авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

ЭКОНОМИКА ОПРЕДЕЛЯЕТ ПОЛИТИКУ? (проблемы внешнеэкономических связей США со

странами Евросоюза) Автор: А. Ю. Давыдов............................................................................................ 2

ПРОТЕСТАНТИЗМ И МЕССИАНСКИЕ ОСНОВЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США Автор: М. А. Алхименков

.....................................................................................................................................................................18 ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ США В РОССИИ: ОТ "ДЕМОКРАТИЗАЦИИ" К РАЗВИТИЮ "СОЦИАЛЬНОГО АКТИВИЗМА" Автор: Н. А. Цветкова............................................................................36 ИДЕЙНОЕ ОПРАВДАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ Б. ОБАМЫ Автор: Е. А. Роговский, В. С.

Васильев..................................................................................................................................................... США - ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: СТО ЛЕТ "ОСОБЫХ ОТНОШЕНИЙ" Автор: С. Л. Печуров............................ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ ПО ЛЕНД-ЛИЗУ И МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ГОДА Автор: А. И. Сизоненко.................................................................................................................... И. А. АГГЕЕВА. КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ ЭПОХИ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ: СССР - КАНАДА (1950 - 1970-е гг.).

М.: Институт всеобщей истории РАН, 2011. 214 с. Автор: Е. В. Исраелян............................................ КАНАДСКИЙ ЕЖЕГОДНИК 2011 г. Выпуск 15. ТРУДЫ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ КАНАДЫ (РОИК) Автор: Т. Ю. Забелина................................................................................................................... НОВЫЕ ФОРМЫ ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В США: ХРАНИТЕЛИ ТРАСТОВ Автор: И. Ю.

Архангельский......................................................................................................................................... ВИРДЖИНИЯ (VIRGINIA, VA) Автор: В. С. Ахонина................................................................................ Информация для авторов....................................................................................................................... ЭКОНОМИКА ОПРЕДЕЛЯЕТ ПОЛИТИКУ? (проблемы Заглавие статьи внешнеэкономических связей США со странами Евросоюза) Автор(ы) А. Ю. Давыдов США - Канада. Экономика, политика, культура, № 10, Источник Октябрь 2012, C. 3- Место издания Москва, Россия Объем 53.4 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ЭКОНОМИКА ОПРЕДЕЛЯЕТ ПОЛИТИКУ? (проблемы внешнеэкономических связей США со странами Евросоюза) Автор: А.

Ю. Давыдов УДК 338. А. Ю. Давыдов* Институт США и Канады РАН, Москва Европейский финансовый кризис 2011 - 2012 гг. препятствует динамике экономических отношений между США и странами Евросоюза. Тем не менее, структура взаимной торговли соответствует экономическому потенциалу партнёров. Высокотехнологичные продукты и новейшие услуги оказывают всё большее воздействие на экономические отношения. Существуют экономические барьеры, мешающие нормальному развитию торгово-экономических отношений. Рассматриваются проблемы конкуренции в валютно-финансовой сфере.

Ключевые слова: американо-европейские торгово-экономические связи, торговля США ЕС, структура взаимной торговли, иностранные прямые инвестиции, тарифные барьеры, валютно-финансовые проблемы.

Экономические отношения США со странами Евросоюза представляют собой сложный феномен хозяйственного взаимодействия государств, входящих в крупнейшие интеграционные группировки мира, в данном случае - НАФТА и ЕС. С одной стороны, в рамках процесса глобализации происходит, постоянное взаимное переплетение бизнеса американских и европейских транснациональных корпораций. Крупные американские и европейские компании вовлечены в непрерывный процесс слияний и поглощений трансатлантических партнёров, они постоянно увеличивают масштабы своих капиталовложений за рубежом, расширяя, таким образом, своё экономическое влияние. С другой стороны, усиливается конкуренция между американскими и европейскими компаниями за доступ к платежеспособным рынкам сбыта, что периодически ведёт к обострению взаимных торгово-экономических проблем.

Тем не менее, в "Стратегии национальной безопасности США 2010 г." страны Евросоюза рассматриваются в качестве традиционных американских экономических союзников. В документе отмечается, что, основываясь на стремлении Европы к большей интеграции, США нацелены на партнёрство с крепнущим Европейским Союзом, чтобы совместно решать актуальные для всех проблемы [5].

Специфика хозяйственного взаимодействия США со странами ЕС, занимающими доминирующее положение в американо-европейских экономических связях, обусловлена тем, что, во-первых, это взаимодействие потенциально равных экономических партнёров, хотя в силу исторических обстоятельств * ДАВЫДОВ Андрей Юрьевич - кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИСКРАН. E mail: stulovo2@mail.ru стр. Западной Европе отведена роль догоняющего в конкурентной борьбе с США и НАФТА.

Во-вторых, рынки товаров и услуг стран Евросоюза играют сегодня более важную роль для американских корпораций, чем рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. В сфере взаимного экспорта предпринимательского капитала наблюдается аналогичная картина.

Двусторонние соглашения, определяющие современные приоритеты экономического сотрудничества между США и Евросозом, были заключены в конце XX и начале XXI века, но Главной является "Декларация отношений США и ЕС" (декабрь 1990 г.). В соответствии с этой декларацией экономическая кооперация между США и ЕС направлена на либерализацию взаимной торговли, усиление её прозрачности, последовательное применение правил ВТО и ОЭСР во внешней торговле товарами и услугами. "Новая трансатлантическая повестка" 1995 г. определила программу совместных действий США и ЕС по переустройству мирового экономического порядка на рубеже веков. "Трансатлантическая экономическая инициатива" 2005 г. направлена на дальнейшее углубление кооперационных связей, создание механизмов межгосударственного регулирования финансовых рынков, снятие существующих торговых барьеров.

Влияние кризиса в еврозоне на американо-европейские экономические отношения В последние годы важным фактором, сдерживающим развитие американо-европейских экономических отношений, стал затянувшийся долговой и финансовый кризис в еврозоне.

К 2012 г. экономические условия развития в разных странах ЕС заметно отличались друг от друга. В Финляндии, Словакии и Эстонии, чей торговый и инвестиционный оборот с США невелик, ожидается прирост валового продукта на 3 - 4% [1, р. 133]. Прирост ВВП во Франции и Германии в 2012 г., по-видимому, будет близок к нулю, а Греция, Италия, Португалия и Испания могут испытать спад ВВП на уровне 3 - 4% [1, р. 133].

Важным показателем состояния европейских экономик является отношение госдолга к ВВП. В Греции накопленный госдолг превышает ВВП страны почти в 2 раза;

в Италии, Ирландии и Португалии этот показатель превышает 110%. В результате растёт стоимость заимствований на европейском финансовом рынке, усиливается конкуренция между государственными и корпоративными ценными бумагами, что замедляет выход стран ЕС на траекторию хорошего экономического роста.

Лидеры ЕС - Германия и Франция - оказывают своим партнёрам по интеграционной группировке посильную экономическую помощь. В 2010 - 2011 гг. Европейская комиссия и Международный валютный фонд утвердили несколько программ помощи Ирландии, Португалии и Греции, однако реализация этих программ пока не дала заметных результатов.

Европейский центральный банк (ЕЦБ) старается смягчить положение на финансовых рынках зоны евро, скупая падающие в цене государственные долговые обязательства на вторичном рынке. Основными держателями государственных облигаций проблемных стран являются крупные коммерческие банки Германии, Франции и стран Бенилюкса.

Поскольку ситуация на рынке продол стр. жает оставаться неопределённой и спреды* по госбумагам растут, многие банки испытывают проблемы с ликвидностью и фактически близки к банкротству.

Федеральная резервная система США облегчила условия и снизила стоимость долларовых заимствований для ЕЦБ по свопам** на срок до трёх месяцев. В результате ЕЦБ получил возможность увеличить фонды для предоставления долларовых кредитов коммерческим банкам, что уменьшило напряжение на европейском финансовом рынке. Однако, учитывая взаимозависимость европейского и американского финансовых рынков, неустойчивость европейской банковской системы может отразиться и на американских банках.

Депрессивное состояние европейской экономики сказывается и на развитии трансатлантической торговли. На долю Евросоюза приходится 22% американского товарного экспорта и почти 40% экспорта услуг. На долю европейских филиалов приходится половина продаж американских ТНК. Европа является основным источником иностранных инвестиций для США, а следовательно, и источником новых рабочих мест в американской экономике, в чём США сильно нуждаются.

Основная угроза, которую европейский долговой кризис создаёт для американской экономики, состоит в том, что сужение платёжеспособного спроса со стороны европейских импортёров оказывает сдерживающее влияние на увеличение продаж со стороны экспортного сектора США. Снижение темпов роста экспорта может ухудшить состояние американского платёжного баланса и, в конечном счёте, стимулировать снижение курса доллара к конкурирующим валютам.

Динамика взаимной торговли США со странами ЕС Экономические отношения между США и Евросоюзом в очень большой степени определяют состояние и современные тенденции развития глобальной экономики.

Динамика трансатлантических потоков товаров, услуг и капиталов отражает традиционную близость внешнеэкономических институтов США и Западной Европы и устойчивость сложившихся связей. Даже в условиях кризиса в еврозоне в обоих регионах сохраняется высокий платёжеспособный спрос на современные товары и услуги. На взаимную торговлю влияют также среднесрочные, но очень глубокие по влиянию факторы, производные от асинхронного протекания делового цикла в США и ЕС и различий в источниках их экономического роста.

