авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство культуры Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры

«Государственный историко-культурный

музей-заповедник

“Московский Кремль”»

Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры

«Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы

имени М.И. Рудомино»

Научно-практическая конференция

МУЗЕЙНЫЕ БИБЛИОТЕКИ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ:

РОМАНОВЫ И КНИЖНАЯ КУЛЬТУРА XVII–XXI ВЕКОВ 8–11 апреля 2013 года ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ Москва 2013 Редакционная коллегия А.Л. Баталов (ответственный редактор), И.А. Воротникова, О.В. Дмитриева, С.А. Костанян (ответственный составитель) Редактор И.О. Мельникова Компьютерная подготовка текстового оригинала Н.Г. Карпушкина © Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-культурный музей-заповедник “Московский Кремль”», СОДЕРЖАНИЕ Т.Н. Архангельская Книги великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого К.Г. Боленко Литература по истории рода Романовых в библиотеке князя Н.Б. Юсупова И.В. Брежнева Нотная библиотека великого князя Константина Николаевича в фонде Научной музыкальной библиотеки имени С.И. Танеева Московской консерватории А.Е. Виденеева Пребывание императорской семьи в Костромской и Ярославской губерниях в мае 1913 года: историческая литература и свидетельства современников И.Н. Волкова Издательская деятельность в России С.А. Костанян к 300-летнему юбилею дома Романовых Е.В. Герасимова Библиотека Екатерины Великой – возвращение из небытия. 1762– Е.А. Емельянова Судьба императорских и великокняжеских книжных собраний после 1917 года В.А. Есипова Рукописи, связанные с именем цесаревича Александра Николаевича, в составе библиотеки В.А. Жуковского И.И. Зайцева «Государь… принялся читать»: пометы в книгах императора Александра I И.И. Зайцева Комнатная библиотека Екатерины II Е.В. Зименко Размышления над иконографией Николая I (по материалам коллекции В.В. Величко в отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова) Е.В. Исаева Коронационные альбомы XVIII–XIX веков в собрании Оружейной палаты И.Л. Карпова Семья Романовых и книги (по страницам «Московских ведомостей» 1756–1789 годов) А.Н. Копанева Петр I и книга Николаса Витсена «Северная и Восточная Тартария»

С.А. Костанян Книга С.П. Бартенева о Московском Кремле и участие семьи Романовых в судьбе издания Т.

В. Кульматова Экземпляр книги Л. Эмме-Мартина «Воспитание матерей…» из Библиотеки великой княгини Елены Павловны в собрании Библиотеки Российской академии наук Е.Н. Кустова Книжные знаки семьи Романовых в фондах научной библиотеки Новгородского государственного объединенного музея заповедника Т.А. Лобашкова Некоторые аспекты издания исторических источников биографического характера о доме Романовых в дореволюционной России Л.П. Медведева Судьба дома Романовых в богослужебных книгах после 1917 года В.В. Миронова Книги из библиотеки Екатерины II в фонде Государственного Дарвиновского музея И.С. Наградов Библиотека Романовского музея в Костроме С.П. Орленко Спорные вопросы истории создания Книги об избрании царя Михаила Федоровича 1672–1673 годов М.К. Павлович Церковные периодические издания и 300-летие дома Романовых К. Пайяр Образ Романовых в Западной Европе в век Просвещения: Вольтер как издательский и литературно-политический агент российских императоров И.С. Пармузина Книга-фотоальбом «Галерея дома Романовых» – пример публикации императорских коллекций живописи в XIX веке И.О. Пащинская Отражение итальянского путешествия императрицы Александры Федоровны в ее книжных собраниях А.Н. Сидорова Книги в семье императора Николая I И.П. Тикунова Старопечатные издания в библиотеках семьи Романовых (из фондов научно-исследовательского отдела редких книг Российской государственной библиотеки) Г.А. Тимощенкова Рукописные материалы из личных собраний дома Романовых в фонде Российской государственной библиотеки Д.Л. Трофимова Книги царской семьи в фондах Российской государственной библиотеки И.А. Хухка Издания о династии Романовых в книжных собраниях Павла I и Марии Федоровны и семьи Александра III в Гатчинском дворце К.В. Черкашин Первый русский печатный атлас из библиотеки Александра II К.П. Яркова Под знаком императорской короны (владельческие книжные знаки императорских и великокняжеских библиотек в фонде редких документов Центральной универсальной научной библиотеки Ивановской области) Список сокращений Т.Н. Архангельская Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»

КНИГИ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА В ЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ Л.Н. ТОЛСТОГО В 1901 г. в Крыму, в Гаспре, состоялись три встречи Л.Н. Толстого с великим князем Николаем Михайловичем – офицером и серьезным уче ным-историком. Тематика бесед во время этих встреч оказалась весьма раз нообразной. Спустя две недели Николай Михайлович написал Толстому в письме из Тифлиса о том, что «несмотря на пропасти, нас разделяю щие, мы можем друг друга понять. … Между тем (может, вам), конеч но, показалось бы, что между нами не может быть точек прикосновения»

(цит. по: Известия Крымского республиканского краеведческого музея 1993.

№ 3. С. 13–14;

первая публикация в 1927 г. в журнале «Красный архив»).

Одной из таких «точек прикосновения» оказалась интересовавшая обоих тема «Александр I и его время». Вскоре Л.Н. Толстой получил книгу Николая Ми хайловича «Князья Долгорукие, сподвижники императора Александра I в первые годы его царствования. Биографические очерки. С 12-ю портре тами» (СПб., 1901). Книга до сих пор хранится в яснополянской библиотеке Л.Н. Толстого. На ее шмуцтитуле надпись: «В знак глубочайшего уважения и искренней любви гр. Льву Николаевичу Толстому от Н.М. 1901». Толстой напи сал автору: «Благодарю Вас очень за присылку Вашей книги. Она очень интересна и хорошо составлена» (Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. В 90 т. М.–Л., 1928–1958.





Т. 73. С. 166). В последующее десятилетие в библиотеке Ясной Поляны собра лась целая коллекция исторических работ великого князя Николая Михай ловича. По поводу получения трех томов сочинения «Граф Павел Алексан дрович Строганов» Толстой написал в письме великому князю: «…радовался и благодарил вас. Особенно Строганов неоценен для истории Александра I»

(Там же. Т. 76. С. 90). Итогом напряженного труда Николая Михайловича в 1904 г. стало шеститомное издание «Дипломатические сношения России и Франции по донесениям послов императора Александра и Наполеона.

(1808–1812)». Оно не могло не заинтересовать создателя «Войны и мира». Эти книги объемом от 300 до 800 страниц были частично разрезаны и просмотре ны или читаны Толстым.

Знаток русского исторического портрета великий князь Николай Михай лович был одним из организаторов выставки портретов, каталог которой вышел в семи брошюрах в 1905 г. под названием: «Каталог состоящей под высочайшим его императорского величества покровительством истори ко-художественной выставки русских портретов, устраиваемой в Тавриче ском дворце в пользу вдов и сирот павших в бою воинов». В каталоге поиме новано десять портретов, принадлежавших Толстым. Как отмечено в дневнике дочери Толстого Т.Л. Сухотиной, смотреть портреты для выставки приезжал в Ясную Поляну по поручению Николая Михайловича С.П. Дягилев (Сухоти на-Толстая Т..Л. Дневник. М., 1984. С. 434). И каталог, и сами портреты сохрани лись в Ясной Поляне с билетами-ярлыками этой выставки.

В письме от 16 мая 1904 г. Николай Михайлович сообщал Л.Н. Толстому еще об одной своей серьезной работе о времени Александра I: «…подготовляю роскошное издание портретов и миниатюр лиц той же эпохи, первый вы пуск которого должен появиться зимой, и я вам тотчас же пришлю в Ясную Поляну» (Литературное наследство. Т. 37–38. Кн. 2. М., 1939. C. 319). Как сви детельствуют «Яснополянские записки» домашнего врача Толстого Д.П. Мако вицкого, 24 января 1906 г. Толстой «просматривал альбом портретов». В ответ он написал Николаю Михайловичу: «…только что кончил рассматриванье и чтение текстов вашего издания портретов и не могу достаточно благодарить вас за присылку мне этого превосходного издания. … Вообще все это изда ние есть драгоценный материал истории… настоящей истории того времени.

… Желаю вам продолжать с таким же успехом ваши прекрасные и полезные исследования и издания и еще раз благодарю за то, чем я до сих пор из них воспользовался» (Толстой 1928–1958. Т. 76. С. 90). Тома этого издания, до за ключительного – пятого, посылались в Ясную Поляну вплоть до последнего года жизни Толстого.

Одной из стержневых тем беседы писателя и великого князя в Гаспре была легенда о старце Федоре Кузьмиче. Осенью 1905 г. Толстой начинал писать, но вскоре оставил незаконченными «Посмертные записки старца Федора Кузь мича». В 1907 г. Николай Михайлович отправил ему свою небольшую книжку под названием: «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в обра зе старца Федора Кузьмича» (СПб., 1907). Толстой благодарил автора в письме от 2 сентября и писал: «По теперешним временам мне особенно приятна ваша память обо мне. Пускай исторически доказана невозможность соединения личности Александра и Кузьмича, легенда останется во всей своей красоте и истинности. Я начал было писать на эту тему… но едва ли удосужусь продол жать… А очень жалею. Прелестный образ» (Толстой 1928–1958. Т. 77. С. 185).

В числе книг, пополнивших библиотеку в последние годы жизни писателя – обширный трехтомный труд Николая Михайловича «Императрица Елизаве та Алексеевна, супруга императора Александра I» (СПб., 1908–1909). По всей вероятности, и эти книги были присланы великим князем, как и еще одна его небольшая работа, вышедшая в 1908 г., – «Генерал-адъютанты императора Александра I».

