авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Министерство образования и науки Республики Татарстан

Елабужский государственный педагогический университет

Академия Наук

Республики Татарстан,

Отделение гуманитарных наук

Институт истории им. Ш. Марджани

Региональное отделение Союза краеведов России

Бехтеревское врачебное общество в г. Набережные Челны

Посвящается 150-летию

со дня рождения выдающегося земляка В.М. Бехтерева Бехтеревские чтения в елаБуге Материалы Международной научной конференции елабуга, 25 октября 2007 года Елабуга 2008 УДК 610(09) ББК 5Г Б 55 Печатается по решению Редакционно-издательского Совета ЕГПУ, протокол № 22 от 24 января 2008 года редакционная коллегия:

Калимуллин А.М. — доктор исторических наук, профессор, и.о. рек тора ЕГПУ Валеева Н.Г. — доктор исторических наук, профессор, проректор по научной работе ЕГПУ Крапоткина И.Е. — кандидат исторических наук, доцент, зам. декана факультета истории и юриспруденции ЕГПУ Корнилова И.В. — кандидат исторических наук, доцент, заведующая кафедрой Отечественной и всеобщей истории ЕГПУ Бехтеревские чтения в елабуге: Материалы международной научной конференции. — Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2008. — 292 с.

Сборник содержит материалы «Бехтеревских чтений в Елабуге», со стоявшихся 25 октября 2007 г. В чтениях приняли участие ученые и ра ботники системы здравоохранения из Сантьяго (Чили), Санкт-Петербур га, Иркутска, Брянска, Ярославля, Орла, Казани, Кирова, Набережных Чел нов и Елабуги. В сборнике исследуется научная и прикладная деятельность В.М. Бехтерева, основоположника российской школы психиатрии и невро логии, представлены уникальные материалы по родословной великого рус ского ученого из семейных архивов его потомков, проживающих в Сан Франциско (США) и на Украине. Цикл научных докладов по становлению здравоохранения и медицины в городах Вятской губернии, в том числе Ела буге, отражает этапы развития отечественной медицинской науки.

Материалы научного сборника адресуются ученым, врачам, учителям средних учебных заведений, студентам, краеведам, всем тем, кто живо ин тересуется историей науки и отечественным здравоохранением.

ISBN 978-5-9662-0023-7 © Издательство ЕГПУ, Уважаемые дрУзья!





От имени и по поручению Правительства Республики Татарстан я искренне рад приветс твовать и поздравить вас с началом работы Бех теревских чтений.

Глубоко символично, что Бехтеревские чте ния проходят именно сегодня, когда Елабужский государственный педагогический университет празднует свой очередной «день рождения».

Думаю, именно такой формат встреч с учас тием научно-педагогической элиты нашей рес публики и России является одним из действен ных механизмов, позволяющих обмениваться опытом и учиться новому у своих коллег.

Надеюсь, что данные чтения сумеют объ единить и ученых, и практиков на профессио нальной основе, а разработанные предложения и рекомендации внесут свой позитивный вклад в развитие науки Татарстана.

Желаю всем плодотворной работы, ярких встреч и интересных дискуссий!

Министр образования и науки Республики Татарстан Н.М. Валеев встУпительное слово н.м. валеева Мысль о проведении «Бехтеревских чтений в Елабуге» зароди лась несколько лет назад при участии молодых врачей г. Наб. Чел ны, образовавших «Бехтеревское врачебное общество». Именно они обратили внимание руководства ЕГПУ и администрации горо да на необходимость увековечения на родине памяти ученого с ми ровым именем Владимира Михайловича Бехтерева (1857-1927).

Работа над выбором места установки памятника и создания му зея истории здравоохранения города Елабуги велась на протяжении трех лет и завершилась в 2007 году, оказавшимся очень плодотвор ным в плане проведения праздничных торжеств и мероприятий.

В январе 2007 года мировая медицинская общественность от метила 150-летие со дня рождения всемирно известного врача-пси хиатра и психоневролога Владимира Михайловича Бехтерева (1857 1927). Состоялись международные конференции и чтения в Санкт Петербурге, Казани, Кирове — в городах, которые тесно связаны с именем В.М. Бехтерева.

На его малой родине усилиями ученых ЕГПУ, врачей-психиат ров «Бехтеревского общества» в Набережных Челнах, при подде ржке городской администрации был установлен памятник В.М. Бех тереву, и открыт в исторической части города на территории «ста рой больницы», комплекс которой был построен еще в 90-е гг. XIX века, музей уездной медицины, носящий имя В.М. Бехтерева.

Исторические памятники — живые свидетели эпохи — опреде ляют связь с прошлым, дают возможность увидеть корни, породив шие современность и наметить перспективы на будущее. Безуслов но, что богатейшая история нашего города и края занимает достой ное место в истории России.

Всемирно известный российский невролог, психиатр, основа тель научной школы психиатрии Владимир Михайлович родился в 1857 году в небольшом селе Сарали, расположенном всего в 8 км от Елабуги.

Это село прославилось еще задолго до рождения В.М. Бехтере ва. В Саралях побывал известный государственный деятель Васи лий Никитич Татищев (1686-1750), знаменитый путешественник ка питан Николай Петрович Рычков (1746-1784). Нельзя не отметить факт пребывания в Саралях предводителя крестьянской войны — Емельяна Пугачева (1740-1775).

В селе Сарали родился известный краевед, священник Спасско го собора города Елабуги Петр Никитич Кулыгинский (1798-1855).

Село Сарали известно медеплавильными заводами Семена Ти хоновича Красильникова. По иронии судьбы в доме заводопромыш ленника купца Семена Тихоновича Красильникова во время своего  похода на Казань останавливался Емельян Пугачев. В этом же доме в 1857 году жила семья Бехтеревых.

Выбор места расположения памятника и музея не случаен. Ела буга сегодня является крупным историко-культурным регионом об щероссийского значения. Это город с богатой историей, уникаль ный памятник, свидетельствующий своими архитектурными ансам блями о высоком уровне культуры «могучего среднего сословия».

Щедрость купечества и его благотворительность поражала и пора жает своим размахом, как соотечественников, так и иностранцев.

Уже с 1827 года благодаря пожертвованиям купцов на медицинские нужды начинается в Елабуге строительство городских больниц. Се годня медицинская сеть города представлена разнообразными ме дицинскими учреждениями.

В связи с вышесказанным, хочу заметить, что в каждом малом городе России, есть свое культурное достояние, свой неповторимый исторический силуэт, свой жизненный уклад.

В Елабуге, древнейшем городе Прикамья, незримо присутству ет высокая духовность, которую не смогли уничтожить никакие ис торические катаклизмы ХХ столетия. Великая трагедия, пережитая народами СССР в прошлом веке, дает возможность в веке ХХI вос принимать историю как очищающее горнило, пройдя через которое нельзя не стать иным.

Мощная, созидательная волна краеведческой работы, кото рая необыкновенно расширилась, вышла в два последние десятиле тия на подлинно научный уровень, подтверждает сказанное. Думаю, не ошибусь, если скажу, что именно краеведы создают мощнейший экономический ресурс развития края. Трудно сейчас найти в нашей стране культурного человека, который не знал бы города Елабуги.

Его знание может быть просто на уровне — там похоронена Марина Ивановна Цветаева. Это родина Ивана Ивановича Шишкина. Там жила и похоронена известная кавалерист-девица Надежда Андре евна Дурова. Это купеческая столица Прикамья, откуда вышли ве ликие благотворители, купцы-миллионеры Стахеевы, Гирбасовы, Ушковы и др. Но и это знание повлечет любознательного россия нина в Елабугу — город с тысячелетней историей, город европей ского уровня музеев и памятников, расположенный над величест венной красавицей Камой, край шишкинских сосновых лесов и пре красных озер. Уникальные памятники природы, культуры, своеоб разный строй мыслей и образ жизни елабужан — это то нетленное, что и способствует росту пристального внимания к городу, региону как простых людей, так и государственных мужей, которые к этому вечному стараются приложить хоть что-то свое, что поспособству ет в будущем и им быть записанными на скрижали истории края, ко торая по своей значимости выходит далеко за пределы сиюминут ности, прозревая из провинциальной безсуетности в вечность.

Осмысленное восприятие духовной сущности по провинциаль ному тихих, ни на что не притязающих скромных архитектурных ансамблей, в основном, жилых домов богатого купечества, а также нескольких церквей, величественного собора, женского монастыря, без сомнения, обогатит любого человека пониманием особой роли российской глубинки в судьбах страны.

В Елабуге памятники старины не просто реставрируются, но и, оживая, возвращаются в повседневную жизнь, вселяя веру и надеж ду в сердца и души мыслящих людей. Вне всякого сомнения — без воздуха культуры нет будущего у человечества. Насквозь мерканти лизированное общество, воспринимающее окружающее как средс тво для создания личных благ, основой которого им мнится богатс тво — обречено на вымирание.

Подводя итоги прошлых лет, можно отметить целый ряд не сомненных достижений и успехов в развитии краеведческой работы в городе. Так, при активном участии ученых университета был про веден ряд крупных международных конференций, среди них: «Пер вые, Вторые и Третьи Международные Цветаевские чтения» (2002, 2004, 2006), «Международные Стахеевские чтения» (1990, 2003, 2007), «Языки и литературы тюркских народов: история и современ ность» (2004, 2006) и др. Конференции отличались широкой геогра фией участников и, имея широкий общественный резонанс, позво лили наметить совместные с зарубежными исследователями науч ные проекты. Интересен факт моего участия на второй Всероссий ской конференции, проходившей в Воронеже и Москве, «Любовь к малой родине — основа патриотизма». Возможно, что третья или четвертая конференция в ближайшем будущем пройдет в Елабуге.

