авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ПРОГРАММА ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИИ

1. Абрамовская Ирина Сергеевна. Новгородские страницы в путешествиях

П.И. Сумарокова (Великий Новгород).

2. Аксенова Татьяна Николаевна, Болдырева Саглар

Борисовна.

Адаптация методики оптимизации инновационных проектов в рамках

инвестиционной программы предприятия (Элиста, Республика

Калмыкия).

3. Апанович Францишек. Образы пространства России в поэзии Иосифа

Бродского (Гданск, Польша).

4. Благов Юрий Владимирович. Межкультурная коммуникация в области иноязычной культуры (Тольятти).

5. Бородкин Александр Викторович. «Ремесло историка»: патриотизм в курсе истории России (Ярославль).

6. Будаева Диана Артуровна. Инновационные технологии в ЖКХ России (Элиста, Республика Калмыкия).

7. Воробьевская Елена Леонидовна, Седова Наталья Борисовна.

Саамская топонимика как объект историко-культурного наследия России (Москва).

8. Жижилева Ксения Александровна. Психология межэтнических отношений и терроризма (Челябинск).

9. Зябрева Галина Александровна. «Евангелие» от Л. Андреева и аксиология Ф.М. Достоевского (Симферополь, АР Крым, Украина).

10. Киселев Михаил Юрьевич. Информационные технологии архива Российской Академии наук: история создания и перспективы развития.

(Москва).

11. Лепахин Валерий Владимирович. «Явленная» икона Фомушки блаженного (По роману В.В. Крестовского «Петербургские трущобы») (Сегед, Венгрия).

12. Рядченко Елена Александровна. Социальные аспекты мировосприятия и самосознания купечества как основа социокультурного развития городов Самарского Поволжья (Тольятти).

13. Щекотилов Владимир Геннадьевич, Щекотилова М.В., Бугрова Н.И.

Комплексирование описательных документов объектов историко культурного наследия с картографическими ресурсами и системами (Тверь).

14. Щекотилов Владимир Геннадьевич, Щекотилова М.В., Бугрова Н.И.

Интернет-ресурс архивных карт XIX в. для популяризации историко культурного наследия (на примере «Межстоличного региона»).

15. Яковенко Наталия Владимировна, Велюга Инна Владимировна.

Экономика Луховицкого муниципального района Московской области:

анализ современной ситуации (Шуя Ивановской обл.) 16. Яшкиева Ольга Александровна. Современное состояние логистики в развивающемся регионе на примере Калмыкии (Элиста, Республика Калмыкия).

Абрамовская Ирина Сергеевна Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Филологический факультет Декан Канд. филол. наук, доцент Проблема “локального текста” в русской литературе XIX века (на материале новгородского текста) Город как феномен культуры и социальной жизни вызывает все возрастающий интерес истории, антропологии, социологии, политологии и географии. И у филологии в изучении города есть своя очень важная задача.

Филологические науки могут внести в изучение подобных городу сложных социокультурных объектов особый вклад. Прежде всего, потому, что вообще все процессы, сопровождающие жизнь города (экономические, природные, социальные), приводят к знаковым закреплениям в языке, и зачастую только по следам в языке становятся доступными для наблюдения.

Особенно интересен тот факт, что в литературе локальный текст создается, по преимуществу, не представителями места, которое является предметом рефлексии, а чужаками – путешественниками, литераторами, оказавшимися по разным причинам причастными жизни этого места. Взгляд со стороны, по-видимому, выделяет из общего потока жизни явления с исторически сложившейся, устойчивой репутацией «знаковости» и символичности для данного пространства. Для абсолютного большинства конкретных текстов, о которых будет идти речь, характерно внимание к хорошо известным памятникам культуры и общественной жизни Новгорода, редко мелькнет оригинальный взгляд, субъективное наблюдение, сиюминутное впечатление, много говорящее о повествователе и задачах, поставленных им во время странствия, хотя и по «своему» отечеству, но еще визуально не соотнесенному с некой картинкой. Большая часть записок, путешествий описывает именно визуальный ряд, создается некий аналог фотографии, иллюстрации, уточняющей и закрепляющей всё знание о пространстве, почерпнутое из различных источников. Тем не менее, можно выделить некие задачи, стоявшие перед авторами – познавательные, философские, публицистические, психологические.

На данном этапе исследования делается попытка выделить из всего объема мемуарной литературы, к которой отнесены и путешествия, «знаковые» для новгородского текста понятия.

С.Б. Болдырева канд. экон. наук, доцент кафедры экономики и управления на предприятии ГОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»

( г. Элиста, Республика Калмыкия) Т.Н. Аксенова канд. экон. наук, доцент кафедры экономики и управления на предприятии ГОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»

( г. Элиста, Республика Калмыкия) АДАПТАЦИЯ МЕТОДИКИ ОПТИМИЗАЦИИ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В РАМКАХ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ ПРЕДПРИЯТИЯ Повышение эффективности инновационной программы, как важный инструмент в процессе стратегического планирования, является эффективным способом достижения поставленных целей. В условиях воздействия внешних факторов авторами предложены критерии оптимизации – оптимумы – инновационных проектов, направленные на минимизацию их влияния в условиях неопределенности внешней среды.

Ключевые слова: стратегическое планирование, инновационная программа, инновационный проект, критерии оптимизации, экономическая оценка инвестиций.





Важную роль в процессе стратегического планирования развития предприятия играет повышение эффективности инновационной программы, которое осуществляется с целью уменьшения инвестиционных затрат по каждому из выбранных инновационных проектов и отвечает на вопросы о том, каким самым эффективным способом можно приблизить достижение поставленных целей развития. Отметим, что включению в инновационную программу предприятия подлежат только те инновационные проекты, которые уже «доведены» до требуемых величин индекса доходности, периода окупаемости и других показателей, используемых при экономической оценке инвестиций.

Новые и усовершенствованные технологии должны базироваться на машинах действующей системы при их реконструкции и приспособлении к работе в соответствии с требованиями биологизации земледелия. При применении таких технологий значительно активизируется реализация генетического потенциала зерновых культур, повышается их урожайность, обеспечивается более рациональное использование ресурсов, сокращаются затраты труда на производство единицы продукции.

Для этих целей сельскохозяйственному производственному кооперативу СПК «Южный», как типичному предприятию доминирующей отрасли республики Калмыкия, рекомендуется приобрести дискаторы БДМ 4, БДМ-3,5, трактор МТЗ-80, сеялку АУП-4,5. Приобретенная техника в значительной степени позволит хозяйству снизить затраты на горюче смазочные материалы, оплату труда за счет совмещения технологических операций, сократить сроки проведения посевной кампании.

Для эффективного применения инноваций необходимо своевременное проведение всех предусмотренных операций, а этого можно добиться только с использованием современной техники.

Актуальность проблемы управления инновационной деятельностью предприятия предопределила необходимость создания модели, позволяющей управлять этой деятельностью, используя алгоритмический инструментарий.

Исходя из того, что концентрированным выражением процесса управления является управленческое решение, модель управления инновационной деятельностью предприятия представляет собой управленческое решение относительно принятия инновационной программы предприятия.

Таблица Перечень агрегатов, рекомендуемых СПК «Южный» в целях эффективного применения инноваций в 2010-2012гг.

Марка сельхозтехники Стоимость Поставщик оборудования, тыс.

руб.

БДМ – 3,5 (борона дисковая 400, многофункциональная) БДМ – 4,5 (борона дисковая «БДМ – Агро», 450, (многофункциональная) г. Ставрополь АУП – 4,5 (агрегат универсальный 209, посевной) Трактор МТЗ - 80 1021, Соломоизмельчители ПУН – 5А на комбайн СК – 5 «Нива - Эффект» - 50000*5=250,0 «Югтехкомплект», 5 шт. г. Ставрополь Соломоизмельчители – 60000*2=120, разбрасыватели ИСН – 3 на комбайн Дон – 1500А Итого 2450,68 х Модель управления инновационной деятельностью, на наш взгляд, должна отражать математическую зависимость результатов управления или результатов деятельности предприятия от качественного и/или количественного состава мероприятий инновационной программы предприятия.

Предлагается алгоритм, определяющий последовательность действий, направленных на инновационное управление специфическими для предприятий агропромышленного комплекса видами производственно хозяйственной деятельности: закупка сырья, производство сельскохозяйственной продукции, переработка, транспортировка продукции в целях ее реализации и прочая деятельность.

Алгоритм состоит из шести этапов.

Этап I – определение общего объема затрат на основную деятельность предприятия, выручки от реализации основной продукции предприятия и рентабельности деятельности предприятия на основании данных управленческого учета (табл. 2).

Таблица Показатели деятельности по производству зерна в СПК «Южный»

Приведенная рентабельность Период Индекс цен Рентабельность деятельности предприятия 2005 1,0 0,568 0, 2006 1,14 0,475 0, 2007 1,19 0,427 0, 2008 1,24 4,75 3, 2009 1,36 0,605 0, Этап II– определение доли затрат на инновации для каждого из видов деятельности предприятия (табл. 3).

Этап III – на основании экспертных оценок определяется ранг важности каждого из основных видов деятельности в формировании выручки. На основании полученных значений рангов определяем размер выручки, приходящийся на каждый вид деятельности. Сумма рангов важности по всем семи направлениям деятельности равна 100.