США и ЕС - крупнейшие торговые партнёры. В 2011 г. на долю стран Евросоюза приходилось 22,5% американского товарного экспорта и 20% импорта. Доля США в европейском экспорте составляла 18%, а в импорте - 11%;

эти относительные показатели в 2000 - 2011 гг. имели тенденцию к снижению. Несмотря на это, американский вектор внешней торговли является в настоящее время для Евросоюза ключевым;

второе место в товарообороте ЕС прочно занимает Китай (8% экспорта, 17% импорта), третье - Россия.

* Спред - разность между лучшей ценой покупки (bid) и продажи (ask) в один и тот же момент времени.

** Своп - сделка + контрсделка, т.е. покупка (продажа) с контрактным обязательством продажи (покупки) через определённый срок на новых условиях.

стр. Рис. 1. Торговля США со странами ЕС, млрд. долл.

Economic Report of the President 1992. P. 415;

Economic Report of the President 2012. Table B-105.

До начала 90-х годов XX века США удавалось сохранять активное сальдо в торговле с ЕС.

Высокие темпы роста американского экспорта в послевоенные годы были обусловлены расширением производства в странах ЕС, которое стимулировало высокий спрос на инвестиционные товары и промышленное сырье из США. С некоторым запозданием Евросоюз "вписался" в глобальную тенденцию превращения экономики США в нетто импортёра товаров иностранного производства (дефицит торгового баланса США - ЕС составил в 1980 г. 21 млрд. долл., а в 2011 г. он вырос до 83 млрд. долл.). Рост дефицита во многом обусловлен уменьшением темпов роста экспорта товаров из США в Европу в отдельные периоды: в 2001 - 2003 и в 2008 - 2009 гг. наблюдалось сокращение экспорта, и лишь в 2011 г. удалось превысить уровень экспорта США в ЕС 2007 года*.

Дефицит в торговле США - ЕС наблюдается и по ведущим товарным группам (химикаты, машины и оборудование, энергоносители, текстиль и одежда, сталь и прокат). Динамика взаимной торговли США и ЕС в 1990 - 2011 гг. показана на рис. 1.

В 2011 г. США экспортировали в страны ЕС товаров на сумму 255 млрд. долл., а импортировали товаров на сумму 338 млрд. долл. Таким образом, дефицит в американо европейской торговле составил 83 млрд. долл. Дефицит торгового и платёжного балансов Соединённых Штатов до последнего времени оказывал негативное влияние на курсовую динамику американской валюты по отношению к евро.

Крупнейшими европейскими торговыми партнёрами США являются Германия (экспорт США в 2011 г. - 49 млрд. долл., импорт - 97 млрд. долл.), Великобритания (экспорт США в 2011 г. - 57 млрд. долл., импорт - 51 млрд. долл.), а также Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Ирландия.

* В 2011 г. впервые за последние десятилетия США имели положительное сальдо в торговле с Великобританией 6,232 млрд. долларов.

стр. Американская администрация всегда уделяла большое внимание торговой политике в отношении Западной Европы. В последние годы в США всё чаще стали выражать сомнение в "справедливости" взаимной торговли. Здесь вновь нашла своё проявление традиционная американская доктрина "справедливой торговли", официально предполагающая достижение равновесия и взаимности во всём комплексе внешнеэкономических связей.

В последнее десятилетие основой торговых разногласий между США и ЕС является влияние европейской интеграции на американский экспорт. Дискриминационный характер политики Евросоюза в разной степени затрагивает различные категории американских товаров, но, по мнению Вашингтона, он усиливается по мере развития интеграционных процессов в Европе.

В прошлом, когда большинство товаров американского производства обладало значительными конкурентными преимуществами по сравнению с продукцией ЕС, таможенные тарифы в Европе не могли служить препятствием для расширения американского экспорта в эти страны. Однако при сближении конкурентных позиций различия в уровнях таможенного обложения товаров европейского и американского производства становятся препятствием экспортной экспансии США в Европе.

В наибольшей степени это относится к промышленным потребительским товарам, в торговле которыми фактор цены сохраняет решающую роль. В определённой степени уровень таможенного обложения продолжает иметь значение для чёрных и цветных металлов, проката, сельскохозяйственных товаров. Именно по отмеченным товарным группам в торговле США - ЕС происходят наиболее неблагоприятные для США изменения. Одновременно у США нарастает пассивное сальдо в торговле химическими продуктами, легковыми автомобилями, текстилем, одеждой и обувью, другими товарами бытового назначения. Основные статьи товарной структуры экспорта США в ЕС в 2011 г.

показаны на рис. 2.

Анализ структуры американо-европейской торговли, если рассматривать агрегированные товарные группы, свидетельствует о её высокой товарной симметрии. В экспорте США преобладают различные химические продукты (18%), средства транспорта (16%), компьютеры и электроника (11%), различное оборудование, электротехника, чёрные и цветные металлы и прокат из них. Следует отметить, что по сравнению с 2000 г. доля продукции общего машиностроения, электротехники и авиакосмической техники уменьшилась. Важные экспортные позиции занимают нефтепродукты, фармацевтика, целлюлоза, печатная продукция.

В импорте США из Европы преобладают химические продукты, средства транспорта, различное оборудование (нефтегазовое оборудование, электрооборудование, оптические и измерительные приборы, медицинская техника), а также вина, косметика и другие товары.

Среди импортных поставок из Европы важное место занимают нефть и нефтепродукты, компьютеры и электроника, металлы и прокат, деликатесные продукты питания.

Таким образом, страны Евросоюза в торговле с США выступают как партнёры, обладающие потенциалом примерно одинакового уровня. На данном этапе экономического развития сложившаяся структура товарооборота стран ЕС стр. Рис. 2. Товарная структура экспорта США в ЕС, % http://tse.export.gov/HTMLtablesShow.aspx Рис. 3. Товарная структура импорта США из ЕС, % http://tse.export.gov/HTMLtablesShow.aspx с США (прежде всего высокая доля химических продуктов и машинно-технической продукции во взаимной торговле) представляется фактором положительным, поскольку она способствует повышению технического уровня всех участников этой торговли на основе узкой специализации производства, кооперации и международного разделения труда.

В первом десятилетии XXI века важнейшим направлением взаимной торговли между США и ЕС стал обмен высокотехнологичными товарами, такими как новые материалы, авиакосмическая техника, фармацевтика, информационное и коммуникационное оборудование, компьютерная и офисная техника, медицинские, высокоточные и оптические приборы.

В настоящее время США и Евросоюз уже не являются безусловными лидерами в производстве и внешней торговле высокотехнологичными товарами. Согласно статистике Национального научного фонда США наибольшее количество технологичного экспорта даёт Китай: на его долю в 2010 г. приходилось 22% мировых продаж наукоёмкой продукции. Доли США и Евросоюза на рын стр. ках высоких технологий примерно равны - 14 - 15% мирового экспорта технологичных товаров [4, р. 6 - 29].

На первый взгляд, из этих цифр напрашивается вывод о доминировании Китая в мировой торговле технологичной продукцией. Думается, однако, что такая гипотеза была бы не совсем корректной. Несмотря на огромный прогресс Китая в производстве, массовом внедрении и коммерческом освоении новейших технологий в первом десятилетии XXI века, КНР заметно уступает как Соединённым Штатам, так и государствам Евросоюза в объёмах финансирования НИОКР и в развитии организационной инфраструктуры прикладной и фундаментальной науки.

В 2010 г. Соединённые Штаты направили на НИОКР свыше 400 млрд. долл. [4, р. 4 - 45].

Китай - в 2,5 раза меньше - 154 млрд. долл. Научные затраты всех стран Евросоюза, вместе взятых, составили 297 млрд. долл. При этом Германия, безусловный лидер Евросоюза по торговле наукоёмкой продукцией, израсходовала на НИОКР 82 млрд. долл., Франция - 48 млрд., Великобритания - 40 млрд., остальные страны - намного меньше.

По доле расходов на НИОКР в ВВП Соединённые Штаты заметно опережают Китай и технологических лидеров ЕС: в 2010 г. США направили на финансирование НИОКР около 3% ВВП, Китай - 1,7%, ФРГ - 2,7%, Франция -2,2%, Великобритания - 1,8%, Италия - 1,04%. При этом суммарный ВВП указанных стран ЕС составляет не более 70% ВВП США. Прочие участники Европейского Союза тратят на НИОКР менее 1% ВВП.

Главное конкурентное преимущество США на мировых рынках высоких технологий - это эффективная институциональная система доведения научных разработок до массового производства высокотехнологичных товаров и их выхода на мировые рынки.

Практическая реализация американской инновационной модели привела к тому, что экспорт авиационной и космической техники в 2010 г. превысил 80 млрд. долл. Экспорт информационного и коммуникационного оборудования из США в том же году превысил 77 млрд. долларов.

Для оценки инновационной эффективности хозяйственных моделей различных стран ЮНКТАД разработал "индекс инновационной способности" (Innovation Capacity Index).

По состоянию этого показателя США занимают одно из первых мест в мире (индекс 0,750). Инновационный лидер Евросоюза -Германия - по инновационной способности занимает лишь 20-е место с индексом, равным 0,650. Китай занимает в этом рейтинге 40-е место.