«Третьи Международные Цветаевские чтения» в 2006 году были проведены на теплоходе «Герой Александр Головачев» по мар шруту М.И. Цветаевой с сыном в эвакуацию: Москва-Казань-Чис тополь-Елабуга. В июне 2007 года состоялись «Третьи Международ ные Стахеевские чтения», в работе которых приняли участие потом ки Стахеевых из Франции (Екатерина Павловна Голованова-Стахее ва), Австралии (Вера Стахеева).

«Бехтеревские чтения в Елабуге» с международным участием завершают целый комплекс юбилейных мероприятий, приурочен ных к празднованию 150-летия со дня рождения нашего выдающе гося земляка, всемирно известного российского невролога, психи атра, основателя научной школы психиатрии В.М. Бехтерева.

В последнее время можно наблюдать тенденцию роста интере са к изучению родного края. Исследователи вновь и вновь возвра щаются к различным фактам и предположениям, открывая доселе неизведанные страницы минувших эпох. Интерес к становлению и развитию родного края, безусловно, даст возможность любому че ловеку познать его сущность и значимость для своей Родины.

 А.С. Андреев Крымский инженерно-педагогический университет, Украина никоновы (воспоминания внука) Место, где теперь расположен посёлок Научный, нашла для Об серватории поисковая группа из трёх-четырёх человек, среди кото рых был мой дед — Владимир Борисович Никонов. Он стал одним из наиболее активных создателей Обсерватории. Под его научным руководством создавался задуманный академиком Г.А. Шайном 2,6 метровый телескоп — ЗТШ (зеркальный телескоп им. Шайна). Этот телескоп начал работать в 1961 г. В то время он был самым крупным в Европе и самым автоматизированным в мире. Два более крупных телескопа были в США, где дед многократно бывал, начиная с пер вых послевоенных лет. Инженерно-конструкторскую часть проек та создания ЗТШ возглавлял умный, тонкий и деликатный Баграт Константинович Ионисиани, работавший в ЛОМО (Ленинградское оптико-механическое объединение). Дружеские отношения с Багра том (как называл его дедушка) сохранились до конца их жизни. Баг рат Константинович был одним из немногих, кто навестил дедушку после того, как он слёг во время своей последней болезни, но случи лось так, что он оставил этот мир раньше деда...

Дед в 1958 году возглавил Отдел физики звёзд и галактик и ру ководил им до 1985 г. Этот отдел интенсивно развивался в Обсерва тории, директором которой был выдающийся «солнечник» — акаде мик А.Б. Северный. Андрея Борисовича я помню с детства. Он про изводил на меня впечатление человека холодного и отстранённого.

Лишь многие годы спустя, когда я уже стал сотрудником КрАО, я увидел, каким теплом светится иногда его улыбка. Когда же узнал от его дочери, Ольги Андреевны, о его интересе к философии Запада и Востока, увидел его замечательные рисунки, — это было для меня просто откровением.

Мягкий и вежливый, Владимир Борисович не раз вёл ожес точённые споры с твёрдым и властным Андреем Борисовичем, от стаивая интересы своего отдела, добиваясь обеспечения его самым Александр Сергеевич Андреев — праправнук Ольги Владимировны Бехтеревой, стар шей дочери Д.М. Бехтерева. В настоящее время проживает на Украине, в Крыму.

Практический психолог, заведующий кафедрой психологии РВУЗ Крымского инже нерно-педагогического университета, тренер-преподаватель Московского институ та гештальта и психодрамы, Президент творческой ассоциации личностного роста (ТАЛИР).

Опубликовано в сб.: «Из истории Крымской астрофизической обсерватории. Сборник рассказов». — Вып. 2. — Симферополь: КФТ, 2002. — С. 182-192.

современным оборудованием, — и зачастую отстаивал, добивался!

Мой дедушка всю свою жизнь посвятил науке. Приходя с работы до мой, он ужинал, беседуя с членами семьи, живо интересуясь всеми семейными новинками, и шёл к себе в кабинет работать. Он работал настолько сосредоточенно, что не слышал ни работающего в сосед ней комнате телевизора, ни окликов, и вздрагивал, если к нему при касались. Дед очень любил всё новое, современное. Наверное, эта неукротимая тяга к новому способствовала его пионерским рабо там в области электрофотометрии и спектрофотометрии, телевизи онной астрономии, научному руководству крупными проектами по созданию новых телескопов (ЗТШ, АЗТ-11), участию в экспедициях по поиску места для новых обсерваторий (Шемахинской, Абасту манской, Крымской, Чилийской и активному участию в их создании (за исключением, может быть, Шемахинской)). Примечательно, что строительство Чилийской обсерватории было прекращено советс кой стороной с приходом к власти в Чили генерала Пиночета, кото рый со своей стороны был готов к сотрудничеству и обеспечил со хранность и неприкосновенность всего завезённого в Чили советс кими астрономами оборудования.

Экспедиция, целью которой были поиски места для будущей азербайджанской обсерватории, проводилась во второй половине 20-х годов. Одним из участников этой экспедиции был В.Б. Нико нов. Одна из его сокурсниц была шемахинской (шамаханской) ца ревной. Она написала участникам экспедиции сопроводительное письмо. Другое сопроводительное письмо экспедиция получила от ГПУ (Главного политического управления). Когда участники экспе диции прибыли в Баку, в местном отделении ГПУ им сказали: «В республике полно басмачей. Поэтому это (показывая на письмо из ГПУ) спрячьте подальше, а вот это (указывая на письмо царевны) держите наготове. Совет оказался верным: экспедиция многократ но встречалась с басмачами, которые по прочтении письма, подпи санного самой шамаханской царевной, неизменно проявляли поч тительно-уважительное отношение и готовность содействовать эк спедиции.

Стремление Владимира Борисовича к новому проявлялось не только в разработке и использовании в работе новейших методик и оборудования, но и в быту. Например, он приобрёл в 1958 г. ав томобиль марки «Волга», который тогда только начал выпускать ся. Когда он ехал по Обсерватории, за машиной бежали мальчишки, восторженно крича: «“Волга”, “Волга”!». Он первым в Обсерватории стал пользоваться привезёнными из-за границы шариковой ручкой и калькулятором. Когда появились программируемые калькулято ры, он тут же купил и освоил такой калькулятор. По-видимому, лю бознательность была свойственна деду с детства. Во всяком случае, в школе он дважды «перескакивал» через класс и, окончив школу в  шестнадцатилетнем возрасте, в том же 1921 году поступил Ленин градский университет, где учился в астрономической группе на ма тематическом факультете.

Дед много ездил в заграничные командировки, и многое сни мал на плёнку. В семье сохранилось множество сделанных им сним ков (цветных и чёрно-белых), весьма, кстати сказать, художествен ных, слайдов, стерео снимков и кинофильмов. Цветная и стерео фотография, а также кинокамера относились к столь любимым им новшествам. Дед был прекрасным рассказчиком. Он всегда сопро вождал демонстрацию своих фотографий, слайдов и фильмов увле кательнейшими рассказами. О своих поездках он говорил охотно, увлечённо, зажигательно, с большим юмором. Он вообще был че ловеком остроумным, весёлым и общительным. По рассказам деда я узнавал мир: Франция и США, Африка и Латинская Америка, Ан глия, Греция, Австралия... Где только ни побывал мой дед! И отов сюду он привозил фигурки — сувениры, выставленные на полоч ках книжного шкафчика. Дед рассказывал множество забавных ис торий. Например, о том, как однажды в Англии его коллега попро сил у официанта молока, а тот его не понял, потому что просивший произносил мягко «мильк» вместо «милк». Тогда находчивый кол лега попросил «коровьего сока» (cow juice) и это сработало... Дру гая история произошла в Париже. Какая-то старушка-француженка спросила у молодого тогда ещё Владимира Борисовича, как ей доб раться до нужного ей места. «Пардон, мадам, я не знаю, я — иност ранец», — ответил ей дед по-французски. «До чего же бессовестна нынешняя молодёжь!» — возмутилась старушка, — «Так издевать ся над старым человеком! Вы думаете, что я по акценту парижани на узнать не могу?!»

Со слов деда я узнавал и историю своей семьи, и о дедушки ном детстве. Дед вырос в интеллигентной петербургской семье.

Его отец, Борис Павлович Никонов, был писателем, поэтом, дра матургом, историком культуры и театральным критиком. Некото рое время он был главным редактором известного петербуржско го журнала «Нива». Борис Павлович был замечательным сочини телем и рассказчиком. Он на протяжении нескольких лет из вечера в вечер рассказывал перед сном своему маленькому сыну Володе продолжение одной и той же истории, каждый раз неожиданное и захватывающее... Дедушкина мама, Ольга Владимировна Бехтере ва-Никонова, была хирургом и старшей дочерью Владимира Ми хайловича Бехтерева. У Владимира Михайловича была дача в Фин ляндии (теперь это место относится к Ленинградской области;

оно расположено недалеко от посёлка Рощино, а сама дача усилиями Андрея Петровича Бехтерева превращена в музей). В детстве мой дед часто проводил лето на этой даче и очень любил её. Там у его дяди, Петра Владимировича Бехтерева, была байдарка. Дед потом  всю жизнь мечтал о такой. Он очень любил море и не раз говорил мне, что, если бы не астрономия, то он стал бы морским инжене ром — конструктором кораблей. Кстати, эту профессию избрали оба его дяди — Пётр Владимирович и Владимир Владимирович.

На этой даче в Финляндии тоже происходили забавные истории.

Вот, к примеру, одна из них. На даче жил медвежонок. Он очень любил играть с детьми. Однажды дети сделали земляные пирож ки с травой и стали «печь» их на солнышке. То ли мишка принял их за настоящие, то ли он настолько проникся детской игрой, что взял да и съел пирожки! А дети обиделись на мишку, — дескать, без спросу, да и пирожки ещё сырые...

