авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Российская академия народного хозяйства и государственной

службы при

Президенте Российской Федерации»

СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА

Материалы Шестой Международной

научно-практической Интернет-конференции

1 мая — 1 июля 2013 г.

Под научной редакцией

кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2013 ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной работы Рецензенты:

А. М. Кузнецов — профессор, доктор исторических наук (Дальневосточный федеральный университет);

Р. Ш. Нуриддинов — профессор, доктор политических наук (Таджикский национальный университет) Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова О-285 Общество и этнополитика : материалы Шестой Междунар. науч. практ. Интернет-конф., 1 мая — 1 июля 2013 г. / РАНХиГС, Сиб. ин-т упр. ;

под науч. ред. Л. В. Савинова. — Новосибирск : Изд-во СибАГС, 2013. — 344 с.

ISBN 978-5-8036-0576- В сборник вошли материалы участников Шестой Международной науч но-практической Интернет-конференции «Общество и этнополитика», органи зованной в рамках научного направления Сибирского института управле ния — филиала РАНХиГС при Президенте РФ.

В материалах содержатся результаты теоретико-методологических и практических исследований о сущности, содержании и специфике этнополи тики и этнополитических процессов, происходящих в России и мире.

Сборник предназначен для специалистов, изучающих этнополитику и этнополитические процессы, а также для всех интересующихся данной про блемой.

ББК 66.3(2)5,я © ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», ISBN 978-5-8036-0576- Содержание ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ.................................................................................... Фадеичева Марианна НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС ИОСИФА СТАЛИНА И ЕГО СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ....................................... Вольтер Ольга НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ИЛИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕОЛОГИЯ: ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.

................................................................. Рязанов Александр КУЛЬТУРНАЯ ДИСТАНЦИЯ КАК ПОТЕНЦИАЛ КОНФЛИКТНОГО ПОВЕДЕНИЯ.......................................................... Савинов Леонид РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОГО ТРАНЗИТА................................................................. Сакаев Василь ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ КАК ФАКТОР ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ.................. Поляков Евгений ГЕНОЦИД КАК ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ НАСИЛИЯ В ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОМ КОНФЛИКТЕ............................................ Сайфуллин Рубин ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СТАЛИНА В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД: АНАЛИЗ НА ОСНОВЕ БИОСОЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА................................................................................................. Бабосова Екатерина ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ И ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА.................... Муха Виктория СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ......................................................... ВЛАСТЬ И ЭТНОПОЛИТИКА............................................................ Биекенов Марат НОВЫЙ КУРС ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ КАЗАХСТАНА.......................................................................................... Бурбаев Тулеугали, Шаханов Елтай РОЛЬ КАЗАХСТАНСКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ В УКРЕПЛЕНИИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОГЛАСИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН............................................................ Уранхаева Гульмира ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ИМПЕРАТИВ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В КАЗАХСТАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ.......................... Леньо Павел РУСИНЫ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИКИ ВЕНГРИИ................. Кичера Надежда РУСИНСКОЕ МЕНЬШИНСТВО В СЕРБИИ:

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ....................................................... Мелеганич Анна СТАНОВЛЕНИЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА И РЕАЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ УКРАИНЫ............................................................. Гронский Александр ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О «СВОЕЙ» И «НЕ СВОЕЙ» ВОЙНЕ КАК ЭЛЕМЕНТ БЕЛОРУССКОГО ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА............................................................................................. Рыбчак Светлана НАЦИОНАЛЬНЫЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК КОМПОНЕНТ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ................................................................ Сергиенко Нина, Муха Виктория ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЦЕЛЕВЫЕ ПРОГРАММЫ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ..................................................................... Щербина Елена ПОЗИТИВНЫЙ ОБРАЗ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА КАК КОМПОНЕНТ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ........................................................................ КУЛЬТУРА И ЭТНОПОЛИТИКА.................................................... Рыбаков Андрей КУЛЬТУРНЫЙ ПЛЮРАЛИЗМ И ЭТНОПОЛИТИКА....................... Кыдыралина Жанна ЯЗЫК — КУЛЬТУРНЫЙ КОД НАЦИИ............................................... Джусупова Раушан ПОЛИЛОГ КАК ФОРМА ЭТНОКУЛЬТУРНОГО И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ................ Бушев Александр МЕДИАИССЛЕДОВАНИЯ ДИСКУРСА ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.................................................................................. Полтораков Алексей ГЕОКУЛЬТУРА И ЭТНОПОЛИТИКА УКРАИНЫ:





ЦЕННОСТНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ............................................................... Матвиенко Валентина СООТНОШЕНИЕ СВЕТСКОГО И САКРАЛЬНОГО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ............... Тендит Константин ПРАВОСЛАВНЫЕ КОРНИ В СТРУКТУРАХ ПОВСЕДНЕВНОСТИ СОВЕТСКОГО КУЛЬТА................................. Липартелиани Ольга ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ ПРИНЦИПА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КУЛЬТУР.......................................................... Макрушич Елена КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ БЕЛАРУСИ В 1991—2004 ГГ................................................................. Гронская Ольга НАЦИОНАЛЬНАЯ КАРТИНА МИРА В РОМАНЕ ЕЛИНЕК Э. «ДЕТИ МЕРТВЫХ».......................................................... Лесевицкий Алексей ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ РЕФОРМ ПЕТРА I В ПУБЛИЦИСТИКЕ Н. С. ТРУБЕЦКОГО И Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО.................................................................... Шперлинь Або ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ И НЕОЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ....................................... МОЛОДАЯ ЭТНОПОЛИТОЛОГИЯ................................................ Виловатых Анна ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЙ АСПЕКТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ................................................................. Лапин Дмитрий ИНДИКАТОРЫ РАЗВИТИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРНОГО ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА................................................................ Ланцева Ирина ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ КАК ОБЪЕКТ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНОГО АНАЛИЗА.......... Плеханов Артемий ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОГО СЕПАРАТИЗМА В ДОНБАССКОМ РЕГИОНЕ УКРАИНЫ (НА ПРИМЕРЕ СЕПАРАТИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ДОНЕЦКАЯ РЕСПУБЛИКА»)..................................................................................... Базаров Илья ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИЗМУ И МУНИЦИПАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА................................................... Самсонова Анастасия ОСОБЕННОСТИ ДОЭКСПЕРТНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ИНФОРМАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ............................................................................. Ханхасаев Александр ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИСТСКИХ МАТЕРИАЛОВ: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОПЫТ.......................... Молчанов Павел МУНИЦИПАЛЬНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА: ПРИМЕР НОВОСИБИРСКА................................................................................... Горбовой Роман ФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ НАЦИИ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА................................................... Савинова Светлана ПРИНЦИПЫ ОБРАЗОВАНИЯ НОВОГО СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.............................................................. Кухоренко Эдуард ОБЪЕДИНЕНИЕ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ФАКТОР ЭТНОПОЛИТИКИ.............................. Цымпилова Эржена ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ (НА ПРИМЕРЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЧИТИНСКОЙ ОБЛАСТИ И АБАО)...................................................... Богданова Дарья ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ МАЛОЧИСЛЕННЫХ КОРЕННЫХ НАРОДОВ: ОПЫТ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ.......... Молчанов Илья ЭТНИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В СМИ......................................... Седьмая Международная научно-практическая Интернет-конференция «Общество и этнополитика» — 2014............ Уважаемые коллеги, друзья!

Вы держите в руках очередное издание материалов уже ставшей традиционной Международной научно-практической Интернет-конференции «Общество и этнополитика». Несколько лет совместными усилиями этнополитологов из разных стран проводится публичное обсуждение теоретико-методологических и практико-прикладных проблем этнополитики и этнополитиче ских процессов в контексте общего, особенного и уникального.

Выражаем искреннюю благодарность всем участникам на шей конференции за приращение научного знания в области эт нополитики. Как показывает реальность, современные этносо циальные и этнополитические процессы в России и мире не те ряют своей актуальности. Мы уверены в том, что общими уси лиями этнополитологического сообщества нам удастся выйти на значимые исследовательские результаты, которые найдут при менение в реальной политике по управлению межэтническими отношениями.

Организационный и редакционный совет конференции во главе с директором Сибирского института управления — фи лиала РАНХиГС С. Р. Сверчковым приглашает российских и зарубежных ученых и исследователей принять участие в Седь мой Международной научно-практической Интернет-конфе ренции «Общество и этнополитика», которая пройдет в 2014 г.

Желаем всем научных успехов, здоровья и благополучия!

