авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 327

ББК 66.4 (5 Каз)

Р 43

Редакционная коллегия:

Б.К. Султанов (ответственный редактор),

С.К. Кушкумбаев, М.А.

Абишева, А.К. Нурша,

У.М. Нысанбек (ответственный за выпуск)

Рекомендовано к печати Ученым Советом

Казахстанского института стратегических исследований

при Президенте РК

Р- 43 Республике Казахстан 15 лет: достижения и перспективы: мат.

науч.-практ. конф. (28 нояб. 2006 г.). — Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2007. — 204 с.

ISBN 9965-458-50-2 Научно-практическая конференция «Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы» была организована Казахстанским институ том стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан 28 ноября 2006 г.

В сборник материалов включены доклады участников конферен ции, охватывающие широкий круг вопросов, связанных с проблемами становления внешней политики Казахстана в контексте трансформации глобальных и региональных политических процессов, особенностями раз вития экономической стратегии республики, а также с реформированием политической системы Казахстана за годы независимости.

Сборник предназначен для политологов, историков, специалистов международников, экономистов, государственных служащих, препода вателей и студентов высших учебных заведений, а также широкого круга читателей, интересующихся вопросами экономического, политического развития республики и внешней политики Казахстана после обретения независимости.

Р ББК 66.4 (5Каз) 00 (05)- ISBN 9965-458-50-2 © КИСИ при Президенте РК, ОГЛАВЛЕНИЕ Приветственное слово Б.К. Султанова................................................. Глава I СТАНОВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КАЗАХСТАНА ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ.............................................................. Султанов Б.К.

Многовекторная внешняя политика Казахстана:

опыт и перспективы.................................................................................... Кушкумбаев С.К.

Центральноазиатский вектор внешней политики Казахстана:

поиск оптимальной модели сотрудничества.......................................... Сыроежкин К.Л.

Китайский вектор во внешней политике Республики Казахстан.............................................................................. Ауелбаев Б.А.

Опыт политических реформ в Центральной Азии и казахстанско-кыргызстанские отношения..........................................  Исаев К.Д.

Республика Казахстан и Европейский Союз:

основные этапы сотрудничества за 15 лет независимости Казахстана....................................................................... Нургалиев М.Е.

Развитие казахстанско-американских отношений за годы независимости............................................................................... Глава II ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КАЗАХСТАНА:

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ................................................................ Шоманов А.Ж.

Дальнейшая модернизация политической системы Казахстана как один из приоритетов его конкурентоспособного развития.......................................................  Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы Морозов А.А.

Развитие СМИ Республики Казахстан за годы независимости:

основные этапы и современное состояние.............................................. Лукпанова С.С.

Влияние глобализации на процессы политической модернизации в Казахстане...................................................................... Сейлеханов Е.Т.

Опыт демократизации в Казахстане:

анализ предпосылок и прогнозные оценки............................................ Тастенов А.Ж.

Основные тенденции политического транзита Казахстана за годы независимости.......................................................... Глава III ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХСТАНА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ....................................................... Гусева Л.Ю.

Основные достижения социально-экономической модернизации РК и перспективы роста конкурентоспособности............................................................................ Рахматулина Г.Г.

Казахстанские реформы — важный фактор устойчивого развития страны................................................................. Лохман Б.

Энергетическая политика и устойчивое развитие Республики Казахстан.............................................................. Нысанбек У.М.

Современное состояние финансовой системы Республики Казахстан.............................................................................. Нарибаев М.К.

Казахстан и страны Центральной Азии:

перспективы регионального экономического сотрудничества.......................................................................................... Ерасылова А.Б.

Факторы устойчивого развития аграрного сектора в Республике Казахстан............................................................. Егемберды Е.К.

К истории становления предпринимательской среды в Республике Казахстан............................................................................ Сведения об авторах............................................................................... Информация о КИСИ............................................................................. Information about the KazISS................................................................. Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО Директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Б.К. Султанова История независимого Казахстана насчитывает всего 15 лет — срок крайне незначительный, если сравнивать с историей неко торых государств. Однако, если вспомнить, с чего мы начинали, то за это время нашей стране удалось сделать немало.

По словам Главы государства, к моменту обретения независи мости в 1991 г. «Казахстан был отчаянно беден и отчаянно ограни чен в своих действиях. Мы не обладали ни знаниями, ни опытом самоуправления и очень слабо представляли, как функционируют современные рынки, и все, что мы знали, — это то, что если мы не будем действовать быстро, то вместо нового и независимого госу дарства у нас будет анархия» [1].

В результате распада СССР произошел разрыв межрегиональ ных хозяйственных связей, обвал и хаос в экономике бывшего единого государства. Экономика Казахстана, как и экономики остальных новых независимых государств, по многим параметрам оказалась отброшенной на несколько лет назад. Произошел значи тельный спад производства. Объем производимой промышленной продукции в Казахстане в 1991—1992 гг. соответствовал объему производства середины 1970-х гг. Резко увеличилась безработи ца. Угрожающие размеры приобрела инфляция. Неуверенность в завтрашнем дне привела к тому, что более 2,5 млн наших граждан покинули страну.

Республика столкнулась с ранее неведомыми угрозами: террориз мом, религиозным экстремизмом, наркотрафиком, международной организованной преступностью.

Необходимо было принятие решительных и оперативных мер для перевода отечественной экономики в нормальное состояние. При этом в условиях того времени с учетом расстановки и соотношения сил в обществе нельзя было не принимать во внимание и полити ческий фактор, заключавшийся в том, что в случае провала реформ не исключен был возврат страны к прежней системе общественно политических и экономических отношений.

В результате проведения экономических реформ Казахстан добился за годы независимости внушительного прогресса во всех сферах социально-экономического развития. Приватизировано бо лее 80% экономики, демонтирована командно-административная система управления, создана нормативно-правовая база рыночной инфраструктуры. Объем прямых иностранных инвестиций в казах станскую экономику составил более $50 млрд. На Казахстан прихо дится более 80% всех прямых инвестиций, пришедших в Среднюю Азию. В ближайшие десять лет, по словам Главы государства, в освоение месторождений нефти, газа и других казахстанских недр будет привлечено еще $30 млрд. Экономика страны увеличится в 3,5 раза. В итоге на сегодняшний день Казахстан является одним из лидеров СНГ по основным экономическим показателям.

Создание необходимого экономического базиса позволило приступить к реформам государственных, политических и общест венных институтов. Широкое обсуждение Общенациональной программы демократических реформ свидетельствует о том, что власть старается придать процессу демократизации характер об щенационального дискурса для того, чтобы учесть максимальное число мнений. Как считает Глава государства, «мы продолжим масштабные политические реформы в стране, направленные на по вышение эффективности политической системы и государственного устройства Казахстана» [2].

В области внешней политики были созданы необходимые пред посылки для успешного развития страны.

Особую роль в рамках концепции национальной безопасности сыграла стратегия территориальной целостности страны, реализо ванная по инициативе Главы государства и включающая в себя:

1) осуществление в кратчайшие сроки делимитации и после дующей демаркации сухопутной государственной границы РК протяженностью 14 тыс. км;

2) получение от ядерных держав гарантий территориальной неприкосновенности в обмен на вывод ядерного оружия с казах станской территории;

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы 3) установление дружеских отношений со всеми соседними государствами на основе следующих двусторонних соглашений:

Декларации между Казахстаном и Россией о вечной дружбе и со юзничестве (1998 г.);

Договора между Казахстаном и Кыргызстаном о вечной дружбе (1997 г.);

Договора между Казахстаном и Узбекис таном о вечной дружбе (1998 г.);

Договора между Казахстаном и Китаем о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (2002 г.);

4) борьба с «тремя злами» — сепаратизмом, терроризмом и экстремизмом в рамках Шанхайской организации сотрудничества, в которую, как известно, входят все государства, граничащие с Казахстаном.

В результате сегодня нет такого государства, которое бы угрожало безопасности и национальным интересам Казахстана.

Вместе с тем жизнь не стоит на месте, а следовательно, возникают новые проблемы, которые требуют оперативного и квалифицирован ного решения. При этом неизменным должно оставаться следующее:

конечной целью осуществляемых социально-экономических, поли тических реформ по-прежнему являются обеспечение процветания, безопасности и повышение благосостояния всех казахстанцев.

Литература 1. Назарбаев Н.А. Новейшая история Казахстана — важный урок потенциальным создателям новых государств // Казахстанская правда. — 25 ноября 2006 г.

2. Назарбаев Н.А. Послание Президента РК народу Казахстана. Стра тегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. — Астана, 1 марта 2006 г.

Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости Глава I СТАНОВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КАЗАХСТАНА ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ МНОГОВЕКТОРНАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КАЗАХСТАНА: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ Султанов Б.К.