Вскоре после революции в доме Бехтеревых появилась моло дая француженка. Её привёз в Россию из Парижа русский офицер.

Когда начались революционные события, офицер пошёл сражаться в белую гвардию, а девушка осталась одна без знания русского язы ка, средств к существованию и возвращению домой. Бог знает, что с ней сталось бы, если бы её не взяли гувернанткой («бонной») в дом Бехтеревых. Двенадцатилетний Володя постоянно общался с ней.

Она много рассказывала ему о Франции, о Париже и своей жизни.

Так он и овладел в совершенстве парижским диалектом французс кого языка. Много лет спустя, в одной из газетных публикаций, пос вящённых советской экспедиции в Чили, о Никонове было написа но: «...и с ними был один француз, почему-то выдававший себя за русского».

Мой дед очень любил шутки и розыгрыши. Вот пример. Макет башни ЗТШ был выполнен из тогда нового, только что созданно го и практически никому не известного материала — пенопласта.

И когда некий посетитель дедушкиного кабинета попросил разре шения взять его в руки, дед с серьёзным видом сказал: «Да, конеч но! Но, пожалуйста, будьте осторожны: макет очень тяжёлый!» Дед с детским восторгом рассказывал, как макет взмыл вверх в руках не доумевающего посетителя». Я всегда очень ценил в своём деде жи вость и непосредственность, а также его кипучую, бьющую через край энергию. Он, действительно, практически всегда чем-то энер гично занимался. Только на море и горы дед мог смотреть сколько угодно, практически не шевелясь.

Иногда он бывал отчаянно смелым. Например, однажды группа сотрудников Абастуманской обсерватории прогуливалась по лесу.

В составе этой группы оказались и Никоновы. Когда группа шла по тропинке, идущей вдоль крутого склона, появился двигавшийся на встречу медведь. И дедушка сразу вышел вперёд, заслонив собой жену, дочь и остальных участников группы. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы все присутствовавшие не завопили диким об разом, отчего мишка перепугался и кубарем покатился вниз по кру тому склону.

Дед со студенческих лет и до самой смерти очень любил свою жену и мою бабушку — Елизавету Константиновну Никонову. В мо лодости она была редкой красавицей. Она получила астрономичес кое образование в том же Ленинградском университете, закончив его на два года позже дедушки. Вместе с ним она работала в Абасту мани, Симеизе, Научном.

Работая в Крымской астрофизической обсерватории, Е.К. Ни конова занималась преимущественно электрофотометрическими исследованиями звёзд, солнца и планет, фотоэлектрическим опре делением звёздных величин Солнца и Луны и цвета Солнца, а также участвовала (вместе с В.Б. Никоновым) в 1948 году в фотоэлектри ческом сравнении яркости ночного неба в Симеизской обсервато рии и в месте, где впоследствии возник п. Научный. Результаты пос леднего способствовали принятию решения о строительстве новой Обсерватории именно там, где она сейчас и находится.

После моего рождения в 1955 году бабушка оставила науку и полностью посвятила себя семье. Она очень заботилась о нас с де душкой, воспитывала меня и создавала дедушке все условия для ра боты. Своей жертвенностью и всепрощением моя «баба Лиза», как я её называл, напоминает мне христианских подвижников. Эти чер ты не бросались в глаза тем, кто не знал мою бабушку близко, из-за сдержанно-строгой манеры держаться и необщительности. Только с близкими людьми она немного раскрывалась, да и то не всегда.

Живой, жизнерадостный, источающий переполнявшую его энергию дедушка и спокойная, уравновешенная, рассудительная бабушка могут показаться антиподами. Но у них были общие чер ты: их души были чисты, слова — честны, а поступки — ответствен ны. Обоим были свойственны развитое чувство долга, любовь к по рядку, забота друг о друге и о своём потомстве — моей маме и мне.

Был у них ещё сын — мамин младший братик, Кирочка, умерший в 1936 г. в двухлетнем возрасте от туберкулёзного менингита. Он за разился от цветущей на вид няни, у которой впоследствии была об наружена открытая форма туберкулёза.

Во время войны дедушка и бабушка работали в Абастуманс кой обсерватории. Место для этой обсерватории за несколько лет до этого выбрали после многочисленных поездок по всей Грузии (от Алазанской долины, где в своё время в Икалтойской академии учился Шота Руставели, до Абастумани) Е.К. Харадзе и В.Б. Нико нов. Евгений Кириллович Харадзе возглавил Абастуманскую обсер ваторию, а впоследствии — и грузинскую академию наук. Вместе с дедушкой и бабушкой в Абастумани была моя мама, а спустя неко торое время к ним приехала бабушкина мама. Я приобщался к Гру зии по дедушкиным, бабушкиным и маминым воспоминаниям, а также вошедшим в обиход нашей семьи грузинским словечкам и ку шаньям. Бабушка готовила «аджап-сандал» (овощное рагу) и «ло био» (стручковая фасоль, приготовленная с яйцом). В семье люби ли грузинскую зелень (кинзу, тархун, реган), сыр «сулугуни», лаваш (разновидность грузинского хлеба) и сухие грузинские вина. Поз же, будучи сначала студентом, а затем сотрудником Главной геофи зической обсерватории им. Воейкова, я сам проработал в Грузии (в Алазанской долине) пять полевых сезонов. Затем (в 1979 г.) я пере шёл на работу в КрАО, где жил вместе со своими «стариками» и ра ботал до 1999 г.

На не бросавшейся в глаза бабушкиной активности держался весь дом, в котором всегда царили порядок и чистота. Эти чисто та и порядок были органичными элементами не только быта, но и бытия, проявлениями качества жизни, и служили удобству и уюту в доме, где практически не было ничего лишнего, ненужного. Дедуш ка обеспечивал семью материально и бытовых дел не касался. Если бабушка была очень сдержана в проявлении своих чувств и транс формировала их в заботу о домашних, то настроение деда всегда проявлялось очень живо и непосредственно. Будучи в хорошем на строении он улыбался, шутил, частенько напевал арии из опер или песни, или весело насвистывал. В плохом настроении он бывал ред ко. При этом он хмурился и молчал. В очень редких случаях он мог вспылить, меча громы и молнии, но также быстро и успокаивался.

Отшлёпал он меня единственный раз в жизни, когда я, дурачась за рулём велосипеда, на всём ходу врезался в проходившего мимо со трудника. Было мне тогда, наверное, лет семь. Дед шлёпал не боль но, но при этом громко и грозно кричал, что произвело на меня чрезвычайно сильное впечатление.

Я всю жизнь каждое лето приезжал в Крым к бабушке и де душке, пока не поселился с ними окончательно. С шести- до де сятилетнего возраста я жил с ними безвыездно. В их доме неиз менно царила атмосфера взаимной любви и заботы друг о друге.

Наверное, поэтому и этот дом, в котором я вырос, и Обсервато рия, которой они посвятили — каждый по-своему — значитель ную часть своей жизни, а также чувства взаимной любви и заботы обрели для меня сакральный смысл, стали священными. И дедуш ка, и бабушка ходили со мной маленьким гулять в лес, и Крымский лес стал для меня ещё одной святыней, олицетворяющей Природу.

Добрый и внимательный Вася Ханейчук, с которым мы в своё вре мя немало поговорили «за жизнь» во время совместных наблюде ний на БСТ, прочитав черновик этих моих воспоминаний, спро сил: «Что же ты, Саша, не написал, что тебе дали твои дедушка и бабушка, какие чувства ты к ним испытываешь?». Спасибо, Вася, за этот вопрос. Я отвечу так: они дали мне любовь, тепло и чисто ту своих душ, заботу, понимание природы и чувство прекрасного.

Я по-прежнему люблю их, своих «стариков», и моё чувство светло, чисто и искренне, как они сами.

Последовательность этих воспоминаний обусловлена не хро нологией вспоминаемых событий и фактов, а хронологией самих воспоминаний. Мне видится в этом некая внутренняя логика скры тых в глубине моей психики бессознательных процессов, которая на поверку всегда оказывалась мудрее рационально-рассудочных пос троений. Поэтому я доверяю ей и не пытаюсь изменить порядок своего повествования. Я попробовал было, но мне не понравилось то, что стало из этого получаться. Посему оставляю всё как есть.

А.С. Андреев, Е.В. Андреева НИИ Крымская астрофизическая обсерватория, Украина владиМир Борисович и елизавета константиновна никоновы В этом году Владимиру Борисовичу и Елизавете Константинов не Никоновым исполнилось бы по 100 лет. Выходцы из разных слоёв социальной среды, они удивительным образом встретились в Ленин градском университете, куда их обоих привело увлечение астрономи ей. Они полюбили друг друга и продолжали любить — как в сказке — всю жизнь. Они были едины во всём, что делали, хотя один проявлял это явно, а другая оставалась незаметной, неизменно поддерживая его в любых жизненных ситуациях. Владимир Борисович любил говорить:

«муж — голова, а жена — шея». Мы — авторы этой публикации, поя вившиеся на свет благодаря их любви, хотим воспользоваться предо ставленной нам возможностью отдать должное столь дорогим для нас людям, рассказав о том, какими они были, и что они сделали для науки.

Мы полагаем, что рассказ о том, какими они были, поможет читателю лучше понять не только то, что ими сделано, но и то, как это сделано.

Последнее, на наш взгляд, также весьма существенно.