Редакционный совет конференции ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Марианна Фадеичева главный научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН доктор политических наук Екатеринбург, Россия НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС ИОСИФА СТАЛИНА И ЕГО СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Устойчивое словосочетание «национальный вопрос» прочно укоренено в современном российском политическом дискурсе.

Концепт нации встречается в научных сочинениях по социаль но-политической проблематике, частично распространен в речах политических деятелей, в текстах средств массовой информа ции, что в связи с многообразным употреблением придает ему неопределенность и многозначность, предоставляет возмож ность для различных интерпретаций национального вопроса.

Можно сказать, что «национальный вопрос» для неопостсовет ской России до сих пор не сформулирован. Первоисточником в его классической постановке выступает работа И. Сталина «Марксизм и национальный вопрос». Часть III работы недву смысленно называлась: «Постановка вопроса». Этот вопрос был сформулирован Сталиным по отношению к нации («Автономия, федерация или сепарация?») и по отношению к российским со циал-демократам («Не должна ли социал-демократия вмешаться в дело и определенным образом повлиять на волю нации?») В соответствии с четкой и однозначной постановкой вопроса были даны такие же четкие и однозначные ответы: автономия — наилучший способ реализации права нации на самоопределение;

социал-демократия должна активно вмешиваться и предлагать конкретный план действий с учетом интересов национальных трудящихся масс.

Статья посвящается 25-летию Института философии и права Уральско го отделения Российской академии наук.

Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос // Соч. — М. : Гос.

изд-во полит. лит., 1951. — Т. 2. — С. 313.

В период развитого социализма был сделан эпохальный вы вод, что национальный вопрос в СССР окончательно решен.

Однако здесь имелось в виду другое, не сталинское, понимание сущности данного вопроса. Он был проинтерпретирован как во прос о возникновении новой исторической общности людей — советского народа. «За годы строительства социализма и ком мунизма в СССР возникла новая историческая общность — со ветский народ. Он сформировался на базе общественной собст венности на средства производства, единства экономической, социально-политической и культурной жизни, марксистско ленинской идеологии, интересов и коммунистических идеалов рабочего класса»1. В определенном смысле сталинская традиция была продолжена: этот вопрос имел отношение к народам, насе ляющим пространство СССР, и к политической партии как ор ганизатору решения национального вопроса.

В постсоветской России национальный вопрос имеет неод нозначную интерпретацию. Так, в тексте Стратегии государст венной национальной политики Российской Федерации на пе риод до 2025 года, принятой в 2012 г., нет формулировки на ционального вопроса. В п. 5 разд. I «Общие положения» этой Стратегии содержатся «основные вопросы государственной на циональной политики Российской Федерации, требующие осо бого внимания государственных и муниципальных органов».

В их число входят следующие вопросы: «сохранение и развитие культур и языков народов Российской Федерации, укрепление их духовной общности;

обеспечение прав коренных малочис ленных народов и национальных меньшинств;

создание допол нительных социально-экономических и политических условий для обеспечения прочного национального и межнационального мира и согласия на Северном Кавказе;

поддержка соотечествен ников, проживающих за рубежом, содействие развитию их свя зей с Россией»2. В отличие от сталинского и советского периода См.: О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социа листических Республик : постановление ЦК КПСС «Об идеологической рабо те КПСС» // Сб. док. — М. : Политиздат, 1977. — С. 356.

См.: Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года : утв. указом Президента Рос. Федерации от 19 дек. 2012 г. № 1666 // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2012. — № 52. — Ст. 7477.

сформулированные в Стратегии вопросы, во-первых, относятся не к нации и не к политической партии, но к органам власти, во вторых, это вопросы разного порядка, которые мало связаны между собой.

Национальный вопрос может быть отнесен к вопросам, ко торые изменяются в зависимости от конкретной эпохи. И. Ста лин подходил конкретно-исторически к его постановке и пред лагаемым решениям. Решение, принимаемое нацией по вопросу о самоопределении «зависит от конкретных исторических усло вий, окружающих данную нацию»1. Предлагая «положительное решение национального вопроса», И. Сталин подчеркивал, что российские социал-демократы исходят из того, что «вопрос мо жет быть решен лишь в неразрывной связи с переживаемым в России моментом»2. При этом он указывал на необходимость учета не только положения внутри страны, но и международной обстановки. И. Сталин также подчеркивал, что необходима «полная демократизация страны как основа и условие решения национального вопроса»3. Из этого суждения следует не утра тивший значимости для современности вывод: чем шире пред ставлены авторитарные тренды в социально-политической жиз ни, тем меньше возможностей для решения национального во проса, какие бы его интерпретации ни были представлены.

Только в демократических условиях может быть реализова но право нации на самоопределение: «Право на самоопределе ние как необходимый пункт в решении национального вопро са»3. В Конституции РФ (1993)4 нет специальных установлений по этому поводу, хотя эти понятия присутствуют, но только в качестве средства для обоснования других конституционных установлений. Так, в ст. 5, п. 1 утверждается равноправие и са моопределение народов РФ, что в числе прочих относится к основаниям федеративного устройства РФ. В Преамбуле Кон ституции РФ принципы равноправия и самоопределения наро дов относятся к числу общепринятых, поэтому вопрос о формах самоопределения более не дискутируется. Однако для начала Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. С. 313.

Там же. С. 359.

Там же. С. 360.

Конституция Российской Федерации. — М. : Известия, 1996. — 64 с.

XX в. выбор форм самоопределения представлялся весьма зло бодневной проблемой. И. Сталин подробно анализировал и кри тиковал идею и принцип культурно-национальной автономии.

Он остро полемизировал с австрийскими социал-демократами, предложившими идею экстерриториального персонального сою за лиц одной национальности. Такой союз И. Сталин называл «фикцией без территории» и полагал, что «национальная автоно мия не решает вопроса»1. Критика культурно-национальной ав тономии была связана, во-первых, с ее националистическим ха рактером (объединение по национальности означает «размежева ние по национальностям»), во-вторых, с ее буржуазным харак тером (культурно-национальная автономия предполагает объеди нение лиц национальности независимо от их классовой принад лежности). Все это могло причинить вред социал-демократии и пролетарскому движению, так как главная задача заключалась в сплочении рабочих всех национальностей на основе интерна ционализма. В такой парадигме национализм мог быть только буржуазным, интернационализм — только пролетарским. И да лее тест культового сочинения заканчивается следующим выво дом: «Итак, принцип интернационального сплочения рабочих как необходимый пункт в решении национального вопроса»2.

В современном постклассовом сложно стратифицированном обществе невозможно последовательно проводить классовый подход. И страта собственников, и страта наемных работников имеют внутреннюю дифференциацию по целому ряду основа ний, что маскирует изменившее свою форму, но не утратившее своего значения противоречие между трудом и капиталом.

В такой «бесклассовой» идеологической и исследовательской оптике нация видится как горизонтальное товарищество, где каждый имеет одинаковые потребности, ценности и цели, а так же сходные способы их достижения. Это означает, что классо вые интересы остаются либо неотрефлексированными, либо за маскированными. Центр тяжести проблемы переносится таким образом из классовой плоскости в плоскость национальную.

По мнению И. Сталина, только демократия могла обеспе чить правильные отношения между национальными большинст Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. С. 361.

Там же. С. 367.

вами и национальными меньшинствами. Выход виделся в том, чтобы принять «единственно верное решение — областная ав тономия, автономия таких определившихся единиц, как Польша, Литва, Украина, Кавказ и т. п.»1. «Итак, областная автономия, как необходимый пункт в решении национального вопроса»2.

Было очевидно, что при выборе областной автономии придется иметь дело не с персональным союзом лиц определенной на циональности, но с населением территории, причем населением разнородным, которое не представляет собой национального однообразия. В каждом регионе по определению находились национальные меньшинства, которые могли оказаться угнетае мы со стороны национальных большинств. От этих опасений российских социал-демократов могла избавить только упомяну тая демократия как основа решения национального вопроса и как основа отношений между национальными меньшинствами и национальными большинствами, складывающимися без угне тения и конфликтов. И. Сталин, как и все российские социал демократы, признавал право пользования родным языком, обу чения в родной школе, признавал свободу совести (вероиспове дания), свободу передвижения, гарантии прав меньшинств в ка честве общедемократических требований: «Национальное ра венство во всех его видах (язык, школы и пр.), как необходимый пункт в решении национального вопроса»3.