Этап IV – определение «рентабельности» в результате применения каждой новой техники (табл. 3).

Таблица Показатели деятельности СПК «Южный» в области зернопроизводства в результате внедрения новых технологий Доли Ранг затрат на важности Стоимость инноваци Коэффициент деятельност Марка ив рентабельнос ив оборудовани сельхозтехники ти общем формирован я, тыс. руб.

объеме ии выручки затрат предприятия БДМ – 3,5 (борона дисковая 0,33 0,258 х 400, многофункциональн ая) БДМ – 4,5 (борона дисковая 0,35 0,261 х 450, многофункциональн ая) АУП – 4,5 (агрегат 0,35 0,263 х универсальный 209, посевной) 0,35 0,269 х Трактор МТЗ - 80 1021, Соломоизмельчител и ПУН – 5А на 0,38 0,276 х комбайн СК – 5 50,0*5=250, «Нива - Эффект» - 5 шт.

Соломоизмельчител и – разбрасыватели 0,32 0,274 х 60,0*2=120, ИСН – 3 на комбайн Дон – 1500А Х х Итого: 2450, В ближайшем будущем СПК «Южный» планирует приобрести трактора МТЗ - 80 и культиватор для внесения минеральных удобрений КРНВ - 5,6.

Этап V – построение графического соотношения расходов на инновации и рентабельности каждого конкретного вида деятельности (рис.

1).

0, 0, 0,35 0,35 0,35 0, доля затрат на 0, инновации в общ ем 0, объеме 0, коэффициент 0,276 рентабельности 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 400 450 209,68 1021 250 120 тыс. руб.

Рис. 1. Соотношение доли затрат на инновации в общем объеме затрат Этап VI – расчет коэффициентов уравнения, описывающего зависимость рентабельности деятельности предприятия от затрат на инновационную деятельность. Это уравнение и является моделью управления инновационной деятельностью предприятия.

Зависимость рентабельности зернопроизводства от затрат на инновационную деятельность может быть описана уравнением параболы, открытой вниз, т.е. уравнением вида:

y a b xopt xopt (1) хopt – сумма затрат по инновационным проектам инновационной программы, подвергнутым оптимизации по всем направлениям деятельности:

закупка сырья, производство сельскохозяйственной продукции, переработка, транспортировка продукции в целях ее реализации и прочая деятельность.

В процессе исследований и решения системы уравнений, определены определители третьего порядка, согласно полученным результатам уравнение (1) примет вид:

у(хopt) = 0,472751 + 0,405264хopt – 0,062506хopt1 (2) Функциональная зависимость рентабельности деятельности предприятия от затрат позволяет говорить, что рентабельность деятельности предприятия на 90% зависит от уровня состояния инновационной составляющей, на долю других факторов приходится 10%. Значение коэффициента корреляции, равное 1,6, свидетельствует о наличии сильной связи между мероприятиями от внедрения инноваций и экономическим результатом. Заметим, что как и любое другое уравнение параболы, уравнение (2) имеет два решения (х1 и х2). Так, при требуемом уровне рентабельности у(хopt)=более 27%, х1=2,849;

х2=3,635. Экономическая интерпретация этого решения такова: рентабельность деятельности предприятия будет составлять более 27% при затратах на инновационную деятельность равных как 250 тыс. руб., так и при 120 тыс. руб.

Без сомнения менеджмент предприятия будет стараться превысить плановую величину рентабельности деятельности предприятия. Это значит, что область эффективных затрат на инновационную деятельность – от тыс. руб. до 250 тыс. руб. Из рис. 2 хорошо видно, что принятие решения об объеме финансирования инновационной деятельности затруднено. Требует решения проблема нахождения оптимальной величины затрат на инновационную деятельность, которая даст возможность достигнуть величины рентабельности не менее 1,12.

27%  Область эффективных  затрат  120,0 250, тыс. руб.

Рис. 2. Определение размера эффективных затрат на инновационную деятельность Решить эту проблему возможно простым путем нахождения производной от функции (2):

у(хopt)= 0,405264 – 0,12501 хopt (3) Откуда:

0 = 0,405264 – 0,12501хopt хopt = 250, То есть при объеме затрат на инновационную деятельность, равных 250,0 тыс. руб. рентабельность деятельности предприятия max. Другими словами размер затрат на финансирование инновационной деятельности предприятия при требуемой рентабельности не ниже 27% должен составлять от 120 тыс. руб. до 250 тыс. руб.

Следует отметить, что при у(хopt) 27,6% (максимальная наблюдаемая рентабельность деятельности предприятия) и выше, решение уравнения (2) перестают существовать. Это не значит, что выведенная зависимость у(хopt) неверна.

Дело в том, что мониторинг деятельности предприятия необходимо вести постоянно. В случае фактического превышения значения рентабельности над имеющимися значениями, коэффициенты уравнения (2) требуется всего лишь уточнить, однако тренд зависимости У(хopt) при этом не изменится.

По той же причине необходимости ведения мониторинга деятельности предприятия, то есть возможной корректировки зависимости у(хopt), моделью управления инновационной деятельностью предприятия мы называем именно уравнение (2), а не (3).

Считаем необходимым заметить, что при выборе количества наблюдений - n (в нашем случае n = 7) перед нами встал вопрос о соотношении таких понятий как точность и надежность результатов наблюдений. Понятно, что результат наблюдений тем надежнее, чем больше количество наблюдений. Однако, при длительном наблюдении точность результатов снижается, так как значительно может измениться как внутренняя среда предприятия, под воздействием эндогенных факторов (например, в результате реорганизации), так и внешнее окружение – экзогенных факторов (например, значительное увеличение емкости рынка, девальвация и т.д.). В нашем исследовании мы предпочли точность результатов их надежности.

В качестве способа осуществления контроля эффективного выполнения стратегии инновационного развития за основу возьмем ее финансовое обеспечение. Наряду с инновационной деятельностью предприятию необходимо также эффективно осуществлять и текущую производственно хозяйственную деятельность. А это связано с вопросами формирования оборотного капитала и использования собственных и/или заемных средств. В некоторый момент реализации выбранной инновационной стратегии экономическая ситуация для предприятия может стать не совсем благоприятной и привести к потерям. В финансовом менеджменте для решения этих задач широко применяется методика оценки финансовой устойчивости предприятия, характеризующая способность экономического субъекта обеспечивать производственный процесс: собственными оборотными средствами или собственными оборотными средствами и долгосрочными кредитами, либо собственными оборотными средствами, долгосрочными и краткосрочными кредитами. По результатам апробации проведенного исследования, автор полагает, что предложенные процесс и модель управления инновационной деятельностью, разработанная методика оптимизации инновационных проектов в рамках инновационной программы предприятия, разработанный метод контроля целесообразности реализации инновационной программы предприятия будут способствовать более эффективному использованию ресурсов как в СПК «Южный», так и в других организационно-правовых форм сельскохозяйственных предприятий.

Литература 1. Иванов, А.С. Векторы инновационного развития в управлении маркетингом / А.С. Иванов // Маркетинг. 2008, №1. С. 5.

2. Иванов, В.А. Сущность, классификация инноваций и их специфика в аграрном секторе / В. А. Иванов // Агроинжиниринг. 2008, №10.

С.8-10.

Францишек Апанович (Гданьск, Польша) ОБРАЗЫ ПРОСТРАНСТВА РОССИИ В СТИХОТВОРЕНИЯХ ИОСИФА БРОДСКОГО Резюме Необъятные пространства России издавна привлекали внимание многих русских ученых, писателей и философов. В огромной территориии российского государства они видели главное его богатство не столько в экономическом, сколько в духовном смысле, считали, как Н. Бердяев, «духовным фактором бытия русского человека и внутренним фактом его судьбы», истолковывали как знак избрания русского народа для исполнения всемирно исторических, даже эсхатологических, заданий, в чем заключалась сущность русской идеи. В современной литературе тоже высказывается мысль, что пространство «сформировало русскую душу, русский национальный характер и русскую культуру». При этом многие публицисты считают, что русскую идею, хотя в другом воплощении, успешно реализовало СССР.

В творчестве И. Бродского пространство СССР также занимает важное место, но очень часто его основной признак – огромность, необъятность – снижается, иронически обыгрывается, ставится в деградирующие его контексты. Огромное пространство в его произведениях представляет собой не только главный признак, но и сущность империи, а всякие империи, в том числе и советская, изображаются в них как некая безличная – и подавляющая личность – сила. Образы империи у него всегда мрачны, неподвижны, а неподвижность у Бродского это синоним энтропии. «Смысл империи – писал он – в обессмысливании пространства». На его аксиологической шкале империи оцениваются всегда отрицательно. Высшую ценность на этой шкале представляет единица, человек, личность.

Ю.В. Благов, старший преподаватель, Филиал ГОУ ВПО Российский государственный гуманитарный университет в г. Тольятти (г.Тольятти, Самарская область) МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ В ОБЛАСТИ ИНОЯЗЫЧНОЙ КУЛЬТУРЫ В статье освещается проблема межкультурной коммуникации в области иноязычной культуры, описывается сущность языка и его обращение к внешней культуре.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, иноязычная культура, язык, инокультурные реалии.

