авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Всероссийский музей А.С. Пушкина

Представительство Россотрудничества в Греческой Республике

Афинская школа

и Царскосельский Лицей

Сборник статей по

материалам научной конференции

(г. Афины, Греческая Республика)

Проект осуществлен на грант Фонда «Русский Мир»

Санкт-Петербург

20



Сборник статей по материалам научной конференции «Афинская школа и Царскосельский Лицей»:

Сб. ст. по материалам науч-ной конференции.

Ответственный редактор: С.М. Некрасов Составитель: И.А. Щепеткова Сборник статей, посвящен традициям уникального учебного заведения – Им-ператорского Царскосельского Лицея, влиянию античной культуры на воспи-тание лицеистов, фактам из истории российско-греческих отношений, свя-занных с Лицеем и его выпускниками. В основу сборника положены мате-риалы научной конференции, которая проходила в ноябре 2011 г. в Россий-ском Центре науки и культуры (Представительство Россотрудничества) в г. Афины (Греческая Республика). Авторы статей – сотрудники Всероссийского музея А.С. Пушкина (г.

Санкт-Петербург), представители русской диаспоры в Греции. Издание адресовано преподавателям гуманитарных дисциплин учебных заведений, педагогам-русистам, а также всем читателям, которые интересуются российско-греческими культурными связями.

2 Афинская школа и Царскосельский Лицей Содержание От редакции ………………………………………………………………............................…............ С.М. Некрасов Образы античности в системе лицейского воспитания ………………............... Л.Б. Михайлова Античные авторы в собрании Лицейской библиотеки («…Не могу не восхищаться свежестью картин их…»)…………………............... Т.П. Волохонская Первый курс Лицея в борьбе за освобождение Греции………………….............. И.А. Щепеткова Античные мотивы в произведениях поэтов Царского Села 2-ой пол. XIX – нач. ХХ вв. ……………………………………………………………................. С.В. Павлова Королева эллинов Ольга и князь Олег-лицеист……………………………............... И.Л. Жалнина-Василькиоти Русская эмиграция в Греции и А.С. Пушкин……………………………….................. И.В. Розина Царскосельский Лицей в социокультурном пространстве современной России ………………………………………………………………………...................  Сборник статей по материалам научной конференции От редакции 19 октября 2011 г. Императорский Царскосельский Лицей отметил 200-летие со дня основания. Расположенный в пригороде Санкт-Петербурга – Царском Селе (ныне г.

Пушкин), Лицей создавался как учебное заведение нового типа для воспитания юно шества «особо предназначенного к важным частям службы государственной». Из Ли цея вышла плеяда выдающихся деятелей России, выпускником Лицея был великий русский поэт А.С. Пушкин.

Прообразом новой школы стал греческий Лицей. Лицеем, или Ликеем, называлась одна из трех афинских школ, основанных в 335 году до н. э. Аристотелем. Она была расположена неподалеку от храма Аполлона Ликейского в живописной роще. Как и древнегреческую школу, Царскосельский Лицей окружали сады и парки, где ученики могли свободно общаться со своими учителями. Цель лицейского воспитания заклю чалась не только в овладении определенными знаниями и науками, но и в формирова нии совершенной гармоничной и свободной личности.

Сегодня в России особое внимание уделяется воспитанию подрастающего поколе ния. Изучаются и внедряются в практику работы школ, лицеев, гимназий лучшие до стижения российской педагогической мысли. И не случайно Царскосельский Лицей оказался в центре внимания Российского общества. Это со всей очевидностью показа ло празднование 200-летия со дня основания Царскосельского Лицея. Всероссийский музей А.С. Пушкина, в состав которого входит Мемориальный Музей-Лицей, к 19 ок тября 2011 г. подготовил большую программу торжественных мероприятий. Для праз днования 200-летия Лицея в Царское Село съехались потомки лицеистов из разных стран мира, в том числе, потомки А.С. Пушкина. Торжественную церемонию в Лицей ском саду перед памятником поэту открыл председатель правительства Российской Федерации Владимир Путин.

Новый проект «От Ликеиона к Лицею» Всероссийского музея А.С. Пушкина осу ществлен на грант Фонда «Русский Мир». Созданный в Москве общероссийский Фонд не только оказывает всестороннюю поддержку образовательным и гуманитар ным программам для наших соотечественников за рубежом, но и способствует упроч нению культурных связей с государствами, на территории которых проживают люди, считающие своим родным языком – русский.

Начало сотрудничества Всероссийского музея А.С. Пушкина с Фондом «Русский мир» было положено в 2008 году, когда музей получил грант на осуществление социо культурного проекта на территории Эстонской Республики в партнерстве с Таллиннс ким Линнамяэским Русским лицеем (г. Таллинн).

В 2011 году Всероссийский музей А.С. Пушкина (г. Санкт-Петербург), совместно с Представительством Россотрудничества (РЦНК) в г. Афины реализовал социокуль турный проект, включивший в себя выставку «В садах Лицея («Когда возник лицей»)», научную конференцию «Афинская школа и Царскосельский Лицей», презентацию Лицейской энциклопедии и новых изданий Всероссийского музея А.С. Пушкина, а также видеофильма «Когда возник Лицей» о Лицее и лицеистах. Выставка открылась в Российском Центре науки и культуры в г. Афины. Ее экспонированию предшествовало издание иллюстрированного каталога.

Перед участниками конференции «Афинская школа и Царскосельский Лицей» с приветственным словом выступил Посол России в Греции Владимир Чхиквишвили.





Он отметил, что русский язык является уникальным инструментом межнационально  Афинская школа и Царскосельский Лицей го и межцивилизационного общения, действенным фактором укрепления взаимопо нимания и сотрудничества в современном мире. «Министерство иностранных дел и Россотрудничество уделяют особое внимание сохранению и развитию русского языка среди соотечественников, проживающих за рубежом. Весомый вклад в продвижение русского языка в Греции, несомненно, вносит Российский Центр науки и культуры», - подчеркнул Владимир Чхиквишвили.

Руководитель Представительства Россотрудничества в Греции Александр Хоменко высоко оценил инициативу Всероссийского музея А.С. Пушкина, ведущего большую просветительскую работу среди соотечественников в странах ближнего и дальнего за рубежья. Директор Всероссийского музея А.С. Пушкина Сергей Некрасов выразил благодарность сотрудникам Посольства РФ в Греческой Республике и Представитель ства Россотрудничества в г. Афины за поддержку в реализации проекта и радушный прием на греческой земле.

Проведение научной конференции было обусловлено интересом педагогов-русис тов, представителей русской диаспоры в Греции к истории России и традициям Цар скосельского Лицея, к взаимному влиянию культур двух народов. Статья директора Всероссийского музея А.С. Пушкина, специалиста по истории России XVIII-XIX вв.

Сергея Некрасова «Образы античности в системе лицейского воспитания» рассказы вает о влиянии древнегреческой культуры на воспитание лицеистов в духе высоких классических идеалов;

о профессоре русской и латинской словесности Н.Ф. Кошан ском и о двух его лучших учениках – Пушкине и Дельвиге, не раз обращавшихся в своем творчестве к образам античности. В статье зав. Мемориальным Музеем-Лицеем Всероссийского музея А.С. Пушкина Людмилы Михайловой «Античные авторы в соб рании Лицейской библиотеки» подробно изложена история создания учебной библи отеки в стенах Лицея, включавшей в себя большой корпус работ античных авторов, учебных пособий, разработанных специально для лицейского курса преподавателями истории античного мира и классических языков. О лицеистах первого, пушкинского выпуска, которые боролись за независимость Греции в 1820-х гг., и об оценке Пушки ным «греческих событий» идет речь в статье ведущего научного сотрудника Всерос сийского музея А.С. Пушкина Татьяны Волохонской. Царскому Селу, как уникально му месту на «культурной карте» России и связях его с античностью, отразившихся в творчестве поэтов Царского Села, посвящена статья зав. экспозиционно-выставочным отделом Всероссийского музея А.С. Пушкина Ирины Щепетковой. Статья хранителя литературной экспозиции Мемориального Музея-Лицея Всероссийского музея А.С.

Пушкина Светланы Павловой, рассказывает о подвижнической жизни супруги гречес кого короля Георга I, великой княгини Ольги Константиновны и о трагической судьбе ее племянника – выпускника Лицея, князя Олега, погибшего на поле битвы в Первую мировую войну. О том, как вспоминали А.С. Пушкина в дни 100-летней годовщины его гибели (1937 г.) в среде русской эмиграции в Греции повествует статья историка, пред седателя Союза русских эмигрантов в Греции им. кн. С.И. Демидовой Ирины Жал ниной-Василькиоти. Царскосельскому Лицею в социокультурном пространстве сов ременной России, анализу празднования 200-летия со дня его основания, посвящена статья зав. отделом по связям с общественностью Всероссийского музея А.С. Пушкина Ирины Розиной.

Спектр тем, затронутых авторами, очень широк. Предложенное вниманию читателя издание фокусируется на осмыслении богатейших традиций отечественной культуры, связывает историю России и Греции, дает представление о векторах развития сотруд ничества двух государств и народов в современном мире.

 Сборник статей по материалам научной конференции  Афинская школа и Царскосельский Лицей С.М. Некрасов, директор Всероссийского музея А.С. Пушкина, доктор культурологии, профессор Образы античности в системе Лицейского воспитания 119 октября 1811 г. в Царском Селе близ Санкт-Петербурга состоялось торжественное открытие Императорского Лицея – уникального учебного заведения, созданного по Указу Императора Александра I и ставившего главной своей задачей «образование юношества, особо предназначенного к важным частям службы государственной».

Создание Лицея было одним из элементов плана государственного преобразования России в начале XIX в., связанного с именем выдающегося реформатора М.М. Сперанского, по мысли которого он и был основан. Со своей задачей Лицей блестяще справился. Его выпускники получали энциклопедическое образование, приобретали широкое гуманистическое мировоззрение, уважение к личности. В Лицее воспитывался великий русский поэт А.С. Пушкин, ставший нашей национальной гордостью и воплотивший дух России в своих гениальных произведениях.