В отношении общедемократических ценностей, касающихся прав национальных меньшинств, имеется известная преемствен ность. Сходные положения содержатся в Конституции РФ: п. 1б ст. 72, которая определяет предметы совместного ведения РФ и субъектов РФ, установлена в числе прочих защита прав нацио нальных меньшинств. В Стратегии государственной националь ной политики Российской Федерации на период до 2025 года (п. п. 19 разд. III «Цели, принципы, приоритетные направления и задачи государственной национальной политики Российской Федерации») также установлено обеспечение прав националь ных меньшинств.

Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. С. 361.

Там же. С. 362.

Там же. С. 363.

Сталинский план автономизации не был реализован. В ре зультате победил ленинский план федерализации, который при знал и принял Сталин. Почти четверть века спустя, после того как была написана работа «Марксизм и национальный вопрос», в 1927 г. в беседе с первой американской рабочей делегацией, отвечая на вопрос об основных отличиях России от капитали стических государств в ее политике по отношению к нацио нальным меньшинствам, Сталин, сказал: «Существующий ныне Союз Советских Социалистических Республик является резуль татом нашей национальной политики и выражением доброволь ного федерирования национальностей СССР в одно союзное государство»1.

Самым главным в постановке национального вопроса и предложенном И. Сталиным его решении был последователь но осуществленный классовый подход. Национальный вопрос для российской социал-демократии имел служебное значение, поскольку он являлся составной частью вопроса о пролетарской революции и диктатуре пролетариата. Так, из 14 пунктов пар тийной программы, принятой на II съезде РСДРП, это вопрос находился на 9-м месте2.

После написания сталинского канонического текста прошло 100 лет. Современное мироустройство таково, что для него ха рактерно умножение оснований для социальной дифференциа ции, следовательно, закономерен отказ от классового подхода в анализе социальных явлений (исключительную позицию за нимают политические акторы, остающиеся на коммунистиче ских позициях).

Сведение классовых противоречий к национальным, разно образные попытки интерпретации национального вопроса в одной из двух парадигм (примордиалистской или конструкти вистской) требуют переосмысления классической формулиров ки национального вопроса в его постнеклассических интерпре тациях в соответствии с реалиями XXI в.

Сталин И. В. Беседа с первой американской рабочей делегацией (9 сен тября 1927 г.) // Вопр. ленинизма. — М. : Партиздат, 1933. — С. 282.

Программа Российской социал-демократической рабочей партии, при нятая на II съезде партии // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конфе ренций и пленумов ЦК. — М. : ГИПЛ, 1953. — Ч. 1. — С. 40.

Ольга Вольтер доктор политических наук, профессор Армавир, Россия НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ИЛИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕОЛОГИЯ: ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Национальная идеология — система идей, выражающая и защищающая интересы и ценности наций в сфере государст венной власти. Она выступает духовной основой национальных политических движений;

является разновидностью идеологиче ских течений, которые предполагают постановку властно зна чимых проблем в качестве составных частей решения нацио нального вопроса;

вырабатывает программу обеспечения куль турной самостоятельности и свободы наций;

задает цели поли тического поведения граждан на основе их национальной иден тификации1.

Национальная идеология включает совокупность идей, цен ностей и представлений, в которой определяющая себя в качест ве особой нации общность людей осознает свое положение в существующей действительности, выражает свои потребности и интересы, определяет формы организации бытия, формули рует цели и устремления и обосновывает пути их достижения.

Если нация есть государственно, или политически, организо ванное сообщество людей, то тогда понятия «национальная идеология» и «государственная идеология» совпадают.

Национальный менталитет — способ восприятия окружаю щего мира и совокупность типичных образцов социального дей ствия, регулирующих поведение данного народа и определяю щих особенности его истории. Ментальные структуры, опреде ляющие характер мышления, мировосприятия и поведения на рода, формируются на протяжении долгого времени и охваты См.: Мельник В. А. Политические идеологии. — Минск, 2009. — С. 290.

вают практически всю историю данного народа. Конкретные черты ментальности народа складываются в зависимости от его традиций, культуры, социальных структур, внешней, природной среды обитания. В свою очередь, будучи социально-психоло гическим феноменом, сама ментальность выступает как порож дающее сознание, задавая определенные образцы мышления и поведения народа1.

Совокупность социальных, политических, экономических, нравственных, эстетических, философских, религиозных и иных взглядов, характеризующих содержание, уровень и особенности духовного развития народа, отражена в категории национально го сознания. Формой национального сознания является обыден ное национальное сознание.

Обыденное национальное сознание — это низший уровень национального сознания, многослойное и противоречивое, инер ционно-консервативное и одновременно постоянно изменяю щееся образование. Это синтез природно-биологического и со циального опыта поколений, продукт социализации националь ного характера. Структурно оно включает три слоя: 1) повсе дневные потребности, бытовые интересы, ценности и установки;

2) стереотипные представления, простейшие нормы и элемен тарные образцы поведения, а также обычаи и традиции;

3) эмоциональные элементы и детерминированные ими формы выражения в образах, звуках и красках2.

Национальная идея — систематизированное обобщение на ционального самосознания в его надвременном бытии, пред ставленное чаще всего в форме социально-философских или общественно-политических текстов. Суть национальной идео логии составляет проблема смысла бытия данного народа этноса. Смысложизненная проблематика конкретизируется ря дом вопросов, характеризующих содержание национальной идеи. Из них можно выделить вопросы о «начале» исторической судьбы народа, о его генетических истоках, об историческом будущем, о целях его существования, об исторической и куль турной миссии, о его месте в мире, об отношениях с соседями, См.: Словарь философских терминов. — М., 2004. — С. 157.

Там же. С. 234.

об основаниях его уникальности, об особенностях национально го характера и др. Национальная идея неизбежно имеет религиозный аспект, поскольку вероисповедание всегда выступает одним из мощных этноконсолидирующих факторов. В этом плане сформулиро ванные проблемы осмысливаются как промысел Божий в отно шении того или иного народа, и «…идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности»2. Отсюда инвариантом национальной идеи всегда является мессианская идея, основанная на тезисе о богоизбран ности данного народа и о его особой роли в истории человече ства, хотя сама концепция богоизбранности может иметь раз личные инварианты — в зависимости от особенностей религи озной догматики и культурно-исторической традиции. Так, рус ская православная традиция обусловливает идею о том, что рус ский народ является единственным хранителем и проповедни ком православной веры, призванным к страданию во имя очи щения всего человечества. Национальная идея от своих фило софских и религиозно-мистических оснований рано или поздно, но всегда переходит к социально-ситуативному и конкретно политическому аспекту своего существования. В таком виде она формулируется уже не как идея о вневременном смысле бытия народа-этноса, а как вопрос о конкретно-историческом предна значении тех социально-культурных форм (общественных сис тем, институтов), которые были созданы народом в ходе его ис торической судьбы. Так возникает идея державности (например, «Москва — Третий Рим» в русской культуре), идея националь ного миссионизма как «экспорта» этносом своей культуры. Как правило, происходит своеобразное «включение» идеи нации в контекст геополитических теорий. На этом уровне осуществ ляется осмысление места данного народа и его государственно сти в системе общемировых или государственных стратегиче ских интересов. Таковым было, в частности, обращение русских мыслителей различных направлений (от славянофильских до западнических) к конкретной политической ситуации второй Словарь философских терминов. С. 142.

См.: Соловьев В. С. Сочинения : в 2 т. — М., 1990. — Т. 2. — С. 115.

половины XIX в., к месту России в системе европейских держав, к проблеме Константинополя. Известный тезис о России как своеобразном «щите», разделяющем Восток и Запад, и в то же время как о начале, объединяющем в себе Восток и Запад, имеет не только философский, социокультурный, но и конкретный геополитический смысл. Если сама национальная идея носит вневременной характер, то конкретные формы ее выражения всегда историчны. Так, мы можем проследить временную трансформацию, например, российского славянофильства от классических его форм, содержащих весьма сильные ориента ции на традиционную православную культуру и традиционные (времен представительной монархии) общественные структуры, до современных, весьма идеологизированных, «патриотиче ских» концепций.

Вопросы бытия нации, ее духа и судьбы извечно актуальны, особенно в переходные периоды национальной истории. Эти вопросы объединены в философском термине «русская идея», применяющемся для «интерпретации русского самосознания, культуры, национальной и мировой судьбы России, ее христи анского наследия и будущности, путей соединения народов и преображения человечества»1. Считается, что этот термин был предложен и детально объяснен в 1888 г. В. Соловьевым. Одна ко впервые он встречается у Ф. Достоевского, который еще в 1861 г. писал: «Мы знаем, что характер нашей будущей дея тельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Ев ропа»2.