Изъяны организации европейской науки подробно освещены в экономической литературе:

это дублирование исследований (до 20% расходов на НИОКР направляются на финансирование аналогичных по задачам разработок), длительное и зачастую непродуктивное согласование совместных научно-технических проектов стран - членов ЕС, слабая концентрация капитала, направляемого на НИОКР, неспособность Евросоюза обеспечить долгосрочное финансирование научно-технических проектов. Все это - не столько беды науки в Европе, сколько общие проблемы европейской интеграции;

ведь многое в этом процессе подчинено не логике экономического развития, а "сглаживанию" политических противоречий между странами-участницами, которое достигается за счёт примитивно понимаемого равенства и "размазывания" общего бюджета исследований между всеми участниками, отказа от долгосрочных планов и приоритетов в пользу решения сиюминутных политических задач.

стр. Таблица Основные статьи торговли наукоёмкими товарами между США и ЕС в 2010 г. (млрд.

долл.) Экспорт Импорт Статьи экспорта-импорта США США Фармацевтические и медицинские товары 21,5 36, Профессиональное, научное и контрольное оборудование 14,9 12, Авиационная и космическая техника 14,625 Компьютеры и офисное оборудование 60,62 Коммуникационное оборудование и электроника 53,5 External and Intra-European Union Trade. 2011 edition. Statistical Yearbook. P. 64 - 74.

Тем не менее, в рамках трансатлантического партнёрства европейские компании активно участвуют в процессе передачи технологий в рамках военно-промышленного сотрудничества и даже конкурируют за заказы Министерства обороны США. Например, стабильную нишу на американском оборонном рынке занимает британская компания "БАК системс" (поставщик истребителей с вертикальным взлётом и посадкой "Харриер").

Поставщиком воздушных заправщиков для американских ВВС выступает франко германский концерн ЕАДК (ЕАДС). Эти явления знаменуют собой начало долгосрочного процесса интеграции военно-промышленных комплексов США и стран Западной Европы, ведь контракты на поставку повлекут за собой смежные контракты на сервисное обслуживание, модернизацию и, как следствие, значительно повышают шансы производителей из Западной Европы на победу в иных конкурсах на поставки для нужд Министерства обороны США.

Возвращаясь к теме взаимной торговли технологичной продукцией между США и ЕС, можно отметить, что объёмы американского и европейского взаимного экспорта-импорта наукоёмких товаров в конце первого десятилетия XXI века были примерно одинаковы. В 2010 г. американский высокотехнологичный экспорт в 27 стран Евросоюза составлял 66, млрд. долл., а американский высокотехнологичный импорт из ЕС был равен 65,8 млрд.

долл., т.е. положительное сальдо в пользу США составило 400 млн. долл. Отметим, что из-за кризиса в еврозоне американский высокотехнологичный экспорт в Европу в 2008 2010 гг. уменьшился на 9 млрд. долларов.

Аналогичная ситуация наблюдается и во взаимной торговле высокотехнологичными товарами по ведущим товарным группам. Основные статьи американского высокотехнологичного экспорта в страны ЕС показаны в табл. 1.

Так, американский экспорт компьютеров и офисного оборудования (SITC 75) в ЕС в г. составил 6,062 млрд. долл., обеспечив 6,5% импортных потребностей ЕС по этой товарной группе. В том же году США импортировали из ЕС компьютеры и офисное оборудование на 4 млрд. долл. По группе коммуникационного оборудования (SITC 76) экспорт США в ЕС в 2010 г. составил 5,3 млрд. долл., импорт США из ЕС - 6 млрд. долл.

Экспорт авиационной и космической техники из США в ЕС в 2010 г. превысил 14 млрд.

долл., а импорт США составил 7 млрд. долларов.

* Для сравнения: из Китая в 2010 г. страны Евросоюза импортировали компьютеров и офисного оборудования на 40 млрд. евро, обеспечило 54% импортных потребностей ЕС.

стр. В настоящее время США продолжают оставаться лидером в мировом производстве и торговле полупроводниками, научными инструментами, авиационной и космической техникой.

Справедливости ради следует отметить, что европейские компании занимают ведущие позиции на мировых рынках фармацевтических товаров, станков с программным управлением, атомных реакторов, некоторых других наукоёмких товаров.

Основными торговыми партнёрами США по наукоёмкой продукции в ЕС являются Германия (экспорт США в 2011 г. -16,6 млрд. долл., импорт -10 млрд. долл.), Великобритания (экспорт США - 12 млрд. долл., импорт -9 млрд. долл.), Франция (экспорт и импорт примерно по 10 млрд. долл.).

Обеспечивая примерно 15% импорта высокотехнологичной продукции в Евросоюз, США поставляют лишь около 5% совокупного импорта иной продукции странами - членами ЕС (т.е. доля США в поставках наукоёмкой продукции в 3 раза выше средней). Последнее соотношение достаточно уникально, столь явный крен поставок в область высоких технологий более не характерен ни для одной другой страны, торгующей со странами членами ЕС.

При этом США являются крупнейшим внешним рынком для наукоёмкой продукции из ЕС, превосходя в качестве платёжеспособного потребителя любую иную страну мира.

Американский рынок сегодня - это лучшее место для коммерциализации инновационного потенциала стран Западной Европы.

США в качестве технологического донора ЕС не знают себе равных, их ближайшие конкуренты - страны Юго-Восточной Азии - поставляют в ЕС или лицензированную американскими владельцами прав продукцию, или же представлены непосредственно подразделениями американских головных компаний (что может сочетаться).

Изъяны европейских интеграционных процессов в научно-технической сфере ведут к поляризации Евросоюза по отношению к внешней торговле наукоёмкой продукцией:

страны-лидеры (Великобритания, Германия и Франция) всё теснее взаимодействуют с американским рынком в качестве поставщиков, в то время как аутсайдеры перестают полагаться на межстрановые поставки наукоёмкой продукции внутри ЕС и расширяют импорт такой продукции из США и Китая.

Интересно, что Германия и Франция в то же время являются наиболее стойкими приверженцами сохранения и развития Евросоюза, "локомотивами" интеграции.

Очевидно, что высокая степень участия в европейской интеграции рассматривается ими как дополнительный стимулирующий фактор для экономической экспансии на рынках высоких технологий за пределами ЕС.

Новая тенденция в развитии внешнеэкономических связей между США и Евросоюзом в первом десятилетии XXI века - динамичный рост торговли различными видами услуг. В этом сегменте торговли европейские страны до 2008 г. заметно опережали США, их доля в мировой торговле услугами продолжает оставаться высокой. В последние годы эта тенденция меняется: в 2010 г. США экспортировали в Европу услуг на 169 млрд. долл., а импортировали - на 125 млрд. долл. В настоящее время на долю США приходится около 15% мировой торговли услугами. Справедливости ради необходимо отметить, что значительная часть американского экспорта услуг - это услуги аффилированным компаниям американских ТНК в Европе.

стр. Положительное сальдо в торговле услугами с европейскими странами США получили благодаря большим поступлениям от продажи профессиональных, технических и бизнес услуг (47,7 млрд. долл. в 2010 г.). Внутри этой группы растёт значение таких услуг, как менеджмент и консалтинг (экспорт США в ЕС -15,5 млрд. долл.);

исследования, внедрение и тестирование (8,8 млрд. долл.);

компьютерные и информационные услуги ( млрд. долл.), а также реклама, строительные и архитектурные услуги, инжиниринг, монтаж и ремонт.

Помимо профессиональных, технических и бизнес-услуг заметной статьёй американского экспорта являются лицензионные сборы и роялти (доходы от экспорта в ЕС в 2010 г. - млрд. долл.), оплата транспортных расходов и туризма (26,7 млрд. долл.).

Основными получателями американских услуг являются Великобритания (импорт из США в 2010 г. - 48 млрд. долл.), Германия и Ирландия (импорт по 24 млрд. долл. в каждую страну), Швейцария и Франция (20 и 15 млрд. долл. соответственно).

Лидерами продаж в торговле услугами с Соединёнными Штатами являются те же страны.

Великобритания в 2010 г. экспортировала в США различных услуг (главным образом транспортных) на 40 млрд. долл., Германия - на 22 млрд. долл., Франция на 18 млрд.

долл., Швейцария - на 20 млрд. долларов.

В 2010 - 2011 гг. среднегодовые темпы роста экспорта услуг из США в страны ЕС составляли 9%, а из стран Евросоюза в США - около 5%. Особенно высокими темпами росла международная торговля услугами в области менеджмента и консалтинга, исследований и внедрения НИОКР, а также компьютерными, информационными, бухгалтерскими и аудиторскими услугами. Можно предположить, что в ближайшие годы этот сектор внешней торговли будет развиваться очень динамично.

Инвестиционное сотрудничество США со странами ЕС Соединённые Штаты и Евросоюз являются крупнейшими инвестиционными партнёрами.

К началу 2011 г. все страны ЕС вложили в американские предприятия 1,350 трлн. долл. в виде прямых инвестиций, что составило 58% всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в американскую экономику. США к началу 2011 г. вложили в страны ЕС почти трлн. долл., или почти 50% всех ПИИ в странах Евросоюза. Американские корпорации вкладывают свои капиталы прежде всего в таких странах, как Великобритания (508 млрд.

долл. накопленных прямых американских инвестиций), Нидерланды (521 млрд. долл.), Люксембург (275 млрд. долл.), Ирландия (190 млрд. долл.), а также Германия (105 млрд.