Прообразом Царскосельского Лицея был древнегреческий Ликей, гимназия, созданная в середине IV в. до н. э. Аристотелем и находившаяся в северо восточном пригороде Афин в роще Ликейон, близ храма Аполлона Ликейского.

Подобно древнегреческой школе Лицей разместили в садах Царского Села, а занятия проходили не только в классах, но и во время прогулок преподавателей с воспитанниками в Царскосельских парках. Образы философов и героев античной Греции постоянно присутствовали в лекциях лицейских профессоров, в сочинениях и рассуждениях лицеистов.

И.И. Пущин вспоминал, что новое учебное заведение «самим своим названием поражало публику в России, – не все тогда имели понятие о колоннадах и ротондах в афинских садах, где греческие философы научно беседовали со своими учениками»1.

Большим уважением пользовался у лицеистов профессор русской и латинской словесности, один из лучших знатоков античной литературы Николай Федорович Кошанский.

Роль профессора Кошанского в воспитании была очень велика. Ему удалось привить ученикам любовь к великому античному наследию, которое он считал основой мировой культуры. В год открытия Императорского Царскосельского Лицея в Москве вышла в свет книга Н.Ф. Кошанского «Цветы греческой поэзии», в которую он включил и свои вольные переложения древнегреческих поэтов.

Лицейское образование предполагало не только общепринятые в европейских университетах классные занятия, но и восходящие к перипатетическим традициям античности беседы наставников и питомцев на природе. Подобно беседам Аристотеля с учениками в садах Ликейона, профессора Царскосельского Лицея вели беседы со своими воспитанниками в садах Лицея. И «прекрасный царскосельский сад»,  Сборник статей по материалам научной конференции ставший ярким поэтическим образом в поэзии Пушкина, навсегда запомнился лицеистам не только как место прогулок, но и как удивительная аудитория для занятий.

Мир классической древности, в котором тесно сплетались история и мифология, был наглядно представлен в мраморных и бронзовых кумирах, размещенных в павильонах и на аллеях Царскосельских парков. Гуляя на колоннаде Камероновой галереи, всем своим обликом вызывающей в памяти храмы древней Греции, лицеисты в буквальном смысле лицом к лицу встречались с античными героями и мудрецами, о которых столь подробно повествовали им в своих лекциях лицейские профессора.

Ведь еще в конце царствования Императрицы Екатерины Великой по обе стороны колоннады были установлены бронзовые бюсты государственных мужей и философов античности. С одной стороны колоннады – древнегреческих, с другой – древнеримских. А скульптурные изображения Геркулеса, Персея, Андромеды и других, установленных на аллеях Екатерининского парка, должны были не только напоминать о древних мифах, но и о том, что герои отечественной истории вполне могут претендовать на равновеликую значимость в сознании россиян. И потому не редко образы Геркулеса или Персея ассоциировались с образом Петра I, а в образе Минервы частенько представала Императрица Екатерина II.

Не се ль Минервы росской храм?

Не се ль Элизиум полнощный Прекрасный царскосельский сад, – вопрошал лицеист Пушкин в знаменитом стихотворении «Воспоминания в Царском Селе», где Камеронова галерея достаточно определенно названа храмом русской Минервы – Екатерины II.

Подобно жителям древней Эллады лицейские воспитанники, в абсолютном своем большинстве, отдававшие предпочтение гуманитарным предметам, высоко ценили (хотя, разумеется, и без религиозной составляющей) образы Афины и Аполлона, других древнегреческих богов. В древнегреческой мифологии богиня Афина покровительствовала и наукам, и искусствам. Не случайно хорошо известная и любимая лицеистами «История» Геродота разделена на девять частей, каждой из которых дано имя одной из девяти муз, неизменных спутниц бога Аполлона.

Греческая мифология была хорошо знакома лицеистам с детства. В стихотворении «Городок», говоря о круге своего чтения, А.С. Пушкин писал:

На полке за Вольтером Вергилий, Тасс с Гомером, Все вместе предстоят.

Сестра поэта Ольга Сергеевна, оставившая интересные свидетельства о его детстве, отмечала: «Десяти лет он предпочитал жизнеописание Плутарха, «Илиаду»

Гомера … » 2.

Неудивительно, что для характеристики каких-либо жизненных ситуаций или общих знакомых, лицеисты легко прибегали к образам героев античных мифов. Так, вспоминая об учителе французской словесности де Будри, лицеист I-го выпуска М.А. Корф писал: «Он был строг и взыскателен и, как бы в отмщение за то, в его классе, под его аргусовым глазом, нельзя было и думать о каком-либо стороннем занятии, мы дразнили его разными школьными проделками». Как известно, Аргос (в латинской транскрипции Аргус), герой древнегреческой мифологии, великан, сын Геи, тело которого было покрыто бесчисленным множеством глаз, только два из которых спали, а остальные постоянно бодрствовали, и замечали все вокруг.

 Афинская школа и Царскосельский Лицей И Пушкин, вспоминая в Михайловской ссылке своих друзей, также не мог не обратиться к образам античности:

Спартанскою душой пленяя нас, Воспитанный российскою Минервой, Пускай опять Вольховский сядет первый, Последним я иль Брогльо, иль Данзас.

В начале восьмой главы «Евгения Онегина» Пушкин, обращаясь памятью к своей лицейской юности, пишет о тех временах, когда он «читал охотно Апулея, а Цицерона не читал». Действительно, юному Пушкину нравилось перечитывать сочинения римского автора Луция Апулея «Золотой осел», написанное, как отмечал В.В. Набоков, «в подражание грекам»3. Вероятно, оно не входило в обязательную программу, т.к. в черновом варианте пушкинского романа в стихах, эти известные строки звучат несколько иначе:

Читал украдкой Апулея, А над Вергилием зевал.

Ближайший друг Пушкина, Антон Дельвиг, увлеченный античностью, полагал, что именно этот период в истории человечества следует считать «золотым веком».

По справедливому замечанию И.В. Киреевского, «его Муза была в Греции;

она воспитывалась под небом Аттики;

она наслушалась там простых и полных, естественных, светлых и правильных звуков лиры греческой, но ее нежная краса не вынесла бы холода мрачного Севера, если бы поэт не прикрыл ее нашею народною одеждою, если бы на ее классические формы он не набросил душегрейку новейшего уныния и не к лицу ли гречанке наш северный наряд?»4.

Нечто подобное за два десятилетия до Дельвига сделал Державин. Дельвиг обожал Державина, его «Анакреонтические песни», и даже вознамерился поцеловать руку великого поэта, приехавшего на лицейский экзамен 8 января 1815 г. Как известно, «он отменил свое намерение», лишь услышав весьма прозаический державинский вопрос, обращенный по прибытию к швейцару: «А где тут, братец, у вас нужник?».

Пушкин также восхищался поэзией Державина, в том числе его анакреонтикой, а годы спустя, был в восторге от произведений самого Дельвига. «Идиллии Дельвига для меня удивительны, - писал Пушкин. - Какую силу воображения должно иметь, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы»5.

Один из филиалов Всероссийского музея А.С. Пушкина – Мемориальный Музей-дача А.С. Пушкина в Царском Селе в доме Китаевой. Здесь, в кабинете на 2-м этаже внимание посетителей часто привлекает предмет, который некогда Пушкин послал своему лицейскому другу Дельвигу. Послал, сопроводив его известным четверостишием «При посылке бронзового сфинкса»:

Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы?

В веке железном, скажи, кто золотой угадал?

Кто славянин молодой, грек духом, а родом германец?

Вот загадка моя: хитрый Эдип, разреши!

В этом изысканном гекзаметре легко обнаружить «сразу несколько античных реминисценций» 6.

Да и в произведениях самого Пушкина античное наследие присутствует весьма ощутимо. Гомеровские реминисценции в романе «Евгений Онегин» были отмечены исследователями еще в XIX веке7. Фраза «Бранил Гомера, Феокрита, зато читал Адама Смита» на протяжении полутора столетий комментировалась неоднократно8.

 Сборник статей по материалам научной конференции В последние годы было немало сказано о переосмыслении гомеровских мотивов в характеристике Татьяны и Ленского, а также о трактовке характеров главных героев романа «Евгений Онегин» в свете античных традиций9.

Нельзя не признать, что профессору Н.Ф. Кошанскому удалось привить своим ученикам любовь к античности, к образам героев древнегреческой и древнеримской мифологии, к лучшим образцам античной литературы. И этот интерес воспитанники Императорского Царскосельского Лицея сохранили на всю жизнь. В статье, посвященной памяти Кошанского, вполне справедливо отмечалось, что «блистательные успехи многих учеников его на поприще литературы свидетельствуют о заслугах и дарованиях наставника»10.

И первое место среди этих учеников, бесспорно, занимают Пушкин и Дельвиг.

1. Павлищева О.С. Из воспоминаний // А.С.Пушкин в воспоминаниях современников. – Л., 1985.

– С.31.

2. Набоков В. Комментарий к роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин». – СПб., 1998. – С.521.

3. Киреевский И.В. Полн. собр. соч. Т. 1. – М., 1977. – С.31.

4. Пушкин А.С. ПСС в 16 тт. – М.-Л., 1937-59. Т. XI (1958).

5. См.: Бойко И.А. Фиванский спор об Эдипе в послании А.С. Пушкина // Пушкин и антич-ность.

Сб. ст. – М., 2011. – С.29-34.

6. См.: Черняев П.С. А.С. Пушкин как любитель античного мира и переводчик древнеклас сических поэтов. – Казань, 1899.

7. См.: Лотман Ю.М. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. – Л., 1983. С.133;

Листов В.С. Гомер (Омир) // Онегинская энциклопедия. В 2-х тт.: Т. I. – М., 1999.– С.303-304.

8. См.: Мальчукова Т.Г. Античные и христианские традиции в изображении человека и природы в творчестве А.С.Пушкина. – Петрозаводск, 2007.

9. Северная пчела. 1831.