История независимого Казахстана насчитывает всего 15 лет — срок крайне незначительный, если сравнивать с историей неко торых других государств. Однако за это время нашей стране удалось сделать немало — укрепить государственность, успешно завершить переход от планово-административной экономики к рыночной, за ложить основы демократии и гражданского общества.

Начало 90-х гг. XX в. характеризовалось стремительным и не обратимым развитием политических и социально-экономических процессов, коренным образом сказывавшихся на изменении в расстановке сил и перераспределении геополитического влияния.

Биполярная система международных отношений, существовавшая до начала 90-х гг. ХХ в., ушла в прошлое, и на ее место постепенно приходила качественно иная структура, поставившая все государства мира перед необходимостью выработки совершенно иных концеп ций внешней политики.

В этих условиях при разработке внешнеполитической стратегии казахстанское руководство пришло к осознанию необходимости осуществления принципа многовекторности, остающегося главным ориентиром международной деятельности нашей страны.

По мнению Президента Н.Назарбаева, многовекторность озна чает «развитие дружественных и предсказуемых взаимоотношений со всеми государствами, играющими существенную роль в мировых делах и представляющими для нашей страны практический интерес.

Казахстан в силу своего геополитического положения и экономи ческого потенциала не вправе замыкаться на узкорегиональных Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы проблемах. Это было бы непонятно не только нашему многонаци ональному населению, но и всему мировому сообществу. Будущее Казахстана — и в Азии, и в Европе, и на Востоке, и на Западе.

Проводя именно такую политику, мы сможем исключить какие-либо проявления угрозы безопасности Казахстана. Мы сможем укрепить благоприятные внешние условия экономическим и политическим преобразованиям в нашей стране» [1].

Мировое сообщество высоко ценит вклад Республики Казах стан в укрепление режима нераспространения ядерного оружия и в борьбу с международным терроризмом.

Привычными стали признания лидеров зарубежных стран, что Казахстан являет собой образец гармоничного современного мно гонационального и поликонфессионального общества.

За 15 лет независимости Казахстан смог решить все терри ториальные проблемы с приграничными странами, подписав со всеми соседями договоры о делимитации государственных границ протяженностью в 14 тыс. км, в том числе с Россией, Китаем, Кыр гызстаном, Узбекистаном и Туркменистаном.

Насколько это актуально, видно на примере наших соседей по ре гиону, где отмечаются постоянные стычки между представителями пограничных структур. Так, на минах, установленных узбекскими пограничниками на границе Узбекистана с Таджикистаном без про ведения делимитации границы, уже погибли десятки таджикских граждан, многие стали инвалидами. В свою очередь, по данным Комитета по охране государственной границы СНБ Узбекистана, только за десять месяцев 2006 г. было отмечено 24 случая противо правных действий со стороны Таджикистана [2].

В то же время на сегодняшний день ни в Центральной Азии, ни в мировом сообществе нет государства, угрожающего безопаснос ти и национальным интересам Казахстана. Несмотря на сложные региональные и глобальные процессы, наша республика имеет тесные партнерские отношения со своими соседями и ведущими мировыми державами.

Казахстан выступил инициатором важнейших мероприятий в сфере обеспечения международной и региональной безопасности.

Наша страна предложила создать общеазиатский форум, который Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости бы позволил укрепить безопасность в нашем огромном и пока еще нестабильном регионе — Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). По мнению многих экспертов, СВМДА имеет хорошие перспективы стать ключевым механизмом коллек тивной безопасности в Азии.

Наша страна является инициатором создания региональных (Организация центральноазиатского сотрудничества, Союз цент ральноазиатских государств) и субрегиональных интеграционных объединений (Евразийское экономическое сообщество). На наш взгляд, успешная реализация этих интеграционных проектов поз волит значительно улучшить социально-экономическое развитие стран Евразийского региона и стать залогом их политической стабильности.

Особое значение в Казахстане придается сотрудничеству в рам ках Шанхайской организации сотрудничества, являющейся, на наш взгляд, одной из самых динамичных и перспективных организаций.

Вместе с тем меняющиеся международные и геополитические процессы выдвигают перед нашей страной, как и перед всем ми ровым сообществом, новые задачи.

Объективными факторами складывающейся геополитической ситуации вокруг Казахстана являются следующие:

- наличие значительных запасов энергоресурсов, других видов полезных ископаемых, включая стратегические;

- транспортные и коммуникационные возможности;

- необратимость процессов вовлечения Казахстана в глобальные экономические процессы и интеграционные проекты;

- социально-экономическое положение основной массы населе ния в стране и сопредельных государствах;

- ухудшение экологической обстановки.

К числу определяющих субъективных факторов относятся:

- активизирующееся соперничество великих держав в Средней Азии, в том числе в Казахстане;

- нарастающая угроза терроризма, религиозного экстремизма, наркотрафика и других вызовов и угроз в регионе.

В связи с этим основными темами политики великих держав в Казахстане продолжают оставаться: энергетические проблемы;

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы борьба с терроризмом, религиозным экстремизмом и наркотрафи ком;

экономическое сотрудничество;

развитие демократии. Причем каждая из великих держав, исходя из своих интересов, делает акцент на той или иной теме.

Россия постепенно возвращается к более активной политике в ре гионе. В последнее время Россия начинает энергично использовать энергетическую политику, связанную с поставкой углеводородов на мировой рынок.

Активизировались политические и экономические действия Китая в Средней Азии, прежде всего в нефтегазовом секторе.

Активным игроком в регионе продолжают оставаться США, приступившие в октябре 2005 г. к практическому осуществлению концепции «Большой Центральной Азии». Руководитель созданно го в Госдепартаменте США отдела Центральной и Южной Азии Р.Баучер, выступая в сенатском комитете по международным отно шениям 16 февраля 2006 г., отметил, что «успех политики США в Южной и Центральной Азии имеет решающее значение для наших национальных интересов» [3].

Не остается в стороне и Европейский Союз, заинтересованный в диверсификации энергоносителей и путей их транспортировки в Европу и в связи с этим выступающий за строительство новых трубопроводов из бассейна Каспийского моря, минуя Россию. Этой цели, в частности, посвящена стратегия ЕС в Центральной Азии, разработка которой запланирована в течение председательства ФРГ в Евросоюзе (январь — май 2007 г.).

В последнее время активизировали свою деятельность в Казах стане такие азиатские региональные державы, как Индия, Турция, Пакистан и Япония, заинтересованные, прежде всего, в расширении сотрудничества в сфере добычи энергоносителей и маршрутов их транспортировки.

Конец XX — начало XXI столетий характеризуются активизацией международного терроризма и религиозного экстремизма. Непре кращающиеся террористические акты в Индии, Индонезии, Ираке, Испании, России, Турции, Узбекистане и других странах со всей очевидностью демонстрируют цель террористов — сорвать процессы формирования политической и социально-экономической стабиль Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости ности, запугать и деморализовать мировое сообщество. Становится очевидным, что победу над терроризмом не может одержать одна, даже сверхдержава, — победу над терроризмом можно одержать только объединенными усилиями всех народов и стран мира.

Требуют адекватного ответа наркотрафик, международная ор ганизованная преступность, нелегальная миграция, контрабанда оружия. В этой связи Казахстан заявил о готовности активно сотруд ничать со всеми заинтересованными государствами и международ ными структурами для противодействия этим угрозам.

Одним из важнейших приоритетов с момента возникновения нашего государства является развитие отношений со странами му сульманского мира. Это объясняется тем, что ислам на протяжении многих веков являлся религией казахов и многих других народов, населяющих нашу страну. Кроме того, вопрос развития ислама тес но связан с необходимостью развития казахской культуры. Ислам давно уже перерос в самостоятельный фактор в системе современ ных международных отношений и влияет на многие политические процессы в мировой политике и экономике.

Поэтому Казахстан выступает за возрождение традиционного ислама в рамках общего формирования культуры и духовности рес публики, а также за налаживание культурного диалога и укрепление взаимовыгодного сотрудничества с исламскими странами, чтобы способствовать развитию умеренного ислама и ортодоксального религиозного образования в нашей стране, с одной стороны, и вос препятствовать радикально-религиозной идеологии, чуждой для традиционного ислама, — с другой.

Вместе с тем мы против политизации ислама. Наша страна явля ется светским государством, в котором религия отделена от политики и, следовательно, недопустимы любые попытки манипулирования вопросами религии для достижения политических целей.

При этом также необходимо учитывать такой фактор, как массо вое воздействие западной субкультуры, сопровождаемое углубля ющимся разрывом в уровнях социально-экономического развития индустриально развитых стран, с одной стороны, развивающихся — с другой. Вследствие этого среди населения последних на фоне ухудшающегося социально-экономического положения, на фоне Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы межэтнических или межконфессиональных конфликтов усиливают ся опасения потерять свою национально-культурную идентичность и конфессиональную самоидентификацию.