Владимир Борисович Никонов родился 18 ноября 1905 г. в Санкт Петербурге. Его отец, Борис Павлович Никонов, по окончании универ ситета в течение 12 лет (1898-1910) проработавший присяжным пове ренным в Санкт-Петербуржском окружном суде, известен как поэт, прозаик и драматург (на фото 1 — в 1-м ряду). В течение ряда лет пуб ликовался и выступал в качестве театрального критика в известном Российском журнале «Нива». Согласно воспоминаниям Владимира Борисовича, Борис Павлович был великолепным рассказчиком. Мно гие, лично знавшие самого Владимира Борисовича, могут засвидетель ствовать, как увлекательно он говорил о чём бы то ни было — будь это воспоминание из собственной жизни или новая научная идея.

Матерью Владимира Борисовича была Ольга Владимировна Бехтерева-Никонова. Дочь выдающегося отечественного учёно го — физиолога и психолога, врача-психиатра и общественного де ятеля — В.М. Бехтерева. Она работала хирургом и, по свидетельс тву коллег, была замечательным диагностом. Она оперировала всю свою долгую трудовую жизнь и продолжала это делать под бомбёж ками в блокадном Ленинграде, где оставалась в течение всего пери Елена Владимировна Андреева — правнучка В.М. Бехтерева, мама Александра Сергеевича.

Опубликовано в Изв. КрАО («Известия Крымской астрофизической обсерватории»).

2007. — Т. 103. — Вып. 3. — С. 194-204.

1 Фото 1. Родители В.Б. Никонова с родственниками в день свадьбы:  1-й ряд (слева направо). Владимир Михайлович Бехтерев (отец Ольги  Владимировны), Ольга Владимировна Бехтерева-Никонова, Борис Пав лович Никонов, Наталья Петровна (мать Ольги Владимировны), Екате рина (сестра Ольги Владимировны), неизвестная. 2-й ряд (слева напра во): братья Бориса Павловича Иван и Александр, братья Ольги Влади мировны Петр и Владимир.

ода блокады. Маленькая худенькая женщина обладала огромной си лой воли. Это качество, на наш взгляд, унаследовал от неё Владимир Борисович. Оно многократно проявлялось и в том, как он умел тер петь, улыбаясь, боль, и в том, как он отстаивал интересы отдела, ко торый он возглавлял, и во многом, многом другом.

Борис Павлович, Ольга Владимировна и их сын Володя жили в Санкт-Петербурге на Каменном острове, в доме Владимира Михай ловича на набережной Малой Невки (фото 2).

Елизавета Константиновна Никонова (до замужества — Смир нова) родилась 27 октября 1905 г. в с. Павловское Костромской гу бернии (ныне это село находится на территории Ярославской об ласти) в 25 км от железнодорожной станции Буй.

Родители Елизаветы Константиновны были выходцами из двух соседних сёл, одно из которых находилось в Костромской губернии, а другое — в Ярославской. Её дед славился в округе своими золо тыми руками и изобретательством. Когда Елизавета Константинов на была ещё трёхлетней девочкой, они перебрались в Санкт-Петер бург. Там её отец работал маляром, а мать вела домашнее хозяйство и подрабатывала шитьём.

Фото 2. Дом В.М. Бехтерева в Санкт-Петербурге. В этом доме вырос  В.Б. Никонов.

Владимир Борисович с детства проявлял незаурядные способнос ти. Учась в гимназии, а затем в советской школе, он дважды «переска кивал» через класс. В результате он поступил в астрономическую груп пу отделения Математики и Механики Ленинградского Университета в1921 г., когда ему не было ещё 16 лет. Поэтому Елизавета Константи новна, будучи его ровесницей, училась двумя курсами младше.

Курсом младше Владимира Борисовича учился на физическом факультете один из его университетских приятелей, ставший впос ледствии выдающимся американским астрофизиком — Г.А. Гамов.

В студенческие годы Владимир Борисович, делая перерывы в интен сивных учебных занятиях, любил пробежаться или проехаться с ве терком на велосипеде километра четыре до стрелки Елагина остро ва, где начинался Финский залив, с размаху броситься в воду, энер гично проплыть изрядное расстояние, тут же вскочить на велосипед и, что есть духу, примчать обратно. Благодаря такой процедуре го лова, по его словам, прояснялась полностью.

Владимир Борисович и Елизавета Константиновна относятся к первому поколению астрономов, получивших астрономическое об разование в советское время. В 1925 г., когда Владимир Борисович закончил Астрономическую группу Отделения Математики и Ме ханики Ленинградского Университета, в Ленинграде ещё была без работица. Тем не менее, В.Б. Никонов был принят директором Глав 1 Фото 3. Е.К. Смирнова (в замужестве Никонова) и В.Б. Никонов в сту денческие годы.

ной Геофизической обсерватории (ГГО) А.А. Фридманом на полс тавки вычислителя отделения Теоретической Геофизики ГГО. Одно временно вторую половину рабочего времени он безвозмездно ра ботал в Ленинградском Астрономическом институте Наркомпроса РСФСР, руководимом Б.В. Нумеровым. Здесь, под непосредствен ным руководством И.А. Балановского, он исследовал пространс твенное движение звёзд-гигантов. Результаты этого исследования Владимир Борисович доложил на Первом Всероссийском съезде ас трономов в Ленинграде. С 1926 г. в Советском Союзе была введе на аспирантура, и осенью того же года он был принят в аспиран туру. Научными руководителями были И.А. Балановский (практи ческая астрофизика) и Н.И. Идельсон (теоретическая астрофизика).

Практику Владимир Борисович проходил в Пулковской обсервато рии у И.А. Балановского, где определил экстинкцию фотографи ческим методом, а также — в 1927 г. — в Симеизской обсерватории под руководством Г.А. Шайна. В Симеизе участвовал в обработке спектральных наблюдений новой Ey Aquilae и проводил исследова ния фотометрических свойств некоторых фотоэмульсий. Во время практики Владимира Борисовича в Крыму произошло сильное зем летрясение. Сотрудники ночевали под открытым небом на улице, но продолжали работать. Первые толчки застали Владимира Бори совича на дороге, проходящей под горой Кошка, и он чудом уцелел, убегая из опасного места под градом срывающихся сверху глыб.

Работа по фотографической фотометрии подсказала Владими ру Борисовичу мысль о необходимости перехода к объективным методам измерений фокальных изображений звёзд. В результате он, Фото 4. Е.К. и В.Б. Никоновы в 30-х годах.

вместе с конструктором Астрономического Института М.П. Поме ранцевым (погибшим в блокадном Ленинграде в 1942 г.) разрабо тал звёздный микрофотометр, соответствовавший самому высоко му для того времени уровню.

В 1929 г. В.Б. Никонов закончил аспирантуру и был зачислен стар шим научным сотрудником Астрономического Института. В этом же году Елизавета Константиновна закончила университет. И в этом же году они стали мужем и женой. До этого события в течение долгого времени родители Владимира Борисовича сомневались в том, что их сын может быть счастлив, женившись на девушке из простой семьи.

За внука вступился дед, Владимир Михайлович, сказав: «Не мешайте ему, он всё равно на ней женится». Спустя годы Ольга Владимировна признала: «Володя сделал правильный выбор».

В самом конце 1930 года у Владимира Борисовича и Елизаветы Константиновны родилась дочь Лёля, которую супруги очень любили.

В 1930 г. Б.В. Нумеров поставил перед астрономами вопрос о необходимости создания новых обсерваторий в местах с благопри ятным астроклиматом. С этой целью были намечены экспедиции в горные районы Кавказа и Средней Азии. Первая экспедиция (ру ководитель — А.В. Марков, астрофизик В.Б. Никонов и геофизик И.А. Бенашвили) в том же году была направлена в Нагорный Кара бах и Азербайджан, где впоследствии была построена Шемахинская обсерватория. Одна из бывших сокурсниц Владимира Борисовича была шемахинской (шамаханской) царевной. Она написала участ 1 никам экспедиции сопроводительное письмо. Другое сопроводи тельное письмо экспедиция получила от ГПУ (Главного политичес кого управления). Когда участники экспедиции прибыли в Баку, в местном отделении ГПУ им сказали: «В республике полно басма чей. Поэтому это (показывая на письмо из ГПУ) спрячьте подаль ше, а вот это (указывая на письмо царевны) держите наготове. Со вет оказался верным: экспедиция многократно встречалась с басма чами, которые по прочтении письма, подписанного самой шамахан ской царевной, неизменно проявляли почтительно-уважительное отношение и готовность содействовать экспедиции. В ходе поис ков места для будущей обсерватории экспедиция оказалась на раз валинах древнего армянского города Шуша, всё население которого было вырезано азербайджанцами за одну ночь практически полно стью. Как рассказывал Владимиру Борисовичу участник этих собы тий, школьный учитель-азербайджанец, спастись удалось лишь не скольким местным жителям-армянам, убежавшим по тайной троп ке, о которой нападавшие тогда не знали. Потрясённый жестокос тью этой тщательно спланированной акции юный Владимир Нико нов спросил: «Как же Вы, интеллигентный человек, школьный учи тель, смогли пойти на это?» — и был сражён ответом: «Все резали — и я резал»... На месте бывшей Шуши больше никто не селился. Азер байджанское поселение выросло несколько в стороне.

В 1931 Б.В. Нумеров вместе с В.Б. Никоновым поехали в Абас тумани (Южный Кавказ), где в своё время вёл весьма успешные на блюдения С.П. Глазенап, очень положительно оценивший местный астроклимат. К их группе был прикомандирован молодой синоптик Геофизической обсерватории Грузии Е.К. Харадзе, впоследствии возглавивший Абастуманскую обсерваторию, а позже — и Грузинс кую академию наук. Вплоть до 1945 г. он и Владимир Борисович ра ботали в постоянном взаимодействии. Да и позже они поддержи вали переписку и сотрудничали. В частности, уже после создания в КрАО по проекту В.Б. Никонова автоматизированного зеркального телескопа АЗТ-11, аналогичный телескоп был установлен в Абасту манской обсерватории. Усилиями Б.В. Нумерова Абастуманская об серватория получила статус российско-грузинской. Российская сто рона обеспечивала аппаратуру и научных консультантов, грузинс кая — помещения, строительные работы и обслуживающий персо нал. Владимир Борисович принимал самое деятельное участие в со здании и развитии этой обсерватории. К этому периоду его деятель ности относятся фотография, представленная на фото 5.