0 Афинская школа и Царскосельский Лицей Л.Б. Михайлова, зав. Мемориальным Музеем-Лицеем, кандидат культурологии Античные авторы в собрании Лицейской библиотеки («…Не могу не восхищаться свежестью картин их…») Древние римляне справедливо утверждали: «книги имеют свою судьбу». Опира ясь на их опыт, мы можем сказать: свою судьбу имеют и библиотеки. Судьба лицейс кой – особенно интересна. Случилось так, что большая часть книг лицейской библи отеки начального периода обучения была представлена французскими авторами, в оригинале и переводах на русский язык, но значительное место также принадлежало авторам древней Греции и Рима.

Лето 1811 года. Идет активная подготовка к открытию Лицея. Директор В.Ф. Ма линовский вместе со служащими чиновниками переезжает в Царское Село, а при глашенные преподаватели и профессора в Петербурге хлопочут о закупке книг, не обходимых учебных пособий. «Начало библиотеки положено было еще в первый год Лицея. Ее составляли учебные руководства и книги ученого содержания, некоторые весьма ценные, приобретаемые как пособия при занятиях воспитанников и самих профессоров...», - писал в 1861 г. один из библиотекарей Лицея И.Я. Селезнев. К началу учебных занятий в лицейской библиотеке «по части российской сло весности» было 6 учебников, французской - 6, истории и географии - 11, по части нравственных наук - 2, немецкой словесности - 2.

К сожалению, сейчас трудно судить о тех книгах, которые составляли лицейскую библиотеку, первоначально каталога не было, он появился много позже, когда была введена должность библиотекаря.

Из сохранившихся документов узнаем, что в 1811 г. Лицей получал 7 русских газет и журналов и 8 – иностранных. Среди них «Чтение в беседе русской словеснос ти», «Вестник Европы», «Московские ведомости», «Русский вестник»;

«Военный журнал», «Друг юношества»;

из иностранных «Газета Империи», «Литературная газета», «Газета императорской политехнической школы» и др.

На приобретение книг не жалели денег, хотя в первые месяцы Лицей испытывал нужду во многом другом. В журнале «Конференции Лицея» сделаны записи: « год. 30 января - приобретено разных книг, 28 февраля - покупка книг». Такие же записи сделаны от 2 и 30 апреля.

Любопытны выдержки из отчета за 1812 г.: «В сие время положено также осно вание библиотеки, которая заслуживает внимание не количеством книг, не пышнос тью названий, а нравственностью предметов и благоразумным выбором оных». И далее: «... в течение сего первого года она достаточно умножена учебными книга ми, коих число простирается до 655 томов и некоторою частию классических книг, заключающихся в 174 томах»2.

Затем в журнале появилась такая запись: «Сверх всего обращено было внимание на текущую словесность: довольное число ведомостей и журналов исторических, по  Сборник статей по материалам научной конференции литических, ученых к словесности относящихся.... »3.

Там же читаем: «На приращение библиотеки положено было 1500 рублей - израс ходовано было 751 рубль, на классические книги положено 500 рублей, израсходо вано 2542 рубля»4. (1812 г.) В журналах конференции за 1813 г. отмечено еще приобретение 223 томов. В основном это книги, необходимые для занятий воспитанников, авторы – Платон, Вергилий, Федр, Непот, Плутарх. «Учебные, но одновременно и классические, поку пались Лицеем по 25 экземпляров, затем раздавались воспитанникам». Через два года после основания библиотека Лицея насчитывала более тысячи томов: книги учебные, сочинения классиков, многочисленные журналы. Интересно отметить, что год от года число русских журналов увеличивалось, а иностранных уменьшалось.

Собрание библиотеки Императорского Царскосельского Лицея состояло не толь ко из книг. В нее были записаны собрания эстампов, гравюр, бюстов, глобусов, карт.

Был и другой способ формирования библиотеки: часть книг воспитанники при везли с собой из родительского дома. Об этом свидетельствует письмо Александра Горчакова дяде: «... у нас отняли все бывшие у нас книги с тем, чтобы вернуть их нам, когда мы будем старше...»6 (22 декабря 1811). Сейчас трудно сказать, куда делись эти книги: отправили ли их домой, хранились ли они у директора или в спе циальном помещении, когда и как ими разрешили снова пользоваться. В мае 1816 г.

Горчаков писал: «... у нас нет собственных библиотек, за исключением Ломоносо ва, у которого есть шкаф с 200-300 томов избранных книг, но мы стараемся получать книги из города»7.

Пройдет только два месяца с начала учебных занятий, и Лицей получит очень дорогой подарок. О нем сообщал Александр Горчаков в письме к родным: «Дорогой дядюшка!.. Здесь почти не происходит никаких перемен. Словно хорошо налажен ная машина, которая всегда идет своим ходом, не останавливаясь. Исключением яв ляется новая милость, оказанная его Величеством своим детям, как он нас называет.

Он подарил нам в подарок библиотеку, которая была у него в молодости. Говорят, она хорошо обставлена»8.

Однообразная, размеренная лицейская жизнь порой скрашивалась только чтени ем, особенно зимой, когда ранние сумерки и плохая погода ограничивали дневные и вечерние прогулки. Большинство воспитанников пушкинского курса читали много и охотно. Они пришли в Лицей со своим багажом прочитанных книг и были хорошо осведомлены о литературе своего времени.

Например, вспоминая о детских годах, будущий государственный секретарь Мо дест Корф писал: «... Охота к занятиям и особенно страсть к чтению развилась во мне рано. До Лицея еще, сверх всех возможных детских книг, я прочел множество других, правда, без строгого разбора, однако не без пользы для будущего. Все это чи талось как-нибудь, какими попало;

иногда одна вторая часть, одна третья, но между тем и тут не было без пользы, - по крайней мере для языка. В десять лет от роду я бегло говорил, кроме русского по-немецки и по-французски и на всех трех языках писал под диктант без ошибок»9.

Эта страсть к чтению сопровождала Корфа на протяжении всей лицейской жиз ни. Как и все в его возрасте, Модест Корф не всегда был примерным лицеистом, в журнале поведения воспитанников его фамилия встречается несколько раз. Он ша лил во время прогулки вместе с Данзасом, Корсаковым, Корниловым и Гурьевым. За этой детской шалостью не последовало серьезного наказания, второй же случай по 2 Афинская школа и Царскосельский Лицей казался директору Лицея более серьезным: «Воспитанник Корф, сказавшись боль ным перед начатием класса чистописания, остался в арке и читал без позволения книгу «Voyage de Platon en Italia», сие было замечено директором Василием Федо ровичем Малиновским и приказано ему от него сидеть с прочими воспитанниками в классе»10.

Книги были неизменными спутниками жизни не только М. Корфа, без них не представляли своей жизни В. Кюхельбекер, А. Пушкин, А. Дельвиг и многие другие воспитанники.

Пушкин поражал своих товарищей прекрасным знанием книг русских и иност ранных авторов. «Все мы видели, что он нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все что читал помнил...», - вспоминал Иван Пущин. Быть в курсе всех литературных новостей воспитанникам позволяли периоди ческие журналы, поступающие в Лицей. Из журнальных обзоров они узнавали о ли тературных новинках и порой письма к родным и знакомым содержали подробный перечень тех книг, которые бы хотелось иметь.

Чаще всего книжные «посылки» приходили на имя Вильгельма Кюхельбекера.

11 октября 1812 г. его мать – Ю.Я. Кюхельбекер присылает ему греческие книги.

Он самостоятельно изучает греческий язык. Не ограничиваясь рамками лицейской программы, помимо греческого языка, французского, немецкого, латыни, Кюхель бекер начинает самостоятельно изучать английский. Родные присылают ему книги Вальтера Скотта, Стерна, Ричардсона на языке оригинала.

* * * О том, какой была лицейская библиотека в годы учебы Пушкина и его товарищей, позволяют представить не только уцелевшие и сохранившиеся книги, но и письма, дневниковые записи, воспоминания самих лицеистов. Остроумны, непосредственны письма воспитанника Алексея Илличевского. Множество подробностей, авторская оценка тех или иных событий, на первый взгляд незначительные детали позволяют дополнить картины лицейской жизни.

Строки из письма от 10 декабря 1814 г. Буквально несколькими фразами очерчен автором круг чтения воспитанников в тот период: «Достигают ли до нашего уедине ния вновь выходящие книги? Спрашиваешь ты меня: можешь ли ты в этом сомне ваться?.. Никогда! Чтение питает душу, образует, развивает способности …».

Первое знакомство с античными авторами для многих воспитанников Лицея на чалось на занятиях профессора русской и латинской словесности Николая Федоро вича Кошанского(1775(?) – 1831). Выпускник Московского университета, Кошан ский еще в юности определил сферу своих интересов. Его привлекала античность, особенно Древняя Греция. В конце лета 1811 г. в Москве выходит его сборник «Цве ты греческой поэзии».

«Цветы греческой поэзии» - хрестоматия для чтения, состоящая из фрагментов произведений различных жанров. Рядом с оригинальным греческим текстом дан русский перевод, написанный Кошанским в легкой свободной манере. При этом каждый фрагмент сопровождается примечаниями - историческими, критическими, эстетическими.

Основной текст издания предваряет обращение к читателю в стихах и прозе, при чем автор надеется, что среди тех, кого привлечет его книга, будут и дамы, открыв шие для себя светлый мир античной классики. «Представьте народ, посвятивший себя важной науке, - пишет он, - народ, коего воображение очаровывало все, к чему  Сборник статей по материалам научной конференции прикасалось, везде видело богов, полубогов и героев;

все оживляло, превращало, и все — для удовольствия». Затем автор рисует ряд сцен из греческой жизни, не скрывая своего восхищения:

«...там соединено все прекрасное, что только вкупе науки и искусства произвесть могут»13.

Автор призывает читателей разделить его восторг трагедией Эврипида «Гекуба».