Становление национального самосознания, сформировав шегося в XIX в. в русскую идею, имеет свою историю. Как пи сал И. А. Ильин, «возраст русской идеи есть возраст самой Рос сии»3. Началом разработки национальной идеологии принято считать «Слово о Законе и Благодати» (XI в.), ставшее доктри ной национальной независимости и исторического оптимизма Русская философия : слов. — М., 1995. — С. 421.

Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений. — Т. 18. — С. 37.

Ильин И. А. О русской идее // Рус. идея. — М., 1992. — С. 18.

и представившее первое своеобразно русское понимание хри стианства и места в нем Руси. Эти идеи были закреплены и оформлены в виде учения «Москва — Третий Рим», утвер ждавшего мысль о преемственности власти великого московско го князя и византийского императора, которая подтверждается династическим браком Ивана III с греческой царевной Софьей.

После падения Константинополя (Второго Рима) Русь станови лась единственной православной страной («Святой Русью») — хранительницей восточно-христианских традиций. В оформле нии Филофея эта мысль звучит так: «Два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать»1. Пройдя через века своего оформления и утверждения, русская идея отразилась в отечест венной духовно-политической мысли. Это понятие сложное и неоднозначное, многогранное, отражающее многовариантность исторического пути России.

В проблемном поле русской идеи важнейшими понятиями были понятия соборности как единства всех слоев русского об щества для блага Отечества, православия, понимаемого не толь ко как религия, но и как представление о смысле жизни, добре и зле, милосердии, любви и т. п., всемирной отзывчивости, тяги к единству народов, национальной самокритики.

Русская идея, пройдя долгий путь формирования, приобре тает значение важнейшей проблемы, поскольку и сегодня акту альна мысль о всеобщем спасении, восстановлении утраченных ценностей, выхода России из цивилизационного тупика.

«По горькой иронии судьбы народ, выносивший идею всеобще го братства, был вовлечен в кровавый катаклизм, в котором вме сто обетованного рая на земле и спасения он оказался ограблен ным, раздавленным и поставленным на грань уничтожения.

Сегодня русская идея, прежде всего, звучит как призыв к на циональному возрождению и сохранению материального и ду ховного возрождения России. Русская идея актуальна сегодня как никогда, ведь человечество (а не только Россия) подошло к краю бездны»2.

См.: Синицына Н. В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневе ковой концепции. — М., 1998. — С. 39.

См.: Гулыга А. В. Русская идея и ее творцы. — М. : ЭКСМО, 2003. — С. 25.

Нация не может совершенствоваться без социально-нравст венной системы ценностей, с которой надо сверять практиче ские действия, тем более в условиях коренной перестройки об щественных и идеологических отношений, выработка достой ных ориентиров является насущной необходимостью.

Государственная идеология — вид политической идеоло гии, относительно систематизированная совокупность идей, ценностей, целей и представлений, посредством которых обра зующая государство общность — народ, нация — осознает себя, свои потребности и интересы, выражает свое отношение к су ществующей социально-политической действительности, опре деляет формы организации своего бытия, формулирует и оправ дывает цели и устремления и обосновывает пути и средства их достижения с помощью государственной власти1. Основная за дача государственной идеологии — обслуживать интересы дан ного государства, которое, в свою очередь, согласно М. Веберу, является формой совместной жизнедеятельности людей, поли тически организованным сообществом2. Освещенная авторите том нации и государства идеология способствует мобилизации всех средств, находящихся в распоряжении государства, для развития общества и государства.

Ценностный смысл государственной идеологии заключается в ряде факторов.

Во-первых, она дает представление населению о направле нии движения общества и государства, о смысле государства, так как предполагает формирование общих принципов сущест вования государства, его политики, разделяемых большинством данного общества. Таким образом, идеология становится дви жущей силой общественного развития, выступает как инстру мент политической мобилизации общества.

Во-вторых, государственная идеология связана с легально стью власти. Идеи, находящие поддержку у населения, повы шают ее легитимность, усиливают государственную власть и, соответственно, увеличивают эффективность общественных и государственных преобразований. Идеология — это мощное Гулыга А. В. Указ. соч. С. 352.

Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990. — С. 367.

объединяющее средство, без которого любое государство разва ливается, теряет свою монолитность, поэтому никакое государ ство не может быть неидеологическим длительный период.

В-третьих, идеология нужна не только государству, но и на селению. Идеология не просто совокупность определенных идей. Это система воззрений на мир, общество и человека, госу дарство и человека, система, определяющая ту или иную ценно стную ориентацию и линию поведения. Ее отсутствие ведет к утрате координат, позволяющих человеку ориентироваться в обществе, и, как следствие, социальная реальность может ока заться лишенной смысла, а будущее — неопределенным.

Идеология формируется различными способами, которые определяются политическим режимом. В демократических ре жимах каждая общественная сила вырабатывает свою систему взглядов и идей, которые конкурируют между собой и доказы вают свою правоту на политической арене. Сама по себе идео логия — лишь часть общественной жизни, основную массу ко торой составляют социальные, экономические, политические и иные воззрения общественных групп, классов, сословий. Та сила, которая в ходе политической борьбы доказала свою пер спективность, прогрессивность на данном этапе развития обще ства, приходит к власти, а ее идеология также на данный момент становится официальной идеологией и ориентирует государст венную деятельность. Это означает, что экономические и соци альные программы в обществе принимаются и реализуются ис ходя из ее постулатов.

Вопрос о необходимости создания в современной России новой государственной идеологии ведется на протяжении по следних десятилетий. Мнения участников этой дискуссии раз делились. Одни полагают, что в обществе, основанном на прин ципах политического и идейного плюрализма, никакой идеоло гии, претендующей на роль государственной, не должно быть.

Напротив, приверженцы создания государственной идеологии видят в ней важный инструмент консолидации российского об щества.

При этом сторонники первой позиции ссылаются на Кон ституцию РФ, которая запрещает государственную идеологию (п. 2. ст. 13 «Никакая идеология не может устанавливаться в ка честве государственной или обязательной»)1. Однако закрепле ние «деидеологизации» в обществе на уровне Конституции страны преследовало, как представляется, скрытую цель смены идеологии.

Реформы 1991 г. и последующих лет разрушили преемст венность российской национально-государственной идеологии, которая изменялась в зависимости от политических и историче ских задач, стоявших перед страной на протяжении столетий, но всегда являлась основой государственной целостности России.

Тем самым они спровоцировали крушение советской идеологи ческой системы, что стало одной из причин развала СССР.

Радикальные реформаторы отвергали правомерность сосу ществования национально-государственной идеологии и демо кратии. Соглашаясь с мнением Р. Пайпса, утверждавшего еще в 1993 г., что Россия не нуждается в государственной идеоло гии2, они утверждали, что государство должно быть нейтраль ным по отношению к идеологии, что государственная идеология несовместима с демократическими устоями, а стремление к де мократическому обществу предполагает плюрализм идеологий.

Основной задачей, стоящей перед страной, была необходимость «изменить устройство социально-экономической системы и пе рейти с «восточного» на «западный» путь»3. При этом у руково дства страны не было ни стройной идеологии, ни четко пропи санных в интересах государства и общества программ реформи рования государства. Таким образом, социалистическая идеоло гическая система как духовно-политическая основа государст венной целостности страны была уничтожена, а «деидеологиза ция» закреплена в обществе на уровне конституции. Однако ожидаемой смены идеологии не произошло: взамен уничтожен ной советской системы ценностей обществу попросту ничего не было предложено.

Конституция Российской Федерации (от 12 дек. 1993 г.). — М., 1998. — С. 6.

См.: Пайпс Р. Русский консерватизм и его критики: Исследование поли тической культуры : пер. с англ. — М. : Новое изд-во, 2008. — С. 7.

См.: Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. — М., 1995. — С. 77.

Единая, приемлемая для общества в целом идеология явля ется сегодня жизненно важной. Без нее общество расслаивается, теряет единство. В такой ситуации прогресс, в том числе и на демократическом пути развития, ставится под сомнение.

Вопрос о национальной идеологии встает в переломные эпохи существования нации, когда возникают трудности в ее самоидентификации. Многие исследователи утверждают, что в современной России вследствие раскола общества российская нация отсутствует как единый субъект, поэтому отсутствуют и общенациональные интересы. В определенной степени с по добным утверждением можно согласиться. Однако данная си туация не исключает появления общенациональной идеологии.

Содержание национальной идеи и национальной идеологии и их соотношение заключаются в следующем. Идея — это некий замысел, реализация которого должна привести к предполагае мому, желаемому определенному результату, или же «логиче ский принцип, лежащий в основе теоретической системы»1.