Сравнительно полно представленные в библиотеке Л.Н. Толстого разнообраз ные исследования Николая Михайловича как бы образуют монографию, о кото рой его младший брат Александр Михайлович так написал в своих воспоминани ях: «Его монументальная биография императора Александра I, написанная после долгих лет собирания материалов и проверки дат, останется непревзойденной в исторической русской литературе» (Великий князь Александр Михайлович.

Книга воспоминаний. М., 1991. С. 122).

К.Г. Боленко Государственный музей-усадьба «Архангельское»

ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ РОДА РОМАНОВЫХ В БИБЛИОТЕКЕ КНЯЗЯ Н.Б. ЮСУПОВА Литература по истории России занимала значительное место в книжном собрании князя Н.Б. Юсупова (1751–1831), насчитывая в общей сложности более четырехсот томов и уступая только коллекции литературы по исто рии Франции. Еще около ста томов посвящены сюжетам, так или иначе свя занным с российской историей;

это, к примеру, издания по истории Польши или Наполеоновских войн в период с 1805 по 1815 г. Тематическая коллекция включает едва ли не весь спектр исторической литературы своего времени. Ее составляли обобщающие исторические труды В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина;

сочинения, посвященные отдельным историческим лицам, событиям и проблемам;

издания летописей;

публикации законодательного материала и иных документальных источников, мемуарная литература, сбор ники «анекдотов»;

атласы и карты. Значительное место в этом собрании зани мает «Россика», то есть сочинения иностранцев о России, среди которых были весьма редкие издания.

Даже после серьезных утрат, понесенных после революции 1917 г., собрание книг по истории России остается весьма представительным и позво ляет говорить о пристальном интересе Н.Б. Юсупова к истории своей страны.

О том, что этот интерес сохранялся до конца жизни, убедительно свидетель ствует наличие в библиотеке литературы 1820-х – начала 1830-х гг. Мы не будем перечислять общие труды по истории России, в которых, разумеется, царствованию каждого монарха было уделено определенное внимание, а об ратимся к литературе, специально посвященной тем или иным монархам или значительным событиям в их жизни.

Разумеется, значительное место в этом массиве занимали биографии и описания царствований российских государей. Это определялось как особенностями тогдашней историографии, так и высоким социальным и служебным статусом Юсупова, в том числе придворным, его личным знакомством как минимум с четырьмя российскими монархами, начиная с Екатерины II и заканчивая Николаем I. Нельзя исключать также его знакомства с императрицей Елизаветой и императором Петром III. Без со мнения, во время коронации 1826 г. (а Юсупов был маршалом трех корона ций) он был представлен наследнику престола великому князю Александру Николаевичу.

Из биографий и обзоров царствований представителей дома Романовых в библиотеке преобладает литература, посвященная Петру I, причем некото рые издания в настоящее время, к сожалению, отсутствуют в фондах музея.

Сохранились «Деяния Петра Великого…» (М., 1788–1789) И.И. Голикова и де сять частей «Дополнений» к ним (М., 1790–1792), «Журнал, или Поденная за писка… государя императора Петра Великого с 1698 г., даже до заключения Нейштатского мира» (Ч. 1–2. СПб., 1770–1772), «Житие и славные дела госуда ря императора Петра Великого…» (Ч. 1–2. Венеция, 1772) З. Орфелина, «Собра ние разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деяниях государя императора Петра Великого» (Ч. 1–10. СПб., 1787– 1788) Ф.В. Туманского, «Письма… Петра Великого к Степану Андреевичу Ко лычеву, и ответы его на оные» (М., 1785), «Дух Петра Великого, императора всероссийского, и соперника его Карла XII, короля шведского» (СПб., 1798) О.И. Беляева и его же «Кабинет Петра Великого» (Отд. 1–3. СПб., 1800). Имеется и более десятка сочинений иностранных авторов. В их числе сочинение Ю. Леблана «Царь Петр I во Франции» (Амстердам, 1741);

первое изда ние «Точных сведений о жизни и деяниях Франца Лефорта» (Женева, 1784) Н.Ж. Бассвиля;

первый из четырех томов безымянных «Записок к истории России в царствование Петра Великого» (Гаага, 1725). Имеется также сочинение Ж. Руссе де Мисси «Записки о царствовании Петра Великого» (Амстердам, 1725–1726).

Далее стоит выделить комплекс книг, посвященных Екатерине II, неожи данно небольшой;

в нем преобладали книги, посвященные скорее истории ее царствования, чем ей лично (отчасти это компенсировалось наличием в би блиотеке восьмитомной «Истории России» Ш. Левека 1800 г. издания). Среди екатерининских биографий встречаются книги самых разных жанров. Здесь и «Жизнь Екатерины Великой, императрицы и самодержицы всероссийской»

(М., 1801), и «Журнал высочайшего путешествия… императрицы Екатерины II… в полуденные страны России в 1787 году» (СПб., 1787), и «Черты Екатерины Великой» (СПб., 1819) П. Сумарокова. В числе этих книг были и запрещенные в России иностранные книги, к примеру, «История основных любовных при ключений и главных любовников Екатерины II» (Париж, 1799). Жизнеопи сания и издания документов по истории царствований других монархов представлены единичными экземплярами, что отчасти объясняется и меньшим вниманием современников к их личностям. Однако до сих пор, несмотря на потери в советский период, библиотека Юсупова отличается тем, что почти о каждом царствовавшем представителе дома Романовых в его би блиотеке было хотя бы одно сочинение. Последней по времени издания кни гой по российской истории стало сочинение В.Н. Берха «Царствование царя Алексея Михайловича» (Ч. 1–2. СПб., 1831). О Екатерине I имеются «Записки о царствовании Екатерины, императрицы и самодержицы всероссийской»

(Гаага, 1728) Ж. Руссе де Мисси, об Иване Антоновиче – «Собрание сочине ний, содержащих описание смерти князя Ивана, старшего сына герцога Анто на-Ульриха Брауншвейг-Люнебургского» (Лондон, 1765), о Петре III – «Исто рия российского императора Петра III» (T. 1–2. Париж, 1799) Ж.Ш. Лаво.

Между тем хорошее знание «отечественных древностей», согласно сви детельству историка Д.Н. Бантыш-Каменского, было почерпнуто не только из книг. Возглавляя с 1814 г. Экспедицию кремлевского строения (Кремлев скую экспедицию) и Мастерскую и Оружейную палаты, Н.Б. Юсупов, без со мнения, лучше многих его современников был знаком с «вещественной»

стороной российской истории – хранящимися в этих палатах реликвиями.

Несомненным «следом» этой службы в библиотеке Юсупова стал составлен ный А.Ф. Малиновским каталог ценностей, хранящихся в Оружейной палате (Историческое описание… Мастерской и Оружейной палаты... Ч. 1. М., 1807), с дарственной надписью составителя на титульном листе. Сюда можно отнести и альбом «Описание в лицах торжества, происходившего в 1616 г. февра ля 5 при бракосочетании государя царя и великого князя Михаила Федоро вича с государыней царицей Евдокиею Лукьяновною, из рода Стрешневых»

(М., 1810). Неоднократное руководство Юсупова коронационными и так на зываемыми «печальными» церемониями отразилось в библиотеке только эк земпляром «Церемониала… для сретения и погребения тела в Бозе почиваю щего государя императора Александра I» (Б. м., б. г.). Юсупов организовывал траурные мероприятия при провозе через Москву тела покойного монарха.

Неплохое знание литературы по российской истории неизбежно долж но было соединяться в Юсупове с хорошей осведомленностью в закулис ной жизни российского монаршего двора, основанной не только на лите ратурных источниках, но и на семейных преданиях, личных впечатлениях и сведениях, полученных от высокопоставленных коллег по службе. Памят ником этой погруженности в «кухню» российской политической и династи ческой истории может служить рукописная «Краткая реляция о восшествии на престол государыни императрицы Елисаветы Петровны, Королевства Великобританского великому адмиралу российским резидентом донесенная декабря 18 дня 1741 года». Судя по особенностям бумаги и палеографическим особенностям, она могла достаться Юсупову от его отца, занимавшего в цар ствование Елизаветы высокие государственные посты.

И.В. Брежнева Научная музыкальная библиотека имени С.И. Танеева Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского НОТНАЯ БИБЛИОТЕКА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ КОНСТАНТИНА НИКОЛАЕВИЧА В ФОНДЕ НАУЧНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ ИМЕНИ С.И. ТАНЕЕВА МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ Имя великого князя Константина Николаевича навсегда вошло в историю русской музыкальной культуры благодаря его деятельности на благо и разви тие отечественной музыки. Любовь к музыке обусловила его покровительство созданному в 1859 г. Русскому музыкальному обществу и активное участие в его делах на протяжении чуть более пятнадцати лет в качестве председателя.

Годы жизни Константина Николаевича (1827–1892) совпали со вре менем расцвета музыкального романтического искусства. Еще творили А.Н. Верстовский и М.И. Глинка, Г. Доницетти и Дж. Россини, Р. Шуман и Ф. Мендельсон. Современниками великого князя в России были компози торы «Могучей кучки», П.И. Чайковский, А.Г. и Н.Г. Рубинштейны, в Европе – Ф. Лист, Дж. Верди и Р. Вагнер. В 1880-е гг. уже стало заявлять о себе следующее поколение композиторов – А.К. Глазунов, А.К. Лядов, С.И. Танеев. Не случайно в библиотеке можно найти их сочинения в первых и прижизненных изданиях.

В нотной библиотеке великого князя нашла отражение самая разная му зыка – та, что входила в столичный театральный и концертный репертуар, наполняла дворцовую жизнь с ее парадами, балами, церемониалом, отвеча ла модным веяниям и пристрастиям царствующих особ. После революции часть нотного собрания, находившегося в Мраморном дворце, была передана в Московскую консерваторию и рассредоточена среди изданий резервного фонда библиотеки. В начале 1990-х появилась возможность заново собрать великокняжескую коллекцию по ее владельческим признакам. Ориентирами служили экслибрисы, штампы, надписи, переплеты, инвентарные пометы.