Оценить красоту и напевность греческой речи, ее звучание («язык их, которым го ворили музы и грации, которым изъяснялись Амуры и Зефиры, есть самая музы ка. Весь народ был поэты;

а поэты были философы и законодатели»)14. Включены в хрестоматию и идиллии буколического Биона, и мастерски владеющего приемами стихосложения поэта Мосха. Кроме того, в издание входит стихотворный отрывок трагедии Софокла «Клитемнестра» и 6-я песнь «Одиссеи» Гомера.

Сборник «Цветы греческой поэзии» не был учебником как таковым. Автор его стремился заинтересовать читателя греческой поэзией, которую можно было срав нить с тончайшим, изысканным кружевным узором. Этот труд, по мнению специа листов, «делал честь не только его составителю, но и вообще филологическому об разованию того времени»15.

Это учебное пособие станет настольной книгой лицеистов. По просьбе лицейс кого наставника для воспитанников будут приобретены и другие античные авторы.

Это сочинения Аристотеля, который признавался в России как ценнейший источ ник мудрости, «Одиссея» Гомера, сочинения Плутарха, «Дела и дни» Гесиода, сочи нения Демосфена.

Для чтения лекций Кошанский подготовил и еще одно учебное издание. Это пе ревод книги немецкого историка литературы, профессора в Брауншвейге Иоганна Эшенбурга (1743 – 1820) «Ручная книга древней классической словесности», кото рая появилась в 1816-1817 гг.16 Книга была очень популярна среди лицеистов. Она содержала обозрение археологии, классических авторов, мифологию, «древности греческие и римские». В предисловии профессор так обозначил свою задачу: «хо тел избрать такое сочинение, которое, обнимая разные предметы, представляло бы в учебном виде, систематически, кратко и ясно, картину всех искусств и наук, коими занимались древние»17.

В «Ручной книге...» Кошанский подробно анализирует древние надписи, монеты, исторические памятники. Произведения классических авторов снабжены справкой, где и когда они впервые были изданы в Европе, вплоть до того, кто из русских авто ров переводил и подражал им.

Кошанский рассуждает о расцвете искусств в Греции, о причинах, приведших к гибели античной цивилизации. Его занимают вопросы воспитания, рассмотрев ко торые, он делает вывод: «... Все воспитание греков благоприятствовало стремле нию творческой способности … Все стремились к общей славе Отечества, и лю бовь к нему возвышала их мысли и усилия и воспламеняла душу каким-то великим и непосредственным порывом к всеобщему благу»18.

Изучение классических древностей по книге Кошанского, несомненно, оказало большое влияние на формирование мировоззрения воспитанников.

Один из лицейских наставников, гувернер Пилецкий, составляя характеристики воспитанников, отмечал их отношение к литературе: «Алексей Илличевский, 14 лет, весьма начитан в русской словесности», «Пушкин, 13 лет … довольно начитан в русской словесности;

знает много басен и стихов...».

Еще до поступления в Лицей, познакомившись в родительском доме с русскими  Афинская школа и Царскосельский Лицей поэтами, «живши между лучшими стихотворцами», «приобретя много в поэзии зна ний и вкуса», Александр Пушкин многим отличался от своих товарищей. Прекрас ная память, развитая постоянным чтением, позволяла ему легко ориентироваться в мире стихов, романов, баллад, путешествовать из одного века в другой, увлекая друзей в неизвестный им мир авторов и литературных героев.

Отец Пушкина, Сергей Львович, вспоминал: «... десяти лет он предпочитал жизнеописание Плутарха, «Илиаду» Гомера. Своей начитанностью поражал лицей ских товарищей»19.

Огромную литературную славу принесло Плутарху его важнейшее произведение «Сравнительные жизнеописания» (Bioi paralleloi;

лат. Vitae parallelae). Это были биографии выдающихся исторических лиц Греции и Рима, сопостав ленные попарно (один грек и один римлянин). В настоящее время известны 22 пары и четыре единичных жизнеописания более раннего периода (Арата Сикионского, Артаксеркса II, Гальбы и Отона). Среди пар некоторые составлены удачно: мифи ческие основатели Афин и Рима - Тесей и Ромул;

первые законодатели - Ликург Спартанский и Нума Помпилий;

величайшие полководцы - Александр Великий и Гай Юлий Цезарь;

величайшие ораторы - Цицерон и Демосфен.

Свои цели при написании обширного труда автор очерчивает во вступлении к жизнеописанию Эмилия Павла (Aemilius Paulus): общение с великими людьми древности несет в себе воспитательные функции, а если не все герои жизнеописа ний привлекательны, то ведь отрицательный пример тоже имеет ценность, он мо жет воздействовать устрашающе и обратить на путь праведной жизни. Плутарх не историк, критически исследующий факты. Доступный ему огромный исторический материал он использует очень свободно («пишем биографию, а не историю»). Автор создает психологический портрет человека;

чтобы зримо его представить, и для это го он охотно привлекает сведения из частной жизни изображаемых лиц, анекдоты и остроумные изречения. В текст были включены многочисленные моральные рас суждения, разнообразные цитаты поэтов. Так родились красочные, эмоциональные повествования, успех которым обеспечили авторский талант рассказчика, его тяга ко всему человеческому и возвышающий душу нравственный оптимизм. Биографии Плутарха и по сей день имеют для нас и чисто историческую ценность, ибо он распо лагал множеством ценнейших источников, которые впоследствии были утрачены.

Недостаток исторической критики и глубины политической мысли не мешали, и до сих пор не мешают биографиям Плутарха находить многочисленных читателей, интересующихся их разнообразным и поучительным содержанием и высоко ценя щих теплое гуманное чувство автора. Сочинения Плутарха особенно были популяр ны среди юношества, которых эти «Жизнеописания» воодушевляли, устремляли ко всему возвышенному.

О популярности и читаемости «Жизнеописаний» Плутарха свидетельствует тот факт, что в лицейской библиотеке хранилось несколько вариантов издания этого сочинения. Из них самое раннее издание 1777 гг., вышедшее в Амстердаме, затем два французских издания, вышедших в Париже 1784 и 1803 гг. Из переводчиков Плутарха на европейские языки особой славой пользовался французский автор, пи сатель, переводчик, преподаватель греческого и латинского языков Жак Амио ( – 1593). Именно в его переводах на французский язык были сочинения этого автора в лицейской библиотеке.

На русский язык Плутарха стали переводить еще с конца XVIII в. Это перево ды Степана Писарева «Наставления Плутарха о детоводстве» (СПб., 1771) и «Сло  Сборник статей по материалам научной конференции во о непреступающем любопытстве» (СПб., 1786);

Ив. Алексеева «Нравственные и философические сочинения Плутарха» (СПб., 1789);

E. Сферина «О суеверии»

(СПб., 1807). Среди подлинных лицейских книг, сохранившихся до нашего времени, и сейчас на полках библиотеки стоят «Плутарховы сравнительные жизнеописания славных мужей, перевод с греческого Спиридона Дистуниса с историческими и кри тическими примечаниями, с географическими картами и изображениями славных мужей» (СПб., 1810, 1814-1816, 1817-1821). Особой популярностью среди воспитан ников пользовался перевод Пьера Бланшара (1772 – 1856) «Плутарх для прекрас ного пола, или жизнеописания великих и славных жен всех наций древних и новых времен» (М., 1817).

«Жизнь знаменитых мужей, описанная Плутархом» пережила несколько изда ний, пользовалась необыкновенной популярностью. В одном из своих писем това рищ Пушкина, лицейский литератор Алексей Илличевский делился с другом Пав лом Фуссом своими планами: «Плутарх для юношества», сочинения Бланшарда... переведена на русский и дополнена многими великими мужами России.21 Но и сочинитель, и переводчик много еще пропустили. Мне пришло на мысль издать - (рано или поздно, разумеется) - «Нового Плутарха для юношества», служащего до полнением к «Плутарху» Бланшардову. Без великого труда набрал я 60 великих му жей, им пропущенных. Покамест, собираю о них разные известия, а издам по выходе из Лицея. Может быть, и не издам, кто знает, какие препятствия могут случиться, но и одна мечта забавляет меня». Среди самых читаемых греческих авторов в Лицее был и Гомер.23 Первые пере воды Гомера на русский язык появились в 1776 г. В лицейской библиотеке сохра нилось несколько изданий на русском языке. Это перевод Ермила Кострова ( – 1796), поэта, переводчика, человека трагической судьбы, о котором А.С. Пушкин позднее писал: «Костров на чердаке безвестно умирает, // Руками чуждыми могиле предан он…». В 1778-1779 гг. в Петербурге увидела свет «Илиада» Гомера в переводе Ермила Кострова.

Был в библиотеке и перевод П.И. Соколова (1766 – 1835), автора «Учебника русской грамматики», «Общего церковно-славяно-российского словаря» «Одиссея, или странствования Улисса, героическое творение Гомера» (СПб., 1815).

Позднее в библиотеку Лицея поступит перевод отца одного из товарищей Алек сандра Пушкина – Аркадия Мартынова, Ивана Ивановича Мартынова (1771 – 1833), чиновника Министерства народного просвещения, поэта, переводчика, издателя.

И.И. Мартынов был очень хорошо знаком лицеистам первого курса не только как отец товарища, который неоднократно бывал в Лицее, но и как преподаватель – он читал воспитанникам лекции по русской словесности. Его перевод появился в 1823-1825гг., а за период с 1823 по 1829 гг. Мартынов выпустил 26 томов переводов греческих классиков, из них 8 томов были посвящены Гомеру.

Одно из ранних изданий «Илиады» Гомера – французский перевод, изданный в Амстердаме в 1766 г.

Во французском переводе представлено в лицейской библиотеке и творчество древнегреческого философа Сократа24, учение которого знаменует поворот в фило софии — от рассмотрения природы и мира к рассмотрению человека. Среди книг античных авторов в Лицее было лишь французское издание Сократа 1781 г.

Творения греческого философа Платона, ученика Сократа, у которого спустя века после смерти остаются последователи, творениями которого вдохновлялись мудрецы античности и отцы церкви, средневековые теологи и философы Возрож  Афинская школа и Царскосельский Лицей дения, великие мыслители Западной Европы и русские философы входили также в круг чтения воспитанников Лицея.25 В лицейской библиотеке находились «Диало ги» Платона во французском переводе, изданные в Амстердаме в 1770 г.