В этих условиях, как считает Верховный муфтий Абсаттар хаджи Дербисали, председатель Духовного управления мусульман Казахстана, появляются лица, маскирующие свои экономические и политические интересы исламом и призывающие людей, слабых в психоэмоци ональном плане, к террористическим акциям. Однако, по мнению Верховного муфтия, терроризм не имеет никакого отношения к исламу, а террористы-смертники «идут не в рай, но в ад». Поэтому, считает А.Дербисали, необходимо открывать людям глаза на жестокую ложь, на ту вражду, неуверенность, нестабильность, которую пытаются по сеять террористы, называющие себя мусульманами, но угрожающие непосредственно и самим мусульманским странам [4].

Республика Казахстан в настоящее время находится накануне следующего этапа реформ — социально-экономической модер низации и политической демократизации. Главой государства по ставлена цель войти в число 50-ти наиболее конкурентоспособных и динамично развивающихся государств мира.

Вместе с тем необходимо учитывать, что в первом десятилетии нового века геополитическая ситуация в мире существенно измени лась по сравнению с 90-ми годами прошлого столетия и таит в себе большой комплекс проблем, которые могут обернуться угрозами и рисками для безопасности и стабильности Казахстана. В постоянном мониторинге и своевременном реагировании нуждаются следующие геополитические реалии:

- «момент однополярности» сменяется набирающим силу стрем лением ведущих мировых и региональных игроков к формированию нового миропорядка на основе «плюралистичности»;

- усиление антиамериканизма во всем мире и даже среди транс атлантических союзников США;

- сохранение многочисленных незатухающих очагов конфликтов, в том числе в непосредственной близости от границ Казахстана;

- кризис ведущих международных организаций, в первую очередь ООН, и международной системы права;

- возвращение в число мировых игроков России и превращение Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости Китая в региональную державу с претензиями стать державой мировой;

- обострение проблемы энергоресурсов;

- создание в регионе Центральной Азии и Евразии активно дейст вующих региональных организаций — ЕврАзЭС, ШОС, ОДКБ;

- усиление соперничества в Средней Азии между Россией, Ки таем и США;

- реализация проекта США по созданию Большой Центральной Азии, целью которого являются интеграция стран Средней и Южной Азии и отрыв стран Средней Азии от России и Китая;

- стремление Европейского Союза разработать новую стратегию отношений со странами Средней Азии, независимую от США, ос новой которой является обеспечение стран ЕС энергоресурсами из района Каспийского моря в обход России;

- активизация в Средней Азии Индии, Пакистана, Ирана, Турции и Японии;

В связи с этим для нашей страны первостепенной задачей явля ется реализация сбалансированной и ответственной внешней поли тики, учитывающей интересы Казахстана и динамику реального и мирового развития. Добиться этого можно в рамках многовекторной дипломатии, развития интеграционных процессов на региональном и межрегиональном уровне, коллективной нейтрализации вызовов и угроз для национальной и региональной безопасности.

Литература 1. Назарбаев Н.А. Укреплять международные позиции Казахстана // http:// www.president.kz.

2. Central Asia Monitor. — 24 ноября 2006 г.

3. http:// usinfo.state.gov/2006/Feb/17.

4. Назарбаев Н.А. Послание Президента РК народу Казахстана. Стра тегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. — Астана, 1 марта 2006 г.

5. Дербисали, Абсаттар хаджи, Верховный муфтий, председатель Ду ховного управления мусульман Казахстана. Первой жертвой стал ислам // Казахстанская правда. — 30 марта 2006 г.

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЙ ВЕКТОР ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КАЗАХСТАНА:

ПОИСК ОПТИМАЛЬНОЙ МОДЕЛИ СОТРУДНИЧЕСТВА Кушкумбаев С.К.

Отношения Казахстана со своими центральноазиатскими парт нерами с периода распада СССР испытывали на себе воздействие комплекса факторов, обусловленных экономическими, политичес кими и шире международно-политическими вопросами и проблема ми. Страны Центральной Азии во внешнеполитической стратегии Казахстана объективно занимают одну из ведущих позиций. Как известно, другие страны СНГ, прежде всего Россия, а также Китай, США, Европейский Союз, Иран, Турция тоже относятся к числу важнейших партнеров Казахстана и других центральноазиатских стран. Государства Центральной Азии хотя и не занимали во внешне экономическом плане для Казахстана того места, которое занимает Россия и на которое в настоящее время и в перспективе претендуют КНР, США, а также Иран и Турция, тем не менее, играют, а в потен циале способны сыграть еще более существенную роль.

Объективно это обусловлено очевидным фактом — географи ческой смежностью территорий государств Центральной Азии и вытекающих из этого факторов взаимозависимости, прежде всего в транспортно-коммуникационной сфере, а также схожестью цело го спектра внешнеполитических и внешнеэкономических задач и проблем. В исследовательской литературе, посвященной этим про блемам, сравнительно подробно рассмотрена значительная часть из указанных вопросов.

Вместе с тем ответ на вопрос: «Какое место занимают госу дарства Центральной Азии во внешнеполитических приоритетах Казахстана?», с одной стороны, однозначен, а с другой — требует пристального анализа всего комплекса отношений и противоречи вого процесса двустороннего и многостороннего взаимодействия.

В силу многих причин различные интеграционные проекты, кото рые возникали на протяжении 1990—2000 гг. в Центральной Азии, Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости оказались нереализованными. К примеру, одна из видимых причин связана с тем, что часто менялись приоритеты в рамках региональ ных инициатив.

В стратегических документах, отражающих казахстанское виде ние решения проблем безопасности и внешней политики, взаимо действие со странами Центральной Азии названо одним из ключе вых способов решения этих задач. Очевидным фактом является то, что в условиях Центральноазиатского региона эффективное решение целого ряда проблем возможно на многосторонней основе. Этим и были в первую очередь продиктованы различные многосторонние инициативы по региональному сотрудничеству.

В январе 1993 г. в Ташкенте на встрече лидеров стран был принят ряд решений по скоординированной экономической политике, пред полагалось, что они также учтут экономическую специализацию стран и другие особенности. В рамках встречи была подтверждена необходимость создания межгосударственных многосторонних отраслевых комиссий: по зерну и нефти — в Алматы, хлопку — в Ташкенте, газу — в Ашгабаде, электроэнергии — в Бишкеке и вод ным ресурсам — в Душанбе. Было принято решение о создании Международного фонда спасения Арала*.

Исполнение этих решений было осложнено комплексом проблем, так как страны Центральной Азии начали реализацию национальных экономических реформ. Не были согласованы единые принципы таможенной и налоговой политики, соответственно, торгово-эконо мические связи регулярно сталкивались с этими вопросами.

Тем не менее идея региональной интеграции государств Цент ральной Азии не теряла популярности как в среде политиков, так и экспертов. В январе 1994 г. главами Казахстана и Узбекистана был подписан Договор о создании единого экономического пространст Попытки координации позиций среднеазиатских республик предпринимались еще * в 1990 г., когда руководители Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана подписали в Алматы Соглашение об экономическом, научно-техни ческом и культурном сотрудничестве. На следующий год подписывается Соглашение об образовании Межреспубликанского консультативного совета республик Средней Азии и Казахстана. Однако реального воплощения эти инициативы не получили.

В конце 1991 г. перед уже ставшими фактически независимыми странами региона встали новые задачи.

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы ва. 30 апреля этого же года к договору присоединился Кыргызстан (с этого периода ведет отсчет первое региональное объединение).

Позднее 26 марта 1998 г. было принято решение о вступлении в организацию Таджикистана.

Объединение предусматривало свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и должно было обеспечить согласо ванную расчетную, бюджетную, налоговую, ценовую, таможенную и валютную политику государств-участников. Для выработки общих подходов в решении региональных проблем и основных направлений сотрудничества в различных сферах в июле 1994 г. были образованы Межгосударственный совет, Совет премьер-министров, Совет ми нистров иностранных дел и постоянно действующий рабочий орган Межгоссовет и Исполнительный комитет. Тогда же были подписаны соглашения об информационном обеспечении межгосударственных договоров и соглашений в области экономического и социального развития государств-участников, об учреждении Центральноази атского банка сотрудничества и развития, о военно-техническом сотрудничестве и другие важные документы. В августе 1994 г. было принято Положение об Исполнительном комитете Межгосударст венного совета. В апреле 1995 г. на заседании Совета премьер министров стран — участниц интеграционного процесса была принята Программа экономической интеграции на 1995—2000 гг.

В июне 1995 г. на Иссыккульском саммите глав центральноазиат ской «тройки» была принята Декларация о региональном сотруд ничестве. В числе наиболее важных документов в политической и военной областях: Договор о вечной дружбе, подписанный между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном в Бишкеке 10 января 1997 г., и Договор о совместных действиях по борьбе с терроризмом, политическим и религиозным экстремизмом, транснациональной организованной преступностью и иными угрозами стабильности и безопасности, подписанный в Ташкенте 21 апреля 2000 г.