долл.) и Франция (92 млрд. долл.). Отраслевая структура накопленных американских прямых инвестиций в странах ЕС показана в табл. Указанные выше страны являются крупнейшими инвесторами американской экономики.

Важнейшим прямым инвестором американской экономики продолжает оставаться Великобритания. Британские компании к 2010 г. инвестировали в США почти 500 млрд.

долл. Они активно вкладывают свои капиталы в финансовые институты, оптовую торговлю, нефтяную и химическую промышленность. Высокая степень экономической взаимозависимости между странами проявляется в том, что Великобритания занимает примерно такое стр.

Таблица Отраслевая структура накопленных ПИИ США в ЕС Отрасли Млрд. долл. % к итогу Добывающая 13,0 0, Пищевая 19,8 1, Химическая 69,7 3, Металлургия 10,8 0, Машиностроение 22,0 1, Производство компьютеров и электроники 27,1 1, Производство электрооборудования 14,3 0, Производство транспортного оборудования 21,0 1, Оптовая торговля 65,3 3, Информационная 104,0 5, Депозитарные институты 71,0 3, Финансы (кроме депозитарных), страхование 393,3 20, Профессиональные, научные, технические услуги 50,9 2, Прочие 1062,0 55, http://www.bea.gov/bea/di/usdpos/pos_10htm Таблица 3 Отраслевая структура накопленных ПИИ ЕС в США Отрасли Млрд. долл. % к итогу Пищевая 12,9 1, Химическая 152,1 11, Металлургия 31,5 2, Машиностроение 44,0 3, Производство компьютеров и электроники 29,6 2, Производство электрооборудования 17,6 1, Производство транспортного оборудования 42,5 3, Оптовая торговля 155,6 11, Информационная 124,5 9, Депозитарные институты 73,9 5, Финансы (кроме депозитарных), страхование 200,0 14, Профессиональные, научные, технические услуги 49,1 3, Прочие 370,8 27, http://www. bea.gov/bea/di/usdpos/pos_10htm же место в качестве получателя американских ПИИ (13% американских ПИИ), какое английские инвестиции занимают в общем объёме прямых иностранных капиталовложений в США (18%). Отраслевая структура накопленных прямых инвестиций стран ЕС в США показана в табл. 3.

Динамика отраслевой структуры английских прямых инвестиций в США свидетельствует о её кардинальных изменениях в последние десятилетия. Ес стр. ли в начале 1960-х годов более 40% инвестиций было сконцентрировано в финансах и страховании, то в 2010 г. доля этого сектора уменьшилась до 14%. Одновременно доля обрабатывающей промышленности возросла до 25%. На обрабатывающую промышленность вместе с нефтяной приходится более 40% всех английских инвестиций.

На втором месте по объёму иностранных ПИИ в США находится Германия (11% общего объёма ПИИ), которая традиционно вкладывает в американскую экономику больше прямых инвестиций, чем США в немецкую экономику, при этом немецкие компании активно инвестируют в американскую химическую промышленность, финансовый сектор, информационные отрасли.

Германия увеличивала свои прямые инвестиции в США в последние два десятилетия наиболее интенсивно среди лидирующих европейских инвесторов. За этот период они возросли более чем в 20 раз, в то время как голландские инвестиции выросли в 8 раз, английские - в 17 раз. Среди фирм, значительно расширивших свою производственную деятельность в США, - БАСФ, "Байер", "Хехст", "Фольксваген", "Маннесманн", "Сименс".

Крупнейшим после Германии европейским инвестором в американскую экономику является Голландия (5% ПИИ). Значительная часть прямых капиталовложений в США осуществляется компаниями "Ройал Датч шелл", "Юнилевер", "Филипс". В сферу деятельности "Шелл ойл" (контролируемой "Ройал Датч шелл") входят разведка, добыча и переработка нефти и природного газа, а также производство нефтехимической продукции.

Среди крупнейших владений англо-голландского концерна "Юнилевер" в США - "Левер бразерз", "Томас Дж. Линтон", "Юзен продакт".

В отличие от американских прямых инвестиций в Нидерланды, сосредоточенных главным образом в сфере финансов (более половины общего объёма), основной сферой деятельности голландских компаний в США являются обрабатывающая (35% общего объёма прямых инвестиций) и нефтяная промышленность (15%). Выделяются химическая промышленность и машиностроение. На них приходится около 50% прямых вложений голландских компаний в американскую обрабатывающую промышленность. В сравнении с другими иностранными инвесторами в США, по объёму вложений в машиностроение голландские компании уступают только японским и немецким.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод, что открытость американской экономики и её динамичное развитие способствовали притоку прямых инвестиций из Европы, что положительно влияло на экономический рост в США и, соответственно, на занятость населения. Приток капиталов, кроме того, позволял удерживать ставки ссудного процента на низком уровне, что позитивно сказывалось на росте инвестиций.

Динамика европейских прямых вложений в США свидетельствует также о растущей заинтересованности компаний ЕС в американском рынке, при этом всё большее их число рассматривает прямые инвестиции как наиболее надёжное средство закрепления на нём.

Приоритетными сферами приложения европейских ТНК в первом десятилетии XXI века стали оптовая торговля, финансовый и банковский сектор экономики, а также информационные отрасли.

стр. Проблемы внешнеэкономических отношений между США и ЕС Проблемы внешнеэкономических отношений между США и Евросоюзом не могут быть сведены к какой-то одной причине. Наряду с проблемами, в основе которых лежат структурные различия американской и европейской экономик, конфликты в сфере внешнеэкономических отношений нередко возникают из-за форм и методов поддержки Евросоюзом своих членов, отсутствия надлежащего правового регулирования в ряде отраслей, стремления партнёров усилить свои переговорные позиции политическими средствами, использованием административных процедур для сдерживания экспортной экспансии партнёра, а также соображениями национальной безопасности.

В 2009 г. Комиссия Евросоюза ранжировала все препятствия на пути европейского экспорта в США по степени важности следующим образом:

* Экстерриториальность американского законодательства. Комиссия Евросоюза озабочена тем, что американское законодательство обусловливает допуск на американский рынок европейских экспортёров их отношениями с третьими странами.

Речь идёт о законе Хелмса - Бартона (Unusual and Extraordinary Threat) и о санкциях в отношении Ирана (Iran Sanctions: Complete and Timely Licensing Data Needed to Strengthen Enforcement of Export Restrictions).

* Избирательность американской внешнеторговой политики. Законодательство США наделяет президента страны правом определять страны и компании, которые, по его мнению, нарушают правила "справедливой торговли" в отношении американского бизнеса, и принимать в их отношении ответные меры.

* Тарифные барьеры. США в полном соответствии с нормами ВТО поддерживают высокие (по мнению европейских партнёров) тарифы на ряд товаров. Так, например, в 2008 г. таможенные власти США повысили тарифы на ввоз трёхслойных паркетных панелей до 3 - 8% (раньше тариф был нулевым). Тарифы на уровне 48% поддерживаются на импортируемую из Европы кожаную обувь, 32%-ный сбор платится при ввозе европейских шерстяных тканей. Проблемы снижения или отмены тарифов по отдельным товарам постоянно обсуждаются на двусторонних торговых переговорах, а также в рамках ВТО.

* Технические барьеры на пути европейских товаров. Под техническими барьерами Комиссия Евросоюза понимает весь комплекс мер по стандартизации, сертификации, разрешению, аккредитации, санитарному и фитосанитарному контролю, без которых допуск товаров на рынок США запрещён. Проблема в том, что процедуры получения разрешений на поставки из Европы не всегда прозрачны для экспортёров из ЕС, разделены между федеральным уровнем и штатами, не всегда поддаются упрощению.

* Доступ на рынок государственного заказа в США. Комиссия Евросоюза усматривает наличие преференций, которые американское государство предоставляет национальным производителям в ущерб поставщикам из ЕС в нарушение норм ВТО. Американское законодательство предусматривает дифференцированные цены поставок для местных и иностранных поставщиков, льготный режим доступа на рынок для американского малого бизнеса и компаний из трудоизбыточных районов.

стр. * Ограничения торговли и инвестиций из соображений национальной безопасности. Эти ограничения практически закрывают для европейских компаний доступ на рынок оборонного заказа США.

В 2010 г. уже администрация США была озабочена торговыми барьерами ЕС, ограничивающими американский экспорт.

* Меры ограничения импорта. Озабоченность США вызывает режим ограничения импорта в Европу генетически модифицированных продуктов. США также не согласны с ограничением экспорта в ЕС калифорнийских вин (под предлогом ненадлежащего использования торговых марок) и с нежеланием ЕС реализовать соглашение о льготном режиме налогообложения американской кукурузы и сорго.

* Технические ограничения на пути американского экспорта в ЕС. Европейские нормы, относящиеся к стандартизации, тестированию, сертификации и обозначению продукции, сдерживают экспорт товаров из США. Так, например, европейский режим регулирования импорта химикатов и смесей (Regulation of the Classification, Labelling and Packaging of Substances and Mixtures) до 2008 г. требовал маркировать ёмкости, содержащие соединения никеля (и ещё 896 химикатов) черепом с костями, что, по мнению американцев, отпугивало потенциальных покупателей. В 2009 г. требования были "смягчены", и американским экспортёрам разрешили наносить на химикаты обозначения в виде взрывающего человека (exploding man), хотя и это США тоже не устраивает.

* Защита прав на интеллектуальную собственность. США недовольны высокой стоимостью патентной защиты прав на интеллектуальную собственность, которая действительно выше, чем в США.