Отрывки из самого знаменитого произведения Гесиода поэмы «Труды и дни», написанного в форме увещаний, обращенных к брату поэта Персу, который ведет с Гесиодом тяжбу о наследстве и которого Гесиод убеждает не надеяться на неправед ный суд подкупленных «царей» и свое пошатнувшееся состояние поправить упор ным трудом, были представлены в библиотеке в русском переводе П.И. Голенищева Кутузова. (Гесиод. Творения. – М., 1807). Это издание было популярно, ведь кроме авторского текста, оно включало разнообразный материал нравственных правил и хозяйственных наставлений, фольклорные сюжеты, многочисленные пословицы, поговорки, притчи, басни, мифы.

Среди книг лицейской библиотеки довольно широко был представлен греческий театр. Многочисленные переиздания творений Софокла и Еврипида были источни ками для знакомства с историей становления греческого драматического искусства.

Первое знакомство с творчеством Еврипида и Софокла произошло во французских изданиях 1774 и 1782 гг. (Les tragedies d Euripide, tradiutes du grec par M. Prevost. – A Paris. 1782., Sophocles. Theatre de Sophocle. – A Paris. 1774.). Сочинения Еврипида были представлены и на русском языке, это «Ифигения в Авлиде» и «Вакханки».

Жанр путешествий был необыкновенно популярен в конце XVIII -начале XIX вв.

Странствия подлинные и литературные в ту пору были в большой моде. Лицеисты зачитываются сочинением Франсуа Этьена Лантье (1734 – 1826) «Антенорово пу тешествие в Грецию и Азию с приобщением сведений о Египте». Эта книга вышла с подзаголовком «Греческая рукопись, найденная в Геркуланоме», переиздавалась в России три раза: в 1801, 1803, 1813 гг. Книги о путешествиях, написанные увлека тельно, со множеством рисунков и комментариев, не оставляли равнодушным нико го из первых тридцати воспитанников. Но особенно любимыми книгами они станут для Федора Матюшкина, мальчика, страстно мечтавшего о далеких странствиях, морских походах, приключениях.

Историю Греции воспитанники узнавали на лекциях профессора Ивана Кузьми ча Кайданова (1782 – 1843). Лицейский профессор был автором учебника «Основа ние всеобщей политической истории». Первая часть книги – «Древняя история» была основным учебным пособием для воспитанников первого пушкинского курса.

Лицеист Илличевский выразил общее мнение, когда заметил: «Кайданов сочинил прекрасную историю древних времен, которая сейчас только выходит из печати»26.

Учебник Кайданова охватывал период до падения Римской империи.

Прослеживается интересная закономерность: в освещении истории древней Греции Кайданов, как и профессор русской словесности Николай Федорович Ко шанский, утверждал, что «цветущее состояние» Греции объясняется политической свободой, которая способствовала развитию всех способностей в гражданах госу дарства. По принятым в то время правилам, автор книги для расширения кругозора вос питанников, повествуя о том или ином событии, обязательно давал краткое геогра фическое обозрение тех мест, где происходили исторические события. Говоря о Гре ции, Кайданов использовал обширный «Атлас различных видов Древней Греции», хранившийся в библиотеке. Наставник продолжает традиции философа и историка Монтескье, проповедующего идеи географической школы. По мнению Монтескье, основателя этой школы, климатические условия, почвы, состояние земной поверх  Сборник статей по материалам научной конференции ности определяют дух народа и характер общественного развития.

Согласно духу времени, история была одним из главных предметов в процессе обучения. Она преподавалась обширно, с привлечением сочинений древних и новых авторов, именно из исторических событий делались основные нравственные уроки.

Из лекции И.К. Кайданова воспитанники вынесли в жизнь множество понятий, о которых говорили, писали лучшие люди того времени. Лицеисты размышляли о благе человечества, о свободе, научились непримиримо относиться ко всяческому проявлению деспотизма и рабства.

Наставник считал, что лучшему усвоению исторического материала помогают выписки из сочинений древних авторов – Плутарха, историка древности Геродота28, автора первого полномасштабного исторического трактата — «Истории»,— опи сывающего греко-персидские войны и обычаи многих современных ему народов;

Ксенофонта29, историка, афинского полководца и политического деятеля, главное сочинение которого – «Анабис Кира», Диодора30. Сочинения этих авторов были представлены среди книг библиотеки французскими изданиями 1769-1780-х гг.

Особенно популярными среди воспитанников были творения Геродота. Ведь его сочинения — не историческое исследование в современном смысле слова, это – мас терское, бесхитростное повествование человека богато одаренного, необыкновенно любознательного, общительного, много читавшего, видевшего и ещё больше слы шавшего. С другой стороны, Геродот не только историк;

некоторые части его сочи нения – настоящая энциклопедия того времени: тут и географические сведения, и этнографические, и естественно-исторические, и литературные.

Среди исторических сочинений в числе любимых лицеистами книг было и изда ние Оливера Голдсмита (1728 – 1774) «Сокращенная история Греции», изданная в Петербурге.

Неутомимый Вильгельм Кюхельбекер читает роман Каролины Пихлер «Ага фоклес, или Письма, писанные из Рима и Греции в начале четвертого столетия» и делает выписки в свой знаменитый словарь: «Цель человека. Человек должен поста вить себе целью самое высшее, если хочет достигнуть высокого»31.

Прав был директор Лицея Е.А. Энгельгардт, когда писал о Кюхельбекере: «читал он все на свете книги обо всех на свете вещах...». В далекой сибирской ссылке, вдали от родных и близких, привычного образа жизни ссыльный Кюхельбекер пи сал: «... Эти вечера... меня всякий раз переносят в наш родимый Лицей, где мы с тобой читали тех же самых поэтов и нередко с непонятным каким-то трепетом уг лублялись в те же таинства красоты и гармонии, страстей и страдания, наслаждения и чувствительности...»32.

Лицейская библиотека формировалась на протяжении многих лет, книги посту пали разными путями. На смену умершему директору В.Ф. Малиновскому пришел энергичный, деятельный Е.А. Энгельгардт, много сделавший для пополнения биб лиотеки. Благодаря его настойчивости, в декабре 1816 г. Лицей «получает библиоте ку, находящуюся в Александровском дворце, сверх того в Лицей стали отпускаться все полезные книги из числа присылаемых в департамент Министерства просвеще ния». «... Хорошие книги... заставляют мыслить и возбуждают уважение ко всему человеческому...», - писал В.А. Жуковский. Книги лицейской библиотеки сыграли свою роль в формировании нравственных и гражданских позиций А. Пушкина и его соучеников  Афинская школа и Царскосельский Лицей 1. Селезнев И.Я. Исторический очерк Императорского, бывшего Царскосельского, ныне Александровского Лицея за первое его пятидесятилетие с 1811 по 1861 гг. – СПб., - С.72.

2. Там же, с.72-73.

3. ИРЛИ. ОР. Ф. 244. Оп. 25, ед. хр. 51.

4. Селезнев И.Я. Исторический очерк... С.72-73.

5. СПбГЦИА. Ф. 11. Oп. 1, ед. хр. 60-а.

6. Горчаков А. М. Красный архив. - С.176.

7. Там же, с.187.

8. Там же, с.176.

9. Корф М.А. Краткий очерк моей жизни. - РНБ. ОР. Ф. 380, ед. хр. I. Любовь и благоговейное отношение к книге приведет в дальнейшем Корфа в Императорскую Публичную библиотеку, которую он в качестве директора возглавлял двенадцать лет (1849 - 1861). Он сумел превратить библиотеку в один из главных центров отечественной культуры.

10. Грот Я.К. Пушкин. Его лицейские товарищи и наставники. - СПб., - С.117.

11. Пущин И. И. Записки о Пушкине. Письма. - М., 1956. - С.34.

12. Цветы греческой поэзии. - М., 1811. - С.Х.

13. Там же, с.XI-XII.

14. Там же, с.XXV-XXVI.

15. Малеин А.И. Кошанский Н.Ф. //Памяти Л.Н. Майкова. - СПб., 1902. - С.189.

16. Эшенбург Иоганн Иоахим. Ручная книга древней классической словесности, содержащая: I. Археологию.

II. Обозрение классических авторов. III. Мифологию. IV-V. Древности греческие и римские. Собранная Эшенбургом, умноженная Крамером и дополненная Н. Кошанским. - СПб., 1816-1817.

17. Ручная книга древностей классической словесности. Т. 1. - СПб., 1816. - С.12.

18. Там же, с.222.

19. Павлищева О.С. Из воспоминаний. //А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. - M., 1985. - С.31.

20. Плутарх (Plutarchos) из Херонеи (род. до 50 – ум. после 120 гг. н. э.) – греческий философ и биограф.

Писатель происходил из состоятельной семьи, проживавшей в небольшом городке в Беотии. В Афинах изучал математику, риторику и философию. В юношеском возрасте совершил путешествие в Италию.

21. Жизнь знаменитых мужей, описанных Плутархом. - СПб., 1812.

22. Илличевский А. – Фуссу П. 2 сентября 1815 г. С.85.//В кн.: Я. Грот. Пушкин, его лицейские товарищи и наставники.

23. Гомер - (Homeros), греческий поэт, согласно древней традиции, автор Илиады (Ilias) и Одиссеи (Odys seia), двух больших эпопей, открывающих историю европейской литературы. О жизни Гомера у нас нет никаких сведений, а сохранившиеся жизнеописания и «биографические» заметки являются более поздними по происхождению и часто переплетены с легендой.

24. Сократ (др.-греч. ) (ок. 469 г. до н. э., Афины – 399 г. до н. э., там же). Был наделен некрасивой, безобразной внешностью, к которой сам относился с большим юмором. Своей главной задачей считал нравственное воспитание людей и их просвещение.


25. Платон (др.-греч. ) (428 или 427 до н. э., Афины – 348 или 347 до н. э., там же) – древнегреческий философ, ученик Сократа, учитель Аристотеля.

