема. Переход от жесткого регламентирования к более мягким и адаптивным механизмам регулирования – ближайшая и одна из новых целей правотворческой деятельности.

Значение юридической науки в правотворческой деятельности, как представляется, может только возрастать.

Другими важными принципами из числа общих принципов правотворческой деятельности выступают демократизм, гуманизм, законность. Принцип демократизма находит свое проявление на многих участках правотворческой деятельности. Это и конституционное закрепление и конкретизация в федеральных конституционных и федеральных законах идеи полновластия народа, о народе – носителе суверенитета и единственном источнике власти. Основное своё практическое выражение принцип демократизма находит в обеспечении народно-общественного участия в ходе правотворческой процедуры: это и осуществление волеизъявления в ходе референдума по проектам нормативных правовых актов, и рассмотрение и утверждение федеральных законов в исключительном порядке народного представительства, и учёт общественного мнения, выражаемого через учрежденный государством институт – Общественную палату Российской Федерации или иных представителей производственных, профессиональных и иных корпораций и предпринимательских союзов. Принцип демократизма предполагает участие политических партий, иных общественных объединений в создании законов (включая инициативу законов партийными представителями – депутатами), а также отдельных лиц из числа, как правило, специалистов при подготовке ими проектов законодательных и иных нормативных правовых актов. Однако широкие возможности для участия граждан в процессе правотворческой деятельности не исключает того, что правотворчество, в какой бы форме оно ни осуществлялось, есть деятельность государства, форма государственного руководства обществом. Государство в лице своих органов создает основную массу правовых норм. Если же таковые издаются какими-либо иными структурами, помимо государственных, например, органами общественного самоуправления, то их правотворческие полномочия определяются государством.

Конечно, значение принципа демократизма не следует понимать как реальность участия в формировании нормативного решения любого члена общества в индивидуальном качестве. Более того, индивидуальный интерес не может приниматься во внимание в правотворчестве до тех пор, пока он сохраняет характеристики частного или узкокорпоративного. Важнейшая черта правотворчества – то, что это – деятельность государственных органов.

Они утверждают содержание нормативного предписания, соблюдение их обязательно для тех, кому они адресованы, а несоблюдение ведет к применению государственных санкций. Поэтому демократический смысл правотворчества состоит в том, чтобы из возможных вариантов нормативного регулирования выбрать тот, который в наибольшей степени отвечает общим интересам, а не индивидуальным.

3. Гуманизм как принцип правотворческой деятельности предполагает смысловое наполнение правотворческого акта таким содержанием, которое гарантирует защиту прав и свобод личности, максимально полное удовлетворение духовных и материальных потребностей человека. Человек, достоинство личности и его законные интересы и притязания должны быть в центре законодательной деятельности.

Важной стороной содержания принципа гуманизма, наряду с его содержанием, видится и другая его сторона. В рамках правосоздающей деятельности чрезвычайно значимым является использование средств «послеправотворческой» работы. Дело в том, что после утверждения правотворческого акта далеко не сразу формируется благоприятная общественная атмосфера для популяризации его содержания, соответствующий психологический настрой для адекватного восприятия нового нормативного правового акта. Практика последних лет показывает, что один только факт опубликования нормативного правового акта является недостаточным средством доведения смысла нормативных актов до сознания людей. Поиск механизмов превентивного воздействия на граждан с целью предварительной адаптации граждан к мысли о необходимости принятия нормативного акта, а, значит, в полезности и правильности того или иного нормативного правового решения, составляет часть практического содержания принципа гуманизма. Понятно, что в таких случаях речь идёт о тех нормативных правовых актах, социальная значимость которых является всеобщей, либо, например, затрагивающих жизненные интересы социально менее защищенных слоев населения.

Такая практика, как известно, принесла свои положительные результаты, например, когда перед утверждением нормативных правовых актов, разрешающих ввоз на территорию Российской Федерации ядерных отходов, шло распространение информации о безопасности последствий такого нормативного решения.

Аналогичный пример связан с законопроектом о перемещённых ценностях.

Однако пока это только единичные примеры, причем ещё только ожидающие своего теоретического осмысления и научного объяснения, но опасения по поводу информационной «обработки» населения уже высказываются. Опасения за это своеобразное «зомбирование» населения на поддержку того или иного законодательного решения снимается тем, что хотя и вполне реальна возможность таким образом заставить человека поддержать то или иное проектируемое решение, эффект от такого воздействия может быть только временным: непригодность новых нормативов вскроется и в последующем такого рода «маскирующая» агитационная деятельность уже не будет иметь результат.

Принцип гуманизма требует при введении в действие социально значимых законодательных нормативов учитывать возможные последствия психологического воздействия на граждан таких законодательных нововведений. «Гуманному»

правотворчеству должны соответствовать и гуманная организация «потребления»

законов и иных нормативных правовых актов, и действенная защита прав «потребителей закона».

Основное содержание принципа законности состоит в требовании, что нормативные правовые акты должны приниматься строго в пределах компетенции соответствующего правотворческого органа, в рамках предусмотренной процедуры принятия, видового оформления. Принцип законности формирует набор требований, обеспечивающих должный юридический характер и правовую обоснованность нормативного правового акта. На практике реализация принципа законности, кроме прочего, обеспечивает системность законодательства посредством требования содержательного соответствия принимаемых нормативных правовых актов актам более высокой юридической силы, соблюдения формальных ограничений, установленных в сфере распределения правотворческой компетенции между Российской Федерацией и субъектами в её составе.