Обращает внимание преобладание произведений западноевропейских авторов – И. Гайдна, В.А. Моцарта, Л. ван Бетховена, Дж. Россини, Р. Вагнера, Дж. Верди, Дж. Мейербера, Д. Обера. Из русских композиторов встречаем имена М.И. Глинки, А.С. и С.И. Танеевых, издания духовных сочинений М.С. Березовского и А.Ф. Львова.

Отличительной чертой собрания Константина Николаевича является форма изложения нотного текста. Она указывает на то, что ноты приобре тались в основном для личного пользования и домашнего музицирования – это клавиры и фортепианные переложения опер и камерно-инструменталь ных сочинений, комплекты инструментальных партий камерных ансамблей, транскрипции классических произведений. В их числе есть редкие по своему составу переложения, в частности, переложение опер для фортепиано в че тыре руки, скрипки и виолончели или фортепианные переложения симфо ний, предназначенные для исполнения не только в две или четыре руки, но и в восемь рук. В инструментальных составах, как правило, присутствует ви олончель, инструмент, на котором играл великий князь. В библиотеке много владельческих сборников (конволютов), в которых под одним переплетом собраны издания и рукописи приятных для слуха, популярных и любимых сочинений.

Особое место в собрании занимают подносные экземпляры с посвящени ями великокняжеской чете. Такие ноты дарили в красивом оформлении – бар хатных переплетах с тиснениями и суперэкслибрисами, муаровыми тканями и золочеными обрезами. Многие рукописи выполнены на орнаментально украшенной бумаге каллиграфическим почерком. Среди таких сочинений немало танцевальных пьес, маршей, романсов. Но есть и подлинные рарите ты, например, ранний фортепианный концерт А.Г. Рубинштейна и духовное сочинение С.И. Танеева «С нами Бог» (оба сочинения не изданы).

В консерваторскую библиотеку попало несколько личных экземпляров супруги Константина Николаевича великой княгини Александры Иосифовны, их сына великого князя Константина Константиновича и отдельные экзем пляры из кабинета Александра III в Аничковом дворце.

Александра Иосифовна имела собственную нотную библиотеку, ядром которой также были произведения В.А. Моцарта, Л. ван Бетховена, Дж. Верди, Ф. Мендельсона. Там можно встретить те же оперы, что и в собрании Констан тина Николаевича, например, «Вольный стрелок» К.-М. фон Вебера, «Гугено ты» и «Роберт-Дьявол» Мейербера, «Немая из Портичи» Д. Обера. Вместе с тем, среди ее нот больше романсов и фортепианных миниатюр.

Не исключено, что в будущем могут обнаружиться и другие экземпляры из великокняжеской библиотеки, что поможет ее дальнейшему восстановлению.

А.Е. Виденеева Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль»

ПРЕБЫВАНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬИ В КОСТРОМСКОЙ И ЯРОСЛАВСКОЙ ГУБЕРНИЯХ В МАЕ 1913 ГОДА: ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И СВИДЕТЕЛЬСТВА СОВРЕМЕННИКОВ В 1913 г. Россия отмечала крупнейшее общественно-государственное торжество – 300-летие воцарения дома Романовых – первое и единственное празднование юбилея правящей династии.

К описаниям Романовских торжеств в той или иной форме обращается немалая часть современных исследований, посвященных правлению Нико лая II (см., например: Ферро М. Николай Второй. М., 1991. С. 153;

Кудрина Ю.В.

Императрица Мария Федоровна. М., 2005. С. 135–136;

Радзинский Э.С. Николай Второй. Жизнь и смерть. М., 1995. С. 139).

Одним из ключевых мероприятий юбилейного празднования явилась поездка императорской семьи по Центральной России. «В период времени между 16 и 27 мая 1913 г. государю императору благоугодно было посетить вместе с августейшей семьей целый ряд местностей, в которых триста лет тому назад происходили события, связанные с восшествием на Российский престол царя Михаила Федоровича, и проследовать из Нижнего Новгорода в Москву тем историческим путем, которым шло в 1612 г. ополчение Мини на и князя Пожарского освобождать Москву и Русь от иноземного засилия и смуты» – такими словами открывалась публикация «Романовские торжества» в самом популярном в то время иллюстрированном журнале «Нива»

(Романовские торжества // Нива. 1913. № 24). Воспоминания императора Николая II о том знаменательном путешествии из Нижнего Новгорода в Мо скву – через старинные города Кострому, Ярославль, Ростов, Переславль и Сергиев Посад – запечатлены на страницах его дневника (Дневник импера тора Николая II. М., 1990).

Празднование 300-летия дома Романовых в Костроме и прибытие императорской семьи в этот город были достойно и представительно отражены в исторических исследованиях. Книга-альбом костромского исто рика Н.Н. Виноградова (1876–1938), опубликованная в 1914 г., – строго доку ментальное повествование и подробнейший иллюстрированный отчет оче видца о двух днях пребывания государя в Костроме. Автор в ту пору состоял в должности чиновника особых поручений при губернаторе и участвовал в подготовке юбилейных торжеств в Костроме (Виноградов Н.Н. Празднова ние трехсотлетия царствования дома Романовых в Костромской губернии 19–20 мая 1913 года. Кострома, 1914). В 1993 г. это раритетное издание было переиздано в репринтной форме (Празднование трехсотлетия царствования дома Романовых в Костромской губернии 19–20 мая 1913 года. Издание Ко стромской губернской ученой архивной комиссии / Сост. Н.Н. Виноградов.

Кострома, 1993).

Факты и обстоятельства посещения представителями царствующего дома Ярославской епархии также нашли свое отражение в исторической литера туре.

В 1913 г. в свет вышел роскошно изданный и богато иллюстрированный фотографиями альбом о пребывании императорской семьи в Ярославской гу бернии (Пребывание их императорских величеств в Ярославской губернии в лето 1913-е месяца мая в 21–23 день. [Ярославль, 1913]). Обилие опублико ванных фотографий придает этому изданию особую историческую ценность.

В «Ярославских епархиальных ведомостях» печатались статьи, зарисов ки, отчеты и рапорты духовных и светских лиц, которые следует рассматри вать как документально зафиксированные свидетельства современников (см., например: Иосиф, епископ. Посещение Ростовского Спасо-Иаковлевско го Димитриева монастыря // Ярославские епархиальные ведомости. 1913.

Неоф. часть. № 35. С. 691–699;

Серафим, игумен. Рапорт о пребывании в Толг ском монастыре его императорского величества с августейшей семьей // Там же. № 28. С. 543–547;

Розов В., священник. Рапорт [о посещении императо ром Николаем Александровичем церкви Иоанна Богослова на реке Ишне] // Там же. № 29. С. 564–566;

Любимский К., священник, Хованский Л., священ ник Рапорт [о посещении императором Николаем Александровичем Благо вещенской церкви г. Ростова] // Там же. С. 566–567;

Посещение Ярославля их императорскими величествами // Там же. № 23. С. 455–459;

Юбилейный день в Ярославле // Там же. № 9. С. 203–205).

Из этой категории публикаций следует особо выделить воспоминания епископа Иосифа, викария Ярославской епархии и настоятеля Спасо-Яков левского монастыря, о Романовских торжествах в Ростове Великом (Иосиф, епископ. Посещение Ростовского Спасо-Иаковлевского Димитриева монасты ря и г. Ростова императором Николаем II Александровичем и его августейшею семьею. Ярославль, 1913). Они достаточно обширны, их отличают не только историческая достоверность и точность изложения материала, но и живой, высокий и образный стиль повествования.

В том же 1913 г., буквально по свежим следам юбилейных торжеств, в Ярославле была опубликована книга К. Случевского о посещении импера торской семьей Ярославской губернии (Случевский К. Пребывание их им ператорских величеств в Ярославской губернии в лето 1913-е месяца мая в 21–23 день. [Ярославль, 1913]).

Различные аспекты пребывания императорской семьи на Ярославской и Костромской землях в 1913 г. изучаются в работах современных авторов (Виденеева А.Е. Паломничества в Яковлевский монастырь // Ростовская стари на. 1993. Вып. 37. (1 июня). С. 3;

Зякин В.В. Романовы на Ростовской земле // Там же. С. 2;

Виденеева А.Е. Посещение Спасо-Яковлевского Димитриева мона стыря императором Николаем II в 1913 г. // XIV Научные чтения памяти И.П.

Болотцевой. Ярославль, 2010. С. 193–209;

Она же. Документы о посещении им ператором Николаем II Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря // Про блемы дипломатики, кодикологии и актовой археографии: Материалы XXIV Международной научной конференции. М., 2012. С. 220–223;

Виденеева А.Е.

Императорское паломничество в Спасо-Яковлевский Дмитриев монастырь // Ярославский педагогический вестник. 2012. № 1. Т. 1 (Гуманитарные науки).

С. 36–43;

Рубанков К.С. Празднование 300-летия дома Романовых (1913 г.) в воспоминаниях членов династии и их приближенных // II Романовские чте ния. Центр и провинция в системе российской государственности: Материа лы конф. Кострома, 2009).

В свете приближения 400-летия воцарения дома Романовых эта тема, несомненно, получит дальнейшее развитие, что обусловит появление но вых исследований, посвященных истории императорского паломничества в Ярославскую и Костромскую губернии в 1913 г.