Для стран Центральной Азии после получения независимости важнейшими задачами в сфере внешних связей являются следую щие: создание благоприятного внешнеполитического, экономичес кого климата вокруг страны и формирование основ для стабильного и безопасного развития на международной арене. С небольшими Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости вариациями внешнеполитический инструментарий большинства государств региона является сходным.

Казахстан также обозначил свои международные приоритеты.

Различные аспекты внешнеполитической стратегии нашли отра жение в концептуально-программных документах, отражающих стратегические ориентиры Казахстана, таких, как программа «Ка захстан-2030», где первым основным приоритетом определена на циональная безопасность;

концепция внешней политики Республики Казахстан, которой придерживается внешнеполитическое ведомство страны, и ежегодные послания Главы государства. Как считает официальная Астана, Казахстан в силу своего геополитического положения и экономического потенциала не вправе замыкаться на узкорегиональных проблемах и, соответственно, многовекторная дипломатия — это «разумная и рациональная внешняя политика»

[1]. С многовекторной дипломатией связывается нейтрализация угроз безопасности Казахстана. Многовекторность была обуслов лена следующими факторами: формирующейся геополитической конфигурацией на евразийском пространстве, нарастанием геопо литического и геоэкономического соперничества традиционных и вновь образовывающихся центросиловых полюсов, распадом старых экономических и политических связей, увеличением веро ятности потенциальных региональных и этнических конфликтов.

Позиция Казахстана в вопросах регионального и макрорегиональ ного взаимодействия обусловлена поиском компромиссов, которые видятся в виде многостороннего сотрудничества [2].

Очевидно, что во внешнеполитических подходах стран Централь ной Азии было много общего. К примеру, узбекские исследователи считают, что внешней политике Узбекистана присуща многосто ронняя дипломатия, где нет жесткой иерархии приоритетов [3].

Многовекторность, сходная с казахстанским видением внешнепо литических приоритетов, есть и у Кыргызстана с поправкой на ряд особенностей страны [4].

Геополитические тенденции в 1990—2000-х гг. в Центральной Азии свидетельствуют о нарастающем интересе держав и круп ных стран к ситуации в регионе. Интерес, с одной стороны, был обусловлен увеличением поставок энергоресурсов из Центральной Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы Азии на мировой рынок, а с другой — проблемами международной безопасности. К активным действующим игрокам в регионе, а именно России, США, КНР, Турции и Ирану, добавились Пакистан, Индия и целая группа стран, реально и потенциально причастных к транспортным маршрутам из Центральной Азии на внешние рынки, а также заинтересованных в новых рынках и региональной стабильности.

Вопросы региональной стабильности и безопасности в Централь ной Азии, связанные в том числе и с нетрадиционными вызовами и угрозами, стали одними из ключевых в ходе подписания различ ных межгосударственных соглашений и создания международных организаций. Различные страны, как известно, демонстрировали альтернативные модели развития и решения возникших трудностей.

Разнообразие и широкий спектр международных организаций в СНГ, и в частности в Центральной Азии, свидетельствуют как об их разной функциональной направленности, так и о размытости их платформ, ряд из которых если не альтернативен, то, по крайней мере, смежен. Попытки стран Центральной Азии усилить военно политическое сотрудничество приводили к подписанию соглашений и иного рода документов, в которых слабым местом неизменно оставался механизм их реализации.

Стороны не были удовлетворены ни динамикой интеграционных процессов, ни спектром обсуждаемых вопросов. Как отмечали наблю датели, товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном сократился с $22 млн в 1995 г. до $212 млн в 2000-м, а объем торговли с Кыргыз станом за тот же период упал с $202 млн до $90 млн [5]. Это наглядно продемонстрировало, насколько эффективно экономическое сотруд ничество в рамках ЦАЭС. В области региональной безопасности каж дая сторона подтвердила свою готовность участвовать в совместном решении проблем в случае внешней угрозы. Сравнительно успешнее шло сотрудничество по созданию Центразбата — коллективного ми ротворческого батальона, но и его судьба, в конце концов, оказалась схожей с судьбой экономических проектов ЦАЭС.

С начала 2000-х гг. точки зрения стран-участниц — Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана — на ЦАЭС сущест венно изменились. Так, один из последних саммитов ЦАЭС прошел Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости в Алматы в январе 2001 г. На нем было сказано немало слов об ощутимых результатах экономического сотрудничества, а также об инициативе Астаны по разработке специальной программы для экономик региона (СПЕКА). Говорилось и о Стратегии интегра ционного развития ЦАЭС до 2005 г., утвержденной в июне 2000 г.

на саммите в Душанбе [6]. Вместе с тем Алматинский саммит глав государств — членов ЦАЭС в очередной раз продемонстрировал противоречивость интеграционных ожиданий его участников. Была предложена новая институциональная реформа ЦАЭС, подразуме вающая смену названия и расширение круга межгосударственных вопросов, решаемых организацией. По признанию И.Каримова, «за время своего существования Центральноазиатское сообщество приняло 254 документа, большинство из них не работает» [7]. По мнению лидера Узбекистана, общий центральноазиатский рынок во многом остается благим пожеланием, и государства региона пока объединяет только внешняя угроза, а это достаточно зыбкая база для интеграционных процессов [8].

Среди специалистов распространено мнение, что основной причиной ликвидации ЦАЭС стал разный уровень экономического развития стран-членов и, как следствие, различие их интересов и целей в функционировании организации. Показательно, что в период функционирования межгосударственных объединений в Централь ной Азии, начиная с 1994 г., удельный вес внутрирегиональной торговли в экспортно-импортных операциях стран ЦАС/ЦАЭС с каждым годом уменьшался. К примеру, если в 1994 г. доля стран ЦАС во внешнеторговом обороте Казахстана составляла 8,6%, то в 2001 г. — уже 2,7%, т.е. этот показатель уменьшился более чем в три раза. Для Узбекистана этот показатель был 18,7% в 1994 г. и 11,0% в 2001 г. У двух других участников ЦАС также произошло сниже ние этого показателя, но торгово-экономическое взаимодействие в региональном масштабе является для них более существенным. В 1994 г. удельный вес внутрирегиональной торговли для Кыргызстана составлял 39,6%, в 2001 г. — 25,2%. Для Таджикистана в 1994 г.

— 35,1% и в 2001 г. — 25,2% [9]. Снижение внутрирегиональной торговли стало следствием неэффективного использования потен циала взаимовыгодного сотрудничества государств ЦАС, было Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы обусловлено несогласованностью экономической политики, сущест венными различиями и противоречивостью в проведении реформ, установлением барьеров в движении товаров и услуг [10]. Это было характерно не только для зоны ЦАЭС, но и для СНГ. К примеру, доля стран вне СНГ в суммарном внешнеторговом обороте государств ЦАЭС с 37,4% в 1994 г. увеличилась до 60,3% в 2001 г. [11].

Исходя из вышеуказанных показателей, можно сделать вывод, что наибольшую заинтересованность в углублении многостороннего взаимодействия объективно проявляют Таджикистан и Кыргызстан.

Хотя для Узбекистана внутрирегиональная торговля носит второ степенный характер, тем не менее она более значима для Ташкента, чем для Астаны. Исходя из долгосрочных стратегических интересов, Астана является одним из главных «идеологов» интеграционных процессов в регионе, правомерно полагая, что сохранение меж государственной многосторонней структуры даже с низкой (на настоящий момент) эффективностью в перспективе оставляет «окна возможностей» открытыми. Хотя и региональное сотрудничество в сфере безопасности испытывает аналогичные трудности, тем не менее страны Центральной Азии здесь демонстрируют большую адаптивность и гибкость, к примеру, подходы к созданию зоны, свободной от ядерного оружия, «афганскому вопросу», противо действию терроризму и экстремизму, а также определенные сдвиги произошли по пограничному урегулированию. Как видно из этого перечня, большая часть из них связана с решением макрорегиональ ных вопросов, выходящих за региональные рамки. Несмотря на то, что ряд политических и иных вышеназванных факторов в значитель ной мере сдерживали полноценное взаимодействие в рамках ЦАЭС, геополитические причины и вопросы национальной безопасности, обусловленные трансграничным и общерегиональным характером, стимулировали страны Центральной Азии поддерживать взаимный интерес. Вместе с тем еще нерешенными остаются внутрирегио нальные противоречия, обусловленные водно-энергетическими, транспортно-коммуникационными и торгово-экономическими вопросами.

Не смогла повысить региональное взаимодействие и транс формация ЦАЭС. В феврале 2002 г. на базе ЦАЭС была создана Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости Организация центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС).