* Барьеры на пути экспорта американских услуг. США выступают против существующих в ЕС запретов на допуск иностранных производителей в такие отрасли, как наземные услуги аэропортов и почтовые услуги.

Конкуренция в валютно-финансовой сфере Появление единой европейской валюты евро в 2002 г. способствовало серьёзному обострению конкуренции между США и странами ЕС в валютно-финансовой сфере. В настоящее время евро является одной из ведущих мировых валют, с помощью которой ведутся наличные и безналичные расчёты не только в рамках ЕС, но и в отношениях ЕС с третьими странами. Евро исполняет функции резервной валюты, валюты биржевых котировок, цены контрактов, валюты финансирования и инвестирования. Сегодня евро способен на равных конкурировать с долларом практически во всех сегментах мирового финансового рынка.

В 2002 г., сразу после введения в наличный денежный оборот, евро стоил существенно дешевле доллара (курс составлял 0,8 долл. за 1 евро). Однако в последующие годы курс евро к доллару постоянно рос, и в 2011 г. курсовое соотношение составляло уже 1,3 долл.

за 1 евро. Делались прогнозы о возможности вытеснения доллара из мировой валютной системы и замене его единой европейской валютой.

Многие страны стали переводить в евро свои валютные резервы, соответственно возросла роль евро как мировой резервной валюты. В настоящее время около 40% мировых валютных резервов номинированы в евро и примерно 60% - в долларах.

стр. Быстрое увеличение доли евро в международных расчётах способствовало усилению конкурентных позиций континентальных финансовых центров. Такие факторы, как падение курса американского доллара в 2002 - 2010 гг., дефицит федерального бюджета, вызванный растущими государственными расходами, а также повышение мировых цен на нефть препятствовали росту инвестиционной привлекательности американского финансового рынка. В какой-то мере ситуация, сложившаяся в американском хозяйстве в 2006 - 2011 гг., напоминала сложнейший для страны период 70-х годов XX века. Разница была лишь в том, что благодаря усилиям ФРС инфляция в стране была невысока, а национальный хозяйственный комплекс США устоял благодаря переходу к "новой экономике".

Финансовый кризис в еврозоне в 2011 - 2012 гг. внёс существенные коррективы в позиции основных участников мирового валютного рынка. В последние годы единая европейская валюта переживает сложные времена, в то время как американский доллар в результате проведённых администрацией Обамы экономических преобразований начинает укрепляться.

Анализ структуры современного мирового финансового рынка показывает, что в настоящее время Соединённые Штаты доминируют на этом рынке: в марте 2012 г. доля США на рынке непогашенных эмиссий международных долговых ценных бумаг составляла около 24% (6 964 млрд. долл.). На Великобританию, самого серьёзного американского конкурента на мировых финансовых рынках, приходится 12% рынка (3 млрд. долл.). Доля других стран Евросоюза заметно скромнее - 7% (Германия, Нидерланды, Франция) и меньше.

Конечно, если суммировать все объёмы непогашенных международных долговых бумаг, номинированных в евро, и сравнить их с соответствующим долларовым показателем, то доля Европы в структуре рынка будет примерно на 30% больше, чем у США. Это лишь подтверждает мысль о том, что для повышения конкурентоспособности региональных финансовых центров хороши любые пути, и введение единой валюты было правильным шагом со стороны Евросоюза.

США доминируют на мировых рынках долговых ценных бумаг финансовых посредников (паевые инвестиционные фонды, пенсионные фонды, страховые компании, инвестиционно-банковские структуры). Именно бумаги этих финансовых институтов определяют сегодня спрос и предложение на глобальном финансовом рынке. На долю американских финансовых институтов приходится около 30% этого сегмента финансового рынка.

Динамику мирового финансового рынка сегодня всё в большей степени обеспечивает торговля корпоративными ценными бумагами технологичных компаний. Рыночная капитализация таких компаний в настоящее время составляет 14,5% капитализации мирового фондового рынка, а во многих странах она существенно выше. Для первичного размещения своих ценных бумаг технологичные компании, как американские, так и зарубежные, всё чаще используют торговые площадки США. НАСДАК (NASDAQ) и Нью йоркская фондовая биржа становятся всё более популярным местом совершения сделок для технологичных компаний, которые хотят удержаться на плаву. На долю США приходится 47% всего международного рынка корпоративных ценных бумаг (более трлн. долл. в марте 2012 г.);

это намного больше суммарного объёма корпоративных эмиссий всех стран Евросоюза, вместе взятых.

стр. На фоне рассмотренной архитектуры еврорынка вырисовывается, быть может, чрезмерно радужная картина места США в системе современных мировых финансовых потоков. На самом деле проблемы существуют. Ключевая из этих проблем - относительное снижение доли США на мировом рынке выпущенных долговых ценных бумаг. В конце 2000 г. доля американских бумаг на рынке достигала 28%, к 2007 г. она сжалась до 20,9% [2, March 2008, Table 11], а в 2012 г. выросла до 24% [2, June 2012]. Причина этого явления состоит в том, что растёт конкурентоспособность и, как следствие, рыночная доля европейских и азиатских стран. Так, за 2000 - 2012 гг. доля Великобритании на рынке международных долговых обязательств выросла с 11 до 13%, доля Сингапура - с 0,16% до 3% (т.е.

последняя увеличилась более чем в 18 раз) [2, June 2012].

Вторая проблема состоит в том, что, несмотря на декларируемую Соединёнными Штатами политику либерализации национальных финансовых рынков, зарубежным компаниям сложно пробиться на американский рынок. Сложившаяся в США система государственного регулирования рынка ценных бумаг и достаточно жёсткие правила процедуры листинга на ключевых американских биржах затрудняют для нерезидентов проведение первичной распродажи акций (IPO) в США. Так, закон "О ценных бумагах" 1933 г. (Securities Act of 1933) ввёл жёсткую систему регулирования выпуска ценных бумаг в обращение и запретил фальсификацию торговли ими. По закону установлены требования, в соответствии с которыми эмитент обязан обеспечить полное раскрытие информации для потенциального инвестора. Выпуск ценных бумаг становится возможным только после того, как эмитент зарегистрирует в федеральном органе заявление, содержащее оговорённую законом информацию.

Безусловно, отмеченные проблемы сдерживают процесс сближения американского финансового рынка с развивающимися рынками. Вместе с тем именно жёсткость американского законодательства и высокий рейтинг торговых площадок обеспечивает финансовой системе США ту завидную надёжность, которая и привлекает на американский рынок деньги всей глобальной экономики.

В современной мировой экономике США являются основным импортёром финансовых ресурсов, сбережённых для них всеми другими странами. В начале 2012 г. на долю США приходилось 38,5% мирового импорта капиталов [3, р. 3]. Доля стран ЕС в мировом импорте капиталов намного ниже (Италия - 5,7%, Франция - 5%, Испания - 4,5%;

Германия является нетто - экспортёром капиталов). Высокий спрос на американские государственные и корпоративные ценные бумаги обеспечивается стабильно высокой конкурентоспособностью и надёжностью американской экономики, её сложившимся хорошим инвестиционным имиджем.

Список литературы 1. Economic Report of the President 2012.

2. Bank of International Settlements Quarterly Review. March 2008;

June 2012.

3. IMF Global Financial Stability Report April 2012, Statistical Appendix.

4. Science and Engineering Indicators 2012, NSF.

5. http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_ strategy.pdf стр. ПРОТЕСТАНТИЗМ И МЕССИАНСКИЕ ОСНОВЫ ВНЕШНЕЙ Заглавие статьи ПОЛИТИКИ США Автор(ы) М. А. Алхименков США - Канада. Экономика, политика, культура, № 10, Источник Октябрь 2012, C. 19- Место издания Москва, Россия Объем 53.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПРОТЕСТАНТИЗМ И МЕССИАНСКИЕ ОСНОВЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США Автор: М. А. Алхименков УДК 327. М. А. Алхименков* Институт США и Канады РАН, Москва В статье рассматривается историческая роль американского протестантизма в формировании внешнеполитического курса Вашингтона. Особое внимание уделено идее исключительности США, вытекающей из мессианских религиозных воззрений американцев. Анализируется консервативное возрождение, начавшееся в США в 1970-х годах и резко усилившее влияние "правых протестантов" на внешнюю политику страны в эпоху Р. Рейгана и Дж. Буша-мл. Вот почему светская по духу администрация Барака Обамы сталкивается сейчас с нарастающим сопротивлением религиозных консерваторов, которые укрепляют своё положение среди республиканцев.

Ключевые слова: протестантизм, религиозный фундаментализм, евангельские христиане, правые христиане, мессианская идея, пуританизм, Град на холме, идея американской исключительности, "моральное большинство", консерватизм Р. Рейгана, неоконсерватизм и администрация Дж. Буш-мл, правые республиканцы, администрация Б. Обамы и внешнеполитический реализм.

Как известно, внешняя политика Соединённых Штатов имеет стойкую мессианскую основу. Её история уходит корнями в летопись становления американского национального сознания, отражая представления Америки о Добре и Зле и формируя мессианское мировоззрение, присущее американцам. Если выделять истоки мессианизма в США, то это, безусловно, религия и в первую очередь американский протестантизм в его разнообразных формах, ставший фундаментом для того восприятия мира, которое американцы заложили и в свою политику на мировой арене. История религиозного влияния на идеологию, общество, а в итоге и на внешнеполитический курс Соединённых Штатов начинается задолго до рубежных для международной политики Вашингтона и 1941 гг., связанных со вступлением США в две мировые войны и последующим превращением в сверхдержаву.