Межкультурная коммуникация – явление весьма многостороннее и изучается различными дисциплинами. Мы рассматриваем межкультурную коммуникацию как «обращение языка в область иноязычной культуры» [1, 118].

Между языком и культурой существует тесная, неразрывная связь. При этом подразумевается, что речь идет о культуре того народа, которому принадлежит этот язык. Всем ходом своего исторического развития язык направлен в область внутренней культуры. Описывая сущность языка, ученые используют различные метафоры, объясняющие природу этого явления. Сравните, например: «Язык есть живой организм или система правил, подобных шахматной игре, или устройство для перевода глубинных структур в поверхностные, или зеркало сознания, или хранилище опыта, или оболочка смыслов». Каждое из объяснений имеет право на существование, поскольку высвечивает одну из сторон языка. Вместе с тем, нельзя не заметить, что если раньше ученых интересовало преимущественно то, как устроен язык сам по себе, то теперь на первый план выдвинулись вопросы о том, как язык связан с миром человека, в какой мере человек зависит от языка, каким образом ситуация общения определяет выбор языковых средств [2, 4].

Способность языка переключаться с внутренней культуры на внешнюю, и, наоборот, в зависимости от коммуникативных потребностей, обеспечивается гибкостью культурной ориентации языковых единиц. Слова различным образом ориентированы на мир культур различных народов, при этом выделяется несколько групп культурной ориентации: нейтральная лексика, не имеющая культурной ориентации;

лексические единицы, обозначающие явления характерные для всех культур;

лексические единицы, обозначающие явления, характерные для данной культуры;

и, наконец, лексические единицы, обозначающие специфические инокультурные явления, или реалии.

Естественно, что язык используется более всего в ориентации на свою внутреннюю культуру. Однако уже достаточно давно ни один народ не может жить в культурной изоляции, и любой язык в большей или меньшей степени используется и в коммуникативных ситуациях, связанных с внешними культурами. Широкое распространение получил термин “межкультурная коммуникация”, которая предполагает взаимодействие двух и более культур и преодоление языковых и культурных барьеров. Растущий интерес к особенностям межкультурной коммуникации способствовал образованию новой научной области, в которой диалог культур рассматривается как объект исследования.

Обращение языка к внешней культуре является результатом межкультурного общения. Выход языка в область внешних культур происходит в целом ряде типовых ситуаций: газеты, журналы, бытовые контакты, специальная лингвострановедческая литература и т.д.

Возрастающий интерес к изучению межкультурных контактов – в разных аспектах, в том числе и лингвистическом, вызван растущей ролью подобных контактов в жизни человечества, а, следовательно, и в жизни национально-культурных сообществ. В ходе таких контактов возникает не только необходимость в установлении соответствий между языковыми кодами для достижения успешной коммуникации (такое установление соответствий есть основа процесса перевода сообщений в ходе межкультурной коммуникации, и эта деятельность является объектом переводоведения), но и потребность в новых именованиях в каждом из национальных языков для номинации национально-специфических объектов других культур, которым изначально нет наименований в лексиконе языка партнера по межкультурной коммуникации. Эта проблематика не является сугубо переводоведческой, поскольку речь при этом не о нахождении в одном коде регулярных эквивалентов единиц другого кода, а об именовании – по мере возникновения необходимости – номинатов, регулярно не имеющих способов вербализации в коде, лежащем в основе сообщения. Проблема эта сугубо лингвистическая – проблема номинации в специфических условиях “бикультурности”. При регулярных межкультурных контактах некоторые из таких объектов получают постоянные именования в “инокультурном” языке. Но развитие межкультурных контактов и как следствие этого постоянный рост новых национально-специфических объектов, требующих именования, ведут к тому, что проблема номинации практически постоянно возникает в речевой деятельности – как при прямых межкультурных контактах (общение представителей разных культур), так и при “косвенной” межкультурной коммуникации, когда партнером в коммуникативном акте является носитель того же языка и той же культуры, а объектом коммуникации оказывается “другая”, “чужая” культура. Описание явлений, характерных для всех культур, особой проблемы не представляет.

Но при номинации явлений, специфичных для иной культуры, или реалий, могут возникнуть трудности, в силу отсутствия узуального соответствия для инокультурных реалий. Эта проблема возникает во всех языках.

Литература:

1. Кабакчи, В.В. Основы англоязычной коммуникации / В.В.Кабакчи. Учебное пособие. Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права. – СПб.: Изд-во РГПУ им.

Герцена, 1998. - 228 с.

2. Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И.Карасик. Волгоград, Перемена, 2002. - 476 с.

А. В. Бородкин, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала Российского государственного гуманитарного университета в г. Ярославле, (Ярославль) «РЕМЕСЛО ИСТОРИКА»: ПАТРИОТИЗМ В КУРСЕ ИСТОРИИ РОССИИ Настоящая статья посвящена вопросам возникновения, формированию и особенностям эволюции патриотизма в Российском государстве. Проблема рассматривается на протяжении длительного эволюционного процесса через трансформацию соотношения патриотизма и владения собственностью.

Анализируется роль центральной государственной власти, исследуются истоки современного понятия патриотизма, начало которого автор относит к XVII веку. Рассматриваются проблемы необходимости возрождения патриотического компонента в курсе преподавания Истории России при уменьшении учебных часов.

Ключевые слова: патриотизм, договор, преданность, преподавание, вотчина, курс.

Споры на тему любить или не любить свою страну, а если любить «как и за что», похоже остаются в прошлом. Эпоха перестройки стала не только значительной вехой в истории, но и духовным надломом в жизни нескольких поколений. Кризис общества и морали в современной России, во многом, прямое следствие новых подходов, не справившихся после традиционного «до основания» с построением новой системы ценностных координат.

Закономерным итогом теоретического спора сторонников «старых» и «новых» веяний стало практическая апатия значительной части современного молодого поколения, как к предмету спора, так и к принципиальным нюансам и узловым моментам его содержания. Кроме того, «неожиданно» оказалось, что история по-прежнему играет ту же огромную идеологическую и воспитательную функцию, что и раньше.

В этой связи актуальность настоящей работы не вызывает сомнений. Она определяется объективной необходимостью как восстановления хорошо организованной системы патриотического воспитания, так и желательностью более тесного взаимодействия преподавателей участвующих в этом процессе.

Поэтому целью настоящей работы является определение авторского взгляда на место патриотической тематики в курсе Истории России. А умение найти достойное место патриотической тематике, в курсе Отечественной истории не ограничиваясь тиражированием фактического материала, на наш взгляд и говорит об овладении «ремеслом историка» в полной мере [1,36-38].

В качестве хронологических рамок автор использует период с XI по XVII вв., который по желанию коллег можно именовать Средневековьем, Русским Средневековьем, особым периодом начальной Русской истории, курсом Российской медиевистики или иначе, в зависимости от симпатий.

Прежде всего, заметим, что проблема патриотического воспитания не является порождением исключительно современного момента. Без преувеличения, можно, констатировать, что она существовала на протяжении всей Русской истории. Она могла иметь иное название или составляющие, однако, ее суть, (смысл) достаточно однороден и мало чем отличается от современного. Были, разумеется, и принципиальные нюансы, например, в начальном периоде отечественной истории наличие самого понятия «патриотизм» несколько спорно.

Проследить степень его распространения на населения государство вообще не возможно и т.д.

Киевской Руси князь заключал с дружинниками особый договор «ряд», в котором четко регламентировались права и обязанности сторон. Договор считался разорванным только со смертью одного из субъектов. Любой переход на службу к иному хозяину неизбежно вел к потери имущества на территории прежнего хозяина [6,181-256]. Это, надо полагать, и являлось «гарантией» патриотизма, как верности сюзерену [4, 308-328].

В эпоху независимых княжеств ситуация изменилась. Переходы военных слуг от князя к князю поощрялись, а сами перебежчики «сохраняя лицо»

сохраняли и свои вотчины [3, 163-179].

В Московской державе восторжествовал принцип «личной преданности».

Присягая на верность великому князю Московскому, новый слуга поручался и за свое потомство. Другими словами наблюдается «прикрепление» дворян «к руке»

Московского князя. Очень болезненно Московские князья относились к «перелетам», лицам, перешедшим на службу в иные государства. Если в эпоху Дмитрия Донского и Василия I отношение к ним имело несколько «философический» характер, то к эпохе Ивана IV ситуация изменилась принципиально [2, 86-88].

С принятием Иваном Васильевичем царского титула и всенародной присяги на Земском Соборе «перелеты» стали считаться предателями, изменившими Отечеству, которое олицетворял сам царь. В состав пространной редакции Московских крестоцелований был введен особый пункт: «не бежать в Литву», который, как известно, ряд Московских бояр нарушили. Все они были вычеркнуты из Русских родословных книг, что само по себе отличается от прежней снисходительности Калитовичей. Однако и в это время понятие «патриотизма» возможно, рассматривать лишь в контексте избранной проблематики. Начало принципиальных перемен и реальные истоки собственно «патриотизма» в современном контексте его рассмотрения следует искать в XVII веке.