26. Илличевский А. - Фуссу П., 2 ноября 1814 г. //Грот Я. Пушкин. Его лицейские товарищи и наставники, с.81.

27. «Основание всеобщей политической истории. Древняя история» (переиздана в 1821 г.). Во втором издании были убраны все «антидеспотические» и «вольнодумческие» тирады. После разгрома Царскосельского Лицея И.К. Кайданов старательно демонстрировал свою благонадежность, превратившись в благонамеренного историка. Об этом вспоминали выпускники 1820-х гг., в частности, Я Грот. //Грот Я.К. Записки, с.296.

28. Геродот (др.-греч. ‘H ‘Aa) (484 до н. э. - 425 до н. э.), древнегреческий историк.

29. Ксенофонт (греч. w) (не позже 444 до н. э. – не ранее 356 до н. э.), древнегреческий писатель, историк.

30. Диодор (греч., лат. Diodorus Siculus) (прим. 90 - 30 гг. до н. э.), древнегреческий историк.

31. Каролина Пихлер. Агафоклес, или Письма, писанные из Рима и Греции в начале четвертого столетия.

М., - 1814.;

Мейлах Б. С. Из неизданного литературного наследия декабристов. //Декабристы и русская литературная культура. - Л., 1975. - С.197.

32. Кюхельбекер В.К. Путешествие. Дневник. Статьи. - Л., 1979. - С.236.

33. Селезнев И.Я. Исторический очерк..., с.74. Библиотека Александровского дворца была собственностью императора Александра I, а книги из Яшмовых комнат составляли библиотеку Екатерины II.

34. Жуковский В.А. в письме к императрице Александре Федоровне. //Александр II в воспоминаниях современников. - Л., 1995. – С.55.

 Сборник статей по материалам научной конференции Т.П. Волохонская, ведущий научный сотрудник Всероссийского музея А.С. Пушкина Первый курс Лицея в борьбе за освобождение Греции В сентябре 1829 г., после русско-турецкой войны, в Адрианополе был подписан мирный договор, во многом перекроивший карту Европы. По одному из пунктов этого договора Турция предоставляла широкую автономию Сербии, Греции, Мол давии и Валахии. Турецкое иго, затянувшееся для этих народов на четыре века, по сути, кончилось. Особенное ликование вызывала в Европе автономия Греции – из за общей любви к древнегреческой культуре. В России же сочувствие грекам усили валось и единой верой – православием.

Лицейские мальчики с детства привыкли интересоваться «греческим вопросом»

- давним вопросом российской политики. Было известно, что еще Петр I собирал ся отвоевать у турок Константинополь. Знали лицеисты и о «греческом проекте»

Екатерины II: царица мечтала о восстановлении Греческой империи (роль импера тора она отводила своему внуку Константину). Хотя проект не осуществился, связи России и Греции во времена екатерининского царствования сильно упрочились, в особенности после победы в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. Россия получила тогда право на свободный проход судов через проливы Босфор и Дарданеллы и ста ла активно торговать на Черном море – прежде всего, с Грецией: у греков, несмотря на турецкое иго, был большой торговый флот.

В 1800-1810 гг. Александр I явно покровительствовал грекам. С его ведома в Одессе располагался главный комитет гетерии – тайного общества, поставившего своей целью восстание против турок всех православных, оказавшихся на террито рии Оттоманской империи. Именно в Одессе – и Александр знал это – хранилась казна гетерии. Свое покровительство грекам император проявил также в назначе нии на пост министра иностранных дел России графа И.А. Каподистрии: с 1816 г.

этот греческий аристократ управлял министерством совместно с К.В. Нессельро де. Каподистрия, для которого Россия стала второй родиной, видел единственный путь освобождения Греции в скоординированных действиях сильных европейских держав. Каподистрия дважды отказывался от предложения возглавить гетерию: он считал, что принесет больше пользы на посту министра России, используя свои дип ломатические возможности. Во главе гетерии встал другой российский подданный, полковник князь Александр Ипсиланти.

22 февраля 1821 г. Ипсиланти переправился через Прут – границу России и ту рецкой Молдавии, и, прибыв в Яссы, возглавил греческое восстание. Ссыльный Пушкин, оказавшийся в Кишиневе вблизи этих событий, пережил горячее чувство сопричастности гетерии. У поэта было много знакомых среди греков, и он хорошо знал некоторых вождей восстания. Пушкин не раз общался в Кишиневе и с самим Ипсиланти, и с братьями Кантакузенами (один из братьев, Георгий, был женат на сестре князя А. Горчакова Елене, поэт часто посещал их дом). Поэта так взволно вало начало греческой революции, что он несколько раз почти хроникально описал «прекрасные минуты Надежды и Свободы»: и в мартовском письме В.Л. Давыдову 20 Афинская школа и Царскосельский Лицей (?), и в дневниковых записях за апрель и май 1821 г., и в исторических заметках, сде ланных по-французски со слов знакомых греков. В том же 1821 г. написаны и стихи, посвященные восстанию: «Война», «Гречанка верная! Не плачь, - он пал героем» и необработанный отрывок:

Эллеферия, пред тобой Затмились прелести другие, Горю тобой, я вечно твой, Я твой навек, Эллеферия!

Бредил Грецией и Кюхельбекер: по свидетельству А.И. Тургенева, Александр I даже «полагал его в Греции» (письмо П.А. Вяземскому от 6 августа 1821 г.). Как и Пушкин, Кюхельбекер посвятил повстанцам ряд стихотворений: «Греческая песнь», «К Ахатесу», «Пророчество» и др. Оба лицейских поэта вынашивали в первые меся цы восстания одну и туже мечту: собирались воевать «за дело греков». Оба до Греции так и не добрались – прежде всего, из-за официального отказа России поддержать Ипсиланти. Александр I по политическим соображениям не только не решился пос лать войска в помощь грекам, но и удалил Каподистрию от дел в министерстве. По селившись в Женеве, Каподистрия отныне отдает все свои силы и состояние исклю чительно борьбе за свободу Греции.

Без помощи европейских государств события в стане повстанцев разворачивают ся драматически. В их рядах возникают раздоры. Причины – и в социальной разно родности восставших (их руководители – аристократы, а войско по преимуществу крестьянское), и в межнациональной розни. Против турок воюют не только греки, но и валахи, молдаване, сербы. Подлинного объединения между ними нет. Порой конфликты приобретают крайнюю остроту: 7 июня 1821 г. по приказу Ипсиланти зверски убит вождь валахов Теодор Владимиреску. Коварство, военное предательс тво – все это сполна проявляется в повстанческом движении. «Греция мне огадила», - пишет Пушкин Вяземскому в июне 1824 г.

Несмотря на горечь разочарований, и Пушкин, и Кюхельбекер еще не раз обра тятся к образам, связанным с греческой революцией. Греческая тема в их творчестве, естественно, не является предметом этой статьи. Отметим только, что оба поэта со хранили творческий интерес к гетерии и сочувствие повстанцам.

Нельзя не вспомнить трогательный факт: в 1824 г. Пушкин хлопочет о восьми летней дочери греческого героя, погибшего в июне 1821 г. в битве при Скулянах. Де вочка воспитывалась в Кишиневе у своих родственников, хороших знакомых Пуш кина: она была племянницей подполковника русской армии, служившего в дивизии М.Ф. Орлова. Поэт хочет через Жуковского как-то устроить ее судьбу. Имели ли эти хлопоты результат, к сожалению, не известно.

Впрямую из лицейских первокурсных к борьбе за свободу Греции оказались при частны четверо: Броглио, Матюшкин, Вольховский и Данзас. Граф Броглио отдал за греков жизнь. Он попал в Грецию весной 1821 г. в результате драматических собы тий, разыгравшихся на его родине, в Пьемонте. Сильверий принимал участие в вос стании итальянских карбонариев, после победы австрийцев был арестован, лишен чинов и имущества и в апреле выслан из Италии. Броглио примкнул к гетерии, как многие из его товарищей. В Греции его след теряется: видимо, он стал там простым солдатом и погиб в безвестности.

Матюшкин, Вольховский и Данзас участвовали в греческих делах с 1828 г. В эту пору Грецию уже официально поддерживали Англия, Франция и Россия: в июле 2 Сборник статей по материалам научной конференции 1827 г. эти страны заключили в Лондоне соглашение о помощи повстанцам. Осе нью объединенный русско-англо-французский флот подошел к берегам Греции.

Союзники собирались устрашить турок одним видом своих кораблей, но этот план не удался. 20 октября 1827 г. завязывается бой, и турки терпят поражение: их флот почти полностью уничтожен. Один из героев битвы – близкий приятель Матюшки на Павел Нахимов.

Русская армия не может сразу поддержать этот успех, она занята войной с Пер сией. Боевые действия против турок Россия начинает в апреле 1828 г., и оба лицей ских «кавказца», Вольховский и Данзас, принимают в них участие. Матюшкин же служит в это время на Средиземноморье: русские моряки, совместно с англичанами и французами, обеспечивают блокаду проливов Босфор и Дарданеллы. Матюшкин называет эту блокаду «скучнейшей из всех скук», однако в ноябре его ждет испыта ние – опасный 36-часовой шторм. 30 января 1829 г. эту бурю опишет в письме В.Д.

Вольховскому Е.А. Энгельгардт: «В продолжение всего этого времени их бросало между скалами и островами, паруса и экипаж весь изорвало и беспрестанные брызги воды были так сильны, что нельзя было видеть с одного конца судна до другого… Спасение их походит на чудо! Но они спасены и Матюшкин цел».

Действия русской армии на суше ведутся в двух направлениях: и на Балканском полуострове, и в Закавказье. Данзас воюет на Балканах. Он участвует в построении мостов и наведении понтонов через Прут, а после переправы следует через Молда вию и Валахию, встречая восторженный прием местных жителей. Во время тяже лейшего штурма Браилова Данзас навылет ранен в плечо, и его лечат в развернутом рядом госпитале. В 1829 г. он вновь участвует в боях и в переходе через Балканы – в жару, в безводье, то и дело отражая набеги турок. 7 августа участвует в штурме Андрианополя и только после этого отправляется в Россию на долечивание раны. За отличие в сражениях против турок Данзас награжден золотой полусаблей с надпи сью «за храбрость», а 3 июня 1830 г. он получает звание капитана.