В то же время он продолжал работу в Ленинграде. Его научная деятельность в течение этого периода подробно описана в автобио графии, опубликованной в этом же томе. Елизавета Константиновна работала вместе с ним под его руководством, однако, больше нахо дилась в Ленинграде с дочкой. В 1934 г. в семействе Никоновых про 1 Фото 5. В.Б. Никонов у телескопа в Абастумани.

изошло пополнение: родился сын Кирочка. Когда он немного подрос и Елизавета Константиновна вернулась к работе, для присмотра за мальчиком в дом взяли няню — молодую, цветущую на вид девушку.

Никому и в голову не пришло, что она может быть больна страш ной болезнью — туберкулёзом, да ещё в открытой форме. В 1938 г.

Кирочка скончался от туберкулёзного менингита, который тогда ещё не умели лечить. Вся семья была потрясена этой трагедией, но осо бенно тяжело и долго переживала её Елизавета Константиновна.

Война застала семью Никоновых в Абастумани. Владимир Бо рисович был уже там, когда Елизавета Константиновна с дочкой Лёлей приехали к нему с началом Лёлиных каникул. Старшие Ни коновы, как всегда, много работали, а Лёля много гуляла в сосновом горном лесу и навсегда полюбила природу. В соседней комнате того же барака жила Эмма Семёновна Бродская. Жили дружно. Много работали. Несколько позже приехала из Ленинграда мама Елиза веты Константиновны — Прасковья Дмитриевна. Родители Влади мира Борисовича остались в Ленинграде, где его мама продолжа ла интенсивную хирургическую деятельность в течение всего тяж кого блокадного времени. В Абастумани Прасковья Дмитриевна за ведовала огородом, а остальные члены семьи активно ей помога ли: возили навоз, ухаживали за растениями. Воду возили на ишаках.

С едой были сложности: положенные пайки почему-то «зажали» и огород очень выручал. Лёля ходила за ягодами и грибами, корми ла единственную, имевшуюся у семьи, курицу и пасла купленного у турок-месхетинцев барана Бэки. Зимой катались на лыжах. Перед войной жил и работал на Канобили аспирант К.К. Чуваев. Он ушёл на фронт в самом начале войны. Позже эвакуировались из Крыма Шайны, Вера Фёдоровна Газе и Альбицкие. Сотрудники много вре мени проводили вместе, ходили в походы к кочевьям, к Замку цари цы Тамары. Однажды компания сотрудников, шедшая по тропинке вдоль крутого склона горы, встретила медведя. Владимир Борисо вич отважно вышел вперёд, закрывая собой остальных. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы испугавшиеся женщины не завопи ли так громко, что растерявшийся от неожиданности и собственно го испуга мишка покатился кубарем вниз по склону.

Г.А. Шайн предложил Никоновым после войны переехать в Крым восстанавливать Крымскую Обсерваторию. Они согласились.

Сразу после войны (в мае 45-го) Никоновы вернулись в Ленинград.

Владимир Борисович и Елизавета Константиновна уволились из Ас трономического института и переехали в Крым. Э.С. Бродская тоже перебралась в Крым. Туда же после демобилизации прибыл К.К. Чу ваев. Вся дальнейшая работа В.Б. и Е.К. Никоновых связана с КрАО, сначала располагавшейся на горе Кошка близ Симеза. Однако, как объяснял Владимир Борисович, местный астроклимат уже не удов летворял астрофизиков, поскольку потоки воздуха, обусловленные соседством моря и гор, приводили к ухудшению качества наблю дений (дрожанию изображения), что существенно снижало их эф фективность. Этот фактор становился особенно значимым в связи с проектированием новых, более крупных телескопов, которые пла нировалось установить в послевоенной обсерватории. В результа те было принято решение о поиске более подходящего для неё мес та. Крымская астрофизическая обсерватория в то время из фили ала Пулковской превратилась в самостоятельную научно-исследо вательскую организацию. В.Б. Никонов, вместе с А.Б. Северным и ещё двумя сотрудниками вошёл в состав поисковой группы, целью которой было отыскание подходящего места для строительства но вой обсерватории. Были найдены три места, представлявшиеся на иболее подходящими для строительства новой обсерватории. Там велись синхронные наблюдения одних и тех же объектов, а также измерения яркости ночного неба. Елизавета Константиновна при нимала активное участие в фотоэлектрическом сравнении яркости ночного неба в Симеизской обсерватории и в месте, где впоследс твии возник п. Научный. Результаты этого исследования способс твовали принятию решения о строительстве новой Обсерватории именно там, где она сейчас находится. В 1945-1946 гг. в Крымской Астрофизической Обсерватории Е.К. Никонова при помощи коро нального электрофотометра конструкции В.Б. Никонова и под его Фото 6. Никоновы в Симеизе в конце 40-х гг.

руководством определила звёздную величину Солнца и его цвет.

Она занималась также электрофотометрическими исследованиями звёзд и планет и фотоэлектрическим определением звёздной вели чины Луны. Е.К. Никонова ушла с работы в 1955 г. в связи с рож дением внука. За годы работы она получила несколько правительс твенных наград.

Вернёмся в первые послевоенные годы. Важно было наверстать упущенное в развитии отечественной астрофизики за годы войны. И вот в 1946-47 гг. в США выехала группа советских астрофизиков под руководством Г.А. Шайна. В группу входили: В.Б. Никонов, А.Б. Се верный, О.А. Мельников и Б.А. Орлов, а также, в течение некоторого времени, В.П. Линник, А.А. Михайлов и Г.А. Монин. Группа работа ла в течение 7 месяцев. Задачей группы было ознакомление с метода ми исследований и аппаратурой по специальности каждого из участ ников, а также приобретение современного научного оборудования.

Но главной задачей был заказ рефлекторов диаметром 2 м для Крым ской обсерватории и 1,25 м для ГАО АН СССР. Группа посетила об серватории Макдональд, Маунт Вилсон, Паломарскую, Йеркскую и Ликскую. Во время этой поездки Владимир Борисович сломал ногу и продолжал работу, передвигаясь на костылях.

Ознакомился с работами по электрофотометрии в Ликской об серватории. В Мэдисонской обсерватории встретился с основополож ником астрономической электрофотометрии Дж. Стеббинсом и рабо Фото 7. О.В. Бехтерева-Никонова за работой.

тавшими там в это время А. Уайтфордом и О. Эггеном. Затем вернулся в обсерваторию Макдональд и познакомился с В. Хилтнером, вместе с которым впервые осваивал наблюдения на фотоэлектронном умножи теле 1-F-21 и с которым завязались продолжительные контакты.

По возвращении он продолжал активную научную и организа ционную деятельность. В 1949 г. получил Бредихинскую премию за Фундаментальный каталог фотоэлектрических цветовых эквива лентов звёзд спектральных классов В 8 и В 9, составленный преиму щественно ещё в Абастумани. После ухода Г.А. Шайна Владимир Бо рисович сменил его на посту заведующего отделом Физики звёзд.

В послевоенные годы, после смерти мужа, в Научный перееха ла мама Владимира Борисовича, Ольга Владимировна. Она продол жала активно интересоваться жизнью, политикой и наукой, продол жая исследования крови в домашних условиях (фото 7).

Владимиром Борисовичем было разработано техническое зада ние на специальный 50 см менисковый телескоп с одним фокусом Куде, выведенным в лабораторию для проведения испытаний маке Фото 8. ЗТШ: башня, В.Б. Никонов у телескопа.

тов наблюдательной аппаратуры. Этот телескоп, названный МТМ 500, был построен на ЛОМО и является одним из первых телеско пов, установленных в Научном. По прямому назначению он исполь зовался лишь для испытания многокаскадных ЭОПов и спектрофо тометра П.П. Добронравина. В дальнейшем он был передан группе В.В. Прокофьевой для работ по развитию астрономического теле видения, которые курировал Владимир Борисович.

В.Б. Никонов возглавлял работу по составлению технического задания на крупнейший в КрАО телескоп с диаметром зеркала 2.6 м.

Телескоп назван именем Г.А. Шайна, которому принадлежала идея его создания. Владимир Борисович занимался также проектирова нием этого телескопа совместно с Б.К. Ионисиани (ЛОМО). Он же был назначен Президиумом АН СССР председателем комитетов по разработке и по приёмке этого телескопа. ЗТШ начал функциониро вать в 1961 г. В то время это был самый крупный в Европе и самый автоматизированный в мире звёздный телескоп. За работу по его созданию Владимир Борисович был награждён орденом Ленина.

Позже по инициативе В.Б. Никонова и на основе составленно го им технического задания в КрАО был создан полностью автома тизированный телескоп для фотоэлектрических исследований — АЗТ-11, строительство которого, к большому огорчению Владими ра Борисовича, очень задержалось. Аналогичный телескоп успешно работает в Абастуманской обсерватории.

2 Фото 9. В разных ипостасях...

Фото 10. Чилийская экспедиция: в шляпе — В.Б. Никонов, справа от  него — В.Б. Новопашенный (руководитель экспедиции).

В 1961-67 гг. (два срока) В.Б. Никонов был президентом комис сии МАС № 25 «Звёздная фотометрия». В 1967-70 гг. был вице-пре зидентом, а в 1970-73 гг. — президентом комиссии МАС № 9 «Астро номическая техника». Владимир Борисович был очень живым, под вижным, эмоциональным и творческим человеком. Он был страст но увлечён наукой. Эта страсть и живость характера ярко проявля лись в его выступлениях и при обсуждении научных проблем.