Идеология — это «система концептуально оформленных пред ставлений, идей и взглядов на политическую жизнь, которая от ражает интересы, мировоззрение, идеалы, намерения людей, классов, наций, общества, политических партий, общественных движений и других субъектов политики»2.

В научной литературе существует ряд определений данных понятий, но какие бы дефиниции мы не взяли, в каждой мы най дем, что идеология — это система взглядов и идей. Она охваты вает не только политическую жизнь, но и все другие сферы об щественной жизни.

Политическая идеология создается идеологами, в роли ко торых выступают, как правило, ученые, некоторые политики, партийные деятели. Поиск и формирование новых идеологий происходят в партийной, политической и научной и других сфе рах. Но создание идеологии это только первый этап в ее станов лении. До превращения идеологии в мировоззрение большого количества людей, а тем более до трансформации в идеологию государства или общества — огромная дистанция. Для этого Социологический энциклопедический словарь. — М., 1998. — С. 94.

Политическая энциклопедия : в 2 т. — М., 1999. — Т. 1. — С. 417.

идеология должна сначала овладеть сознанием партии или иной политической организации, а затем уже политического класса, и, наконец, государства и общества1. Основу политической идеологии составляют национальные интересы, национальный менталитет, исторический опыт существования нации и реше ние главных проблем развития, конкретная внутренняя и внеш няя ситуация. Эти составляющие постоянно меняются, а значит, должна меняться и идеология.

Любое цивилизационное общество или политическая сис тема не могут существовать без идеологии. Именно идеология устанавливает связь между мировоззрением и нормами поведе ния людей, придает смысл изменениям, происходящим в обще стве, объясняет и оправдывает возникающие общественные реа лии через соотнесение их с высшими самодовлеющими ценно стями. С помощью идеологии данная территориальная и поли тическая общность возвышается до осознания себя как народа, до уяснения своего места и своей роли в истории данного ре гиона и человечества в целом. Идеология способствует рацио нализации мира и жизни, позволяет человеку найти устойчивые ориентиры для своей деятельности. В основе кризиса любых цивилизаций и общественных систем лежит в конечном счете идеологический кризис. Любое общественное возрождение также начинается с очищения и обновления общественных идеалов, с утверждения новой системы ценностей, а это для Рос сии сегодня жизненно необходимо в целях сохранения ее само идентификации, духовной и политической безопасности и, сле довательно, целостности и независимости.

См.: Пляйс Я. А. Политология в контексте переходной эпохи в Рос сии. — М., 2009. — С. 325.

Александр Рязанов заведующий кафедрой философии Поволжского института управления имени П. А. Столыпина — РАНХиГС доктор философских наук, доцент Саратов, Россия КУЛЬТУРНАЯ ДИСТАНЦИЯ КАК ПОТЕНЦИАЛ КОНФЛИКТНОГО ПОВЕДЕНИЯ Культурная дистанция, динамика и направленность ее из менения в настоящее время является одним из значимых кон фликтогенных факторов, определяющих развитие российского общества. Современная Россия представляет собой конгломерат субъектов Федерации, имеющих неодинаковые отношения с фе деральным центром и скрепленных в разной степени вертика лью власти. Субъекты-республики реально проводят свою этно политику, что определяет на местном уровне характер межна циональных отношений. Регионы отличаются друг от друга по уровню жизни, уровню доходов на душу населения и шкале до норства-дотационности, т. е. по экономической состоятельно сти. По этим же параметрам отличаются и граждане, прожи вающие в данных регионах.

Страна, лишившаяся коммунистической идеологической «начинки», сегодня меньше контролирует регионы с точки зре ния определения образа жизни, целенаправленной культурной политики, отношения к конфессиям и все меньше и меньше влияет на информационное пространство в «коренной» России, включая информационное пространство национальных субъек тов. С распадом СССР произошел отход значительного количе ства граждан от общесоюзной к этнической идентичности.

Россия уже много лет имеет чрезмерно большой децильный коэффициент: разрыв между доходами 10 % самых бедных и 10 % самых богатых составляет, по официальным данным1, 16 раз, а по неофициальным — 20—25 раз.

См.: Расслоение российского общества: социальные взрывы. — URL:

http://www.newsland.ru/news/detail/id/901689/ (дата обращения: 16.11.2012).

В условиях быстрых трансформаций, связанных с перерас пределением собственности и власти, отчетливо увеличилась культурная дистанция между различными группами граждан.

Причем культурная дистанция конструируется заинтересован ными сторонами внутри России, и эти стороны имеют свой взгляд на актуальное развитие общества и государства. Агенту ру изменений применительно к данному случаю представляют группы и их лидеры, чьи интересы или расположены за преде лами Российской Федерации, или группы, пытающиеся реализо вать свои альтернативные проекты в стране.

Речь может идти об этнических антрепренерах, религиоз ных деятелях, ориентирующихся на зарубежные центры. Они по разным каналам, в том числе и личным примером, транслируют образцы желаемого поведения, приобретают и воспитывают неофитов, акцентируя внимание на реально имеющихся разли чиях и стремясь оторвать их от общегосударственных интере сов. Одна из линий разлома — этнические и религиозные отли чия, которые старательно подчеркиваются и актуализируются.

Этому может служить создание моды на национальную одежду (часто имеющую и демонстрирующую конфессиональный ха рактер).

Мода касается главным образом молодых когорт. Они более динамичны и открыты, на них проще оказать влияние, даже ес ли это влияние манипулятивное. Формирование моды, новых стандартов, в том числе и поведенческих, новых коммуникатив ных практик становится все более значимым в мире и предопре деляет будущее развитие обществ и государств.

Различие старательно вводится новыми дискурсами: нацио налистическими, конфессиональными. Они мобилизуют моло дежь, вербуют новых сторонников, заставляют видеть настоя щее, прошлое и будущее под особым углом зрения, актуализи руют новые идентичности, которые работают против объектив но необходимой общероссийской идентичности. В условиях глобализации поставить преграду на пути проникновения этих дискурсов в Россию вряд ли возможно.

В результате изменений в России сложились новая конфи гурация социальных групп, стилей, различающихся по внешним и внутренним характеристикам и направленности. Границы ме жду ними аморфны, но явственно различимы. Они постоянно находятся в подвижном состоянии и оформляются совокупно стью внешних и внутренних факторов. Эти группы принадлежат к разным поколениям, многие из них переживают травму трансформационных изменений и находятся в поиске новых идентичностей.

Прежняя, пусть и окончательно не оформившаяся советская идентичность, постепенно распадается, если уже не распалась.

По инерции ее носителями остаются граждане старших поколе ний. В силу особенностей формирования и возраста своих чле нов эта группа наименее динамична, но устойчива и консерва тивна. Ее определяют уходящий характер, падающая числен ность, а подпитка из других возрастных когорт ограничена. Она относительно независима от этнической принадлежности.

Группа средней генерации характеризуется более размытой идентичностью, она более прагматична и является менее реф лексирующей. Элитные и околоэлитные группы, состоящие из чиновников и представителей среднего бизнеса, ориентированы на деятельность и образуют множество региональных, часто эт нических, преимущественно замкнутых на себе общностей.

Условно молодая генерация представляет собой самую под вижную часть граждан. Она же самая дробная и пестрая по про явлениям. Для молодой генерации характерно обилие свойст венных ей идентичностей, находящихся в ситуации становле ния. Важным в данном случае является то, что этими процесса ми пытаются руководить со стороны.

Молодые возрастные когорты отличаются от более старших генераций по соотношению коллективистских и индивидуали стических ценностей в их «багаже». Представители нового по коления в целом более индивидуалистичны. При общем ослаб лении общегосударственной идентичности более мелкие регио нальные, этнические, конфессиональные интересы и ценности выходят на первый план и становятся все более и более значи мыми. Представители этих когорт относительно слабо интегри рованы с большими идентичностями, их поведение ситуативно, подвижно и конфликтно.

Культурная дистанция между ними часто становится при чиной многочисленных конфликтов, которые широко освеща ются в прессе и оказывают влияние на внутриполитическую об становку, вызывая межнациональную напряженность. Их со циализация происходит в ситуации ухода от этой деятельности государства и при значительной роли СМК, позволяющих опе ративно передавать информацию.

Подвижность, динамика представителей молодых когорт часто ведет к инсценировке как к внешнему демонстративному принятию неких образцов, «свидетельствующих об идентифи кации человека, без внутреннего их освоения, без интериориза ции. Потенциально инсценировка может стать толчком для за пуска процессов идентификации, а может и не привести к тако му результату1.