Полковник В.Д. Вольховский проводит русско-турецкую кампанию в Закавка зье. Его должность – обер-квартирмейстер Отдельного кавказского корпуса. Он отвечает за изучение местности, по которой должны пройти войска. Н.Н. Муравь ев-Карский вспоминает об исключительной добросовестности Вольховского в этой должности: «…мы всегда знали о всякой канаве, которая могла остановить движе ние колонны, … знали, где есть корм подножный, вода …, где … батальоны могли бы расположиться на привал». Пушкин, приехавший в армию летом 1829 г., видит своего лицейского товарища только однажды – «запыленного с ног до головы, обросшего бородой, изнуренного заботами».

Особенно отличается Вольховский при взятии крепости Карс: ему удается с 20-ю гренадерами овладеть бастионом, на котором размещены четыре неприятельских пушки. За взятие Карса Вольховский пожалован орденом Святого Георгия 4-й сте пени. «Поздравляю тебя от искреннего сердца с получением крестика тезки моего, - пишет Вольховскому Е.А. Энгельгардт 30 января 1829 г. - … Мы со Стевеном в нашем семейном кругу пили за твое здоровье от себя и от Лицея». За эту кампа нию Вольховский получил также золотую шпагу с надписью «За храбрость» и орден Святого Владимира 3-й степени.

В сентябре 1829 г. в Андрианополе между Россией, Англией, Францией и Тур цией заключен мир. Помимо автономии Греции, Сербии, Молдавии и Валахии, в договоре есть и другие условия: Россия получает от Султана контрибуцию и часть Кавказского побережья.

22 Афинская школа и Царскосельский Лицей Пушкин откликается на мирный договор стихами:

Опять увенчаны мы славой, Опять кичливый враг сражён, Решен в Арзруме спор кровавый, В Эдырне мир провозглашён.

И дале двинулась Россия, И юг державно облегла, И пол-Эвскина облегла В свои объятия тугие.

На обороте листа, где написаны строки этого необработанного наброска – то ли его продолжение, то ли начало другого замысла. Отрывок начинается словами:

«Восстань, о Греция, восстань» и включает в себя три неоконченных четверостишия, посвященных греческой теме.

Почему поэт не завершает стихи, связанные с Андрианопольским договором, ес тественно, можно только предполагать. Возможно, тут отразилось неприятие Пуш киным И.Ф. Паскевича. Низкие душевные качества этого полководца в очередной раз сказались сразу после заключения мира: Паскевич удалил из корпуса офицеров, замеченных в симпатиях к попавшим на Кавказ декабристам – в том числе и Воль ховского. Паскевич был любимцем Николая I, и Пушкин, видимо, даже косвенно не хотел его славословить.

Но поэт не развивает и намеченную в отрывке тему возрождения Греции. Может быть, надежды на расцвет этой страны самому ему кажутся преждевременными?

Греция лежит в руинах. Россия, Англия и Франция хоть и поддерживают первого президента Греции И.А. Каподистрию, но на самом деле полного единодушия в гре ческих делах у союзников нет. Запад раздражен сильным влиянием России. Англия и Франция тайно поддерживают в стране недовольство Каподистрией и заговоры против него. Кроме того, с моря на Грецию постоянно нападают контрабандисты.

Русская эскадра в составе объединенного флота союзников и после Андриано польского мира курсирует в Средиземном море. Матюшкин командует в это время бригом «Ахиллес». Он не только защищает греческие берега от морских пиратов, но и участвует летом 1831 г. в подавлении антиправительственного мятежа на острове Идре, где в руках мятежников оказалась хорошо укрепленная крепость. За время службы на Средиземном море (Матюшкин находится там до 1833 г. включительно) он произведен в капитан-лейтенанты, награжден бантом к ордену Святого Владими ра и орденом Святого Георгия 4-го класса.

События в Греции развиваются в это время далеко не так, как хочется ее истин ным патриотам. 27 сентября 1831 г. Каподистрия убит в результате заговора. По на стоянию Англии и Франции страна получает монархическое правление, и греческим королем становится баварский принц Оттон. В Грецию вводятся баварские войска.

Однако этот разворот событий не может отменить особой роли России в освобожде нии греков от турецкого ига. В эту сложную и героическую страницу истории вписа ны и имена четырех выпускников Царскосельского Лицея.

2 Сборник статей по материалам научной конференции И.А. Щепеткова, зав. экспозиционно-выставочным отделом Всероссийского музея А.С. Пушкина, кандидат культурологии Античные мотивы в произведениях поэтов Царского Села 2-ой пол. XIX – нач. ХХ вв.

Интерес к наследию античности существовал в российском обществе еще в Сред ние века. В основном это было связано с теологическими спорами вокруг латинско го или греческого путей развития русской православной церкви и политическими диспутами об ориентации России на латинский, то есть западноевропейский, или греческий, а, следовательно, византийский мир. Однако новый этап увлечения ан тичностью уже во всем многообразии ее проявлений (в архитектуре, литературе, изобразительном искусстве), безусловно, был инициирован реформами Петра I, затронувшими все стороны жизни общества. По мнению авторитетного ученого, занимающегося проблемами «русской античности», Г.С. Кнабе «в эпоху Петра I ан тичность, ее наследие и ее образ, выступают в России в амальгаме с западноевропей ской культурой как эталон и назидание новой культуре страны»1.

С середины XVIII в. произведения русских поэтов и драматургов пестрят имена ми богов и героев древнегреческих мифов. Идет активное освоение наследия древ неримских классиков. В начале XIX в., особенно после реформы системы образова ния в России, древние языки становятся частью гимназических и университетских учебных программ. В эту эпоху знание античности, как правило, полученное через французские и немецкие переводы и переложения, было обязательным условием причастности к образованному европейскому миру. Поэтому ни у кого не вызывали удивления эпитеты, данные российским императорам. Так Екатерина II была «тор жествующей Минервой», а Александра I называли «наш Агамемнон».

Санкт-Петербург – столицу новой империи, жадно осваивающую классическое культурное наследие Европы, называют символом русской античности. В таком случае наиболее ярким воплощением этого символа является Царское Село – за городная резиденция российских императоров на протяжении трех веков. Царское Село строилось по заветам античной архитектуры, переработанной Андреа Полла дио. Дворцы и парки Царского Села наряду с русскими архитекторами, возводили итальянские зодчие Кваренги и Растрелли, шотландец Чарльз Камерон до приезда в Россию в течение 20 лет работал в Риме.

Среди величественных зданий, парков и садов, украшенных копиями античных скульптур, складывался особый духовный климат. Здесь более естественно, чем в других пригородах Петербурга, о поэтах говорили как о жителях Парнаса, бряцали на лирах и ждали встречи с музой.

Говоря о мотивах античности в творчестве русских поэтов, живших или часто бы вавших в Царском Селе во второй половине XIX – начале ХХ вв., невозможно не сказать о произведениях их предшественников – поэтов конца XVIII – середины 2 Афинская школа и Царскосельский Лицей XIX вв., поскольку именно они формировали особую мифологию Царского Села, которая затем будет так привлекать их преемников.

Пожалуй, первым воспел недавно построенное Царское Село ученый и поэт Ми хайло Васильевич Ломоносов (1711 – 1765), выпускник Московской славяно-греко латинской академии. В оде, посвященной императрице Елизавете Петровне 1750 г., он подробно описывает красоты Царского Села:

Какую радость ощущаю?

Куда я ныне восхищен?

Небесну пищу я вкушаю, На верьх Олимпа вознесен!

Божественно лицо сияет Ко мне, и сердце озаряет Блистающим лучом щедрот!

Коль нежно Флоры здесь богатство!

Коль сродно воздуха приятство Богине красных сих высот!

В Царском Селе с докладами уже другим императорам не раз бывал Гавриил Ро манович Державин (1743 – 1816). С 1791 по 1793 гг. он регулярно посещал Царское Село, будучи статс-секретарем императрицы Екатерины II. Широко известен сбор ник его «Анакреонтических песен» (стихи, которые он начал писать с конца 1770-х гг., были изданы в 1804). Безусловно, как и многие другие русские поэты, Державин в своих сочинениях ориентировался не на стихи Анакреонта, жившего в 6 в. до н.

э., а на позднейшие ему подражания европейских авторов. Таковы его стихотворе ния: «Спящий Эрот» (1795), «Горючий ключ» (1797), «Геркулес» (1798), «Мщение»

(1805), «Оковы» (1809). В духе антологической поэзии написано и последнее произ ведение Державина: «Река времен в своем стремленьи // Уносит все дела людей…».

В поэзии Державина, как отмечают исследователи, есть цитаты и парафразы из Горация. Нередко у него возвышенные античные мотивы перемежаются с бы товыми деталями русской «варварской» жизни, тем самым, создается сатиричес кий эффект.

Царскому Селу посвящено его стихотворение «Развалины», написанное уже пос ле смерти императрицы:

Вот здесь, на острове Киприды, Великолепный храм стоял:

Столпы, подзоры, пирамиды И купол золотом сиял.

Вот здесь, дубами осененна, Резная дверь в него была, Зеленым свесом покровенна, Вовнутрь святилища вела.

Вот здесь хранилися кумиры, Дымились жертвой алтари, Сбирались на молитву миры И били ей челом цари.

Летом 1816 г. в Царском Селе со своей семьей жил историк и писатель Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1826). Его царскосельский дом стал местом притяже 2 Сборник статей по материалам научной конференции ния лучших поэтов того времени. Здесь бывали Жуковский, Батюшков, Вяземский, Гнедич, молодой Пушкин. Известно, что Карамзин пробовал переводить шестую песнь «Илиады» Гомера. Вообще к этому произведению русские поэты и переводчи ки обращались наиболее часто. Сначала перелагали его александрийским стихом, а с 1808 г. (в этом году вышел перевод А.Ф. Мерзлякова) – гекзаметром.