Только в марте 2004 г. стороны ратифицировали Соглашение об инвентаризации документов ЦАЭС, что также показательно. В 2004 г. президент Узбекистана И.Каримов признал, что работа ЦАЭС «не была особо эффективной, поскольку наши государства находятся на разных стадиях как экономического, так и политичес кого развития» [12]. Действительно, с этим трудно не согласиться.

На саммите ЦАС в Астане в мае 2004 г. Россия была приглашена в организацию. На следующей встрече глав государств организации 18 октября 2004 г. в Душанбе Россия стала полноправным членом ЦАС [13]. «Уверен, что ЦАС может и должна стать одной из на дежных опор в формировании эффективной системы обеспечения стабильности и экономического сотрудничества в регионе, причем в координации с другими интеграционными структурами, такими, как ШОС, ОДКБ и ЕврАзЭС», — подчеркнул В.Путин [14]. И уже в следующем году, в октябре 2005 г., на саммите в Санкт-Петербурге ЦАС вошла в ЕврАзЭС.

На протяжении более чем десяти лет в Центральной Азии были апробированы различные (иногда разнонаправленные) многосто ронние форматы и механизмы. Можно констатировать, что все они оказались низкоэффективными. Страны постсоветской Центральной Азии не смогли создать действенное экономическое и/или геополи тическое объединение. Доставшаяся им от предыдущего периода в наследство взаимодополняемость в системе структуры разделения труда нередко использовалась для «дозированного давления друг на друга» [15]. ЦАС, как известно, — единственная структура, инициированная и запущенная самими странами региона. Начина лось, как было показано выше, с соглашения между Узбекистаном и Казахстаном, в дальнейшем к нему присоединился Кыргызстан и позже Таджикистан. Очевидно, что пока страны Центральной Азии оказались не способны на субрегиональном уровне выработать консолидированные подходы на значительный спектр межгосударст венных вопросов. За 15 лет центральноазиатского сотрудничества модели развития стран региона стали еще более дифференцирован ными. Комплекс факторов стал причиной неуспеха региональных организаций. Экономические — параллельность экономик, сходная 2 Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы номенклатура товаров, транспортно-коммуникационная изолирован ность региона, неурегулированность в таможенной, водно-энергети ческой сферах и ряд других. Политические — порой ставшие клю чевым камнем преткновения для выработки согласованной позиции сторон — разница в подходах к многостороннему и двустороннему сотрудничеству, конкурентные отношения в сфере регионального взаимодействия, геополитическая активность внешних игроков и другие. Вкупе все эти факторы оказали сдерживающее воздействие на проекты центральноазитского сотрудничества.

Инициатива Н.Назарбаева, озвученная в ежегодном Послании в феврале 2005 г., о создании Союза центральноазиатских государств стала очередным призывом к южным соседям Казахстана заняться вопросами региональной интеграции. «Дальнейшая интеграция — это путь к стабильности, прогрессу региона, экономической и военно-политической независимости» — таков лейтмотив внеш неполитического блока послания. Основой для реализации этой инициативы предлагался существующий Договор о вечной дружбе между Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном. Как и в страте гии «Казахстан-2030», озвученной в 1997 г., казахстанский лидер не исключал возможности участия других стран региона. Также Астана предложила странам «перейти к тесной экономической интеграции, двигаться к общему рынку и общей валюте» [16].

Вместе с тем в 2005 г. страны региона столкнулись с рядом внутриполитических катаклизмов. Как известно, события в марте 2005 г. в Кыргызстане и в мае в Узбекистане привели в первом слу чае к смене политического режима, во втором — к последующему охлаждению отношений Ташкента с США и ЕС. В условиях, когда южные соседи Казахстана были сосредоточены на решении слож ных социально-экономических и внутриполитических проблем, сопровождавшихся закрытием военных баз США в Узбекистане, нестабильностью в Кыргызстане, такой стратегический вопрос, как создание нового межгосударственного объединения, не мог полноценно быть рассмотрен в региональном масштабе.

Неизменно относя своих южных соседей к числу ключевых партнеров, Астана сделала новые акценты. В своем ежегодном Послании 1 марта 2006 г. Н.Назарбаев использовал термин «Сред Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости няя Азия»*, в советской традиции, как известно, обозначавший четырех южных соседей Казахстана [17]. Очевидно, что экономи ческая дифференциация между Казахстаном и другими странами региона, поставленные социально-экономические цели и новые возможности, имеющиеся у страны, ориентируют Астану на поиск нового алгоритма развития. Показательно, что в ходе визита в Ве ликобританию в ноябре 2006 г. казахстанский лидер подчеркнул, что «не надо путать нашу страну с другими странами» [18]. По сути, речь идет об определенной паузе, необходимой для стабили зации ситуации в регионе, чтобы страны Центральной Азии смогли логично подойти к оптимальному формату взаимодействия. Тем не менее одной из приоритетных стратегических задач внешней политики Казахстана остается наращивание сотрудничества с государствами Центральной Азии. Эта политика объективно обус ловлена необходимостью обеспечения стабильности и безопас ности в регионе, создания благоприятной внешнеэкономической и внешнеполитической среды.

Литература 1. Назарбаев Н. Из выступления на расширенном заседании Коллегии МИД Республики Казахстан, Астана, 14 сентября 1998 г. // Национальная безопасность: итоги десятилетия. — Астана: Елорда, 2001. — С. 68.

2. Ашимбаев М. Современная геополитическая ситуация в Центральной Азии в контексте интересов мировых и региональных держав // Казахстан в глобальных процессах. — 2005. — №2. — С. 13.

3. Шарапова С. Многосторонняя дипломатия Узбекистана в условиях антитеррористической кампании // Центральная Азия и Кавказ. — 2002.

— №4. — С. 105—106.

4. Байбосунов К. Геополитические ориентиры Кыргызстана // Цент ральная Азия и Кавказ. — 2004. — №4. — С. 177—178.

5. Новости недели. — 21 ноября 2001 г.

* Интересно также, что на полуофициальном уровне в Узбекистане в начале 2000-х гг. также предпринимались попытки возродить понятие «Средняя Азия и Казахстан». Учитывая, что в тот период Узбекистан имел сложные отношения с соседними странами, вероятно, тем самым Ташкент давал понять, что Казахстан — нерегиональное государство.

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы 6. Эпоха. — 12 марта 2002 г.

7. Российская Бизнес-газета. — 10 января 2001 г.

8. Известия. — 17—30 января 2001 г.

9. Рахматулина Г. Динамика развития интеграционных процессов в государствах СНГ и перспективы формирования Единого экономического пространства. — Алматы: КИСИ, 2004. — С. 101.

10. Там же. С. 102.

11. Ушакова Н. Центральноазиатское сотрудничество: направления трансформации // Центральная Азия и Кавказ. — 2003. — №3. — С. 144.

12. Известия-Казахстан. — 18 марта 2004 г.

13. ИТАР-ТАСС. — 18 октября 2004 г.

14. Вести. — 18 октября 2004 г.

15. Трофимов Д. Россия и США в Центральной Азии: проблемы, перспективы, интересы // Центральная Азия и Кавказ. — 2003. — №1.

— С. 83.

16. Назарбаев Н.А. Послание Президента РК народу Казахстана. Ка захстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации. — Астана, 25 февраля 2005 г.

17. Назарбаев Н.А. Послание Президента РК народу Казахстана. Стра тегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. — Астана, 1 марта 2006 г.

18. Экспресс-К. — 23 ноября 2006 г.

Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости КИТАЙСКИЙ ВЕКТОР ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН Сыроежкин К.Л.

В 2006 г. мы будем отмечать 15-летие установления диплома тических отношений между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой. За эти годы сделано немало, и если не вдаваться в детали, то в отношениях между Казахстаном и Китаем в целом все благополучно.

Наиболее болезненный для обеих стран и доставшийся в на следство от СССР пограничный вопрос закрыт. По основному участку договорились еще в 1994 г., а окончательно точки над «i»

в этом вопросе поставили 24 сентября 1997 г. В мае 2002 г. были подписаны межправительственный Протокол о демаркации линии казахстанско-китайской государственной границы, а также эталон ные экземпляры топографических карт госграницы. Согласно этим документам общая протяженность демаркированной казахстанско китайской границы составляет 1782 км, из них 1215 км приходится на сухопутную границу и 566 км — на водную. Линия границы обозначена 559 пограничными знаками.

Наблюдается рост товарооборота между двумя государствами.

По данным официальной статистики Казахстана, динамика здесь следующая: 2001 г. — $832,2 млн;

2002 г. — $1,34 млрд;

2003 г.