Принципом законности охватывается и такое явление в правотворческой деятельности как совершенствование законодательства, всей системы нормативных правовых актов. Соответствие уровня нормативной правовой обеспеченности потребностям социального прогресса – закономерное требование развития любого современного государства. Своевременное и эффективное отражение в действующих нормативных правовых актах потребностей общественного развития – условие укрепления законности.

Вместе с тем общее направление правотворческой деятельности обеспечивают принципы, которые лежат в основе методологии правотворчества, юридико-технического сопровождения процесса подготовки и принятия нормативных правовых актов. Это – специальные принципы правотворчества.

Один из важнейших специальных принципов правотворческой деятельности – сохранение стабильности нормативного правового регулирования. Стабильность как принцип правотворчества предполагает закрепление нормативных правил – в первую очередь законодательных – в качестве долгосрочного, устойчивого механизма правового регулирования.

Важность соблюдения этого принципа в правотворчестве состоит в том, что нормативные правила, которые установлены, действуют и более или менее успешно реализуются на практике, как правило, исполняются, поддерживаемые населением. Если условия действия этих правил изменяются незначительно, например, так, что допускают внесение некоторых корректировок в законодательство, подготовка проектов новых законов, как правило, тоже поддерживается, признается населением оправданной и целесообразной;

легитимность такого решения в большинстве случаев бывает гарантированной. Если же подготовка нового правового решения вызывается иными предпочтениями, в том числе такими, как задачи коренной модернизации законодательства, то гарантированной поддержки нового решения быть не может. Практически реализация данного принципа предполагает необходимость серьезного и публичного обоснования подготовки таких законодательных решений.

Информирование возможно широкого круга заинтересованных лиц и организаций о содержании предполагаемых нововведений, помимо того, что обеспечивает, как указывалось, демократизм правотворчества, напрямую служит интересам устойчивости законодательного регулирования. Всякое публично поддержанное в принципиальной своей части решение будет гарантированно принято общественностью;

его положительная оценка будет поддерживаться общественным мнением даже в том случае, если последствием действия закона станут непопулярные меры. Явно недостаточное информационное сопровождение процесса подготовки Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»" закономерно вызвало серьёзное общественное возмущение.

Следует иметь в виду, что в условиях, когда государственное развитие идёт форсированными темпами и предполагает широкий масштаб реформирования, возможно порождение обстоятельств, которые требуют существенного пересмотра целых нормативных блоков, системной коррекции нормативного регулирования. Но такие ситуации отнюдь не нарушают принципа стабильности. Своевременная актуализация законодательного регулирования, должное правовое обеспечение изменяющихся политических, социальных, экономических и иных потребностей в соответствии с их позитивной динамикой отвечают принципу стабильности нормативного правового регулирования.

Необходимость постоянного осовременивания законодательства выступает идеологической основой для работы не только по пересмотру, совершенствованию действующих российских законов. В некоторых областях правотворчества нужен кардинальный пересмотр принципов регулирования. Одной из таких очевидных областей является правотворческая деятельность. В этой сфере, как представляется, ключевой должна выступать установка на пересмотр общих подходов к правовому регулированию правотворчества, нормативных правовых средств его регламентации. Комплексная корректировка нормативных правовых актов о правотворчестве на основе глубокого доктринального анализа в целях преобразования нормативного регулирования правотворческой деятельности – важная задача обеспечения стабильности правового регулирования на современном этапе.

Поскольку становится очевидным, что одним из условий обеспечения стабильности и действенности законодательства является его общественная поддержка, то не в малой степени совершенствование должно основываться на нравственных началах. В частности, распространению рыночных отношений должны соответствовать масштабы и формы социальной поддержки населения;

в первую очередь того круга лиц, которые не способны адаптироваться к новым условиям (с ограниченными физическими возможностями, престарелые и др.). Идеологическим сопровождением процессов совершенствования российского законодательства следует считать отмеченную Президентом Российской Федерации особенность российской правовой традиции: «В России право и мораль, политика и нравственность традиционно признавались понятиями близкими и соотносимыми». Принцип эффективности правотворчества заключается в поддержании баланса между социальными потребностями и их нормативной обеспеченностью, между количеством федеральных законов, нацеленных на регулирование определенного круга отношений, и реальной действенностью каждого из них, между законодательной активностью Федерального Собрания и подзаконным нормативным правотворчеством, обеспечивающим действие принимаемых Федеральным Собранием федеральных законов, между публичным характером правотворчества и адекватным отражением в нём отдельных экономических приоритетов или интересов обособленных социальных групп, между законодательным откликом на актуальные потребности современного общественного развития и стабильностью законодательного регулирования.

В целом эффективность правотворчества определяется достижением тех целей, которые ставятся в начале работы над созданием проекта нормативного правового акта. Правотворчество следует признать эффективным, если подготовленные законопроекты после их принятия и одобрения Федеральным Собранием Российской Федерации и подписания Президентом Российской Федерации:

- реально охраняют права и свободы человека и гражданина, создают условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека;

- концептуально-нормативно содействуют целям государственного правового развития;

- стабильны и не требуют частого или систематического изменения;

- лишены явных погрешностей юридико-технического характера.

Значимым для правотворческой работы является принцип адекватного отражения социальных потребностей. Социальная необходимость обусловливает содержание всей государственной деятельности, всех сторон общественной практики. В демократическом правовом государстве она определяет направления законотворческой деятельности, смысловую структуру нормативных правовых установок, эффективность их действия. В Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации. // Российская газета. 2005, 26 апреля.