Когорта молодых — это самая конфликтогенная часть рос сийского общества, но нельзя сказать, что все ее конфликты ро дом из прошлого. Некоторые из них имеют современный гене зис и являются, с одной стороны, результатом возвратного дви жения к традиционным ценностям (например, конфессиональ ным), а с другой — к ценностям «общества потребления». Для молодых людей это является предметом моды, желанием под ражать.


Однако конфликтными могут оказаться граждане и старших поколений, представители которых находятся в ситуации неста бильности, и на них могут действовать те же факторы, что и на представителей молодых когорт. В известной степени правы те, кто считает, что гражданская война в России еще не закончи лась. Произошла трансформация политического и культурного пространства, которая усугубила так и не ушедшие классовые противоречия и по-новому артикулировала имевшиеся ранее межэтнические проблемы.

Но все же наибольшей степени конфликты свойственны мо лодежным группам и группировкам. Причиной этому является тот факт, что самая подвижная часть общества воспитана, или точнее, выросла в условиях ухода государства от воспитания и образования молодого поколения. Так, в значительной своей См.: Дзякович Е. В. Трансформации локальных идентичностей в социо культурном пространстве современных российских регионов. — М. : Лаби ринт, 2010. — С. 8.

части — это уже «дети ЕГЭ», которые не приучены анализиро вать то, что происходит вокруг, а ищут «правильный» ответ и представляют собой идеальный объект для осуществления ма нипулятивного воздействия. В то же время они подпадают под одновременное действие многих манипуляционных сценариев, так как избежать этого, при уровне развития современных СМК, вряд ли возможно.

Действие этих сценариев можно наблюдать, например, в Республике Татарстан, когда при невмешательстве федераль ного центра органы местной власти проводят политику неглас ной поддержки местных националистических молодежных группировок и одновременно достаточно жестко подавляют деятельность центров культуры некоренных народов. Р. Сулей манов пишет, что «национально-территориальное деление неиз бежно ведет к появлению региональной этнократии, а в пер спективе и к моноэтнизации региона, что на практике приводит к исходу русских. Эмиграция русских уже давно началась из Татарстана, центра России, где, похоже, региональная этнокра тия создает все условия для того, чтобы русские покидали Рес публику. Исход русских ведет национальные республики Рос сии не только к этноконфессиональной архаизации оставшегося там титульного населения (причем этот процесс проходит по пути распространения религиозного фундаментализма), но и ставит под вопрос будущность российской государственности в Поволжье и на Северном Кавказе. В долгосрочной перспекти ве это путь к развалу страны»1. Исследователь также обращает внимание и на тот факт, что республики Татарстан и Чечня до сих пор не подписали федеративный договор. Такие перспекти вы по идее не должны радовать правительство России, но прак тика показывает, что ситуация в данном отношении остается неизменной.

В то же время правительство проводит невнятную миграци онную политику, которая вызывает недовольство широких сло ев населения разных национальностей. В результате увеличива ется число представителей маргинальных групп населения, рез Сулейманов Р. Этнический федерализм и вопрос целостности России. — URL: http: // www.apn.ru/publicationts/article2650.htm (дата обращения: 18.04.2013).

ко отличающихся по образу жизни от местного населения. При этом правительство не знает более-менее точного числа мигран тов, а следовательно, оно не может прогнозировать дальнейшие условия их пребывания.

С одной стороны, культурная дистанция и граница объек тивно необходимы для группы, они предохраняют ее от внешне го влияния и позволяют сохранять внутригрупповую солидар ность. С другой стороны, они в определенных условиях могут вызывать отчуждение у членов других групп, что может стать причиной самых тяжелых последствий.

Представляется, что в подобной ситуации наличие культур ной дистанции, ее четкая артикуляция и напряжение могут спо собствовать появлению реальной угрозы разворачивания кон фликта. Тем более не следует мириться с попытками групп ин тересов по конструированию такой дистанции там, где их рань ше не было или они только намечались.

Ф. Барт пишет, что «этническая граница канализирует соци альную жизнь: ей соответствует подчас довольно сложная орга низация поведения и социальных отношений. Идентификация другого индивида как члена своей группы предполагает наличие разделяемых этими индивидами критериев оценки и сужде ний… С другой стороны, дихотомизация других как чужих предполагает признание ограничений на общее знание, различие в критериях оценки ценностей и действий, а также ограничение взаимодействия секторами предполагаемой общей эпистемоло гии и предполагаемых общих интересов»1. Практика показыва ет, что объективно существующие границы, для которых в ряде случаев характерны их ужесточение и четкая артикуляция, а также манифестация интересов своих этнических групп, пред ставляют собой значимый конфликтогенный фактор. В прово кационном контексте, в ситуации конкурентного противостоя ния групп, это может стать причиной разворачивания реального конфликта.

Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий / под ред. Ф. Барта. — М. : Новое изд-во. — 2006. — С. 17—18.

В ситуации масштабных трансформаций и подвижек в об ществе, сопровождающихся, подобно российским, общей неста бильностью и ростом финансовых трудностей населения, обост ряется конкуренция между группами за ресурсы (экономических ниш на всех не хватает). В условиях либеральной миграционной политики в России, учитывая демографические прогнозы, коли чество мигрантов будет только увеличиваться, а значит, и эта тенденция будет усиливаться.

Леонид Савинов декан факультета государственного и муниципального управления Сибирского института управления — филиала РАНХиГС кандидат политических наук, доцент Новосибирск, Россия РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОГО ТРАНЗИТА Актуальность исследования определяется содержанием концептуальных направлений развития российской этнополити ки как сферы социально-политической реальности и российской этнополитологии как отрасли политологического знания. В свя зи с этим необходимо выделить как минимум три направления актуализации исследования этнополитики и этнополитических процессов в современной России, в том числе в их региональ ном измерении.

Первое направление представлено уровнем развития рос сийской политической науки в целом, а также качеством и глу биной исследований этнополитических явлений и процессов.

В данном случае речь идет и об исследованиях региональной этнополитики в рамках политической регионалистики.

При этом российская политология до сих пор не выработала консенсусных позиций в отношении сущности этнополитики как аналитической категории. Многолетние споры представите лей разных методологических позиций (в основном эссенциали стов и конструктивистов), высокий эмоциональный накал этих дискуссий не только усложняли научное видение проблемы, но и вводили в терминологические тупики как практиков от этно политики, так и широкую общественность. В такой ситуации значимым представляется вопрос о том, что есть этнополитика.

С одной стороны, под этнополитикой предлагается пони мать сферу социально-политической реальности, в которой про В статье представлены выдержки из автореферата диссертации автора на соискание ученой степени доктора политических наук.

исходит достижение, удержание и распределение власти, капи тала, престижа, статусов, различных преференций по отноше нию к этническим группам и этническим антрепренерам. С дру гой стороны, этнополитика видится как деятельность государст ва и других политических акторов (прежде всего институтов гражданского общества) в сфере межэтнических отношений и главным образом по отношению к этническим меньшинст вам — решении национального вопроса. При этом, как справед ливо отмечает В. В. Путин, «для России — с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур — национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер»1.

Вместе с тем современные проблемы общественного пере устройства России в условиях социального транзита требуют долговременных, последовательных и гибких социально-поли тических решений в такой социально чувствительной области, как межэтнические отношения. Важной частью их интеллекту ального обеспечения должна стать новая область научного зна ния — региональная этнополитология.

Второе направление связано с востребованностью и необ ходимостью глубокого анализа региональной этнополитики как составного элемента федеральной политики в области межэтни ческих отношений. В условиях российской этнополитической действительности, определяемых во многом особенностями фе дерализма, а также факторами географического масштаба, исто рического генезиса и социокультурного разнообразия многосо ставного российского общества, возрастает значимость исследо ваний этнополитики в региональном представлении. Указанный аспект наиболее актуален для таких макрорегионов, как Сибирь, Дальний Восток, Северный Кавказ, Поволжье, Российский Се вер и т. д.

За последние два десятилетия Российская Федерация про шла трудный путь в решении национального вопроса, который в политико-правовом аспекте определяется концептуальной эво люцией от Концепции государственной национальной политики См.: Путин В. В. Россия: национальный вопрос // Вестн. рос. нации. — 2012. — № 1. — С. 13—25.

Российской Федерации (1996)1 до Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года (2012)2. Однако региональное содержание российской этнополитики в условиях социального транзита — глубоких по литических, социально-экономических и духовно-идеоло гических (культурных) трансформаций — все еще остается сла бым направлением научных изысканий.