— 2,2 млрд.;

2004 г. — 2,74 млрд;

2005 г. — $3,7 млрд. Имеет место и рост китайских инвестиций в экономику Казахстана. Так, если за 1993—1998 гг. их суммарный объем составил только $411,7 млн, то в 2004 г. он достиг 393,5 млн, а в 2005 г. — $1,2 млрд. Вкладываются в экономику Китая и казахстанские бизнесмены. В 2005 г. объем их инвестиций достиг $155,3 млн.


Третье несомненное достижение — приход в Казахстан круп ного китайского бизнеса, и прежде всего Китайской национальной нефтяной компании. Многострадальный проект строительства нефтепровода Западный Казахстан — Китай, подписанный еще летом 1997 г., наконец-то сдвинут с мертвой точки. Первая очередь трубопровода уже сдана в эксплуатацию.

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы Широко представлен в Казахстане средний и мелкий китайский бизнес. По официальным данным Министерства юстиции РК, на 01.02.2006 г. в Казахстане зарегистрировано 3964 предприятия с учас тием китайского капитала и 78 представительств китайских фирм.

По оценкам лидеров двух стран, почти полное взаимопонимание достигнуто в вопросах обеспечения региональной безопасности.

Через структуры Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Китай играет одну из ведущих, если не главную, роль в решении этих вопросов. Между Казахстаном и Китаем действует Согла шение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, подписанное 23 декабря 2002 г. в Пекине. Активно контактируют правоохранительные органы и спецслужбы. Создан казахстанско-китайский Подкомитет по сотрудничеству в области безопасности. 23 декабря 2002 г. между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой был подписан Договор о добро соседстве, дружбе и сотрудничестве, а в июле 2005 г. Ху Цзиньтао и Нурсултан Назарбаев подписали Декларацию об установлении и развитии стратегического партнерства.

Все это — неоспоримые свидетельства моего первого тезиса.

Однако, как справедливо говорят, все дело в деталях. И если при смотреться к этим самым деталям, то картина рисуется в несколько иных, не столь радужных красках.

Вопрос о границе, безусловно, закрыт. Однако пока осталась не решенной очень болезненно воспринимаемая в Казахстане проблема трансграничных рек. Таких три — Иртыш, Или и Текес. Сегодня эту проблему пытаются решать на уровне специально созданной комиссии, однако это — половинчатое решение вопроса, вызы вающее к тому же определенное недопонимание общественного мнения Казахстана.

Что касается роста товарооборота. С цифрами не поспоришь, однако, кроме общих объемов, есть и другие цифры. Во-первых, 75% товарооборота Казахстана с Китаем приходится на его единст венный регион — Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР.

Во-вторых, любопытна товарная номенклатура грузов, перевозимых через переход «Дружба — Алашанькоу» — главные торговые ворота из Казахстана в Китай. С казахстанской стороны — это главным Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости образом сырье и продукты первичной переработки. С китайской — готовые изделия.

Я далек от того, чтобы обвинять в этом Китай. Напротив, в отличие от наших ура-патриотов, считаю, что если китайские товары исчезнут с казахстанского рынка, то это будет равносильно катастрофе. Во-пер вых, образовавшийся товарный дефицит не покроют никакие постав ки из Турции, ОАЭ, Индии и т.д. Во-вторых, довольно значительная часть казахстанцев (причем не только занятых в сфере шоп-туризма или торговли) лишится средств существования. В-третьих, сущест венно возрастет ценовой порог на запасные части к автомобилям, электронику и компьютерные комплектующие, строительные матери алы, предметы быта, мебель и одежду. Наконец, вполне обоснованно можно ожидать, что часть казахстанских производств, работающих сегодня по серым схемам, просто исчезнут.

Однако нельзя не принимать во внимание и того обстоятельства, что для сегодняшнего Китая Казахстан — это, прежде всего, источник сырьевых ресурсов, а ориентация на более дешевые (а в последнее время и более качественные) китайские товары ведет к деградации отечественной промышленности, а где-то и сельского хозяйства.

Не меньше проблем и с деятельностью предприятий с учас тием китайского капитала. Из почти 4 тыс. зарегистрированных предприятий действуют только 213. Почти 2600 предприятий либо «временно не работают», либо «еще не начали действовать», а по более чем 1000 предприятиям у контролирующих органов вообще нет никакой информации. Объяснить этот феномен достаточно слож но, хотя, скорее всего, он объясняется завышенными ожиданиями от развития казахстанского рынка (большая часть этих категорий предприятий ориентирована на торгово-закупочную деятельность) и спецификой казахстанского законодательства, согласно которому легально начать процедуру ликвидации предприятия, что называ ется, себе дороже. И все бы ничего с присутствием на территории Казахстана китайских «подснежников», однако проблема в том, что это присутствие порождает и подпитывает алармистские настроения по поводу «китайской экспансии».

Напрямую с этим связаны и опасения по поводу трудовой ки тайской миграции в Казахстан, а также «оседания» граждан КНР на Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы территории республики. Сразу скажу, что ответить на вопрос, сколько действительно китайских мигрантов в Казахстане, достаточно слож но. Мифов и фобий по этой проблеме у нас, пожалуй, больше, чем в России, а вот серьезные исследования практически отсутствуют, как по не понятной причине отсутствует и публикация официальных данных о присутствии китайцев на территории Казахстана.

Что касается официальной статистики, то по гражданам КНР, временно находящимся на территории Казахстана (то есть прибыв ших сюда по служебным или частным делам, а также транзитом), Департамент миграционной полиции МВД РК уверяет нас, что их численность некритическая, хотя и существенно выросшая по сравнению с концом 90-х гг. (см. таблицу).

По данным МВД РК, на конец марта 2006 г. в Республике Казахстан проживало постоянно 3140 граждан КНР, в том числе: дунган — 7, казахов — 2595, ханьцев — 356, корейцев — 8, монголов — 1, русских — 40, татар — 4, узбеков — 1, уйгуров — 126 и немцев — 2.

Таблица Численность граждан КНР, временно находящихся на территории Казахстана Привле кались Заре По слу- По част- к адми- Вы гист- На ра- Ту Годы жебным ным де- нистра- дворе риро- боту ризм делам лам тивной но вано ответст венно сти 1998 1999 12 2000 13 328 11 233 131 1305 659 5221 2001 13 415 9064 1224 2476 651 1198 2002 20 243 13 945 984 444 970 661 2003 16 974 9772 916 6016 270 363 2004 28 558 16 179 890 10 860 629 1429 2005 34 108 12 755 2604 17 108 1641 3881 Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости Что касается самой проблемы, то трудовая миграция, в том числе и с территории Китая, мне представляется вполне закономерным следствием процесса экономической глобализации. И к этому нужно быть готовым. Напомню, что Китай является членом ВТО, а все госу дарства Центральной Азии стремятся к приобретению аналогичного статуса. Однако правила этой организации предусматривают в том числе и свободное перемещение рабочей силы.

Вывод, который напрашивается из этого: китайская трудовая миграция — это объективная реальность, с которой необходимо считаться. И нам нужно научиться при осуществлении любых форм сотрудничества последовательно отстаивать интересы собствен ных граждан. Китайцы очень жестко и умело делают это в своей стране.

Привлечение китайской рабочей силы — вполне естественный процесс. Однако хотелось бы подчеркнуть, что здесь речь идет о приезде китайских рабочих на ограниченный, четко определенный в контракте срок и о возвращении их на родину после выполнения соответствующих работ. Нельзя ни в коем случае допускать воз никновения ситуаций, когда, как во Владивостоке, инфраструктура приема туристов из КНР оказывается полностью в руках китайских граждан.

Одновременно необходимо создавать возможность получения легального статуса теми китайскими гражданами, которые инвес тируют в экономику страны, являются высококлассными професси оналами в различных областях, реально содействуют развитию не только экономических, но и культурных, образовательных связей между нашими странами.

Аналогичным образом складывается ситуация и с китайским присутствием в нефтегазовом секторе Казахстана. Действитель но, неоспоримым фактом является то, что на сегодняшний день китайские компании контролируют порядка 28% нефтедобычи в Казахстане. И хотя, во-первых, это не идет ни в какое сравнение с долей западных компаний в нефтегазовом секторе республики.

Во-вторых, контракты на недропользование, подписанные с ки тайской стороной, на порядок лучше, чем подписанные с запад ными компаниями. В-третьих, все объемы добываемой Китаем в Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы Казахстане нефти пойдут в нефтепровод «Атасу — Алашанькоу», а это довольно внушительная сумма за транзит. Наконец, Китай приобретал зарегистрированные в оффшорах частные компании на довольно выгодных для их владельцев условиях, и первый вопрос должен звучать: как и на каких условиях эти активы оказались в частных руках. Тем не менее по данному вопросу в казахстанской прессе была развернута целая кампания. Причем развернута она была с подачи депутатов.