В 1970-х годах Владимир Борисович принял деятельное участие в чилийской экспедиции, в задачи которой входило создание катало га звёзд южного полушария и высокогорной обсерватории. Строи тельство уже было начато, и была завезена значительная часть обору дования, когда к власти пришёл генерал Пиночет. Экспедиция была спешно прекращена, а оборудование осталось. Оставленное обору дование поддерживалось в целости и сохранности по распоряжению Пиночета, тщетно призывавшего Советские власти к продолжению начатых работ. Однако СССР не захотел иметь дело с «кровавым ре жимом». «За руководство научной работой первой астрономической экспедиции в Чили» Владимир Борисович был награждён вторым ор деном «Знак почёта». Первый он получил существенно раньше «за развитие фотоэлектрических исследований в СССР».

Владимир Борисович и Елизавета Константиновна всегда живо интересовались всем, что происходило в окружающем их мире, в обществе и в природе. Например, когда они узнали, что прошедшей ночью в двух километрах от пос. Научный произошёл оползень, в результате которого часть ведущего в посёлок шоссе «съехала» на десяток метров в сторону, в тот же день пошли посмотреть на это явление природы.

2 Фото 11. Светлый дом. Слева направо: Е.К. Никонова, В.Б. Никонов,  давняя подруга Е.К. Никоновой.

Они прожили вместе 58 лет, деля друг с другом радости и го рести. Их дом всегда был чист и светел, как их души. В нём всегда было тепло и уютно.

Они жили душа в душу. Мы не помним, чтобы за всё время на шей совместной жизни с ними они поругались или кто-нибудь из них повысил на другого голос, рассердился или закричал. Они всег да относились друг к другу с теплом и заботой, с радостью уступая друг другу, думая в первую очередь друг о друге и нас, своих дочери и внуке, а потом уже о себе.


Елизавета Константиновна не только обеспечивала Владимиру Борисовичу идеальные условия для работы. Нередко он делился с ней своими научными проблемами, и они вместе обсуждали их. Поэтому, на наш взгляд, научные достижения каждого из них — результат уди вительного сотворчества, замешанного на любви и взаимопонимании.

В начале 1986 г. Владимир Борисович сломал шейку бедра. Вра чи в один голос говорили, что с таким диагнозом практически никто уже не поднимается на ноги. Владимир Борисович проявил порази тельную волю к жизни. Он тренировался с утра до вечера с переры вами на отдых. Его руки и спина забугрились мышцами. Через 2 ме сяца после травмы он начал садиться на кровати, потом пересажи ваться в кресло. Это позволяло ему перемещаться по квартире и ра ботать за специально сооружённым письменным столиком. В то вре мя В.И. Бурнашёв сделал снимок, представленный на фото 16. Затем Владимир Борисович начал ходить на костылях, которые впоследс Фото 12. Последний совместный снимок (конец 1985 г.). В.Б. и Е.К. Ни коновы, сзади — их внук А.С. Андреев.

твии заменил палочкой. В этот период он занимался не только завер шением недописанных статей, но и составлением планов дальнейших научных исследований. Тогда же он написал «Некоторые итоги ос новных работ В.Б. Никонова». Там на пяти страницах он очень сжато и структурировано изложил свои основные достижения в следующих областях: разработка, создание и освоение новой астрономической техники. Методические и научные исследования. Участие в работе эк спедиций по наблюдению солнечных затмений (1936, 1941 и 1945 гг.).

Участие в работе экспедиций по подысканию места для строительс тва новых обсерваторий. Педагогическая работа. Работа в МАС.

В свободное от работы и упражнений время он очень образно рас сказывал одному из авторов этой статьи — своему внуку — удивитель ные истории из своей жизни. И трогательно признавался в любви к Елизавете Константиновне, самоотверженно ухаживавшей за ним.

В марте 1987 г. Владимир Борисович опять слёг в постель и на этот раз больше не поднялся. Состояние его постепенно ухудша лось. Он скончался 9 июля 1987 г., не дожив трёх дней до рожде ния правнучки. Елизавета Константиновна пережила его почти на лет, успев подарить заботу и тепло своей души правнучке Иришке и правнуку Олежке. Владимир Борисович и Елизавета Константинов на оба покинули этот мир так же, как и жили — светло и спокойно.

2 О.А. Артемьева Иркутский государственный университет реализация коМплексного подхода к человеку в раБотах в.М. Бехтерева Комплексный подход, по определению Б.Г. Ананьева, представля ет собой особую методологическую стратегию, ориентированную на многоаспектное, междисциплинарное познание сложных разнокачес твенных объектов и их множественной причинной обусловленности, результатом которого оказывается целостное представление об объ екте1. Чем сложнее объект исследования и многообразнее его связи со средой, тем более актуальна реализация комплексного подхода к его исследованию. Сложность такого феномена, как человек, настоль ко высока, что делает его объектом исследования ряда наук. Соответс твенно и постижение человека во всем многообразии и одновременно единстве его внутренних и внешних связей возможно лишь в ходе ком плексного изучения усилиями представителей разных наук.

К концу XIX — началу XX вв. применение комплексного подхода к человеку стало насущной необходимостью. Комплексные исследо вания были подготовлены открытиями в таких областях естествозна ния, как физика, химия, анатомия. События общественной жизни Ев ропы и России обусловили возрастание интереса, как к личности че ловека, так и к объединениям людей в толпе и в народных движени ях. Вместе с тем неудача использования интроспективного подхода в психологических исследованиях заставила ученых искать новые, бо лее объективные методы изучения психики. Представители естест веннонаучного подхода, заложенного программой И.М. Сеченова и получившего мощное развитие у В.М. Бехтерева и в его школе, стре мились разрешить глубочайшую проблему взаимосвязи психическо го и физического миров на путях разработки объективных методов изучения психики и личности2. Обращение В.М. Бехтерева к экспе рименту как методу естественных наук позволило снизить субъек тивность в анализе явлений психической жизни.

По замечанию Б.Г. Ананьева, лишь немногие ученые в начале ХХ в. понимали устарелость и вредность для общего развития на уки такое положение психологии, при котором она оказывалась на периферии биологии и истории, обособленной от общего естествоз нания, от точных и технических наук. Первым из них был В.М. Бехте Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. — М., 1977.

Ждан А.Н. Психологическая наука в России в XX веке: некоторые результаты и про блемы // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ. — Вып. 1 / Под общ. ред.

Б.С. Братуся, Д.А. Леонтьева. — М., 2002. — С. 200-212.

2 рев, создавший Санкт-Петербургский психоневрологический инсти тут — первый университет в России, где все факультеты, независимо от профиля, включали антропологию и психоневрологию человека1.

Анализ жизненного пути ученого позволяет проследить реали зацию комплексного подхода к человекознанию на протяжении всех основных этапов. По завершении профессорского института (аспи рантуры) Военно-медицинской академии Петербурга В.М. Бехте реву посчастливилось получить научную командировку в Европу. В 1884-1885 гг. он работал в ряде ведущих научных лабораторий: по нервным и душевным болезням — у лучших профессоров того вре мени — Вестфаля и Менделя, по экспериментальной психологии — у Вундта, по физиологии — у Дюбуа-Раймонда, по анатомии моз га — у Флексига и др.

По возвращении в Казань В.М. Бехтерев стал работать по двум центральным направлениям — нервным и душевным болезням. От крытие первой в России психофизиологической лаборатории поз волило продолжить исследования также по анатомии и физиоло гии. После переезда в Петербург, в Военно-медицинской академии под его руководством были оборудованы анатомическая, физио логическая, объективно-психологическая и гипнологическая лабо ратории и кабинеты, благоустроена психиатрическая клиника, вы строена в связи с психиатрической нервная клиника и при ней осо бое нервно-хирургическое отделение. В Казанском университете и Петербургской Военно-медицинской академии Бехтерев занимался исследовательской деятельностью, оказанием медицинской помо щи, обучением студентов и повышением квалификации врачей.

Просветительская работа ученого имела формы блестящих лек ций и выступлений на заседаниях ряда собраний, а также издатель ской деятельности. В.М. Бехтеревым основаны журналы по целому ряду научных областей, среди которых «Обозрение психиатрии, не врологии и экспериментальной психологии» (1896), «Вестник пси хологии, криминальной антропологии и гипнотизма» (1904), «Воп росы изучения и воспитания личности» (1919).

Таким образом, на протяжении основных этапов исследова тельской и врачебной деятельности В.М. Бехтерев реализовал ком плексный подход к практике человекознания, который проявился в основных направлениях исследовательской, издательской, просве тительской деятельности. История реализации комплексного под хода в психологической школе В.М. Бехтерева стала предметом спе циального исследования Н.А. Логиновой (2005).

В.М. Бехтерев использовал комплексный подход как при разра ботке человекознания в целом и его отдельных областей, так и кон Ананьев Б.Г. Компексное изучении человека и психологическая диагностика // Ананьев Б.

Г. Психология и проблемы человекознания / Под ред. А.А. Бодалева. — М., 1996.

кретных психологических явлений. При изучении закономерностей психической активности Бехтерев использовал знания наук не толь ко о человеке (психиатрия, неврология), но и органической (анато мия, гистология) и неорганической природе (физика, химия). Он придерживался идеи выделения общих законов, лежащих в осно ве развития неорганического мира, природной, социальной и пси хической реальности, придающей целостный характер всему миро зданию, стремился вывести «единые принципы мирового процес са». В.М. Бехтеревым предложена концепция энергообмена между человеком и миром.