законотворческом процессе социальные потребности опосредуют и логически организуют функциональное движение системы норм права.

Концептуальное, научное обоснование, социальная мотивация того или иного нормативного решения – это особый логический этап правотворческой деятельности, определяющий содержание правовых норм, их действенность и результативность. Определение норм поведения законодателем, иным участником правотворческого процесса должно быть оптимально мотивировано. Следствием действия данного принципа будет создание надежного организационно-правового заслона немотивированным или недостаточно мотивированным законодательным актам. Только научно обоснованное и социально мотивированное правило может быть облечено в форму официального правового акта. Реализация принципа на практике потребует, в частности, должного методического сопровождения в виде, например, рекомендаций, в которых содержались бы апробированные принципы, способы, приемы выявления социальной мотивации правовых норм.

Немаловажным элементом законодательного закрепления основ правотворческой деятельности служит организационный фактор.

Устройство, налаживание, упорядочение нормотворческой деятельности на базе определенных методических принципов, выработанных наукой на основе всестороннего обобщения практического опыта, играет в ходе создания норм права первостепенную роль. Сочетание статусных характеристик нормативных правовых актов и организационных процедур формирования их содержания и наделения юридически обязывающей силой составят содержательную сторону законодательного регулирования основ правотворческой деятельности.

Результатом реализации данного принципа может стать подготовка федерального закона, регулирующего концептуальные основы правотворчества в Российской Федерации, характеристики и типологию нормативных правовых актов, отдельные вопросы планирования, разработки, оформления законов и иных нормативных правовых актов, механизмы их введения в действие и оценки действенности утвержденных нормативных документов, а также другие вопросы. Следует указать, что отсутствие в настоящее время законодательно закрепленных правил о содержании и методике правотворческой деятельности порождает немалый объём проблем, проявляющихся как элементы бессистемности в формировании массива нормативных правовых актов Российской Федерации. В их числе нарушение приоритетов в правовом регулировании;

погоня за количеством законов как самоцель;

несбалансированность в системе действующего законодательства, принятие новых законов без увязки их с уже действующими, нарушение системных связей между законами и подзаконными актами, между законами и договорами;

отсутствие понятийно-терминологического единства, нарушающее согласованность системы правовых актов;

неоправданная поспешность подготовки проектов важнейших правовых решений;

несоблюдение выработанных практикой правотворчества правил законодательной техники.

Говоря об этом формирующемся принципе законодательного регулирования основ правотворческой деятельности, нельзя не обратить внимания на заслуживающий положительной оценки зарубежный опыт конституционного закрепления основополагающих принципов законотворческой деятельности в Австрии (статьи 41-49в Федерального кон ституционного закона Австрии), Бельгии (статьи 74-84 Конституции Бельгии), Греции (статьи 73-77 Конституции Греции), Ирландии (статьи 20- Конституции Ирландии), Испании (статьи 81-92 Конституции Испании), Италии (статьи 70-82 Конституции Итальянской Республики), Нидерландов (статьи 81-111 Конституции Королевства Нидерландов), Латвии (статьи 64- Конституции Латвийской Республики), Португалии (статьи 169- Конституции Португальской Республики), Румынии (статьи 72- Конституции Румынии), Финляндии (глава 6 Основного закона Финляндии), ФРГ (статьи 70-82 Основного закона ФРГ), Швеции (глава 8 Конституции Швеции), Эстонии (статьи 102-110 Конституции Эстонской Республики).

Правовая ценность конституционного закрепления положений о принципах законотворчества заключается в том, что они являют собой преемственно сложившуюся в данном обществе правовую идеологию, её социальные параметры, что обусловливает содержание и характер законотворческой деятельности соответствующих государственных органов. В Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации особо обращал внимание на важность и значимость «идеологических позиций» депутатов при разработке законопроектов. Кроме того, следует отметить успешный правотворческий опыт государств, обеспечивших базирование нормотворческой работы на законодательной основе. В Японии и Польше – более столетия, более двух См.: Послание Президента России В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2003, 17 мая.

десятков лет – в Болгарии и Венгрии, с недавнего времени в Беларуси действуют законы о нормативных правовых актов, обеспечивая согласованность и стабильность системы правовых актов. Законы аналогичной тематической направленности действуют и эффективно формируют правотворческую практику в Воронежской и Тюменской областях, Республике Саха (Якутия) и Ставропольском крае, а также в других субъектах Российской Федерации.

Принципы правотворчества составляют стержневой элемент в организации работы, связанной с нормативным правовым регулированием.

Наряду с названными принципами в деле формирования законодательных и иных нормативных решений, важно развивать в этой сфере разнообразные механизмы и формы сотрудничества и партнерства.

Правотворчество существенно осложняется количественным многообразием и статусным положением участвующих в нём субъектов.

Особенностью статуса многих субъектов является то, что служебная составляющая их статуса соединяется с политической. Отсутствие возможности с должной четкостью разграничить эти две стороны – политическую и служебную – их правового положения не позволяет определить, где проходит та граница, в пределах которой они действуют как профессионалы, а вне её – как политики. Если можно было бы практически такую границу провести, вопросов о том, когда депутат выступает носителем публичного интереса, а когда – как «слуга» народа, не возникало бы. Как не возникало бы проблем, связанных с ограждением влияния на законотворчество частных, корпоративных, иных интересов, включая интересы поддержания имиджа того или иного политического деятеля.

Поэтому на эффективности законотворчества заметно сказывается и такое обстоятельство, как субъективные и политико-служебные свойства участвующих в законотворческом процессе лиц.