Формирование религиозно-исторического фундамента Американцы всегда воспринимали свою страну как носителя определённой миссии мирового масштаба. Причём появление мессианской идеи произошло * АЛХИМЕНКОВ Михаил Александрович - младший научный сотрудник ИСКРАН. E-mail:

alkhimenkov@yandex.ru стр. ещё до формирования американской государственности. Мессианизм появился в Америке с кораблями первых переселенцев-пуритан и быстро стал неотъемлемой частью духовно нравственного и общественно-политического мышления жителей североамериканских колоний.

Пуританизм являлся особой, происходившей от учения Жана Кальвина, формой протестантизма. Жёсткая морализаторская позиция пуритан, их экономическая независимость от британской короны привели к тому, что логичным выходом для многих стал отъезд за океан с целью строительства принципиально нового общества на континенте, ставшем для них своеобразной "табула раза" (чистой страницей). Пассажиры знаменитого "Мэйфлауэра", исповедовавшие этот религиозный культ, видели себя далеко не просто колонистами, а новым избранным Богом народом - "Новым Израилем".


Поэтому земля Северной Америки, по их мнению, была дарована им Всевышним. Они собирались построить там "Град на холме", т.е. совершенное общество, которое должно было бы стать примером для всего остального человечества. Об этом писал духовный лидер пуритан Джон Уинтроп. Известный российский американист Э. Я. Баталов отмечает: "Гонимые в Европе, пуритане ощущали себя в Америке силой, способной не только самоутвердиться, но и в перспективе встать над теми, пусть для начала только лишь в теологическом и моральном плане, кто сделал их изгоями" [2, с. 177].

Пуританизм сыграл большую роль в духовном и общественном становлении будущих Соединённых Штатов;

она была связана, прежде всего, с утверждением образа жизни, опирающегося на такие религиозно-этические ценности, как доктрина призвания, осуждение праздности и расточительства, культ трудолюбия и делового успеха, упорство в достижении целей, стоическое отношение к жизненным неудачам.

Эти принципы стали органичной основой морального кодекса американцев, в котором материальный интерес и мораль не противопоставлены друг другу, а во многом объединены. В качестве культурно-исторического феномена пуританизм оказался важным фактором при формировании американского национального характера [11]. Пуританское мировоззрение также отличалось рядом черт, которые и по сей день сохраняются в американском политическом мышлении. Среди них прагматичный рационализм;

убеждённость в собственной правоте и моральной чистоте;

нетерпимость к иным взглядам;

восприятие своего общественно-политического устройства как наиболее совершенного из всех;

осуждение традиций других культур как устаревших, деспотических, ошибочных;

намерение противопоставить им свой, новый, совершенный порядок;

стремление к буквальному воплощению религиозных принципов в жизнь;

и, наконец, упрощённое, манихейское видение мира.

Пуританизм, лишившись идеологической монополии уже в первой половине XVIII века, успел проложить историческую колею для дальнейшего духовного развития американской нации. Общество, не имея длительной единой истории, объединилось через ощущение собственной исключительности, дихотомически сочетавшейся с универсализированным, лишённым традиционной национальной культуры образом жизни. Можно сказать, что идеологическое вос стр. приятие самих себя как носителей особых ценностей сформировало и саму гражданскую идентичность американцев.

Э. Я. Баталов по этому поводу справедливо отмечает: "Обобщённым выражением представлений американцев о своей избранности (уникальный континент, дарованный Всевышним, уникальный народ, ведомый Богом;

уникальный политический строй, уникальная империя;

необыкновенное будущее, уготованное Америке, которое не будет походить на судьбу других стран, игравших первые роли в мировой истории) стала концепция американской исключительности (American exceptionalism)" [1, с. 17].

Из идеи о собственной исключительности и уникальной миссии всемирно-исторического масштаба вытекают мессианские императивы, направленные за пределы страны.

Протестантизм же как доминирующая форма американской религиозной жизни не только стал важнейшей составляющей самоидентификации англосаксонского этнокультурного ядра США, но и заложил фундамент общего американского национального самосознания.

Важно отметить, что собственно религия далеко не всегда была ключевым фактором практической политики (зачастую ее теснил сугубо светский, либеральный взгляд на мир).

Но заложенное религией мессианское мировоззрение всегда было таковым фактором. При этом американский тип мессианизма изначально являлся модернистским по своей сути.

Несмотря на частый консерватизм в формах социального проявления, в отношении окружающего мира он носил резко обновленческий характер, изначально опровергая все сложившиеся веками традиции Старого Света.

Парадигма пуританского проекта "Града на холме" навсегда привила США ощущение собственной правоты и превосходства в отношениях с остальным миром. Но со временем проявилась и другая черта, прямо связанная с внешней политикой - мессианский экспансионизм Соединённых Штатов.

Историческое развитие мессианизма во внешней политике США Уже при создании США в конце XVIII века отцы-основатели видели в новой республике уникальный исторический эксперимент, который в дальнейшем станет примером для всех других стран. Не имея ещё реальной силы, Соединённые Штаты оставались в целом на позициях изоляционизма, но после революционных изменений в странах Латинской Америки в начале XIX века, в доктрине Монро (1823 г.) проявилось их исходное стремление к распространению своих ценностей за пределы США. Всё Западное полушарие объявлялось как бы новым миром, где не властны феодально-монархические порядки европейских государств. Американцы уже тогда сформировали ещё одну дихотомию своего политического сознания, соединив идеи изоляционизма и экспансии на уровне целого полушария.

При этом идейный аспект их геополитической мысли также развивался в духе мессианизма, заложенного верой в исключительность США. Вот лишь некоторые яркие примеры. В 1845 г. демократ Дж. О'Салливан писал в своей доктрине "Предначертание судьбы" (Manifest Destiny) о том, что Соединённые стр. Штаты должны распространяться по континенту, дарованному им Богом, выполняя тем самым не просто экспансионистскую, но духовную миссию продвижения свободы [26].

Само понятие "предначертание судьбы" в принципе традиционно для протестантского вероучения. Потому мыслители и политики в США, наполняя свои речи пафосом религиозной борьбы, описывали будущее как процесс закономерного и абсолютно предопределённого переустройства молодой республикой "неправильного" мира, начиная с Североамериканского континента. Э. Я. Баталов отмечал своеобразный синтез религиозных основ США и, на первый взгляд, сугубо светской идеи распространения демократии: "Конечно, миф о "явном предначертании" сложился не на пустом месте. В нём нашли воплощение не только твёрдая вера религиозного сознания в правоту Священного Писания, но и искреннее побуждение американских революционеров и просветителей "распространить демократию" на новые территории" [2, с. 178].

В 1898 г. политик и историк республиканец А. Беверидж выступил со своей знаменитой речью "Поступь флага" (March of the Flag). Он также обосновал территориальную экспансию США (на этот раз в отношении Кубы, Пуэрто-Рико и Филиппин), говоря о расширяющих своё влияние Соединённых Штатах как о Земле, дарованной Провидением [18]. В 1941 г. Генри Люс, называя XX век "американским веком", высказался о том, что американцы должны служить своей великой альтруистической миссии, став "добрыми самаритянами для всего мира" [30]. В 1985 г. в доктрине Рейгана, подготовленной с помощью консервативного фонда "Наследие", вновь шла речь о всемирной миссии США, их помощи всем "борцам за свободу" в Афганистане, Никарагуа и других странах [19]. По мнению историка из Колумбийского университета А. Стефансона, Рейган точно так же руководствовался доктриной "предначертания судьбы", как и его предшественники [41].

Таким образом, религиозный мотив в сфере внешней политики звучал в словах американских общественных и политических деятелей на протяжении всей истории США.

Нельзя не отметить и историческую роль мессианско-религиозного фактора в отношениях США с Россией. Очевидно, что ни одна другая великая держава, включая "родственников" американцев по протестантскому миру, не делала такой сильный моральный акцент при реализации собственной внешней политики, как Соединённые Штаты. Пожалуй, лишь православная, а затем и большевистская Россия имела ясное понимание своей всемирной миссии в борьбе за идеалы Добра. Взгляд в духовное прошлое США раскрывает многие скрытые причины недопонимания между двумя странами. Неприязненное отношение к России, столь часто характеризующее американский истеблишмент, порождается не только геополитическими противоречиями или страхом перед российской имперской экспансией. Оно предопределено также духовно-историческими парадигмами двух стран. Речь идёт и о подсознательном восприятии американцами России как потенциального конкурента на поле создания мировых мессианских идей. В. Крашенинникова справедливо отмечает: "Мессианство вот истинный предмет конкуренции для Америки в случае с Россией. В этой области Америка не терпит соперников" [7, с. 306]. Поэтому борьба с "коммунистической идеей", во многом встроившейся в парадигму "Третьего Рима" (к слову, по сути "заочно конкурирующую" с идеей "Града стр. на холме"), имела выраженную религиозную подоплеку и затрагивала вопрос глобальной универсализации своих ценностей.

Восприятие элитой США американских ценностей как универсальных, общемировых непреложная черта и современного американского внешнеполитического мышления.