Отправной точкой для развития процесса стало смутное время Московского государства, а точнее анализ его причин и последствий предпринятый в Русском обществе в 20-30 гг. XVII столетия. Сам же термин, в традиционном его понимании, оформляется, разумеется, позже. Как закономерная антитеза, внимания заслуживают и проявления «не патриотизма». В данный период они выражаются в переходе на сторону противника.

Первые не единичные (автор намеренно избегает термина «массовый», как не соответствующему действительности) переходы Русских служилых людей на иностранную (Шведскую и Орденскую) службу известны уже с XIII века. Однако в XVII веке этот процесс заметно активизировался. Русские дворяне попадали в Шведское королевство двумя путями: 1) в качестве военнопленных, 2) как владельцы земель отошедших к Швеции по мирным договорам. Следовательно, инициатива перехода чаще всего принадлежала не дворянам. С другой стороны часть дворян предпочла не ждать размена пленными после войны или компенсации потерянных земель, и сменило Отечество на вотчины. В их числе были представители весьма родовитых фамилий.

Родоначальником дворян Барановых принято считать выехавшего в году из Крыма в Москву мурзу Ждана. При крещении он получил имя Даниил и родовое прозвище «Баран»[5,69-70]. Вотчинами в Московском государстве был награжден его сын Афанасий Данилович Баранов. Расцвет рода приходится на эпоху Ивана IV, когда в российских родословцах записаны девять представителей этой фамилии. Земли они получили в Водьской пятине, в погостах Климецком и Лужском. После окончания Ливонской войны вотчины Барановых оказываются в составе земель отошедших по договору к Шведскому королевству. Обычной практикой в этих условиях был переход «в отчизну». Барановы решили иначе, они предпочли отчины (вотчины) Отечеству и вместе с ними перешли под подданство Шведской короны. Приграничные вотчины Барановых в Ингерманландии конфискованы в пользу короны, а, взамен род с титулом фон-Баранов был записан в Эстляндское дворянство. Ему был пожалован замок Веетц (Waatz) и герб. В гербе была «обыграна» фамилия (бегущий серебряный баран на червленом поле).

Фон- Барановы активно участвовали в рыцарском самоуправлении. На Российскую службу род возвращается только в начале XIX века. Его представитель Карл Густав фон- Баранов и получает 1 июля 1846 года графское достоинство[5,69-70].

Не менее любопытен переход на Шведскую службу представителя рода Бутурлиных. Василий Никитич Бутурлин знаменитый воевода во время военных действий попадает в плен. Здесь он соглашается принять шведское подданство и поступает в армию. События эти относятся к эпохе Шведского захвата Новгорода.

Около 1614 года В.Н. Бутурлин получает подтверждение дворянства и внесен в родословную книгу Шведского королевства под именем «Wasilius Betterlin»

[5,76].

По Столбовскому мирному договору отошли к Швеции вотчины дворян Опалевых- Чеботаревых. Чтобы не терять земли Чеботаревы приняли Шведское подданство и внесены в дворянский матрикул. Опалевы-Чеботаревы получили герб и титул «Apollow» от короля Карла X Густава[5,289-290]. Все представители этого рода, верно, служили новому Отечеству, в том числе и в войнах против Отечества старого. Полковник Иван Аполлов с 1689 года был комендантом крепости Ниэн (Ниеншанц). После капитуляции крепости в 1703 г. он предпочел вернуться к шведам в крепость Нарва, где в 1705 г. был взят в плен. Петр Аполлов был капитаном Шведского драгунского полка. Василий Аполлов был комендантом крепости Копорье. После взятия крепости русскими войсками В.

Аполлов перешел в Российское подданство. Григорий Аполлов –Чеботарь получил от короля Густова II Адольф шведское дворянство и титул «Zebetriow»[5, 288]. Аполловы полностью инкорпорировались в состав местного дворянства и породнились с исторической германской знатью: фон-дер-Пален, фон-Сиверс и др.

Приведенные примеры говорят о сложности и неоднозначности процесса, но вполне могут использоваться в качестве иллюстрации к основной тематической направленности.

Что же касается примеров патриотического отношения Россиян к своей Родине, то их, разумеется, не сравнено больше. Парадоксально, но часто именно осознание этого факта и обилие материала приводит к игнорированию данных примеров. «Зачем включать в текст лекции то, что и так всем известно»? Тем более что лекционный курс с трудом позволяет рассмотреть все базисные понятия и события необходимые студентам. Подобная постановка вопроса приводит к обратным результатам. Яркие, запоминающиеся примеры патриотического отношения Россиян к своему Отечеству «тонут» в обилии рутинной фактологии.

Однако многие ли из нас преподавателей-историков рискнут задержаться на маленьких, пусть и ярких фрагментах, в ущерб обязательному набору фактов и дат? Дело здесь даже не в преподавателях, (хотя кадровый состав профессиональных историков меняется стремительно), а в условиях, в которые они поставлены. Значительная часть современной аудитории не способна к самостоятельной систематической работе с библиотечными фондами. Весьма негативную услугу преподавателям часто оказывает Интернет, тиражируя во множестве самые разнообразные ошибки и неточности.

В качестве одного из альтернативных вариантов можно предложить создание авторских курсов по истории России. Которые не ставили бы перед собой задачу «успеть и уложиться», а позволяли преподавателю самостоятельно определять как, приоритеты, так и проблематику. Не в качественном ли конечном результате заключается суть любого ремесла, даже если это «ремесло историка»?

Литература 1. Бородкин, А. В. Исторические мифы школьного учебника /А. В. Бородкин // Учитель истории в начале XXI века: содержание и технологии подготовки и повышения квалификации в условиях модернизации педагогического образования.

Материалы международной научной конференции. Ярославль.: 2004. - 194 с.

2.Каргалов В. Московские воеводы XVI-XVII вв. /В. Каргалов. М.: Русское слово, 2002. - 331 с.

3. Ключевский В. О. Курс Русской истории. Сочинения в девяти томах / В. О.

Ключевский. Т. I. М.: Мысль, 1987. – 431 с.

4. Ключевский В. О. Курс Русской истории. Сочинения в девяти томах / В. О.

Ключевский. Т. II. М.: Мысль, 1987. – 447 с.

5.Петров, П. Н. История родов русского дворянства / П. Н. Петров М.:

Современник, 1991.- Т. 2. - 319 с.

6.Пресняков А. Е. Княжое право в древней Руси. Лекции по русской истории / А. Е.

Пресняков. М.: Наука, 1993. – 362. с.

Д.А.Будаева студентка КалмГУ (Элиста, Республика Калмыкия) ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ЖКХ РОССИИ Изношенность жилищно-коммунального сектора России ставит вопрос его модернизации в ряд самых актуальных, ведь сегодня ЖКХ имеет не только социальную, но и экономическую составляющую.

Между тем, положительный опыт обновления этого сектора есть как за рубежом, так и в регионах России.

Ключевые слова: жилищно-коммунальное хозяйство, ресурсосберегающие, инновационные технологии, энергоэффективные здания, модернизация Современное отечественное ЖКХ является весьма сложной территориальной обслуживающей отраслевой системой хозяйствующих субъектов, обеспечивающей возможность предоставления жилищно коммунальных услуг (ЖКУ). Оно включает в себя объекты, субъекты (предприятия и организации), жилищно-коммунальную инфраструктуру, а также юридических и физических лиц, осуществляющих обследование, изыскания, проектирование, строительство, реконструкцию, ремонт и содержание жилищно-коммунальной инфраструктуры и эксплуатацию жилищного фонда. Проблемы его совершенствования и модернизации в современных российских условиях приобрели особую актуальность, поскольку их решение напрямую зависит от проводимой экономической политики, а также выработки соответствующих методических и концептуальных подходов.

Состояние основных фондов ЖКХ характеризуется высокой степенью износа. По состоянию на 2010 год в целом по ЖКХ нормативный срок отслужили более 60 % основных фондов [6]. Техническое состояние коммунальной инфраструктуры характеризуется высокой аварийностью, низким коэффициентом полезного действия мощностей и большими потерями энергоносителей. Так 40 % теплосетей отслужили свой срок и требуют замены, только 9 % водопроводных сетей изношены менее чем на %, вследствие чего потери воды в сетях оцениваются почти в 25 % суточного потребления.

В каждой сфере экономики потребление энергии разное. Сектор ЖКХ в этом списке «потребителей» занимает первое место – 20-30%. Отчасти это можно объяснить климатическими условиями, но есть множество стран, где похожие климатические условия, но потребление энергии значительно ниже, чем в России. Удельные теплопотери в жилых зданиях составляют 225 Гкал на тыс. м2, что больше в 2-3 раза среднестатистических показателей в Европе. [8] В ЖКХ не удалось также в полной мере воспользоваться преимуществами конкурентных отношений в сфере управления и эксплуатации жилья, поскольку в условиях нестабильного и недостаточного финансирования оказалось невозможным добиться построения полноценных договорных отношений. По этой же причине не удалось в полной мере обеспечить государственный контроль за качеством предоставляемых ЖКУ, создать равные условия для участников рынка разных форм собственности.

Монополизм коммунальных предприятий, недостаточное использование гражданско-правовых механизмов ответственности за количество и качество оказываемых услуг, которое сегодня находится на беспрецедентно низком уровне, не позволяют эффективно защищать интересы потребителей.