Чуть позже к «Илиаде» Гомера обратится авторитетнейший знаток древних язы ков Николай Иванович Гнедич (1784 – 1833). Двадцать лет жизни он отдал работе над переводом «Илиады» и составлением подробного историко-филологического комментария. Этот перевод хранился и в библиотеке А.С. Пушкина. Его издание поэт приветствовал двумя строчками:

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;

Старца великого тень чую смущенной душой… В 1831 г. Гнедич написал два стихотворения на смерть Антона Дельвига – соуче ника А.С. Пушкина по Лицею, с которым был очень дружен.

Друг, до свидания! Скоро и я наслажусь моей честью:

Жил я, чтобы умереть;

скоро умру, чтобы жить!

Гнедичу также принадлежат и другие стихотворения, написанные гекзаметром:

«Дума» и послание Пушкину на рождение первенца Александра (1832).

Настоящим певцом Царского Села и соседней резиденции – Павловска (причем и в поэзии, и в графическом искусстве), был поэт и воспитатель великих князей Ва силий Андреевич Жуковский (1783 – 1852). Он перевел гомеровскую «Одиссею», используя немецкий подстрочник, его перу принадлежат антологические стихи:

«Обеты» (1821), «Homer» (1829):

Веки идут, и веки уходят;

а пенье Гомера Все раздается, и свеж, вечен Гомеров венец.

Долго думав, природа вдруг создала и, создавши, Молвила так: одного будет Гомера земле!

К антологическим произведениям исследователи относят его стихи из альбома, подаренного графине Ростопчиной, и из цикла «Эолова арфа». Жуковский был так увлечен греческой поэзией, что и другие произведения, не связанные тематически с Древней Грецией, рифмовал ставшим ему привычным гекзаметром. Например, стихотворение, написанное Жуковским в 1837 г. на смерть Пушкина, которое начи нается словами: «Он лежал без движенья, как будто по тяжкой работе //Руки свои опустив…»

Незадолго до смерти В.А. Жуковский сочинил стихотворение «Царскосельский лебедь», в котором дал описание последнего полета старого лебедя над Царскосель скими прудами. Через 100 лет поэт другой эпохи Николай Гумилев назовет Инно кентия Анненского – поэта и филолога-классика «последним из царскосельских лебедей».

Константин Николаевич Батюшков (1787 – 1855) приезжал в Царское Село на вестить лицеиста-Пушкина и других поэтов, живших летом в этом дворцовом при городе. Батюшков хорошо владел латинским языком и обменивался с Гнедичем впе чатлениями о прочитанных древних текстах. Его увлекали римские поэты Тибулл, Вергилий, Гораций. Он делал переводы и переложения: «Из греческой антологии»

(1819), цикл «Подражания древним» (1821), «Подражания Ариосту» (1821).

Стихотворение «Судьба Одиссея» написано после возвращения из заграничного похода 1812-1813 гг.

Средь ужасов земли и ужасов морей 2 Афинская школа и Царскосельский Лицей Блуждая, бедствуя, искал своей Итаки Богобоязненный страдалец Одиссей;

Стопой бестрепетной сходил в Аида мраки;

Харибды яростной, подводной Сциллы стон Не потрясли души высокой.

Казалось, победил терпеньем рок жестокой И чашу горести до капли выпил он;

Казалось, небеса карать его устали И тихо сонного домчали До милых родины давно желанных скал.

Проснулся он: и что ж? Отчизны не познал.

Дмитрий Васильевич Дашков (1788 – 1839) – поэт, филолог, литературный кри тик неоднократно бывал в Царскосельском Лицее. С Пушкиным они встречались и в доме Карамзина. Дашков был одним из организаторов литературного общества «Арзамас», а в 1811 г. стал президентом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Поэт оставил большое наследие антологических стихотворений.

Прежде всего, это цикл «Цветы, выбранные из греческой анфологии», состоящий из 84 произведений. В стихотворении «Приношение друзьям» (1820) он напишет:

Злата в пути не стяжав, единую горсть фимиама Странник в отчизну несет лику домашних богов.

Ныне в отчизне и я! С полей благовонных Еллады Просто сплетенный венок дружбы кладу на алтарь.

Труд сей был мне утешеньем средь бурь, в болезнях и скорби, Вам он готовлен, друзья: с лаской примите его!

Александр Сергеевич Пушкин (1799 – 1837), как и все его поколение, был увле чен античностью. В его стихотворениях можно найти многочисленные отсылки к героям древнегреческих мифов, к римским поэтам и политическим деятелям. Себя он, как известно, ощущал «наследником Тибулла и Парни». Крупнейшие русские пушкинисты обращались к исследованию мотивов античности в творчестве поэта.

Обобщив собранные данные, в книге «Русская античность» Г.С. Кнабе публикует следующую статистику2: из 93 древнегреческих имен, упоминаемых в корпусе со чинений Пушкина, к поэтам и писателям относятся 13, к мифологическим лицам – 59, реальные деятели греческой истории фигурируют в его произведениях 7 раз.

Из 284 стихотворений, написанных за период с 1814 по 1821 гг. (это лицейский и послелицейский периоды жизни поэта), к античной теме относятся 33. Многие из них посвящены Царскому Селу:

Летят алмазные фонтаны С веселым шумом к облакам;

Под ними блещут истуканы И, мнится, живы;

Фидий сам, Питомец Феба и Паллады, Любуясь ими, наконец, Свой очарованный резец Из рук бы выронил с досады.

В 1822-1831 гг. Пушкин отходит от античной тематики, им написано 374 стихот ворения, из них с античностью связаны только 11. Но в последний период жизни (с 2 Сборник статей по материалам научной конференции 1833 по 1836 гг.) из 87 стихотворений образы античности прочитываются в 21.

О юношеских впечатлениях о Царскосельских парках в стихотворении «В начале жизни школу помню я…» (1830) Пушкин писал так:

И часто я украдкой убегал В великолепный мрак чужого сада, Под свод искусственный порфирных скал, Там нежила меня теней прохлада;

Я предавал мечтам свой юный ум, И праздномыслить мне была отрада.

Любил я светлых вод и листьев шум, И белые в тени дерев кумиры, И в ликах их печать недвижных дум.

Все – мраморные циркули и лиры, Мечи и свитки в мраморных руках, На главах лавры, на плечах порфиры… Наряду со стихотворениями: «Подражания древним» (начало 1820-х гг.), «Ви ноград» (1824), «Соловей и роза» (1827), широко известны его «анфологические эпиграммы», в том числе «Царскосельская статуя» (1829):

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила.

Дева печально сидит, праздный держа черепок.

Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой;

Дева, над вечной струей, вечно печально сидит.

Вильгельм Карлович Кюхельбекер (1797 – 1846) – поэт и соученик Пушкина по Лицею, в 1820-х гг. написал в подражание древним трагедию «Аргивяне», в которой большое место отведено хору, олицетворявшему для поэта глас народа. Кюхельбекер отдавал предпочтение греческой античности перед римской, любил Эсхила и Со фокла, и с меньшей симпатией относился к Еврипиду за излишний, по его мнению, психологизм.

Среди его антологических стихотворений: «Разлука», «К Филону», «К Матюш кину», «Элегия», «Сократизм», «Отчизна». Они написаны в 1817 г. в Царском Селе и посвящены расставанию с лицейскими друзьями. В уже позже написанном сти хотворении «Царское Село» лицеистов он называет: «…сыны младой свободы, // Питомцы, баловни и Феба, и Природы…»

В стихотворении «Отчизна» присутствует описание Царского Села и есть такие строки:

Шорох падущих листов трепет во мне разливал;

Слышу, казалося, в воздухе голос знакомый, - безмолвен, Слух устремляю в даль, - всюду молчанье, но даль В тайной беседе со мной. – О сонмы светил неисчестных!

К вам улетал я душой, к вам я и ныне лечу… В конце 1810-х гг. он напишет «Momento Mori», «К Пушкину», «Ночь», «Возраст счастия», «Жизнь», «Седой волос», «Бурное море при ясном небе» - стихотворения антологического цикла.

2 Афинская школа и Царскосельский Лицей Кюхельбекеру принадлежит стихотворение «19 октября 1837 года», посвященное гибели А.С. Пушкина. Символично, что в первой же его строке он сравнивает Пуш кина с древнегреческим героем Ахиллом:

Блажен, кто пал, как юноша Ахилл, Прекрасный, мощный, смелый, величавый, В средине поприща побед и славы, Исполненный несокрушимых сил!

Блажен! лицо его всегда младое, Сиянием бессмертия героя, Блестит, как солнце вечно золотое, Как первая эдемская заря.

Барон Антон Антонович Дельвиг (1798 – 1831) – тоже однокашник Пушкина, автор стихов Лицейского гимна, хорошо знал латынь, а греческий язык изучал под влиянием своего близкого друга Гнедича, работая вместе с ним в Императорской Публичной библиотеке.

Еще учась Лицее, в 1816 г., Дельвиг написал стихотворение «Переменчивость»

(«К Платону»):

Все изменилось, Платон, под скипетром старого Хрона:

Нет просвещенных Афин, Спарты следов не найдешь, Боги покинули Греков, Греки забыли свободу, И униженный раб топчет могилу твою!

Далее были антологические послания «Ф.Н. Глинке» («Присылая ему Греческую Антологию») (1820), «Надпись на статуе Флорентинского Меркурия» (1820), «Ку пидону» (1820), «Н.И. Гнедичу» (1823), «Четыре возраста фантазии» (1829), «Удел поэта» (1829).

В 1830 г., незадолго до смерти он написал стихотворение «Поэт»:

Долго на сердце хранит он глубокие чувства и мысли:

Мнится, с нами, людьми, их он не хочет делить!

Изредка, так ли, по воле ль небесной, вдруг запоет он, Боги! в песнях его счастье и жизнь и любовь, Все, как в вине вековом, початом для гостя родного, Чувства ласкают равно: цвет, благовонье и вкус.



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.