Третье направление актуализации тематики исследования определяется востребованностью и необходимостью научно обоснованного управления в сфере этнополитики3 как на обще национальном (федеральном), так и региональном и местном уровнях.

Представленные направления актуальности этнополитиче ских исследований в региональном содержании связаны с адек ватным конкретному месту и времени решением проблем межэт нических отношений в современной России.


Таким образом, в качестве обоснования актуальности ис следования следует выделить:

— потребность отечественной политической науки в разви тии и совершенствовании методологического инструментария исследования региональной этнополитики как самостоятельной научной проблемы;

— необходимость расширения исследовательского поля российской этнополитологии, выявления глубинных основ спе цифики региональной этнополитики и этнополитических про цессов;

— серьезные этнополитические вызовы в условиях соци ального транзита — системной трансформации и модернизации современной России;

— слабую исследованность этнополитики и этнополитиче ских процессов в крупнейшем и геостратегически важном ре гионе — Сибирском федеральном округе (СФО);

РГ. — 1996. — 10 июля. — С. 17.

URL: http://graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;

1644521.

Актуализация такого управления представлена в предвыборной статье В. В. Путина. См.: Путин В. В. Россия: национальный вопрос // Известия. — 2012. — 23 янв. — С. 20—25.

— значимость научно обоснованного и эффективного управления в рамках государственной этнополитики и разработ ки практических рекомендаций.

Основная научная проблема заключается в недостаточности знаний и неполноте представлений о сущности, содержании, специфике и тенденциях развития региональной этнополитики и этнополитических процессов в Сибирском федеральном окру ге в условиях незавершенного демократического транзита и со циальных трансформаций в современной России, усиливающих неопределенность ее этнополитического развития в ХХI в.

Для преодоления указанной проблемы необходимо обосно вать и разработать концептуальные положения региональной этнополитики современной России, которая позволит в рамках нового направления научных исследований — региональной этнополитологии — развивать теорию этнополитики и решать практические задачи управления межэтническими отношениями в Сибири.

В связи с этим базовая гипотеза исследования сопряжена с тезисом о том, что региональная этнополитика в условиях не завершенного социального транзита является значимым элемен том федеральной политики в сфере межэтнических отношений и построения гражданской нации в Российской Федерации.

Базовая гипотеза по отношению к региональной этнопо литике в Сибирском федеральном округе трансформируется в описательном, объяснительном и прогностическом предполо жениях:

— региональная этнополитика не завершена в своем кон цептуальном оформлении и политической реализации;

— основные движущие силы этнополитических процессов определяются институциональными и ценностными факторами и оформлены в этнополитике переходного периода;

— будущее региональной этнополитики связано с соотно шением общегражданского (российского), регионального (си бирского) и этнических идентичностей, а также с эффективно стью региональной этнополитики.

Хронологические рамки исследования включают период новейшей истории России (1991—2012), связанный с карди нальными изменениями в этнополитическом пространственно временном континууме Российской Федерации и особенностями этнополитики и этнополитических процессов в ее регионах.

Географические границы работы включают Сибирский фе деральный округ — крупнейшее в Российской Федерации ре гиональное образование, в котором издавна происходили про цессы пространственно-экономической, социально-политичес кой и социокультурной интеграции в границах Сибири. Факти чески речь идет о том, что Сибирский федеральный округ как достаточно новое политико-структурное образование и Сибирь как историко-цивилизационная система являются регионом, где на основе многовекового взаимодействия сформировалась уни кальная по своей природе социальная подсистема, основанная на ряде специфических характеристик географического, при родно-климатического, исторического, политического, эконо мического, ментального и иного порядка.

Теоретико-методологическая основа исследования включа ет соподчиненные по уровням общенаучные принципы анализа, методологические подходы и методы современной политологии, а также других обществоведческих и гуманитарных наук.

Адекватное понимание этнополитики и этнополитического процесса (прежде всего в их региональном измерении) потребо вало использования междисциплинарного подхода. В связи с этим предложено формирование интегральной (синтетиче ской) политологической исследовательской программы на осно ве признания противоречивости, многомерности и альтернатив ности социального развития, диалектического единства общего и особенного. При этом в ходе формулирования теоретико методологической базы исследования использовались элементы конкретно-исторического, абстрактно-логического, ретроспек тивного и сравнительного анализа.

В рамках полипарадигмального и междисциплинарного подходов трактовка феномена региональной этнополитики ви дится наиболее перспективной в силу сложности самого онтоло гического понимания, мировоззренческого объяснения и науч ного оправдания исследуемой проблематики.

Парадигмальными основаниями исследования выступали структурно-функциональный (Л. Альтюссер, М. Годелье, К. Ле ви-Строс, Н. Смелзер, Т. Парсонс), политико-антропологичес кий (Ж. Баландье, Ж. Ван Велсен, Д. Истон, Б. Малиновский, Э. Эванс-Причард) и сравнительно-политический (Г. Алмонд, М. Ильин, П. Лазарсфельд, Л. Сморгунов) подходы. На уровне методологий политической науки применен неоинституцио нальный подход, опирающийся на работы Д. Норта, Дж. Марча, Й. Ольсена. Неоинституциональный выбор актуален для анализа политической системы современной России как транзитивного общества. Вместе с тем базовые положения исследования осно ваны на инструменталистском понимании природы этнополити ки и этнополитических процессов с учетом их значительной контекстуальности и дискурсивности.

Теоретико-методологическую базу исследования формиру ют идеи известных зарубежных и отечественных ученых:

Б. Андерсона — о нации как воображаемом сообществе, Ф. Бар та — о культурных границах как этнических маркерах, У. Бека — об обществе риска, Р. Брубейкера — об этничности без групп, Э. Геллнера — о национализме как историческом феномене, Я. Коэна — о суверенности нации в условиях глобализации, Дж. Ротшильда — о политизированной этничности как форме ее мобилизации, Л. М. Дробижевой — о межэтнической дис танции, А. Ю. Мельвиля — о демократическом транзите, Э. А. Паина — об этнополитическом маятнике, Ж. Т. Тощен ко — об этнократии и т. д.

Таким образом, основным теоретико-методологическим ба зисом исследования стала идея взаимообусловленности и де терминированности этнических и политических процессов.

В исследовании наряду с общенаучными методами (наблю дение и сравнение, анализ и синтез, индукция и дедукция) ис пользовались количественные и качественные социологические методы (опросы, экспертное интервью, контент-анализ, ивент анализ и дискурс-анализ).

Наибольшее внимание было уделено сравнению регионов Сибирского федерального округа по их сходству и различию, а также сравнению региональных моделей и практик этнополи тики. Проводилось как синхронное, так и кросс-темпоральное сравнение объектов анализа. При исследовании содержания ре гиональной и субрегиональной (территориальной и муници пальной) этнополитики использовался SWOT-анализ.

Научная новизна исследования определяется приращением научного знания о природе этнополитики и этнополитических процессов, а также разработкой авторской концепции контек стуального инструментализма. Кроме того, представлено сис темное определение сущности, специфики и тенденций развития региональной этнополитики и этнополитических процессов в современной России на примере Сибирского федерального округа.

В исследовании на основе авторского подхода получены следующие научные результаты:

— доказана актуальность научной концепции контекстного инструментализма в изучении этнополитики и этнополитиче ских процессов. В связи с этим уточнены и сформулированы базовые для исследования определения этничности, национа лизма, этнополитики в институциональном (широком) и поли тико-прикладном (узком) значении;

— предложено авторское понимание и дано определение региональной этнополитики как социально-политического фе номена современной российской политической регионалистики;

— объективно обобщены и систематизированы сущест вующие концепты и модели этнополитики (национальной поли тики) государства, на основе которых представлена авторская типологизация моделей этнополитики;

— предложена научная идея множественности, ситуативно сти и инструментальности национализма как идеологии и соци альной практики — в результате разработана принципиальная матрица национализма как социальной реальности и социальной проблемы;

— раскрыто общее и особенное в региональной этнополи тике зарубежных стран на примере Китая, Турции и некоторых стран Западной Европы, а также обозначены возможности ис пользования опыта этих стран в региональной политике совре менной России;

— раскрыты возможности и ограничения (пределы) регио нальной этнополитики (управления межэтническими отноше ниями) в СФО в условиях социального транзита и политической трансформации на федеральном уровне;

— обоснована необходимость субсидиарной модели этно политики на уровне Российской Федерации и ее регионов, кото рая представляется наиболее актуальной и адекватной в совре менных условиях политического и социально-экономического развития России;

— изучены особенности этнополитического пространства и выявлены базовые тренды этнополитики в СФО, на основе которых определены тенденции и возможные варианты (сцена рии) развития этнополитики и этнополитических процессов в регионе;

— обосновано положение о необходимости рассмотрения региональной этнополитики в качестве самостоятельного на правления исследований в теории политической регионалистики и составного элемента федеральной этнополитики;

— предложена обобщенная характеристика вызовов и угроз безопасности общества, государства и личности в этносфере, а также этнополитической стабильности в геополитически и стратегически важном для Российской Федерации регионе — Сибирском федеральном округе.