Несмотря на это, государство всегда проводило политику реформирования данной отрасли, позволяющих отрасль сделать безубыточной и привлекательной для бизнеса, одновременно обеспечивать социальную защиту граждан, нуждающихся в поддержке. Примером проведения такой политики может служить федеральная целевая программа «Комплексная программа модернизации и реформирования жилищно коммунального хозяйства на 2010-2020 годы», в рамках которой необходимо добиться обеспечения проведения соответствующих современным требованиям капитальных ремонтов жилых домов, включая требование энергоэффективности. [7] С течением времени изменялся и расширялся объект изучения:

эффективность использования энергии в энергоэффективном здании. Если в самом начале строительства энергоэффективных зданий вплоть до начала 90 х, основной интерес представляло изучение мероприятий по экономии энергии, то уже в середине 90-х годов центр тяжести переносится на изучение проблемы эффективности использования энергии и приоритет отдается тем энергосберегающим решениям, которые одновременно способствуют повышению качества микроклимата. Впрочем, качество микроклимата в этот период уверенно выходит на первый план по сравнению с энергосбережением.

Добиться модернизации невозможно без современных инновационных технологий. Применение всего многообразия инноваций в Жилищно коммунальной сфере, которое в большей степени концентрируют технологии строительства энергоэффективных домов.

«Энергоэффективные здания» как новое направление в экспериментальном строительстве появились после мирового энергетического кризиса 1974 года. Они явились ответом на критику специалистов МИРЭК ООН о том, что современные здания обладают огромными резервами повышения их тепловой эффективности, но исследователи недостаточно изучили особенности формирования их теплового режима, а проектировщики не умеют оптимизировать потоки тепла и массы в ограждениях и здании [2].

Данные технологии уже используются в странах с достаточно большим опытом строительства подобных домов, таких как Германия, Дания, Финляндия, Японии, опыт которых может непосредственно помочь отечественным компаниям при разработке проектов таких домов. Следует также отметить, что в России уже реализуются «пилотные» проекты строительства современных энергоэффективных жилых домов, доказывающие все положительные стороны от внедрения энергоэффективных технологий (Москва, Барнаул, Татарстан).

Первый дом на Алтае уже построен. Это трехэтажное здание на квартир обошлось в 45 млн рублей. Фасад дома сделан из материалов, сохраняющих тепло и контролирующих влажность внутри здания. В нем установлено 22 солнечных батареи, объединенные в единую систему с геотермальной установкой, позволяющей получать энергию из недр земли.

По расчетам специалистов, только на оплате электроэнергии жильцы дома смогут сэкономить не менее 50%, на услугах ЖКХ - не менее 20 %.

В проекте энергоэффективного жилого дома возможны следующие энергосберегающие мероприятия:

применение современной тепловой изоляции трубопроводов отопления и горячего водоснабжения;

индивидуальный источник теплоэнергоснабжения (индивидуальная котельная или источник когенерации энергии);

тепловые насосы, использующие тепло земли, тепло вытяжного вентиляционного воздуха и тепло сточных вод;

солнечные коллекторы в системе горячего водоснабжения и в системе охлаждения помещения;

поквартирные системы отопления с теплосчетчиками и с индивидуальным регулированием теплового режима помещений;

система механической вытяжной вентиляции с индивидуальным регулированием и утилизацией тепла вытяжного воздуха;

поквартирные контроллеры, оптимизирующие потребление тепла на отопление и вентиляцию квартир;

ограждающие конструкции с повышенной теплозащитой и заданными показателями теплоустойчивости;

утилизация тепла солнечной радиации в тепловом балансе здания на основе оптимального выбора светопрозрачных ограждающих конструкций;

устройства, использующие рассеянную солнечную радиацию для повышения освещенности помещений и снижения энергопотребления на освещение;

выбор конструкций солнцезащитных устройств с учетом ориентации и посезонной облученности фасадов;

использование тепла обратной воды системы теплоснабжения для напольного отопления в ванных комнатах;

система управления теплоэнергоснабжением, микроклиматом помещений и инженерным оборудованием здания на основе математической модели здания как единой теплоэнергетической системы.

Энергосберегающие технологии в строительстве носят комплексный характер, то есть при внедрении проекта оценивается ряд мероприятий и из них выбираются имеющие наибольший экономический эффект. Эффект от внедрения энергосберегающих мероприятий затрагивает не только внедряющие и обслуживающие организации, но и конечного потребителя, так как позволяет экономить на затратах на тепло- и электроэнергию, достигающую 30-40%. Для инвестора энергосберегающие проекты при правильной оценке означают выгодное вложение и надежный возврат вложенных средств [3].

Главная задача, связанная с инвестированием проектов энергосбережения в сфере ЖКХ на современном этапе, заключается в расширении возможностей привлечения частного капитала. Эффективность привлечения предпринимательских структур в сферу ЖКХ для реализации мероприятий энергосбережения во многом определяется усилиями органов государственного или муниципального управления по созданию стабильных и предсказуемых условий вложения частных инвестиций в проекты энергосбережения. Тщательно продуманная система мер по созданию рамочных условий для инвестиционной деятельности представителей частного бизнеса в сфере ЖКХ нередко оказывается гораздо более эффективной, чем прямое и косвенное субсидирование мероприятий энергосбережения со стороны государства.

Взаимодействие государства и частного сектора для решения общественно значимых задач имеет давнюю историю, в том числе и в России. Однако наиболее актуальным ГЧП стало в последние десятилетия. С одной стороны, усложнение социально-экономической жизни затрудняет выполнение государством общественно значимых функций. С другой стороны, бизнес заинтересован в новых объектах для инвестирования. ГЧП представляет собой альтернативу приватизации жизненно важных, имеющих стратегическое значение объектов государственной собственности.

В этой связи, требуется создание новых условий, формирование новой, инновационной среды, позволяющей перераспределить и упорядочить взаимные экономико-правовые полномочия в целях повышения эффективности функционирования регионального ЖКХ.

Обобщая вышесказанное отметим, что у населения всех субъектов Российской Федерации существует потребность в качественных ЖКУ: она различается лишь своей остротой, платежеспособным спросом на ЖКУ и другими показателями. При этом следует подчеркнуть, что в каждом регионе имеются свои особенности, возможности и научные разработки по развитию региональных ЖКХ. Но, к сожалению, как в органах государственной власти и местного самоуправления, так и в реальном секторе региональных экономик в настоящее время явно недостаточно профессионалов, способных имеющиеся в субъектах Федерации наработки реализовать в практическую плоскость.

Литература:

1. Материалы ИА "Альянс Медиа". Режим доступа: http://allmedia.ru 2. Мировой и отечественный опыт строительства энергоэффективных зданий. Ю.А. Табунщиков, Н.В. Шилкин.// Электронный журнал энергосервисной компании «Экологические системы»№9, 2005г.

Режим доступа: http://esco-ecosys.narod.ru/2005_9/art37.html 3. Многофункциональный общественный портал Энергоэффективная Россия. Режим доступа: http://rf-energy/articles/energy solutions/61785.html 4. Официальный сайт журнала «Проблемы современной экономики». Режим доступа: http://www.m-economy.ru 5. Официальный сайт журнала «Энергополис». Режим доступа:

http://energypolis.ru 6. Официальный сайт компании «Данфосс». Режим доступа:

http://www.danfoss.com/Russia/NewsAndEvents/News/Medvedev/9B0D1B5E 20BE-4F03-99FF-6D31AA838FCC.html 7. Официальный сайт Министерства регионального развития РФ.

Режим доступа: http://minregion/gkh/208.html 8.Современные энергосберегающие и ресурсосберегающие технологии // официальный сайт компании «ИТЦ Энергоэффект». Режим доступа:

http://www.energyeffect.net Е.Л. Воробьевская МГУ им. М.В.Ломоносова (Москва) Н.Б. Седова кгн МГУ им. М.В.Ломоносова (Москва) СААМСКАЯ ТОПОНИМИКА КАК ОБЪЕКТ ИСТОРИКО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В статье рассматривается историко-культурное наследие коренного малочисленного народа Севера – саами, в том числе саамская топонимика. Анализ саамских топонимов дает представление об истории природопользования и современном образе жизни саамов.

Историко-культурное наследие, традиционное природопользование, саами, топонимика.

Уже несколько лет наше внимание привлекает небольшая территория, расположенная за Полярным кругом на Кольском полуострове. Территория горного массива Ловозерские тундры и часть прилегающих участков ввиду своей труднодоступности и в значительной мере «сакральности», является по сути уникальным прекрасно сохранившимся природным и историко культурным памятником нашей страны. Данный объект является культовым для коренного малочисленного народа Севера саами, здесь сосредоточенно самое большое не только на Кольском полуострове, но и для всей территории Фенноскандии количество священных сакральных объектов. Ловозеры являются также местом произрастания значительного количества краснокнижных видов растений, здесь расположены геологические и ботанические памятники (как категория особо охраняемых природных территорий).

О саами Кольской земли написано немало: от достаточно полных рассказов норвежца Оттара (9 век) до работ наших современников: ученых, путешественников, журналистов – это и простые упоминания, и путевые заметки, и статьи, и монографии. О них упоминали в своих записях Щефферус, Кастрен, Максимов, Крепс, Визе. Наиболее ранние подробные сведения о саами содержаться в трудах С.Герберштейна (первая половина XVI в.), И.Г.Георги. (1776 г.), П.М. Ламартиньера (1658 г.), Н.Я.