Хороший пример из текущей политической жизни -мнение посла США в РФ М. Макфола, написавшего в связи с событиями в Москве 5 марта с.г.: "Тревожно видеть аресты мирных демонстрантов на Пушкинской площади. Свобода слова и собраний это универсальные ценности" [34]. Вторая часть фразы ясно указывает на характер отношения США к либеральной доктрине как единственно верной для всех наций.

При этом ясно, что когда речь идёт о формах социального поведения, зачастую заметен их цивилизационный характер и различия, предопределённые образом бытия разных народов. Американцы же не учитывают эти особенности других культурно-исторических типов, что особенно чётко видно на примере их стремления сформировать либерально демократические режимы в странах Ближнего Востока. Вместо этого лишь усиливаются фундаменталистские силы. Однако такова особенность идейного и социально политического мышления истеблишмента США.


Оборотная сторона американской веры в универсальность своих ценностей вышеописанное ощущение своей исключительности. Американский учёный-юрист (ныне советник Госдепартамента) Харольд Х. Кох отмечает: "Вера в свою собственную исключительность иногда приводила к определённой невосприимчивости самих американцев, т.е. тенденции читать проповедь другим народам чаще, чем слушать их и полагать, что американские мотивы чисты, в то время как намерения других - нет" [27].

Фундаментом такого восприятия служит религия. Американский исследователь внешней политики Уолтер Р. Мид отмечает: "Религия формирует национальный характер, помогает образоваться американским идеям относительно устройства мира и влияет на то, как Америка реагирует на события, происходящие за пределами её границ. Религия объясняет, почему американцы ощущают самих себя избранным народом и верят в то, что их долг распространять свои ценности по всему миру" [33].

При рассмотрении истории развития религиозного фактора в США обращает на себя внимание определённая цикличность. Так, консервативные и социально проповеднические формы протестантизма, доминировавшие в XVII веке, вновь набирали силу в первой половине XVIII и в XIX веках (феномен "Великих пробуждений" - Great Awakenings). Но во второй половине XVIII столетия и в середине XX века они уступали более либерально-модернистским направлениям. Однако в наши дни наибольшую роль вновь стали играть в той или иной степени традиционалистские вероучения, вытесняющие умеренные формы американского протестантизма. У. Мид указывает на связь между очередной трансформацией религиозного сознания американцев и внешней политикой Вашингтона: "Более консервативные течения американского протестантизма приобретают приверженцев, а либеральный протестантизм, который доминировал в стране в середине двадцатого столетия, ослабевает. Это смещение уже серьёзно изменило внешнюю политику США" [33].

стр. Относительно недавно вновь стало заметно прямое, а не опосредованное общей мессианской канвой влияние религиозных ценностей на формирование внешнеполитической повестки дня.

Таким образом, сейчас наблюдается рост влияния консервативного протестантизма как современного выразителя американской мессианской религиозной идеи. Но что представляют собой современные американские "правые" протестанты и близкие к ним направления в религиозной структуре США?

Американский протестантизм: основные традиции. Связь евангелизма и фундаментализма Религиозная структура США крайне сложна и многообразна. Наибольшую часть верующих составляют протестанты. Они разделены по десяткам направлений и сотням различных деноминаций, что делает многомиллионную протестантскую общину Соединённых Штатов чрезвычайно фрагментарной. В американском протестантизме существуют три религиозные традиции (или типы церквей): "мейнстримовская" (mainline), евангелистская (evangelical), a также традиция, относящаяся преимущественно к чернокожему населению США (black churches) [44]. При этом зачастую границы между ними проходят внутри направлений, поэтому их соотнесение с тремя традициями всегда богато на исключения.

К "мейнстримовской" традиции относятся представители конгрегационалистских, епископальных, большинства методистских церквей, северных баптистов и т.д. Многие церкви этого типа активно сотрудничают друг с другом на платформе таких организаций, как Национальный Совет Церквей. Отличительные черты "мейнстримовцев" относительная умеренность и либерализм. Исторически, именно "мейнстримовские" протестанты занимали лидирующие позиции в американском обществе, составляя до начала XX века большинство среди верующих, а также пополняя ряды элиты США (в сферах политики, бизнеса, образования, науки и т.д.) [48, р. 4]. Однако в течение XX века это базовое направление в американском протестантизме, становясь всё более толерантным, стало сдавать свои позиции;

одна из причин - рост влияния другой ключевой традиции - евангелистской.

Американские евангелисты ("евангельские христиане") в основном, последователи неопротестантских деноминаций: южные баптисты, пятидесятники, меннониты, часть пресвитериан и т.д. У них также есть координирующая организация - Национальная ассоциация евангелистов (National Association of Evangelicals). Помимо особенностей вероучения, их важная отличительная черта - активная социальная и миссионерская политика [47]. Тяга к проповедничеству во многом позволяет евангелистам набирать популярность среди верующих в США. Американское евангелистское учение исторически возникло несколько позже основных направлений в американском протестантизме, впервые проявив себя в ходе "Великих пробуждений".

Историческая причина их возвышения в XX веке лежит в борьбе между модернизмом и фундаментализмом, развернувшейся чуть более 100 лет назад в американском религиозном сообществе. "Мейнстримовские" протестанты стр. заметно сдвинулись в сторону либерального модернизма, что ослабило собственно религиозный аспект в их политике, вызвав неприятие "фундаментальных христиан".

Интересно, что сам термин "религиозный фундаментализм" изначально появился в отношении американских протестантов. Причём ввели его именно евангелистские теологи, описавшие определённый набор фундаментальных убеждений, заведомо не обсуждаемых [23]. Фундаментализм на американской почве основывается на непререкаемом принятии в качестве основы веры ("фундамента") всего текста Священного Писания и отвергает возможность его рационалистической интерпретации.

Фундаментальный подход к Библии присущ большей части американских евангелистов.

Поэтому их часто связывают непосредственно с фундаменталистским течением. Однако это не совсем так. Евангелистские церкви, в целом имея социально-консервативный характер, не отгородились от общества (что характерно для фундаменталистов) во многом именно благодаря своему активному миссионерству. Степень ортодоксальности среди евангельских христиан Соединённых Штатов также серьёзно варьируется (существует либеральное и консервативное направления). Так что их можно причислить к исторически третьему направлению - между модернистами и фундаменталистами [33].

Евангелизм и фундаментализм - не совпадающие, хотя во многом пересекающиеся понятия. Фундаментализм ставит во главу угла верность теологическим догматам, евангелизм же социально активен и стремится обрести опыт "зановорождения во Христе" (для последователей характерно название "born-again Christians"). Поэтому, если считать протестантов-фундаменталистов ультраконсерваторами, то евангелистская традиция, безусловно, неоконсервативна по своей природе, что важно для понимания её влияния на политику США в начале XXI века.

И всё же налицо близость евангелизма с фундаментализмом. Бросается в глаза относительная территориальная компактность протестантских фундаменталистов в США, проживающих, прежде всего, в южных штатах, в так называемом "библейском поясе", который охватывает земли ниже знаменитой линии Мэйсона-Диксона вдоль пограничных штатов [31]. Это во многом совпадает с историческими границами крупнейшей евангелистской церкви США -Южной баптистской конвенции, сыгравшей важную роль в формировании принципов протестантского фундаментализма. Основа его общественно политической доктрины проста и довольно-таки универсальна. Индийский исследователь Й. Сиканд выразил её триадой "Христос, капитализм и американское превосходство" [40].

Такая установка была воспринята консервативными евангельскими христианами США и активно поддерживается ими, особенно со второй половины XX века.

Именно евангелисты стали в начале XXI века главными выразителями взглядов "фундаментальных христиан". И неудивительно, учитывая тот факт, что консервативное направление в евангелизме проявляет себя наиболее активно, а общее число евангельских христиан значительно превышает число стойких фундаменталистов. Последнее обстоятельство позволяет иногда считать их просто радикально-консервативным крылом евангелизма. Поэтому в ряде случаев два понятия по факту совпадают.

стр. Усиление совокупного влияния религиозных консерваторов - объективная тенденция, начавшаяся в США с конца 1970-х годов. Особую активность в этом процессе демонстрируют именно евангелистские церкви. Они - связующее звено между умеренными и радикальными представителями протестантских кругов.

Американские консервативные протестанты и внешняя политика США:

пробуждение во второй половине XX века "Правые протестанты" стремятся активно воздействовать на внешнюю политику правительства США. Однако так было не всегда. Долгое время внимание религиозных организаций сосредотачивалось почти исключительно на вопросах внутренней американской жизни. Ситуация резко изменилась с началом "холодной войны". Старт глобального противоборства с СССР и создание государства Израиль заставили американских христиан-фундаменталистов обратить свой взор на область мировой политики как на арену библейских апокалипсических событий, что стало своеобразным катализатором их активности в сфере внешней политики.

Однако на протяжении долгих лет "холодной войны" воздействие религиозных организаций на формирование внешнеполитического курса США вряд ли было определяющим. И лишь в последней четверти XX века их роль стала быстро возрастать.

Так, евангелистские круги способствовали победе обещавшего вернуть Америке утраченные моральные ценности Джимми Картера (представителя тогда Южной баптистской конвенции) на президентских выборах 1976 г. При нём же произошло возвращение моральных ценностей (к слову, имеющих явные религиозные истоки) во внешнеполитическую повестку Вашингтона. Советские американисты писали: "После прихода к власти администрации Дж. Картера в её внешней политике проявляется весьма характерная черта _ сочетание ярко выраженной склонности к морализму с "силовым подходом"" [15, с. 114].