Вместе с тем парламентаризм как форма реализации статусных полномочий представительного и законодательного органа имеет весьма высокий социально-стабилизирующий потенциал, проявляющийся именно в сфере правотворческой деятельности. Во-первых, парламентаризм обеспечивает своеобразный результат в законотворчестве, который зависит не только от традиций и сложившейся системы государственной власти, но и от соотношения партийных предпочтений депутатов, результатов взаимного оппонирования противоборствующих партийных идеологий. Во-вторых, парламентаризм обеспечивает единство и целостность принятого законодательного решения: противоборство парламентских сил в конечном счёте способно обеспечить должное оформление волеизъявление народа, сформулированное получившими делегированные полномочия избранными представителями. При всем многообразии форм парламентских работ электоральная функция обеспечивает необходимую связь между населением и представительным механизмом государственного правления, и опосредованно гарантирует стабильность состояния общества.

Следует учитывать, однако, что парламентаризм в современном понимании – это форма коллективной власти, предполагающая способность каждого из её участников идти на уступки и компромиссы, осознавать историческую ответственность за прогрессивное развитие общества и государства. Фактически речь идёт об уровне политической и правовой культуры вообще, и в первую очередь – избранных представителей, осуществляющих правотворческую деятельность, формирующих правовые нормативы социально полезного поведения, обеспечивающих выполнение государством своих программных задач, стимулирующих политическую самоорганизацию гражданского общества.

Реализация отмеченных основополагающих начал целесообразна на всех уровнях правотворчества – федеральном, уровне субъектов Российской Федерации, местном, локальном;

сформулированные принципы правотворчества должны найти отражение и во всем многообразии форм этой деятельности – и в деятельности полномочных органов государства, и в актах местного самоуправления, и при утверждении нормативных решений иными субъектами правотворческой деятельности.

Одними из ключевых участников правотворческой деятельности, безусловно, выступают государственные органы.

В настоящее время правом принятия нормативных актов наделены Государственная Дума, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации – республик в составе Российской Федерации, краевых, областных, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга. К числу правотворческих органов отнесены, кроме того, Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти, президенты, правительства, органы исполнительной власти республик в составе Российской Федерации, главы администраций (губернаторы), правительства, департаменты соответствующих национально государственных и административно-территориальных образований.

Особенная роль в правотворческой деятельности принадлежит Парламенту – Федеральному Собранию Российской Федерации, его палатам Государственной Думе и Совету Федерации. Государственная Дума при этом выступает первым, начальным звеном в процессе определения концептуального замысла будущего законодательного решения, формирования и формулирования его основного нормативного содержания.

В этом общем процессе законотворческой деятельности, осуществляемой в Государственной Думе Российской Федерации, важными представляются все этапы зарождения закона. Первый этап – выявление субъектами права законодательной инициативы вызревших в обществе индивидуальных и коллективных потребностей, интересов, связанных с необходимостью совершенствования действующего или принятия нового закона. На этом этапе создается база фактических данных о состоянии дел в соответствующей области общественной жизни, выявляется и накапливается опыт (как положительный, так и отрицательный), осуществляется критический анализ собранной информации. Уже этот – первый – этап выявляет комплекс проблем, нуждающихся в настоящее время в пристальном внимании законодателя, оценки и корректирующем воздействии закона.

Право вносить в Государственную Думу проекты тех или иных федеральных законов должно строго соотноситься с требованием его объективной необходимости: обоснованной должна быть их актуальность, своевременность и действительная практическая потребность в них.

Второй этап в деятельности по подготовке будущего законодательного решения – это создание исходной теоретической основы, концепции будущего закона. На этом этапе предполагается конструирование из множества вариантов и предложений такого варианта, который в целом составит идеальную картину будущего законодательного регулирования.

Формулирование концепции закона – одна из важнейших задач в деле создания федерального закона. Теоретическое обоснование необходимости разработки проекта федерального закона (определенного вида, в той или иной избранной форме), правильное определение его основной идеи, цели и предмета, а также его места и практической значимости в системе федерального законодательства – залог успешного действия закона после его принятия.

Концепция закона служит базой подготовки текста проекта федерального закона. Поэтому подготовке концепции проекта федерального закона в настоящее время уделяется большое внимание не только как «идейному» компоненту законопроектной работы, но и как весьма значимому в практическом смысле этапу разработки текста законопроекта.

Ошибочность или необоснованность планируемого законодательного решения, не выявленные на этапе подготовки концепции закона, могут породить массу трудностей в процессе подготовки текста проекта федерального закона или, что ещё более проблематично, после введения федерального закона в действие.

Концептуальной подготовленности в законопроектной деятельности в настоящее время серьёзное внимание уделяется в парламенте: первое чтение законопроекта состоит в принципиальной оценке концепции федерального закона. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в докладах «О состоянии законодательства в Российской Федерации», которые стали ежегодными, вопросы подготовки концепций законопроектов рассматривает не только в качестве «технического» элемента законоподготовительной работы, но анализирует их как доктринальную составляющую законодательного процесса. В Докладе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации (законодательное обеспечение приоритетных направлений внутренней и внешней политики в 2004 году)»

высказано предложение о разделении работы над составлением проекта федерального закона на два принципиально разграниченных этапа: во первых, концептуальную подготовку законопроекта, во-вторых, его юридико-техническое оформление. При этом утверждается, что подготовка концепции законопроекта – это удел специалистов по проектированию сложных систем и управлению ими, профессионалов в области, определенной в качестве предмета будущего закона, а «реализация»

концепции – юридико-техническое оформление текста законопроекта (на основе технического задания на исполнение концепции) – стезя специалистов в области юридической техники.