Озерецковского (1804 г.). Огромный фактический материал по культуре и быту саамов содержится во многих описаниях путешественников, географов, естествоиспытателей, этнографов, посещавших Север Европейской России в XIX - начале XX вв.


Наибольший интерес представляют работы М.А.Кастрена (1860 г.), С.В.Максимова (1871 г.), А.Я.Ефименко (1878 г.). О них писали Чарнолусский, Немирович-Данченко, Семенов-Тян-Шанский, Ушаков, Пришвин и другие исследователи. Особенно большое значение среди работ этого периода имеет монография Н.Н.Харузина "Русские лопари" (1890 г.), представляющая собой первое научное этнографическое исследование, охватывающее все области культуры и быта этого народа. В конце 90-х годов появилось много эзотерической, исторической и философской литературы (Демин, Фоменко и Носовский, Григорьев, Асов и др.), полной предположений, догадок, мистерий относительно происхождения русских людей, колыбели России, где одно за другим идут описания загадочных мест в России, среди которых упоминался и Кольский полуостров – «загадочная Северная Шамбала», которой прочат чуть ли не титул Праматери Цивилизаций.

Знакомясь с этой литературой, начинаешь открывать для себя необыкновенный мир маленького народа Русской Лапландии, который невольно завораживает и влюбляет в себя. В то же время в литературе встречаются весьма противоречивые данные об их жизни. Нами было организовано несколько экспедиций с 2006 по 2010 гг, в ходе которых была получена информация об истории традиционного природопользования, конфликтах природопользования как минувших дней, так и современности, о культуре аборигенного народа – о поселениях, формах жилищ, обрядах, традициях, о саамском языке, фольклоре, о мифах и легендах, о религии.

Неисчерпаемым источником в познании нового, в выработке критического отношения к уже опубликованным материалам явилось для нас личное знакомство с нестареющей памятью людей саамской национальности.

В настоящее время саами относятся к коренным малочисленным народам Севера. Их численность - всего в мире около 64 000 чел, в том числе в Норвегии (40 тыс. чел.), Швеции (18 тыс. чел.), Финляндии (4 тыс. чел.), в России (на Кольском полуострове) - около 2 тыс. чел., из них 1000 чел. - в месте их компактного проживания - Ловозерском районе. Большинство их до сих пор проживают в северных районах, к сожалению, лишь самая незначительная часть - непосредственно на родовых территориях своих предков.

Ответ на вопрос «Когда и кто первым пришел на территорию Кольского полуострова» сейчас, пожалуй, точно не может дать никто.

Широко обсуждаются разные версии – от гиперборейской и индоевропейской до версии заселения легендарными Атлантами. Одни относят саами к потомкам древних израильтян, другие говорят, что они заселяли междуречье Оки и Волги, третьи поселяли их предков в Пиренейские горы и.д. В последнее время все больше авторов говорит о том, что саами были древнейшими жителями Европы. Дискуссия на данную тему очень интересна. Хочется лишь отметить, и это отмечается всеми исследователями, что саами – уникальный народ, не похожий ни на один аборигенный народ Севера. В настоящее время не так просто найти коренного «чистого» лопаря – сказались многие годы ассимиляции с русскими, коми и другими народами. Но по свидетельству ряда документов и самих аборигенов – исконные саами небольшого роста, с русыми (от светло до темнорусого) тонкими волосами, светлыми глазами (от голубых до зеленоватых), «встречаются весьма симпатичные» [4]. Язык саами составляет отдельную подгруппу финно-угорской группы уральской семьи, однако как такового саамского языка не существует – до наших дней дошли сведения о 16 диалектах, зачастую очень мало похожих друг на друга – так, например, саами, говорящие на Кильдине, с трудом понимают западные диалекты и т.д.

Примерно треть их субстратной лексики стоит особняком в мировой системе языков [3]. Мало общего у саами с финно-уграми и по мнению антропологов.

Сами саами в своих легендах говорят, что жили они на этой земле испокон веков. Причем в одних сказаниях говорится о том, что это была страна, где всегда светило солнце, в других – что не было ни солнца, ни луны, а только звезды, люди не знали огня, и мерзли в лютые морозы.

Считается, что первые легенды относятся к более раннему периоду (так называемый теплый период, когда по преданиям в районе Кольского климат был совсем другим и на нем, возможно, существовала высокоразвитая цивилизация). Другие легенды, по-видимому, относятся к значительно более позднему, холодному периоду, когда цивилизация (возможно!) по каким-то причинам прекратила существование, люди частично погибли, частично расселились в других местах, а частично остались или, позднее, когда климат стал более благоприятным, вернулись в родные края. И в тех, и в других легендах упоминается о том, что «жили люди на Кольском полуострове тысячу лет. И еще тысячу. И еще тысячу, и еще…». Обращаясь к первоисточникам - сказкам, мифам, не находишь указания на то, что родина саами находилась в других землях. В настоящее время считается, что прародители саами (протосаами) пришли на Кольский полуостров 11 тысяч лет назад. На сегодняшний день известно более 500 памятников, относящихся к каменному веку и раннему металлу. Предки нынешних саами занимались здесь охотой и рыболовством еще в эпоху арктического неолита.

Древнейшие на Кольском полуострове стоянки обнаружены в окрестностях с. Ловозеро (мыс Семерка).

Формально саами на протяжении более чем 300 лет исповедуют христианство. Однако для большинства населения это было чисто внешнее проявление культа. Для самобытной религии саами характерны три ее признака: магия, фетишизм, анимизм. Еще в 16 веке слава о могущественных Кольских колдунах была известна далеко за пределами полуострова.

Саамский фольклор насыщен образами множества чародеев, которые выполняли и положительные, и отрицательные роли. Своим образом жизни они никак не выделялись среди других людей. Саами считают, что колдовать способен каждый саами. Как таковыми шаманами – нойдами, нуэддтами_ называли очень сильных колдунов, получивших, чаще всего это умение по наследству. На наш вопрос, а сохранились ли до сих пор среди саами колдуны, саами а) обычно уходили от ответа;

б) говорили, что сейчас их нет, а вот их «отцы, деды – сильно шаманить могли»;

в) говорят, что да, есть, местным про них известно. Посторонним таких нуэддтов никогда не показывают. Кстати, бубны у саамских нойдов не так давно вошли в моду, а для колдовства они использовали особый «печень» - пояс (3 цвета – желтый, красный, черный).

Отдельно хочется сказать о поклонениях сейдам (Сеййтт).

Первоначально Сейды являлись родовыми фетишами. Ранее вокруг крупных поселений могло быть несколько сейдов. Считалось, что предки саами могли превращаться в камень и стать Сейдом, чтобы следить за всем происходящим, оберегать свой род и карать провинившихся. Если к Сейду относились непочтительно, он мог переместится на другое место (Летучий камень). Сейдами могли быть и другие объекты. Например, озера, горы. На вопрос, что означает сейд, лопари отвечают уклончиво, даже стеснительно, иногда отказываясь говорить на эту тему. И все же, вот их некоторые ответы:

«Это камень такой, будто человек», «Сейды – это такие камни, раньше считали, что в них что-то было», «Глупые были, вот и молились сейдам.

Камень и камень, ничего в нем нет. Однако, хорошо помогали: и рыб, и зверя, и птиц помногу доставали». Нам про Сейды также говорили уклончиво, однако из рассказов было ясно, что они есть у каждого рода и информация об их местоположении передается из поколения в поколение.

Очень многие считали озеро Сейдозеро главным священным объектом поклонения саами, другие считали, что основное, «самое сильное»

священное место расположено в окрестностях бывшего саамского поселения Чальмны-Варре (недалеко от нынешнего с.Краснощелье).

Для саами Сейд – не единственный объект поклонения. Они одухотворяют и силы природы – Солнце, Землю, Луну, Облака, Гром, Северное Сияние (аморфные духи) [1]– это можно найти в фольклоре сааами.

Саами населяют природу различными духами – например, зооморфные духи Хозяина и Хозяйки земли (в виде человека-оленей - знаменитая сказка про Мянташа), обряд жертвенного поедания оленей. Духи – олени (женское покровительство), медведи (мужское). Кроме духов у саами распространена, также вера в существа, ведущих чаще всего невидимую человеком жизнь и относительно нейтральных – чаклинги (чахкли), чанги и куштнатэмолмынч.

Материальные объекты культа - обереги (изделия из оленьего рога, щучьи головы, волчьи зубы, когти медведей) – не только продаются как сувениры для туристов, но и почитаются практически всеми местными жителями.

Если посмотреть на карту Кольского полуострова, можно увидеть множество интересных и странных названий. Значительное количество из них – саамские топонимы. Для выяснения истории бесписьменных народов, таких, как сами, значение сохранившейся топонимии просто бесценно.