И.Н. Волкова, С.А. Костанян Музеи Московского Кремля ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РОССИИ К 300-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ДОМА РОМАНОВЫХ В 1913 г. всей России, от малых городов до столичных, предстояло празд нование трехсотлетней годовщины восшествия на престол первого царя дома Романовых. Подготовка к юбилею началась задолго до торжества как в правительственных учреждениях, на местах в губерниях, так и в различных общественных организациях. В апреле 1910 г. был образован межведомствен ный Комитет по устройству празднования трехсотлетия царствования дома Романовых. В состав этого комитета вошли представители почти всех россий ских министерств, а возглавил его член Государственного совета, гофмейстер высочайшего двора А.Г. Булыгин (РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. Д. 65. Л. 7, 16). В обя занности Комитету вменялось не только устройство самого празднования, но согласование и координация всевозможных инициатив, «исходящих от мест ных общественных установлений и частных лиц» (Там же). В 1911 г. при Ко митете была образована особая издательская комиссия, которая занималась изданием юбилейных книг и брошюр, а впоследствии – рассылкой юбилей ных изданий Комитета (РГИА. Ф. 1320. Оп. 1. Д. 33–35, 52, 63, 80–85, 143). Сре ди особо выдающихся изданий Комитета следует отметить: «Бояре Романовы и воцарение Михаила Федоровича» (СПб., 1913) П.Г. Васенко и «Россия под скипетром Романовых: Очерки из рус. истории за время с 1613 по 1913 год»

(СПб., 1912) под редакцией профессора П.Н. Жуковича.

Значительную роль в организации и пропаганде юбилейных торжеств играла церковь. Например, в 1910 г. была учреждена Церковная юбилейная комиссия. Она занималась вопросами, связанными с празднованием юбилей ных дат 1861, 1612, 1812 и 1613 гг. К празднованию 300-летия дома Романовых был разработан порядок торжественных церковных богослужений и крест ного хода (Выставка церковно-исторических памятников в ознаменование 300-летия царствующего дома Романовых. 14-е марта – 1 октября 1913 года:

Отчет / Авт. В. Соколов. Сергиев Посад, 1913. С. 3). Церковной юбилейной ко миссией были выпущены многочисленные издания в ознаменование юбилея царствующей династии. Среди них особо следует отметить каталог «Собрание памятников церковной старины в ознаменование трехсотлетия царствова ния дома Романовых» (М., 1913), составленный священником А. Речменским.

Государственные правительственные учреждения проводили достаточ но активную и серьезную работу по организации юбилейных празднований и по широкому распространению информации о важности и значимости этих торжеств. В этом устроители видели действенный способ консолидации общества, единения царя и народа. Посыл, полученный от властей, восприня ли на местах, подхватили и усердно развили. В исторических реалиях начала XX столетия печатное слово стало важнейшим способом воздействия на под данных. Значительно увеличились тиражи печатной продукции, появилась возможность выпуска не только высокохудожественных изданий, но и мак симально доступных и дешевых книг. Грамотность населения по сравнению с предыдущим столетием значительно возросла. Вот почему 300-летие дома Романовых в начале XX в. было отмечено таким большим количеством всевоз можной печатной продукции. Самому празднованию придавалось очень важ ное значение. Не секрет, что внутриполитическая ситуация в России в начале XX в. была нестабильной. Появление Думы, различных политических партий и общественных движений говорило о том, что российская монархия, воз можно, уже не обладает столь мощным и непреложным авторитетом у росси ян. Предполагалось, что юбилейные празднования 1913 г. должны исправить эту ситуацию.

Разнообразная издательская продукция, выпущенная в период празднова ния 300-летнего юбилея дома Романовых, дает богатый материал для изуче ния не только истории книги и издательского дела, но также и общественного мнения и технологий его формирования. В рамках работы над данной темой были отобраны те издания, которые имели непосредственные посвящения юбилейным торжествам: «В память 300-летия царствования дома Романовых»;

либо в самом названии упоминался юбилей: «300-летие царствования дома Романовых». Кроме того, авторы отобрали издания, отмеченные на титуле или в названии юбилейными датами: «1613–1913». Также были привлечены книги, опубликованные в 1913 г. и имеющие в своем названии упоминания истори ческих персон или событий, связанных с восшествием Михаила Федоровича Романова на царский престол (например: Три века назад: Рассказ из времени царствования Михаила Феодоровича / Авт. В.П. Андреевская. СПб., 1913). В связи с юбилеем и в ознаменование его было выпущено немало публикаций, по содержанию никак не связанных с трехсотлетней историей царствующей династии, но имевших указания: «К 300-летнему царствованию дома Романо вых». Эти издания также рассмотрены в данном обзоре.

Для удобства изложения материала огромный массив печатной продук ции целесообразно систематизировать по видам и целевым группам.

1. Альбомы. Как правило, парадные, дорогие, высокохудожественные изда ния, которые издавались в столичных городах, на правительственные деньги.

Основная их задача – репрезентация правящей монархии. Альбомы исполь зовались в качестве представительских подарков в ходе празднования.

2. Публикации официальных документов. По решению властей в связи с 300-летним юбилеем были опубликованы не только современные доку менты: «Всемилостивейший манифест к населению империи» Николая II, но и исторические материалы (Уложение государя, царя и великого князя Алек сея Михайловича 1649 г.: В память трехсотлетия дома Романовых. [М.], 1913;

Летописный и лицевой изборник Дома Романовых. Юбилейное издание в ознаменование трехсотлетия царствования. 1613–1913: в 2 вып. / Под ред.

М.С. Путятина, С.И. Вашкова. М., [1913]).

3. Доклады и речи, произнесенные на различных мероприятиях по случаю празднования, опубликованные как в столичных городах, так и во всевозмож ных городах и весях необъятной Российской империи (см., например: Доклад по ознаменованию 300-летнего юбилея дома Романовых / С.Т. Варун-Секрет.

СПб., 1913).

4. Каталоги выставок, организованных по случаю торжества. Некоторые из этих изданий уже упоминались выше.

5. Фундаментальные исторические исследования и энциклопедические издания. В качестве примера можно привести книгу: «Россия под скипетром Романовых: Очерки из рус. истории за время с 1613 по 1913 год» (СПб., 1912).

В издании принял участие профессор Санкт-Петербургской духовной акаде мии, исследователь церковной истории Платон Николаевич Жукович.

6. Юбилейные сборники научных обществ, посвященные памятной дате (см., например: Юбилейный сборник имп. С.-Петербургского археологиче ского института. 1613–1913. СПб., 1913).

7. Научно-популярные издания, брошюры и книги для народного чтения.

Такие книги, часто небольшие по объему, могли быть украшены простыми, но художественными иллюстрациями и стихами. Обычно составители та ких изданий компилировали текст из более серьезных научных публикаций историков. Так, составитель книги Е.Д. Желябужский сам на это указывает:

«Предполагаемый краткий очерк царствования Михаила Федоровича Рома нова составлен по историческим трудам С.М. Соловьева, Н.И. Костомарова, В.В. Назаревского и П.Г. Васенко» (Избранник всей русской земли государь царь и великий князь Михаил Федорович / Сост. Е. Желябужский. 5-е изд., доп.

[юбилейными стихотворениями]. Изяславль, [1913]. С. 2).

8. Издания, не связанные содержательно с историей династии, но так или иначе приуроченные к юбилею. Особенно показателен в этом отношении экономико-статистический трехтомный труд «Крестьянское хозяйство в Рос сии: Извлечение из описаний хозяйств, удостоенных премий в память трех сотлетия царствования дома Романовых» (Пг., 1915), составленный специали стом по сельскохозяйственной части П.В. Халютиным.

9. Разная полиграфическая продукция: музыкальные, поэтические и худо жественные произведения, пьесы, календари, прославляющие всенародный праздник 300-летия Дома Романовых.

Все перечисленные выше издания отражали в основном официальную точку зрения на юбилейные торжества – государственный посыл и народный отклик. Но кроме них, несмотря на цензурный контроль, существовали и оп позиционные издания (см., например: Юбилей позора нашего (1613–1913).

Wien: Ред. «Правды», 1912).

Всесторонний обзор издательской деятельности в России к 300-летнему юбилею Дома Романовых позволяет говорить о крупнейшей за весь период царствования династии Романовых идеологической акции, в которой важ нейшее значение придавалось печатному слову. Эта акция нашла живейший отклик среди населения Российской империи, а о том, насколько она была эффективна, мы можем судить исходя из дальнейшего хода истории нашей страны.

Е.В. Герасимова Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, Санкт-Петербург БИБЛИОТЕКА ЕКАТЕРИНЫ ВЕЛИКОЙ – ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ НЕБЫТИЯ. 1762– Настоящие тезисы кратко отражают результаты двадцатилетних иссле дований автора в области практической реконструкции русских импера торских и великокняжеских библиотек, от книжных коллекций Николая II, уничтоженных после революции 1917 г., до уникального собрания Екатери ны Великой, исчезнувшего более двухсот лет назад (Dr. Ekaterina Gerasimova.

Russian Imperial Binding as artifact and a key for reconstruction of the Russian Imperial Libraries. Webcast of The Library of Congress, Kluge Centre. Washington, DC. May 19, 2010). Исследования проводились на базе фондов Российской национальной библиотеки (Императорской Публичной библиотеки), биб лиотеки Государственного Эрмитажа, Российской государственной библио теки, Нью-Йоркской публичной библиотеки (New York Public Library), Библио теки Конгресса (The Library of Congress), библиотек Гарвардского университета (Houghton, Law libraries) и других, что в значительной степени отразило гео графию распыления царских библиотек и определило репрезентативность работы.

Практическая методология данного исследования предполагает: 1) визу альный анализ колоссального объема книжных и рукописных фондов вы шеуказанных книгохранилищ, с подробным изучением истории этих фон дов, а также их структуры на момент поступления книг;

2) создание «ключа»

реконструкции на основе изучения русского императорского и великокня жеского переплета;

3) формирование базы данных дворцовых интерьеров разных эпох, отражающей историю создания и трансформации их книжно го контента в каждое конкретное правление от Николая II до Екатерины II;

4) применение традиционного метода библиографической реконструк ции. Теоритическая методология данного исследования базируется на изучении императорских и великокняжеских книжных собраний как массива неизвестных ранее архивных документов и источника реконструк ции государственной деятельности собирателей в конкретном культурно историческом пространстве. Данная методология наиболее точно выражена в новой дисциплине «Книжная археология», получившей широкое распро странение в конце XX – начале XXI в.