Что касается «почти полного согласия по основным между народным проблемам», то и здесь не все так хорошо, как бы того хотелось, но виновны в этом отнюдь не Казахстан и Китай. Просто ситуация в мире вообще и в Центральноазиатском регионе в част ности настолько сложна и изменчива, что определенно ответить на вопрос, как она будет развиваться не только в отдаленной, но и в ближайшей перспективе, достаточно проблематично. А потому приходится говорить о нескольких факторах неопределенности, которые имеют место на настоящий момент.


Первая группа факторов связана с тем, что с укреплением власт­ ных позиций «четвертого поколения» китайских руководителей стратегия Китая на международной арене стала наступательной:

в области экономики наметился переход от «политики открытости»

и взаимодействия с мировой экономикой к интеграции в мировые рынки;

а во внешней политике — переход от задач «обеспечения международных условий развития реформ» к активному участию в создании новой архитектуры международной безопасности.

Правда, пока в политике Китая наблюдается некоторая двойст венность. С одной стороны, он позиционирует себя как набирающая глобальную значимость сила. А с другой — как игрок, не уверенный в своих ресурсах и выгодной для него реакции мирового сообщества на его активность на мировой арене.

Именно отсюда проистекает та неопределенность, которая наблюдается не только в отношениях между Китаем и США, но и в отношениях между Китаем и Россией. А это не может не оказы вать влияния на региональную безопасность в Центральной Азии, поскольку однозначно ответить на вопросы, как в ближайшей перспективе будут складываться отношения в этом треугольнике  Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости и каким образом они будут оказывать воздействие на региональную безопасность, не представляется возможным.

Проблема, во-первых, в том, что появление США в Центральной Азии в качестве активного военно-политического игрока перечерки вает все геополитические достижения КНР. Более того, это присут ствие — прямая и явная угроза национальной безопасности Китая.

В контексте же современных условий, когда США продемонст рировали всему миру, что «супердержава» может не считаться с нормами международного права, искушение воспользоваться этим прецедентом у Китая возрастает, тем более что интересы Китая и США в регионе противоречат друг другу, а сам Китай в стратегии Пентагона рассматривается как «враг №1». Если в Китае решат, что происходящие в Центральноазиатском регионе процессы содержат в себе угрозу безопасности Китаю, то его реакцию будет трудно предсказать.

Во-вторых, сегодня вполне очевидно, что Москва и Пекин ак тивно «дружат» против Вашингтона, точнее — против наращивания его присутствия (особенно военного) в Центральной Азии. Однако парадоксальность ситуации заключается в том, что ни Россия, ни Китай не стремятся к конфронтации с США и не готовы бросить им открытый вызов, особенно в одиночку. Резоны здесь вполне объяснимы. Для Китая они связаны с уровнем торгово-экономи ческих отношений с США, а также с возможностью получать от них новые технологии, для России — с перспективой ее евроатлан тического выбора, желанием позиционировать себя как одного из ведущих мировых игроков и естественной конкуренцией с Китаем на пространстве Центральной Азии. Хотя Россия и заинтересована в создании геополитического противовеса США в регионе, но при этом она, по-видимому, не забывает и об опасности китайской экс пансии в Центральной Азии.

Этот парадокс и составляет фактор неопределенности. Сегодня, когда тактическая цель России и Китая едина и оба государства нуждаются во взаимной поддержке, все понятно и вполне логично.

Неопределенность возникнет тогда, когда гипотетически США по кинут Центральную Азию и необходимость в партнерстве с Россией для Китая будет не столь актуальной. При этом, безусловно, речь  Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы не идет о некой «китайской альтернативе» российскому или амери канскому присутствию, хотя фактом является то, что, несмотря на существующие на ментальном уровне опасения по поводу «китай ской экспансии», не только политической элитой, но и населением государств Центральной Азии Китай рассматривается как вполне достойная альтернатива России. Для России это довольно опасный «звонок», свидетельствующий о том, что, по-видимому, пришло время пересмотреть концепцию взаимоотношений с ее партнерами в Центральной Азии.

Второй фактор неопределенности связан с перспективами ин­ теграционных объединений на пространстве Центральной Азии в контексте активизации деятельности ШОС. Главная проблема заключается в том, каким образом могут быть выстроены (и могут ли быть выстроены вообще) взаимоотношения между ШОС и СНГ, ШОС и ЕврАзЭС, ШОС и ОДКБ, ШОС и НАТО. Пока вразуми тельные ответы на данный вопрос отсутствуют. И отсутствуют они, скорее всего, по той причине, что нет определенности с перспек тивой самих этих интеграционных объединений. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве чем-то напоминают «ти танические усилия» персонажей из известной басни И.А.Крылова, в результате которых воз оставался на одном и том же месте. В Китае, очевидно, это понимают, а потому не ставят перед собой целей, которые реализовать невозможно.

Третьим фактором неопределенности, существенно услож­ нившим ситуацию на постсоветском пространстве в целом и в Центральной Азии в частности, стали так называемые «цветные революции», приведшие к незапланированной смене политических режимов в Грузии, Украине и Кыргызстане.

Готового ответа на вопрос, кто и что должен делать в случае возможного повторения сценария «цветной революции» в одном из государств региона, учитывая его деликатность, нет до настоящего времени. А поскольку ситуация в регионе далека от стабильной и условия для очередной «цветной революции» сохраняются, сохраняется и некоторая неопределенность в отношениях между государствами региона, причем как в двухстороннем, так и много стороннем формате.

 Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости Что касается перспектив, то об этом можно говорить только тезисно.

Совершенно определенно, что в ближайшей перспективе альтернативы китайскому товарному присутствию в Казахстане не просматривается, следовательно, торгово-экономическое со трудничество будет продолжать набирать обороты. Программа на обозримое будущее в этой сфере — наведение порядка в структуре торгово-экономического обмена в сторону повышения производ ственной составляющей;

унификация таможенного законодательст ва и методик учета внешнеторгового оборота в Казахстане и Китае;

снижение уровня коррупционной составляющей во внешнеторговых операциях.

Вполне очевидно и то, что Китай будет продолжать наращивать свое присутствие в нефтегазовом секторе республики. Для него это жизненно необходимо, поскольку ответственность за заполнение трубопровода «Западный Казахстан — Китай» лежит на нем, а потребности этого трубопровода — минимум 20 млн т в год.

Думается, есть перспективы в развитии сотрудничества в области строительства совместных ГРЭС и ГЭС и поставок электричества в Китай. Кстати говоря, в этой области могут быть задействованы возможности ШОС и ЕврАзЭС, безусловно, при том условии, что эти две организации сумеют согласовать формат своего сотрудни чества.

Актуальным остается вопрос обеспечения региональной без опасности и борьбы против «трех сил зла», где открываются широ кие перспективы для совместных действий ОДКБ и ШОС.

Наконец, перспективным было бы согласование позиций по актуальным международным вопросам в формате ШОС — СНГ (при условии реформирования последней структуры). Мы живем в одном регионе, и нам самим нужно решать, что и как здесь необ ходимо делать.

Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕФОРМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНСКО-КЫРГЫЗСТАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Ауелбаев Б.А.

Значимыми событиями 2006 г. в Центральной Азии стали празд нования Дня независимости в республиках этого региона. Прове денные мероприятия стали не просто данью юбилейной дате, но и подведением итогов прошедших политических реформ. За 15 лет независимого развития в странах региона произошли коренные изменения в плане формирования политических систем. Постро ение новой государственной модели и становление политических режимов исходили во многом от необходимого реагирования на внешние факторы. В то же время в этом процессе политический курс корректировался с учетом культурных и социально-экономических особенностей страны, игнорирование которых могли привести к дестабилизации всей политической системы.

Практически все центральноазиатские республики в начале пути независимого развития продекларировали в своих конституциях те идеи построения государства, рыночной экономики и демокра тические ценности, которые были продиктованы сложившейся международной политической ситуацией постбиполярного мира.

Основными ориентирами стали общепризнанные принципы и нор мы международного права, такие, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и другие. В основу принятых основных законов республик Центральной Азии был заложен механизм общественно правовой организации, базирующийся на соблюдении прав и свобод личности, владения частной собственностью и т.д., а в государст венном управлении — выборность руководящих лиц и принцип разделения ветвей власти.

В то время народы и их политические лидеры испытывали смешанные чувства — в мажорные настроения от обретения неза Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости висимости и становления на путь национального самоопределения вкрадывалась некая неуверенность перед неопределенностью. Но стремительно разворачивающиеся события на постсоветском про странстве негативным образом стали отражаться на общей ситуа ции в республиках. Спад производства, инфляция, безработица и ухудшение жизненного уровня населения — это неполный перечень всех проблем транзитного периода, переживаемого в 1990-х гг. В зависимости от географического положения, занимаемого страной в регионе, культурно-исторического наследия, социально-экономи ческого ресурса новым политическим лидерам приходилось, так или иначе, реагировать на комплекс глобальных, региональных и внут ренних политических и экономических факторов. Таким образом, за 15 лет развития в каждой из республик Центральной Азии про водимые политические реформы обозначили свой специфический вектор развития, а сопровождающие этот процесс конституционные реформы определили правила и расстановку политических сил в их государственной системе.