А уже в конце 1970-х годов созданная проповедником Джерри Фолуэллом организация "Моральное большинство" (Moral Majority) внезапно для представителей высокообразованных и секуляризированных кругов стала превращаться в заметную силу на американской политической сцене [17]. Российский американист В. Н. Гарбузов пишет:

"Главная особенность "новых христианских правых" состояла в том, что они не ограничивали себя лишь темами морали и религии. Прежде всего, их характеризовали тесная связь с право-консервативной элитой и ультраправым крылом Республиканской партии и активная вовлечённость в политику, через которую они и стремились проводить свою линию по проблемам социальных отношений, морали, культуры и религии" [6, с.

115]. Консервативное возрождение американского общества стало принимать всё более отчётливые черты, что также отмечали советские исследователи: "Настроение недовольства аморализмом в США проявилось в * Впрочем, "излишняя" либеральность Картера вскоре разрушила этот союз.

стр. форме общих, обращённых ко всем институтам власти требований повысить уровень моральной ответственности. В этой связи понятна готовность многих американцев поддерживать именно тех политических лидеров, которые декларировали приверженность "традиционным нормам морали"" [15, с. 115].

В итоге настоящий прорыв "фундаментальных христиан" в вопросе влияния на внешнюю политику Вашингтона произошёл при Рейгане. Консервативные евангелисты во главе с Фолуэллом и "Моральным большинством", а также другие евангелистские проповедники поддержали его в 1980 г., во многом из-за веры в избранничество Америки и её особую роль в "Армагеддоне" [25]. Рейган, будучи сам человеком ультраконсервативных взглядов, способствовал закреплению аналогичного характера политики США и усилению "новых христианских правых".

Широко известна религиозная подоплёка советофобии Рейгана. Падение СССР было мессианской целью американских фундаменталистов. В этой связи символично, что само определение "империя зла" впервые появилось в речи Рейгана, произнесённой на конференции Национальной ассоциации евангелистов [14].

Показательно и то, что известный инцидент, когда советским истребителем был сбит южнокорейский лайнер, администрация Рейгана превратила осенью 1983 г. в агрессивную пропагандистскую кампанию в классическом религиозном духе борьбы сил Добра и Зла.

При этом СССР и его руководство всячески демонизировались, а США изображались "наилучшей надеждой человечества" [13, с. 278 - 280]. Благодаря такой чёрно-белой истерии Рейгану удалось получить и вполне прагматичные дивиденды, в частности добиться от Конгресса ассигнований на создание новой МБР "MX", в чём законодатели длительное время отказывали президентам.

Окончание "холодной войны" войны и распад СССР, на первый взгляд, лишило американских "правых христиан" образа врага. Однако очень скоро роль "сил зла" в их понимании была отведена арабским противникам США и Израиля.

Быстро росло и недовольство консервативных религиозно-политических кругов "расслабленной" политикой администрации Клинтона. Это также способствовало тому, что к концу XX века влияние религиозных сил в США вновь стало возрастать.

Американский журналист М. Помпер писал: "Религиозные консерваторы, которые были сконцентрированы почти исключительно на внутренних делах с момента окончания "холодной войны", вновь обращаются к внешней политике, говоря о том, что Америка теряет свой моральный компас. Но поскольку они стараются возродить подход Рональда Рейгана к международным делам, то видят, что тяжело воскресить политическую коалицию, которая поддерживала их политику" [35].

Однако объединение такого рода всё же появилось. Его общей основой стала идеология неоконсерватизма. Во второй половине 1990-х сформировался проект "За новый американский век" ставший своеобразным "мозговым центром неоконов". Под опубликованным в 1997 г. "Заявлением о принципах" подписались многие видные деятели правого крыла американской политической и экспертной элиты, требующие возвращения моральных и политических стр. образцов эпохи Рейгана, а также сильной военной и внешней политики, курса на доминирование Соединённых Штатов в мире [36]. Свои подписи поставили Дэниэл Каган, Стив Форбс, Норман Подгорец, а также Дик Чейни, Джеб Буш, Залмай Халилзад, Пол Вулфовиц, Дональд Рамсфелд и другие известные деятели, многие из которых впоследствии сыграли определяющую роль в работе администрации Дж. Буша-младшего.

Сам миф о "величии внешней политики" Рейгана и "его победе в "холодной войне"" оказался чрезвычайно живучим и притягательным для правых. Этому способствуют и страх перед исламским миром, постепенно нагнетавшийся с 1990-х годов, и концепция "столкновения цивилизаций". Таким образом, уже к началу президентства Дж. Буша младшего американское консервативное религиозное возрождение восстановило свои позиции и вышло на новый этап развития.

Дж. Буш-мл. и евангелисты Именно при 43-м президенте США произошло столь желаемое для сторонников Рейгана возрождение религиозного императива в политике Вашингтона. Усилилось влияние религиозных организаций на американскую политику в мире, возродился и доминантный, "рейгановский", дух внешней политики. Например, в документе "Стратегия национальной безопасности США" (2002 г.) его составители заявили: "Соединённые Штаты располагают беспрецедентными и не имеющими себе равных силой и влиянием в мире" [42].

Сам Буш не раз говорил, что действует "по воле божьей" (в частности, в борьбе против режима С. Хусейна), а в ходе реализации политики США на мировой арене он неоднократно апеллировал к вере. Так, в ходе президентских дебатов 2004 г. он заверял американцев: "Я верю в то, что Бог хочет видеть каждого свободным. И то, во что я верил, было частью моей внешней политики. В отношении Афганистана я не сомневаюсь, что свобода для этой страны - дар Всевышнего" [22]. Поддержка евангелистских кругов не заставила себя долго ждать, равно как, впрочем, и встречная критика со стороны умеренных сил. Издатель журнала "Америкен консерватив" Дж. Б. Атли вспоминал:

"Евангелисты любили Джорджа Буша, они выступали за две войны против Ирака и за оккупацию Афганистана. Их недоверие и невежество в познании внешнего мира зиждется исключительно на вере, что Бог всегда на стороне Америки" [45].

Первый срок президентства Дж. Буша-мл. не развеял поддержки евангелистов, имеющей, правда, свои пределы. Доклад влиятельной американской неправительственной организации "Совет по международным отношениям" (Council on Foreign Relations, CFR) в 2004 г. свидетельствовал: "Опросы общественного мнения показывают, что евангелисты полностью поддерживают переизбрание Дж. У. Буша на второй срок президентства. Они наиболее стойкие во всей стране защитники Израиля и остаются сторонниками военной кампании США в Ираке. Однако, по мнению экспертов, ошибочно думать, будто евангелисты - это монолитная сила, неизменно идущая нога в ногу с администрацией Буша. Главная евангелистская группа, например, недавно выступила с обращением, в котором призвала к большей активности правительство стр. США в вопросах предотвращения глобального потепления и борьбы с бедностью.

Евангелисты оказывают давление на Белый дом и Конгресс, требуя принять ряд инициатив в гуманитарной сфере и в сфере прав человека" [32].

У. Мид отмечал в 2006 г.: "Евангелисты, влияние которых росло, воздействуют на внешнюю политику США несколькими способами, и два вопроса в особенности иллюстрируют произошедшие изменения. В сфере политики и прав человека евангелистское руководство изменяет приоритеты и методы, но увеличивает общую поддержку по линии внешней помощи и защиты прав человека. И в вопросе об Иерусалиме их усиливающееся влияние способствует углублению поддержки израильскому государству со стороны США, в то время как либеральный христианский истеблишмент дистанцируется от Иерусалима" [33].

Ближний Восток вообще привлекает наибольшее внимание "правых христиан" США. Они активно поддерживают планы его демократизации. В израильско-палестинском конфликте евангелисты выражают полную поддержку Израилю, одобряя даже самые жёсткие акции Тель-Авива. Так, согласно результатам опросов, проведённых в США среди христиан-евангелистов, около 90% посчитали оправданным уничтожение духовного лидера "Хамас" шейха Ахмеда Ясина [24].

Сам Дж. Буш-мл. подвергался иногда критике со стороны фундаменталистской части евангелистов за свою "умеренность". В то же время для действительно умеренно религиозной части американцев Дж. Буш-младший и его команда казались едва ли не религиозными фанатиками, а их внешняя политика сравнивалась с крестовыми походами.

Так или иначе, "неоконы" по сути вернули религии ведущее место во внешней политике Вашингтона. Общественной основой этого "религиозного возрождения" при Буше стали консервативные евангелисты.

При этом американских протестантов-евангелистов все чаще живо интересуют самые широкие вопросы. По заявлению Ричарда Лэнда, председателя Комиссии по вопросам этической и религиозной свободы Южной баптистской церкви США (Ethics and Religious Liberty Commission, ERLC), в американской внешней политике евангелисты выделяют три ключевых приоритета: 1) максимизация свободы и демократии в мире, создание наибольшего числа самоуправляемых демократий;

2) полная свобода религии и свобода совести для людей по всему земному шару;

3) приложение усилий для облегчения страданий от бедности, угрожающей людям во многих частях земного шара [20].

В годы президентства Дж. Буша-мл. евангелисты оказали значительное влияние на внешнеполитический курс Белого дома. Они сыграли особую роль в таких вопросах, как:

1) окончание войны в Судане;

евангелисты поддерживали южную, преимущественно христианскую часть (а теперь уже новообразованное государство Южный Судан);



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.