При всей важности и концептуальных и юридико-технических аспектов при подготовке законопроекта, а также возможности их умозрительного разделения и даже идеального (академичного) установления специализированной «подведомственности» каждого из указанных этапов работы над законопроектом, разделение работы по подготовке проекта федерального закона на определение содержания законодательного регулирования (подготовка концепции законопроекта) и его оформление (реализация концепции законопроекта) представляется нереализуемой. Во первых, потому, что функциональное назначение любой концепции, включая концепцию законопроекта, – регламентационное: концепция выполняет весьма важные, но вспомогательные задачи. Она служит своеобразной формой организации юридически значимого научно-практического знания.

Понятие «концепция законопроекта» не несёт в себе какого-то особого дополнительного смысла по сравнению с понятием «законопроект».

Концепция законопроекта – это обобщающий, смысловой концентрат законопроекта, своего рода «заявка» на подготовку будущего закона. В то же время подготовкой концепции законопроекта как модели будущего законодательного решения формируются границы запланированного юридического пространства, определяются ориентиры для разработки, структурирования и применения будущего закона.

Третий этап – стадия не только правового, но и текстуального оформления будущего законодательного решения. На этом этапе, по сути, осуществляется формулирование той социальной, экономической, политической или какой-либо другой «материи», которую предполагается развить в ту или иную формулу для регулирования общественных отношений. На этом этапе деятельность субъектов правотворческой работы строится по правилам формальной и диалектической логики, протекает на уровне идей и понятий, генерирующихся на базе юридических аксиом. В области правотворческой работы важную роль играет такая аксиома специально-юридического знания, как законодательная техника. Основное её содержание состоит в том, чтобы понимание соответствующих, подлежащих законодательному регулированию, институтов было закреплено форме конкретных правовых норм адекватно концептуальному замыслу и юридически грамотно.

От юридико-технического качества исполнения текста федерального закона, как показала практика, часто зависит и успешность его последующей реализации. Чем меньше погрешностей «технологического» характера несет в себе закон, тем, очевидно, более высоким будет его регулирующий потенциал.

Особенное внимание, которое ныне уделяется юридической форме законодательных решений, имеет объективным последствием более совершенное оформление принимаемых нормативных правовых актов. В целом более ясными и компактными становятся федеральные законы, более единообразно формируется их структура, совершенствуется стилистика изложения их текстов. В то же время за общей позитивной оценкой юридико технической формы проектов федеральных законов нельзя не заметить и отдельных недостатков законопроектной работы, отрицательно сказывающихся на общей эффективности действия принимаемых федеральных законов.

Соображения неотложности при составлении проектов федеральных законов, как правило, заметно отрицательно сказываются на юридико техническом оформлении законопроектов. Подготовленные в спешном порядке законопроекты подчас издаются с недопустимо низким уровнем проработанности их текстов, что не только существенно затрудняет их реализацию, но и ведет к правоприменительным ошибкам.

Представляется значительным негативный потенциал, который несет в себе подготовка законопроектов «точечного» характера. Такая практика, когда подготовка отдельного, имеющего, как правило, актуальную тематику, законопроекта проводится без учёта комплексности, системности всего законодательства, без корреляции с ранее установленным параллельным регулированием, порождает неоправданную множественность законодательных актов по схожим или смежным предметам, способствует наращиванию объёма юридических коллизий в общей массе законодательных, иных норм, обусловливает возникновение противоречий, возможность неоднозначного толкования, необоснованно расширяет правовую терминологию и др.

Практика работы, когда приоритет отдан «точечной» подготовке законопроектов, не оправдывает себя еще и потому, что принимаемый таким образом федеральный закон может не вступить в силу вовсе либо частично из-за того, что конкретизирующие или развивающие его положения другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты обычно ещё не подготовлены. Поэтому «пакетная» разработка законопроектов, внесение в Государственную Думу не единичных законопроектов, а в «пакете», где действие «основного» из законопроектов будет снабжено «поддержкой»

других, «вспомогательных» законопроектов, включая и те из действующих федеральных законов, в которые необходимо внести изменения в связи с принятием данного «пакета» законов, представляется более рациональной не только с позиций соблюдения правил законодательной техники, обеспечения внутренней согласованности и непротиворечивости действующей системы законодательства, но и с точки зрения оптимального проектирования законопроектной работы.

То, что «пакетная» подготовка законопроектов является более трудоемкой – понятно, однако вложенные усилия «окупаются» за счёт меньших усилий при введении в действие таких законов, дают эффективный результат в качестве инструмента правового регулирования.

Законодательная техника – это еще и принципы и приемы оформления, поиск оптимальной структуры законопроекта, полнота охвата нормативного материала в тексте проекта федерального закона, то есть то, что характеризует соблюдение комплекса определенных канонов по юридико техническому исполнению федерального закона Ещё одна потребовавшая в настоящее время специального внимания проблема – использование в текстах федеральных законов (иных нормативных правовых актов) полного официального наименования федеральных органов исполнительной власти. Например, с пересмотром системы и структуры федеральных органов исполнительной власти в году потребовалось внести изменения, связанные с переименованием названных в них органов, в значительное число федеральных законов.

Сегодня, например, уже стало понятным, что во избежание необходимости внесения корректировок в федеральные законы только по соображениям приведения их в соответствие с официальным наименованием федерального органа исполнительной власти в тексте федерального закона было бы целесообразным воздерживаться от использования полного официального наименования федерального органа исполнительной власти, определяя лишь соответствующий круг его функций (например, как в Трудовом кодексе Российской Федерации, где наименование «органы государственного надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде и охране труда» в году было заменено на «федеральные органы исполнительной власти в области государственного надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде и охране труда»).