В работах В.М. Бехтерева человек представал не только как ин дивид, но и личность. Комплексный подход к человеку он применял как в ходе исследовательской деятельности, так и при оказании пси хотерапевтической помощи. Так известен случай при последнем об ходе Бехтеревым больных в декабре 1927 г. Один из молодых орди наторов по поводу умирающей больной заметил, что тут предстоит интересное вскрытие. Владимир Михайлович рассердился и сказал:

«Это очень плохо, что клиницист так рассуждает»1.

К человекознанию ученый подходил как со стороны отдельного организма, так и со стороны коллектива — объединения людей на основе общности интересов, предполагающей единство цели, т.е. со стороны индивида и общества.

Комплексный подход нашел реализацию в применении ряда специализированных методов психологического исследования. Так при решении задач социальной психологии — в терминах В.М. Бех терева коллективной рефлексологии — использовались эмпиричес кие методы наблюдения и эксперимента, статистический метод. В ходе рефлексологических исследований использовался преимущес твенно метод эксперимента. Для этого, кроме стандартного лабо раторного оборудования, использовались приборы, сконструиро ванные самим В.М. Бехтеревым и сотрудниками его лаборатории:

пневмограф — для записи дыхательных движений, рефлексограф — для записи коленных рефлексов, рефлексометр — для измерения силы коленного рефлекса.

Таким образом, для изучения психики ученым использовались методы различных областей человекознания: физиологии, анато мии, гистологии, психиатрии, нейропсихологии, социальной пси хологии и др. Достоинством исследовательского подхода В.М. Бех терева была непротиворечивость его теоретических позиций — ес тественнонаучного подхода к анализу нервных и психических про цессов. Например, хотя для решения задач исследования массово го поведения В.М. Бехтерев использовал описательный метод, ос Дмитриев В.Д. Выдающийся русский ученый В.М. Бехтерев / Под общей ред.


В.Н. Мясищева. — Чебоксары, 1960.

нованный на интерпретации фактов поведения индивидов в толпе, тем не менее, для изучения соотносительной деятельности людей ученый стремился реализовать более объективный метод экспери мента.

К сожалению, в стремлении вычленить закономерности психи ческого по аналогии с органическим, неорганическим и надоргани ческим (социальным) Владимир Михайлович невольно пренебрегал таким качеством психики, как системность. Комплексный подход В.М. Бехтерева не вошел в историю науки как системный. М.Г. Яро шевский приводил как пример эклектической комбинации, порож денной потребностью объяснить такую целостность, как человек, при скудости методологических средств. Опыт построения объек тивной психологии на основе учения о рефлексе М.Г. Ярошевский определял, как попытку соединить разнородные, лишенные внут ренней связи идеи1.

Очевидно, что первые шаги по реализации комплексного подхо да в человекознании могли быть сделаны личностью большого мас штаба, силы воли и целеустремленности. Так дочь Бехтерева — Ека терина Владимировна писала, что никогда не видела отца вне целе направленной деятельности, родные имели возможность общения с отцом обыкновенно лишь за обеденным столом, и то чаще с газетой, журналом или корреспонденцией2. В.М. Бехтерев был сильной лич ностью, способной заниматься научно-исследовательской, практи ческой, педагогической, организационной и общественной работой одновременно. Его перу принадлежат 650 публикаций. Только в Во енно-медицинской академии под его руководством защищено более 90 диссертаций. На огромное значение личной встречи с В.М. Бех теревым в свои юношеские годы неоднократно указывали классики советской психологии, в частности К.К. Платонов3 и Б.Г. Ананьев4.

В.М. Бехтерев заручился таким авторитетом среди пациентов, что в основном за счет больных были выстроены и прекрасно ос нащены корпуса созданного им Психоневрологического института с психиатрической и нервной клиниками, а также особым нервно хирургическим отделением. В 1918 г. по его инициативе открыт Ин ститут по изучению мозга и психической деятельности. Владимир Михайлович неоднократно избирался в Ленинградский совет ра бочих, крестьянских и красноармейских депутатов, где работал в Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. — М., 1998. — С. 369.

Дмитриев В.Д. Выдающийся русский ученый В.М. Бехтерев / Под общей ред.

В.Н. Мясищева. — Чебоксары, 1960.

Глоточкин А.Д., Журавлев А.Л., Кольцова В.А. Жизнь и научное творчество К.К. Платонова (к 100-летию со дня рождения) // Психологический журнал. — 2006. — Т. 27. — № 3. — С. 117-126.

Ананьев Б.Г., Дубровский А.В. Памяти большого человека // Вестник знания. — 1928. — С. 23-24.

секции образования. Список публикаций В.М. Бехтерева состоит из 650 работ по биологии, анатомии, физиологии, невропатологии, психиатрии, психологии, педагогике, вопросам общественного уст ройства1.

Таким образом, успех в реализации ученым комплексного под хода к исследованиям человека имел научно-исторические, соци альные и личностные предпосылки. Характеристики общества и достижения научного сообщества начала ХХ в., а также масштаб личности В.М. Бехтерева способствовали внедрению комплексного подхода в отечественной психологии, настолько значительному, что он может быть сравнен лишь с вкладом школы его ученика Б.Г. Ана ньева.

Бехтерев В.М. Избранные психологические произведения. — М., 1954.

Е.А. Афонина Елабужский государственный педагогический университет развитие нравственности студентов-Биологов на приМере жизни в.М. Бехтерева В условиях мощных идеологических перестроек, подобных той, что переживает сегодня наша страна, как никогда возрастает роль нравственного воспитания, обеспечивающего внутреннюю духовную опору человека. Педагог, которого сегодня ждет школа, должен быть высокодуховной личностью, обладающей обширными знаниями в об ласти морали, имеющей твердые нравственные принципы, способ ной на самостоятельные нравственные решения и поступки. Одним из важнейших профессионально-значимых свойств личности совре менного педагога должны стать его нравственные качества, которые он призван развивать у своих воспитанников. Проведенный нами ана лиз рабочих программ и учебного плана по специальности «Биология»

показал, что они ориентированы, прежде всего, на обязательный ми нимум содержания образования, заданный Государственным образо вательным стандартом высшего профессионального образования и почти не ставят перед собой целей воспитания и развития студентов, в том числе нравственного развития. В учебном плане совершенно от сутствуют интегрированные курсы по развитию ценностно-смысло вой сферы студентов, не используется в учебно-воспитательном про цессе богатое этическое наследие известных ученых-естественников для обогащения нравственных ценностей, идеалов студентов.

В связи с этим разработан интегрированный факультативный курс «Ценностные основы естественнонаучных дисциплин в работе совре менного учителя», направленный на углубление знаний о нравственнос ти, нравственных ценностях, усиление интереса студентов к изучению «портретной галереи» учёных, с целью формирования нравственного идеала студента. Один из таких ученых — Владимир Михайлович Бех терев. Научная деятельность которого является примером самоотвер женного служения людям и науке, а его жизнь — пример непреклонного благородства и мужества, проявление единства и цельности его личнос ти. При изучении данного факультативного курса на лекциях освещает ся жизненный и научно-творческий путь выдающегося ученого, подра зумевающий не биографическую справочную систему, которая сама по себе является полезной, но, прежде всего, нравственно-мировоззрен ческую позицию В.М. Бехтерева, его моральные качества, умение ре шать возникающие нравственные проблемы, изложение хода мыслей в процессе получения им нетривиальных научных результатов, поиски нестандартных научных решений и т.д. Персонифицированная инфор 3 мация позволяет лучше усвоить материал и, кроме того, вызвать личнос тное отношение к нему. Иллюстрация исторического, социокультурно го и научного фона, на котором происходило зарождение и становление научных и профессионально-нравственных представлений этого выда ющегося ученого, позволяет сформировать нравственные и этические оценки смелости научной мысли, ощутить моральные особенности лич ности, известной в науке. Изучение вопросов, посвященных нравствен ным противоречиям и проблемам во взаимоотношениях представите лей разных научных позиций, преодоления конфликтных и кризисных ситуаций на примере конкретных личностей (например, В.М. Бехтерева и И.П. Павлова) и связанных с ними эпизодов необходимо для развития нравственного идеала будущего педагога.

Ученый-естествоиспытатель, как и любой человек, испытывает двойной контроль: внешний — со стороны государства, общества, и внутренний, основанный на развитом чувстве ответственности, со вести и нравственном идеале. Настоящим ученым всегда руководит высокий нравственный идеал, ради которого он трудится, не покла дая рук, ради которого он решает чрезвычайно трудную, но благо родную задачу расширения горизонта познания загадочного и пос тоянно меняющегося окружающего мира. Для В.М. Бехтерева была характерна огромная работоспособность, целеустремленность, пре данность делу, справедливость, умение постоять за себя и своих со трудников. Его лекции отличали оригинальность мышления, логич ность изложения, сдержанность жестов, уважительный тон в обра щении к больным и студентам. Это был ученый-патриот, интернаци оналист, всегда занимавший активную жизненную позицию, посвя тивший всего себя служению своему народу и всему человечеству.

Воспитательная сила положительного примера общеизвестна.

Психологической основой воспитательного воздействия примера на растущего и формирующегося человека является его склонность к подражанию, базирующаяся на действии подражательного рефлекса, под влиянием которого складывается и вырабатывается сложное ин дивидуальное и социальное поведение. В отличие от детей, юноши и девушки осмысленно выбирают образец для подражания. Восприни мая отдельные черты, качества избранного образца, воспитанник ус танавливает соответствие этих качеств для себя, для удовлетворения личных нравственных потребностей и затем принимает решение сле довать данному образцу, т.е. реализует его в своем поведении.

Искусство воспитателя заключается в том, чтобы направить воспитанника на выбор положительного примера, создать наиболее благоприятные условия для этого и побудить его следовать приме ру. По образному выражению К.Д. Ушинского, пример — это «пло дотворный луч солнца для молодой души, которого ничем заменить невозможно». Таким примером, несомненно, является жизнь и на учная деятельность В.М. Бехтерева.