Именно такие исследования позволяют выяснить некоторые факты из истории природопользования образа жизни саами. Можно сказать, что саамская топонимика представляет собой редкий на территории России объект культурного наследия. Вот примеры некоторых топонимов: Ловозеро = Луйявврь = Сильное, уловистое озеро;

Айтсуол (Амбар остров), Пуддзькоанньтэмьсуол – (остров Убей оленя), Нуэййтсуол (Колдун остров);

Кола – Коалль (золото), Кулль (рыба);

Айкуайвенчорр – обычно переводят как «Гора с головой матери Бога», нам же рассказали, что правильней писать Аккьуайвенчорр и переводить как Аккь (Мать-Богиня), а все вместе просто как гора поклонения Матери-Богине;

Райявррь – озеро-дыра. Много названий-топонимов, связанных с оленями, охотой, рыбалкой, поселениями, опасностями, священными местами, легендами и т.д. У саами не все географические объекты носили определенные имена, а только те, которые были «важны» для них по тем или иным причинам. Например на вопрос – как называется эта горочка (варака), можно не получить ответа, а вот следующая через одну за ней – уже может иметь название, которое говорит о том, что там проходит, например, оленья тропа или там есть глухариный ток.


Интересно, что Баренцево море получило название только в 1850-х годах (официально – в 1935 г.). До того оно называлось Северным (1596), Мурманским (1612), Сиверским (1617), Московским (1688), Ледовитым ( в.) - саами называли его Пуддзэ мер (море, на берегах которого пасутся олени).

Территория нашего исследования является уникальной с точки зрения сохранности саамской топонимии. Так, некоторые исследователи считают, что для Ловозер этот показатель порядка 90-92 %, хотя сами старожилы этих мест при чтении топонимов на показанной им карте, не всегда признавали их за саамские, некоторые утверждали, что это смесь саамо-комяцких слов.

Скорее всего, ошибки в их написании были сделаны при изначальном картографировании местности, ведь эти названия записывали на слух не носители родного языка (у саами письменности не было), а приезжие.

Всего нами было проанализировано 288 топонимов. По происхождению и территориальному размещению саамские географические названия могут быть разделены на группы и подгруппы:

А. Природная характеристика объектов – топонимы геоморфологические;

гидрологические;

ботанические;

зоологические.

Б. Названия, связанные с местами поселений.

В. Названия, связанные с религией, легендами Г. Похожесть, форма природных объектов Д. Промыслово-хозяйственные названия – оленеводство: рыболовство;

охота;

другие виды природопользования;

характеристика условий передвижения, условия судоходства, путей миграции.

Е. Прочие топонимы - «цветовые»;

числовые;

другие.

Анализ топонимов, посвященных природопользованию, показал, что для всех групп саами большое значение имел промысел рыбы в реках и озерах. Это подтверждает и то, что почти все поселения располагались в непосредственной близи водоемов. До сих пор многие исследователи называют саами оленеводами, тем самым приписывая им в качестве основного вида хозяйственной деятельности оленеводство, однако это не так.

Оленеводство как таковое, чаще всего, выступало как второстепенное к рыбной ловле занятие. Много «оленьих» топонимов у родов саами, имеющих родовые угодья на Хибинских и Ловозерских горах – именно здесь расположены пастбища круглогодичного использования, на которых саами удерживали часть оленей, не давая им уйти на дальние миграции. Русско саамское слово "урдовать", что значит «охотничать», происходит, очевидно, от саамского слова «урт» - "гора", "плато" и показывает, что в центральной части Кольского полуострова олени летом пасутся на высотах, богатых ягелем, в безопасности от комаров. По рассказам, именно эти рода были наиболее богатые. У Чудзъявврьских саами «оленных» семей мало – только те, чьи родовые угодья включали в себя ягельные возвышенности - пастбища круглогодичного использования (топоним возв. Шешнкурбаш), что нам и подтвердил представитель данной группы саами при личной беседе.

Представители Нижнекаменских саами оленеводством не занимались – «олений» топоним всего один (обозначая место летних пастбищ - довольно далеко от основных поселений на о. Вулиявр). Объясняется это тем, что место проживания и расположения их родовых угодий занимало такое положение в ландшафте, где возвышенностей с ягельниками было мало, в основном присутствовали речные и озерные выровненные и пониженные пространства, часто – заболоченные. Представители этой группы, как собственно и основное число других групп саами, лишь периодически следовало за оленями до определенных мест их пастьбы (при миграции летом часть оленей оставалась на пастбищах Кейв;

зимой – севернее р.

Большая Варзуга), изымали нужное число оленей (фактически – охотясь на них). Также, часть оленей изымалось в непосредственной близи Чалмн-Варре при переправе оленей через р. Поной.

Охотничий промысел был также важен для всех групп саами – такие топонимы, хоть и в небольшом количестве, присутствуют во всех трех группах. Причем, встречаются топонимы, указывающие на места, откуда удобно подкарауливать добычу (чаще всего, имеется ввиду охота на оленя и лося). Сбор дикоросов нашел отражение в топонимике, хотя и в незначительном количестве.

Сохранность саамских топонимов на Кольском полуострове велика.

Постоянное обитание на Кольском полуострове на протяжении тысячелетий одной коренной народности - саами - и консерватизм саамской религиозной системы, которая имела большое влияние на распределение и закрепление названий, объясняют сохранность и их первоначальную точность с момента становления и до наших дней [2]. Изучение сохранившейся топонимики саами помогает лучше понять особенности природных условий территории, характер её использования, позволяет расширить наши знания об их культуре и образе. Традиционное природопользование саами велось с учётом экологической ёмкости природной среды, они жили в симбиозе с природой, были её детьми, а не покорителями. Их опыт культуры общения с природой, во многом запечатленный в топонимах региона, может пригодиться при попытках оптимизации современной структуры природопользования.

Практически все ландшафты Кольского полуострова так или иначе несут на себе отпечатки их своеобразного образа жизни, создавая здесь особый культурный пласт этого древнего бесписьменного народа, а топонимы формируют уникальный (т.е. нигде более на Земле не повторяемый) образ данного региона. Часть саамских названий все же изменялись под влиянием пришедших на полуостров русских, карелов, коми-ижемцев, финнов, тем не менее, на всей территории Мурманской области преобладают названия саамские. Образ жизни саами требовали прекрасного знания природы, хорошей ориентировки на местности, знания повадок зверей, мест охоты и ловли рыбы, умения применять свои знания в процессе хозяйственной деятельности – именно эти знания и легли в основу саамской топонимии.

Литература 1 Жизнь, обычаи и мифы кольских саамов в прошлом и настоящем.

Мурманск: Кн. изд-во, 2005.

2 Казаков, А. Саамские географические названия в Мурманской области / Живая Арктика. 1999, №3-4.

3 Традиционные знания, культура и природопользование народов Севера. М.: АКМНСС и Д РФ, 2005.

4 Ушаков, И.Ф. Кольская земля. –Мурманск. кн. изд-во, 1972.

К. А. Жижилева Студентка 4 курса специальности «регионоведение»

Южно-Уральский государственный университет (г.Челябинск)   ПСИХОЛОГИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ТЕРРОРИЗМА Аннотация: Проблема межэтнических отношений рассматривается автором важным аспектом внешней и внутренней политики каждого государства. В современном мире наблюдается тенденция к изолированности и противопоставлению народов, что приводит к постоянным этическим конфликтам и нередко к террористическим актам. Автор раскрывает особенности явлений этноцентризма и национализма как двух форм отношений человека к политическим и социально-экономическим проблемам;

соответственно показывает взаимодействие двух проблем миграции населения и этнической преступности.

Ключевые слова: терроризм, агрессия, психология межэтнических отношений, национальный менталитет, традиции, этноцентризм и национализм, миграция населения.

Проблема межэтнических отношений в последнее время в современном мире является важным аспектом, как во внешней, так и во внутренней политике каждого государства. Все острее становится вопрос толерантности и уважения традиций и обычаев разных народов, проживающих на территории одного государства или соседствующих друг с другом. Наблюдается тенденция к изолированности и противопоставлению народов, что приводит к постоянным этическим конфликтам, причинами которых становятся языковой и культурный, политический и экономический, конфессиональный и психологический барьеры. В последние десятилетия данные явления происходят все чаще, носят широкомасштабный характер. Проявление агрессии приводит к печальным результатам, в том числе к террористическим актам, производимым по принципу «зло во имя добра».

В этническом общении народов играет важную роль историческая память, которая передается из поколения в поколение и проявляется в быту, культуре, традициях. Безусловно, и национальный характер имеет здесь место, но характер человека это не врожденная предопределенность. Он не передается по наследству, а воспитывается в человеке и является индивидуальным, имеет свойство меняться со временем и с течением обстоятельств. Национальный характер – это совокупность наиболее устойчивых психологических качеств народа, сформировавшихся в определенных природно-климатических, политических, социо-культурных и экономических условиях, определяется культурной средой, влиянием традиций. С одной стороны, это передающиеся из поколения в поколение нормы поведения, отношение, к тем или иным народам, бывшим враждебным или дружественным в прошлом, с другой стороны, характер каждого человека уникален и формируется самостоятельно под воздействием тех или иных факторов. У представителей одного этноса могут быть совершенно разные характеры, в то время как у представителей одной и той же профессии характер, выработанные условиями труда, кругом профессионального общения, будет схожий. В противоположность национальному характеру выступает национальный менталитет, который является устойчивым и формируется исходя из представлений нации о мире на генетическом уровне, и устойчив к изменениям условий жизни, смене политического, экономического курса страны. Таким образом, каждый народ имеет свой менталитет, а каждый представитель этноса – свой уникальный характер, что порождает разногласия во взглядах на мир, действия властей, культуру других народов. Отсюда и рождается понятие этноцентризма – тенденции судить о других групп по стандартам собственной культуры, свойство воспринимать и оценивать явления окружающего мира посредством сопоставления с ценностями собственной этнической группы, выступающего в качестве универсального эталона.