В связи с отсутствием нормативно установленных правил юридико технического оформления проектов федеральных законов, особо следует подчеркнуть то, что в настоящее время, когда в качестве регулятора использования правил законодательной техники предлагаются разного рода методические материалы, в которых определяются рекомендуемые правила по «технологии» создания текста законопроекта, хотя бы как-то снимается острота проблемы грамотного и единообразного оформления, непротиворечивого формулирования нормативных предписаний федеральных законов.

Выявление и формулирование основополагающих начал современной идеологии правотворческой деятельности, определение «болевых» точек практики правотворчества настоятельно указывают на необходимость пересмотра подходов к принципу регулирования нормотворческой практики, отказа от руководства преимущественно нормами подзаконных актов или актов рекомендательного характера и перейти к законодательному установлению барьеров для возникновения несистемности и противоречий в правовом регулировании и законодательному же поддержанию оптимального качества этой важной области государственной деятельности.

Список использованной литературы:

1. Абрамова А.И. Законодательный процесс в Российской Федерации:

проблемы и перспективы. Научно-практич. пособие. М.: Юристъ, 2005. 139 с.

2. Законодательная техника: Научно-практическое пособие / Под ред.

Ю.А. Тихомирова. М.: Городец, 2009. 272 с.

3. Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое и учебное пособие) / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Формула права, 2000. 608 с.

4. Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Спарк, 1998. 283 с.

5. Казьмин И.Ф., Поленина С.В. «Закон о законах»: проблемы издания и содержания // Сов. гос. и право. 1989. №12. С. 3-9.

6. Как готовить законы (научно-практическое пособие) / Редкол. Ю.А.

Тихомиров, Е.Г. Азарова, М.Я. Булошников, В.Г. Емельянова, Г.С. Шапкина.

М.: Известия, 1993. 59 с.

7. Керимов Д.А. Законодательная техника. Научно-методическое и учебное пособие. М.: Норма – Инфра-М, 1998. 127 с.

8. Конституция, закон, подзаконный акт / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров.

М.: Юрид. лит., 1994. 136 с.

9. Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т.Я.

Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М.: ОАО «Издательский дом "Городец"», 2008. 848 с.

10. Котелевская И.В. Закон и подзаконный акт // Журнал российского права. 2000. № 2. С. 34-40.

11. Лучин В.О. Обеспечение приоритета федерального закона // Законодательство России в XXI веке: По материалам научно-практической конференции. Москва, 17 октября 2000 г. М.: Городец – издат, 2002. С. 51-64.

12. Морозова Л.А. Выбор формы законодательного акта и эффективное её использование // Законотворческая техника современной России:

состояние, проблемы, совершенствование: Сб. ст: В 2 т. / Под ред. В.М.

Баранова. Т.1. Нижний Новгород, 2011. С.139-141 Там же. С 143-161.

13. Очерки конституционного права иностранных государств: Учебное и научно-практическое пособие / Отв. ред. Д.А. Ковачев. М.: Спарк, 1999.

304 с.

14. Очерки методологии законотворчества. Baden-Baden, 1996. 118 с.

15. Пиголкин А.С., Казьмин И.Ф., Рахманина Т.Н. Инициативный проект закона «О нормативно-правовых актах Российской Федерации // Гос.

и право. 1992. № 7. С.76-86.

16. Поленина С.В., Лазарев Б.М., Р.З. Лившиц, Козлов А.Е., Глушко Е.К. Инициативный проект федерального закона о законах и иных нормативно-правовых актах РФ // Гос. и право. 1995. № 3. С.57-68.

17. Поленина С.В. Научные основы определения предмета правового регулирования // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. ст: В 2 т. / Под ред. В.М. Баранова. Т.1.

Нижний Новгород, 2001. С.133-143.

18. Поленина С.В., Сильченко Н.В. Научные основы типологии нормативно-правовых актов в СССР. М.: Наука, 1987. 152 с.

19. Правительство Российской Федерации / Под ред. Т.Я. Хабриевой.

М.: Норма, 2005. 608 с.

20. Рахманина Т.Н. Кодификация законодательства. М.: Юристъ, 2008.

141 с.

21. Рахманина Т.Н. Совершенствование нормативной базы – стимул регионального правотворчества // Журнал российского права. 1997. № 6. С.

29-37.

22. Российское законодательство: проблемы и перспективы. М.: Издательство БЕК, 1995. 478 с.

23. Сахаров Н.А. Постоновления Государственной Думы: правовой статус, тематика, результативность // Представительная власть: мониторинг, анализ, информация. 1997. № 4 (21).

24. Совершенствование законодательной деятельности и участие органов государственной власти в законодательном процессе. М.: Издание Государственной Думы, 2011. 290 с.

25. Тихомиров Ю.А. «Закон о законах» – координатор законопроектной деятельности в государстве // Юстиция. 2009. № 1. С. 25-32.

26. Тихомиров Ю.А. Теория закона. М.: Наука, 1982.

27. Тихомиров Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты (учебно практическое и справочное пособие). М.: Изд. М.Ю. Тихомирова, 1999. 381 с.

28. Шувалов И.И. Правотворчество в механизме управления обществом: необходимость комплексного исследования. М.: Норма, 2009.

144 с.