Основным результатом исследования стало создание в 2008 г. «ключа»

к реконструкции книжного собрания Екатерины Великой. За основу были взя ты десять уникальных коллекций, которые были приобретены императрицей в разное время у знаменитых европейских библиофилов: библиотека аб бата Галиани, Антона Бюшинга, Фридриха Николаи, генерал-лейтенанта А.Д. Ланского, философов Вольтера и Дидро, историка князя М.М. Щербатова, библиотека братьев Залусских, сюда же вошли библиотека Петра III (в основе собрание его отца Карла-Фридриха Голштейн-Готторпа) и личные книги им ператрицы Екатерины. Каждая из вышеприведенных коллекций представлена индивидуальным переплетом и целым комплексом владельческих и храни тельских инскриптов, помет, библиотечных ярлыков и экслибрисов – своего рода «супертекстом», позволяющим «считывать» екатерининскую коллекцию в составе любых других фондов и коллекций (Герасимова Е.В. К вопросу о ре конструкции библиотеки императрицы Екатерины II (по фондам РНБ) // На ука о книге. Традиции и инновации: Материалы 12-й Междунар. науч. конф.

по проблемам книговедения. М., 2008. № 1. С. 378–380). В том же году работа в Российской национальной и в Российской государственной библиотеках и ряд консультаций с коллегами из библиотеки Эрмитажа позволили впервые протестировать данный «ключ» и полностью подтвердили его эффективность.

Так была решена главная проблема реконструкции библиотеки Екатерины II при отсутствии описей ее книжных коллекций и личного владельческого знака.

Совокупный реконструкционный потенциал всех екатерининских библиотек – Кабинетной в Зимнем дворце (Мурзакевич Н. Кабинет Зимнего дворца императрицы Екатерины II // ЖМНП. № 8, II. 1872. С. 326–341, см. также ОР РНБ. Эрм. 589. 61 11), Эрмитажной (Павлова Ж.К. Императорская библиоте ка Эрмитажа, 1762–1917. N.J., 1988), Царскосельской Екатерининского двор ца, Камероновых терм (Богданович Н.Б. Библиотека Екатерины II в книжных собраниях Отдела редких книг: начало поиска // Университетская библио тека в образовательном пространстве XXI века: Материалы Шестой Межрег.

науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2006. С. 7–9) и прочего даже по прошествии двух веков может составить не менее восьмидесяти тысяч томов. География распыления – от Урала до Северной Америки. Личная библиотека императри цы представлена четырьмя основными типами переплета: немецкий дворян ский переплет – книги, привезенные юной Екатериной из Германии (включая коллекцию ее матери – герцогини Иоганны-Елизаветы Голштейн-Готторп), марокен русской работы (переплеты Российской академии наук), марокен русской работы (переплеты Императорской типографии, после 1784 г.), под носные экземпляры, преимущественно красные и зеленые сафьяновые пе реплеты английской, немецкой, французской и итальянской работы. Цвета владельческого переплета (Екатерины II – красный, Петра III – голубой или синий) соответствовали цветам высших орденов Российской империи – Св. Екатерины и Св. Андрея Первозванного. Кроме того, целесообразно иссле довать коллекции ближайшего окружения императрицы и членов ее семьи, в формировании личных библиотек которых Екатерина принимала непосред ственное участие. В 2011 г. были впервые идентифицированы книжные дары Екатерины ее второй невестке Марии Федоровне, хранящиеся сегодня в би блиотеке Росси Павловского дворца (Государственный музей-заповедник Пав ловск. Полный каталог коллекции. Т. 6. Редкая книга. Вып. 1. Иллюстрированная книга XV–XVIII веков / Авт. И.В. Алексеева. Павловск, 2010. С. 8, 46, 54, 56).

Непременным условием реконструкции собрания Екатерины II стала ре троспективность поиска, причем «ключ» к реконструкции данной импера торской библиотеки удалось сформировать только после тщательного изу чения целого комплекса великокняжеских библиотек нескольких поколений императорского дома Романовых (Gerasimova E. Collection of the Emperors and Grand Dukes in the Russian National Library: Analytical catalogue and review.

St. Petersburg, 2008). Эффективность методики демонстрирует тот факт, что побочным результатом исследования стало разрушение мифа о библиотеке Вольтера, которая на протяжении ста пятидесяти лет считалась личным со бранием философа, дошедшим до нас с удивительной целостностью и пол нотой (Gerasimova E.V. The libraries of Voltaire and Diderot in Russia. 1861–2011.

About digital reconstruction of Catherine the Great’s personal book collection // Pginas a & b: Arquivos & Bibliotecas. N 5. Ser. 2. Porto, 2011).

Рукописная коллекция императрицы преимущественно вошла в состав ру кописного отдела Российской национальной библиотеки, но отечественными исследователями никогда как таковая не изучалась (Альшиц Д.Н. Историче ская коллекция эрмитажного собрания рукописей. Памятники XI–XVII веков.

М., 1968). В основу этой коллекции легло собрание князя Щербатова (Afferica J. The formation of the Hermitage collection. Wiesbaden, 1978). Разроз ненные экземпляры екатерининских рукописей представлены в библиотеке Эрмитажа. Рукопись в переплете Императорской типографии была обнаружена в Библиотеке Конгресса США (Pliguzov A., Kozliakov V. Russian manuscript material in the Law Library of Congress. Washington, [1995]). Большая часть рукописей из библиотеки Вольтера осталась во Франции: в декабре 2011 г. профессор Кристоф Пайяр на юбилейной конференции Российской национальной би блиотеки сообщил, что Екатерине была продана лишь треть рукописной кол лекции Вернейского собрания Вольтера. Более двух тысяч книг из библиотеки философа, попавших в Россию, распылены (Karp S. Quand Catherine achetait la bibliothque de Voltaire. Ferney-Voltaire, Centre international d’tude du XVIIIe sicle. 1999. P. 46–61;

Zaitseva I. Des marginalia indits de Voltaire sur deux livres de sa bibliothque retrouvs Tsarskoё Selo // Cahiers Voltaire. N 5. 2006).

Особое внимание следует уделить дарам самой императрицы. В Юриди ческой библиотеке Гарвардского университета автором обнаружен дар Екате рины II Филиппу Дормеру Стенхопу четвертому графу Честерфилду, выдаю щемуся британскому государственному деятелю и литератору, – роскошный экземпляр знаменитого «Наказа», изданного в 1770 г. на четырех языках в Санкт-Петербурге. Этот красный марокен, изданный и переплетенный в Российской академии наук, собственноручное письмо императрицы и брил лиантовая табакерка с ее портретом, направленные в дар знаменитому англи чанину, наглядно подтверждают тот факт, что «Наказ» был разослан многим видным деятелям эпохи, и предполагают обнаружение подобных экземпля ров в дальнейшем. Кроме того, это типичный образец уникальной коллекции Rossica, являющейся основой собрания императрицы. При Николае I именно Rossica екатерининской библиотеки послужила основой знаменитой коллек ции Императорской Публичной библиотеки, это показал тщательный анализ ее состава. Rossica императрицы сама по себе является не только уникальным историческим источником, но и канвой для объективного прочтения архив ных материалов той эпохи, более глубокого понимания личности самой рус ской самодержицы. Именно этой теме посвящена докторская диссертация автора «Rossica в императорских и великокняжеских книжных собраниях второй половины XVIII–XIX века».

Екатерина II обладала без преувеличения одной из лучших библиотек в Европе, гармонично дополнявшей роскошные коллекции Эрмитажа. Ори гинальность ее книжного собрания заключалась в том, что в нем не было ни чего случайного, каждая часть собрания имела глубокий практический смысл, была связана с конкретной персоной или проектом, повлиявшими на миро воззрение самодержицы, а значит, и на судьбу России. Впервые после Петра Великого Екатерина возвела книгособирательство в ранг государственной деятельности. Таким образом, главный вывод исследования – реконструкция библиотеки русской императрицы это государственная задача, решение ко торой сегодня не только необходимо, но и реально. Оцифровка распыленных коллекций, в рамках проекта Всемирной цифровой библиотеки, позволит систематизировать книги и рукописи из собрания русских царей и великих князей по всему миру. Это даст возможность в течение нескольких лет вновь обрести то, что казалось навсегда утраченным.

Е.А. Емельянова Российская государственная библиотека, Москва СУДЬБА ИМПЕРАТОРСКИХ И ВЕЛИКОКНЯЖЕСКИХ КНИЖНЫХ СОБРАНИЙ ПОСЛЕ 1917 ГОДА После революций 1917 г. имущество семьи Романовых, включая художественные и книжные коллекции, было национализировано. Первы ми это решение приняли члены Временного правительства, а после октября оно было поддержано и осуществлено большевиками.

С момента своего прихода к власти правительство большевиков на специальном заседании приняло постановление о просмотре и проверке «царского имущества», после которого должно было быть выработано решение о его дальнейшей судьбе (ГАРФ. Ф. А–2306. Оп. 1. Д. 48. Протоколы Наркомпро са. Л. 11). Дворцы, принадлежавшие императорской и великокняжеским семьям, национализировали и подчинили вновь созданному ведомству – Наркомату народного просвещения (Наркомпросу), которым руководил А.В. Луначарский.

В 1917–1919 гг. принадлежавшие Романовым дворцы со всем содержимым были объявлены музеями. Однако необходимо отметить, что первый период национализации (с октября 1917 по 1919 г.) представлял собой череду хао тических решений, когда постановления властей то принимались, то отменя лись. Тем не менее общей тенденцией было стремление использовать двор цы для размещения государственных и общественных учреждений. К 1923 г., после учета новых организаций, стало ясно, что устраивать музеи во всех цар ских резиденциях нецелесообразно, и было принято решение упорядочить этот процесс. Часть дворцов предоставили другим государственным структу рам, а их коллекции передали в музеи и библиотеки Москвы и Петербурга.