Этноцентризм свою очередь дает базу для возникновения более серьезного явления, такого как национализм, который не только сравнивает и оценивает культуры и традиции других народов, но предпринимает действия для утверждения и распространения собственных стандартов и норм для всех этнических групп. Националисты, указывая на свое превосходство, навязывая самобытность и универсальность своего народа, действуют различными методами – через расселение, распространяя свою культуру, и, более агрессивным, – посредством насилия – приобщение и принятие своей культуры как единственной. В основе такого этнического общения зарождаются корни современного явления – терроризма.

Проблема толерантности и терпимости к другим нациям существует давно, и постоянно все более обостряется, на что влияют в первую очередь такие факторы как социальное неравенство, экономические проблемы государства, историческая память. Выражение превосходства перетекает в агрессию, которая в свою очередь формируется в сознании и влияет на психику человека. Таким образом, говоря о связи этнопсихологии и терроризма, следует упомянуть о такой распространенной концепции «зло во имя добра». Террорист ставит свои цели превыше всего и любыми способами добивается их. Зачастую порой самые благие намерения улучшения социального положения или наведения политического и экономического порядка в стране приводят к печальным последствиям, из-за излишней агрессии, которая воспитывается в человеке путем убеждения в том, что зло вокруг него должно быть побеждено злом. Но мало кто задумывается, что за злом редко стоит добро, к которому изначально стремился начинающий террорист. Однако и здесь можно выделить две формы отношения человека к политическим и социально экономическим проблемам, которые характеризуются темпераментом, волевыми качествами, способностями. Пассивная форма или этноцентризм – это склонность к переоценке своей нации, проявляется в критических высказываниях, дебатах на политической арене, не ведет к конкретным действиям. Активная форма или национализм – не только заявляет о своих убеждениях и намерениях, но и активно действует. Активисты путем распространения информации в СМИ влияют на психику людей, раздражая, и меняя в нужном русле стереотипы под давлением фактов, зачастую имеющих противоречивый смысл.

Термин этнической преступности рассматривается многими исследователями и связывается так же и с проблемой миграции населения. Многие террористические организации находят пристанище в районах этнических конфликтов, где легче найти поддержку со стороны населения. Рост миграции рассматривается как угроза безопасности в регионе и ведет к социальной напряженности.

Г.А. Зябрева, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Таврического национального университета им. В.И. Вернадского (Симферополь, АР Крым) «ЕВАНГЕЛИЕ» ОТ Л. АНДРЕЕВА И АКСИОЛОГИЯ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО За Леонидом Андреевым давно и прочно закрепилась репутация антитеиста — богоотступника, богоборца, даже богохульника. Думается, в утверждении этой репутации определяющую роль сыграли не только характеристики, данные писателю текущей литературной критикой (демократической, марксистской, модернистской), но и его собственные выступления и признания. Напомним, Андреев неоднократно подчеркивал свое негативное отношение к религии и Церкви, выражал неприятие христианства как «противной, насквозь фальшивой выдумки». Понятно, что в свете подобных заявлений почти неизбежной становилась тенденция искать в художественном творчестве мастера конечные доказательства его безверия. И до сего дня обращение Андреева к страницам Священного Писания воспринимается по преимуществу покушением на его ценнности.

Между тем современный уровень науки о писателе (работы А. Ачатовой, Ю. Бабичевой, В. Беззубова, В. Гречнева, Л. Иезуитовой, И. Московкиной, Л. Смирновой, А. Татаринова) позволяет скорректировать представление о нем как об убежденном религиозном нигилисте, последовательном отрицателе духовно-нравственных основ сущего. Предпринятый анализ произведений Андреева, перекликающихся с новозаветной проблематикой, выявляет ряд показательных несовпадений между их изначальным авторским замыслом и объективным художественным содержанием. Бесспорно, Леонид Андреев был слишком крупным и ярким талантом, чтобы уметь подчинять богатую совокупность своих идей, рождавшихся непосредственно в процессе творческого познания, тем надуманным концептуальным схемам, которые выстраивались им заранее. Вот почему сознательно пытаясь развенчать Творца и Промыслителя Вселенной, писатель бессознательно приходил к противоположному — утверждению необходимости веры в Него, к трактовке богоотступничества как самоубийства для человека и человечества.

Особенно ощутим глубинный пафос андреевской прозы при сопоставлении ее с наследием Достоевского. Ведь книги великого православного художника и мыслителя едва ли не перенасыщены протестом против несовершенства жизни, переполнены вопросами, как Всеблагой и Всемогущий допускает подобное несовершенство. И все же самые острые проблемы Бытия разрешаются у классика вдохновенной «Осанной» Небу, ибо он вновь и вновь убеждается: царство абсолютной гармонии «не от мира сего» и счастье рода людского не в покое и сытости, а в дарованной Богом возможности духовного самоопределения, в свободе личной воли и совести. Не случайно каждому из героев писателя воздается «по вере и делам его». Одним открывается возможность реально увидеть «воскресение Лазаря» (Сонечке Мармеладовой — возрождение Раскольникова), другим — зримо убедиться в бессмертии души (Алеше Карамазову — видение Каны Галилейской), ну а третьим — испытать муки ада, то есть «страдание о том, чего нельзя больше любить» (Свидригайлову, Ставрогину, Великому Инквизитору). Путь с Владыкой Света или с князем тьмы открывает перспективы действительному приумножению в окружающем мире либо Красоты и Добра, либо уродства и зла.

Сходным звучанием, как ни удивительно это покажется, обладают и произведения Андреева. Только то, что у Достоевского выражается явно и прямо: в сюжетном русле повествования, через разветвленную систему персонажей и обилие образных средств, — у литератора Серебряного века скрыто в подтексте рассказов и повестей или конструируется по косвенным признакам. А именно: через осмысление результата, к которому приводит андреевского героя его «тяжба» с Богом. Поскольку результат этой «тяжбы»

всегда отрицательный — бесславная гибель, предательство самого дорогого, бессмысленность внерелигиозного познания, опустошение души, самоистребление, — постольку в рассуждениях «от обратного» становится вполне очевидной не просто безблагодатность, но разрушительность жизни без Бога или во вражде с Ним.

  М.Ю.Киселев, к.и.н., руководитель Центра учета и обеспечения сохранности документов, Архив Российской академии наук (г. Москва) ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ АРХИВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Рассмотрены вопросы истории создания, современного состояния и перспектив развития информационных технологий в Архиве Российской академии наук по основным направлениям деятельности.

Архив, Российская академия наук, история, перспективы, информационные технологии.

Использование информационных технологий в Академии наук СССР было положено созданием в 1987 г. информационно-аналитической системы «Академинформ». Архив, в свою очередь, одним из перспективных направлений в своей деятельности считал внедрение информационно поисковых систем. В 1988 г. специалистами Всесоюзного научно исследовательского института документоведения и архивного дела совместно с научно-производственным объединением «Парма» (г.Пермь) было разработано программное обеспечение для автоматизированных информационно-поисковых систем, которое в течение последующих двух лет внедрялось по отдельным направлениям деятельности архива.

В сентябре 1990 г. научный сотрудник архива Нечаева Е.В. выступила с докладом «Создание информационно-поисковых систем по документам Архивного фонда АН СССР» на третьей Всесоюзной школе архивистов АН СССР и академий наук союзных республик. В докладе Нечаевой Е.В. имеется единственная информация об информационно-поисковых системах архива.

Нечаева Е.В. предлагала осуществлять ввод информации в базу данных путем заполнения разработанных экранных форматов: по систематическому каталогу, картотекам по личному составу и нормативным актам информация вводится по документам;

по Центральному фондовому каталогу, источникам комплектования и истории государственных учреждений – по фондам. Она считала, что это позволит осуществить первую часть глобальной задачи по созданию единой архивной информационно-вычислительной сети, в которую могли бы войти все локальные сети, подобные Архива АН СССР [1, 1].

Однако утверждение Нечаевой Е.В. о внедрении АИПС «Систематический каталог» было преждевременным, поскольку любая ИПС должна пройти стадию опытной эксплуатации до ее внедрения.

Попытка использовать возможности информационных технологий в практической работе, когда в архиве появились первые персональные компьютеры, делалась, как указывалось выше, в конце 1980-х гг. Однако общий кризис 1990-х гг. привел к свертыванию этого многообещающего направления деятельности, а в дальнейшем к недостаточному использованию информационных технологий в архиве.

Только в 1998-2000 гг. при участии Института проблем передачи информации РАН и поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в архиве были созданы первые две базы данных:

персональный состава Академии наук (1724-1999 гг.) и коллекция медалей и знаков.

База данных «Российская академия наук. 1724-1999 гг.» создана Институтом проблем передачи информации и Архивом РАН. Она содержит краткие биографические сведения обо всех членах Академии наук с 1724г.



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.