29. Эффективность закона (методология и конкретные исследования) / Отв. ред. В.М. Сырых, Ю.А. Тихомиров. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации, 1997. 211 с.

30. Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Юрид. лит., 1990. 192 с.

А.В.КУДРЯШОВ ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Законотворчество – одна из наиболее важных и заметных форм государственной и юридической деятельности и потому выступает объектом исследования не только науки теории государства и права, но и конституционного права. Степень детализации правового регулирования определенного вида отношений служит показателем важности той или иной сферы общественной жизни для государства в целом. Формально закрепляя сложившееся обычное регулирование отношений или принуждая к иному порядку с целью защиты прав и законных интересов более слабых субъектов таких отношений, как, например, связанных с осуществлением права на занятие экономической деятельностью, права на благоприятную окружающую среду, или своих, в том числе экономических, интересов, государство выполняет в первую очередь функцию защиты прав, свобод и законных интересов субъектов правоотношений, а также реализует одну из основных своих функций – охрану правопорядка.

Одновременно уровень развития законодательства того или иного государства является одним из наиболее ярких и наглядных показателей развития общества в данном государстве. «Законодательство призвано быть важным и эффективным инструментом государственного руководства обществом»6. Особое внимание должно уделяться качеству этого инструмента и технике его изготовления, то есть юридической технике.

Проблемы, связанные с недостатками качества принимаемых федеральных законов, юридической техники в российском законодательстве 90-х годов XX века, не раз поднимались и обсуждались как в научной юридической литературе, так и на государственном уровне. Еще в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 17 февраля 1998 года было обращено внимание на большое количество федеральных законов, отклоненных Президентом Российской Федерации из-за невысокого юридического качества. «Из 227 законов, Кудряшов Алексей Викторович – канд.юрид.наук, доцент кафедры государственного управления, административного и муниципального права Института политики, права и социального развития МГГУ им. М.А.Шолохова.

См: Концепция развития российского законодательства в целях обеспечения единого правового пространства в России // Журнал российского права. 2002. № 6. С. 17;

Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое и учебное пособие) / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Формула права, 2000. С. 9.

переданных в 1997 году на подпись главе государства, 86 было отклонено. законов возвращены без рассмотрения из-за нарушений конституционной процедуры их принятия. Причем четыре закона возвращались дважды»7. Но главной проблемой в данном случае является не столько сам факт отклонения значительного количества законов низкого качества, а то, что именно из-за низкого качества приходится отклонять те законы, которые крайне необходимы для регулирования правоотношений в современном обществе.

Научные теоретические исследования, проведенные в этой сфере, последующие разработки и рекомендации используются и применяются на практике. Как результат проделанной работы следует отметить существенное повышение уровня юридической техники принимаемых в настоящее время законодательных актов. Тем не менее следует подчеркнуть, что системность, грамотность, точность и логика действующего законодательства еще не достигли того уровня, при котором обсуждение проблем качества издаваемых законов не являлось бы таким актуальным, как это выглядит на сегодняшний день.

По-прежнему одними из основных проблем, препятствующих нормальному законотворческому процессу, остаются:

- отставание федерального и регионального законодательства от реальной государственной и общественной жизни, пробелы в правовом регулировании общественных отношений;

- сохраняющаяся бессистемность и хаотичность совокупности нормативных правовых актов;

- недостаточное качество проработки и юридической техники законопроектов;

- издание законов, не отвечающих общественным интересам и отражающих интересы узкой группы заинтересованных лиц.

Все вышеуказанные недостатки в законотворчестве препятствуют нормальному развитию современного российского законодательства и размывают единое правовое пространство Российской Федерации, ослабляют правовую систему, создают предпосылки для несогласованности федерального и регионального законодательства, недостаточности правового регулирования и возникновения разрыва между правовым и фактическим См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 17.02.1998 «Общими силами – к подъему России (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)», абз. 9 п. 1.3 // Российская газета.

24.02.1998.

регулированием общественных отношений8. Как результат, основными проблемами действующего законодательства в настоящее время являются качество, избыточное количество законов при неэффективности их действия9. Особенно выделяется проблема несогласованности вновь принимаемых законов и необходимости «обеспечить возможность комплексного действия и согласованного применения всех отраслей права для решения социальных, экономических и политических задач»10.

Нормальный законотворческий процесс, результатом которого стали бы качественные нормативные правовые акты, требует от его участников исключительного профессионализма, обладания максимально полной информацией о фактически сложившемся регулировании общественных отношений, являющихся объектом издаваемого закона. Крайне важными являются также такие качества, как готовность к сотрудничеству, взаимодействию и компромиссу в ходе согласования воль и интересов с другими участниками законотворческого процесса. Необходимо признать, что «сотрудничество и взаимодействие в законотворческом процессе необходимы и неизбежны, поскольку положительный социальный и политический результат могут дать лишь решения, учитывающие интересы всех ветвей власти»11, а также интересы лиц, чей правовой статус затрагивается принятием того или иного закона.

Изучение проблематики законотворчества, поиск решений для оптимизации взаимодействия субъектов права законодательной инициативы и других участников законотворческого процесса и процесса согласования воль и интересов в законотворческом процессе способствует укреплению теоретической основы согласования воль и интересов участников законотворческого процесса, совершенствованию самого законотворческого процесса и законотворческой техники, разрешению указанных выше проблем и устранению перечисленных выше недостатков.

Эффективность принятия законов в период работы Государственной Думы четвертого созыва (2003-2007 гг.) существенно возросла. Отклонено См.: Ильин А.В. Оптимизация правотворческой деятельности в современной России (вопросы теории и практики) / Под ред. С.А. Комарова. – СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 2005. С. 5.