В начале 1990-х гг. драматическая ситуация сложилась в Респуб лике Таджикистан (РТ). В момент провозглашения независимости на внеочередной сессии Верховного Совета РТ 9 сентября 1991 г. в этой стране стали приходить во все большее противоречие региональные, религиозные и идейные интересы, превратившие политическую борьбу в насильственные методы и приведшие к гражданскому противостоянию. И только после тяжелой и кровопролитной граж данской войны 27 июня 1997 г. в Москве было подписано Общее соглашение об установлении мира и согласия в Таджикистане между лидерами Народного фронта и Объединенной таджикской оппози ции (ОТО) как основными оппонентами за власть [1].

В самый разгар междоусобной вооруженной борьбы в Таджикис тане 6 ноября 1994 г. был проведен референдум по принятию новой Конституции страны, одновременно с которым на пятилетний срок был избран Э.Рахмонов. Восстановление президентской республики осуществлялось в важный исторический период для Таджикистана, когда между противоборствующими сторонами проходили сложные переговоры по урегулированию вооруженного конфликта. Необхо димо было создать более действенную и относительно независимую  Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы политическую структуру в стране, которая могла сформироваться только в условиях президентской формы правления. Благодаря при нятому Основному закону страны в ноябре 1994 г. президент стал первостепенной политической фигурой во властных структурах.

Тем не менее Конституция 1994 г. по многим причинам оста валась переходным документом, так как в ней были отражены в основном интересы только одной военно-политической коалиции, то есть сторонников Народного фронта, в силу чего она не могла являться в полной мере основой для гражданского примирения. По этой причине в межтаджикских переговорах стороны договорились о проведении в Таджикистане в дальнейшем конституционно-пра вовой реформы. Так, в Протоколе об основных функциях и полно мочиях Комиссии по национальному примирению, являющемся составной частью Соглашения, подписанного в Москве 23 декабря 1996 г. президентом РТ Э.Рахмоновым, лидером ОТО А.Нури и специальным посланником генерального секретаря ООН в Таджи кистане Г.Мерремом, было отмечено, что на переходный период пре зидент страны и Комиссия по национальному примирению (КНП) наделяются следующими функциями и полномочиями: подготовкой и внесением на утверждение парламента нового закона о выборах в парламент и местные представительные органы, а если потребуется, то и проведением всенародного референдума.

Кроме того, на КНП возлагалась выработка предложений по изменению законов о функционировании политических партий, движений и средств массовой информации. Затем эти пункты были включены в Положение о КНП от 21 февраля 1997 г. Эти документы вошли в Общее соглашение от 27 июня 1997 г. [2].

В плане реализации основных пунктов Общего соглашения сентября 1999 г. состоялся референдум по изменению и дополне нию Конституции РТ, а 6 ноября 1999 г. — выборы президента.

По состоявшемуся всенародному референдуму в сентябре 1999 г.

срок полномочий президента был продлен с пяти до семи лет. июня 2003 г. в Таджикистане был проведен еще один всенарод ный референдум, по итогам которого были внесены изменения в статью 65 Конституции Республики Таджикистан, позволяющие действующему главе государства быть избранным еще на два срока  Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости по семь лет каждый [3]. А 12 мая 2005 г. парламент Таджикистана внес поправку в закон «О выборах президента», согласно которой исчезает верхняя возрастная граница для кандидатов на высший государственный пост [4].

Принимаемые поправки в Основной закон республики усилили позиции президентских полномочий в стране и укрепили ее леги тимность. Таким образом, централизация государственной власти в условиях политической разобщенности таджикистанского общества и высокой степени трансграничных угроз в этой части региона на данный момент сыграла положительную роль в деле формирования национального государства.

Межтаджикский конфликт, а также сложное социально-поли тическое положение в странах Центральной Азии повлияли на усиление президентских полномочий и функций исполнительной власти в других центральноазиатских республиках — Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане и Узбекистане.

В Республике Узбекистан (РУ) официально насчитывается пять этапов конституционных реформ. Первый этап реформ был сопряжен с проблемами межэтнического характера в стране и при граничных областях. В городах Бука, Паркент, Гулистан, Андижан и приграничных районах Ферганской долины (Ош, Узген) назревал сложный межэтнический конфликт, в условиях которого узбекис танским властям необходимо было усиливать эффективность госу дарственного аппарата. В этот период в течение одного года (1990 г.) Верховным Советом Узбекской ССР XII созыва был учрежден институт президентского правления, принята Декларация о неза висимости, послужившая основой для разработки Конституции Республики Узбекистан. В следующем году на основе принятого закона «Об основах государственной независимости РУ» Узбекистан объявил себя независимым государством.

Второй этап политических реформ был связан с разработкой и принятием 8 декабря 1992 г. Конституции РУ, третий — с фор мированием нормативно-правовой базы и разработкой основных принципов «узбекской модели» стратегического развития. Сущест венным моментом четвертого и пятого этапов стали проведение всенародного референдума 27 января 2002 г. и принятие ряда  Республике Казахстан 15 лет:

достижения и перспективы законов, ставших основанием для внесений поправок в Основной закон страны. Законом «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Узбекистан» от 24 апреля 2003 г. был утвержден двухпалатный парламент Олий Мажлис РУ и продлен срок президентского правления до семи лет [5].

Сегодня можно уже говорить о шестом этапе конституционных реформ в Узбекистане, после того как президентом И.Каримовым ноября 2006 г. были внесены в форме законодательной инициативы в нижнюю палату Олий Мажилис РУ два проекта законов, имеющих конституционную силу [6].

В то же время за правовым фасадом политических преобразова ний реальная ситуация в республике складывается довольно сложно.

Основную угрозу национальной безопасности республики стали представлять оппозиционные к власти организации, методы борьбы которых строились на политизации ислама и силовом свержении правящего режима. Узбекистанским властям пришлось предпри нимать меры по устранению исламской оппозиции, после чего ими стала проводиться изоляционистская политика по отношению к своим центральноазиатским соседям. Практически были закрыты границы с Таджикистаном, ограничено движение через границы с Кыргызстаном и Туркменистаном. С Казахстаном, из-за проблем конвертации национальной валюты, эта страна резко снизила свои внешнеэкономические связи.

Снижение внешнеторговых отношений замедлило рост малого и среднего бизнеса, традиционно ориентированных на рынки сбыта сельскохозяйственной продукции в Казахстане, России и других странах СНГ. Это повлияло на падение социально-экономического уровня и рост безработицы в стране, так как большинство узбек ского населения занято в аграрном секторе. Направленность эконо мического курса узбекистанских властей на поднятие и освоение промышленности в принципе остается перспективной и верной, но с учетом отдаленности региона от высокотехнологических центров и мировых торговых коммуникаций налаженное производство в авиастроении, машиностроении и легкой промышленности стано вится малорентабельным из-за больших транспортных и транзитных издержек. Централизованное управление множеством предприятий, Глава I Становление внешней политики Казахстана за годы независимости практикующееся в Узбекистане в глобальном экономическом про странстве, не выдерживает конкуренции. Поэтому переход на индуст риальный тип производства на данный момент еще недостаточно может обеспечивать необходимый уровень занятости населения и его социального благосостояния.

Но, несмотря на сложность проблем переходного периода, Узбекистан продолжает поэтапно осуществлять реформы в эконо мической и политической сфере. Постепенно и систематически в этой республике проходят приватизация экономических объектов и либерализация экономических отношений. Надо полагать, что новые внешнеполитические ориентиры узбекистанских властей, в которых более четко стал проявляться евразийский вектор развития международных связей, со временем снимут имеющиеся противо речия в регионе. Так, например, в результате встреч руководителей Узбекистана и Кыргызстана (сначала на неформальном саммите глав государств СНГ в Москве 22 июля 2006 г., затем в ходе официального визита 3 октября того же года Президента Кыргызстана в Ташкент) стала решаться проблема приграничной торговли и открытия без визового режима между этими странами [7]. Этот факт и то, что Узбекистан ранее возобновил свое членство в ОДКБ и вступил в ЕврАзЭС и ШОС, обнадеживают, что в Центральной Азии созда дутся все условия для углубленной экономической интеграции.

Решением всенародного референдума 27 октября 1991 г. Туркмен ская Республика (ТР) была провозглашена независимым государст вом, а на XIV сессии Верховного Совета двенадцатого созыва 18 мая 1992 г. была принята Конституция Туркменистана. В ней также были отражены принципы демократического и правого государства [8].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.