Книжное собрание императорской семьи – собственные его импера торского величества библиотеки – располагались в разных дворцах: Зим нем, Аничковом, Александровском в Царском Селе и других. Самая боль шая часть собрания находилась в Зимнем дворце – до сорока тысяч томов.


В Александровском дворце – до тридцати девяти тысяч томов. Также цар ские книги помещались в Ливадийском дворце в Крыму и на яхте «Штандарт».

Судьба каждого из собраний индивидуальна. Книги из Зимнего дворца были разделены между различными библиотеками Москвы и Петербурга (Архив Го сударственного Эрмитажа. Ф. 2. Оп. 14 А. 1918. Д. 1. Л. 4). Библиотека Алексан дровского дворца в 1941 г. увезена в Германию, после войны было возвращено только около девяти тысяч томов (Зайцева И.И. Царскосельские император ские библиотеки. Вехи истории // Царское Село. На перекрестке времен и су деб: Материалы XVI Царскосельской науч. конф. СПб., 2010). Ливадийское со брание исчезло, несколько книг обнаружено в местных крымских библиотеках (Колесникова Н.Н. Коллекции «Таврики» // Библиотеки и доступность инфор мации в современном мире: электронные ресурсы науке, культуре и образова нию: Труды конф. М., 2003).

К составу императорских библиотек необходимо отнести книги, хранив шиеся в Аничковом дворце, так как со времен Александра II дворец служил резиденцией наследника престола. После революции книги перевезли в Зим ний дворец.

Наряду с императорским собранием крупнейшей коллекцией книг обла дал великий князь Владимир Александрович. В его резиденции на набереж ной Невы в Петербурге хранилось до восемнадцати тысяч книг. В 1922 г. по указанию А.В. Луначарского библиотеку перевезли в Зимний дворец и разме стили в залах, примыкавших к Готической библиотеке (Архив Государствен ного Эрмитажа. Ф. 1. Оп. 13 л/с. Д. 187. Л. 11). Дворец великого князя Владими ра Александровича после нескольких решений передали ученому сообществу (ныне – Дом ученых). В дальнейшем книги были распределены по библиоте кам вместе с книгами собственной библиотеки Зимнего дворца.

Значительное книжное собрание принадлежало великому князю Михаи лу Николаевичу и его старшему сыну Николаю Михайловичу. Оно хранилось в Ново-Михайловском дворце в Петербурге. После расстрела Николая Михай ловича в 1919 г. дворец передали Наркомпросу. Сейчас в нем расположены Институт истории материальной культуры и Санкт-Петербургский филиал Института востоковедения. Художественные коллекции поступили в различ ные музеи, а библиотека в 1926 г. полностью передана в Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека) (Архив РГБ. Оп. 14. Д. 11/3).

Собрание князей Константиновичей располагалось в нескольких рези денциях, одной из основных являлся Константиновский дворец в Стрельне.

Часть собрания поступила в Государственный книжный фонд, а три тысячи томов были отобраны сотрудниками Ленинской библиотеки (Там же).

Таким образом, императорские и великокняжеские книжные собрания не сохранились в целостности, а были распределены по многим библиотекам страны. После того как все желающие учреждения культуры отобрали книги для своих фондов, осталось довольно значительное число невостребованных книг (более восемнадцати тысяч томов). Летом 1930 г. остатки были переда ны в Государственный книжный фонд. И уже из этого учреждения книги рас сылались по библиотекам многих городов по всей стране и выставлялись на продажу за рубеж.

В.А. Есипова Томский государственный университет РУКОПИСИ, СВЯЗАННЫЕ С ИМЕНЕМ ЦЕСАРЕВИЧА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА, В СОСТАВЕ БИБЛИОТЕКИ В.А. ЖУКОВСКОГО Василий Андреевич Жуковский являлся наставником цесаревича Алексан дра Николаевича в 1826–1841 гг. В его библиотеке, часть которой хранится в отделе рукописей Научной библиотеки Томского университета, имеют ся книги и рукописи, связанные с именем цесаревича. Так, конспекты заня тий описаны В.В. Лобановым в составе собрания В.А. Жуковского: «Конспек ты учебных курсов для занятий с наследником престола Александром Николаевичем» (Библиотека В.А. Жуковского: Описание / Сост. В.В. Лобанов.

Томск, 1981. С. 76–78). Всего описано двадцать шесть единиц.

В библиотеке Жуковского сохранилась одна рукопись, принадлежавшая цесаревичу: «Краткое обозрение состава и устройства управления и законо дательства Российской империи» (ОРКП НБ ТГУ. В–952;

рукопись описана, см.: Библиотека В.А. Жуковского: Описание. 1981. С. 80. № 504;

Славяно-рус ские рукописи Научной библиотеки Томского государственного универси тета: Каталог. Вып. 3. XIX в., первая половина / Сост. В.А. Есипова. Томск, 2012.

С. 145–146. № 44), что определяется по следу утраченного экслибриса на форзаце: по форме и размеру он идентичен экслибрису на одном из конспек тов учебных курсов (Zur erinnerung an unsre Unterhaltungen ber allgemeine Naturgeschichte, in den Jahren 1829 und 1830. Б. м. и г.;

Библиотека В.А. Жуков ского: Описание. 1981. С. 78. № 499). По содержанию рукопись соответствует тематике обучения будущего императора.

Общение Жуковского с цесаревичем не ограничивалось только процессом обучения;

известно, что поэт часто выступал в качестве просителя за друзей и знакомых, например, о разрешении Г.И. Спасскому поставить на его «Горном словаре» посвящение наследнику престола (Айзикова И.А. Неизвестные стра ницы биографии В.А. Жуковского (по неопубликованным письмам из фондов РГИА) // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2010.

№ 4 (12). С. 42–52;

см. также: Кочеткова Н.Д. Литературные посвящения в рус ских изданиях XVIII – начала XIX века. Статья 1. Особенности жанра // XVIII век.

Сб. 22. СПб., 2002. С. 66–84;

Кочеткова Н.Д. Литературные посвящения в русских изданиях XVIII – начала XIX века. Статья 2. Посвящения государю // XVIII век. Сб. 23. СПб., 2004. С. 20–46).

В составе библиотеки Жуковского хранится рукопись «Краткое обо зрение Комиссариата в историческом и статистическом отношениях», посвященная деятельности Комиссариатского департамента Военного ми нистерства (ОРКП НБ ТГУ. В–682;

описание см.: Славяно-русские рукописи Научной библиотеки Томского государственного университета. 2012.

С. 107–108. № 35). Посвящение цесаревичу (Л. I–I об.) свидетельствует, что ру копись должна была быть поднесена в день совершеннолетия. Самая поздняя упоминаемая в тексте дата – 1833 г. Комиссариатский департамент возглав лял генерал-кригскомиссар, с 1832 по 1837 г. эту должность занимал генерал адъютант С.П. Шипов. Вероятно, он и является автором текста. Однако по священие цесаревичу не подписано. Видимо, автор передал свой труд В.А. Жуковскому, но адресату данный экземпляр так и не был вручен, оставшись в библиотеке его наставника.

Три рукописи, написанные одним почерком, вероятно, принадлежат перу И.С. Сибирякова – крепостного поэта-самоучки, получившего вольную в 1821 г. при активном участии В.А. Жуковского. Одна из них предназна чалась для поднесения цесаревичу по случаю знаменательной даты. Это «Чувство россиянина…» («Чувство россиянина при возвращении обожае мого Государя наследника из вояжа по России» – ОРКП НБ ТГУ. В–690;

опи сание см.: Славяно-русские рукописи Научной библиотеки Томского госу дарственного университета. 2012. С. 35–36), содержащая стихотворение из двадцати восьми строф. Поскольку стихи написаны «при возвращении» из путешествия наследника по России, продолжавшегося со 2 мая по 10 декабря 1837 г., их логично датировать декабрем 1837 г. Тем же почерком написана рукопись «Священная дань россиянина, или Патриотическое приношение.

Жертвы невинных сердец в день тезоименитства высокой их покровитель ницы и матери отечества. 21-го апреля 1838-го года» (ОРКП НБ ТГУ. В–688;

описание см.: Славяно-русские рукописи Научной библиотеки Томского го сударственного университета. 2012. С. 36–37;

на 21 апреля приходился день тезоименитства Александры Федоровны, жены Николая I и матери цесареви ча). Рукопись включает текст пьесы, состоящей из четырех явлений. Анало гичен почерк титульного листа и посвящения еще одной рукописи 1930-х гг.

«Проигранный заклад, или Полчаса испытания. Комедия в одном действии в вольных стихах» (ОРКП НБ ТГУ. В–436;

описание см.: Славяно-русские ру кописи Научной библиотеки Томского государственного университета. 2012.

С. 111). Текст посвящения (Л. 2) обращен скорее к Жуковскому, чем к цесаре вичу.

Таким образом, три рукописи из библиотеки В.А. Жуковского можно счи тать имеющими отношение к цесаревичу Александру Николаевичу: одна из них принадлежала ему;

вторая была посвящена цесаревичу;

наконец, тре тья связана с окончанием путешествия по Российской империи. Как видно, книги представителей династии Романовых могли сохраниться не только в их личных или дворцовых библиотеках;

отдельные экземпляры оказались и в составе книжных собраний приближенных к царской семье лиц.

И.И. Зайцева Государственный музей-заповедник «Царское Село»

«ГОСУДАРЬ… ПРИНЯЛСЯ ЧИТАТЬ»:

ПОМЕТЫ В КНИГАХ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I Книги из личной библиотеки Александра I составляют существенную часть коллекции редких книг музея «Царское Село», пожалуй, наиболее инте ресную в историческом плане. Это четвертая и последняя личная библиотека Александра Павловича. Она была перевезена в Царское Село из кабинета им ператора в Зимнем дворце после его смерти и по распоряжению Николая I получила мемориальный статус.