См.: Авакьян С.А. Творческая роль государства // Российская Федерация сегодня. 2008.

№ 10.

Цит. по: Медведев Д.А. Выступление на внеочередном съезде Ассоциации юристов России // компьютерная сеть «Интернет»: http://www.medvedev2008.ru/performance _2008_01_29.htm.

Цит. по: Шохин А.Н. Взаимодействие властей в законодательном процессе. – М.: Издательство «Наш дом – L’Age d’Homme», 1997. С. 8.

или возвращено в Государственную Думу всего 37 федеральных законов. Из них: Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации – 27;

Президентом Российской Федерации – 7;

3 – одновременно и Советом Федерации, и Президентом Российской Федерации12. Эффективность законодательной деятельности Государственной Думы пятого созыва (2008 2012 гг.) еще выше13. В 2009 году из 1130 законопроектов, внесенных в Государственную Думу, принято к рассмотрению 976, из них в последующем отклонены 8. В 2010 году внесено 1054 законопроекта, принято к рассмотрению 981, из них в последующем отклонены 6.

Однако следует принять во внимание, что это результат не только возросшего качества вносимых в Государственную Думу законопроектов.

Необходимо учитывать и соотношение политических сил. Для принятия закона обычно требуется простое большинство14. При этом из 450 депутатов в Государственной Думе текущего созыва 315 депутатов входят во фракцию Всероссийской политической партии «Единая Россия», возглавляемой Председателем Правительства Российской Федерации, которое наделено правом законодательной инициативы, и официально поддерживающей политику Президента Российской Федерации, наделенного правом законодательной инициативы, правом отклонять, а также правом подписывать и обнародовать принятые Государственной Думой и одобренные Советом Федерации федеральные конституционные и федеральные законы.

Повышение эффективности законотворческой деятельности обеспечено тем, что вся работа ведется, по сути, в рамках одной политической партии. В этом есть, конечно, ряд преимуществ. Такие условия дают возможность привести весь массив законодательства к единообразию, создать четкую, понятную систему. Государственная Дума практически избавлена от проблемы конкурирующих законопроектов. Скорость принятия закона повышается за счет отсутствия необходимости проводить согласительные процедуры, а также за счет сокращения количества случаев возврата законопроекта или закона на доработку или повторное рассмотрение.

См.: Информационно-аналитический бюллетень Государственной Думы. – М.: Издание Аппарата Государственной Думы, 2007. № 10.

См.: Статистика законодательного процесса // компьютерная сеть «Интернет»:

http://www.duma.gov.ru/legislative/statistics/ См.: Конституция Российской Федерации, ч. 5 ст. 105 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 4. Ст. 445.

Однако, есть в этом и определенные проблемы. Главная из них заключается в том, что Государственная Дума уже не выполняет функцию согласования воль и интересов. Оппозиция не имеет реальной возможности влиять на ход и результаты законодательной деятельности ввиду малочисленности своих представителей в Федеральном Собрании Российской Федерации. Процедура принятия закона приобрела преимущественно технический характер, а это может негативно повлиять на качество принимаемых законов с точки зрения их социальной справедливости и способности отвечать интересам населения.

Примечательно, что эта проблема поднята и озвучена Президентом Российской Федерации. Впервые о несовершенстве пропорциональной избирательной системы и проблемах народного представительства во власти Д.А.Медведев говорил в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года. В частности было предложено «дать гарантии представительства избирателям, проголосовавшим за так называемые малые партии»15. На этом фоне достаточно контрастным выглядит одновременно внесенное предложение о представлении Президенту Российской Федерации кандидатур будущих руководителей исполнительной власти субъектов Российской Федерации только партиями, набравшими наибольшее число голосов на региональных выборах. Кроме того, было предложено привлечь к законотворческому процессу представителей неправительственных организаций, Общественной палаты и предусмотреть «их обязательное участие в рассмотрении законопроектов, затрагивающих важнейшие для каждого человека вопросы свободы человека, вопросы здоровья и вопросы собственности»16. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 года была отмечена важность продолжения совместной работы «по улучшению качества народного представительства и созданию дополнительных условий для свободной, справедливой и цивилизованной конкуренции между партиями»17. В частности, органам законодательной власти всех уровней предложено как минимум одно заседание в году посвящать заслушиванию и обсуждению Цит.по: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года // Российская газета. 06.11.2008. № 230.

Цит.по: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года // Российская газета. 06.11.2008. № 230.

Цит.по: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 года // Российская газета. 13.11.2009. № 214.

сообщений и предложений партий, не представленных в законодательных органах. Также подчеркнута необходимость гарантировать непарламентским партиям возможность постоянного участия в работе Центральной и региональных избирательных комиссий. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 ноября 2010 года было еще раз отмечено, что качество политической системы является важнейшим показателем качества жизни людей, и что для ее совершенствования на федеральном и региональном уровне был принят целый ряд решений, а также, что выборы в Государственную Думу в декабре 2011 года пройдут «в условиях политической системы, обновленной на всех уровнях»18.

Понимание необходимости обеспечения политической конкуренции на государственном уровне снова делает актуальными проблемы согласования воль и интересов в законотворческом процессе. В современных условиях расстановки политических сил они носят скорее теоретический характер.

Однако в условиях обновленной политической системы, о которой в своем Послании 30 ноября 2010 года говорил Президент Российской Федерации Д.А.Медведев, возвращается практическая значимость этих интересных, важных и сложных вопросов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.