В.И. Багаев, М.В. Злоказова, А.Ю. Новоселов, О.С. Плехова Кировская государственная медицинская академия в.М. Бехтерев — выдающийся ученый XX века Среди выдающихся отечественных ученых, организаторов и ос новоположников советской психологической науки выделяется Вла димир Михайлович Бехтерев. Невропатолог и психиатр, специалист в области морфологии, гистологии, анатомии и физиологии мозга, психолог и педагог, крупный общественный деятель, создатель ори гинальной научной школы, организатор и руководитель многих на учных и учебных центров, автор более 600 работ и 369 выступлений, опубликованных на русском языке — это далеко не полный перечень сторон творческой деятельности этого многогранного ученого.

В существующем на сегодняшний день анализе его взглядов на иболее выражены две тенденции. Первая представляет собой од ностороннюю критическую оценку вклада ученого в развитие пси хологии. Справедливо характеризуя недостатки научного подхода Бехтерева к изучению психологических явлений, историческую ог раниченность развиваемого им рефлексологического учения, авто ры не раскрывают в должной мере конструктивного содержания его идей, методологической значимости многих выдвинутых им поло жений, ценности полученных конкретных фактов, оказавших в свое время большое воздействие на развитие отечественной и мировой психологии и являющихся и поныне актуальными как для совре менной психологической истории, так и для решения практических задач. При этом недостаточно вскрывается общенаучная и социаль но-культурная обусловленность возникновения поведенческого на правления в психологии, ярким представителем которого в нашей стране был В.М. Бехтерев, его историческое место и значение в раз витии научного психологического познания.

Вторая тенденция, проявляющаяся в анализе научного вклада В.М. Бехтерева, состоит в том, что многогранное, цельное по своему содержанию учение искусственно расчленяется, и предметом изуче ния становятся те или иные отдельные его стороны. Разумеется, в ин тересах глубины анализа требуется детальное специальное рассмот рение вклада Бехтерева в развитие разных областей отечественной и мировой неврологии, изучение особенностей взглядов Бехтерева психолога, Бехтерева-физиолога и т.д. Но при этом не следует упус кать из виду тот факт, что аналитическая стадия исследования недо статочна сама по себе, не является конечной инстанцией в научном познании, а предполагает далее создание целостного представления 3 о системе научных взглядов ученого. Это тем более важно, когда речь идет об ученом такого масштаба, как Бехтерев, поставившим задачу и реально попытавшемся создать целостное учение о человеке, ввести его в общую систему знаний о мире. Многие методологически важ ные идеи и положения, содержащиеся в его трудах и выходящие за границы знания, относящегося непосредственно к тем или иным кон кретным направлениям и проблемам психологии, до сих пор остают ся вне поля зрения исследователей.

В.М. Бехтерев с детства проявлял интерес к натуралистичес ким наблюдениям, увлекался естественными науками. Знакомство с теорией Ч. Дарвина стало первым серьезным обращением будущего ученого к проблеме развития живой материи.

Став в 1873 году студентом Петербургской медико-хирургичес кой академии, Бехтерев окунулся в самую гущу общественно-поли тической жизни России конца XIX века, глубоко прочувствовал ос троту социальных противоречий.

Петербургская медико-хирургическая академия в 1870-е годы представляла собой крупный научный центр, готовивший высококва лифицированные кадры врачей-практиков и ученых. Передовые тра диции в области научной деятельности и воспитания студентов были связаны в академии с деятельностью многих известных ученых, ра ботавших здесь: профессора анатомии В.А. Грубера, химика А.П. Бо родина, создателя анатомического театра при академии Н.И. Пирого ва, известного русского физиолога И.М. Сеченого и других.

Наряду с этим выделялась и группа ученых, представляющих идеалистическое направление в науке, проповедовавших идеи от каза от демократических принципов воспитания студентов. К их числу относился, в частности, профессор И.Н. Цион, заменивший И.М. Сеченова на кафедре физиологии в связи с вынужденным ухо дом последнего в отставку. Студенты были объективно поставле ны перед нравственным выбором, касающимся поддержки той или иной научной и общественно-политической платформы.

В такой бурной научной и общественной жизни происходи ло становление Бехтерева как ученого. Бехтерев с увлечением за нимается физиологией, теорией глазных болезней и акушерства. К четвертому курсу он принимает окончательное решение о будущей своей профессиональной специализации, остановив выбор на изу чении нервных и душевных болезней. И объясняет этот выбор таки ми словами: «Эта специальность мне казалась из всей медицинской науки этого времени наиболее тесно связанной с общественностью и, кроме того, увлекала вопросами познания личности, связанны ми с глубокими философскими и политическими проблемами, и это решило мой выбор».

Непосредственным наставником В.М. Бехтерева в выбранной им профессии стал И.П. Мержеевский, руководитель кафедры и клиники душевных и нервных болезней академии, известный рус ский ученый-психиатр. С его именем, по мнению Бехтерева, связа но создание клинико-патопсихологического направления в отечес твенной психиатрии.

Большое влияние на Бехтерева оказали такие взгляды профес сора медицины, видного русского клинициста С.П. Боткина, автора учения «нервизма». Именно по его инициативе в 1877 году во вре мя русско-турецкой войны В.М. Бехтерев, окончивший в это время четвертый курс, вступил в добровольческий военно-санитарный от ряд и, работая на передовой, оказывал помощь раненым. Это была его первая самостоятельная серьезная врачебная практика.

В 1878 году, выдержав выпускные экзамены и получив звание военного врача-докторанта, Бехтерев остается в клинике душевных и нервных болезней академии, где продолжает работать под руко водством И.П. Мержеевского.

Это открыло перед ним возможности для интенсивных науч ных исследований и подготовки к профессорскому званию. В году Бехтерев защищает диссертацию на тему «Опыт клиническо го исследования температуры тела при некоторых формах душев ных заболеваний».

Предметом специального рассмотрения явилась проблема вза имосвязи соматических функций и психического состояния душев нобольных. Опираясь на клинические наблюдения и результаты эк спериментального исследования больных с различными форма ми психических нарушений, Бехтерев вскрывает зависимость тем пературы тела от деятельности мозга на разных этапах болезни и при различных видах психопатологии. Он доказывает регулирую щую роль нервной системы в осуществляющихся в организме теп ловых процессах, рассматривает вопрос о центрах терморегуляции в коре головного мозга. Принципиально важным стал вывод о том, что психические явления характеризуются определенными объек тивными показателями (в данном случае температурой). Этой ра ботой была заложена основа, которая определила все последующие как творческие, так и практические разработки, выполненные Бех теревым в области неврологии.

После блестящей защиты докторской диссертации В.М. Бехте рев получил заграничную командировку и провел три года в различ ных лабораториях и клиниках Германии, Австрии, Франции. Наибо лее длительно Бехтерев работал у выдающихся неврологов и анато мов нервной системы Флексига, Мейнерта, в нервно-психиатричес кой клинике профессора Вестфаля, в физиологической лаборатории Дюбуа-Раймона и в психофизиологической лаборатории Вундта.

Вернувшись в Россию, В.М. Бехтерев возглавил кафедру душев ных болезней в Казанском государственном университете, где вско ре организовал первую экспериментальную психофизиологическую 3 лабораторию. За короткий промежуток времени ее сотрудники про вели и опубликовали около 30 исследований. Это были первые ра боты, в которых оформлялись общие принципы психологического экспериментирования.

Обобщение результатов исследований нашло отражение в речи, произнесенной В.М. Бехтеревым на торжественном годичном акте КГУ в 1888 году «Сознание и его границы». В ней Бехтерев отразил свои взгляды на проблему сознания и наметил принципы экспери ментального психологического исследования, получившего разви тие в последующей научной деятельности.

Последовательно материалистический подход к оценке созна ния как отражению объективного внешнего мира сочетается в этом труде с его онтологическим анализом, включающим и изучение его структуры, уровней и функций.

Сознание, по Бехтереву, есть то, что связывает все психические переживания человека и является субъективной стороной психики.

Бехтерев попытался представить сознание как целостное явление.

Для определения индивидуального характера психических прояв лений Бехтерев вводит понятие «яркость» (или интенсивность ок раски психических процессов).

Им выделяются уровни сознания, представляющие собой ступе ни его формирования в онтогенезе. При первом уровне имеет место неясное безотносительное чувствование собственного существова ния. Второй характеризуется наличием определенных представле ний о положении собственного тела, движении отдельных его час тей. Следующий уровень сознания отличается наличием пространс твенных представлений о внешним мире. На четвертом уровне воз никает способность улавливать последовательность внешних явле ний, на основе чего вырабатывается сознание времени. На пятом — происходит сознание своей личности, которая выражает развитие нравственных, религиозных, правовых представлений.

Высшей ступенью сознания является «то состояние внутренне го мира, когда человек, с одной стороны, обладает способностью по произволу вводить в сферу сознания те или другие из бывших пре жде в его сознании представлений, с другой — может давать отчет о происходящих в его сознании явлениях, о смене одних представ лений другими, иначе говоря, может анализировать происходящие в нем самом психические процессы».

В ходе нормального развития идет переход от низшей формы к высшей. В случае патологии сначала рассматриваются высшие фор мы сознания, затем — более простые. Подтверждение этому Бехте рев нашел в работах ряда русских клиницистов.

Особенно важным представляется вывод В.М. Бехтерева о внутреннем опосредовании психических явлений. «Наблюдение показывает, — писал он, — что процесс введения представлений в 3 сферу ясного сознания зависит только частично от внешних усло вий, главнейшим же образом — от внутренних условий».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.