Первая коллекция книг, купленная для Александра по воле Екатерины II в Париже, содержала лучшие издания, заказанные Людовиком XVI для вос питания французского наследника. Эти книги в роскошных переплетах с гербовым суперэкслибрисом и вензелем «АР» никогда, однако, не были в употреблении. Вторая библиотека, фактически послужившая воспитанию и образованию великого князя, была подобрана наставником Александра Ф.-Ц. Лагарпом в соответствии с его индивидуальной образовательной про граммой, разработанной в духе эпохи Просвещения. В эту библиотеку вошли и некоторые книги, закупленные ранее Екатериной для ее фаворита А.Д. Ланского. Благодаря этой библиотеке, все лучшее из античной истории, философии и классической литературы было усвоено Александром еще в юности. Необходимо отметить, что религиозное воспитание не входило в учебный план: в каталоге его юношеской библиотеки значится единствен ная религиозная книга – Коран. Неудивительно, что сам Александр призна вался: «Я был, как и все мои современники, не набожен» (Шильдер Н.К. Алек сандр I // РБС. Т. 1. С. 145).


Однако после рокового для России 1812 г. мировоззрение императора кардинально меняется: «Пожар Москвы просветил мою душу, и суд Божий на ледяных полях наполнил сердце мое теплотою веры. Тогда я познал Бога»

(Из разговора Александра с прусским епископом Эйлертом в сентябре 1818 г.;

цит. по: Григоревский М. Религиозный характер императора Александра I в его постепенном развитии. Глухов, 1912. С. 17). Александр обращается к Библии.

Р. С. Эдлинг рассказывает в своих «Записках» о некоторых подробностях этого знаменательного для него события: «Государь… придя к императрице, спросил, не может ли она дать ему почитать библию. Императрица очень удивилась этой неожиданной просьбе и отдала ему свою библию. Государь… принялся читать и… стал подчеркивать карандашом все те места, которые мог приме нить к своему собственному положению» (Русский архив. М., 1887. С. 217–218).

Среди множества изданий Библии в фонде музея «Царское Село» имеет ся один экземпляр, где многие строки в «Евангелии от Матфея» подчеркнуты.

Содержание подчеркнутого текста позволяет предположить, что это пометы императора. Эта книга происходит как раз из шкафа Елизаветы Алексеевны.

В другом экземпляре Библии, издания 1717 г., в переводе и с комментариями Сасси, также имеется несколько записей, выполненных рукой Александра. По свидетельству А. Михайловского-Данилевского, император предпочитал это издание всем другим.

Александр увлекается религиозным чтением и все больше проникается мистическими идеями. Его состояние передают строки из «Подражания Хри сту» Фомы Кемпийского, подчеркнутые им трижды: «…Я научаю презирать земное, от настоящего отвращаться, вечного искать, …избегать почестей, сно сить соблазны, на Меня возлагать все упование, кроме Меня не желать ниче го…» Император раздаривает свои прежние книжные собрания (третья, самая большая библиотека, из Зимнего дворца, подарена Эрмитажу в 1814 г.), начи нает формировать новую библиотеку, и теперь в нее поступают сочинения преимущественно религиозного, теософского и морально-нравственного содержания.

Почти все книги, рекомендованные им сестре как входящие в состав Таинственного Богословия (Переписка императора Александра I с сестрой великой княгиней Екатериной Павловной. СПб., 1910. С. 286–290), представ лены в его собственном собрании: Бем, Юнг-Штиллинг, Фома Кемпийский, Сен-Мартен, Дютуа… Произведения популярного мистика Жанны Мот-Гийон роскошно переплетены в сорок томов-конволютов. Книги Фенелона, которо го Александр характеризовал как «всех несравненно превосходнее», имеются в количестве тридцати томов. Кроме книг Фенелона из собственной библиотеки императора, в кабинете Александра хранился второй экзем пляр фенелоновых «Доказательств существования Бога», позаимствованный из библиотеки Вольтера, с многочисленными собственноручными коммента риями философа на полях.

Особую историческую ценность библиотеке Александра придают сле ды вдумчивого прочтения, оставленные в книгах державным читателем и его супругой. Эти многочисленные маргиналии, отчеркивания, пометки NB, владельческие записи – свидетели духовных поисков «Северного сфинкса».

Пожалуй, самые интригующие из маргиналий – заметки на полях сборников надгробных речей, датированные… ноябрем 1825 г.

И.И. Зайцева Государственный музей-заповедник «Царское Село»

КОМНАТНАЯ БИБЛИОТЕКА ЕКАТЕРИНЫ II В исследованиях, посвященных библиотеке Екатерины II, до сих пор речь шла или об отдельных коллекциях, приобретенных Екатериной целиком, то есть сформированных не ею, а бывшими владельцами, или о некоторых единичных экземплярах, принадлежность которых к ее собранию опреде лялась либо наличием дарственных надписей, адресованных императрице, либо имеющимися в тексте пометами самой Екатерины II. Но ничего не было известно о том, какие книги императрица заказывала и приобретала исходя из собственных интересов.

Представление о библиотеке Зимнего дворца – так называемой Эрмитаж ной иностранной библиотеке Екатерины – можно получить благодаря сохра нившейся в архиве Эрмитажа черновой описи под названием «Списки ста рых каталогов библиотеки императрицы Екатерины, найденных в 1804 году».

В отличие от этого громадного коллекционного собрания, в изрядной мере парадного и официального, личная («комнатная» или «домашняя», как назы вала ее сама хозяйка) библиотека императрицы, находившаяся в постоянном использовании, была совсем небольшой. Однако именно эта личная библио тека Екатерины II, собранная ею по крупицам, служившая ей рабочим инстру ментом и отражающая ее внутренний духовный мир, представляет особый интерес для историков. О ее составе и численности высказывались лишь ту манные и противоречивые мнения.

Между тем, существует реальная возможность реконструировать личную библиотеку императрицы с помощью весьма обширного массива документов, выявленных в архивах. Это сохранившиеся собственноручные записки им ператрицы с перечнем необходимых ей книг;

счета на покупку книг, заказан ных ею для комнатной библиотеки;

и, наконец, а вернее, прежде всего, реестр ее царскосельской библиотеки, так как эта небольшая коллекция книг была сформирована исключительно самой императрицей. Реестр библиотеки, хра нившейся в личных покоях императрицы – в Агатовых комнатах, был состав лен в 1817 г. по случаю ее передачи Царскосельскому императорскому лицею.

Он включает 256 наименований (около 1000 томов). Увражи, альбомы гравюр и несколько книг по разным причинам не были переданы в Лицей, некоторые из них сохранились в музее до сих пор. Большая же часть екатерининской би блиотеки сейчас хранится в Лицее и в Уральском государственном универси тете.

Определиться со статусом царскосельской библиотеки помогли мемуары императрицы и ее приближенных, а также анализ содержания счетов книго продавцев, оплаченных из Кабинета ее величества в 1780–1790-е гг., сравне ние их с личными требованиями императрицы и с реестром. Не остается со мнений в том, что собрание книг, хранившихся в Агатовых комнатах, и было той самой комнатной библиотекой, которую до сих пор разыскивали в Рос сийской национальной библиотеке и в Государственном Эрмитаже. Возмож но, не целой библиотекой, но значительной ее частью.

Даже беглое знакомство с реестром дает представление об уникально сти этого документа – на фоне царскосельской библиотеки рисуется кар тина весьма неожиданная: за привычным державным образом государыни предстает живая натура чувствительной женщины, заботливой бабушки, раз влекающейся дачницы... Особый интерес представляет сравнение этого со брания, сложившегося в последние двенадцать лет жизни Екатерины, с более ранним каталогом ее комнатной библиотеки, составленным в зените ее цар ствования, в 1770-х гг. В настоящее время в музее-заповеднике «Царское Село»

ведется работа над изданием каталогов этих двух комнатных библиотек Ека терины II.

Е.В. Зименко Научная библиотека Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ИКОНОГРАФИЕЙ НИКОЛАЯ I (ПО МАТЕРИАЛАМ КОЛЛЕКЦИИ В.В. ВЕЛИЧКО В ОТДЕЛЕ РЕДКИХ КНИГ И РУКОПИСЕЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА) В отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова хранятся частная библиотека и коллекция изобразительных материалов замечательного врача, потомственного московского интеллигента Валериана Вадимовича Величко.

Одной из особо ценных ее частей является собрание портретов представителей дома Романовых. Причем, судя по скрупулезным карандашным пометам на обо ротах листов, коллекция, в основном, складывалась в 1920–1930-е гг., когда сам факт сбережения подобных портретов многим казался чересчур опасным.

Коллекция обладает большим количеством листов, посвященных каждо му из правителей династии Романовых, так что дает возможность исследо вать традиции изображения любого из них в России и за рубежом при жизни и после смерти.

В настоящем небольшом обзоре мы предлагаем обратиться к иконографии Николая I, прежде всего потому, что ему как никому другому пришлось пред принимать чрезвычайные меры, чтобы улучшить собственный имидж, и только ему пришлось всходить на трон при звуках пушек, стреляющих по собственным войскам и толпе на Сенатской площади Санкт-Петербурга 14 декабря 1825 г.

Не секрет, что до прихода к власти великий князь Николай Павлович был мало популярен, особенно в гвардии. Бесспорно, превосходя старшего брата Александра I красотой и правильностью черт лица, Николай проигры вал ему в человеческом обаянии, отличаясь некоторой угрюмостью и холод ностью. Даже на ранних портретах великого князя (гравюра с Дж.Г. Робинсона 1826 г. с оригинала Дж. Доу 1823 г.) нельзя увидеть и тени улыбки, тогда как, по единодушному свидетельству современников, император Александр был об ходителен и улыбчив.

Николай выбрал иной образ, понимая, что он уступает Александру в обаянии. Начиная с 14 декабря 1825 г. его образ как бы двоится: для близкого круга он мог быть всяким – и умиляющимся при виде собственных малюток, и флиртующим с прекрасными фрейлинами, и отпускающим острое словцо в свете, но для всей своей обширной империи он – суровый, твердый, готовый карать и взыскивать за нерадение царь. И именно этой сверхзадаче подчине ны те гравированные и литографированные портреты, которые должны были донести до публики образ нового правителя.