В заключение представим основные положения, сделанные на основе исследований:

1. Теоретические и методологические основы исследования этнополитики и этнополитических процессов в условиях пере ходных и нестабильных обществ актуальны и эффективны в рамках контекстного инструментализма как аналитической альтернативы эссенциалистских и конструктивистских направ лений в современной этнополитологии. Контекстный инстру ментализм как универсальная теоретико-методологическая кон цепция позволяет использовать широкий спектр знаний, накоп ленных в рамках этнически определенных отраслей политоло гии, социологии, психологии, а также самой этнологии и новых направлений общественной науки, специально изучающих такие социально-политические феномены, как нация, национализм, миграция и федерация.

Указанная методология дает возможность выйти на мульти дисциплинарные и полипарадигмальные исследования этнопо литики в условиях многосоставных обществ, находящихся на этапе политического и социально-экономического транзита (пе реходного периода).

2. Определяя концептуальную модель этнополитики кон кретного государства, необходимо учитывать контекстуальные особенности политической, экономической и культурной под систем, а также историческую и социокультурную специфику.

Важно обращать внимание на контекстуальные ограничения социальной модернизации, т. е. понимать, на каком этапе разви тия находится общество: традиционном (аграрном), современ ном (индустриальном), постсовременном (информационном).

В рамках предложенного понимания особенность современной российской этнополитики определяется переходным периодом в условиях модернизационно неоднородного общества.

3. Теоретико-методологическое осмысление концепций и практик этнополитики позволяет предложить ее классифика цию по трем основаниям: политическому, культурному, соци альному. По характеру политического режима, в рамках которо го реализуется этнополитика (политическое основание класси фикации), она может быть демократической или авторитарной.

По внутреннему содержанию этнополитика (культурное осно вание классификации) может быть либо поликультурной, либо монокультурной. По субъектности этнополитики (социальное основание классификации) необходимо различать патерналист скую и субсидиарную этнополитику. Все три указанных кон цепта необходимо интегрировать в модели этнополитики, пред ставленные в матрице 2:2:2, и выделить восемь принципиаль ных моделей.

4. В современном российском обществе проблема само идентификации российской нации, впрочем, как и русского на рода, так и этнических миноритариев, остается актуальной и острой. И она имеет не только политические, но и историче ские, а также социально-психологические и иные ментальные основания. При этом наиболее сложным является вопрос о фор мировании (конструировании/реконструировании/деконструи ровании) российской гражданской нации — россиян. При этом формула российской гражданской нации может быть определе на как «этничность — русская цивилизационная идентичность (русский мир) — гражданственность».

5. В качестве основной задачи обобщения опыта зарубеж ных стран в формировании и реализации региональной этнопо литики следует представить выделение общего (международно го), особенного (национального) и уникального (регионально территориального) в широком спектре практической этнополи тики, реализуемой в странах Азии и Европы. При этом этнопо литика Китая (пример азиатского закрытого общества), Турции (пример азиатского открытого общества) и Европейского союза (как открытого общества на примере Испании, Франции и Бель гии) во многом ситуативно инструментальна и направлена на решение в большей степени актуальных этнополитических за дач, чем на решение задач на политическую перспективу.

6. Тезис многих политиков и исследователей о кризисе мультикультурализма в Европе и необходимости его замены другими формами этнополитики, на наш взгляд, является преж девременным и ситуативным.

7. Баланс между правом на культурное отличие и политиче ское единство — проблема всех сложносоставных обществ, эт нокультурная мозаичность которых сегодня значительно усили вается миграционными процессами. В связи с этим опыт этно политики других стран особенно важен для России в силу ее цивилизационной близости и схожести этнополитических реа лий. Как позитивный, так и негативный зарубежный опыт необ ходимо критически учесть при определении вопросов, относя щихся к нациестроительству и совершенствованию институтов федерализма и регионализма;

в становлении институтов нацио нально-культурной автономии;

в совершенствовании федераль ной политики и региональной практики регулирования мигра ционных процессов;

в организации работы органов государст венной власти и местного самоуправления, а также институтов гражданского общества по управлению межэтническими отно шениями и поддержанию этнобезопасности.

8. Политика Российской империи к национальным окраинам никогда не была равноценной по содержанию, однако всегда была жестко централизованной, инструменталистской и направ ленной главным образом на укрепление интересов центра — государство рассматривало окраины большей частью как ре сурсные территории. Вместе с тем этнополитическая история Сибири показывает, что этнополитическое прошлое не только определяет этнополитический ландшафт и его контекстуаль ность, но и представляет собой важнейший внеинституциональ ный фактор развития современной этнополитики и этнополити ческих процессов. Отношение к истории является важнейшим ценностным инструментом в руках этнических антрепренеров для достижения либо личных, либо узкогрупповых политиче ских, экономических и культурных целей. В этой связи отметим, что М. Сперанский задолго до современных основателей муль тикультурализма и этнотолерантности попытался законодатель но закрепить некоторые основы сбалансированной либеральной по своей сущности и прогрессивной по содержанию государст венной политики в отношении коренных народов Сибири.

9. В качестве базовых этнополитических процессов в Си бирском федеральном округе, определяющих содержание и спе цифику ее региональной этнополитики, необходимо выделить объединение субъектов Федерации. Итоги объединения субъек тов Федерации свидетельствуют о доминировании негативных последствий над позитивными достижениями, а также о нали чии большого числа рисков и угроз социально-политического и этнокультурного содержания отложенного характера. В поли тическом плане основная задача — уход от асимметричной фе дерации и унификация системы государственного управле ния — не решена. Во-первых, процесс объединения субъектов Федерации фактически свернут и воспринимается населением главным образом как проект по ликвидации этнонациональных автономий. Во-вторых, система управления в ликвидированных автономных округах стала еще более сложной и не унифициро ванной, особенно в понимании «особого статуса».

10. По внутреннему содержанию и движущим силам фактор миграции в СФО из экономической сферы перемещается в сфе ру социальную и политическую. Национально-культурные ав тономии и национальные организации иммигрантов из ближне го зарубежья отличает слабая вовлеченность в них «новых» ми грантов. В большей степени они имеют презентационный харак тер. Многие лидеры используют статусы руководителей этих структур в качестве инструмента для достижения либо личных, либо узкогрупповых (клановых, семейных) политических, эко номических и иных целей. Угроза значительного антропотока из дальнего зарубежья, прежде всего из Китая, — «субъективная реальность» для населения Сибири (по теореме Томаса) и миф как «объективная реальность».

11. В рамках совершенствования и реализации Стратегии государственной национальной политики Российской Федера ции на период до 2025 года предлагается ее модернизация с ис пользованием субсидиарной модели этнополитики как политики точной адекватности. В таком видении этнополитики активная роль отводится, кроме государства и его институтов, граждан скому обществу и его институтам. Вместе с тем за государством сохраняется координирующая, нормативная, контрольная и ин теграционная функции. Последняя может обеспечиваться еди ным политико-идеологическим, нормативно-правовым, соци ально-экономическим и культурно-цивилизационным простран ством. Фактически речь идет о модели консолидированного управления этнополитикой и этнополитическими процессами.

При этом изменяется направленность этнополитики: админист рирование и вертикальное руководство замещаются сотрудни чеством в рамках единой идеологической и структурно функциональной зависимости центра и регионов.

12. В рамках этнобезопасности необходимо выделить собст венно этнические, а также этнополитические, этносоциальные, этнокультурные и этноконфессиональные конфликты и угрозы.

Угрозы этнобезопасности — это совокупность условий и факто ров, создающих потенциальные и реальные опасности этниче ским интересам личности, общества и государства, а также эт ническим ценностям и образу жизни. При этом задача полити ческого управления заключается главным образом в том, чтобы естественные процессы мобилизации и политизации этичности не приобретали конфликтогенный и деструктивный характер.

В условиях полиэтничности, поликонфессиональности и значи тельной этнической чересполосицы Сибири именно конфликто генный характер мобилизованной этничности является наиболее реальным и значимым вызовом по отношению к ее безопасно сти в геостратегических, национальных, региональных и ло кальных измерениях.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.