Достаточно взглянуть на две литографии, изображающие Николая I с царскими регалиями. На первой Николай облачен в мантию поверх во енной формы (литография И.М. Степанова 1826 г.). Кстати, такое несо ответствие деталей костюма императора удивило и француза Ф. Ансело на церемонии коронации. На втором портрете Николай представлен в кирасе (отметим, что Александр никогда не портретировался в кирасе) на фоне пара да войск перед Александровской колонной в Петербурге. Все эти детали чрез вычайно важны. Не чуждый павловской страсти к фрунту, Николай предстает военным предводителем государства, хотя ему далеко до военной славы Алек сандра, прозванного Благословенным за победу над Наполеоном.

С возрастом лицо Николая на портретах становится все напряженнее:

глаза навыкате, губы как будто подрагивают от еле сдерживаемого гнева или недовольства. Именно таким запечатлели Николая Т. Райт (1839) и А. Морен (1830-е).

Еще одна черта, отличавшая Николая от Александра, – его подчеркнутая простота, как будто он говорил своим обликом: «Я всего лишь солдат». Таким он показан во время одинокой прогулки по набережной Невы на тонолито графии В.Ф. Тимма по рисунку Н.Е. Сверчкова 1855 г. Таким он предстает в ин терьере своей спальни-кабинета на литографии А.А. Козлова «Вести из Кры ма» 1855 г. Царь намеренно подчеркивает, что он спит на походной кровати, укрывается шинелью, что он крайне непритязателен в своих привычках. Этот же имидж поддерживают многочисленные варианты гравюр и литографий с оригиналов Ф. Крюгера – любимого художника императора. На литогра фии с портрета Ф. Крюгера 1850 г. Николай представлен хотя и без наград, но в мундире Кавалергардского полка (одного из престижнейших полков Рос сии). Император показан вполоборота, не глядящим прямо на зрителя. Ему не нужно даже прямо смотреть на зрителя – и так оцепенеет под этим ледяным взором. Несмотря на то, что в быту по традиции и его, как когда-то Алексан дра, иногда называли «ангелом» (в переписке братьев А.Я. и К.Я. Булгаковых), ничего ангельского в облике Николая I нет, при всей красоте его черт. И уж совсем по-разному звучат прозвища братьев – Александр I Благословенный и Николай I Палкин.

Е.В. Исаева Музеи Московского Кремля КОРОНАЦИОННЫЕ АЛЬБОМЫ XVIII–XIX ВЕКОВ В СОБРАНИИ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ Коронационные альбомы, созданные в России в XVIII–XIX вв., по праву относятся к числу выдающихся произведений отечественного печатного ис кусства. Созданные по высочайшей воле монарха, они имели особый статус и были призваны служить высокой цели прославления императорской власти.

К созданию коронационных альбомов неизменно привлекались лучшие ху дожники, граверы, типографы своего времени, совместными силами которых создавались превосходные произведения книжного мастерства, где подроб ному описанию хроники событий сопутствовало множество иллюстраций, на которых в деталях и подробностях были запечатлены важнейшие моменты ритуала и отдельные предметы церемонии коронации.

В силу различных обстоятельств не каждая коронация в России была оз наменована выходом в свет подобного издания: на протяжении двух столе тий было создано лишь семь коронационных альбомов. Как известно, коро национными альбомами были отмечены три коронации XVIII в.: императриц Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Екатерины II (последний так и не получил своего законченного вида), и четыре коронации XIX в.: императоров Николая I, Александра II, Александра III и Николая II. Каждый из перечислен ных альбомов, став сегодня библиографической редкостью, имеет огромное историко-культурное значение и представляет высокую художественную ценность. Кроме того, отдельные экземпляры коронационных альбомов (или коллекции), хранящиеся в музейных, библиотечных или частных собраниях, приобрели сегодня значение самостоятельного объекта изучения, со своей индивидуальной историей бытования.

В Музеях Московского Кремля представлена уникальная коллекция коро национных альбомов XVIII–XIX вв., значение которой для музея, где издревле хранились традиционно используемые в обряде коронации реликвии, трудно переоценить. Государственные регалии и коронационные одежды монархов, хранившиеся в Оружейной палате Московского Кремля и нашедшие отраже ния в гравюрах и литографиях на страницах коронационных альбомов, по ныне находятся в Московском Кремле, их можно и сегодня увидеть в совре менной экспозиции музея.

Кремлевская коллекция составляет полный комплект изданных в России за два столетия коронационных альбомов. Однако ее исключительность со стоит не только в полноте – подобное нередко можно встретить и в других музейных и библиотечных собраниях. Особенность заключается в истории ее формирования и важнейшем ее значении для Оружейной палаты. Оружей ная палата – музей династический, хранилище символов государственной власти, с XIX в. она соединяет в себе и функцию музея, доступного для посеще ний, где святыни демонстрировались публике. После каждой коронации сюда поступали на хранение коронационные платья монархов и иные предметы церемониала. Однако до определенного времени в собрании Оружейной палаты не присутствовало ни одного коронационного альбома. На это обра тил внимание лишь император Александр II, посетив в очередной раз Ору жейную палату в 1865 г. (точнее, он обратил внимание на отсутствие в музее лишь роскошного описания своей коронации). Но А.Ф. Вельтман, занимавший в то время пост директора Оружейной палаты и заботившийся о пополнении фондов вверенного ему музея, отчетливо представлял значение коронацион ных альбомов для императорского музея. Он обратился к руководству с более масштабной просьбой: передать в Оружейную палату, где «регалии и корона ционные одежды всех российских государей хранятся на память потомству», и «все изданные описания коронаций прежних государей со времен импе ратора Петра Великого». Разрешение императора было получено, и в де кабре того же года по высочайшему повелению из Московского главного архива Министерства иностранных дел в Оружейную палату было передано шесть изданий – вероятно, все то, чем располагал на тот момент архив. Среди них коронационные альбомы Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Ека терины II. Это поступление положило начало целенаправленному формиро ванию в библиотеке Оружейной палаты изданий, связанных с высочайши ми церемониями. Вскоре в Оружейную палату поступил и коронационный альбом Александра II. Описание коронации императора Александра III было передано также по высочайшему повелению. А экземпляр Коронационного сборника 1899 г. был предназначен уже специально для Оружейной палаты.

Во исполнение императорского распоряжения эта коллекция пополнялась не только коронационными альбомами, но и иными многочисленными изданиями и раритетными рукописями, касающимися венчаний на царство и коронаций российских государей, а также и прочими книгами, свя занными с историей правящего дома Романовых. Так, например, в г. из Государственного Древлехранилища поступила уникальная рукопись 1672 – 1673 гг. – Книга об избрании на превысочайший престол царя Михаила Федоровича.

И.Л. Карпова Российская государственная библиотека, Москва СЕМЬЯ РОМАНОВЫХ И КНИГИ (ПО СТРАНИЦАМ «МОСКОВСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ»

1756–1789 ГОДОВ) История книги и книжного дела во многом определяется влиянием пер вых лиц на культурное развитие страны. От их уважительного отношения к книге отчасти зависит политика государства, формируются культурные при оритеты общества, возрастает само значение книги.

Одним из источников, которые позволяют судить об отношении семьи Ро мановых к книге, служат газеты. Во второй половине XVIII в. в российской га зетной прессе ведущую роль играли петербургские и московские «Ведомости».

Несмотря на различие газет, официальная информация в обеих газетах зача стую идентична (Морозова Т.Ю. Некоторые проблемы источниковедческого изучения русской газетной периодики XVIII в. (по материалам «Санкт-Петер бургских» и «Московских ведомостей»). Автореф. дис... канд. ист. наук. М., 1983).

На страницах московской газеты 1756–1789 гг. упомянуты эпизоды, свя занные с книгами, в которых встречаются имена Екатерины II, великого князя Павла Петровича, Марии Федоровны, великого князя Александра Павловича, великой княжны Елены Павловны. Наибольшее число сообщений связано с именем Екатерины II.

Можно выделить шесть публикаций императорских указов, в той или иной степени касающихся книжного дела (Московские ведомости. 1765.

№ 13 (15 февр.). С. [7–8];

Там же. 1766. № 48 (16 июня). С. [1];

Там же. 1778.

№ 2 (6 янв.). С. [1–2];

Там же. 1781. № 103 (25 дек.). С. 818–820;

Там же. 1783.

№ 13 (15 февр.). С. 98–99;

Там же. 1788. № 35 (29 апр.). С. 331–332). Ряд сооб щений рассказывает об официальных визитах императрицы и великокняже ской четы. При посещении Академии наук 4 июля 1763 г. «покровительнице и любительнице наук» поднесены восьмая часть «Новых комментариев»

и другие лучшие сочинения академии. В январе 1777 г. ее величеству и их высочествам подносят «ежегодные академические комментарии». Треть его января 1766 г. президент Вольного экономического общества Г.Г. Ор лов поднес Екатерине II и Павлу Петровичу «Труды» общества за сентябрь 1765 г., 12 января 1767 г. при представлении новых членов Общества импера трице преподнесен четвертый том «Трудов» за 1767 г. В газете имеются упо минания о том, что во время путешествия императрицы в Белоруссию в 1787 г.

ей и ее свите подарили значительное количество книг (Московские ведомо сти. 1787. Прибавление к № 17 (27 февр.). С. [1–2]). Царственное меценатство Екатерины II проявлялось в финансировании изданий, поощрении переводов, о чем также сообщала газета (Московские ведомости. 1768. № 91 (11 нояб.).

С. [1];

Там же. 1774. Прибавление к № 89 (7 нояб.). С. [1–2];

Там же. 1777. № (1 дек.). С. [1–2];

Там же. 1781. № 53 (3 июля). С. 419).



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.